Форум » Войска раннего предупреждения » Военная техника и вооружение раннего предупреждения » Ответить

Военная техника и вооружение раннего предупреждения

Admin: ■ Войска раннего предупрежденияВоенная техника и вооружение раннего предупреждения

Ответов - 9

Admin: ■ РетроспективаК истории загоризонтной радиолокацииЗагоризонтный радиолокатор является не только средством добывания радиолокационной информации, но и мощным орудием интеллектуальной обработки этой информации, позволяющим решать задачи своевременного обнаружения подготовки воздушного нападения Юрий Михайлович Давыдов, кандидат технических наук, главный конструктор загоризонтной радиолокации в 1987—1996 гг., профессор АВН, научный сотрудник ВУНЦ ВВС «ВВА имени Н.Е. Жуковского и Ю.А. Гагарина» Современный загоризонтный радиолокатор, построенный на современной вычислительной технике, используя работы по развитию искусственного интеллекта, математических методов обнаружения, классификации по типу и составу целей и способов адаптации к сложным ионосферным и помеховым условиям, имеет большие возможности решения сложных задач и должен занимать достойное место в системе ВКО.  ■ Загоризонтная радиолокация работает в диапазоне декаметровых радиоволн (5—30 МГц), используя свойство радиоволн указанного диапазона отражаться от ионосферы (эффект Кабанова). Ионосфера расположена на высотах 110—400 км в зависимости от сезонно—суточной ситуации и активности солнца. Изменяя частоту и угол места излучения радиоволн, можно добиться освещения земной поверхности на дальностях от 600 км до 10 тыс. км.  Создание загоризонтной радиолокации  ■ В СССР в первую очередь начались работы по обнаружению стартов МБР США на дальностях 6—10 тыс. км. Для экспериментальной отработки принципов и алгоритмов обнаружения в 1972 г. в районе города Николаева (Украина) был создан экспериментальный образец загоризонтной РЛС «Дуга—Н» (главный конструктор Кузьминский Ф.А.). Конструктивная зона обнаружения экспериментальной ЗГ РЛС («Дуга—Н») была расположена в восточном направлении, на дальностях от 3 км до 10 тыс. км. Во вторую очередь развития загоризонтной радиолокации в 1974—1975 гг. были проведены пробные работы по оценке возможностей обнаружения воздушных целей (ВЦ) типа Ту—16 на дальностях 1,5—3 тыс. км (руководитель работ Гришин Ю.К.). Результаты были обнадеживающие, но дальнейшее проведение работ на этом макетном аналоговом тракте не имело смысла. ■■ ■ Передающий центр РЛС 5Н32 «Дуга». Фотоархив «ВКО» ■■ ■ В 1974 г. в Николаеве создан Николаевский филиал НИИДАР для проведения дальнейших экспериментальных работ по загоризонтной радиолокации. В 1975 г. автор статьи был назначен главным инженером НФ НИИДАР. ■ В 1976 г. начало второго этапа по созданию опытного образца «Дуга—НМ» с цифровой обработкой сигналов на аппаратуре, аналогичной боевой ЗГ РЛС «Дуга № 1», дислоцированной в районе города Чернобыля. В 1976—1978 гг. на опытном образце «Дуга—НМ» проводились натурные обнаружения пусков МБР на дальностях 6—10 тыс. км в рамках заводских и совместных испытаний боевого образца «Дуга № 1». Испытания закончились успешно, но у заказчика (Войска ПВО СССР) появилось чувство неудовлетворенности. ■ Во—первых, трассы распространения радиоволн были неадекватными. Во—вторых, в ходе этих испытаний выявились противоречия между группами ученых, отвечающих за распространение радиоволн. Дело в том, что трасса распространения радиоволн в конструктивной зоне обнаружения экспериментального образца характеризовалась как среднеширотная, трасса боевого образца (г. Чернобыль) — приполярная. ■ Прогнозные оценки энергетического потенциала боевого образца были рассчитаны на «скользящий» мод, в реальности в процессе испытаний выявилась тесная корреляция между наличием сигналов возвратно—наклонного зондирования (ВНЗ) за местом старта МБР и результатами обнаружения — «скачковый» мод. Дело в том, что на приполярной трассе сигналов ВНЗ—2 (второй скачок) и ВНЗ—3 (третий скачок) было гораздо меньше, чем на среднеширотной трассе. ■ Это подвигло к поиску других направлений действия загоризонтной радиолокации, и в 1978 г. была заключена с гензаказчиком (ГУВ Войск ПВО) НИЭР «Экспериментальная отработка методов загоризонтного обнаружения воздушных целей». Головным исполнителем НИЭР стал НФ НИИДАР, автор был назначен научным руководителем. У НФ появилась самостоятельная тема работ. ■ В этом нас поддерживал заместитель министра радиопромышленности СССР Марков В.И. Дело в том, что РЛС загоризонтного обнаружения воздушных целей предназначена для обнаружения ВЦ на дальностях от 900 км (ближний рубеж) до 3 тыс. км (дальний рубеж). А это обеспечивается одним скачком сигналов ВНЗ, то есть проблемы существования второго и третьего скачков снимаются. Сразу же было принято решение о цифровой обработке сигналов — с выходов приемника аналоговый сигнал преобразовывался аналого—цифровым преобразователем (АЦП) в цифру, а далее вся обработка осуществлялась в специализированной цифровой вычислительной машине (СЦВМ). Были разработаны и программно реализованы алгоритмы обнаружения, сопровождения (траекторная обработка) и др. ■ В июле 1978 г. радиолокатор загоризонтного обнаружения (г. Николаев) посетил заместитель председателя Совета министров СССР — председатель Военно—промышленной комиссии Смирнов Л.В. (автор исполнял обязанности директора филиала). Состоялась очень напряженная беседа по итогам работ и задачам загоризонтного обнаружения. Особенно был заострен вопрос по обнаружению крылатых ракет. Я впервые по—настоящему осознал, какое страшное средство поражения пунктов управления, аэродромов, пусковых установок ракет и других важных военно—государственных целей представляют крылатые ракеты. ■ После создания экспериментального тракта начались натурные работы по обнаружению заказных самолетов Ту—16, МиГ—29 и попутных гражданских самолетов на трассе Уральск — Алма—Ата. Заказные самолеты вылетали с аэродрома в районе г. Приозерск (Сары—Шаган) на дальности Д = 3150 км. Ускоренной отработке алгоритмов очень помогло то, что реальные сигналы, отраженные от самолетов, в цифровом виде записывались на жесткие магнитные диски. Это позволяло пользоваться ими неоднократно различным группам разработчиков алгоритмов (метод распараллеливания) для отработки различных вариантов построения алгоритмов и выбирать из них оптимальные по критериям минимума отношения сигнал/шум и минимума ложных тревог. ■■ ■■ Радиоприемный центр РЛС 5Н32 «Дуга». Радиолокатор обладал поистине циклопическими размерами. Приемные полотна были протяженностью 900 и 500 метров, высотой 140 и 90 метров соответственно. Передающее полотно имело длину 300 метров Фотоархив «ВКО» ■■ ■ В этот же период были проведены эксперименты по обнаружению пары самолетов, летящих на различных высотах — 10 тыс. и 300 м. Результаты обнаружения были равными. Это подтвердило наши предположения, что обнаружение самолетов не зависит от высоты (в будущем это стало предвестником обнаружения взлета—посадки самолетов). ■ В это же время были разработаны критерии надежности обнаружения сигналов от ВЦ на основе спектрального анализа сигнала ВНЗ. Проведены различные эксперименты по обнаружению вертолетов, стартов ракет по корпусу, оценки спектров сигналов ВНЗ—1, сигналов, отраженных от различных типов самолетов. В 1980 г. НИЭР была завершена, и в 1981 г. председателем комиссии по приемке НИЭР назначен начальник РТВ ПВО СССР Береговой М.Т. ■ Председатель комиссии Береговой М.Т. подробно ознакомился с принципами построения экспериментального тракта обнаружения ВЦ, был приятно удивлен, что вся обработка у нас ведется в цифровом виде на тех же СЦВМ, на которых реализованы боевые алгоритмы ЗГ РЛС «Дуга № 1» (г. Чернобыль). ■ В одной из доверительных бесед, с глазу на глаз, автор впервые услышал из уст руководителя такого высокого ранга: у командования ПВО СССР есть сомнения, что ЗГ РЛС «Дуга № 1» (г. Чернобыль) будет принята на боевое дежурство. Всему виной, конечно же, приполярная трасса. Тогда и был впрямую поставлен вопрос: можно ли ЗГ РЛС «Дуга № 1» использовать для обнаружения воздушных целей? ■ Автор ответил утвердительно, тем более я уже знал, что сигнал ВНЗ—1 присутствует на этой трассе не менее 95%. И мы договорились отразить это в акте комиссии. Но в Москве, в головном институте с этим были не согласны. Вопрос перешел в более высокие инстанции министерства, ВПК, ЦК КПСС, но я в этом уже не участвовал. В результате всех этих обсуждений главком ПВО на пятилетку 1981—1985 гг. не включил ОКР загоризонтного обнаружения ВЦ (версия автора). ■ Но это время мы не потеряли, а использовали для отработки алгоритмов: а) сопровождения; б) классификации состава цели — одиночная, групповая, количество самолетов в группе; в) классификации типа целей — тяжелый (Ту—16, Ил—62, Ту—154, Ту—134), легкий (МиГ—23, 25, 29) и др. ■ В 1982 г. начались работы по модернизации ЗГ РЛС «Дуга № 1» (г. Чернобыль) и я был назначен заместителем главного конструктора. Модернизация проводилась таким образом, чтобы в любой момент можно было использовать ЗГ РЛС «Дуга № 1» (г. Чернобыль) для обнаружения ВЦ. ■ В марте 1984 г. автор был назначен техническим руководителем ЗГ РЛС «Дуга № 1». К сожалению, в апреле 1986 г. случилась авария на Чернобыльской АЭС и приемная позиция была закрыта (попала в 30—километровую зону отчуждения). ■ На следующую пятилетку (1986—1990 гг.) в постановление ЦК КПСС и СМ СССР была включена ОКР «Корона» для обнаружения ВЦ. В 1987 г. автор статьи назначен главным конструктором ОКР «Корона». Начали с разработки эскизного проекта и создания экспериментальной ЗГ РЛС «Корона—Э», на которой были завершены разработки всего комплекса алгоритмов обнаружения, сопровождения, классификации, взлет—посадка, в том числе адаптация к ионосферным и помеховым условиям. ■ Всегда помня о задачах, поставленных председателем ВПК Смирновым Л.В., автор статьи предложил приемную антенну длиной 1200 м (256 мачт с четырьмя ярусами крестообразных вибраторов — две поляризации). ЗГ РЛС «Корона» должна была увеличивать отношение сигнал/помеха не столько за счет увеличения энергетического потенциала передающей позиции, сколько за счет использования узких парциальных диаграмм направленности (ДН) приемной позиции (длина антенны — 1200 м), перекрывающих широкую ДН передающей антенны. ■ Это стало возможным при наличии мощных вычислительных комплексов, то есть своеобразным интеллектуальным выигрышем. На этом же этапе были рассмотрены и применены при разработке и изготовлении двухполяризационные вибраторы, что увеличивало потенциал приемной позиции на 3 дБ. На этапе ЭП были рассмотрены вопросы и проведены эксперименты по построению цифровых адаптивных антенн с малым уровнем боковых лепестков и построением «нулей» в направлении нескольких источников помех. ■ На передающей позиции главным техническим вопросом была разработка линейно—частотно—модулированных (ЛЧМ) зондирующих сигналов, обладающих минимальным спектром внеполосных помех. В то же время передающая позиция, обладая высоким энергетическим потенциалом, могла служить средством РЭБ. ■■ ■■ Цветных фотографий РЛС «Дуга» не сохранилось. Так могла бы выглядеть ЗГ РЛС на местности (приемный центр). Михаил Ходаренок, Юлия Горелова ■■ ■ В 1987 г. вышли к заказчику с предложением провести эксперименты по выводу истребителей-перехватчиков в зону обнаружения целей на дальностях до 2500 км. Командование ПВО СССР согласилось, особенно активно помогал нам начальник ГУВ Войск ПВО Сапегин С.С. Эксперименты с использованием истребителей—перехватчиков МиГ—31 прошли успешно, и было принято решение создавать тракт наведения в составе ЗГ РЛС с автоматической передачи сигналов телеуправления и доработки бортовой аппаратуры. ■ За время экспериментальных работ — с 1978 по 1988 г. были проведены обнаружения более 400 самолетовылетов, как одиночных, так и групповых, вертолетов, стартов баллистических ракет по корпусу и т. д. Это говорит о большом и тщательно проделанном комплексе работ и готовности коллектива переходить к созданию ЗГ РЛС «Корона». ■ Таким образом, к концу завершения эскизного проекта (ЭП) был готов весь комплекс алгоритмов обнаружения, сопровождения, классификации, адаптации к ионосферной и помеховой обстановке, разработан комплекс конструкторской и строительной документации, изготовлены образец 32—канального приемника, устройство новых зондирующих сигналов (ЛЧМ) и др. Эскизный проект был принят в начале 1989 г., а в мае того же года утверждено министром радиопромышленности СССР и главнокомандующим ПВО СССР техническое задание (ТТЗ) на ОКР «Корона». ■ Уже на этапе разработки конструкторской документации и изготовления аппаратуры в 1990 г. были проведены интересные работы по обнаружению самолета—разведчика АВАКС в Северном море на дальности 2,5 тыс. км с помощью приемной антенны «Корона—Э» и передатчика г. Чернигов. Это соответствует бистатической ЗГ РЛС (расстояние между приемной и передающей позициями — 500 км). ■ Работы проведены с помощью батальона радиоразведки, который дал ориентировочный пеленг на АВАКС, а ЗГ РЛС потом его обнаружила. Это вызвало большой интерес у заказчика, и мы включили в состав алгоритмов комплексирование с радиоразведкой. Таким образом, система ЗГ РЛС — «глаза» дополнилась системой радиоразведки — «уши». ■ Своеобразным пиком расцвета экспериментальной ЗГ РЛС «Корона—Э» явились учения Войск ПВО СССР в феврале—марте 1991 г. «Зима—91», в которых станция приняла участие. Нам было поставлено много задач военного назначения. Военными посредниками были начальник разведки Войск ПВО генерал Чирков В.П. и несколько старших офицеров. Все задачи были выполнены, в том числе наведения истребителей—перехватчиков МиГ—31 и Су—27 на группу бомбардировщиков. Сразу после окончания учения на КП станции прибыл главнокомандующий Войсками ПВО генерал армии Третьяк И.М. с группой генералов. Там были поставлены перед генералами задачи боевого применения загоризонтных радиолокаторов в войсках ПВО.  ОКР «Корона»  ■ Целью ЗГ РЛС «Корона» являлось вскрытие подготовки и начала воздушного нападения. Для обеспечения заданной цели необходимо было осуществлять контроль воздушной обстановки в западном стратегическом направлении, районов дислокации 2 и 4—й ОТАК НАТО, 3—й ВА США, частично 5—й ОТАК и зоны балтийских проливов. ■ Как известно, в этих районах было сосредоточено более двух тысяч военных самолетов и еще более гражданской авиации. Поэтому контроль за действиями военных самолетов должен осуществляться на фоне полетов гражданских (пассажирских, грузовых) самолетов. Это требовало разработки базы данных (БД), которая входила в вычислительный комплекс КП, и разработки целого комплекса новых алгоритмов — системы интеллектуальной поддержки принятия решения (база знаний — БЗ). ■ В соответствии с эскизным проектом ЗГ РЛС «Корона» размещалась на двух позициях. Приемная позиция — в Могилевской области. В качестве передающей позиции использовалась передающая позиция, оставшаяся от ЗГ РЛС «Дуга № 1» (г. Чернигов). В 1989—1991 гг. проводились работы по рекогносцировке, землеотводу, производству аппаратуры, СЦВМ и антенн на заводах—изготовителях. ■ НФ НИИДАР взял на себя разработку алгоритмов контроля действий военной авиации НАТО. Это был уже «мозг» станции, который мы называли системой интеллектуальной поддержки принятия решений, базой знаний и др. Забегая вперед, скажу, что НФ (с 1991 г. — Украинский радиотехнический институт) закончил разработку и автономную отладку программно—реализованной базы знаний в 1995 г. ■ В состав системы интеллектуальной поддержки принятия решения входит 16 алгоритмов решающих правил различных признаков воздушной обстановки. Результаты работы каждого алгоритма объединялись в соответствии с весовыми характеристиками в комплексном боевом алгоритме (КБА), информация от которого поступала на КП станции. ■ Можно сказать, что в результате работы БЗ, а она хранила и использовала информацию в секторе контроля в течение месяца, вырисовывался замысел верховного командования НАТО по подготовке и началу воздушного нападения. В состав вычислительного комплекса КП входила база данных (БД) о всех аэродромах, характеристиках взлетных полос (длина, ширина, азимут и др.), количестве самолетов и т. п. ■ К середине 1990 г. была разработана рабочая конструкторская документация, выданы ТЗ на программирование всех алгоритмов, поставлены на объект ЭВМ 66И6 и одна СЦВМ производства НИИДАР для отработки программного обеспечения. В 1990—1991 гг. совместно с Институтом теплотехники (г. Москва) рассматривали очень интересное предложение об увеличении эффективности тракта наведения. ■ После распада СССР в начале 1992 г. нам пришла телеграмма о прекращении финансирования ОКР «Корона», «Корона—Ю» со стороны ГУВ Войск ПВО России.  ОКР «Корона—Ю»  ■ В 1990—1991 гг. ожидалось нападение США на Ирак, которое состоялось в начале 1991 г. Решением ВПК нам поставили задачу создания ЗГ РЛС «Корона—Ю» в направлении на Багдад на базе аппаратурного комплекса экспериментальной ЗГ РЛС «Корона—Э». Разрабатывало передающую антенну для новой ЗГ РЛС «Корона—Ю» Гомельское конструкторское бюро, которое разрабатывало антенны и для боевой ЗГ РЛС «Корона». ■ Приемное антенное полотно для ЗГ РЛС «Корона—Ю» было упрощенным вариантом: длина — всего 625 метров, количество вибраторов — 128. Приемное антенное полотно по нашему заданию разрабатывал НИИДАР, он же изготовил 128 простейших вертикальных несимметричных вибраторов. Всю остальную разработку документации и изготовление аппаратуры поручили НФ НИИДАР. В конце 1991 г. филиал перешел под юрисдикцию Украины, получив новое название — Украинский радиотехнический институт (УРТИ). После распада СССР в начале 1992 г. институт остался без работы. ■ Только в мае 1992 г. после тяжелых походов по кабинетам новых военных начальников Минобороны Украины мы продолжили работы по созданию ЗГ РЛС «Корона—Ю», а разработку системы интеллектуальной поддержки принятия решения проводили в рамках ОКР «Корона—У». ■ В начале 1993 г. завершен первый этап создания ЗГ РЛС «Корона—Ю» и мы перешли на опытное дежурство в южном направлении. На ЗГ РЛС «Корона—Ю» уже был реализован принцип широкой передающей ДН и восьми узких парциальных приемных ДН. Финансирование было скудное, инфляция все съедала, и все, кто работал тогда, понимали, как было трудно что—то создавать. Но в те времена мы неоднократно обнаруживали АВАКС на границах между Ираком и Саудовской Аравией, полеты авиации США над территорией Ирака. ■ В течение 1992—1994 гг. была изготовлена вся аппаратура, в том числе резервная, отработаны алгоритмы и программы, создан КП и тракт боевого управления наведением. Реализованы тракты адаптации к ионосферной и помеховой обстановке. Все алгоритмы обнаружения, сопровождения, классификации, адаптации, командного пункта были программно реализованы на персональных компьютерах (ПК). Для алгоритмов обнаружения, сопровождения персональные компьютеры были дополнительно усилены платами цифровой обработки сигналов. В июле 1995 г. заказчику сдан очередной этап ОКР. Но работы были приостановлены самим заказчиком. ■ В 1991—1995 гг. институт серьезно работал над базой знаний в рамках ОКР «Корона—У». Все 16 алгоритмов были реализованы на персональных компьютерах, сервер—компьютер принимал радиолокационную информацию с КП станции и раздавал ее на все ПК базы знаний. Результаты обработки собирались на сервере и в виде интеллектуального решения передавались на КП станции. В мае 1995 г. мы сдали заказчику очередной этап и должны были перейти к заводским испытаниям. Однако практическую отработку взаимодействия «Корона—Ю» и «Корона—У» мы не начали, так как по телеграмме заказчика работы были приостановлены. В 1995 г. прекращено финансирование ОКР «Корона—Ю» и «Корона—У». С загоризонтной радиолокацией на Украине было покончено.  Вместо заключения  ■ Очень хорошо, что в России и руководство НИИДАР, и заказчик работы по загоризонтной радиолокации не прекратили. Несмотря на скудное финансирование, был создан первый образец. Я так подробно описал все работы и достижения, полученные в течение многих лет экспериментальных работ, чтобы показать: загоризонтная радиолокация не только развивалась в теоретическом направлении (эскизные проекты, технические предложения, технические записки и др.), но и имеет большой практический опыт как разработки алгоритмов обнаружения, сопровождения, классификации по типам и составам целей, так и адаптации к ионосферным и помеховым условиям, базы данных и базы знаний. ■ Опыт прошлых лет показал, что загоризонтный радиолокатор является не только средством добывания радиолокационной информации, но и мощным средством интеллектуальной обработки этой информации, позволяющим решать задачи своевременного обнаружения подготовки воздушного нападения (главная задача ЗГ РЛС — обнаружение именно подготовки воздушного нападения, потому как обнаружение воздушного нападения — это уже война). ■ Рассматривая систему ЗГ РЛС и систему интеллектуальной поддержки принятия решения именно с такой точки зрения, можно утверждать: ЗГ РЛС резко повысила свой интеллектуальный уровень. Ведь имеется целый ряд особых признаков, по которым можно надежно и своевременно определять подготовку к началу войны, а это уже другой уровень информированности высшего военного руководства, а значит, и принятия решения. ■ В ЗГ РЛС уровень отработки задач обнаружения, сопровождения, классификации воздушных целей (и системы интеллектуальной поддержки принятия решения, взаимодействия (комплексирования) с другими средствами) существенно увеличивает информационные возможности системы воздушно—космической обороны. У России много мест, неприкрытых от воздушного нападения, и она должна создавать систему загоризонтной радиолокации. ■ Современный загоризонтный радиолокатор, построенный на современной вычислительной технике, используя работы по развитию искусственного интеллекта, математических методов обнаружения, классификации по типу и составу целей и способов адаптации к сложным ионосферным и помеховым условиям, имеет большие возможности решения сложных задач и должен занимать достойное место в системе ВКО. ■ Первая публикация 09.06.2013

Admin: От «Днестра» до «Днепра» Радиолокационная станция 5Н86 (шифр «Днепр») стала основным радиолокатором надгоризонтного поля системы предупреждения о ракетном нападении 41Ж6 и по сей день несет боевое дежурство  Когда в 1954 г. конструкторскому бюро № 1 (КБ—1) была поручена разработка системы противоракетной обороны (ПРО), Радиотехнический институт АН СССР (тогда Радиотехническая лаборатория АН СССР — РАЛАН) как один из участников создания системы противовоздушной обороны г. Москвы (зенитная ракетная система С—25) также был привлечен к этим работам.  Понимая архисложность проблемы создания системы ПРО, правительство страны в лице ее органа — ВПК (Военно—промышленная комиссия Президиума Совета министров СССР) старалось привлечь к работе те организации, которые могли бы в какой—то мере решить почти неразрешимую по тем временам задачу создания ПРО. Поэтому в ряде случаев шли на дублирование работ, на разработку альтернативных технических решений элементов системы.  Так, КБ—1 предложило использовать для дальнего обнаружения головной части ракеты РЛС «Дунай—2» (разработка НИИ-—37 ГКРЭ), а в качестве радиолокатора точного определения координат цели и наведения противоракеты — РЛС РТН (разработка КБ—1). РЛС «Дунай—2» работала в дециметровом диапазоне, а РТН — в сантиметровом.  РТИ в свою очередь предложил для дальнего обнаружения ракет использовать РЛС метрового диапазона — ЦСО—П, а в качестве радиолокатора точного измерения координат цели — РЛС дециметрового диапазона — ЦСС—30, которая в какой—то мере подстраховывала РЛС РТН.  На полигонном комплексе ПРО (система «А») РЛС «Дунай—2» и комплекс РЛС ЦСО—П — ЦСС—30 строились на берегу озера Балхаш недалеко друг от друга (площадки № 8 и № 14).  Забегая вперед, можно сказать, что от использования комплекса РЛС ЦСО—П — ЦСС—30 в системе ПРО отказались и строительство РЛС ЦСС—30 было прекращено. Судьба РЛС ЦСО—П оказалась более удачливой. На ее основе впоследствии были созданы РЛС 5Н15 (шифр «Днестр») и РЛС 5Н15М (шифр «Днестр—М») для систем «ИС» и ПРН. В дальнейшем РЛС «Днестр—М» была усовершенствована и превращена в РЛС 5Н86 (шифр «Днепр»), ставшую основной РЛС надгоризонтного поля СПРН. РЛС «Днепр» и по сей день несут боевое дежурство.  В 1958 г. после окончания МАИ я как молодой специалист был распределен в РТИ. С первых же дней мне было поручено в качестве ведущего инженера вести разработку РЛС ЦСО—П (ЦСО—П — центральная станция обнаружения — предварительная). Общее руководство разработкой осуществлял М.М. Вейсбейн, заместитель академика А.Л. Минца, а непосредственным моим руководителем был B.C. Кельзон.  Надо сказать, что разработка станций дальнего обнаружения ракет в то время была новым рубежом, своеобразным «скачком» в радиолокации. Если до этого РЛС работали по самолетам, находящимся на дальностях в сотни километров, то теперь радиолокатор должен был обнаруживать и сопровождать головные части ракет на удалении в тысячу километров и более. При этом надо учесть, что отражающая поверхность головной части ракеты была в десятки раз меньше, чем самолета, а скорость ее движения в сотни раз больше.  Следует отметить, что к моменту моего прихода в институте уже был проведен большой объем научных исследований и экспериментальных работ в интересах создания РЛС дальнего обнаружения.   Демонтированная РЛС ЦСО—П на площадке № 8 полигона Сары—Шаган. На переднем плане остатки фундамента антенно—фидерного устройства станции, за ним — бывшее технологическое здание, к которому позднее был пристроен (справа) полигонный макет РЛС «Дарьял» 5Н79—С8  В частности, под руководством Л.М. Кузовкова в районе г. Аральска проведены наблюдения головных частей баллистических ракет, запускаемых с полигона Капустин Яр. Под руководством B.C. Кельзона были сделаны очень важные исследования по выбору оптимального диапазона для РЛС ДО. Как подтвердилось впоследствии, выбор метрового диапазона волн для обеспечения большой дальности действия РЛС по малоразмерным целям оказался очень удачным.  Группой разработчиков и конструкторов (В.А. Шумаков, Т.В. Шурупова, В.М. Лупулов, В.Н. Николаев) была разработана и сконструирована рупорная антенна (длина — 250 м, высота — 15 м) с частотным сканированием в азимутальной плоскости и фазовым методом измерения в угломестной плоскости.  Надо отметить, что в НИИДАР группой В.П. Сосульникова и В.П. Васюкова для РЛС «Дунай—2» также была разработана антенна с частотным сканированием луча в азимутальной плоскости, но с амплитудным методом измерения в угломестной плоскости. НИИ—37 применил в антенне ребристые структуры закрытого типа в волноводах, а в РТИ разработали ребристые структуры открытого типа, что позволяло работать с большими импульсными мощностями передатчиков. (В «Дунае—2» использовался принцип непрерывного излучения, что позволяло уменьшать пиковую мощность на излучение.)  Для обеспечения большой дальности в РЛС ЦСО—П были использованы импульсные сигналы с большой по тем временам длительностью (200 мксек). В целях повышения точности измерения дальности был предложен принцип дробления сигнала одновременно с использованием его для пеленгации цели по азимуту (B.C. Кельзон, Л.И. Глинкин, В.М. Иванцов).  В РЛС ЦСО—П был реализован также метод некогерентного цифрового накопления сигналов (Ю.В. Очкин). Управление работой РЛС ЦСО—П предполагалось осуществить с помощью управляющей вычислительной машины М—4 разработки ИНЭУМ. Однако вычислительная машина М—4 оказалась неудачной, ее никак не удавалось запустить. Поэтому в РЛС ЦСО—П были предложены и реализованы (Л.И. Глинкин, Ю.В. Очкин, В.М. Иванцов) аппаратные методы автоматического обнаружения, захвата и сопровождения целей.  В довольно короткий срок РЛС ЦСО—П была построена на площадке № 8 в г. Приозерске и 17 сентября 1961 г. впервые обнаружила и сопровождала цели.  В связи с этим вспоминается следующий эпизод. Как известно, все работы по ПРО велись в режиме строжайшей секретности, особенно это касалось раскрытия рабочих частот. Для того чтобы выйти, как тогда говорили, в эфир и фактически раскрыть рабочие частоты станции, требовалась чрезвычайно сложная и длительная процедура. Если учесть, что «Дунай—2» к этому времени уже работал, разработчикам ЦСО—П хотелось сделать это поскорее. Я как ответственный в то время на объекте № 8 позвонил А.Л. Минцу: что делать? Он посоветовался с Г.Ф. Байдуковым (в то время начальник 4—го ГУ МО). Он сказал А.Л. Минцу: «Если уверены, что РЛС будет работать, включайтесь и докладывайте «наверх». Что мы и сделали.  За время существования РЛС ЦСО—П (до конца 1960-х гг.) на полигоне на ней был проведен большой комплекс работ по совершенствованию аппаратуры, отработке элементов модернизации. РЛС работала по пускам отечественных ракет, наблюдала за запусками наших космонавтов, участвовала в операциях «К—1», «К—2», «К—3», во время которых проверялась работа средств обнаружения и сопровождения ракет в условиях воздействия ядерных взрывов.  Особенно много работ было проведено по обнаружению и сопровождению ИСЗ, в том числе и специально запускаемых для проверки работы различных РЛС.  Успешные результаты этих работ явились, по—видимому, одним из решающих моментов при выборе РЛС для создания радиолокационного поля обнаружения и определения координат ИСЗ для системы «ИС».  Система «ИС», которая создавалась МКБ «Стрела» (главный конструктор — А.И. Савин), предназначалась для «истребления» опасных военных спутников.  Радиотехнический институт совместно со 2—м НИИ МО, в котором этой проблемой занимался отдел полковника Д.С. Конторова, предложил создать радиолокационное поле обнаружения ИСЗ на базе РЛС ЦСО—П. Радиолокационное поле предполагалось организовывать в виде двух вертикальных барьеров. Эти барьеры должны были располагаться в двух разнесенных по широте местах (узлах ОС—1 и ОС—2).  Такая зона действия обеспечивала наблюдение ИСЗ не менее чем на двух смежных витках при совместной обработке радиолокационных измерений с двух узлов, обеспечивающих точность измерения орбиты «опасного» ИСЗ, достаточную для его уничтожения. Место расположения первого узла (ОС—1) было выбрано в районе г. Иркутска, второго — в районе озера Балхаш (мыс Гульшад).  Веерообразную зону на каждом узле обеспечивали 4 РЛС «Днестр» (главный конструктор — Ю.В. Поляк, его первый заместитель — В.М. Иванцов). РЛС «Днестр» представляла по существу две РЛС ЦСО—П, объединенные единым вычислительным комплексом и командным пунктом.  Конструктивно РЛС представляла двухэтажное здание с двумя крыльями—антеннами. Каждая антенна обеспечивала 30—градусный сектор сканирования по азимуту узким лучом (0,5 градуса), а по углу места диаграмма направленности представляла «лопату» шириной в 20 градусов.   Узел ОС—2 на мысе Гульшад (Балхаш—9). 49—й орту (в/ч 16601). РЛС 5Н86 (шифр «Днепр»)  Секторы обзора по азимуту всех РЛС были ориентированы в одном направлении (вдоль широты Земли), а углы места устанавливались таким образом, чтобы создать веерный вертикальный барьер. Две РЛС (их еще называли радиолокационными ячейками — РЛЯ) смотрели на восток (РЛЯ №№ 1 и 2) на углах места от 10 до 90 градусов и две другие (РЛЯ №№ 3 и 4) — на запад (также на углах от 10 до 90 градусов).  В период конструирования в РЛС «Днестр» (1962—1963 гг.) по результатам испытаний ЦСО—П было внесено много технических новшеств.  Так, была разработана новая аппаратура некогерентного накопления сигналов (С.С. Каринский), усовершенствована аппаратура синхронизации и управления (Л.И. Глинкин, В.А. Кобзев), разработана аппаратура функционального контроля станции (В.Г. Жирнов, С.С. Смирнов). Для повышения надежности организовано резервирование всех систем станции (кроме «железной» антенны).  Но самым главным новшеством являлось то, что управление всеми режимами РЛС и построение траекторий целей производились от ЭВМ, которая была одной из модификаций ЭВМ М—4—2М, разработанной в ИНЭУМ (вместо неудачной машины М—4) под руководством М.А. Карцева. В ней была применена самая новая по тем временам полупроводниковая элементная база (в остальной аппаратуре станции тогда еще применялись лампы).  Работа по созданию алгоритмов и программ оказалась очень сложной и трудоемкой. Средств автоматизации программирования в то время практически не было, да и применить их было нельзя, так как все программирование велось на машинном языке, о котором сегодняшние программисты и понятия не имеют.  Зато это позволяло реализовывать сложную программу при ограниченных объемах памяти. Разработкой алгоритмов для станции в РТИ занимались Ю.С. Саврасов, Р.В. Мошетов, М.И. Нейман, Ю.В. Очкин и другие. Разрабатывал и внедрял первую рабочую программу в РТИ коллектив молодых программистов во главе с В. А. Соловьевым. Кроме сотрудников РТИ в создании рабочей программы участвовала группа программистов Управления производства и координации специальных работ МРП СССР (позже Головное производственно—техническое предприятие — ГПТП) во главе с В.А. Кочергиным.  С целью юстировки разрабатываемых РЛС в РТИ была создана отдельная группа специалистов под руководством разработчика—тематика, а впоследствии заместителя главного конструктора РЛС 5Н79 (шифр «Дарьял») А.Х. Крата. В состав группы вошли специалисты, прошедшие школу разработчиков аппаратуры РЛС (Г.П. Русских, Д.И. Колбасин, Ю.П. Федин и др.). Алгоритмическую и программную сторону обеспечивала группа тематиков с хорошей математической подготовкой (Я.М. Мазур, Р.В. Мошетов, Т.К. Казак, А.Г. Казак и др.).  Одновременно под руководством ведущих инженеров — Г.М. Ткачева и В.Ф. Кабанова проводились работы по организации измерений параметров диаграмм направленности антенных систем РЛС (вертолетные облеты, измерение ДНА методом внеземных источников излучения и др.).  Впервые для обеспечения РЛС эталонами были разработаны и апробированы в реальной обстановке созданные для этой цели в РТИ юстировочные комплексы, позволяющие получать эталонные данные по угловым координатам при совместном с РЛС сопровождении практически любых ИСЗ в сумеречное и ночное время. При этом точность «эталонов» составляла единицы угловых минут.  В состав комплексов входили оптические средства, радиолокационная станция траекторных измерений «Кама—А», а также специально разработанная в РТИ аппаратура предварительного автоматического наведения указанных средств на ИСЗ по грубым данным юстируемой РЛС. Эти работы, как и многие другие, в силу их оригинальности и новизны были защищены авторскими свидетельствами на изобретение. Работы курировались непосредственно главными конструкторами — В.М. Иванцовым, О.В. Ошаниным и Ю.В. Поляком.   Узел РО—4 на мысе Херсонес (г. Севастополь, Украина). РЛС 5Н86 (шифр «Днепр»). Выведена из эксплуатации  К юстировке РЛС на более позднем этапе были также подключены специалисты и измерительные средства Минобороны, при этом эталонная информация поставлялась непосредственно на объект, где находилась юстируемая РЛС.  Работа большого числа участников создания РЛС «Днестр» (проектировщиков, строителей, заводов—изготовителей, настройщиков, алгоритмистов и программистов) завершилась в конце 1966 г. проведением конструкторских (заводских) испытаний на головной РЛС (РЛЯ № 4 узла ОС—2).  В апреле 1967 г. были успешно завершены государственные испытания под руководством маршала артиллерии Ю.П. Бажанова и первая РЛС 5Н15 (шифр «Днестр») была принята на вооружение Советской армии.  Параллельно с созданием РЛС «Днестр» в институте и на полигоне отрабатывались технические решения по ее модернизации. Эту модернизированную РЛС 5Н15М (шифр «Днестр—М») институт предложил создать на первых узлах раннего обнаружения (РО) системы ПРН (узел РО—1, г. Мурманск и узел РО—2, г. Рига). Главным конструктором РЛС «Днестр—М», как и узлов ОС и РО в целом, был Ю.В. Поляк, а первым заместителем по станции «Днестр—М» — О.В. Ошанин.  В модернизированную РЛС «Днестр—М» было внедрено много новых идей и усовершенствований. Основными из них были: • увеличение длительности зондирующего сигнала с 200 мкс до 800 мкс, что позволило существенно увеличить дальность действия; • повышение разрешающей способности и точности измерения дальности за счет фазовой модуляции зондирующего сигнала 127—значной М—последовательности (Р.Ф. Авраменко, О.В. Ошанин); • увеличение точности и быстродействия измерения разности фаз двух приемных каналов, что позволило увеличить точность измерения утла места цели (А.А. Васильев); • применение нового метода пеленгации по азимуту путем согласования полосы зондирующего сигнала и «мгновенной» полосы антенны. (Р.Ф. Авраменко, В.М. Иванцов); • перевод практически всей приемо—измерительной аппаратуры на полупроводниковую элементную базу. Работой РЛС стала управлять более мощная ЭВМ (одна из модификаций М—4—2М) с новой усовершенствованной программой.  После успешного испытания модернизированной РЛС ЦСО—ПМ на полигоне в 1965 г. было принято решение создавать РЛЯ № 1 и № 2 на узлах ОС в модернизированном варианте. Создание РЛС «Днестр—М» на узлах РО и ОС шло практически одновременно (1968—1970 гг.).  Работы по созданию первой РЛС 5Н15М (шифр «Днестр—М») были завершены на объекте РО—1 (г. Мурманск) в конце 1968 г. Государственная комиссия под председательством генерал—полковника В.В. Дружинина провела комплексные испытания РЛС и рекомендовала ее к постановке на дежурство.  Надо отметить, что если аппаратура станций на узлах РО и ОС была одинаковой (за исключением установки секторов антенн по углам места), то рабочие программы станций существенно отличались. Необходимость в этом была вызвана тем, что угловые скорости целей (ИСЗ) на больших углах места (10—90 градусов) были гораздо выше, чем на РЛС узла РО (10—30 градусов), и соответственно время пребывания цели в зоне действия РЛС было намного меньше. С разработкой новой программы для РЛС «Днестр—М» узлов ОС успешно справилась та же группа программистов РТИ и ГПТП, которая разрабатывала программу для РЛС «Днестр».   Узел РО—1 (объект 695) в Оленегорске—2 (Мурманская область). 57—й орту (в/ч 16605). РЛС 5Н15М (шифр «Днестр-М») модернизированная до уровня РЛС 5Н86 (шифр «Днепр»)  В 1971 г. узлы ОС в составе 4 РЛС «Днестр», 4 РЛС «Днестр—М» и 2 командных пунктов успешно прошли испытания совместно с системой «ИС» и были поставлены на дежурство.  После постановки на дежурство узлов ОС и РО работы по усовершенствованию РЛС «Днестр—М» продолжались. Тем же дружным коллективом разработчиков и тематиков (А.А. Васильев, Б.В. Шишкин, А.П. Грязнов, В.А. Шумаков, Л.И. Глинкин, О.В. Ошанин, В.Е. Орданович), конструкторов во главе с В.М. Лупуловым и В.Н. Николаевым, проектировщиков во главе с И.В. Тарковским и Е.В. Янкиным были разработаны предложения по совершенствованию РЛС «Днестр—М».  Существенно была усовершенствована антенна. В два раза увеличен сектор обзора каждой антенны по азимуту (до 60 градусов). Доработан рупор антенны (укорочен с 20 до 14 метров). В него установлен поляризационный фильтр, который позволил улучшить точность измерения по углу места.  Еще больше была увеличена дальность действия РЛС за счет более мощных передатчиков и фазирования их в антенне, что позволило также улучшить работу станции на нижних углах.  Впервые на РЛС метрового диапазона был реализован режим межтактового когерентного накопления сигналов (В.И. Зарецкий, В.Е. Орданович). Более мощная ЭВМ позволила в два раза увеличить пропускную способность РЛС.  Первая РЛС 5Н86 (шифр «Днепр») под руководством бессменного главного конструктора Ю.В. Поляка и его нового первого заместителя Л.И. Глинкина в 1974 г. на узле ОС—2 (РЛЯ № 5) успешно прошла совместные испытания и поставлена на дежурство. Следующая РЛС «Днепр» была создана на узле РО в Севастополе. Остальные РЛС «Днестр—М» узлов РО и ОС (кроме РЛЯ № 3 и № 4 узлов ОС) были доработаны до РЛС «Днепр» под руководством нового заместителя Ю.В. Поляка — В.Е. Ордановича. РЛЯ № 3 и № 4 узлов ОС—1 и ОС—2 после ввода СККП (система контроля космического пространства) и наращивания систем ПРН новыми средствами были сняты с дежурства.  В вышеизложенных материалах о создании РЛС ЦСО—П, 5Н15 (шифр «Днестр»), 5Н15М (шифр «Днестр—М», 5Н86 (шифр «Днепр») я упомянул лишь незначительную часть активных участников этих работ. Из—за краткости изложения в них не нашли упоминания многие другие участники — проектировщики, изготовители аппаратуры, монтажники, настройщики, заказчики и многочисленные участники испытаний со стороны промышленности и Министерства обороны. Виктор Михайлович Иванцов, Герой Социалистического Труда ■ Первая публикация 13.05.2011

Admin: Узел РО—4Радиолокационные станции 5Н86 (шифр «Днепр»)■ Фотографии РЛС СПРН 5Н86 (шифр «Днепр») на мысе Херсонес. Автор — Алексей (altpfurz).   ■ Кстати, эксплуатация РЛС 5Н86 (шифр «Днепр») на узлах в Севастополе (РО—4) и Мукачеве (РО—5) осуществлялась в соответствии с соглашением «О средствах систем предупреждения о ракетном нападении и контроля космического пространства», подписанном правительствами России и Украины 28.02.1997. ■ Федеральный закон № 25 «О ратификации Соглашения между Правительством Российской Федерации и Правительством Украины о средствах систем предупреждения о ракетном нападении и контроля космического пространства» Государственной Думой Российской Федерации был принят 23 декабря 1998 г. и подписан Президентом Российской Федерации Б.Н. Ельциным 09 февраля 1999 г. ■ А через почти девять лет, 25 января 2008 г., Государственная Дума приняла Федеральный закон «О денонсации соглашения между правительством Российской Федерации и правительством Украины о средствах систем предупреждения о ракетном нападении и контроля космического пространства». ■ Украинские узлы системы предупреждения о ракетном нападении в РО—4 Севастополе и РО—5 в Мукачево перестали работать 26 февраля 2009 г. ■ Первая публикация 20.05.2011

Admin: Системе предупреждения о ракетном нападении 40 летНачало создания системы — от истоков до первых РЛС СПРННачалом создания первых радиолокационных станций (РЛС), составивших впоследствии комплекс раннего обнаружения (РО) баллистических ракет (БР) и обнаружения искусственных спутников земли (ИСЗ), а затем и надгоризонтную систему предупреждения (СПРН), очевидно, следует считать 1956 г. 3 февраля 1956 г. вышло постановление ЦК КПСС и СМ СССР, которым академик А.Л. Минц был назначен главным конструктором РЛС дальнего обнаружения. ■ Начиная с 1953 г. А.Л. Минц и возглавляемая им радиотехническая лаборатория АН (РАЛАН) прорабатывали варианты РЛС метрового диапазона для зональной системы противоракетной обороны (ПРО). Параллельно в КБ—1 прорабатывались варианты создания РЛС дециметрового диапазона для объектовой системы ПРО. На совместном научно-техническом совете КБ—1 и РАЛАН с участием представителей ВПК и Министерства обороны предпочтение было отдано объектовому проекту ПРО с РЛС дециметрового диапазона, однако высказана рекомендация о проведении дальнейших работ и по РЛС метрового диапазона.  Создание узлов раннего обнаружения баллистических ракет и комплекса обнаружения ИСЗ  ■ В декабре созданный ранее на базе РАЛАН Радиотехнический институт (РТИ) Академии наук СССР, директором которого стал академик А.Л. Минц, приступил к разработке РЛС ЦСО—П. ■ Опытный образец ЦСО—П был построен на полигоне Балхаш и к концу 1961 г. прошел автономные испытания. Первоначально РЛС ЦСО—П, получившая впоследствии индекс 5Н15 и шифр «Днестр», разрабатывалась в интересах системы противоспутниковой обороны ИС. Однако после успешного завершения государственных испытаний в 1964 г. на РЛС «Днестр» были возложены более широкие задачи, в частности не только по контролю космического пространства, но и по раннему обнаружению БР в полете. ■ Необходимость создания средств раннего обнаружения БР вызывалась стремлением США к мировой политической, экономической и военной гегемонии. Препятствием для достижения этих целей являлся Советский Союз. Поэтому подготовка к войне против СССР в Соединенных Штатах началась сразу после окончания Второй мировой войны. ■ 14 декабря 1945 г. Объединенный комитет военного планирования США своей директивой поставил задачу на подготовку плана атомной бомбардировки 20 городов СССР. В 1948 г. по плану Комитета начальников штабов в ходе проведения ядерной войны против СССР намечалось сбросить уже 133 ядерные бомбы на 70 городов. Нанесение ядерных ударов по объектам на территории СССР должно было осуществляться стратегической авиацией. Однако расчеты показали, что свыше 50% самолетов будут уничтожены, не выполнив боевой задачи, и цель войны не будет достигнута. Это заставляло руководство США отменять или переносить сроки начала войны. Ситуация кардинально изменилась с принятием в США на вооружение баллистических ракет. В 1960 г. были приняты на вооружение и поставлены на боевое дежурство 30 межконтинентальных БР «Атлас» и подводная лодка с 16 ракетами «Поларис—А1». ■ В 1961 г. в США принимается стратегия «гибкого реагирования», по которой наряду с массированным применением против СССР ядерного оружия допускалось и ограниченное его использование. По существу предусматривалось нанесение массированных или групповых ядерных ударов. Принятие стратегии «гибкого реагирования» дало толчок бурному развитию межконтинентальных баллистических ракет (МБР) и баллистических ракет на подводных лодках (БРПЛ). ■ Военно—политическое руководство США стремилось создать такой количественный и качественный состав средств ядерного оружия, который позволил бы гарантированное уничтожение Советского Союза как жизнеспособного государства. В середине 1961 года был разработан «Единый комплексный оперативный план» (СИОП—2), по которому предполагалось нанесение ядерных ударов примерно по 6 тысячам объектов на территории СССР. Подлежали подавлению система ПВО и пункты управления государственного и военного руководства, уничтожению — ядерный потенциал страны, крупные группировки войск и промышленные города. ■ К концу 1962 г. на вооружение в США приняты МБР «Титан» и «Минитмен—1», на боевом патрулировании в северной Атлантике находилось до 10 подводных лодок с баллистическими ракетами «Поларис—А1» и «Поларис—А2». Все эти ракеты были оснащены ядерными головными частями. ■ Учитывая географию районов патрулирования и тактико-технические характеристики БР, вероятнее всего налет БР следовало ожидать с северного и северо-западного направлений. Идея создания барьера раннего обнаружения БР на севере, принадлежавшая академику А.Л. Минцу и поддержанная академиком В.Н. Челомеем, была одобрена Д.Ф. Устиновым, в то время председателем Военно—промышленной комиссии Президиума СМ СССР. ■ В ноябре 1962 г. постановлением ЦК КПСС и СМ СССР Радиотехническому институту на базе РЛС «Днестр» была задана разработка комплексов раннего обнаружения баллистических ракет (РО) и комплексов обнаружения спутников (ОС), являвшихся источником информации для системы противокосмической обороны (ПКО). Академик А.Л. Минц был назначен генеральным конструктором этих комплексов, главным конструктором РЛС — Ю.В. Поляк. ■ Проведение монтажно—настроечных работ на этих комплексах поручалось Головному производственно—техническому предприятию «Гранит». Разработкой вычислительных машин для комплексов РО и ОС занимался Институт электронных управляющих машин, а аппаратуры и систем передачи данных — Центральный НИИ связи. Этим же постановлением предписывалось создание Центра контроля космического пространства (ЦККП). ■ Генеральным заказчиком комплексов РО и ОС было назначено 4—е Главное управление Министерства обороны, которым в то время руководил генерал—полковник Г.Ф. Байдуков. Впоследствии это управление перешло в подчинение главнокомандующему Войсками ПВО и стало Главным управлением вооружения ПВО. Организацией разработки, испытаний и передачей войскам в эксплуатацию создаваемых комплексов непосредственно занималось 5—е управление, начальниками которого были генерал М.Г. Мымрин, а с 1964 года — генерал М.И. Ненашев. ■ 2—му НИИ МО (г. Тверь) было поручено определить принципы работы будущего комплекса РО, возможные характеристики информации предупреждения и способы ее формирования. При этом главным требованием к информации предупреждения являлась ее высокая достоверность. В результате проведенных научно-исследовательских работ было определено, что для комплекса РО основным принципом работы должна быть полная автоматизация обнаружения, обработки и выдачи информации, а для обеспечения высокой достоверности информации предупреждения необходима модернизация РЛС «Днестр», направленная на улучшение ее характеристик. С этими выводами согласились в Генеральном штабе, руководство Войск ПВО и главный конструктор. После этого 2—й НИИ МО был назначен головным по разработке боевых алгоритмов узлов РО и ОС. ■ С самого начала тематикой предупреждения о ракетном нападении в институте занимался Е.С. Сиротинин. Сначала как ответственный исполнитель, а затем в качестве начальника отдела и начальника специального управления по СПРН. Обладая обширными знаниями, он твердо и убедительно отстаивал свою позицию в любой аудитории, не смущаясь высоких чинов и званий присутствующих, его предложения всегда носили деловой и конструктивный характер и были направлены на повышение боевых характеристик создаваемых комплексов и систем предупреждения. ■■ ■ Схема размещения узлов первой и второй очереди на базе РЛС «Днестр—М» и «Днепр» ■■ ■ Для ввода в строй создаваемых систем и комплексов в 1962 г. принято решение о создании специального управления РТЦ—154, начальником которого был назначен генерал М.М. Коломиец (непосредственно подчинялся начальнику 4—го ГУ МО). ■ В 1963 г. были выбраны места дислокации узлов ОС и РО, созданы группы строящихся объектов, состоящие из нескольких офицеров и небольшого числа солдат, подчинявшихся управлению РТЦ—154. В начале 1964 г. развернулось строительство первых двух объектов для комплексов ОС (Балхаш и Иркутск) и двух объектов для комплексов РО (Мурманск и Рига). Работы вели строительные организации Министерства обороны.  Радиолокационная станция 5Н15 («Днестр»)  ■ Узлы ОС—1 (Иркутск) и ОС—2 (Балхаш) создавались на базе РЛС 5Н15 («Днестр») и предназначались первоначально для обнаружения искусственных спутников Земли (ИСЗ). На каждом узле предполагалось строительство четырех радиолокационных центров (РЛЦ), каждый из которых представлял по существу две РЛС 5Н15 («Днестр») с единым командным пунктом и вычислительным комплексом. Эти узлы совокупно создавали широтный радиолокационный барьер протяженностью более 4000 км, позволявший обнаруживать на высотах до 1500 км все ИСЗ, пролетающие над территорией СССР. Информация от всех РЛС поступала на командно—вычислительный центр, где она объединялась и затем передавалась потребителям. Главным потребителем информации от узлов ОС являлась служба контроля космического пространства, эскизный проект и принципы ведения главного каталога которой в 1965 г. были разработаны в СНИИ—45 МО. Создание службы контроля вызывалось в первую очередь необходимостью селекции опасных ИСЗ и точного определения параметров их движения для энергично создававшейся системы противокосмической обороны (ПКО). Возможно, поэтому и строительство Центра контроля космического пространства было выбрано рядом с командным пунктом системы ПКО, недалеко от Ногинска в Подмосковье. Однако все увеличивающееся количество запусков различных ИСЗ в разных странах потребовало создания национальной службы контроля космоса. ■ В мае 1967 г. были завершены государственные испытания головной РЛС 5Н15 («Днестр») на узле ОС—2 на Балхаше. Это была первая РЛС дальнего обнаружения, разработанная Радиотехническим институтом под руководством академика А.Л. Минца. Главным конструктором РЛС 5Н15 («Днестр») являлся Ю.В. Поляк, его первым заместителем — В.М. Иванцов. ■ Председателем Государственной комиссии был назначен начальник Харьковской радиотехнической академии маршал артиллерии Ю.П. Бажанов. В то время Харьковская академия являлась ведущим учебным и научным центром в области радиолокации в Министерстве обороны. В качестве экспертов к работе комиссии были привлечены специалисты из академии. В ходе испытаний РЛС подтвердила соответствие полученных результатов заданным требованиям, РЛС 5Н15 («Днестр»), размещенная на РЛЦ № 4, была принята на вооружение. После принятия в эксплуатацию РЛЦ № 3 в 1968 г. началась передача информации об обнаруживаемых узлом ОС—2 (Балхаш) ИСЗ на ЦККП. Так стала функционировать система ОС совместно с ЦККП. ■ В 1968 г. были приняты в эксплуатацию РЛЦ № 3 и РЛЦ № 4 на узле ОС—1 (Иркутск) и РЛЦ № 2 на узле ОС—2 (Балхаш). В этом же году на базе узлов ОС была сформирована отдельная дивизия разведки космического пространства (2—я дркп). Командиром дивизии был назначен полковник (впоследствии генерал—майор) Г.А. Вылегжанин, главным инженером дивизии — выпускник Харьковской академии подполковник А.А. Водоводов.  Радиолокационная станция 5Н15М («Днестр—М»)  ■ Узлы РО создавались на базе модернизированной РЛС «Днестр—М». Первый узел создавался на Кольском полуострове (Мурманский узел РО—1), второй — в Прибалтике, г. Скрунда (Рижский узел РО—2). После успешного завершения государственных испытаний РЛС «Днестр—М» на полигоне в 1965 г. началось энергичное строительство этих двух узлов. ■ На узлах РО планировалось построить по одному РЛЦ, при этом направление излучения и зоны обзора выбирались таким образом, чтобы контролировать северное и северо-западное ракетоопасные направления, откуда вероятнее всего следовало ожидать налет БР, запускаемых как с территории США, так и с акватории северной Атлантики. ■ Конструктивно РЛС «Днестр—М», как и «Днестр», состояла из двух секторных РЛС, объединенных вычислительным комплексом и командным пунктом, составлявшим вместе с инженерным комплексом радиолокационный центр. Аппаратура РЛС и оборудование инженерного комплекса размещались в стационарном двухэтажном здании. Приемо—передающие рупорные антенны длиной 250 м и высотой 15 м монтировались в пристройках с двух сторон основного здания. Аппаратура системы передачи данных (СПД), службы единого времени (СЕВ), узел связи и другие службы со своим инженерным комплексом размещались в отдельном здании командно—вычислительного центра (КВЦ) и являлись общими для всего узла. Зона обзора РЛС составляла 30 градусов по азимуту и 20 градусов по углу места. ■ По сравнению с РЛС «Днестр» модернизированная РЛС имела большую дальность обнаружения, лучшую точность определения параметров движения цели, увеличенную пропускную способность и улучшенную помехозащищенность. Дальность обнаружения целей увеличилась до 3000 км. Кроме этого учитывалось и то, что Мурманский узел должен работать в условиях полярной ионосферы. ■ Поскольку потребляемая мощность РЛЦ составляла от нескольких до десятков мегаватт, к каждому узлу прокладывалось несколько линий электропитания (ЛЭП) высокого напряжения. На узлах строились понижающие подстанции, монтировались распределительные устройства высокого и низкого напряжения, системы автоматики и управления. Для надежной работы мощных передатчиков, высокочувствительных приемников, вычислительных комплексов требовалось водо—воздушное охлаждение, следовательно, строились насосные станции, системы фильтрации и очистки воды, водоводы к РЛЦ, мощные системы охлаждения и кондиционирования воздуха. ■■ ■ Главный конструктор СПРН и СККП (1972—1987 гг.), Герой Социалистического труда Владислав Репин. Фото: Михаил Ходаренок ■■ ■ Радиотехнический узел представлял собой комплекс, состоящий из одного или нескольких РЛЦ, общего для узла командно-вычислительного центра (КВЦ) с узлом связи и передачи данных, а также целого ряда автономных спецтехнических систем. Поскольку узлы РО и ОС располагались в различных климатических зонах, то для создания заданных условий функционирования РЛС, для каждого узла спецтехнические системы проектировались и строились по индивидуальным проектам. Таким образом, каждый РТУ являлся уникальным комплексом вооружения. ■ Узлы строились вдали от населенных пунктов и создавались практически на пустом месте. Для размещения солдат и сержантов нужны были казармы, дома для офицеров и вся необходимая инфраструктура: штабы, столовые, автопарки, котельные, склады, детские сады, школы и другие необходимые сооружения для обеспечения полноценной жизни многочисленных коллективов военнослужащих и их семей. На этапе возведения объектов, а это несколько лет, необходимо было создать приемлемые бытовые условия для размещения нескольких сотен гражданских специалистов, представителей институтов, заводов, монтажных и других организаций. ■ Так, на каждом узле строились военные городки, уменьшенные копии населенных пунктов, полновластным руководителем и хозяином которых фактически являлся командир части. Тысячам офицеров со своими семьями в таких городках предстояло прожить многие годы и даже десятилетия, переезжая из одного в другой, находящийся в другом конце страны, для дальнейшего прохождения службы. ■ И хотя для жизни в военных городках многих услуг, доступных жителям больших городов, не хватало, зато в них было нечто такое, что было присуще только для отдаленных гарнизонов. Это дух коллективизма и творческой инициативы в организации общественной и культурной жизни, взаимопомощи и взаимовыручки, уважения и требовательности. В городках активно работали женсоветы, библиотеки и клубы, художественные и спортивные кружки и секции, а детские сады и школы, как правило, были лучшими в округе. В условиях взыскательности и уважения формировались высокие нравственные качества и гражданственность у всех жителей военных городков. И недаром большинство офицеров и их семьи вспоминают свою жизнь в военных городках с большой теплотой. ■ В 1964 г. в эти части были направлены для прохождения службы первые выпускники Харьковской радиотехнической академии и Киевского высшего инженерно-технического училища, прошедшие серьезную теоретическую подготовку и получившие фундаментальные знания по основам автоматизированных систем управления, радиолокационных станций большой дальности и вычислительной техники. Инженерам и техникам изучить новую технику и освоить ее эксплуатацию предстояло в ходе монтажных, настроечных и стыковочных работ непосредственно на объектах, а также при проведении заводских, государственных и приемосдаточных испытаний. ■ Примерно так же, с нуля начиналась работа и на других объектах РО и ОС. Только на каждом объекте приходилось сталкиваться с некоторыми особенностями. Узел РО—2 (Рига) располагался среди хуторов в 6 км от поселка Скрунда, где до последних дней войны была сосредоточена Курляндская группировка немецких войск. Здесь же находились и латышские подразделения, воевавшие на стороне немцев. Часть из них после разгрома немецких войск и сдачи в плен остатков группировки осела на хуторах или подалась в леса, другая была арестована и отправлена в лагеря. К 1965 г. многие репрессированные вернулись домой, оставаясь ненавистниками советской власти. Со стороны этих людей имели место случаи угроз расправиться с военнослужащими и членами их семей. И хотя в целом отношение населения к строительству РЛС было благоприятным, принимались необходимые меры по предупреждению возможных провокаций с его стороны. В то же время партийные и советские органы власти в Латвии строительству РЛС оказывали всяческую поддержку и помощь. ■ Свои особенности и трудности были и на узле ОС—2, расположенном в степи, в 60 км от ближайшего города и железнодорожной станции Балхаш, и на узле ОС—1 (Иркутск), строительство которого велось в глухой тайге. ■■ ■ Главный конструктор СПРН Владимир Морозов. Фото: Михаил Ходаренок ■■ ■ В 1965—1967 гг. на всех узлах РО и ОС полным ходом проводились работы по монтажу и наладке технологической аппаратуры, отладке боевых программ, проведению автономных проверок и испытаний. Во всех этих работах наряду с представителями главного конструктора и специалистами промышленных предприятий самое активное участие принимал офицерский состав частей, особенно инженеры и техники. В это же время завершались работы по вводу в строй агрегатов, устройств и систем инженерных комплексов, после чего они сразу передавались в эксплуатацию войсковым частям.  ■ С такой напряженностью, масштабностью и новизной работ все участники создания объектов столкнулись впервые. Не все проходило гладко. Были и промахи, и неудачи, связанные с отсутствием опыта создания таких объектов, и задержка сроков выполнения работ, и вынужденная необходимость дорабатывать аппаратуру и вносить изменения в боевые программы. ■ Однако все эти трудности преодолевались в результате согласованной работы представителей промышленных предприятий, участвовавших в создании объектов, военных строителей и личного состава войсковых частей. Непосредственно на объектах планирование, организацию и руководство работами осуществляли заместители главного конструктора, главные инженеры частей и начальники объектов от головного производственно—технического предприятия, принимавшего участие вместе с бригадами заводов—изготовителей в монтаже аппаратуры и ее наладке, а также отладке боевых программ совместно с представителями главного конструктора. ■ Первыми главными инженерами узлов РО и ОС были на Мурманском узле — подполковник В.Ф. Абрамов, на Рижском узле — подполковник Ю.М. Климчук, на Иркутском узле — подполковник И.Г. Лапузный, на Балхашском узле — майор А.Д. Сотников. Эти офицеры внесли заметный вклад в создание объектов и подготовку их к боевой работе. ■■ ■ РЛС 5Н15М («Днестр—М») модернизированная до уровня 5Н86 («Днепр»). 57—й орту (в/ч 16605), г. Оленегорск—2, Мурманская область ■■ ■ В ходе монтажных и настроечных работ интенсивная учеба инженерного и технического состава, составлявшего абсолютное большинство среди офицеров, была организована непосредственно в частях. В качестве преподавателей выступали ведущие разработчики аппаратуры и алгоритмов ее функционирования, руководители заводских монтажных и настроечных бригад. При каждом посещении создаваемых объектов занятия с руководящим офицерским составом проводили главные конструкторы и их заместители. ■ Конечной задачей офицерских коллективов создаваемых частей являлась самостоятельная эксплуатация техники радиотехнических узлов и несение боевого дежурства после завершения их строительства. И к этому необходимо было серьезно готовиться. Была разработана двухэтапная схема подготовки специалистов. На первом этапе офицер сдавал теоретический экзамен на знание закрепленной за ним аппаратуры (оборудования) и ее информационных связей с другими устройствами. После этого он включался в состав промышленных бригад для проведения регламентных работ или обеспечения функционирования аппаратуры в ходе стыковочных работ и проведения всевозможных испытаний. После такой стажировки офицер сдавал экзамен на право самостоятельной эксплуатации техники. Экзамены принимала комиссия, в которую входили представители части, главного конструктора и промышленных предприятий. ■ Совместные расчеты обеспечивали проведение работ на создаваемых объектах при проведении стыковочных работ, конструкторских и заводских испытаний. Но уже на этапе опытного дежурства эксплуатацию техники и ее функционирование обеспечивали в основном расчеты, сформированные из специалистов войсковых частей. И к моменту постановки на боевое дежурство первых радиотехнических узлов в частях было подготовлено необходимое количество расчетов, способных самостоятельно обеспечить боевое функционирование радиотехнического узла. ■ Узлы РО и ОС создавались практически без опытных образцов. Монтаж, настройка и стыковка аппаратуры и оборудования производились непосредственно на узлах, здесь же дорабатывались аппаратура и боевые программы бригадами заводов-изготовителей и разработчиков. Таким образом, принимая участие во всех этих работах, личный состав частей приобретал дополнительные неоценимые знания устройства и функционирования РЛС. Таким же образом осваивали боевую технику и выпускники академии и училищ в последующие годы. Только в 1970 г. в части пришли специалисты, прошедшие подготовку по тематике СПРН в своих учебных заведениях. ■ Такая система подготовки офицеров, а впоследствии и младших специалистов из состава солдат и сержантов оказалась весьма эффективной. ■ После завершения в 1969 г. государственных испытаний РЛС «Днестр—М» в 1970 г. были приняты в эксплуатацию РЛЦ—1 на Балхашском и РЛЦ—1 и РЛЦ—2 на Иркутском узлах уже с модернизированной РЛС «Днестр—М». Таким образом, к концу 1970 г. создана система ОС. В 1971 г. она была принята на вооружение и поставлена на боевое дежурство в составе первой очереди СККП. В ее состав входило 5 РЛЦ на базе РЛС 5Н15 («Днестр») и 3 РЛЦ на базе модернизированной РЛС 5Н15М («Днестр—М»). ■ ■ Продолжение следует. ■ ■ Виктор Павлович Панченко, генерал—майор—инженер, кандидат технических наук, с 1977 по 1992 год — заместитель командующего ОА ПРН (ОН) по вооружению — начальник управления вооружения ■ Первая публикация — 20.05.2011

Admin: Системе предупреждения о ракетном нападении 40 летНачало создания системы — от истоков до первых РЛС СПРНУже после начала строительства узлов РО стала более детально прорабатываться схема информационного взаимодействия между узлами и потребителями информации. Рассматривалось несколько вариантов передачи радиолокационной информации с узлов, в том числе и вариант передачи ее непосредственно на командные пункты Генерального штаба. ■ Продолжение. Начало в № 2 за 2011 г.  Строительство КП и создание комплекса РО  ■ Уже после начала строительства узлов РО стала более детально прорабатываться схема информационного взаимодействия между узлами и потребителями информации. Рассматривалось несколько вариантов передачи радиолокационной информации с узлов, в том числе и вариант передачи ее непосредственно на командные пункты Генерального штаба. ■ Однако в ходе конструкторских испытаний РЛС 5Н15М на полигоне Балхаш было установлено, что РЛС имеет относительно низкую точность измерения угла места космических объектов, из—за этого происходит недостоверная классификация типа цели. Другими словами, искусственному спутнику земли боевой программой РЛС может быть присвоен признак атакующей БР и, наоборот, баллистической ракете, имеющей точку падения на территории страны, присвоен признак ИСЗ. Передавать такую недостоверную информацию непосредственно на ЦКП Генерального штаба было недопустимо. ■ Решить задачу повышения точности определения типа цели на узле не представлялось возможным из-за недостаточной производительности вычислительного комплекса. Наиболее приемлемым в сложившейся ситуации оказалось провести траекторную обработку, селекцию и объединение радиолокационной информации, поступающей от нескольких узлов по специальным программам, и уже достоверную информацию передавать на ЦКП Генштаба. Так была обоснована необходимость создания командного пункта комплекса РО. ■ Решение о строительстве КП РО было принято в 1965 г. и уже в 1966 г. работы шли полным ходом. На командном пункте устанавливались два вычислительных комплекса. Один – для обеспечения взаимодействия с узлами и приема от них информации, управления аппаратурой командного пункта и формирования информации предупреждения. Другой — для траекторной обработки поступающей от узлов информации и формирования достоверной информации предупреждения. ■ Алгоритмы обработки радиолокационной информации разработаны во 2—м НИИ МО, алгоритмы управления — в РТИ АН. ■■ ■ Начальник 820—го главного центра предупреждения о ракетном нападении генерал—майор Игорь Протопопов. Фото: Михаил Ходаренок ■■ Справка: Указом Президента Российской Федерации от 14.02.2011 начальником 820—го главного центра предупреждения о ракетном нападении Космических войск ВС РФ назначен генерал—майор И.И. Протопопов, ранее занимавший должность начальника штаба — первого заместителя начальника 820—го гцпрн.  Генерал—майор Протопопов, Игорь Иванович родился 06 января 1964 года в Воронежской области. В 1985 году окончил Пушкинское высшее училище радиоэлектроники противовоздушной обороны (с отличием). В 1985–1992 годах проходил службу в различных должностях от командира взвода до старшего помощника начальника отдела боевого управления командного пункта системы предупреждения о ракетном нападении. В 1995 году окончил Калининскую командную академию ПВО имени Г.К. Жукова, после чего проходил службу в должностях заместителя начальника штаба части, начальника штаба части. В 1997 году был назначен на должность командира воинской части в соединении предупреждения о ракетном нападении. В 2002 году окончил Военную академию Генерального штаба Вооруженных Сил РФ и был назначен заместителем начальника штаба объединения ракетно—космической обороны (РКО) по боевому управлению. С 2003 по 2004 год — начальник штаба соединения ПРН. В 2004 году назначен командиром соединения ПРН. С 2007 по 2009 год — начальник штаба — первый заместитель командующего объединением РКО. С 2009 года – начальник штаба — заместитель начальника 820—го главного центра предупреждения о ракетном нападении. Награждён орденом «За военные заслуги», медалью «За боевые заслуги» и другими наградами. Имеет двоих детей: сын — офицер Космических войск, дочь — школьница. Источник: Управление пресс—службы и информации Минобороны.  ■ Информация от узлов на КП РО должна была поступать по каналам системы передачи данных (СПД), разработанной в НИИ связи под руководством главного конструктора В.О. Шварцмана. Аппаратура СПД обеспечивала передачу от узлов на КП РО необходимой радиолокационной информации в закодированном виде с темпом нескольких секунд, а в случае сбоев в каналах связи — ее восстановление. Аппаратура устанавливалась на объектах комплекса РО, телефонные каналы арендовались у Министерства связи. С целью повышения живучести СПД информация от узлов одновременно передавалась по нескольким территориально разнесенным каналам связи. Использовались для передачи информации и радиорелейные линии. ■ Информацию предупреждения с КП РО на оповещаемые командные пункты предполагалось вначале передавать телеграфом, впоследствии — с использованием специальной аппаратуры «Крокус», разработанной под руководством главного конструктора В.П. Траубенберга. ■ Очень важным элементом всего комплекса РО являлась аппаратура службы единого времени, которая устанавливалась как на узлах, так и на командном пункте. При помощи этой аппаратуры вся передаваемая информация «привязывалась» по времени с точностью нескольких микросекунд, что позволяло на командном пункте достоверно объединять или отбраковывать данные, относящиеся к одному объекту, но получаемые от различных источников информации. ■ На узлах РО и командном пункте интенсивно проводились работы по монтажу, автономной наладке и стыковке аппаратуры. Продолжались отладка боевых программ и комплексная проверка функционирования объектов. ■ Так же, как и на узлах РО и ОС, совместно с представителями научных и промышленных предприятий самое активное и непосредственное участие в создании КП принимал офицерский состав войсковой части. Такая организация создания объектов РО и ОС была применена в Вооруженных силах, пожалуй, впервые. Только первоначальное проектирование РЛС и разработка боевых алгоритмов их функционирования проводились без участия личного состава войсковых частей. На всех остальных этапах создания объектов инженерно-технический состав войсковых частей принимал самое активное и непосредственное участие. Более того, в ходе монтажных, настроечных и стыковочных работ, написания и отладки боевых программ инженерами частей были разработаны и представлены главному конструктору и в 4—е Главное управление МО (в/ч 77969) несколько тысяч предложений по повышению характеристик создаваемых систем оружия и совершенствованию их эксплуатации. ■ Следует сказать, что и заказчик, и главные конструкторы серьезно рассматривали предложения из войск. Значительная часть таких предложений была внедрена в аппаратуру и боевые программы. Таким образом, можно с уверенностью утверждать: офицерский состав является непосредственным участником создания узлов РО, ОС и командных пунктов. В последующем при проведении работ по модернизации существующих и проектированию новых средств сами главные конструкторы просили, чтобы войсковые специалисты представляли свои предложения по структуре аппаратуры и информационному обеспечению боевых расчетов, особенно на командных пунктах. ■ Все работы выполнялись по единому, обязательному для всех организаций плану, утверждаемому командиром части, начальником объекта от ГПТП и ответственным представителем главного конструктора. Достаточно длительное время ежедневно на КП комплекса РО работал генеральный конструктор РТИ, легендарный академик А.Л. Минц. Именно такая организация работ с жестким контролем и ежедневной оперативной корректировкой планов позволила в сжатые сроки подготовить командный пункт к работе в составе комплекса РО в установленные сроки. ■ После завершения строительства, автономной наладки и стыковки аппаратуры РЛС и обеспечивающих систем, отладки боевой программы встал вопрос: соответствуют ли созданные узлы заданным требованиям? Другими словами, нужно было ответить: сумеет ли узел обнаружить одиночный, групповой или массированный налет БР в реальных условиях геофизической и космической обстановки и выдать информацию о налете на командный пункт? Сможет ли боевая программа командного пункта объединить информацию от двух узлов и выработать достоверные сигналы предупреждения о налете БР? На эти вопросы необходимо было дать четкие ответы, прежде чем принимать узлы и КП на вооружение и в последующем ставить их на боевое дежурство. ■ Уже в ходе конструкторских испытаний узлы уверенно обнаруживали и сопровождали ИСЗ. Возможность обнаружения одиночной и даже небольшой группы БР можно проверить по реальным пускам БР с подводных лодок. А как проверить качество функционирования комплекса РО и достоверность выдаваемой им информации предупреждения в условиях группового или массированного налета БР? Понятно, что натурные испытания для таких проверок не могли быть применены. ■ Новая методология проведения испытаний разработана в СНИИ—45 (в/ч 03425) под руководством А.С. Шаракшанэ. Были разработаны методы имитации различных геофизических и помеховых условий и аналитико-статистические методы оценки основных характеристик узлов и комплекса РО, модели вариантов налета БР. По результатам пусков БР и космическому фону провели проверку соответствия результатов моделирования данным натурных испытаний. ■ Применение разработанных моделей, именуемых «моделями подыгрыша» и имитирующих в реальном масштабе времени различные варианты налетов, различные геофизические и помеховые условия при реальном функционирования узлов, позволило осуществлять проверку боевых программ и оценивать характеристики радиотехнических узлов и комплекса РО в целом. Это обеспечило проведение испытаний комплекса РО в широком диапазоне условий в сжатые сроки. Был создан универсальный инструмент для оценки функционирования создаваемых средств. ■ Забегая вперед, следует сказать, что и все остальные средства, вводимые в состав системы предупреждения или сопрягаемые с ней информационно, а также комплексная СПРН в целом проходили испытания с использованием предложенных методик и разрабатываемых моделей, получивших общее название комплексных испытательно-моделирующих стендов (КИМС). ■ В проведении испытаний создаваемых средств и оценке их характеристик важнейшую роль играли отделы боевых алгоритмов и программ войсковых частей. Они выполняли основную работу по сбору, обработке и анализу всевозможной статистической информации, необходимой для оценки тактико-технических характеристик и боевых возможностей создаваемых средств. ■ По заданиям Генерального штаба, зная состав и дислокацию МБР и районы патрулирования подводных лодок с БР на борту, офицеры отделов совместно со специалистами научных институтов разрабатывали возможные варианты налетов, закладываемых в КИМСы. ■■ ■ Для приема, обработки информации и управления космическими аппаратами СПРН в Серпухове—15 построен пункт управления ■■ ■ Участвуя совместно с представителями промышленных предприятий в разработке и отладке боевых программ, они больше, чем кто-либо в частях, знали логику обработки радиолокационной информации и критерии формирования сигналов предупреждения. Именно поэтому членами всех комиссий по проведению испытаний создаваемых средств в обязательном порядке являлись офицеры отделов боевых алгоритмов. ■ И хотя все стороны, участвующие в испытаниях, стремились к созданию средств предупреждения, соответствующих заданным требованиям, все же нередко возникали конфликтные ситуации, связанные с различной оценкой отдельных результатов испытаний. В таких случаях грамотное обоснование и убедительная аргументация, приводимые офицерами отделов боевых алгоритмов частей, как правило, позволяли принять наиболее правильное решение. ■ В целом отделы боевых алгоритмов на этапе создания комплекса РО показали себя с наилучшей стороны и заняли ведущие позиции в вопросах боевого применения средств. Успешно руководили отделами боевых алгоритмов в комплексе РО и внесли значительный вклад в его подготовку к боевому дежурству майор В.П. Черетов на Мурманском узле, майор Н.А. Атуров на Рижском, майор В.И. Моторный на командном пункте. ■ На Мурманском узле работы шли с некоторым опережением. Государственная комиссия по приемке узла на вооружение приступила к работе в 1968 году. Возглавлял ее заместитель командующего ПРО и ПКО генерал А.М. Михайлов. ■ Учитывая, что Мурманский узел должен был работать в условиях интенсивных полярных сияний, комиссия высказала сомнение в возможности обнаружения узлом космических объектов в приполярной зоне. И хотя в ходе испытаний была доработана программа, позволившая производить селекцию космических объектов на фоне полярных сияний, комиссия оставалась при своем мнении. И только успешное обнаружение трех баллистических ракет, запущенных с подводных лодок в Баренцевом море в условиях воздействия полярных сияний, рассеяло сомнения комиссии. ■ В 1968 г. Мурманский узел на базе РЛС 5Н15М (шифр «Днестр—М») принят на вооружение. В январе 1969 г. завершились приемо—сдаточные испытания Рижского узла. В высоком темпе продолжались работы по завершению создания командного пункта. ■ К середине 1970 г. все работы на узлах и командном пункте, необходимые для постановки комплекса РО на боевое дежурство, были завершены. В августе 1970 г. комиссией под председательством заместителя начальника Генштаба генерала В.В. Дружинина комплекс раннего обнаружения принят на вооружение Советской армии, узлы и командный пункт переданы войсковым частям. Теперь задача заключалась в том, чтобы подготовить узлы, командный пункт и личный состав частей к самостоятельной эксплуатации аппаратуры и оборудования и длительному непрерывному боевому дежурству комплекса РО. ■ По замечаниям и предложениям комиссий силами промышленных предприятий проводились доработки аппаратуры и боевых программ. Совместными бригадами войсковых частей и промышленных предприятий были проверены на соответствие заданным требованиям вся аппаратура и оборудование и проведены необходимые настройки и регулировка. ■ Личным составом частей осуществлены регламентные работы, проверена готовность ремонтных органов. Проведена дополнительная проверка контрольно-измерительных приборов и ЗИПа. Пополнены необходимые запасы расходных материалов, специальных жидкостей и масел. Все подготовительные работы на узлах и командном пункте были завершены, отлажено взаимодействие между узлами и КП по линиям системы передачи данных, опробованы каналы передачи информации предупреждения на оповещаемые пункты.  Структура управления узлами РО и ОС  ■ Создаваемые объекты РО и ОС являлись уникальными комплексами вооружения, не имевшими аналогов. Все объекты представляли собой стационарные сооружения, в которых размещались приемные и передающие устройства, мощные вычислительные центры, вспомогательная технологическая аппаратура и спецтехническое оборудование. Радиотехнические узлы связывались быстродействующими системами передачи информации и должны были функционировать по боевым программам автоматически. Сроки их создания составляли несколько лет. В строительстве зданий и инфраструктуры, изготовлении, монтаже и наладке аппаратуры и оборудования принимали участие сотни организаций и предприятий различных министерств и ведомств страны. ■■ ■ Орбитальная группировка СПРН должна обеспечить круглосуточное наблюдение за ракетоопасными районами ■■ ■ Формирование групп строящихся объектов, а затем и войсковых частей на создаваемых объектах РО и ОС осуществляло Управление по вводу в строй систем ПКО и ПРН, в войсках больше известное как Управление генерала Коломийца. Оно было сформировано как 154—й радиотехнический центр (в/ч 73570) 01 июля 1963 г. на базе учебного центра авиации ПВО в подмосковном Красногорске (в/г Павшино). Ему непосредственно и подчинялись все войсковые части создаваемых объектов. ■ В свою очередь Управление по вводу в строй систем ПКО и ПРН (в/ч 73570) подчинялось начальнику 4—го Главного управления МО, выступавшему в роли генерального заказчика по созданию узлов РО и ОС. Фактически же 4—е ГУМО (в/ч 77969) являлось заказчиком аппаратуры и оборудования узлов, которые изготавливались предприятиями Министерства радиопромышленности. ■ Заказчиком же спецтехнического оборудования, в состав которого входили системы высоковольтного и низковольтного электроснабжения, системы охлаждения, вентиляции и кондиционирования, системы пожаротушения и другое оборудование, обеспечивавшее нормальное функционирование радиотехнических средств, являлось Инженерное управление Войск ПВО. Оно отвечало за проектирование и выбор оборудования, его поставку, монтаж и наладку, а также за сдачу его в эксплуатацию войсковым частям. В состав документации, разрабатываемой главным конструктором на РЛС, спецтехническое оборудование не входило, а составляло самостоятельный инженерный комплекс объекта, предназначенный для обеспечения работы технологической аппаратуры. Поэтому ни технических описаний, ни инструкций по эксплуатации достаточно сложных систем инженерного комплекса, а также всего инженерного комплекса не существовало и на объект не поставлялось. ■ На офицеров Управления по вводу в строй систем ПКО и ПРН (в/ч 73570) возлагались задачи по контролю и координации работ, связанных с организацией поставок на объекты большого количества технологической аппаратуры и оборудования, организации и обеспечению монтажных, наладочных и стыковочных работ, согласованию и обеспечению испытаний. Наряду с этим управление отвечало за освоение личным составом частей создаваемых комплексов вооружения, руководило административной и хозяйственной деятельностью войсковых частей объектов. К работам по созданию инженерного комплекса Управление по вводу в строй систем ПКО и ПРН (в/ч 73570) имело косвенное отношение и в решении возникающих вопросов по инженерному комплексу выполняло скорее надзорные функции. Такое положение при создании объектов РО создавало определенные трудности, так как командир части не мог решать в полном объеме вопросы по инженерному комплексу с руководством Управление по вводу в строй систем ПКО и ПРН (в/ч 73570), которому он непосредственно подчинялся. ■ Технологический и инженерный комплексы принимались в эксплуатацию разными комиссиями практически автономно. И только на этапе государственных или приемо—сдаточных испытаний проверялась совместная работа технологического и инженерного комплексов, когда все работы по созданию объекта фактически были завершены. При таком подходе к созданию объектов не всегда удавалось выявить и устранить скрытые дефекты взаимного функционирования технологической аппаратуры и инженерного комплекса. ■ А ведь в будущем выполнять боевые задачи по обнаружению баллистических ракет и космических объектов радиотехнический узел должен был как единый комплекс вооружения, без разделения на технологическую аппаратуру и спецтехническое оборудование. ■ ■ Продолжение следует. ■ ■ Автор — Виктор Павлович Панченко, генерал—майор—инженер, кандидат технических наук, с 1977 по 1992 год — заместитель командующего ОА ПРН (ОН) по вооружению — начальник управления вооружения ■ Первая публикация — 29.05.2011

Admin: Система предупреждения о ракетном нападении Опытные и боевые загоризонтные РЛС «Дуга»■ Был построен один опытный сокращённый образец загоризонтной РЛС 5Н77 (шифр «Дуга—2»), на котором велись исследования и испытания в интересах разработки боевых РЛС 5Н32 (шифр «Дуга»). Опытный радиолокационный узел был построен в районе г. Николаев: • радиопередающий центр — п. Луч; • радиоприёмный центр — с. Калиновка. ■ Всего было построено два боевых радиолокационных узла загоризонтных РЛС 5Н32 (шифр «Дуга»): в районе г. Чернобыль и в районе г. Комсомольск—на—Амуре. Радиолокационный узел № 1 — г. Чернобыль—2: • радиопередающий центр — г. Любеч—1; • радиоприёмный центр — г. Чернобыль—2. Радиолокационный узел № 2 — п. Большая Картель: • радиопередающий центр — п. Лиан, • радиоприёмный центр — п. Большая Картель. ■■ ■ Первая публикация — 31.03.2013

altpfurz: Интересно, что та ЗГРЛС, что находилась (условно) в районе города Николаева, находится, судя по дорожным указателям, на территории Херсонской области недалеко от границы с Николаевской. Недавно проезжал мимо, к сожалению, не было возможности свернуть с маршрута и сфотографировать останки объектов и городка. Да и время суток было не лучшее с точки зрения фотосъёмок...

Admin: ■ 09–08–2016Отечественные средства раннего ракетного предупреждения. Часть 1–я □ ► Несколько дней назад на «Военном обозрении» в разделе «Новости» появилась публикация, в которой говорилось о передаче Казахстану нескольких дивизионов ЗРС С–300ПС. Ряд посетителей сайта взяли на себя смелость предположить, что это является российской платой за использование станции раннего ракетного предупреждения на берегу озера Балхаш. С целью понимания того, что представляет собой современная российская система раннего ракетного предупреждения, и насколько нужен России этот объект в независимом Казахстане, вернёмся в прошлое. ► Во второй половине 60–х основным средством доставки ядерного оружия стали баллистические ракеты сухопутного базирования и размещённые на подводных лодках, а дальние бомбардировщики оказались отодвинуты на второй план. В отличие от бомбардировщиков, ядерные боевые блоки МБР и БРПЛ на траектории были практически неуязвимы, а подлётное время до цели, по сравнению с бомбардировщиками, уменьшалось многократно. Именно с помощью МБР Советскому Союзу удалось добиться ядерного паритета с США. До этого американцы, вложившие огромные средства в систему ПВО Северной Америки (США и Канады), не без оснований надеялись отразить атаки относительно немногочисленных советских дальних бомбардировщиков. Однако после массового развёртывания в СССР позиций МБР расклад сил и прогнозируемые сценарии ядерного конфликта поменялись кардинально. Соединенные штаты в новых условиях уже не могли отсидеться за океаном и надеяться на то, что основными районами применения ядерного оружия станут Европа и северо–восточная Азия. Данное обстоятельство привело к изменению подходов и взглядов американского военно–политического руководства на методы и средства обеспечения безопасности и перспективы развития стратегических ядерных сил. К началу 70–х произошло сокращение количества радарных постов освещения воздушной обстановки в Северной Америке, в первую очередь это коснулось кораблей радиолокационного дозора. На территории США были практически полностью ликвидированы многочисленные позиции ЗРК большой дальности, бесполезные против советских МБР. В свою очередь Советский Союз находился в более сложной ситуации, близость многочисленных американских баз и аэродромов тактической и стратегической авиации вынуждала тратить огромные средства на обеспечение ПВО. ► По мере того, как МБР и БРПЛ становились основой ядерных арсеналов, началось создание систем, способных своевременно обнаруживать пуски ракет и рассчитывать их траектории с целью определения степени опасности. В противном случае одна из сторон получала возможность нанесения превентивного обезоруживающего удара. На первом этапе средствами предупреждения о ракетной атаке стали надгоризонтные РЛС с дальностью обнаружения 2000—3000 км, что соответствовало времени оповещения 10—15 минут до подлёта к цели. В связи с этим американцы размещали свои станции AN/FPS–49 в Великобритании, Турции, Гренландии и на Аляске — как можно ближе к советским ракетным позициям. Впрочем, первоначально задачей этих РЛС было предоставление информации о ракетном нападении для систем противоракетной обороны (ПРО), а не обеспечение возможности ответно–встречного удара. ► В СССР проектирование таких станций началось в середине 50–х. Головным объектом, где проводились исследования в области ПРО, стал полигон «Сары–Шаган». Именно здесь, помимо чисто противоракетных систем, отрабатывались РЛС и вычислительные средства, способные обнаружить запуск и рассчитать с высокой точностью траектории баллистических ракет противника на расстоянии нескольких тысяч километров. На берегу озера Балхаш, прилегающего к территории полигона, впоследствии строились и проходили испытания головные экземпляры новых радиолокаторов системы предупреждения о ракетном нападении (СПРН). ► В 1961 году с помощью станции ЦСО–П (Центральная станция обнаружения полигонная*) здесь удалось обнаружить и отследить реальную цель. Для передачи и приёма сигнала ЦСО–П, работающая в метровом диапазоне, имела рупорную антенну длиной 250 м и высотой 15 м. Помимо отработки задач ПРО РЛС, ЦСО–П отслеживала запуски космических аппаратов, на ней также изучалось влияния высотных ядерных взрывов на электронное оборудование. Опыт, полученный при создании ЦСО–П, пригодился при создании РЛС ПРО «Дунай» с дальностью обнаружения объектов до 1 200 км, работающей в метровом диапазоне. ► С использованием наработок по РЛС ЦСО–П была создана сеть станций «Днестр». В каждой РЛС использовалось два «крыла» ЦСО–П, в центре находилось двухэтажное здание, в нём размещались командный пункт и вычислительная система. Каждое крыло охватывало по азимуту сектор 30°, диаграмма сканирования по высоте составляла 20°. Станции «Днестр» планировалось использовать для наведения противоракетных и противоспутниковых систем. Велось строительство двух радиолокационных узлов, разнесённых по широте. Это было необходимо для формирования радиолокационного поля протяжённостью 5000 км. Один узел (ОС–1) возводился под Иркутском (Мишелёвка), другой (ОС–2) на мысе Гульшат, на берегу озера Балхаш в Казахстане. На каждой площадке возводились по четыре станции с охладителями. В 1967 году РЛС «Днестр» заступили на боевое дежурство и стали частью системы контроля космического пространства (СККП). ► Однако для целей СПРН эти станции подходил мало, военных не устраивали дальность обнаружения, невысокая разрешающая способность и помехозащищённость. Поэтому была создана модифицированная версия «Днестр–М». Аппаратная часть РЛС «Днестр» и «Днестр–М» была сходной (за исключением установки секторов антенн по углам места), но их рабочие программы существенно отличались. Это связано с тем, что для обнаружения запуска ракет требовалось сканирование по углу места в пределах от 10°—30°. Кроме того, на станции «Днестр–М» элементная база с целью повышения надёжности частично была переведена на полупроводники. ► Для проведения испытаний ключевых элементов «Днестр–М» на полигоне «Сары–Шаган» была построена установка, которая получила обозначение ЦСО–ПМ. Испытания показали, что по сравнению со станциями «Днестр» разрешающая способность увеличилась в 10—15 раз, дальность обнаружения достигла 2500 км. Первые РЛС раннего предупреждения, входящие в состав отдельных радиотехнических узлов (ОРТУ), начали функционировать в начале 70–х. Это были две станции типа «Днестр–М» на Кольском полуострове под Оленегорском (узел РО–1) и в Латвии в Скрунде (узел РО–2). Данные станции предназначались для обнаружения приближающихся боеголовок со стороны Северного полюса и слежения за пусками ПРПЛ в Норвежском и Северном морях. ► Кроме постройки новых, для использования их в системе предупреждения о ракетном нападении (сканирование по углу места 10°—30°), были модернизированы две имеющиеся станции на узлах ОС–1 и ОС–2. Две другие станции «Днестр» сохранились в неизменном виде для контроля космического пространства (сканирование по углу места 10°—90°). Одновременно со строительством новых РЛС СПРН в подмосковном Солнечногорске началось возведение центра предупреждения о ракетном нападении (ГЦ ПРН). Обмен информацией между радиотехническими узлами и ГЦ ПРН шел по специальным линиям связи. Приказом министра обороны СССР от 15 февраля 1971 года отдельная дивизия противоракетного наблюдения была поставлена на боевое дежурство, этот день считается началом работы СПРН СССР. ► 18 января 1972 года Постановлением ЦК КПСС и Совета Министров СССР было утверждено решение о создании объединенной системы предупреждения о ракетном нападении. В неё вошли наземные РЛС и средства космического наблюдения. Советская СПРН должна была своевременно информировать военно–политическое руководство о ракетной атаке со стороны США и обеспечить гарантированное осуществление ответно–встречного удара. Для достижения максимального времени предупреждения предполагалось использовать специальные спутники и загоризонтные радиолокаторы, способные обнаружить МБР на активном участке полёта. Обнаружение боевых частей ракет на поздних участках баллистической траектории предусматривалось с помощью уже созданных надгоризонтных РЛС. Такое дублирование позволяет значительно повысить надёжность системы и снизить вероятность ошибок, так как для обнаружения стартующих ракет и боеголовок применены разные физические принципы: фиксация теплового излучения двигателя стартующей МБР спутниковыми датчиками и регистрация отражённого радиосигнала радиолокаторами. После начала работы единой системы предупреждения о ракетном нападении в неё были интегрированы станции «Дунай–3» (Кубинка) и «Дунай–3У» (Чехов) системы ПРО Москвы А–35. □ ■ РЛС «Дунай–3У» □ ► РЛС «Дунай–3» состояла из двух антенн, разнесенных на местности, приемно-передающей аппаратуры, вычислительного комплекса и вспомогательных устройств, обеспечивающих работу станции. Максимальная дальность обнаружения цели достигала 1200 км. В настоящий момент радиолокаторы семейства «Дунай» не функционируют. ► В результате дальнейшего совершенствования РЛС «Днестр–М» была создана новая станция «Днепр». На ней вдвое увеличен сектор обзора каждой антенны по азимуту (60° вместо 30°). Несмотря на то, что рупор антенны укоротили с 20 до 14 метров, благодаря внедрению поляризационного фильтра удалось повысить точность измерения по углу места. Использование более мощных передатчиков и их фазирование в антенне привело к увеличению до 4000 км дальности обнаружения. Новые ЭВМ позволили в два раза быстрее производить обработку информации. □ ■ РЛС «Днепр» близ Севастополя □ ► РЛС «Днепр» также состояла из двух «крыльев» двухсекторной рупорной антенны длиной 250 м и высотой 14 метров. В ней имелось два ряда щелевых антенн в двух волноводах с комплектом передающего и приёмного оборудования. Каждый ряд вырабатывает сигнал, сканирующий сектор 30° по азимуту (60° на антенну) и 30° по углу места (от 5° до 35° по высоте) с управлением частотой. Таким образом, удалось обеспечить сканирование 120° по азимуту и 30° по углу места. ► Первая станция «Днепр» была введена в эксплуатацию в мае 1974 года на полигоне «Сары–Шаган» (узел ОС–2). За ней последовали РЛС под Севастополем (узел РО–4) и Мукачёво (узел РО–5). В дальнейшем были модернизированы другие РЛС, за исключением станций слежения за объектами в космосе в «Сары–Шагане» и Мишелёвке под Иркутском. □ ■ РЛС «Даугава» под Оленегорском □ ► В 1978 году в состав узла в Оленегорске (РО–1) была введена установка «Даугава» с активными антенными решётками с фазовым управлением, после чего станция получила обозначение «Днепр–М». Благодаря модернизации удалось повысить помехозащищённость, уменьшить влияние на достоверность информации полярного сияния в ионосфере, а также увеличить надёжность функционирования узла в целом. Технические решения, применённые на «Даугаве», такие как принимающая аппаратура и вычислительный комплекс, в дальнейшем использовались при создании РЛС следующего поколения «Дарьял». □ ■ Антенна РЛС «Днепр» на полигоне «Сары–Шаган» □ ► Оценивая советские РЛС СПРН первого поколения, можно отметить, что они вполне соответствовали возлагаемым на них задачам. В то же время для обеспечения работоспособности станций требовался многочисленный высококвалифицированный штат техников. Аппаратная часть станций в значительной мере строилась на электровакуумных приборах, которые при очень хороших показателях коэффициента усиления и низком уровне собственных шумов были очень энергоёмки и со временем меняли свои характеристики. Громоздкие приёмо–передающие антенны также требовали внимания и регулярного обслуживания. Несмотря на все эти недостатки, эксплуатация некоторых РЛС этого типа продолжалась до недавнего времени, а передатчик РЛС «Днепр» под Оленегорском до сих пор используется в комплексе с приёмной частью «Даугава». Станцию «Днепр» на Кольском полуострове планируется затененить в ближайшей перспективе РЛС семейства «Воронеж». По состоянию на 01 января 2014 года функционировали три РЛС «Днепр» — «Оленегорск», «Сары–Шаган» и «Мишелёвка». □ ■ Снимок Google earth: радиотехнический узел СПРН в Иркутской области □ ► Станция «Днепр» в Иркутской области (ОС–1), по всей видимости, уже не несёт боевого дежурства, так как неподалёку построена современная РЛС «Воронеж-М», две антенны которой с сектором обзора 240° позволяют контролировать территорию от западного побережья США до Индии. Известно, что в 1993 году на базе другой радиолокационной станции «Днепр» в Мишелевке создана Обсерватория радиофизической диагностики атмосферы Института солнечно-земной физики Сибирского отделения РАН. □ ■ Снимок Google earth: РЛС «Днепр» на полигоне «Сары–Шаган» □ ► Совместное использование РЛС «Днепр» на Украине (под Севастополем и Мукачево) с 1992 года регламентировалось российско–украинским договором. Обслуживание и эксплуатация станций производилось украинским персоналом, а полученная информация отправлялась в ГЦ ПРН (Солнечногорск). Согласно межправительственному соглашению,Россия за это ежегодно перечисляла Украине до 1,5 млн долларов. В 2005 году, после того как российская сторона отказалась повысить плату за использование радиолокационной информации, станции были переданы в подчинение Государственному космическому агентству Украины (ГКАУ). Стоит сказать, что Россия имела все основания для отказа обсуждения повышения стоимости оплаты. Информация с украинских станций поступала нерегулярно, кроме того, президент Виктор Ющенко официально допустил на станции американских представителей, чему Россия воспрепятствовать не могла. В связи с этим нашей стране пришлось экстренно разворачивать на своей территории новые РЛС «Воронеж–ДМ» под Армавиром и в Калининградской области. ► В начале 2009 года радиолокационные станции «Днепр» в Севастополе и Мукачево прекратили передачу информации в Россию. Самостийной Украине РЛС СПРН оказались не нужны, руководство «незалежной» приняло решение демонтировать обе станции и расформировать воинские части, занимавшиеся их охраной и обслуживанием. На данный момент станция в Мукачёво находится в процессе разборки. В связи с известными событиями к демонтажу капитальных сооружений РЛС «Днепр» в Севастополе приступить не успели, но сама станция подверглась частичному разграблению и неработоспособна. В российских СМИ озвучивалась информация, что станцию «Днепр» в Крыму планируется ввести в строй, однако это представляется крайне маловероятным событием. Разработчик станций Радиотехнический институт имени академика А.Л. Минца (РТИ), занимавшийся также модернизацией и техническим сопровождением в течение всего жизненного цикла, заявил, что эти надгоризонтные РЛС СПРН за более чем 40 лет службы безнадёжно устарели и полностью выработали свой ресурс. Вкладывать средства в их ремонт и модернизацию является занятием абсолютно бесперспективным, и гораздо более рациональным будет возведение на этом месте новой современной станции с лучшими характеристиками и меньшими эксплуатационными расходами. ► Непонятно, используется ли до сих пор РЛС «Днепр» в Казахстане (ОС–2). По информации журнала «Новости космонавтики», эта станция была перепрофилирована со слежения за космическими объектами на обнаружение реальных пусков иностранных баллистических ракет. С 2001 года радиотехнический центр «Сары–Шаган» нёс боевое дежурство в составе Космических войск и обеспечивал контроль за ракетоопасными направлениями со стороны Пакистана, западной и центральной части КНР, охватывает Индию и часть акватории Индийского океана. Однако, несмотря на неоднократную модернизацию, данная РЛС, созданная полвека назад, изношена, устарела и является весьма затратной в эксплуатации. Даже если она до сих пор работоспособна, то её вывод с боевого дежурства дело ближайшего будущего. ► В начале 70–х в связи с появлением новых типов угроз, таких как разделяющиеся головные части МБР и активные и пассивные средства постановки помех РЛС СПРН, началось создание новых типов радиолокаторов. Как уже говорилось, некоторые технические решения, реализуемые в станциях следующего поколения, были применены в установке «Даугава» — уменьшенной приёмной части новой РЛС «Дарьял». Планировалось, что восемь станций второго поколения, расположенные по периметру СССР, заменят РЛС «Днепр». ► Первую станцию планировалось построить на Крайнем Севере — на острове Земля Александры архипелага Земля Франца–Иосифа. Это было обусловлено желанием достижения максимального времени предупреждения на основном ракетоопасном направлении. Возможно, примером в данном случае послужила американская РЛС в Гренландии. В связи с экстремальными климатическими условиями при создании новой РЛС были заложены строгие строительные нормативы: например, верх приёмного сооружения высотой 100 метров при ураганном ветре 50 м/с не должен отклоняться более чем на 10 см. Передающая и приёмная позиция разнесены на 900 метров. Мощности систем жизнеобеспечения и энергетики хватило бы городу с населением 100 тысяч человек. Станцию планировалось оснастить собственной ядерной энергоустановкой. Однако из–за чрезмерной стоимости и сложности РЛС «Дарьял» решили строить в районе Печоры. Параллельно началось строительство Печорской ГРЭС, которая должна была обеспечить объект электроэнергией. Строительство станции шло с большими трудностями: так, 27 июля 1979 года на почти готовой РЛС в ходе настроечных работ на передающем центре произошёл пожар. Выгорело почти 80% радиопрозрачного покрытия, около 70% передатчиков обгорели или покрылись сажей. □ ■ РЛС «Дарьял» (передатчик слева, приемник справа) □ ► Антенны РЛС «Дарьял» (передающая и приёмная) разнесены на 1,5 км. Передающая антенна — активная ФАР размером 40×40 метров, заполнена 1260 сменными модулями с выходной импульсной мощностью каждого 300 кВт. Приёмная антенна размером 100×100 метров представляет собой активную фазированную решётку (ФАР) с размещёнными в ней 4000 крест–вибраторами. РЛС «Дарьял» работает в метровом диапазоне. Она способна обнаруживать и одновременно сопровождать около 100 целей с ЭПР порядка 0,1 м² на дальности до 6000 км. Зона обзора — 90° по азимуту и 40° по углу места. При очень высоких характеристиках постройка станций этого типа оказалась крайне затратным делом. □ ■ Планируемая география размещения РЛС «Дарьял» □ ► Первая станция под Печёрой (узел РО–30) была принята на вооружение 20 января 1984 года, а 20 марта того же года поставлена на боевое дежурство. Она имеет возможность контролировать пространство до северного побережья Аляски и Канады и полностью просматривает пространство над Гренландией. Вслед за станцией на севере 1985 году последовала вторая РЛС, так называемая Габалинская РЛС (узел РО–7) в Азербайджане. □ ■ Габалинская РЛС □ ► В целом судьба проекта сложилась неудачно: из восьми запланированных станций в строй удалось ввести только две. В 1978 году в Красноярском крае, в окрестностях села Абалаково, началось возведение третьей станции типа «Дарьял». В годы «перестройки», через девять лет после начала работ, когда уже были израсходованы сотни миллионов рублей, наше руководство решило сделать американцам «жест доброй воли» и законсервировало строительство. А уже в 1989 году было решено снести практически полностью построенную станцию. ► Строительство РЛС СПРН в районе посёлка Мишелёвка в Иркутской области продолжалось по 1991 год. Но после распада Советского Союза оно было прекращено. Какое–то время эта станция являлась предметом торга с США, американцы предлагали финансировать её достройку в обмен на выход из договора по ПРО. В июне 2011 года РЛС снесли, а на месте передающей позиции в 2012 году была построена новая РЛС типа «Воронеж–М». ► В 1984 году на ОРТУ «Балхаш» (Казахстан) началось строительство РЛС по усовершенствованному проекту «Дарьял–У». К 1991 году станцию удалось довести до стадии заводских испытаний. Но в 1992 году все работы из–за отсутствия финансирования были заморожены. В 1994 году станцию законсервировали, а в январе 2003 года она была передана независимому Казахстану. 17 сентября 2004 года в результате умышленного поджога приёмной позиции произошёл пожар, уничтоживший всё оборудование. В 2010 году в ходе несанкционированного демонтажа здание обрушилось, а в 2011 году были демонтированы строения передающей позиции. □ ■ Горящее здание приёмного узла станции «Дарьял» на полигоне «Сары–Шаган» □ ► Не менее плачевной оказалась судьба других станций этого типа. Строительство РЛС типа «Дарьял–У на мысе Херсонес, под Севастополем, начавшееся в 1988 году, было прекращено в 1993 году. РЛС «Дарьял–УМ» на Украине в Мукачёво и в Латвии в Скрунда, находившиеся в высокой степени готовности, были взорваны под давлением США. Габалинская РЛС в виду технических проблем и высокого энергопотребления в последние годы своего существования функционировала с периодическими кратковременными включениями в режим «боевая работа». После того как Азербайджан попытался повысить арендную плату, в 2013 году Россия отказалась от использования станции, и её передали Азербайджану. Часть оборудования была демонтирована и вывезена в Россию. Станцию в Габале заменила РЛС «Воронеж–ДМ» под Армавиром. □ ■ Снимок Google earth: РЛС «Дарьял» в республике Коми □ ► Единственной работающей РЛС типа «Дарьял» осталась станция в Республике Коми. После закрытия РЛС в Габале её тоже планировалось демонтировать, а на этом месте построить новую РЛС «Воронеж–ВП». Однако некоторое время назад в пресс-службе Минобороны РФ заявили, что станция в 2016 году должна пройти глубокую модернизацию. ► Помимо надгоризонтных РЛС в советской СПРН существовали загоризонтные радиолокационные станции (ЗГРЛС) типа «Дуга», в них использовался эффект двухскачковой загоризонтной радиолокации. В благоприятных условиях эти станции были способны наблюдать высотные воздушные цели, например, фиксировать массовый взлёт американских стратегических бомбардировщиков, но в основном они предназначались для обнаружения плазменных «коконов», образующихся при работе двигателей массово стартующих МБР. ► Первый опытный образец ЗГРЛС «Дуга» начал функционировать под Николаевым в начале 70–х. Станция продемонстрировала свою работоспособность, зафиксировав момента старта советских баллистических ракет с Дальнего Востока и акватории Тихого океана. После оценки результатов опытной эксплуатации было решено построить еще две загоризонтные РЛС такого типа: в окрестностях Чернобыля и Комсомольска–на–Амуре. Данные станции предназначались для предварительного обнаружения старта МБР с территории США, до того как их могли увидеть РЛС «Днепр» и «Дарьял». Их строительство оценивается более чем в 300 млн рублей в ценах начала 80–х. □ ■ Секторы контроля ЗГРЛС «Дуга» □ ► ЗГРЛС «Дуга–1» под Чернобылем была введена в работу в 1985 году. Надо сказать, что место расположения данной станции было выбрано не случайно, близость к АЭС обеспечивало надёжное энергоснабжение при очень высоком энергопотреблении данного объекта. Но впоследствии это послужило причиной поспешного вывода РЛС из эксплуатации ввиду радиационного заражения местности. ► Станция, иногда именуемая как «Чернобыль–2», имела впечатляющие размеры. Поскольку одна антенна не могла перекрывать рабочую полосу частот: 3,26—17,54 МГц, весь диапазон разбит на два поддиапазона, и антенных решеток имелось тоже две. Высота мачт высокочастотной антенны от 135 до 150 метров. На снимках Google еarth длина составляет примерно 460 метров. Высокочастотная антенна имеет высоту до 100 метров в высоту, её длина на снимках Google еarth — 230 метров. Антенны РЛС построены по принципу фазированной антенной решётки. Передатчик ЗГРЛС находился в 60 км от приёмных антенн, в районе села Рассудово (Черниговская область). □ ■ Вибраторы приёмной антенны ЗГРЛС «Дуга–1» □ ► После запуска станции выяснилось, что ее передатчик начал блокировать частоты радиосвязи и частоты, предназначенные для работы диспетчерских служб авиации. Впоследствии радар был модифицирован так, чтобы пропускать эти частоты. Также изменился частотный диапазон, после модернизации — 5—28 МГц. □ ■ Снимок Google earth: ЗГРЛС «Дуга–1» в окрестностях ЧАЭС □ ► Однако поставить на боевое дежурство модернизированный радар помешала авария на ЧАЭС. Первоначально станция была законсервирована, но позже стало ясно, что при существующем уровне радиации вернуть её в строй не удастся, и было принято решение демонтировать основные радиоэлектронные узлы ЗГРЛС и вывезти их на Дальний Восток. В настоящий момент оставшиеся сооружения станции стали местной достопримечательностью, при таких габаритах приёмные антенны видны почти с любого места Чернобыльской зоны отчуждения. ► На Дальнем Востоке приёмную антенну и станцию зондирования ионосферы «Круг», которая предназначалась как вспомогательная к ЗГРЛС, а также для выработки текущей информации о прохождении радиоволн, состояния среды их прохождения, выборе оптимального частотного диапазона, разместили в 35 км от Комсомольска–на–Амуре, неподалёку от посёлка Картель. Передатчик находился в 30 км севернее Комсомольска–на–Амуре, рядом с военным городком «Лиан–2», в котором дислоцирован 1530–й зенитно–ракетный полк. Однако и на Дальнем Востоке служба ЗГРЛС тоже была недолгой. После пожара в ноябре 1989 года, случившегося в приемном центре, станцию не восстанавливали, демонтаж сооружений приёмной антенны начали в 1998 году. □ ■ Снимок приёмной антенны ЗГРЛС под Комсомольском незадолго до её демонтажа □ ► Автору довелось присутствовать при данном мероприятии. Демонтаж сопровождался тотальным разграблением всего приемного центра, даже ещё пригодная к дальнейшему использованию связевая аппаратура, элементы энергетического и кабельного хозяйства безжалостно уничтожались «металлистами». Среди местных жителей большой популярностью пользовались сферические элементы вибраторов, которые применяли в качестве металлического каркаса при сооружении парников. Ещё раньше полному разрушению подверглась станция зондирования ионосферы «Круг». В настоящее время на этом месте остались обломки бетонных конструкций и заполненные водой подземные сооружения. На территории, где когда–то находилась приёмная антенна ЗГРЛС «Дуга», в настоящий момент размещён зенитно–ракетный дивизион ЗРС С–300ПС, прикрывающий город Комсомольск–на–Амуре с юго–западного направления. ► Продолжение следует… □ ► По материалам: //www.ww2.dk/new/pvo/radar/49ortu.htm //politrussia.com/vooruzhennye-sily/kak-rossiya-laquo-nezametno-raquo-426/ □ ► Автор — Линник Сергей * ЦСО–П — центральная станция обнаружения – промежуточная — Admin

Admin: ■ 16–08–2016Отечественные средства раннего ракетного предупреждения. Часть 2–я □ ► Помимо надгоризонтных и загоризонтных радиолокаторов, в советской системе раннего ракетного предупреждения использовалась космическая компонента, опирающаяся на искусственные спутники земли (ИСЗ). Это позволяло значительно повысить достоверность информации и обнаруживать баллистические ракеты практически сразу после старта. В 1980 году начала функционировать система раннего обнаружения запуска МБР (система «Око»), состоящая из четырех ИСЗ УС–К (Унифицированная система контроля)* на высокоэллиптических орбитах и Центрального наземного командного пункта (ЦКП) в подмосковном «Серпухове–15» (гарнизон «Курилово»), известном также как «Западный КП». Информация со спутников поступала на параболические антенны, укрытые большими радиопрозрачными куполами, многотонные антенны непрерывно отслеживали группировку спутников СПРН на высокоэллиптических и геостационарных орбитах. □ □ ► Апогеи высокоэллиптической орбиты ИСЗ УС–К были расположены над Атлантическим и Тихим океанами. Это давало возможность наблюдать за районами базирования американских МБР на обоих суточных витках и одновременно поддерживать при этом прямую связь с КП под Москвой, либо на Дальнем Востоке. Для уменьшения засветки излучением, отраженным от Земли и облаков, спутники вели наблюдение не вертикально вниз, а под углом. Один спутник мог осуществлять контроль в течение 6 часов, для круглосуточной работы на орбите должно было быть не менее четырёх космических аппаратов. Для обеспечения надёжного и достоверного наблюдения в состав спутниковой группировки должны было быть девять аппаратов — этим достигалось необходимое дублирование на случай преждевременного выхода спутников из строя, а также позволяло осуществлять наблюдение одновременно двумя или тремя ИСЗ, что снижало вероятность ложной тревоги. А такие случаи бывали: известно, что 26 сентября 1983 года система выдала ложную тревогу о ракетной атаке, это произошло в результате отражения солнечного света от облаков. К счастью, дежурная смена командного пункта действовала профессионально, и сигнал после анализа всех обстоятельств был признан ложным. Спутниковая группировка из девяти спутников, обеспечивающая одновременное наблюдение несколькими ИСЗ и, как следствие, высокую достоверность информации, начала функционировать в 1987 году. □ ■ Антенный комплекс «Западного КП» □ ► Система «Око» была официально принята на вооружение в 1982 году, с 1984 года в её составе начал работать ещё один спутник на геостационарной орбите. Космический аппарат УС–КС («Око–С») представлял собой модифицированный спутник УС–К, предназначенный для функционирования на геостационарной орбите. Спутники этой модификации помещались в точку стояния на 24° западной долготы, обеспечивая наблюдение за центральной частью территории США на краю видимого диска земной поверхности. ИСЗ, находящиеся на геостационарной орбите, обладают существенным преимуществом — они не изменяют свою позицию относительно земной поверхности и способны обеспечить дублирование данных, получаемых от группировки спутников на высокоэллиптических орбитах. Кроме контроля над континентальной частью США, советская космическая система спутникового контроля обеспечивала наблюдение за районами боевого патрулирования американских ПЛАРБ в Атлантическом и Тихом океанах. □ □ ► Помимо «Западного КП» в Подмосковье, в 40 км к югу от Комсомольска–на–Амуре, на берегу озера Хумми, был построен «Восточный КП» («Гайтер–1»). На КП СПРН в центральной части страны и на Дальнем Востоке велась непрерывная обработка информации, получаемая с космических аппаратов, с последующей передачей её в Главный центр предупреждения о ракетном нападении (ГЦ ПРН), расположенный неподалёку от деревни Тимоново Солнечногорского района Московской области («Солнечногорск–7»). □ ■ Снимок Google earth: «Восточный КП» □ ► В отличие от «Западного КП», более рассредоточенного на местности, объект на Дальнем Востоке расположен гораздо компактней, семь параболических антенн под радиопрозрачными куполами белого цвета выстроились в два ряда. Интересно, что неподалёку находились приёмные антенны загоризонтной РЛС «Дуга», так же являющейся частью СПРН. Вообще, в 80–е годы в окрестностях Комсомольска–на–Амуре наблюдалась беспрецедентная концентрация воинских частей и соединений. Крупный дальневосточный оборонно–промышленный центр и дислоцированные в данном районе части и соединения защищал от ударов с воздуха 8–й корпус ПВО. ► После постановки на боевое дежурство системы «Око» начались работы по созданию её усовершенствованного варианта. Это было связано с необходимостью обнаружения стартующих ракет не только с континентальной территории США, но и из остальных районов земного шара. Развёртывание новой системы УС–КМО (Унифицированная система контроля морей и океанов)** «Око–1» со спутниками на геостационарной орбите началось в Советском Союзе в феврале 1991 года с запуска космического аппарата второго поколения, а принята на вооружение она была уже российскими вооруженными силами в 1996 году. Отличительной особенностью системы «Око–1» стало применение вертикального наблюдения за стартом ракет на фоне земной поверхности, это даёт возможность не только регистрировать факт пуска ракет, но и определять направление их полёта. Для этого ИСЗ 71Х6 (УС–КМО) оснащены инфракрасным телескопом с зеркалом диаметром 1 м и солнечным защитным экраном размером 4,5 м. □ □ ► В полную группировку спутников должны были входить семь спутников на геостационарных орбитах и четыре спутника на высоких эллиптических орбитах. Все они вне зависимости от орбиты способны обнаруживать запуски МБР и БРПЛ на фоне земной поверхности и облачного покрова. Вывод спутников на орбиту осуществлялся ракетой–носителем «Протон–К» с космодрома «Байконур». ► Реализовать все планы по построению орбитальной группировки СПРН не удалось, всего с 1991 по 2012 год было запущено 8 аппаратов УС–КМО. К середине 2014 года в составе ограниченно работоспособной системы имелось два аппарата 73Д6, которые могли работать лишь несколько часов в сутки. Но в январе 2015 года они тоже вышли из строя. Причиной сложившейся ситуации стала низкая надёжность бортовой аппаратуры, вместо запланированных 5—7 лет активной работы, срок службы спутников составлял 2—3 года. Самое обидное, что ликвидация российской спутниковой группировки предупреждения о ракетном нападении произошла не во времена горбачёвской «перестройки» или ельцинского «смутного времени», а в сытые годы «возрождения» и «подъёма с колен», когда огромные средства тратились на проведение «имиджевых мероприятий». С начала 2015 года наша система предупреждения о ракетном нападении опирается только на надгоризонтные РЛС, что, конечно, сокращает время принятия решения об ответно–встречном ударе. ► К сожалению, с наземной частью спутниковой системы предупреждения тоже было не всё гладко. 10 мая 2001 года на ЦКП в Подмосковье произошел пожар, при этом здание и наземная аппаратура связи и управления серьёзно пострадали. По некоторым данным, прямой ущерб от пожара составил 2 млрд руб. Из–за возгорания на 12 часов была потеряна связь с российскими спутниками СПРН. ► Во второй половине 90–х на совершенно секретный в советское время объект под Комсомольском–на–Амуре в качестве демонстрации «открытости» и «жеста доброй воли» была допущена группа «иностранных инспекторов». Тогда же специально к приезду «гостей» на въезде на «Восточный КП» повесили вывеску «Центр слежения за космическими объектами», которая висит до сих пор. ► В настоящий момент будущее спутниковой группировки российской СПРН не определено. Так, на «Восточном КП» большая часть оборудования выведена из работы и законсервирована. Сокращению подверглись около половины военных и гражданских специалистов, занимавшихся эксплуатацией и обслуживанием «Восточного КП», обработки и ретрансляции данных, а инфраструктура дальневосточного центра управления стала ветшать. □ (500) ■ Сооружения «Восточного КП», фото автора □ ► Согласно информации, опубликованной в СМИ, система «Око–1» должна быть заменена ИСЗ «Единой космической системы» (ЕКС). Создаваемая в России, спутниковая система ЕКС функционально во многом является аналогом американской SBIRS. В состав ЕКС, помимо аппаратов 14Ф142 «Тундра», отслеживающих ракетные пуски и вычисляющих траектории, должны так же войти спутники системы морской космической разведки и целеуказания «Лиана», аппараты комплекса оптико–электронной и радиолокационной разведки и геодезической спутниковой системы. ► Вывод спутника «Тундра» на высокую эллиптическую орбиту первоначально был запланирован на середину 2015 года, однако позже запуск перенесли на ноябрь 2015 года. Запуск аппарата, получившего обозначение «Космос–2510», производился с российского космодрома Плесецк при помощи ракеты-носителя «Союз–2.1б». Единственный находящийся на орбите спутник, конечно, не способен обеспечить полноценное раннее предупреждение о ракетной атаке, и служит в основном для подготовки и настройки наземного оборудования, тренировки и обучения расчётов. ► В начале 70–х в СССР начались работы по созданию эффективной системы ПРО города Москвы, которая должна была обеспечить оборону города от одиночных боеголовок. Среди других технических новшеств было введение в состав противоракетной системы радиолокационных станций с неподвижными многоэлементными фазированными антенными решётками. Это давало возможность обзора (сканирования) пространства в широкоугольном секторе в азимутальной и вертикальной плоскостях. До начала строительства в Подмосковье опытный усечённый образец станции «Дон–2НП» был построен и испытан на полигоне «Сары–Шаган». ► Центральным и наиболее сложным элементом системы ПРО А–135 стала радиолокационная станция кругового обзора «Дон–2Н», работающая в сантиметровом диапазоне. Этот радиолокатор представляет собой усеченную пирамиду высотой около 35 метров с длиной сторон около 140 метров у основания и примерно 100 м по кровле. В каждой из четырёх граней находятся неподвижные крупноапертурные активные фазированные антенные решётки (приёмные и передающие), обеспечивающие круговой обзор. Передающая антенна излучает сигнал в импульсе мощностью до 250 МВт. □ ■ РЛС «Дон–2Н» □ ► Уникальность данной станции заключается в ее универсальности и многофункциональности. РЛС «Дон–2Н» решает задачи обнаружения баллистических целей, селекции, сопровождения, измерения координат и наведения на них ракет–перехватчиков с ядерной боевой частью. Управление станцией осуществляется вычислительным комплексом производительностью до миллиарда операций в секунду, построенном на основе четырёх суперкомпьютеров «Эльбрус–2». ► Строительство станции и шахт противоракет началось в 1978 году в Пушкинском районе, в 50 км к северу от Москвы. При строительстве станции израсходовано более 30 000 тонн металла, 50 000 тонн бетона, проложено 20 000 километров различного кабеля. Для охлаждения аппаратуры потребовались сотни километров водопроводных труб. Работы по установке, монтажу и наладке оборудования проводились с 1980 по 1987 годы. В 1989 году станция была сдана в опытную эксплуатацию. Сама же система ПРО А–135 официально принята на вооружение 17 февраля 1995 года. ► Изначально в системе ПРО Москвы было предусмотрено использование двух эшелонов перехвата целей: противоракетами дальнего действия 51Т6 на больших высотах вне атмосферы и противоракетами меньшей дальности 53Т6 в атмосфере. Согласно информации, обнародованной российским МО, противоракеты 51Т6 сняты с боевого дежурства в 2006 году ввиду истечения гарантийного срока эксплуатации. В настоящий момент в составе системы А–135 остались только противоракеты ближней зоны 53Т6 с максимальной досягаемость по дальности 60 км и по высоте — 45 км. С целью продления ресурса противоракет 53Т6 с 2011 года они в ходе плановой модернизации оснащаются новыми двигателями и аппаратурой наведения на новой элементной базе с усовершенствованным программным обеспечением. Испытания состоящих на вооружении противоракет, начиная с 1999 года, проводятся регулярно. Последнее испытание на полигоне «Сары–Шаган» состоялось 21 июня 2016 года. ► Притом, что противоракетная система А–135 была достаточно совершенной по меркам середины 80–х годов, её возможности позволяли гарантированно отразить только ограниченный ядерный удар одиночными боеголовками. ПРО Москвы до начала 2000–х могла успешно противостоять моноблочным китайским баллистическим ракетам, оснащённым достаточно примитивными средствами преодоления противоракетной обороны. К моменту принятия на вооружение система А–135 уже не могла перехватить все нацеленные на Москву американские термоядерные боеголовки, размещённые на МБР LGM–30G Minuteman III и БРПЛ UGM–133A Trident II. □ ■ Снимок Google earth: РЛС «Дон–2Н» и ШПУ противоракет 53Т6 □ ► Согласно данным, опубликованным в открытых источниках, по состоянию на январь 2016 года в пяти позиционных районах в окрестностях Москвы в шахтных пусковых установках размещено 68 противоракет 53Т6. Двенадцать шахт находится в непосредственной близости к РЛС «Дон–2Н». ► Помимо обнаружения атак баллистических ракет, их сопровождение и наведения на них противоракет станция «Дон–2Н» задействована в составе системы предупреждения о ракетном нападении. При угле обзора 360 градусов возможно обнаружение боевых блоков МБР на дальности до 3700 км. Имеется возможность контроля космического пространства на дальности (высоте) до 40 000 км. По ряду параметров РЛС «Дон–2Н» до сих пор остаётся непревзойдённой. В феврале 1994 года в ходе программы ODERACS с американского «Шаттла» в феврале 1994 года в открытый космос были выброшены 6 металлических шаров, по два диаметром 5, 10 и 15 сантиметров. Они находились на земной орбите от 6 до 13 месяцев, после чего сгорели в плотных слоях атмосферы. Целью данной программы было выяснение возможностей по обнаружению малоразмерных космических объектов, калибровка РЛС и оптических средств в целях отслеживания «космического мусора». Только российская станция «Дон–2Н» сумела обнаружить и построить траектории самых маленьких объектов диаметром 5 см на расстоянии 500—800 км при высоте цели 352 км. После обнаружения их сопровождение осуществлялось на дальности до 1500 км. ► Во второй половине 70–х после появления в США ПЛАРБ, вооруженных БРПЛ UGM–96 Trident I с РГЧ, и обнародовании планов о развёртывании в Европе БРСД MGM–31C Pershing II советское руководство решило создать на западе СССР сеть надгоризонтных среднепотенциальных станций дециметрового диапазона. Новые РЛС, благодаря высокой разрешающей способности, помимо обнаружения пуска ракет, могли бы обеспечить точное целеуказание системам ПРО. Предполагалось строительство четырёх радиолокаторов с цифровой обработкой информации, созданных с использованием технологии твердотельных модулей и имеющих возможность перестройки частоты в двух диапазонах. Основные принципы построения новой станции 70М6 «Волга» были отработаны на полигонной РЛС «Дунай–3УП» в Сары–Шагане. Возведение новой РЛС СПРН началось в 1986 году в Белоруссии, в 8 км северо–восточнее города Ганцевичи. ► В ходе строительства впервые в СССР был применён метод ускоренного возведения многоэтажного технологического здания из крупногабаритных конструктивных модулей с необходимыми закладными элементами для установки аппаратуры с подключением систем электропитания и охлаждения. Новая технология возведения объектов такого рода из модулей, изготовленных на московских заводах и доставленных на место стройки, позволила примерно в два раза сократить сроки строительства и существенно уменьшила стоимость. Это был первый опыт создания радиолокационной станции СПРН высокой заводской готовности, позднее получивший развитие при создании РЛС «Воронеж». Приёмная и передающая антенны сходны по конструкции и построены на основе АФАР. Размер передающей части составляет 36×20 метров, приёмной — 36×36 метров. Позиции приёмной и передающей части разнесены на 3 км друг от друга. Модульное исполнение станции позволяет производить поэтапную модернизацию без снятия с боевого дежурства. □ ■ Приёмная часть РЛС «Волга» □ ► В связи с заключением договора о ликвидации РСМД строительство станции было заморожено в 1988 году. После того как Россия потеряла узел СПРН в Латвии, строительство РЛС «Волга» в Белоруссии возобновилось. В 1995 году заключено российско–белорусское соглашение, в соответствии с которым узел связи ВМФ «Вилейка» и ОРТУ «Ганцевичи» вместе с земельными участками были переданы России на 25 лет без взимания всех видов налогов и плат. В качестве компенсации белорусской стороне списана часть долгов за энергоносители, частичное обслуживание узлов производят белорусские военнослужащие, а также белорусской стороне предоставляется информация о ракетно–космической обстановке и допуск на полигон ПВО «Ашулук». ► Из–за утраты хозяйственных связей, что было связано с распадом СССР и недостаточным финансированием, строительные и монтажные работы затянулись до конца 1999 года. Лишь в декабре 2001 года станция заступила на опытно–боевое дежурство, а 1 октября 2003 года РЛС «Волга» была принята на вооружение. Это единственная построенная станция данного типа. □ ■ Снимок Google earth: приёмная часть РЛС «Волга» □ ► Радиолокационная станция СПРН в Белоруссии в первую очередь контролирует районы патрулирования американских, британских и французских ПЛАРБ в Северной Атлантике и Норвежском море. РЛС «Волга» способна обнаруживать и идентифицировать космические объекты и баллистические ракеты, а также отслеживать их траектории, рассчитывая точки старта и падения, дальность обнаружения БРПЛ достигает 4800 км в азимутальном секторе 120 градусов. Радиолокационная информация с РЛС «Волга» в режиме реального времени поступает в Главный центр предупреждения о ракетном нападении. В настоящее время это единственный действующий объект российской системы предупреждения о ракетном нападении, находящийся за рубежом. ► Наиболее современными и перспективными в части слежения за ракетоопасными направлениями являются российские РЛС СПРН типа 77Я6 «Воронеж–М/ДМ» метрового и дециметрового диапазона. По своим возможностям в части обнаружения и сопровождения боеголовок баллистических ракет станции «Воронеж» превосходят РЛС предыдущего поколения, но при этом стоимость их строительства и эксплуатации в разы меньше. В отличие от станций «Днепр», «Дон–2Н», «Дарьял» и «Волга», возведение и отладка которых порой растягивались на 10 лет, РЛС СПРН серии «Воронеж» имеют высокую заводскую степень готовности, и с момента начала строительства до постановки на боевое дежурство обычно проходит 2—3 года, срок монтажа РЛС не превышает 1,5—2 лет. Станция блочно–контейнерного типа, включает в себя 23 элемента аппаратуры в контейнерах заводского производства. □ ■ Радиолокатор СПРН «Воронеж–М» в Лехтуси □ ► Станция состоит из приёмопередающей установки с АФАР, быстровозводимого здания для личного состава и контейнеров с радиоэлектронным оборудованием. Модульный принцип конструкции даёт возможность быстро и с небольшими затратами модернизировать РЛС в ходе эксплуатации. В составе радиолокатора, аппаратуры управления и обработки данных используются модули и узлы, позволяющие из унифицированного набора структурных элементов формировать станцию с необходимыми ТТХ, в соответствии с оперативно–тактическим требованиям по месту дислокации. Благодаря применению новой элементной базы, передовым конструктивным решениям и использованию оптимального режима работы, по сравнению со станциями старых типов, существенно снижено энергопотребление. Программное управление потенциалом в секторе ответственности по дальности, углам и времени позволяет рационально использовать мощности РЛС. В зависимости от ситуации возможно оперативное распределение энергоресурсов в рабочей зоне радиолокатора в мирный и угрожаемый периоды. Встроенная система диагностики и высокоинформативная система управления также снижают расходы по обслуживанию РЛС. Благодаря использованию высокопроизводительных вычислительных средств имеется возможность одновременно сопровождать до 500 объектов. □ ■ Элементы антенны метровой РЛС «Воронеж–М» □ ► На сегодняшний день известно о трёх реально существующих модификациях РЛС «Воронеж». Станции типа «Воронеж–М» (77Я6) работают в метровом диапазоне, дальность обнаружения целей до 6000 км. РЛС «Воронеж–ДМ» (77Я6–ДМ) работают в дециметровом диапазоне, дальность — до 4500 км по горизонту и до 8000 км по вертикали. Дециметровые станции при меньшей дальности обнаружения лучше подходят для задач противоракетной обороны, так как точность определения координат целей у них выше, чем у РЛС метрового диапазона. В ближайшей перспективе дальность обнаружения РЛС «Воронеж–ДМ» должна быть доведена до 6000 км. Последней известной модификацией является «Воронеж–ВП» (77Я6–ВП) — развитие 77Я6 «Воронеж–М». Это высокопотенциальная РЛС метрового диапазона с потребляемой мощностью — до 10 МВт. Благодаря увеличению мощности излучаемого сигнала и введению новых режимов работы возросли возможности обнаружения малозаметных целей в условиях организованных помех. Согласно обнародованной информации, «Воронеж–ВП» метрового диапазона, помимо задач СПРН, способна на значительном удалении обнаруживать аэродинамические цели на средних и больших высотах. Это позволяет фиксировать массовый взлёт дальних бомбардировщиков и самолётов заправщиков «потенциальных партнёров». Но заявления некоторых «ура–патриотически» настроенных посетителей сайта «Военное обозрение» о возможности с помощью этих станций вести эффективный контроль всего воздушного пространства континентальной части территории США, конечно, не соответствует действительности. □ ■ Снимок Google earth: РЛС «Воронеж–М» в Лехтуси □ ► В настоящее время известно о восьми строящихся или действующих станциях «Воронеж–М/ДМ». Первая станция «Воронеж–М» была построена в Ленинградской области близ деревни Лехтуси в 2006 году. На боевое дежурство РЛС в Лехтуси заступила 11 февраля 2012 года, прикрыв северо–западное ракетоопасное направление, вместо уничтоженной РЛС «Дарьял» в Скрунде. В Лехтуси находится база обеспечения учебного процесса Военно–космической академии имени А.Ф. Можайского, где ведётся обучение и подготовка личного состава для других РЛС «Воронеж». Сообщалось о планах модернизации головной станции до уровня «Воронеж–ВП». □ ■ Снимок Google earth: РЛС «Воронеж–ДМ» под Армавиром □ ► Следующей стала станция «Воронеж–ДМ» в Краснодарском крае под Армавиром, построенная на месте взлётно–посадочной полосы бывшего аэродрома. В её составе два сегмента. Один закрывает брешь, образовавшуюся после утраты РЛС «Днепр» на Крымском полуострове, другой заменил Габалинскую РЛС «Дарьял» в Азербайджане. РЛС, построенная под Армавиром, контролирует южное и юго–западное направление. ► Ещё одна станция дециметрового диапазона возведена в Калининградской области на заброшенном аэродроме «Дунаевка». Эта РЛС перекрывает зону ответственности РЛС «Волга» в Белоруссии и «Днепр» на Украине. Станция «Воронеж–ДМ» в Калининградской области является самой западной российской РЛС СПРН и способна контролировать пространство над большей частью Европы, включая Британские острова. □ ■ Снимок Google earth: РЛС «Воронеж–М» в Мишелёвке □ ► Вторая РЛС метрового диапазона «Воронеж–М» построена в Мишелёвке под Иркутском на месте демонтированной передающей позиции РЛС «Дарьял». Её антенное поле в два раза больше лехтусинского — 6 секций вместо трёх, и контролирует территорию от западного побережья США до Индии. В результате удалось расширить сектор обзора до 240 градусов по азимуту. Эта станция заменила выведенную из эксплуатации РЛС «Днепр», находящуюся там же в Мишелёвке. □ ■ Снимок Google earth: РЛС «Воронеж–М» под Орском □ ► Станция «Воронеж–М» построена также под Орском, в Оренбургской области. С 2015 года она работает в тестовом режиме. Постановка на боевое дежурство запланирована на 2016 год. После этого появится возможность контролировать пуски баллистических ракет со стороны Ирана и Пакистана. □ □ ► Дециметровые РЛС Воронеж–ДМ» готовятся к вводу в эксплуатацию в посёлке Усть–Кемь в Красноярском крае и посёлке Конюхи в Алтайском крае. Этими станциями планируется прикрыть северо–восточное и юго-восточное направления. Обе РЛС должны приступить к несению боевого дежурства в ближайшее время. Кроме того, на разных стадиях строительства находятся станции «Воронеж–М» в республике Коми под Воркутой, «Воронеж–ДМ» в Амурской области и «Воронеж–ДМ» в Мурманской области. Последняя станция должна заменить комплекс «Днепр»/«Даугава». ► Принятие на вооружение станций типа «Воронеж» не только существенно расширило возможности ракетно–космической обороны, но и даёт возможность разместить все наземные средства СПРН на территории России, что должно минимизировать военно–политические риски и исключить возможность экономического и политического шантажа со стороны партнёров по СНГ. В будущем МО РФ намерено полностью заменить ими все советские РЛС предупреждения о ракетном нападении. С полной уверенностью можно сказать, что РЛС серии «Воронеж» по комплексу характеристик являются лучшими в мире. По состоянию на конец 2015 года в Главный центр предупреждения о ракетном нападении Космического командования ВКС поступала информация с десяти ОРТУ. Такого радиолокационного покрытия надгоризонтными РЛС не было даже во времена СССР, но российская система предупреждения о ракетном нападении в данный момент является несбалансированной ввиду отсутствия в её составе необходимой спутниковой группировки. □ ► По материалам: //sputniknews.com //englishrussia.com //militaryrussia.ru/blog/topic-610.html //russianforces.org/blog/2013/01/status_of_the_russian_early-warning.shtml □ ► Автор — Линник Сергей * — Аббревиатура УС–К расшифровывается как «Управляемый спутник – континенты» — Admin ** — Аббревиатура УС–КМО расшифровывается, как «Управляемый спутник – континенты, моря, океаны — Admin



полная версия страницы