Форум » Войска противоракетной обороны » Система противоракетной обороны А—35М (РТЦ—81М) — Военная техника и вооружение » Ответить

Система противоракетной обороны А—35М (РТЦ—81М) — Военная техника и вооружение

Admin: Войска противоракетной обороныСистема противоракетной обороны А–35М (РТЦ–81М)Военная техника и вооружение

Ответов - 120, стр: 1 2 3 4 All

Admin: ■ Как известно, в системе противоракетной обороны Московского промышленного А—35 РТЦ—81 планировалось иметь 8 отдельных противоракетных центров, по два стрельбовых комплекса 5Ж56 (шифр «Енисей») в каждом. После того, как Владимир Челомей, что называется, перешёл дорогу системе А—35 со своей явной авантюрой под названием «Таран», строительство системы ПРО Московского промышленного района на несколько лет было вообще приостановлено, а потом, когда Н.С. Хрущёва отправили в отставку, а Владимира Челомея с его «Тараном», послали туда, куда сразу следовало его послать, достраивать систему А—35 решили всё—таки в сокращённом составе. ■ ■ ■ И в первую очередь это касалось противоракетных стрельбовых комплексов 5Ж56 (шифр «Енисей»). Их сократили ровно наполовину, а строительство четырёх отдельных противоракетных центров, находившихся в разной стадии готовности, прекратили. Три из них удалось найти Wikimapia.org. Там, где строительство продвинулось достаточно далеко, территория используется другими структурами, там, где мало что было построено, — заброшенная территория. А вот в Серпухове—15, похоже, строительство отдельного противоракетного центра даже не начиналось. Кроме объектов, относящихся к космическим системам раннего предупреждения УС—КС и УС—КМО, следов строившегося отдельного противоракетного центра, найти не удалось. ■ ■ ■

Admin: ■ История оружияНаивысшее достижение научно—технической мысли своего времени Степень автоматизации первой боевой отечественной системы ПРО А—35 была высочайшей в мире и сопоставима лишь с уровнем автоматизации американского проекта «Сатурн—Аполлон» ■■ Радиолокатор канала цели системы А—35 стрельбового комплекса «Тобол» (сооружение 10Б). Фотография не в полной мере передает циклопические размеры сооружения. Высота радиопрозрачного укрытия радиолокатора достигала высоты почти 25 метров. Высота здания – до 18 метров 08 апреля 1958 г. Президиум ЦК КПСС принял постановление «Вопросы противоракетной обороны» о создании боевой системы ПРО. Система получила условное название — система А—35. В этом и последующих номерах вниманию читателей «ВКО» будет предложена подборка материалов по этапам создания и особенностей конструкции системы (как в целом, так и ее элементов).  ■ Боевая система А—35 должна была обладать возможностями: • отражения налета группы целей, атакующих АПР (административно—промышленный район); • оснащения специальной боевой частью; • перехвата цели за пределами атмосферы. ■ Генеральным конструктором системы А—35 был назначен Г.В. Кисунько. ■ Было принято постановление о начале опытно—конструкторских работ по созданию системы противоракетной обороны Москвы А—35 и опытного полигонного образца стрельбового комплекса «Алдан». ■ Работы по развертыванию и испытанию системы А—35 и комплекса «Алдан» проходили одновременно. Постановлением ЦК КПСС и СМ СССР от 10 декабря 1959 г. «О системе А—35» и 07 января 1960 г. «О создании системы ПРО Московского промышленного района» были определены исполнители и график работ. ■ Головным разработчиком системы было назначено ОКБ—30 (Г.В. Кисунько), новая противоракета А—350 создавалась в ОКБ—2 (П.Д. Грушин), разработка ядерной боевой части для А—350 была поручена НИИ—1011 (Челябинск—70). ■ ПР А—350 была оснащена двигателем с поворотным соплом. ■ В соответствии с проектом (осень 1962 г.) в состав системы А—35 входили: • главный командно—вычислительный центр, • РЛС дальнего обнаружения баллистических целей, • стрельбовые каналы. ■ Каждый из стрельбовых каналов должен был состоять из радиолокатора точного наведения (РТН), РЛС вывода противоракеты и передачи команд и пусковых установок противоракет А—350, оснащенных обычной и ядерной боевой частью, созданных на основе конструктивных решений, реализованных в БЧ противоракеты В—1000. ■ Система А—35 в полном составе должна была обеспечивать одновременный перехват до шести парных целей атакующих Москву с одного или различных направлений. Для поражения каждой парной цели предполагалось использовать две противоракеты. ■ С учетом результатов испытаний в июне 1961 г. удалось завершить разработку и выпустить эскизный проект боевой системы ПРО А—35, предназначенной для защиты Москвы. В составе этой системы предполагалось иметь командный пункт, секторные РЛС, образующие круговое поле дальнего обнаружения, стрельбовые комплексы. ■ Поскольку перехват головных частей должен был осуществляться за пределами атмосферы. В системе А—35 противоракета В—1000 с аэродинамическим принципом управления для решения этой задачи была непригодна. ■ В системе А—35 в соответствии с техническими требованиями сохранялись принцип «трех дальностей» (в дальнейшем дальномерный принцип был заменен одностанционным со снижением точности наведения ПР при компенсирующем ее увеличении мощностью ядерного боевого заряда, состав радиотехнических средств, увеличивались высота и дальность действия ПР, средства поражения – ядерная боевая часть, поражение цели на встречно—пересекающихся курсах (в системе «А» — на строго встречных). ■ Защита эскизного проекта состоялась осенью 1962 г. (председатель комиссии — командующий войсками Московского округа ПВО генерал П.Ф. Батицкий). ■ Планировалось, что система ПРО Москвы будет поставлена на боевое дежурство к 07 ноября 1967 г. ■ Однако в 1963 г. было принято решение, в соответствии с которым система А—35 должна быть доработана с целью повышения эффективности использования радиотехнических средств. ■ Снижение точности наведения на цель компенсировалось оснащением противоракет ядерными БЧ повышенной мощности. ■ В НИИ—1011 для противоракет А—350 создавалась боевая часть, основным поражающим фактором которой было нейтронное излучение. Еще более эффективным механизмом поражения головных частей баллистических ракет является механическое действие на них рентгеновского излучения от взрыва боевой части противоракеты. ■ Строящиеся под Москвой объекты были организационно объединены в отдельный корпус противоракетной обороны в составе войск ПВО страны. В 1967 г. в составе войск ПВО страны был сформирован новый род войск — войска противоракетной и противокосмической обороны. ■ С 1962 г. на объектах системы были развернуты строительно—монтажные работы. ■ Для отработки системы А—35 на полигоне в 1965 г. был развернут полигонный образец стрельбового комплекса «Алдан» — аналога одного из восьми боевых комплексов системы. Следует отметить, что работы по развертыванию и испытанию системы А—35 и комплекса «Алдан» проходили одновременно. ■■ ■ Владимир Николаевич Завалий — генеральный конструктор ОАО «НИИРП». Фото: Михаил Ходаренок ■■ ■ Комплекс ПРО «Алдан», обладающий боевыми возможностями по перехвату быстролетящих малоразмерных баллистических целей в широком диапазоне высот и дальностей, представлял собой сложную автоматизированную систему радиотехнических, вычислительных и огневых средств. ■ Это обусловило разработку новых методов организации и проведения испытаний с широким применением математических моделей, позволяющих по результатам натурных экспериментов в типовых и критических условиях работы системы получать оценки характеристик комплекса во всем диапазоне его боевого применения опытно—теоретическим методом. ■ В состав комплекса «Алдан» входили: • радиолокатор канала цели и два радиолокатора канала противоракет с параболическими антеннами; • стартовая позиция с четырьмя наземными пусковыми установками; • главный командно—вычислительный пункт с ЭВМ 5Э92; • система передачи данных «Кабель», а затем 5Ц53. ■ В качестве перехватчика использовалась противоракета А—350 (5В61), выполненная по двухступенчатой схеме с твердотопливным ускорителем (4 РДТТ в связке) и управляемой второй ступенью с двумя жидкостными ракетными двигателями: маршевым — с неподвижным сопловым блоком и управления — с отклоняющимися сопловыми блоками. ■ Средняя скорость противоракеты А—350 была в несколько раз больше, чем у В—1000, зона действия расширена по высоте и дальности примерно в 20 раз, существенно усложнена бортовая аппаратура для обеспечения новой системы наведения и радиационной стойкости. ■ Вместо осколочно-фугасной (ОФБЧ) применена ядерная боевая часть. Первый пуск ПР А—350 был проведен 24 декабря 1965 г. ■ Для оценки основных характеристик и определения боевых возможностей системы был принят опытно—теоретический метод, предусматривающий проверку функционирования всех средств и калибровку математических моделей по информации натурных испытаний с последующим определением всех характеристик системы на моделях. ■ Испытания комплекса «Алдан» проводились поэтапно. ■ На этапе отработки программного управления ПР ставились задача проверки и уточнения ее конструктивно—баллистических характеристик, проверки работы подъемно-стартовых установок и работы бортовых элементов ПР. ■ На этапе стрельбы противоракетой по условной цели отрабатывалось взаимодействие радиолокатора наведения, средств стартовой позиции и противоракеты. ■ На этапе «Проводка цели» оценивалось функционирование радиолокатора канала цели и проводилась отладка общей боевой программы. На этом этапе было проведено 17 проводок баллистических целей и несколько сотен проводок ИСЗ. ■ На заключительном этапе «Боевая работа по реальной цели» участвовали все средства комплекса и ставилась задача отработки их автоматического взаимодействия, проверки точности наведения ПР на цель и получения данных для оценки эффективности системы А—35. ■■ ■■ Радиопрозрачный купол РКЦ защищал от атмосферных осадков антенное устройство, диаметр которого составлял 18 метров. Фото: Михаил Ходаренок ■■ ■ В декабре 1969 г. конструкторские испытания комплекса «Алдан» были успешно завершены. Была подтверждена его готовность к проведению государственных испытаний. ■ Все работы, связанные с испытаниями стрельбового комплекса, проводились инженерно—техническим составом 1—го управления совместно с войсковыми частями полигона, представителями разработчиков и промышленности. ■ Организационную крупномасштабную работу провели начальник управления полковник М.А. Сакальский и его преемник полковник В.А. Перфильев, заместители начальника управления полковник В.А. Воскобойник, подполковник Ю.Г. Ерохин. ■ Государственные испытания комплекса «Алдан», как опытного образца боевой системы А—35, были также успешно завершены уже к июлю 1970 г. ■ Начались работы по совершенствованию системы А—35 и расширению ее боевых возможностей в интересах придания ей возможности осуществлять перехват космических аппаратов и многоэлементных сложных баллистических целей, аналогичных тем, которые планировались и были приняты на вооружение вероятным противником к тому времени. ■ Комплекс «Алдан» функционировал и эксплуатировался до 1990 г. ■ К июлю 1970 г. в США высокими темпами велись разработки и испытания баллистических ракет наземного и морского базирования («Минитмэн—3», «Поларис А—3Т», «Посейдон С—3») с многозарядными головными частями, имеющими от трех до десяти боевых блоков. ■ Поражать такие ракеты, тем более в условиях помех и применения противником средств преодоления ПРО (большое количество ложных целей, станций активных помех, маскирующих боевые блоки на траектории на траектории их полета), система А—35 была неспособна, что стало очевидно уже к 1971 г. ■ В 1971 г. были проведены государственные испытания Московской системы ПРО в составе главного командно—вычислительного центра (в сокращенном составе), одной РЛС дальнего обнаружения «Дунай—3» и трех стрельбовых каналов. ■ По итогам испытаний в июне 1972 г. первая очередь системы А—35 была принята в опытную эксплуатацию. В 1974 г. в эксплуатацию были введены объекты второй очереди системы. ■ Государственные испытания системы А—35 подтвердили правильность научно—технических решений, обеспечивающих боевое функционирование новой, сложной, полностью автоматизированной системы поражения моноблочной баллистической ракеты. ■ В 1973 г. генеральный конструктор Г.В. Кисунько в технической записке обосновал научно—технические решения по модернизации системы для выполнения задачи поражения сложной баллистической ракеты. ■ В 1975 г. перед системой А—35 была поставлена задача: обеспечить перехват одной, но сложной многоэлементной цели, содержащей кроме боевых блоков, также легкие и тяжелые ложные цели. ■ Пуски на полигоне, начатые еще в ходе испытаний системы «А», демонстрировали, что без значительных доработок создаваемая система ПРО будет не в состоянии обеспечить оборону Москвы в условиях массированного удара. ■■ ■■ Николай Кириллович Свечкопал — принимал участие в разработке алгоритмов системы наведения системы А—35 и системы наведения в целом, дважды лауреат Государственной премии (СССР и России). Фото: Михаил Ходаренок ■■ ■ Основной проблемой стала неспособность системы осуществлять перехват баллистических ракет, оснащенных разделяющимися головными частями и средствами преодоления ПРО. ■ Технические трудности, которые имели место при создании системы ПРО г. Москвы, привели к пересмотру отношения политического руководства страны к возможностям средств ПРО и их роли в обеспечении обороны страны. Работы по развертыванию системы А—35 были практически приостановлены. ■ Изменение отношения к противоракетной обороне сопровождалось существенными изменениями в структуре советской программы разработки ПРО. ■ Летом 1975 г. приказом министра радиопромышленности П.С. Плешакова Г.В. Кисунько был освобожден от должности и обязанностей генерального конструктора. Завершением работ по модернизации системы А—35 руководил главный конструктор И.Д. Омельченко. Система получила условное название А—35М. ■ Создание системы ПРО А—35 было важным событием. ■ Во—первых, обеспечивалась защита столицы от ограниченных ударов (до 8) парных БР, которые имелись у ряда других государств и длительное время оставались на вооружении в США; во—вторых, войска накапливали навыки владения принципиально новым видом оружия — ПРО, которое требовало нетрадиционных форм поддержания его в высокой степени боевой готовности. Сам цикл боевой стрельбы был полностью автоматизирован. За командирами оставалось лишь принятие решения на стрельбу и «нажатие кнопки»; в—третьих, научные и конструкторские организации, а также заводы промышленности получили необходимый опыт для последующей борьбы с более сложными баллистическими целями; в—четвертых, поскольку истинные характеристики и боевые возможности системы А—35 (в том числе и ее слабые стороны) держались в глубокой тайне, а сам факт создания системы ПРО, естественно, скрыть было невозможно, и о нем НАТО знало. Эти их знания служили одним из наших дипломатических козырей в борьбе за ограничение уровня стратегических вооружений, т.е. сдерживания гонки вооружений (СНВ—1, ОСВ—2, Договор о ПРО 1972 г. и др.); в—пятых, радиолокационные станции системы А—35, предназначенные для обнаружения баллистических целей в полете на больших дальностях и высотах, кроме того, обнаруживали и все искусственные спутники Земли, определяли параметры их орбит и временные характеристики полета. Эта информация поступала в систему контроля космического пространства и в систему предупреждения о возможном ракетном нападении на СССР, чем существенно повышала боевые характеристики этих двух систем. ■ Для системы А—35 и перспектив дальнейших работ по системе ПРО в целом имели чрезвычайно важное значение дискуссии о технических путях достижения высокой боевой эффективности в борьбе с перспективными сложными баллистическими целями. ■ В военном и конструкторском мире сложились две принципиально различающихся точки зрения. ■ Сторонники первой полагали необходимым отказаться от кинетического принципа поражения боеголовок БР при соударении с поражающими элементами (осколками) неядерной боевой части противоракеты. Они предлагали оснащать их ядерными боевыми зарядами.

Admin: ■ История оружияНаивысшее достижение научно—технической мысли своего времени Степень автоматизации первой боевой отечественной системы ПРО А—35 была высочайшей в мире и сопоставима лишь с уровнем автоматизации американского проекта «Сатурн—Аполлон» ■■ Радиолокатор канала цели. Общая высота устройства достигала почти 25 метров. Масса противовеса (уравновешивающего устройства – на фото справа) параболической антенны составляла 200 тонн. Ширина диаграммы направленности антенны равнялась десяткам секунд. Фото: Михаил Ходаренок Такой подход как бы снимал с повестки дня всю сложную проблему селекции реальных боевых блоков и ложных целей (прецедент установки ядерных зарядов на зенитных ракетах для борьбы с авиацией противника уже существовал). ■ Вторая точка зрения предусматривала сохранение принципа кинетического поражения БР, поскольку ядерные взрывы противоракет могут причинить разрушения обороняемому городу. ■ Кроме того, возникло и второе разногласие: допустимо ли в системе ПРО кроме противоракет (ПР) дальнего действия иметь дополнительно и ПР малой дальности, предназначенные для уничтожения боевых блоков БР в атмосфере, после того как в ее верхних слоях произойдет «естественная селекция» — легкие ложные цели «затормозятся» и отстанут от истинных (тяжелых) боевых блоков. ■ Г.В. Кисунько оставался сторонником кинетического поражения элементов баллистической ракеты. Задачу селекции реальных и ложных целей он считал возможным решить путем математического анализа (с помощью ЭВМ) матриц амплитуд и фаз радиолокационных сигналов, отраженных целями. Для проверки своей гипотезы Григорий Кисунько предлагал провести серию натурных экспериментов в лабораториях и на полигоне. ■ Заказчики — 4—е ГУ МО, руководство Минобороны и Минрадиопрома — не согласились с точкой зрения генерального конструктора ПРО, пошли на использование ядерных зарядов в противоракетах и на двухэшелонное построение ПРО г. Москвы. ■ Г.В. Кисунько с 1975 г. оказался вне дальнейших работ по ПРО. ■ Модернизация системы А—35 была завершена его соратниками, которые неотступно следовали замыслам своего учителя, под руководством Я.А. Елизаренко, И.Д. Омельченко. ■ После завершения доработок и автономных проверок радиотехнических средств комплекса «Алдан» были проведены комплексно—конструкторские испытания для экспериментальной проверки правильности технических решений, обеспечивающих поражение системой А—35М одиночной баллистической цели с общим числом элементов 6—8. ■ Система А—35М испытания, с учетом работ на комплексе «Алдан», выдержала и была сдана в опытную эксплуатацию: в 1972 г. — первая очередь и в 1974 г. — вторая очередь. ■ Вклад в проведение испытаний, которые имели ценные результаты, внесли полковники Л.Д. Левантовский, Е.А. Апсит, подполковники А.П. Звонарев, В.Г. Присяжнюк, Н.И. Соколовский, П.М. Мельник, В.М. Жаловский, майоры З.И. Болобин, М.К. Поух и многие другие. ■ После дальнейшей модернизации общей боевой программы в период с октября 1976 г. по июнь 1977 г. на комплексе «Алдан» проводились испытания, в ходе которых проверялось функционирование средств системы А—35М при работе по СБЦ с использованием целеуказаний РЛС дальнего обнаружения. ■ По их завершению система А—35М была принята в конце 1977 г. на вооружение, а комплекс «Алдан» с апреля 1980 г. передан полигону в самостоятельную эксплуатацию. ■ За подготовку средств к испытаниям, проведение их на высоком техническом уровне, проявленные при этом инициативу и получение ценных научных и экспериментальных результатов большая группа офицеров управления и войсковых частей была награждена орденами и медалями СССР, поощрена Министром обороны СССР и Главкомом Войск ПВО страны, а начальник 1—го Управления генерал—майор В.А. Перфильев удостоен звания лауреата Государственной премии СССР. ■ Вот как описывал первую самостоятельную стрельбу боевого расчета системы А—35 генерал—лейтенант Н.Г. Завалий: «По инициативе ООБП штаба в/ч 75555 (будущего отдельного корпуса ПРО) боевые расчеты войсковых частей начали выезжать на ГНИИП для приобретения опыта эксплуатации боевой техники, доработки проектов Наставлений по боевой работе и выполнения боевых стрельб с 08 июня 1968 г. ■■ ■■ Борис Михайлович Пантелеев — принимал участие в испытаниях радиолокатора канала цели системы А—35, заслуженный машиностроитель России. Фото: Михаил Ходаренок ■■ ■ Первая смена в составе 126 человек (29 — с ГКВЦ, 91 — с ОПРЦ и 6 — с ТБ системы) проработала на полигоне более двух месяцев, участвуя совместно с личным составом полигона и представителями промышленности в подготовке и осуществлении экспериментальных и испытательных работ, в т.ч. и с пусками противоракет. ■ До конца 1968 г. на полигоне побывали еще три смены боевых расчетов, в течение 1969 г. — пять смен. Продолжительность пребывания на полигоне каждой смены была прежней — 1,5—2 месяца. ■ С 28 января 1970 г. в состав боевого расчета соединения стали включать и расчеты станции «Дунай—3» и «Дунай—3У» с тем, чтобы получить навыки комплексной боевой работы, начиная от обнаружения ГЧ БР станцией до поражения ее противоракетой. ■ За два года на полигоне побывало 1610 человек. Итак, у нас уже был накоплен немалый опыт участия в боевых стрельбах на полигоне. Пора было, однако, подумать о самостоятельном выполнении боевой задач нашими расчетами — ведь по окончании госиспытаний головного комплекса нам предстояло заступать на дежурство. ■ 04 февраля 1970 г. я созвонился с начальником полигона Павлом Ивановичем Марковым и мы обговорили возможность и условия самостоятельного выполнения боевой стрельбы. С его стороны принципиальных возражений не было. ■ Г.В. Кисунько давно был сторонником такого подхода. В профессионализме боевых расчетов соединения он убедился еще в 1969 г., когда во время показного тактического учения по нашей инициативе впервые был «собран» головной комплекс под Москвой и нашими боевыми расчетами самостоятельно выполнен весь цикл работ от ввода средств ГК в боевой режим из режима «Отключено» до выполнения учебно—боевой задачи с использованием юстировочного ИСЗ, имитировавшего цель. ■ Мы получили согласие у командования войск ПВО, поскольку первый заместитель Главкома генерал армии А.Ф. Щеглов был председателем, а командующий ПРО и ПКО генерал Ю.В. Вотинцев заместителем председателя Госкомиссии, в программе работы которой предусматривалась оценка готовности боевых расчетов к самостоятельному дежурству. ■ Наиболее объективно и полно оценить эту готовность позволяла именно самостоятельная боевая стрельба. Ее включили в программу госиспытаний головного комплекса, а Ю.В. Вотинцев был назначен руководителем стрельбы. ■ Стрельбу предстояло выполнить очередной, 12—й смене боевого расчета соединения, которая прибыла на полигон еще 11 мая 1970 г. в усиленном составе — оперативная группа КП соединения, расчеты ГКВЦ Чеховского ОРТУ ДО, ТБ и по одному расчету от двух ОПРЦ (до этого обычно направлялся расчет от одного ПРЦ) — всего 349 человек. ■ Расчеты ГКВЦ возглавляли: на ЦКП — капитан Кийко, ВК — капитан Зайцев, ЦСС — капитан Гнатюк, СПД — капитан Джупаров, программисты — майоры Элькун и Жабин. ■ Расчет Нарофоминского ОПРЦ возглавлял зам. командира подполковник Е.Я. Мозговой, стрельбового комплекса — майор Е.Н. Бельчук, РКЦ — майор Барашков, РКИ — капитаны Жуков и Лысенко, стартовые расчеты — майоры Рыжиков и Коваль; расчет Клинского ОПРЦ — подполковник В.И. Забудько; расчет СДО «Дунай» — главный инженер ОРТУ ДО подполковник А.А. Вольферц. ■ Мне, как заместителю командира соединения, предстояло возглавлять боевой расчет всей системы А—35 и ГКП (ОД — полковник Н.Е. Менченко, зам. главного инженера — подполковник Л.В. Васильев, операторы — капитан Кийко, старшие лейтенанты Артеменко и Лафазан, лейтенант Ерин). ■ Как уже было сказано, стрельбе придавалось особое значение. Из трех важнейших критериев, проверявшихся в ходе госиспытаний головного комплекса — готовность боевой техники и вооружения, готовность и работоспособность общей боевой программы (ОБП) системы А—35, готовность боевых расчетов соединения ПРО к боевому дежурству — эта боевая стрельба фактически предопределяла выполнение последних двух критериев. ■ С 9.00 (мск) 2 июня начался отсчет так называемой «приработочной недели». ■ Расчеты перешли в режим опытного дежурства (на тактическом фоне), проводили самостоятельно регламентные работы, осуществляли проводки целей, устраняли возникавшие неисправности и сбои, отрабатывали функциональные обязанности при отражении ударов, в том числе и внезапных, набирали статистику. ■■ ■■ Радиолокатор канала изделия ракеты. Диаметр параболической антенны составлял 8 метров. Фото: Михаил Ходаренок ■■ ■ Здесь следует кое—что сказать о «приработочной неделе». Среди сотен тысяч деталей, из которых состояла аппаратура комплекса «Алдан» (как и системы А—35), несмотря ни на какие ОТК, всегда были десятки и даже сотни, мягко говоря, малонадежных. Они—то и могли в самый критический момент подвести. Обычно они выходили из строя вскоре после включения аппаратуры. ■ Потому в ходе «приработочной недели», являвшейся по сути длительным прогоном, они и выявлялись, заменялись новыми. Так, к примеру, с 15 мая на радиолокаторе какала цели за первые 212 часов непрерывной работы наших боевых расчетов было выявлено 72 таких неисправности (одна на 3 часа), а в последующие 90 часов уже только 3 (одна на 30 часов). ■ 03 июня на полигон прибыли зам. председателя и члены Госкомиссии генерал—полковник Ю.В. Вотинцев, генерал—лейтенант И.Е. Барышполец и генерал—майор И.М. Пенчуков, ответственный представитель ВПК генерал—майор Н.В. Зайкин, представитель НТС МО СССР генерал—майор Р.А. Валеев и др. ■ Г.В. Кисунько прилетел на полигон несколько раньше. ■ На этот же день по программе намечалась важная работа по проводке цели и боевая работа системы «Алдан» по ней в режиме «БРУПР» (т.е. без реального пуска противоракеты). Это была, по сути, генеральная репетиция предстоящей 9 июня боевой стрельбы расчетом подмосковной ПРО… ■ За 5 минут до времени «0» начались протяжки. Несмотря ни на что, обстановка на КП все же не была ни чрезмерно напряженной (наши расчеты уже достаточно хорошо освоились, были вполне подготовлены, действовали уверенно), ни чрезмерно торжественной. ■■ ■ Позиция отдельного противоракетного центра А— 35М ■■ ■ Даже больше того — казалась будничной, по крайней мере, внешне. Уже подписали протоколы готовности, но не все, видимо, ладилось у ракетчиков в КапЯре (пуск БР был оттуда). Они запросили задержку сначала на 5 минут, потом — на 30. Но вскоре сократили ее на 10 минут, и старт был назначен на 12.20 (мск)… …наконец прошли протяжки: 1 минута, 30 секунд, 20, 10, 5… ■ Старт в 12.20.06! ■ Напряженно следим на табло: и вот в установленное время — «БР», через несколько секунд — «БРУ», потом — «Захват—1»… ■ И хотя на 490 секунде был кратковременный срыв АС, боевая работа прошла успешно. ■ Команда «Главная» прошла на 1112 секунде. ■ Данные телеметрии подтвердили успех. ■ Поздравили друг друга и особенно Григория Васильевич. Первым его поздравил Ю.В. Вотинцев, потом И.Е. Барышполец. Третьим поздравлял я. ■ Тут же на КП под председательством Ю.В. Вотинцева провели предварительное заседание по плану дальнейшей работы. Существенных изменений вносить не требовалось. При этом к успеху только что проведенной боевой работы отнеслись осторожно… ■ Решили лишь подготовить доклад о результатах к 11.00 (мск) 4 июня и в 12.00 донести шифртелеграммой установленным порядком по команде. ■ Работы в течение последующих дней продолжались в режиме опытного дежурства и шли по этому плану. Было осуществлено еще несколько успешных проводок, устранялись выявленные недостатки. ■ 05 июня было проведено заключительное заседание комиссии под председательством Ю.В. Вотинцева, на котором были заслушаны доклады начальников боевых расчетов каждой части о готовности их к боевой работе 5 июня. ■ После выступлений Г.В. Кисунько, заместителя начальника ГНИИП П.К. Грицака и И.Е. Барышпольца был подписан приказ о допуске расчетов к самостоятельной боевой работе. ■ И вот 08 июня 1970 г. в 20 часов (17.00 мск) на дежурство заступил очередной боевой расчет подмосковной ПРО. От ГКВЦ, СДО и ТБ было по одному боевому расчету. Они и заступили. На стрельбовый комплекс в этот раз, как уже было сказано, прибыли расчеты из двух ОПРЦ — Клинского и Нарофоминского. Решили доверить Нарофоминскому как более подготовленному. ■ Конечно, задолго до пуска (он был назначен на 2.00 9 июня московского времени, о чем знало только руководство) на КП собрались все представители госкомиссии и командования. ■ Разумеется, не все шло гладко и на этот раз: то из—за нескольких неисправностей радиолокатор канала противоракеты долго не выходил во внешнее централизованное управление (ВЦУ), то из—за ложной тревоги потребовалась перемотка лент с боевой программой, то из—за нарушения аэроконтакта вышел из ГЦУ передатчик. Но расчеты справились со всеми неприятностями. ■■ ■■ Радиолокатор канала изделия (РКИ) — сооружение 11Б—2. На шестиэтажном здании в радиопрозрачном куполе располагалось параболическое антенное устройство. Фото: Михаил Ходаренок ■■ ■ Наконец, в 0.42 все средства комплекса — Главный командный пункт, вычислительный комплекс, центральный синхронизатор системы, система передачи данных, станция дальнего обнаружения, радиолокатор канала цели, оба радиолокатора канала противоракеты, обе стартовые установки — были в ВЦУ и к 1.35 протоколы готовности подписаны. ■ В два часа две минуты тридцать пять секунд (мск) 9 июня — старт! Захват цели радиолокатором канала цели (БРЦ); автосопровождение широким лучом (АС2), узким (АС1); старт противоракет (БРИ1, БРИ2); автосопровождение противоракет (АС); команда разовая…, команда главная (КГ)…; точка встречи (ТВстр) — 300 км. ■ В ожидании данных о телеметрии Григорий Васильевич, разряжая напряжение, пошутил: «Ни одного сбоя! Аж противно смотреть». ■ А получив по телефону предварительные результаты анализа телеметрии (они оказались очень хорошими — отклонение в 3–4 раза меньше допустимого), не стыдясь мужской слезы, сказал: «Буду просить главкома, чтобы впредь все самые ответственные пуски проводили расчеты подмосковной А—35». ■ Да, для него, как генерального конструктора, такой результат был очень важен. Ведь здесь на экспериментальном комплексе «Алдан» — полигонном аналоге системы А—35 — наши боевые расчет работали по той же ОБП, что и система А—35. ■ Значит, и боевые расчеты, и ОБП выдержали испытание! А третий критерий — готовность боевой техники подмосковной ПРО — это все же дело времени и туда по ее доводке в ходе госиспытаний (там в основном задерживались испытания РЛУ «Дунай—3», начавшиеся лишь 05 марта 1970 г., но в их успешном завершении серьезных сомнений не было). ■ Так и случилось: 25 марта 1971 г. госиспытания головного комплекса были успешно завершены. Постановлением ЦК КПСС и СМ СССР 10 июня того же года он был принят на вооружение и 01 сентября поставлен на дежурство. А для комплекса «Алдан» эта стрельба была фактически завершением государственных испытаний. В июле 1970—го он был принят и начались его доработки. ■ Можно не сомневаться, что так или иначе нашим заклятым друзьям результат также стал известен — это ведь не просто удачный эксперимент по перехвату БР, а доказательство высокой степени готовности боевой системы ПРО, от чего они сами были весьма далеки. ■ Для СССР же это был весомый аргумент на переговорах об ограничении ПРО, успешно завершившихся в 1972 г. Договор потом многие десятилетия играл стабилизирующую роль в международных отношениях. ■ Стрельба 09 июня 1970 г. была, конечно, не завершением этого пути, но очень серьезной его частью». ■ ■ Продолжение следует.

Admin: ■ История оружияСистема ПРО А—35 (А—35М): дела и людиСоздание первой боевой отечественной системы противоракетной обороны было по силам выдающимся коллективам конструкторов и разработчиков ■ Продолжение. Начало в № 3 за 2009 г. ■■ В состав стрельбового комплекса системы А—35 (А—35М) входили один радиолокатор канала цели (РКЦ) и два радиолокатора канала изделия (РКИ). На представленном снимке видны все четыре радиолокатора канала изделия (РКИ). Фото: Евгений Занин Система А—35М существенно опережала другие системы вооружения войск ПРО и ПКО. ■ Ее боевой алгоритм, реализованный в программах более пятидесяти мощных ЭВМ разнесенных объектов, впервые обеспечивал полностью автоматизированное централизованное боевое управление. ■ Несмотря на определенные недостатки, первая боевая система ПРО была наивысшим достижением научно—технической мысли лучших ученых, инженеров, конструкторов своего времени. ■ По утверждению многих специалистов, степень ее автоматизации была высочайшей в мире и сопоставима лишь с уровнем автоматизации американского лунного проекта «Сатурн—Аполлон». Система А—35М и «Сатурн—Аполлон» были наиболее совершенными сложными автоматизированными системами 1960—1970 гг. ■ В НИИ и КБ продолжались исследования по проблематике ПРО с учетом рекомендаций межведомственной комиссии. Была задана обширная программа научно—исследовательских и опытно—конструкторских работ. ■ Главной причиной отклонения многих предлагаемых проектов было то, что в них с требуемой эффективностью не решались основные проблемы ПРО: • селекция (выделение) боевых блоков баллистических ракет на фоне ложных целей и в условиях интенсивных помех и ядерных взрывов; • создание нового поколения вычислительных средств с быстродействием в сотни миллионов операций в секунду; • создание эффективных средств поражения на различных участках траектории полета ракеты с использованием различных физических принципов. ■ Генерал—лейтенант Г.С. Легасов, внесший большой вклад в решение проблем ПРО, отмечал несколько важных дат, связанных с созданием систем «А», А—35 и А—35М. ■ Февраль 1956 г. Постановление ЦК КПСС о развертывании работ по поиску путей решения проблемы противоракетной обороны. Постановление Правительства с конкретными поручениями министерствам о порядке выполнения работ по ПРО вышло 16.08.1956. ■ Март 1956 г. Разработан эскизный проект полигонной экспериментальной системы ПРО (система «А»). ■■ ■■ Радиолокатор канала цели (РКЦ) представлял собой радиолокатор с двумя комбинированными каналами, в котором один из каналов был предназначен для работы по головной части межконтинентальной баллистической (МБР), второй – по корпусу МБР. Для этого в полноповоротную приемо-передающую антенну (типа Кассегрена) диаметром 18 м были введены два независимо управляемых контррефлектора. Фото: Михаил Ходаренок ■■ ■ 04 марта 1961 г. На полигоне противоракета экспериментального комплекса ПРО уничтожила баллистическую цель — боевой блок ракеты Р—12. Противоракета имела осколочную боевую часть, снаряженную тротилом и детонирующими осколками особой конструкции. Этот эксперимент показал, что поставленная задача борьбы с парными баллистическими целями, состоящими из корпуса БР и отделившегося от него боевого блока с ядерным зарядом, технически решена. ■ Июнь 1961 г. Разработан эскизный проект боевой системы ПРО Москвы — А—35. ■ 1962—1967 гг. Ведется строительство боевых объектов системы ПРО под Москвой, оснащение их оборудованием, поступающим с заводов. Идут настроечные работы силами заводских и конструкторских бригад с участием личного состава воинских частей. ■ Середина 60-х гг. Стало известно о работах в США по созданию межконтинентальных баллистических ракет («Минитмен—3») и БР на подводных лодках («Поларис А—3») с многозарядными боевыми частями (на одной БР от 3—х до 10 боевых блоков с ядерными зарядами). ■ Полет боевых блоков сопровождается множеством легких и тяжелых ложных (отвлекающих) целей. Кроме того, в состав такой «сложной баллистической цели» входят также устройства (блоки) для постановки радиопомех наземным радиолокаторам ПРО, что должно нарушать нормальную их работу. ■ Задача ПРО резко усложнилась. Возникла необходимость модернизации боевых средств А—35, оперативно, в ходе дальнейших работ, не ожидая их полного завершения. ■■ ■ Нариман Абенович Айтхожин — разработчик радиолокатора канала цели. Фото: Михаил Ходаренок ■■ ■ 05 ноября 1965 г. Совет обороны СССР заслушивает доклады Главнокомандующего войсками ПРО страны маршала авиации В.А. Судца и Генерального конструктора ПРО Г.В. Кисунько о состоянии работ по системе А—35, о путях ее модернизации и о задании разработки аванпроекта «Аврора» — территориальной системы ПРО страны, работоспособной в условиях массированного налета перспективных баллистических ракет. ■ Сентябрь 1967 г. Рассмотрение аванпроекта территориальной системы ПРО страны «Аврора». Проект отклонен главным образом в связи с неразрешенностью проблемы селекции (распознавания) реальных баллистических целей на фоне множества ложных. ■ 1967 г. Главнокомандующий Войсками ПРО страны Маршал Советского Союза П.Ф. Батицкий представляет в Военно—промышленную комиссию проект постановления Правительства о развертывании целенаправленных работ по коренной проблеме ПРО — селекции баллистических целей. Но на совещании в комиссии решено специального постановления по проблеме селекции не выпускать, а решать ее в комплексе с остальными задачами ПРО. ■ 29 ноября 1969 г. Успешно завершены на полигоне конструкторские испытания комплекса ПРО «Алдан» — прототипа боевых стрельбовых комплексов московской системы ПРО А—35, работоспособной по «парным баллистическим целям». ■ 26 июня 1972 г. Между СССР и США заключен договор об ограничении систем ПРО. ■ 1972—74 гг. Система ПРО Москвы А—35 двумя очередями принята в эксплуатацию. Боевая задача — поражение до 8 парных баллистических целей. Продолжаются работы по ее модернизации. ■ 1973 г. Инженерная записка Г.В. Кисунько о принципах и путях модернизации системы А—35 с задачей обеспечения борьбы с многозарядными баллистическими целями модернизируемой системой ПРО Москвы — система А—35М. ■ 1977—1978 г. Система А—35М — последнее детище генерального конструктора Г.В. Кисунько, принята на вооружение. Задача борьбы с многозарядными баллистическими ракетами решается с некоторыми ограничениями. ■ 1989 г. Создана новая система ПРО Москвы А—135, способная бороться с ограниченным числом современных и перспективных многозарядных баллистических ракет. ■ Создание системы ПРО А—35 и ее модернизация (А—35М) — не только обеспечили наш паритет с США в борьбе за ограничение уровня стратегических вооружений в мире, но и позволили избежать в 1970—1990—е гг. распространения гонки вооружений в космос. ■ Кроме того, система А—35 послужила базой для создания современной системы ПРО Москвы, что обеспечило наш приоритет в области противоракетной обороны и тем способствует сохранению стратегической стабильности в мире и в современных условиях расползания ракетно-ядерного оружия и появления его в странах, ранее им не обладавших. ■ О.В. Голубев, один из тех, кто внес большой вклад в создание систем ПРО «А», А—35, А—35М, о проблемах, которые сопровождали процесс создания А—35 и А—35М до принятия на вооружение системы А—35М пишет так: «Как и при создании системы «А», центральной фигурой в разработке системы А—35 являлся Г.В. Кисунько. Ему принадлежал замысел системы и ее технического облика, и он же осуществлял оперативное руководство разработкой. ■■ ■ Виктор Степанович Окошенников — разработчик гетеродинов приемных устройств РКЦ и РКИ. Фото: Михаил Ходаренок ■■ ■ Как известно, первоначально в системе А—35 предполагалось использовать, как и в системе «А», дальномерный принцип определения координат. Однако если система «А» предназначалась для перехвата лишь одной баллистической цели, то назначением системы А—35 был перехват нескольких (на первом этапе до 8) целей. ■ Соответственно количество радиолокаторов увеличивалось до 24 и появлялась трудноразрешимая проблема идентификации целей и противоракет относительно каждой тройки радиолокаторов. Благотворная для экспериментального комплекса ПРО идея оказалась неперспективной для боевого комплекса. ■ На мой взгляд, это явилось одной из глубинных причин последующей задержки в развитии отечественной системы ПРО и неблагоприятного хода событий лично для Г.В. Кисунько. ■ Невольно приходишь к мысли, что известный афоризм «наши недостатки являются продолжением наших достоинств» может отнесен не только к людям, но и к техническим устройствам и системам. ■ Но тогда Григорий Васильевич нашел выход из положения, отказавшись от дальномерного принципа и избежав при этом коренной переделки радиолокаторов. Этого удалось достичь, используя от каждого радиолокатора наряду с данными о дальностях также и данные угломерных каналов, использовавшиеся ранее лишь для удержания рефлектора антенны в направлении на данную цель. ■ За это, естественно, пришлось заплатить существенным ухудшением точности определения координат цели. Для компенсации этого ухудшения пришлось, соответственно, увеличить мощность специальной (ядерной) боевой части (СБЧ) противоракеты. ■■ ■■ В состав системы А—35 входили три спаренных стрельбовых комплекса ПРО «Енисей» и один спаренный СК «Тобол». РКЦ—35 стрельбовых комплексов «Енисей» и «Тобол» отличались друг от друга вычислительными средствами. Если первый имел небольшое вычислительное устройство Т—40У, то в состав второго была введена использовавшаяся на ГКВЦ системы А—35 универсальная ЭВМ 5Э92б (главный конструктор В.С. Бурцев). Фото: Михаил Ходаренок ■■ ■ Таким образом, в системе А—35 ни о каком применении осколочной боевой части не могло быть и речи. ■ Г. В. Кисунько это прекрасно понимал и в свое время даже для противоракеты системы «А» предусмотрел возможность ее оснащения СБЧ, которая и была изготовлена и прошла соответствующие подготовительные процедуры. ■ Поэтому появляющиеся время от времени в печати суждения о том, что якобы использование в отечественной системе ПРО ядерного боевого оснащения противоречило взглядам Г.В. Кисунько, являются абсурдными. ■ Именно он был и остается «отцом» ядерного оснащения противоракет, и это является его заслугой. Ибо, защищая город, система ПРО должна обеспечить «чистое» поражение боевого блока БР, т.е. без активного взрыва его боезаряда на высоте поражения и без высыпания радиоактивного вещества из разрушенного боевого блока. Гарантировать такого рода поражение боевых блоков БР пока может только СБЧ противоракеты. ■ В описываемый период (примерно 1962—1975 гг.), как и во время создания системы «А», Григорий Васильевич запомнился всем нам как энергичный, жизнерадостный, очень доброжелательный, широких взглядов и многосторонних интересов человек. Его авторитет ученого и конструктора был непререкаем. ■ В системе наведения противоракет был использован и получил дальнейшее развитие ряд решений, полученных при разработке системы наведения ПР В—1000, наиболее существенными из которых явились применение управляющей ЭВМ, а также использование алгоритмических методов стабилизации параметров и ограничения сигналов управления в системе наведения. ■ В то же время, поскольку потребовалось решать принципиально новые задачи перехвата группы баллистических целей нарядом одновременно наводимых ПР — наведения ПР в большом диапазоне высот в атмосфере и в космосе с использованием газодинамического управления, а также работы системы наведения в условиях воздействия на ПР взрывов соседних противоракет — система наведения в целом приняла новый облик. ■ При этом впервые были разработаны: управление не только поперечным, но и продольным движением ПР для реализации заданного условиями перехвата времени встречи с данной целью каждой ПР наряда; переменная структура автопилота, обеспечивающая управление, как в плотных слоях атмосферы, так и в космосе; трехкомандный метод управления движением ПР, позволяющий ориентировать вектор управляющего ускорения в любом направлении. ■ Наряду с этими новыми решениями был разработан и новый метод наведения ПР в упрежденную точку встречи. Точка встречи рассчитывалась в управляющей ЭВМ на основе прогнозируемых траекторий баллистической цели и противоракеты, полученных в результате оптимальной обработки данных информационных средств системы. ■ Существенно новым методом явилось включение в алгоритм системы наведения модели ПР, находящейся под воздействием тех же команд управления, что и реальная ПР. Это позволило получить опорные оценки параметров движения ПР для использования их в алгоритме обработки информации о ПР. ■ Условия работы системы А—35 по перехвату в одном налете нескольких боевых блоков БР, а также необходимость перехвата плохо селектируемых тяжелых ложных целей нарядом противоракет, оснащенных СБЧ, поставили перед системой наведения принципиально новую задачу — задачу сохранения работоспособности данной ПР при взрывах СБЧ соседних противоракет. ■ Решение этой задачи было достигнуто разработкой способа организации перехвата боевых блоков БР нарядом ПР, при котором перед взрывом СБЧ соседней ПР данная ПР переходит в автономный, пассивный режим полета с запоминанием в специальном радиационностойком бортовом устройстве кода времени последующего подрыва своей СБЧ. ■■ ■ Марк Михайлович Гайцевич — разработчик антенны РКЦ. Фото: Михаил Ходаренок ■■ ■ При отработке системы наведения ПР А—350 дальнейшее развитие получило комплексное моделирование в реальном масштабе времени с использованием боевых программно-реализованных алгоритмов на штатных ЭВМ (как на полигонном, так и на боевых стрельбовых комплексах системы А—35). ■ В 1975 г. перед системой А—35 была поставлена задача перехвата одной, но сложной многоэлементной цели, содержащей наряду с боевыми блоками (10 штук) легкие (надувные) и тяжелые ложные цели — ловушки. ■ Для решения этой новой для ПРО г. Москвы задачи в этом же году была начата и через два года завершена модернизация системы. Возглавлять эту работу было поручено Ивану Дмитриевичу Омельченко, бывшему первому заместителю Г.В. Кисунько, назначенному главным конструктором системы А—35. ■ Иван Дмитриевич Омельченко — один из ветеранов нашего предприятия, с самого начала возглавлявший разработку бортовой радиоаппаратуры противоракет, руководитель крупных коллективов разработчиков, впоследствии заместитель директора предприятия по научной работе. Иван Дмитриевич был прекрасным специалистом, инженером и ученым, организатором крупномасштабных комплексных работ. Это был очень приятный, коммуникабельный человек, многолетней дружбой с которым я всегда гордился. ■ Причин отстранения Г. В. Кисунько от дальнейшего руководства работами на системе А—35, на мой взгляд, было несколько: это и десятилетняя задержка сроков сдачи системы А—35, это и непринятие заказчиком проекта территориальной системы «Аврора», наконец, это его несогласие с концепцией модернизации системы А—35 и ряд других, в том числе субъективных причин. ■ В то же время следует отметить, что ряд причин задержки сдачи системы А—35 и отклонения проекта «Аврора» носили объективный характер, не зависящий от Г.В. Кисунько и возглавляемого им коллектива. ■ Указанная выше новая задача перехвата сложной многоэлементной цели была решена в основном за счет алгоритмического объединения радиолокационных каналов измерения координат целей в единую информационную систему, а также создания нового алгоритма централизованного управления боевыми действиями. ■ Одновременно было расширено поле системы дальнего обнаружения за счет ввода в систему А—35 новых радиолокационных станций. Дальнейшее совершенствование системы А—35 было направлено на обеспечение перехвата БР, атакующих г. Москву в более широком секторе ответственности при использовании целеуказаний от СПРН, а также перехвата целей типа «Першинг—2». ■ Облик системы наведения и ее параметры в процессе модернизации не изменялись, поскольку ее характеристики полностью обеспечивали решение задачи перехвата элементов сложной баллистической цели, поставленной перед модернизированной системой А—35М. ■ Мне остается лишь отметить основных участников разработки системы наведения, моих коллег, внесших существенный вклад в разработку этой системы: Николая Кирилловича Свечкопала, Евгения Владимировича Корначева, Вячеслава Михайловича Синева (газодинамическое трехкомандное управление), Игоря Павловича Балашова, Вячеслава Иванович Глашкина (алгоритмы управления ПР, обработки информации о ПР), Михаила Гарегиновича Минасяна, Геннадия Федоровича Королева (управление продольным движением ПР, назначение наряда ПР на группу целей), Владимира Николаевича Пугачева Вольмара Петровича Логинова (обработка информации о цели, метод наведения в упрежденную точку), Юрия Александровича Каменского, Михаила Григорьевича Поборцева (вопросы поражения боевых блоков цели, эффективности стрельбы). ■ Необходимо отметить и вклад в разработку системы наведения наших ближайших смежников, разработчиков аппаратуры автопилота, сотрудников ЦКБ «Алмаз» во главе с главным конструктором Петром Михайловичем Кирилловым и сотрудников проектного отдела МКБ «Факел», возглавляемых Борисом Дмитриевичем Пупковым и Евгением Самуиловичем Иофиновым. ■ Полученные характеристики системы наведения противоракеты обеспечили в системе А—35 требуемую точность наведения ПР и тем самым перехват головных частей баллистических целей, а после модернизации — перехват боевых блоков сложной цели (и в модельных пусках — перехват низкоорбитальных ИСЗ). ■ Головной комплекс системы А—35 постановлением ЦК КПСС и Совмина СССР от 10 июня 1971 г. № 376—119 был принят в эксплуатацию и с 01 сентября 1971 г. поставлен на опытное дежурство. ■ Одновременно проводились работы по вводу остальных средств системы. ■ К 1973 г. ввод в строй всех средств (кроме РЛУ ДО — г. Чехов) был завершен и вся система А—35 с 25.07.1973 поставлена на опытную эксплуатацию.

Admin: ■ История оружияСистема ПРО А—35 (А—35М): дела и людиСоздание первой боевой отечественной системы противоракетной обороны было по силам выдающимся коллективам конструкторов и разработчиков ■■ На радиолокатор канала изделия (РКИ) были возложены функции передачи и приема информации с борта противоракеты (типа А—350), а также передачи команд управления и подрыва боевой части ПР. Фото: Михаил Ходаренок А после модернизации в соответствии с постановлением ЦК КПСС и Совмина СССР от 18 декабря 1977 г. № 1134—368 система А—35М принята на вооружение Советской армии и 15 мая 1978 г. заступила на боевое дежурство». ■ В связи с трудным процессом создания первой боевой системы стратегической ПРО, требующим решения сложнейших проблем фундаментального и прикладного характера чрезвычайно ценными являются оценки создателей систем А—35 и А—35М. ■ Одним из них был Л.Г. Хватов: «Мне довелось участвовать в разработке, вводе и испытаниях радиолокаторов канала цели сначала в качестве руководителя разработки комплекса функционального контроля радиолокаторов, затем — в качестве начальника тематической лаборатории по разработке РКЦ в целом. В период ввода и испытаний системы «Алдан» мне неоднократно приходилось также выполнять функции ответственного представителя Генерального конструктора на объекте № 52. ■ Вся разработка проводилась под руководством Генерального конструктора Г.В. Кисунько. Его ближайшими заместителями были Ф.И. Заволокин, Б.М. Шаулов, Д.Г. Дорогов. И.А. Гусев и его заместитель В.П. Парамонов руководили отделом по разработке РКЦ, в которой активно участвовали А.П. Ильинский, И.Н. Амиантов, Р.В. Родзянко, Ю.А. Рубичев, В.В. Груздев, Л.А. Антипов, Ю.П. Калюжный и др. ■ РКЦ разрабатывался в двух вариантах. В первом варианте («Енисей») в РКЦ использовались две одинаковые специализированные вычислительные машины Т—40У, в одной из которых программно реализовывался алгоритм боевой работы (БР), а в другой — алгоритмы автономного функционального контроля радиолокатора (АФК) и функционального контроля системы (ФКС). ■ Во втором варианте («Тобол») в каждом РКЦ использовалась одна универсальная вычислительная машина 5Э92Б, обеспечивавшая реализацию всех алгоритмов БР и функционального контроля. ■ На РКЦ системы «Алдан» был реализован вариант «Енисей». ■ На трех объектах системы А—35 размещались по одному РКЦ «Енисей» и по одному — «Тобол». На четвертом объекте системы А—35 оба РКЦ были выполнены по варианту «Тобол». ■ Основными ведущими разработчиками программ вычислительных машин были Г. Силичева, Л.О. Оболенская, Н.Б. Гример. ■ Разработка специализированных вычислительных машин Т—40У была выполнена в НИИРП коллективом, руководимым Ю.Д. Шафровым и А.А. Аникевым. Ведущими разработчиками были В.П. Поняев, А.Н. Гурьев, В.В. Спиридонов, В.П. Буйко. ■ Почти вся аппаратура РКЦ была разработана в НИИРП, за исключением приводов антенн, разработанных по старой кооперации в ЦНИИАГ. ■ В НИИРП были разработаны антенное, передающее, приемное устройства, устройства видеотракта (дальномер, устройство обнаружения, синхронизатор, аппаратура обмена и функционального контроля, пульта индикации и управления, аппаратура боевого документирования). ■■ ■ Лев Идрисович Кудрявцев — принимал участие в разработке и испытаниях антенны РКЦ. Фото: Михаил Ходаренок ■■ ■ Аппаратура видеотракта была разработана под руководством Ю.Д. Шафрова. Основными ведущими разработчиками были: А.А. Аникеев, Г.Д. Бахтиаров, В.С. Чертов, В.И. Казаков, Н.С. Ганюшкин, Р.И. Пошвенчук, В.В. Куликов, Е.А. Корнеев, Ю.Н. Андреев, И.Н. Котов. ■ Аппаратура приемного устройства разрабатывалась под руководством О.А. Ушакова и А.П. Бесчастнова. Основные разработчики — Л.П. Терехина, Г.Г. Леваков, Ю.А. Глебов, В.С. Оконешников, В.А. Григорьев, а также В.А. Якунин в части имитатора эхо—сигнала. Передающее устройство РКЦ было разработано под руководством Е.П. Гренгагена. Ведущие разработчики — Л.П. Жигулин, И.С. Гришин, В.Т. Аржанов, Э.С. Доброхотов, В.И. Андросов. ■ Разработкой антенного устройства руководили Б.И. Скулкин и Н.Д. Наследов. Ведущие разработчики — М.М. Ганцевич, А.А. Разумов, А.В. Часовников, А.К. Абьянов, В.И. Бродовский. ■ В системах «Алдан» и А—35 положение целей определялось не методом триангуляции, как это было в системе «А», а по информации о дальности и угловых координатах целей, сопровождаемых данным локатором. РКЦ принципиально отличались от локаторов канала цели (РТН) в системе «А». ■ Во—первых, антенна РКЦ с диаметром рефлектора 18 метров формировала два луча, позволявших обнаруживать и сопровождать два элемента цели, находившихся на различных угловых направлениях в диапазоне ±1,5 град Это достигалось наличием двух подвижных контррефлекторов и их приводов. При этом поиск цели осуществлялся перемещением 1—го луча по спирали в пределах ±1,5 град. Относительно центра рефлектора, а затем 2—го луча (после перехода на автосопровождение 1—м лучом) в пределах ±1,5 град относительно 1—го луча. ■ Во—вторых, была увеличена в 4 раза мощность излучения антенной зондирующих импульсов за счет применения в передатчике 4—х выходных усилителей и сложения их мощности в эфире. ■ Радиолокаторы канала противоракеты (РКИ) в принципе выполняли функции, аналогичные функциям канала противоракеты РТН, радиолокационной станции вывода противоракеты (РСВПР) и станции передачи команд (СПК) на противоракету. ■ В РКЦ систем «Алдан» и А—35 был предусмотрен автоматический сквозной контроль функционирования локаторов в режимах автономного функционального контроля (АФК) и функционального контроля системы (ФКС). ■ В режиме АФК в вычислительных средствах РКЦ формировались траекторные и сигнальные (мощность, флюктуация) характеристики имитируемых целей. ■ На входы РКЦ подавалась цифровая информация, имитирующая целеуказание и команды управления в боевом цикле, а также высокочастотные сигналы, имитирующие эхо-сигналы с изменением их в угловых каналах приемных устройств в зависимости от отклонения от оси диаграммы направленности антенны. При этом автоматически определялась точность отработки РКЦ координат имитируемых целей и правильность отработки команд управления, а также формировались сигналы исправности РКЦ. ■ В режиме ФКС имитация боевого цикла производилась с Главного командно—вычислительного центра системы. В дальнейшем при комплексных испытаниях такая система автоматического контроля показала свою высокую эффективность. ■ Однажды в период настройки РКЦ Г.В. Кисунько без предупреждения привез на объект целую свиту высокопоставленных генералов и, расположившись на командном пункте, начал им рассказывать о боевом цикле в режиме АФК. ■ Естественно, сработал «генеральский эффект» и тут же загорелись красные табло неисправности. Я очень смутился, а Григорий Васильевич объяснил своим слушателям, какая у нас хорошая система контроля, как она правильно реагирует на поведение не до конца настроенной боевой аппаратуры. Мною это было воспринято как высокая оценка системы АФК. ■ В период до конца 1966 г. аппаратура РКЦ системы «Алдан» была в основном изготовлена. ■ Антенны (Т—10) изготовлялись по старой кооперации в г. Горьком машиностроительным и авиационным заводами. ■ Передающее устройство было изготовлена на Днепропетровском машиностроительном заводе (ДМЗ), вычислительные устройства и аппаратура видеотракта — на Марийском машиностроительном заводе (ММЗ), приемные устройства — на Кунцевском машиностроительном заводе (КМЗ). ■ По мере готовности аппаратуры на заводах и готовности строительных работ аппаратура поступала на объект, где начался его монтаж, автономная настройка и стыковка. Были определены ответственные представители Генерального конструктора на объекте, ими вначале поочередно были Р.М. Суслов, А.К. Нелопко, Л.Г. Хватов, Л.С. Кондратьев. В дальнейшем на самых важных этапах работ ответственными представителями были: Б.М. Шаулов, Д.Г. Дорогов, И.А. Гусев. Техническим руководителям на РКЦ поочередно были Л.Г. Хватов, Ю.А. Рубичев, В.В. Груздев, а на РКИ — А.К. Нелопко, Л.С. Кондратьев, А.М. Топорков, М.Е. Кутейников. ■ На каждом из устройств были представители подразделений-разработчиков. В период проведения приемо-сдаточных испытаний устройств на объекте, как правило, находились руководители разработки. ■ Я вспоминаю, как при испытаниях антенны Т—10, кроме ее разработчика М.М. Ганцевича, присутствовал начальник антенного СКБ Б.И. Скулкин, при сдаче передатчика Т—20 работами на передатчике руководил Е.П. Гренгаген и начальник КБ ДМЗ М.И. Симонов (разработчик конструкторской документации). ■ Головными монтажными организациями на объекте были КМЗ (ответственный представитель — Ю.Т. Джатиев, а затем Г.С. Воронцов) и Подольский электромеханический завод (ПЭМЗ). ■ Одним из руководителей бригад ПЭМЗ на объектах полигона был Н.В. Михайлов, которого я впервые увидел и познакомился на объекте при монтаже волноводных трактов в РКЦ. В дальнейшем мне пришлось работать с Н.В. Михайловым не один год, когда он последовательно занимал посты главного инженера Гомельского радиозавода, главного инженера ЦНПО «Вымпел», директора НИИРП, президента МАК «Вымпел». ■ Объект № 52 находился в 100 км от г. Приозерска. ■ Дорога на объект была выложена бетонными плитами. Технологическая площадка объекта, где размещались РКЦ, РКИ и стартовые позиции, находилась в 5 км от жилого городка. В городке располагались гостиницы для представителей промышленности и для офицеров воинской части, а также штаб и объекты инфраструктуры. Командированные представители нашего предприятия (разработчика) жили в одноэтажном бараке и частично в офицерской двухэтажной каменной гостинице. Руководящий состав разработчиков, как правило, жил в отдельном деревянном домике, имевшем три комнаты, кабинет, кухню и застекленную веранду. ■ Работа на объекте велась интенсивно, круглосуточно. ■ К 1967 г. стыковка аппаратуры РКЦ и РКИ в основном была завершена. Началась стыковка с Главным командно—вычислительным центром (ГКВЦ). Одним за другим завершались новые этапы работ: был проведен первый обмен информацией с ГКВЦ, первый ФКС и, наконец, первая проводка искусственного спутника Земли, а затем первая проводка баллистической цели. ■ Хорошо помню, какая была радость на командном пункте, когда мы с Ю.П. Калюжным, дублируя друг друга, одновременно произвели ручной захват сигнала ИСЗ и впервые вышли на автосопровождение цели. Были отработаны режим стрельбы условной противоракетой (БРУП), режим стрельбы по условной цели (БРУЦ). ■ И, наконец, начались реальные боевые работы (БР) со стрельбой одиночными и парным пуском противоракет А—350Ж. Не все в этих работах шло гладко. Как когда—то в системе «А», очень часто подводила надежность электрорадиоэлементов, выпускаемых нашей промышленностью, но, в конце концов, и это недостаток был преодолен. ■ При боевых работах в зданиях РКЦ и РКИ остался минимум персонала — военный боевой расчет и несколько наиболее необходимых разработчиков во главе с техническими руководителями. Ввиду большой опасности, которая могла возникнуть в аварийных ситуациях на противоракетах А—350Ж, заправлявшихся особо токсичным горючим, боевым расчетам выдавались противогазы с автономной выработкой кислородной смеси. При пуске противоракет внутри РКЦ и РКИ все содрогалось. Чувствовалось, какая большая мощь заложена в противоракетах. В конце 1969 г. успешно завершились совместные испытания системы «Алдан». ■ И в заключение приведем соображения доктора технических наук Ю.А. Каменского, касающиеся разработки средств поражения целей в системе А—35: «Работа в указанной области проходила по трем направлениям: выбор и разработка боевого снаряжения ПР, управление его применением, оценка эффективности стрельбы. Эти три задачи в процессе разработки системы решались параллельно и в тесной связи с задачами управления ПР и системы в целом. ■ Практически сразу было решено применить на ПР А—350 ядерную боевую часть, тем более после того, как произошел переход от метода 3—х дальностей к обычному угломерному способу определения координат цели и ПР. ■ Выбор конкретного типа СБЧ был произведен из наличного арсенала ЯЗ, прежде всего, исходя из необходимости обеспечения достаточно высокой вероятности поражения ЯЗ ГЧ заданных типов. Методы расчета вероятности поражения были опробованы различные, но наиболее удобным оказался метод имитационных статистических испытаний. ■ Далее определялись и возможные воздействия ЯВ на работу систем наведения (в т.ч. на точность наведения) и на саму ПР. При этом выяснилось, что существовавшие стандарты по требованиям к стойкости аппаратуры ракет (разработанные для ЗУР) не соответствуют реальным воздействиям ЯВ ПР при перехвате БР. Это привело к необходимости корректировки тактико-технического задания (ТТЗ) на разработку ПР и ее аппаратуры. ■ Однако линию передачи команды подрыва оказалось невозможным защитить до требуемого значения. В связи с этим было предложено ввести в состав БРА ПР специальное устройство задержки подрыва (УЗП), которое было способно, получив код заданного времени подрыва, отсчитать его с высокой точностью и выдать команду подрыва СБЧ. ■ Метод командного управления подрывом, разработанный для системы «А», в применении к системе А—35 пришлось существенно развить и дополнить. Во—первых, диапазон условий встречи с целью в системе А—35 существенно расширился. Во—вторых, надо было учитывать, что для выдерживания заданного времени встречи с целью производилась, как правило, отсечка двигателя ПР. В—третьих, при определении момента передачи времени задержки подрыва в УЗП необходимо было алгоритмически определять интервалы времени, в которых отсутствовали бы помехи, связанные с ЯВ других ПР. ■ Таким образом, для передачи команды подрыва на ПР приходилось использовать информацию на уровне всей системы. В разработку и отладку такого комплексного алгоритма (А.Л. Щерц) внесли решающий вклад наши коллеги — Э.А. Михайловский и Г.Ф. Королев. Эта система подрыва проверялась и на полигоне, где, правда, не было реальных ЯВ. ■ В процессе создания системы А—35 мы расширили круг наших знакомств с атомщиками, так как теперь они стали участниками разработки системы, т.е. не только консультантами, но и нашими смежниками. Разработчиком СБЧ для ПР А—350 был определен НИИ—1011 (Челябинск—70, теперь г. Снежинск). ■■ ■ Фото: Михаил Ходаренок ■■ ■ Первую поездку туда в 1961 г. на согласование ТТ3 совершил мой начальник О. В. Голубев, который, будучи физиком, внес новое для разработчиков СБЧ понятие индикатрисы поражающего действия СБЧ ПР. ■ Моя первая поездка в Челябинск—70 состоялась в июне 1962 г. Мы с уже упоминавшимся моим коллегой по бортовой аппаратуре Л.П. Приданцевым прибыли туда для участия в рассмотрении эскизного проекта СБЧ. Комиссию возглавлял от 4 ГУ МО генерал Селезнев, входили в нее от 6 ГУ МО будущий генерал Осин, начальник спецтехотдела 4 ГУ МО полковник Бавыкин, ведущий конструктор от ОКБ—2 по ПР А—350 В.А. Ермоленко. ■ Я имел дело в основном с заместителем научного руководителя института Ю.А. Романовым и его сотрудниками. Эти контакты значительно расширили мой кругозор в этой области, и у нас на долгие годы установились деловые и дружеские отношения с командой Романова, в том числе после перевода его и работ по ПРО в ВНИИЭФ. ■ По линии связей СБЧ с БРА ПР мы с Л.П. Приданцевым имели дело с КБ по СБЧ в целом, которым руководил А.Д. Захаренков, вскоре ставший замминистра МСМ. Нам очень понравился стиль работы этой организации (также как и КБ—11). Это был очень деловой, решительный подход, соединенный с лично понимаемым государственным интересом. Этот стиль имеет исторические корни в той суровой эпохе, когда эти люди начинали свою работу. Это было своего рода заповедником сталинской эпохи в ее лучших проявлениях…». ■ ■ Продолжение следует. ■ ■ За успешное создание первой боевой системы ПРО A—35М Научно-исследовательский институт радиоприборостроения был награжден орденом Трудового Красного Знамени. ■ Орденами и медалями были отмечены создатели и военные инженеры—испытатели системы А—35М. Золотой медалью Героя Социалистического Труда был награжден главный конструктор системы A—35М И.Д. Омельченко. ■ Ряду разработчиков было присвоено звание лауреата Государственной премии СССР, в том числе сотрудникам НИИРП В.И. Закамскому, А.К. Нелопко, С.А. Подлепе, Н.К. Свечкопалу, Н.А. Секистову, А.Н. Троицкому, Л.М. Ягудаеву. ■ В создание системы А-35М вложили свою душу (зачастую и здоровье) большое число руководителей, инженеров и техников, разработчиков и сотрудников вспомогательных служб головного предприятия – НИИРП. Ниже приводятся фамилии только некоторых из числа награжденных государственными наградами: Б.А. Абрамов, С.М. Абрикосов, Н.М. Андреев, А.А. Аникеев, И.П. Балашов, Н.И. Баранов, Е.Б. Баршай, А.П. Бесчастнов, М.Ф. Болотин, В. Виноходов, Н.С. Ганюшкин, В.А. Головин, В.В. Груздев, В.А. Губанов, Л.Н. Евтеев, В.П. Егоров, Я.А. Елизаренков, Н.Н. Иванов, Е.В. Ивашников, Б.С. Калашников, Ю.А. Каменский, В.В. Каравашкин, В.Т. Киселев, Э.С. Коломейцев, Г.Г. Коновалов, Б.И. Круглов, В.Б. Мазаев, В.Г. Машковцев, Н.И. Меньшов, В.А. Минаков. Н.Д. Наследов, Л.С. Оболенская, А.М. Овсянников, Ю.Н. Пестов, В.А. Поняев, А.Г. Ремизов, Н.Н. Родионов, А.А. Рогозин, Г.Ф. Силичева, Н.С. Синельникова, A.M. Топорков, В.А. Трушин, А.И. Устинов, Л.Г. Хватов и много других достойных работников.

Admin: ■ История оружияШедевр инженерной мысли (1)Система противоракетной обороны московского промышленного района А—35 (35М) и поныне не в полной мере оценена современниками Сергей Михайлович Курушкин, исполнительный директор ОАО «НИИРП» ■■ Позиция отдельного противоракетного центра, г. Наро—Фоминск. Слева радиолокатор канала цели, справа — видно радиопрозрачное укрытие АФУ радиолокатор канала изделия «ВКО» уже обращался к первой боевой системе противоракетной обороны Московского промышленного района А—35. Однако систематизированного текста по основам построения модернизированной системы А—35М (и системе ПРО в целом) вниманию читателей издания еще не представлялось. С этого номера журнал постарается рассказать о выдающемся достижении отечественного оборонно—промышленного комплекса — системе А—35М — от «А» и до «Я».  ■ Система противоракетной обороны А—35М предназначалась: для поражения баллистической цели со средствами преодоления ПРО, без активных помех и дипольных отражателей, атакующей Москву в секторах обзора станций дальнего обнаружения; обнаружения и уничтожения низкоорбитальных ИСЗ, проходящих через зону поражения системы на высотах до 300 км; выдачи на командный пункт системы предупреждения о ракетном нападении информации об обнаруженных и сопровождаемых баллистических целях, областях, закрытых пассивными помехами и станциями активных помех; выдачи в Центр контроля космического пространства информации об обнаруженных и сопровождаемых космических объектах. ■ Модернизация системы А—35 (система А—35М) задана постановлением ЦК КПСС и Совета министров СССР от 11 июня 1975 г. № 504—149. Принята на вооружение Советской армии постановлением ЦК КПСС и Совета министров СССР от 28 декабря 1977 г. № 1134—368. Снята с вооружения в декабре 1995 года.  Состав системы А—35М  1. Главный командно—вычислительный центр (ГКВЦ) — 1. 2. Стрельбовый комплекс в составе радиолокатора канала цели (РКЦ), двух радиолокаторов канала изделия (РКИ) и четырех подъемно—стартовых установок — 8. 3. Боекомплект противоракет А—350Р — 32. 4. Радиолокационный узел дальнего обнаружения «Дунай—ЗМ» — 1. 5. Секторная радиолокационная станция дальнего обнаружения «Дунай—ЗУ» — 2. 6. Система передачи данных — 1. 7. Внешняя система передачи данных в Центр контроля космического пространства и Командный пункт системы предупреждения о ракетном нападении — 1. 8. Оперативно-командная связь — 1. 9. Техническая позиция — 1.  Основные тактико—технические характеристики  ■ Режим работы — непрерывное боевое дежурство с переходом в боевую работу по сигналу «Тревога» от станций дальнего обнаружения. ■ Тип поражаемой цели — одиночная сложная баллистическая цель (СБЦ), образованная БР среднего и дальнего действия (типа «Посейдон», «Минитмен») с разделяющейся головной частью (до 10 боевых блоков) и средствами преодоления ПРО без активных помех и дипольных отражателей с общим числом элементов до 16. ■ Область поражения СБЦ — совокупность зон поражения противоракет стрельбовых комплексов. ■ Зона поражения стрельбового комплекса: по дальности — 80—520 (640) км, по высоте — 50—350 км. ■ Зона обнаружения радиолокационного узла «Дунай—ЗМ»: по дальности — 300—3000 км, по азимуту — 305—353° и 121—169°, по углу места — 1—49°. ■ Зона обнаружения радиолокационных станций «Дунай-ЗУ»: по дальности – 260–4600 км, по азимуту – 260–308° и 76–124°, по углу места – 1–49°. ■ Зона обзора РЛС стрельбового комплекса: по дальности — 50—1535 км (канал цели) и 0,1—640 км (канал изделия), по углам — верхняя полусфера (минимальный угол места 2°). ■ Наведение противоракеты А—350Р — радиоуправление по командам системы наведения, передаваемых на борт ПР по радиолинии радиолокатора канала изделия. ■ Количество одновременно сопровождаемых элементов цели: всеми РКЦ системы — 16, радиолокационным узлом «Дунай—ЗМ» — 32, радиолокационной станцией «Дунай—ЗУ» — 500. Количество одновременно наводимых противоракет А—350Р — 16. ■ Численный состав боевого расчета — 13 062 человека, в том числе офицеров — 4875. Общая стоимость затрат на создание системы — 2000 млн руб. (в ценах середины 1970—х гг.). ■ В системе А—35М предусматривались меры, практически исключающие непреднамеренные пуски противоракет: ■■ ■ Характеристики системы А—35М по перехвату типовых налетов СБЦ ■■ а) аппаратурные — на ГКВЦ и стрельбовых комплексах, предотвращающие пуски противоракет без специального разрешения, частота несанкционированного пуска — 1 раз в 10 000 лет; б) алгоритмические (при снятом запрете на пуски) — в боевых программах управления, предотвращающие пуски противоракет по несуществующим целям, частота пуска по несуществующей цели — 1 раз в 10 лет; в) аппаратные — на стартовой позиции, исключающие самопроизвольные пуски противоракет с расчетной вероятностью возникновения аварийной ситуации 1х1035. ■ Дежурные РЛС дальнего обнаружения системы А—35М обеспечивали контроль за всеми ИСЗ и космическими объектами, находящимися над европейской частью территории СССР, с углами наклонения орбит от 45° до 135° в диапазоне высот до 2 тыс. км с выдачей их параметров движения в Центр ККП. При этом РЛС дальнего обнаружения контролировали до 90% ИСЗ и космических объектов из общего числа находящихся в настоящее время в каталоге ЦККП и информация системы А-35М являлась уникальной по точности и единственной по низкоорбитальным ИСЗ и космическим объектам. ■■ ■ Боевой цикл перехвата СБЦ системой А—35М ■■ ■ Высокая боевая готовность системы А—35М, ее средств и боевых расчетов обеспечивалась периодически проведением контролей функционирования и оценки технических характеристик средств с использованием штатных функциональных контролей системы и ее средств в условиях имитации боевой работы системы, проводок специальных ИСЗ и регламентных работ.  Боевой цикл работ системы А—35М по поражению сложной баллистической цели  ■ Боевая работа по поражению сложной баллистической цели осуществлялась автоматически при снятом аппаратурном запрете на пуски противоракет. ■ Боевой цикл системы начинался с обнаружения РЛС дальнего обнаружения «Дунай—ЗМ», «Дунай—ЗУ», ведущими непрерывный обзор космического пространства сложной баллистической цели и выдачи на ГКВЦ системы сигнала «Тревога». ■ По сигналу «Тревога» средства системы А—35М из любого другого состояния (за исключением работы по поражению ИСЗ) автоматически переводились в состояние боевой готовности к выполнению боевой работы по поражению сложной баллистической цели. ■ На ГКВЦ общий программно-реализованный алгоритм по информации от РЛС дальнего обнаружения проводил анализ ракетно—космической обстановки, определял наиболее опасные элементы из состава атакующей сложной баллистической цели по отклонению точки прицеливания от центра обороняемого объекта, назначал радиолокаторы канала цели стрельбовых комплексов на поиск и обнаружение элементов сложной баллистической цели, а каналы изделий стрельбовых комплексов — на их поражение. ■ Радиолокаторы канала цели вели поиск назначенных элементов цели по целеуказаниям с ГКВЦ системы, их обнаружение и сопровождение. Параметры траекторий элементов цели, сопровождаемых радиолокаторами канала цели, рассчитывались на вычислительных машинах стрельбовых комплексов и передавались на ГКВЦ. ■ Каналы изделий стрельбовых комплексов переводились в режим предстартовой подготовки противоракет. После подтверждения радиолокаторами канала цели информации от РЛС дальнего обнаружения о наличии баллистической цели по команде ГКВЦ программно—реализованные боевые алгоритмы стрельбовых комплексов автоматически снимали программный запрет старта противоракет и в расчетные моменты времени производились пуски противоракет. ■ С момента старта противоракет программно—реализованные алгоритмы системы наведения ПР (АН—35) стрельбовых комплексов решали задачи наведения противоракет на элементы СБЦ. ■ В процессе полета противоракет на ГКВЦ по данным РЛС дальнего обнаружения и радиолокаторов канала цели уточнялась воздушно—космическая обстановка, назначались и переназначались радиолокаторы канала цели и каналы изделия на поражение элементов сложной баллистической цели и совместно с программно-реализованными боевыми алгоритмами стрельбовых комплексов решались задачи управления потоком противоракет с учетом мешающего влияния подрывов специальных боевых частей ПР. ■ Боевая работа по поражению боевых блоков сложной баллистической цели завершалась подрывом специальных боевых частей противоракет в расчетных точках встречи, после чего средства системы А—35М возвращались в режим боевого дежурства.  Боевой цикл работы А—35М по уничтожению низкоорбитального ИСЗ  ■ Уничтожение заданного низкоорбитального ИСЗ осуществлялось системой А—35М как выполнение боевой задачи, поставленной Центральным командным пунктом Войск ПВО. ■ Подготовка системы к боевой работе проводилась после принятия информации целеуказания от ЦККП по внешней системе передачи данных. Автоматический боевой цикл работ начинался до входа назначенного ИСЗ в зону действия радиолокационных станций системы. По командам и целеуказаниям ГКВЦ на одном—двух стрельбовых комплексах, назначенных на стрельбу, производилась предстартовая подготовка и разблокировались цепи пуска противоракет, а все радиолокаторы канала цели системы выводились в специальный режим ожидания и начинали контролировать область обнаружения ИСЗ, чтобы взять его на автосопровождение. ■■ 01 02 03 ■■ 01 — Система противоракетной обороны А—35М; 02 — Боевой цикл уничтожения низкоорбитального ИСЗ системой А—35М; 03 — Зоны обзора системы А—35М. ■■ ■ Обнаруженный и сопровождаемый радиолокаторами канала цели (или станциями дальнего обнаружения) ИСЗ проходил траекторную идентификацию с целеуказаниями ЦККП по заданному ИСЗ и в расчетные моменты времени осуществлялись пуски 1—2 противоракет. На ГКВЦ производилось объединение траекторией информации сопровождаемого ИСЗ, поступающей от всех радиолокаторов канала цели, и определялась высокоточная траектория ИСЗ, данные о которой передавались на стрельбовые комплексы для наведения противоракет. Одновременно с ГКВЦ осуществлялась специальная корректировка полета противоракет, обеспечивающая соблюдение выбранных из условий безопасности трасс полета противоракет. ■ Боевой цикл уничтожения ИСЗ завершался подрывом боевых частей противоракет в расчетных точках встречи, после чего средства системы А—35М переводились в исходное состояние боевого дежурства.  Распределение временного баланса  ■ По средствам обнаружения: • t1АО — 75 сек (270—195 сек) — время, необходимое для обнаружения, захвата и передачи цели на автоматическое сопровождение, для построения траектории цели, для решения задачи целераспределения и выдачи целеуказания средствам системы наведения ПР (АН—35) с точностью не хуже 15 минут по углам и 1 км по дальности; • t2АО — 25 сек (195—170 сек) — время, необходимое для последующего накопления данных о цели, уточнения ее траектории и расчета упрежденных точек с заданной точностью; • t3АО — 10 сек (170—160 сек) — время, необходимое для решения задач старта противоракет. ■ По противоракете: • tпол — 160 сек (160—0 сек) — номинальное подлетное время противоракеты до встречи с целью на заданной высоте. ■ Таким образом, баланс работы средств системы дальнего обнаружения (АО—35), с одной стороны, и полетное время противоракеты, с другой, определяли минимальный потребный баланс времени цикла боевой работы системы А—35М, равный располагаемому временному балансу системы — 270 сек. ■ Время, потребное для решения задач системы наведения, укладывалось в общий временной баланс системы А—35М.  Распределение во времени основных задач системы наведения, решаемых в течение боевого цикла  ■ По средствам наведения канала цели: • t1КЦ — 20 сек (195—175 сек) — время, необходимое для перехода средств из предбоевого режима в боевой и разворота антенных устройств; • t2КЦ — 25 сек (175—150 сек) — время, необходимое для поиска, обнаружения и захвата головной части цели на автоматическое сопровождение; • t3КЦ — 120 сек (150—30 сек) — время, необходимое для уточнения траектории цели и потребных параметров кинематических траекторий противоракет, для анализа характеристик сигналов цели в интересах решения задачи селекции боевых блоков; • t4КЦ — 30 сек (30—0 сек) — время, необходимое для наведения (перенацеливания) противоракеты на выбранную для поражения по результатам селекции цель. ■ По средствам наведения канала противоракеты: • t1КИ — 35 сек (195—160 сек) — время, необходимое для перехода средств из предбоевого режима в боевой и разворота антенных устройств средств наведения. Переход в боевой режим средств огневой позиции производится за 21 сек до старта одновременно с разворотом антенных устройств РКИ; • t2КИ — 8 сек (160—152 сек) — время, используемое для захвата противоракеты на автоматическое сопровождение радиолокатором узла, с которого производится старт противоракеты; • t3КИ — 152 сек (152—30 сек) — время, необходимое для вывода противоракеты на цель; • t4КИ — 30 сек (30—0 сек) — время, необходимое для наведения (перенацеливания) противоракеты на выбранную для поражения по результатам селекции цель. ■ Временная диаграмма выполнения боевого цикла средствами системы А—35М предусматривала командное управление противоракетой на начальном участке этапа вывода по данным системы дальнего обнаружения, а далее — по данным системы наведения (информации РКЦ и РКИ).  Боевой цикл уничтожения низкоорбитального ИСЗ системой А—35М  ■ Для увеличения огневой производительности стрельбовых комплексов в системе А—35М предусматривалась повышенная глубина зоны поражения. Это достигалось за счет изменения (в случае необходимости) дальности и времени полета противоракеты путем варьирования начала включения двигателей форсирования перегрузок. ■ Приведена также временная диаграмма цикла боевой работы средств системы А—35М в случае полетного времени противоракеты ~80 сек. при стрельбе на малые дальности полета.  Стрельбовый комплекс  ■ Предназначался для решения задач обнаружения по целеуказаниям с ГКВЦ, автоматического сопровождения, построения траекторий, а также поражения двух элементов сложной баллистической цели либо низкоорбитального ИСЗ, назначенных с ГКВЦ системы. ■ Стрельбовый комплекс имел в своем составе: 1. Радиолокатор канала цели — моноимпульсный радиолокатор стационарного типа, предназначенный для определения с высокой точностью дальности и угловых координат элементов сложной баллистической цели и ИСЗ. 2. Два радиолокатора канала изделия, каждый из которых моноимпульсный стационарного типа, предназначенный для проведения предстартового контроля основной и дублирующей противоракет, определения текущих координат стартовавшей противоракеты, передачи на борт противоракеты команд управления ее полетом и команды на подрыв специальной боевой части. 3. Стартовую позицию с подъемно-стартовыми установками для размещения четырех противоракет А—350Р в транспортно—пусковых контейнерах, подготовки их к пуску и пуска двух противоракет. 4. Вычислительные средства на базе электронно—вычислительных машин 5Э92Б, предназначенных для обработки информации от радиолокатора канала цели и построения полиномов движения элементов цели, для расчета операций по подготовке противоракет к пуску и расчета команд управления движением противоракет и работой их двигательных установок, для расчета команд подрыва боевых частей противоракет.  Основные тактико—технические характеристики  1. Количество целевых каналов — 2. 2. Количество огневых каналов — 2. ■■ 04 05 ■■ 04 — Временная диаграмма боевого цикла работы средств системы А—35 при tпол=160 сек; 05 — Временная диаграмма боевого цикла работы средств системы А—35 при tпол=80 сек. ■■ 3. Время перехода стрельбового комплекса из состояния дежурства в боевой режим — не более 20 сек. 4. Поражение целей осуществлялось в верхней полусфере в диапазоне дальностей 100—600 км на углах места не менее 2,50. 5. Точность измерения дальностей: до цели — не хуже 18 м, до противоракеты — не хуже 25 м. 6. Точность измерения угловых координат: цели — не хуже 6 угл. мин., противоракеты — не хуже 7,5 угл. мин.  Средства управления и передачи данных  А. Главный командно-вычислительный центр системы А—35М ■ ■ Предназначался для функционального и командно-технического управления системой А—35М при выполнении ею всех видов работ, синхронизации работы всех средств системы и привязки информации к шкале единого времени, а также для информационного взаимодействия системы А—35М с КП СПРН и ЦКПП. ■■ 06 07 ■■ 06 — Радиолокатор канала изделия (РКИ) и подъемно—стартовая установка . Фотоархив «ВКО»; 07 — Главный командно—вычислительный центр системы А—35М. Фотоархив «ВКО». ■■ ■ В состав ГКВЦ входили: главный вычислительный центр (ГВЦ) на базе двух электронных вычислительных машин 5Э92Б с внешними устройствами; главный командный пункт (ГКП) с комплексом пультов управления, аппаратурой отображения обстановки и документирования; центральный синхронизатор системы; главный узел связи. ■ Основные тактико—технические характеристики: 1. Время перехода из отключенного состояния в боевой режим — 25 мин. 2. На табло ГКП отображается техническое состояние всех средств системы. 3. Быстродействие вычислительной машины 5Э92Б — до 500 тыс. одноадресных операций в сек. 4. Память вычислительной машины 5Э92Б: оперативная — 32 768 сорокавосьмиразрядных слов, на магнитных барабанах — 112 000 сорокавосьмиразрядных слов, на магнитных лентах — 491 200 сорокавосьмиразрядных слов. ■ Б. Система передачи данных ■ ■ Предназначалась для обеспечения информационного обмена между всеми средствами системы при их взаимодействии. Обмен информацией между объектами осуществлялся по специальному кабельному тракту, проходящему через все объекты системы и образующему кольцеобразную трассу с разветвленной сетью обходных путей с жестким централизованным управлением. ■ Основные тактико—технические характеристики: Канальность — 8 стволов передачи данных (4 обеспечивают работу системы и 4 в горячем резерве). Пропускная способность — 122 880 дв. единиц в сек. (по каждому стволу). Достоверность — не хуже 10—8. ■ В. Внешняя система передачи данных ■ ■ Предназначалась для обеспечения двустороннего информационного взаимодействия системы А—35М с КП СПРН и ЦККП. ■ Пропускная способность направления связи (два стандартных телефонных канала): на КП СПРН — 2400 дв. ед. в сек, на ЦККП — 1200 дв. ед. в сек.  Радиолокационный узел «Дунай—ЗМ»  ■ Предназначался для ведения непрерывной радиолокационной разведки космического пространства, обнаружения баллистических ракет, ИСЗ и других космических объектов и выдачи информации для организации в системе перехвата баллистической цели и поражения низкоорбитального ИСЗ, а также выдачи информации на ГКВЦ для передачи на КП СПРН и ЦККП. ■ В состав радиолокационного узла входили две РЛС «Дунай—ЗМ» непрерывного излучения с линейно—частотно модулированным сигналом и частотно—фазовым положением диаграмм направленности антенн. ■ Основные тактико—технические характеристики: 1. Диапазон волн — дециметровый. 2. Зона обзора: по дальности — 300—3000 км, по азимуту — 305—3530 и 120—1680, по углу места — 1—490. 3. Метод обзора — построчный, телевизионный, с числом угломестных строк — 9. 4. Период обзора сектора — 1 сек. 5. Количество одновременно сопровождаемых целей одним сектором (разрешенных элементов или неразрешенных скоплений) — 32. 6. Разрешающая способность: по дальности — головная часть — головная часть — не более 1,7 км, головная часть — корпус — не более 3,4 км, по угловым координатам — не хуже 10. 7. Максимальные значения ошибок через 50 сек после выдачи первого стандартного сообщения: по дальности — 434 м, по азимуту — 11,7 угл. мин, по углу места — 10,4 угл. мин. 8. Средняя излучаемая мощность — 845 кВт.  Секторная радиолокационная станция «Дунай—ЗУ»  ■ Предназначалась для ведения непрерывной радиолокационной разведки космического пространства, обнаружения баллистических ракет, ИСЗ и других космических объектов и выдачи информации для организации в системе перехвата баллистической цели и поражения низкоорбитального ИСЗ, а также выдачи информации на ГКВЦ для передачи на КП СПРН и ЦККП. ■ Секторная радиолокационная станция «Дунай—ЗУ» является станцией высокой пропускной способности непрерывного излучения с линейно-частотно модулированным сигналом и частотно-фазовым положением диаграмм направленности антенн. ■ Основные тактико—технические характеристики: 1. Диапазон волн — дециметровый. 2. Зона обзора: по дальности — 260—460 км, по азимуту — 261—308° (для первой РЛС) и 76—124° (для второй РЛС), по углу места — 1—49°. 3. Метод обзора — построчный, телевизионный, с числом угломестных строк — 16. 4. Период обзора сектора — 4 сек. (в том числе первой строки — 1 сек, второй строки — 2 сек). 5. Количество одновременно сопровождаемых целей — 32 сложные баллистические цели (более 500 элементов). 6. Разрешающая способность: по дальности — головная часть — головная часть — не более 1,5 км, головная часть — корпус — не более 3 км, по азимуту — 100 угл. мин, по углу места — 135 угл. мин. 7. Максимальные значения ошибок через 50 сек после выдачи первого стандартного сообщения: по дальности — 370 м, по азимуту — 5,9 угл. мин, по углу места — 8,9 угл. мин. 8. Средняя излучаемая мощность — 2000 кВт. ■ ■ Продолжение следует

Admin: Системы ПРО Г.А. Кисунько — экспериментальная «А» и боевая А—35Всё гениальное — просто■ Приблизительно месяцев 5—7 назад, точнее не помню, встретил на просторах сети журнальный разворот журнала, на котором были изображены сразу две системы противоракетной обороны: экспериментальная система «А», созданная на полигоне Сары—Шаган в начале 60—х годов и первая боевая система А—35, созданная для защиты Москвы и поставленная на боевое дежурство в конце 70—х годов прошлого столетия. Полюбовавшись на такое чудо, «побежал» дальше, но потом притормозил, вернулся назад и сохранил на всякий случай файл с рисунком. Мол, пригодится для чего—нибудь. ■ А некоторое, совсем небольшое, время назад наткнулся на этот рисунок в своём photokeeper’e. Рассмотрел повнимательнее, и понял, что это — именно то, что нужно. Ведь не зря же говорят, лучше раз увидеть, чем сто раз услышать. ■ Если человек далёк от противоракетных дел, а системы ПРО весьма и весьма сложные штуки, то рассказывать что—либо по противоракетным темам практически бесполезно. Слова «отскакивают» от такого слушателя — «по верхам» не очень понятно, а «нырять в глубину» — просто нет желания, да и скучно. А вот «картинка», да ещё такая, на полном серьёзе, гениальная, да с небольшим комментарием, — это как раз то, что нужно. Пять—семь минут и человек полностью в теме: три—пять минут на разглядывание «картинки» и две минуты на чтение комментария, и как работает система ПРО абсолютно понятно. Попробуем? Те, кому интересно?   ■ Начнём с правой картинки журнального разворота. На ней — экспериментальная система ПРО «А», развёрнутая на полигоне Сары—Шаган. ■ Охраняемый от удара баллистических ракет, конечно условный, «объект» находится в центре очерченного штрих—пунктирной линией круга. Радиус круга — 85 км, а центр круга обозначен точкой ТП, то есть «точка прицеливания». По окружности на расстоянии 150 км друг от друга, в вершинах равностороннего треугольника, находятся радиолокаторы точного наведения РТН—1, РТН—2 и РТН—3, состоящие из двух радиолокаторов каждый. Большой «шарик» канал цели, а маленький — канала противоракеты. ■ СДО — это система дальнего обнаружения или радиолокатор «Дунай—2», КВЦ — это командный пункт (КП) и вычислительные (управляющие) машины М—40, а ПУ — пусковая установка противоракеты В—1000. Рисунок этой противоракеты, кстати, на развороте тоже есть. ■ Система полностью автоматическая, так как боевой цикл длится очень короткое время, и управлять боевой работой системы способна только ЭВМ. Человек в боевой работе не участвует, а следит только за тем, чтобы всё исправно функционировало, то есть осуществляет функциональный контроль. Все объекты в единую систему связаны радиорелейной системой передачи данных. ■ Итак, как работала система по перехвату боеголовки баллистической ракеты. После того, как условный «супостат» решил нанести по охраняемому «объекту» удар и произвёл пуск ракеты, радиолокатор СДО «Дунай—2» зафиксировал старт ракеты и выдал через КВЦ целеуказание всем трём РТНам. Радиолокаторы канала цели всех трёх РТНов по этому целеуказанию нашли цель, которая состояла из двух элементов: боеголовки и последней ступени ракеты. Произвели селекцию цели, то есть определили, где именно боеголовка. И начали непрерывное измерение трёх дальностей до ГЧ. По этим данным ЭВМ М—40 построила траекторию полёта боеголовки, вычислила точку встречи ТВ противоракеты В—1000 с ГЧ, определила необходимое время пуска, произвела пуск ПР. А потом радиолокаторы канала цели РТНов начали определение местоположения ПР, измеряя три дальности до неё. ЭВМ М—40 на основании этих данных непрерывно рассчитывает траекторию вывода противоракеты и с помощью специальной станции вывода противоракеты управляет ей, выводя противоракету в точку встречи ТВ, и производит подрыв боевой части. Цель ГЧ — уничтожена. ■ Изюминка системы — положенный в её основу метод трёх дальностей, обеспечивший при том развитии техники точность наведения, достаточную для уничтожения боеголовки фугасной боевой частью. Кстати, сам Г.В. Кисунько противоракету В—1000 полноценной противоракетой не считал, а считал суперЗУР, так как условия эксперимента по сути были идеальные.  ■ Теперь, левая картинка. Рассмотрим, как работала по ГЧ система А—35. ■ По охраняемому объекту ОО, внутри которого художник условно разместил ТП, точку прицеливания, условный «супостат» произвёл пуск баллистической ракеты. Радиолокатор СДО «Дунай—3» (в народе — «шалаш») обнаружил на траектории полёта парную цель: ГЧ и последнюю ступень ракеты. Вычислительный комплекс (ВК) на главном командно-вычислительном центре ГКВЦ определил какому стрельбовому комплексу предстоит «стрелять». Выпало — СК—2. В связи с этим радиолокатор канала цели (РКЦ) — большой «шар» — этого комплекса получил целеуказание, нашёл парную цель и начал собственными вычислительными средствами строить траектории полёта. Построив траекторию полёта ГЧ и последней ступени, вычислил координаты точек встречи ТВ, время пуска и произвел парный пуск противоракет А—350Ж (5В61), по одной противоракете из четырёх ПУ, расположенных у каждого из двух радиолокаторов изделия (РКИ) — малые «шары». Кстати, рисунок противоракеты А-350 на развороте также есть. После пуска противоракет РКИ начали выводить каждый «свою» противоракету в ТВ с ГЧ и последней ступенью. А в нужный момент вычислительный комплекс СК произвёл подрыв ядерных БЧ, и уничтожил цель, то есть ГЧ и ступень ракеты. ■ Каждый СК, то есть стрельбовый комплекс, поскольку имел только два огневых канала, мог сделать четыре двухракетных залпа — уничтожить четыре парных цели. Поскольку таких комплексов в системе А—35 было восемь, то вся система могла «стрельнуть» тридцать два раза. Потом — перезарядка боекомплекта. ■ Система А—35 также полностью автоматическая. Человек тоже в боевой работе не участвует, а осуществляет только функциональный контроль. Все объекты в единую систему связаны кабельной закольцованной системой передачи данных.  ■ Вот, пожалуй, и всё. Старался, как и обещал, коротко, ясно и понятно. А так ли это получилось, судить, конечно, не мне. ■ Журнальный разворот, конечно из журнала «Техника — молодёжи». Здесь ошибиться невозможно, только в этом журнале бывают подобные развороты. И по композиции и по деталям рисунок просто мастерский, надо отдать в этом должное художнику Михаилу Шмитову. А все условности, которые он вынужден был применить, отлично «работают» на объяснение, что к чему. ■ Первая публикация 15.03.2011

Admin: ■ История оружияШедевр инженерной мысли (2)Система противоракетной обороны г. Москвы и центрального промышленного района А—35М и поныне не в полной мере оценена современниками Михаил Ходарёнок ■ Фото: Михаил Ходарёнок Журнал «ВКО» продолжает серию публикаций по особенностям построения подмосковной системы ПРО А—35М. В этом номере вниманию читателей предлагается краткое описание вычислительных средств, системы передачи данных и центрального синхронизатора системы. Без этих структурных элементов ни одна система ПРО не может нормально функционировать.  Вычислительные средства системы А—35М  ■ Вычислительные средства АМ—35 располагались на главном вычислительном центре, а также на радиолокационных узлах системы дальнего обнаружения АО—35. ■ Размещение средств системы АМ—35 производилось с учетом возлагаемых задач, объема передаваемой по линиям передачи данных информации, удобства резервирования средств и их эксплуатации. ■ Требования уменьшения объема передаваемой информации приводили к необходимости на узлах АО—35 цифровых вычислительных машин, которые должны были производить всю первичную обработку радиолокационной информации. На узле системы обнаружения АО—35 располагались четыре вычислительные машины. ■ Три вычислительные машины, непосредственно связанные с секторными радиолокационными станциями, решали задачи выделения полезного сигнала на фоне шумов и первичной обработки радиотехнической информации. Четвертая машина производила преобразование координат, усреднение и построение траектории. Эта машина связывалась посредством линии передачи данных с вычислительной машиной ГВЦ, предназначенной для идентификации целей, усреднения траекторий и уточнения характеристик целей. ■ С узлов системы обнаружения информация поступала в виде полиномов траекторий движения цели. Дальнейшая обработка радиолокационной информации производилась на вычислительных средствах, размещенных на ГВЦ, которые решали задачи наведения, перераспределения и информационного взаимодействия, а также задачи сопровождения искусственных спутников Земли и средств управления ПСБ (противоспутниковой борьбы). ■ Аппаратура ГВЦ состояла из однотипных вычислительных машин, имеющих следующие основные параметры: • среднее быстродействие порядка 1 млн одноадресных операций; • объем оперативной командной памяти 16 394 команд со средней скоростью выборки 1 мксек; • объем числовой памяти 8192 48—разрядных чисел со средней скоростью выборки 1 мксек; ■ Большая производительность машины обеспечивалась за счет быстродействия арифметического устройства и применения буферных сверхбыстродействующих регистров для чисел и команд. ■ Все вычислительные машины ГВЦ работали синхронно на частотах, получаемых от центрального синхронизатора системы (F — 10 МГц и Fгис — 2 МГц). ■ В состав главного вычислительного центра входили: • восемнадцать машин, из которых восемь обеспечивали работу восьми стрельбовых комплексов, две решали задачи для системы обнаружения, одна — задачи целераспределения, а остальные семь машин находились в режиме горячего резерва и регламентных работ; • электронные часы, показания которых формировались в двоичном коде с дискретностью отсчета порядка 100 мксек и обеспечивали работу вычислительных машин ГВЦ в реальном масштабе времени. Текущее показание часов вводилось в фиксированную ячейку оперативной памяти каждой машины (рассматривался также вариант включения часов в состав каждой вычислительной машины); • контрольно—регистрирующая аппаратура — КРА, представляющая собой унифицированные устройства магнитной записи и устройства согласования этой аппаратуры с входными устройствами системы передачи данных. Аппаратура предназначалась для регистрации входных и выходных данных вычислительных машин во время боевой работы. ■ Комплекс вычислительных средств осуществлял автоматическое управление всеми средствами системы А—35 во время боевой работы. ■ Обмен информацией между объектами систем АО—35 и АН—35 и вычислительными машинами, находившимися на Главном вычислительном центре, происходил по кольцевым кабельным линиям системы передачи данных. ■ Темп обмена информации между ГВЦ и вычислительными средствами узлов системы АО—35, определяемый временем решения задачи целераспределения на основании данных средств дальнего обнаружения, равнялся 0,2 Гц. Обмен информацией между узлами системы наведения и ГВЦ происходил с частотой 10 Гц. Выдаваемая в линии передачи данных информация синхронизировалась опорными сигналами, получаемыми от центрального синхронизатора системы. ■ Информация о целях как атакующих, так и пролетающих передавалась на аппаратуру отображения обстановки командных пунктов системы А—35, на ЦКП Войск ПВО и КП округа ПВО с ГКВЦ через оконечные станции АПД—35. ■ Все вычислительные средства ГВЦ были унифицированы и взаимозаменяемы. Машины, работающие в боевом режиме, резервировались машинами, находящимися в предбоевом режиме, которые получали от боевых машин всю информацию, необходимую для продолжения решения боевой задачи, начиная с любого момента времени. Эта информация выдавалась боевыми машинами в шины внутреннего обмена. В случае выхода из строя боевой машины ее автоматически заменяла вычислительная машина из резерва без нарушения боевого цикла, переключаясь на тот участок памяти, который соответствовал вышедшей из строя боевой машине, и беря на себя обеспечение дальнейшего выполнения боевой работы. ■ Для углубленной проверки исправности и прогнозирования выхода из строя блоков и узлов вычислительных средств проводился плановый профилактический контроль. ■■ ■■ ■ Во время боевой работы систематически проводился оперативный контроль, результаты которого служили основанием для автоматической замены неисправной боевой машины другой исправной вычислительной машиной, находящейся в предбоевом режиме. ■ Живучесть вычислительных средств ГВЦ обеспечивалась двойным параллельным резервированием Главного вычислительного центра. ■ Решение боевых задач осуществлялось совершенно исправными вычислительными машинами, находящимися в боевом режиме. Резервные вычислительные машины, которые могли быть автоматически, без нарушения боевого цикла переведены в боевой режим, работали в предбоевом режиме. В дежурном режиме находились исправные машины, перевод которых в предбоевой режим мог быть осуществлен полуавтоматически. Неисправные или нуждающиеся в проверке вычислительные машины находились в режиме регламента.  Система передачи данных АПД—35  ■ Система АПД—35 предназначалась для объединения средств системы А—35М, разделенных значительными расстояниями, в единый автоматизированный комплекс, управляемый с главного командно—вычислительного центра. ■ Основные задачи, выполняемые системой АПД—35, сводились к следующему: • обеспечение передачи команд и сигналов автоматического взаимодействия между комплексом вычислительных средств ГВЦ и узлами системы обнаружения АО—35 и системы наведения АН—35; • передача команд и сигналов с главного командного пункта АКП—35, обеспечивающих управление режимами работы и контроль состояния средств системы А—35; • передача высокостабильных опорных частот синхронизации, вырабатываемых центральным синхронизатором на узлы систем АО—35 и АН—35. ■ Кроме указанных основных задач, комплекс АПД—35 обеспечивал передачу сигналов информационного взаимодействия системы А—35 с КП внешних систем. ■ В соответствии с этими задачами система АПД—35 обеспечивала выполнение следующих основных требований: • независимую дуплексную передачу сигналов между ГКВП и любым узлом системы АО—35 и АН—35; • передачу опорных частот от центрального синхронизатора системы ко всем узлам системы А—35М; • большую пропускную способность линии передачи данных (по всем указанным направлениям общий обмен информацией может составлять около 2,5x106 дв. ед./сек); • высокую степень достоверности и надежности обмена при длительной и непрерывной работе; • высокую живучесть системы, обеспечивающую сохранение ее работоспособности при одновременном повреждении линии передачи данных в трех—четырех местах; • централизованное управление режимами работы средств АПД—35, исключающее возможность вмешательства операторов местных пультов в работу системы при боевом режиме; • возможность перехода управления системой А—35 с основного ГКВЦ на запасной. ■ В системе АПД—35 был принят кольцевой вариант построения линий связи с использованием симметричного 14—парного кордельно—стирофлексного кабеля типа МКСБ—60. Кольцевая структура линий связи наиболее полно соответствовала принятому расположению объектов системы А—35 на местности. Каждая кольцевая линия начиналась и оканчивалась на ГКВЦ и проходила (при наиболее сложных обходных путях) через 77 пунктов, часть из которых являлась ретрансляционными, а часть — узловыми. На ретрансляционных пунктах происходили регенерация и усиление сигнала, а на узловых, кроме того, производились еще выделение информации и вставление ответных сигналов, получаемых от радиолокационных или стрельбовых узлов. ■■ ■ Схема линий системы передачи данных ■■ ■ В состав системы АПД—35 входили следующие основные устройства: • аппаратура станций передачи данных, предназначенная для усиления, регенерации, выделения и объединения информации; • аппаратура системы синхронизации, служащая для временной привязки всех сигналов, передаваемых в системе передачи данных, к опорным синхронизирующим сигналам, поступающим от центрального синхронизатора системы АЦС—35, а также для выдачи сетки опорных частот на объекты системы А—35М; • кабельный тракт, представляющий собой линии передачи информации. ■ Для обеспечения надежного функционирования системы АПД—35 в ее составе предусматривался также ряд вспомогательных средств управления и контроля, в том числе средства телеуправления и телесигнализации, средства автономного контроля, средства автоматики подключения обходных путей и средства измерения времени. ■ Средства телеуправления и телесигнализации служили для управления работой системы передачи данных и непрерывного отображения ее состояния на индикаторных устройствах ГКВЦ. ■ Средства автономного контроля предназначались для автономной проверки всей системы передачи данных при отсутствии сигналов от абонентов, а также контрольного сравнения выданной и принятой на ГКВЦ информации во время боевой работы. ■ Средства автоматики подключения обходных путей предназначались для автоматического переключения всех каналов на обходной путь при повреждении тракта передачи на последующем участке. ■ Средства измерения времени служат для измерения времени задержки в тракте передачи. ■ В системе передачи данных был принят метод передачи данных, в котором функциональные сигналы, поступающие с выхода объектов на вход линии АПД—35, равно как и сигналы, выдаваемые с линий на объекты, представляли собой последовательности импульсов, отображающие цифровые коды в двоичной системе счисления, следующие со скоростью 122 880 двоичных единиц в секунду (122,88 Гц). При этом «1» кода передавалось наличием отрицательного импульса, а «0» — передавалось отсутствием импульса на соответствующем разрядном месте. Обмен информацией производился с тактовой частотой, задаваемой центральным синхронизатором системы (АСП—35). ■ Система АПД—35 имела 16 функциональных независимых каналов связи для передачи сигналов информации системы А—35М, в том числе четыре канала для средств обнаружения, восемь каналов для средств наведения и один общий для всей системы А—35М канал передачи опорных частот синхронизации. ■ Кроме основной информации, в системе АПД—35 передавалось значительное количество служебных сигналов, обеспечивающих централизованное управление (телеуправление) и контроль состояния (телесигнализация) объектов АПД—35. Для передачи этих сигналов в системе АПД—35 предусматривался специальный канал связи. ■ Система передачи данных АПД—35 увязывала в единый технологический комплекс все составные части системы А—35М. Поэтому обеспечение ее надежности приобретало первостепенное значение. Особенностью АПД—35 являлось наличие большого числа (порядка 80) сложных аппаратурных комплексов (объектов), значительно удаленных друг от друга и включенных последовательно. Выход из строя любого из них мог нарушить работу всей системы. Помимо станционного оборудования в состав системы АПД—35 входил кабельный тракт общей протяженностью в несколько тысяч километров. Кабельная линия в сравнении с обычной радиосвязью более помехоустойчива и надежна, однако восстановление поврежденного кабеля требует значительного времени. ■ Величина эксплуатационной надежности АПД—35, предъявляемая к этой системе, исходя из требований обеспечения необходимой надежности системы А—35М в целом, должна быть не хуже 0,998. ■ При использовании отечественных деталей для получения заданной эксплуатационной надежности системы АПД—35 использовано 100—процентное постанционное резервирование аппаратуры (параллельная работа двух комплектов на каждой станции объекта для каждого из стволов СПД). Помимо этого, на 12 рабочих стволов связи имеется 11 резервных стволов. ■ В канале синхронизации, помимо 100—процентного постанционного резерва, предусматривалась одновременная работа двух параллельно включенных стволов. Кроме этого, имелся один резервный ствол, включаемый методом замещения любого из основных стволов. ■ Система АПД—35 обеспечивала в среднем не более одной ошибки при передаче 108 импульсов по любому из каналов связи (стволу). К числу мероприятий, обеспечивающих требуемую достоверность передачи информации, относились: • защита кабеля от грозовых разрядов и внешних влияний (выбор трассы, защитный дренаж, конструктивные улучшения кабеля и пр.); • построение тракта передачи, обеспечивающее превышение уровня сигнала над уровнем помех на 50—60 дБ; • применение регенерации сигнала на каждом усилительном участке; • применение функционального и автономного контроля, направленного на уменьшение вероятности появления аппаратурных сбоев; • применение схем, обеспечивающих повышенную достоверность передачи по каналу синхронизации. ■ В целях повышения живучести линий связи системы АПД—35 предусматривалась возможность создания обходных путей на случай механического повреждения кабеля или выхода из строя объектов системы. Такое построение сети линий связи позволяло обеспечить нормальную работу системы передачи данных при одновременном повреждении кабельного тракта в 3—4 местах (при наиболее неблагоприятном расположении места повреждения).  Центральный синхронизатор АЦС—35  ■ Центральный синхронизатор системы ПРО А—35М представлял высокостабильный эталонный генератор, проверяемый по атомному или молекулярному стандартам частоты и предназначенный для согласования во времени работы всех средств системы А—35М, а также для согласования во времени системы А—35 с работой других систем. ■ Центральный синхронизатор системы рассчитывался на непрерывную круглосуточную работу с коэффициентом готовности в любой момент времени 0,99999. Вероятность единичного сбоя не превышала 1012. Абсолютная нестабильность сигналов АЦС не хуже 10—8. ■ В состав центрального синхронизатора входили: • кварцевый эталон частоты, являющийся датчиком высокостабильной частоты 5 МГц с абсолютной нестабильностью не более 10—8; • атомный или молекулярный стандарт частоты, по которому периодически корректировалась частота кварцевого эталона частоты; • аппаратура сличения кварцевых эталонов частоты с атомными или молекулярными стандартами частоты; • аппаратура преобразования частоты, где частота кварцевого эталона — 5 МГц — путем многократного деления и умножения преобразовывалась в требуемые для работы системы А—35М частоты; • аппаратура привязки времени, посредством которой импульсные сигналы привязывались к сигналам всесоюзного времени; • аппаратура формирования выходных сигналов, где импульсные сигналы привязывались друг к другу с точностью, обеспечивающей выполнение требований технического задания, формировались по форме и после предварительного размножения подавались на аппаратуру усиления выходных сигналов; • аппаратура усиления выходных сигналов, где сигналы окончательно размножались до требуемого для работы системы А—35М количества и усиливались по мощности; • выходное согласующее устройство, через которое выходные сигналы выдавались потребителю; • индикаторные устройства, служащие для контроля параметров выходных сигналов, а также для контроля точности совмещения выходных сигналов между собой (как внутри отдельных комплектов, так и между комплектами); • регистрирующие устройства для документального контроля наличия выходных сигналов; • аппаратура функционального контроля, с помощью которой производился контроль функционирования устройств синхронизатора; • пульт центрального синхронизатора (ПЦС), с которого осуществлялось дистанционное управление синхронизатором; • устройства бесперебойного питания. ■ Центральный синхронизатор системы располагался в помещении ГКВЦ и имел замкнутую вентиляционную систему. Непрерывная круглосуточная работа и заданная надежность центрального синхронизатора обеспечивались тройным параллельным резервированием внутри каждого комплекта и четырехкратным внешним резервированием. Переключение с одного комплекта на другой происходило без нарушения сетки выходных частот. В процессе эксплуатации комплекты периодически или по мере необходимости менялись местами. ■ Центральный синхронизатор системы предусматривал следующие режимы работы: • боевой режим (БР), в котором находился совершенно исправный комплект синхронизатора, обеспечивающий боевое дежурство; • предбоевой режим (ПБР), в котором находился также совершенно исправный комплект синхронизатора, готовый в любой момент времени заменить боевой комплект без пропадания выходных сигналов; • режим регламента (Р), где находился комплект синхронизатора при проведении регламентных работ; • отключено (О) — режим, в котором находился исправный комплект синхронизатора в выключенном состоянии; • устранение неисправности (Н) — режим, в котором находился ремонтируемый комплект синхронизатора. ■ Выходные параметры боевого и предбоевого комплектов синхронизатора находились под постоянным автоматическим контролем. Внутреннее параллельное резервирование средств АЦС—35 обеспечивало надежную непрерывную работу синхронизатора системы А—35М даже при выходе из строя отдельных дублирующих друг друга участков схемы. При этом неисправные участки синхронизатора автоматически отключались.

Admin: ■ История оружияРадиолокаторы системы А—35 (А—35М)В основе построения радиолокационных средств первой боевой системы ПРО А—35 лежали принципы, опробованные в экспериментальной системе ПРО «А» Нариман Абенович Айтхожин, доктор технических наук, заместитель начальника НТЦ НИИРП Марк Михайлович Ганцевич, кандидат технических наук, ведущий научный сотрудник НИИРП ■■ Радиолокатор канала цели. Позиция отдельного противоракетного центра ПРО А—35М (д. Васильчиново, Нарофоминский район Московской области). Фото: Михаил Ходарёнок Решение о создании системы ПРО А—35 было принято в 1960 г. Эскизное проектирование системы завершилось в 1962 г. Число РЛС, участвующих в решении задачи непосредственно перехвата баллистической цели по сравнения с системой «А», было сокращено. Функции дальнего обнаружения баллистических целей возлагались на две РЛС — «Дунай—3» и «Дунай—ЗУ». В этом номере «ВКО» вниманию читателей предлагается более подробное описание радиолокационных средств системы А—35 и некоторые дальнейшие экспериментальные разработки в сфере радиолокаторов ПРО.  ■ Задачи, связанные с обеспечением работы по цели, возложены на отдельный радиолокатор канала цели — РКЦ—35, а рабочие функции по противоракете — на отдельный радиолокатор канала противоракеты — РКИ—35, включая передачу команд управления и подрыва боевой части на борт противоракеты. В состав стрельбового комплекса (СК) вошли один радиолокатор канала цели и два радиолокатора канала ПР. Второй из РКИ обеспечивал наведение дополнительной противоракеты на ту же цель. ■ В состав системы А—35 входили три спаренных СК ПРО «Енисей» и один спаренный СК «Тобол», которые по первоначальному замыслу должны были работать в режиме многопозиционной работы с измерением трех (четырех) дальностей для обеспечения высокой точности измерения координат целей и противоракет, испытанного в системе «А». В дальнейшем был осуществлен переход на «одностанционный» вариант работы, в котором координаты целей и противоракет определялись по результатам обычных для радиолокаторов измерений дальности и двух углов. ■ Улучшение точности измерения угловых координат целей и противоракет, необходимое для обеспечения поражения, было достигнуто в результате доработок аппаратуры и алгоритмически в двух вариантах. ■ В первом варианте угловые координаты уточнялись с использованием угловых поправок, определенных по результатам многократных проводок искусственных спутников Земли типа ДС—П—1 (ДС—П—1Ю) и «Тайфун». ■■ ■■ Геометрические размеры и весовые характеристики радиолокатора канала цели и сегодня впечатляют. Диаметр зеркала антенны Кассегрена достигал 18 м, а вес некоторых деталей сооружения — сотен тонн. Фото: Михаил Ходаренок ■■ ■ Второй — предусматривал оцифровку сигналов ошибки с выходов угловых дискриминаторов и суммирование их с данными угловых датчиков положения антенны. Наведение противоракет на цели осуществлялось по измеренным дальностям и скорректированным угловым координатам. ■ Для проведения полного объема испытаний, а в последующем и учебных боевых стрельб личного состава системы А—35, на полигоне был развернут опытный образец стрельбового комплекса «Алдан». ■ РКЦ системы А—35 (в двух модификациях для СК «Енисей» и «Тобол») представлял собой радиолокатор с двумя комбинированными каналами, построенными по аналогии с радиолокаторами точного наведения системы «А», но в котором один из каналов предназначался для работы по головной части, а второй — по корпусу баллистической ракеты. ■ Для этого в полноповоротную приемо—передающую параболическую антенну типа Кассегрена диаметром 18 м были введены два независимо управляемых контррефлектора. Антенна формировала поочередно два ортогонально поляризованных луча. Формирование в антенне двух лучей осуществлялось двумя контррефлекторами, рассчитанными на работу с ортогональными поляризациями излучения (приема). Каждый контррефлектор имел механизмы поворота относительно двух ортогональных осей с электроприводами. Приводы контррефлекторов позволяли осуществлять отклонение лучей антенны и их спиральное перемещение в коническом секторе с углом раствора три градуса относительно центрального положения луча. ■ Размещение в раскрыве параболического рефлектора сложного механического узла из двух контррефлекторов диаметрами 2,3 м и 2,9 м с приводами и системой подвески, содержащей шесть шестиметровых штанг, создавало значительное затенение раскрыва. Для уменьшения затенения была разработана конструкция пластинчатого контррефлектора из стеклопластика с поляризационными пластинами из алюминиевой фольги и штанг из стеклопластика прямоугольного сечения. Эти меры позволили уменьшить затенение и повысить коэффициент усиления антенны. ■ Антенные устройства РКЦ—35 и РКИ—35 имели радиопрозрачные укрытия (антенные обтекатели) жесткой конструкции. Образец этого укрытия прошел экспериментальную проверку на избыточное давление до 0,05 кг/кв. см. ■ При вводе в эксплуатацию системы А—35 выявился существенный недостаток трехслойного материала, из которого были изготовлены укрытия. Этот материал набирал дождевую и талую снеговую воду, что существенно снижало радиопрозрачность укрытия и, тем самым, потенциал радиолокатора. На всех объектах системы были проведены работы по «выливанию воды» из укрытий и их ремонту. Была разработана методика оценки потерь в укрытии по величине шумовой температуры антенны. ■ Передающее устройство создавало СВЧ импульсы двух длительностей, один из которых использовался для обнаружения цели, другой — для точного ее сопровождения. Излучение СВЧ энергии в осуществлялось четырехканальным облучателем антенны, каждый из каналов которого запитывался от выходного усилителя передающего устройства мощностью 30 МВт. В результате суммирования в эфире общая импульсная мощность излучения радиолокатора составляла 120 МВт. Средняя мощность составляла около 72 кВт. В передающем устройстве использовался мощный СВЧ усилитель магнетронного типа. ■ Для передачи столь высокого уровня мощности волноводный тракт наполнялся сухим воздухом под избыточным давлением 6 атм. Толщина стенок волноводов достигла 12 мм. Наиболее сложной оказалась проблема излучения высокого уровня мощности из облучателя. ■■ ■■ Радиолокатор канала изделия (ракеты). Позиция отдельного противоракетного центра системы ПРО А—35М (д. Васильчиново, Нарофоминский район Московской области). Фото: Михаил Ходаренок ■■ ■ Была разработана двухступенчатая герметизация облучателя: кварцевыми окнами диаметрами 210 мм в 4—х рупорах и общим полусферическим колпаком диаметром 600 мм над общим раскрывом облучателя, изготовленным из разработанного в НИИРП композиционного материала «поласта», который имеет малые потери на СВЧ и хорошую теплостойкость. Стыковка антенны с передатчиком была возможна только на полигоне, поэтому доводка облучателя была выполнена на полигонном стрельбовом комплексе «Алдан». ■ Приемное устройство — общее для двух поляризационных каналов. Сигналы, поступающие по четырем волноводным трактам от четырехрупорного облучателя антенны, преобразовывались в приемном устройстве с помощью СВЧ—мостов в два разностных и один суммарный сигнал, которые после двойных преобразований усиливались и поступали на дальномерное и угломерные устройства. Во входных усилителях использовались малошумящие лампы бегущей волны. Выравнивание коэффициентов усиления производилось по контрольному сигналу. Выделение сигналов ошибки осуществлялось амплитудно—фазовым детектором. ■ Радиолокатор РКЦ—35 имел два независимых измерителя координат – два дальномера и четыре дискриминатора измерения угловых координат (по два для каждого луча). Управление следящими силовыми приводами осуществлялось по сигналам ошибки угловых каналов. ■ Структуру построения РКЦ системы А—35 можно определить, таким образом, как двухлучевой двухканальный моноимпульсный радиолокатор, обеспечивающий независимое сопровождение и измерение координат парной цели, состоящей из головной части и корпуса БР. ■ Аппаратура радиолокатора охвачена автономным функциональным контролем, для чего были созданы встроенные измерители в передающем и приемном устройствах. Функциональный контроль осуществлялся с помощью имитационного сигнала, раздельно управляемого по амплитуде, угловому положению, дальности и параметрам флуктуации. ■ РКЦ—35 стрельбовых комплексов «Енисей» и «Тобол» отличались друг от друга вычислительными средствами. Если первый имел небольшое вычислительное устройство Т—40У, то в состав второго была введена использовавшаяся на ГКВЦ системы А—35 универсальная ЭВМ 5Э926 (главный конструктор B.C. Бурцев). При принятой структуре построения РЛС это не привело к расширению ее возможностей. ■ В радиолокаторах после первоначального захвата целей и противоракет вручную дальнейшее их сопровождение осуществлялось в автоматическом режиме. Автосопровождение, как и на радиолокаторе точного наведения экспериментальной системы ПРО «А», контролировалось аппаратно. ■ РКИ—35 был построен на тех же принципах, что и РКЦ—35. Основные отличия состояли в том, что он работал по ответному сигналу. Аппаратура РКИ—35 была построена по одноканальной схеме, а антенна работала на круговой поляризации. ■ Антенна РКИ—35 была комбинированной, состоящей из двух зеркал. Одно — диаметром около 7 м — формировало узкий луч для сопровождения противоракеты при ее наведении на цель, другое — диаметром около 1,5 м со спиральным облучателем — формировало широкий луч вывода противоракеты после старта на траекторию наведения. Антенна вывода со своими поворотными осями и приводами располагалась на общем опорно-поворотном устройстве с антенной наведения. Переключение узкого и широкого лучей производилось в волноводном тракте. ■ Управление работой радиолокационных средств системы А—35 велось с главного командно-вычислительного центра (ГКВЦ). Вычислительные средства ГКВЦ были построены на двух быстродействующих ЭВМ 5Э926. Обмен информацией, командами и сигналами с ГКВЦ осуществлялся по магистральной кольцевой кабельной линии системы последовательной передачи данных (СПД) по адресам, отдельным для каждого из объектов. Кадр передачи информации каждого из объектов аналогичен кадру системы «А». ■ Параллельно с созданием радиолокаторов для системы А—35 на базе аппаратуры РКЦ—35 была разработана и развернута на полигоне экспериментальная установка РЭ—4. От РКЦ—35 РЭ—4 отличалась построением задающего генератора, приемного устройства и видеотракта. Эти отличия были связаны с применением впервые в отечественной практике сложного радиолокационного сигнала с расширенным спектром (сигнал с линейной частотной модуляцией — ЛЧМ) в полосе 10 МГц и фильтровой обработкой принятых сигналов. ■ С технологической точки зрения аппаратура РЛС ПРО экспериментальных РЛС первого поколения (РЭ, РЭ—2, РТН, РЭ—3, РКЦ—35, РКИ—35, РЭ—4) построена в основном на схемах с использованием электронных ламп. Применение транзисторов и печатных плат ограничивалось цифровыми схемами.  Экспериментальные радиолокационные средства систем про второго поколения  ■ Демонстрационные испытания по успешному перехвату баллистических ракет и создание первого поколения ПРО привели к бурному развитию в стране и за рубежом работ по оснащению баллистических ракет средствами преодоления ПРО, а затем — к созданию кассетных баллистических ракет. ■■ ■■ Ширина диаграммы направленности радиолокатора канала цели составляла всего 32 сек. Это позволяло уверенно захватывать и сопровождать цель (типа БР) на дальности в несколько тысяч километров. Фото: Михаил Ходаренок ■■ ■ Теперь баллистические ракеты не являлась той парной целью, с которой должна была бороться система ПРО первого поколения, когда от радиолокаторов наведения требовалась исключительно высокая точность и достаточная для решения задачи поражения дальность действия. Баллистическая ракета, оснащенная средствами преодоления ПРО, обострила проблему информационного обеспечения системы ПРО и, как следствие, возможность поражение боевого блока. Увеличение количества боевых блоков, выводимых кассетной баллистической ракетой, снижение и без того малой отражающей поверхности боевого блока, установка на БР многочисленных ловушек и подавление радиолокационных средств активными помехами потребовали разработки и внедрения новых технологий и качественно нового построения, прежде всего, стрельбовых РЛС ПРО. ■ Как и на начальном этапе, необходима была адекватная научно-техническая база для создания радиолокационных средств системы ПРО второго поколения. С этой целью были развернуты широкие научные исследования и поиски необходимых решений в различных направлениях науки и техники, прежде всего, исследования по проблеме создания и использования фазированных антенных решеток (с 1960—61 гг.), многолучевых антенн линзового типа. Расширены работы по формированию и обработке сложных ЛЧМ сигналов с широкополосными спектрами (опробованные на экспериментальной установке РЭ—4) и оценке возможностей фазокодовой манипуляции (ФКМ), а также разработке средств борьбы с активными помехами. Особое внимание с учетом имеющегося опыта было уделено использованию в составе радиолокаторов высокопроизводительных ЭВМ и цифровой техники. ■ Решение этих сложных проблем сопровождалось жесточайшей борьбой различных школ и направлений с включением в нее, как принято говорить теперь, «административного ресурса». ■ Опытный образец РЛС «Истра» (РКЦ—35ТА) (ТА — «Тобол—Аргунь» — примеч. моё. Admin) по структуре своего построения представлял собой радиолокатор ПРО второго поколения. Радиолокатор первоначально разрабатывался и изготовлялся как составная часть многоканального стрельбового комплекса (МКСК) «Аргунь», предназначенного для работы в составе второй очереди системы А—35. В дальнейшем статус комплекса был изменен и радиолокатор проходил испытания уже как экспериментальный. Технологически аппаратура РЛС «Истра» была построена полностью на транзисторах за исключением мощных СВЧ вакуумных приборов, используемых в передающем устройстве. ■ В РЛС «Истра» впервые в стране использована фазированная приемо—передающая антенная решетка отражательного типа с поворотом в двух осях: на ± 270 градусов по азимуту и на 90 градусов по углу места. Антенна Е—10 РЛС «Истра» обеспечивала электронное переключение луча из одного положения в другое в пространственном секторе 60 градусов с быстродействием 150 мкс. ФАР обеспечивала излучение и прием сигналов двух круговых поляризаций левого и правого направлений вращения. Она содержала 8650 рупорных излучателей, соединенных с pin—диодными отражательными фазовращателями на крестообразных коаксиальных волноводах. Управление и контроль фазовращателей осуществлялись по строчно—столбцевой схеме. Выделяемая на pin—диодах тепловая мощность, обусловленная СВЧ потерями и токами управления, снималась вентиляторами, установленными в отсеках ФАР. В целом антенное устройство, имея диаметр 18 м и высоту 25 м, представляло собой внушительное сооружение общим весом 1230 т (из них 560 т на угломестной оси). ■ ФАР возбуждалась 4—х рупорным облучателем и контррефлектором. К облучателю от передающего и приемного устройств был проложен 8—ми канальный волноводный тракт для передачи и приема радиоволн двух ортогональных поляризаций. ■ Антенна имела комбинированное укрытие (обтекатель). На жестком куполе располагалась оболочка из прорезиненной ткани под небольшим избыточным давлением, предназначенная для сброса осадков и предохранения жесткого купола от попадания воды. Подкупольное пространство вентилировалось наружным воздухом, подогретым до комнатной температуры. ■ Передающее устройство состояло из двух каналов, которые были заимствованы из РКЦ—35 системы А—35, имело 8 выходных усилителей и позволяло излучать парные монохроматические импульсы и парные импульсы с линейной частотной модуляцией (ЛЧМ) одной и другой поляризации соответственно. При прежнем уровне импульсной мощности передающего устройства порядка 120 МВт средняя мощность была увеличена до уровня 144 кВт. ■ Для усиления СВЧ сигналов в приемном устройстве были впервые в отечественной практике в радиолокаторах такого класса применены квантовые парамагнитные усилители, охлаждаемые до температуры жидкого гелия в замкнутом контуре регенерации. Свертка ЛЧМ сигналов производилась на дисперсионных линиях задержки. Приемное устройство состояло из 23—х линеек, включавших раздельные поляризационные линейки измерений дальности и моноимпульсного измерения угловых координат, квадратурные линейки измерения разности фаз поляризационных составляющих сигнала, а также линейки поляризационного и адаптивного подавления активных помех. ■ На небольшом удалении от РЛС была установлена уникальная вышка высотой 120 м, защищенная железобетонным стаканом от ветровых колебаний. В верхней ее части размещалась измерительная антенна, соединенная через волноводный тракт со зданием РЛС. Благодаря такому техническому решению достигалась высокая точность формирования имитационного сигнала, излучаемого в направлении антенны РЛС «Истра», позволявшего обеспечить допусковый контроль характеристик всего радиолокатора, ранее не применявшийся в радиолокационной технике. Дополнительно к этому, впервые в отечественной практике в РЛС «Истра» был реализован автоматический непрерывный контроль работоспособности радиолокатора в процессе работы, осуществляемый при управлении с ЭВМ 5Э926, который позволял изменять конфигурацию аппаратуры радиолокатора при отказах отдельных элементов. ■■ ■■ Радиолокатор канала изделия (ракеты) по своим размерам был сравним с радиолокатором канала цели. Фото: Михаил Ходаренок ■■ ■ По структуре своего построения РЛС «Истра» представляла собой, таким образом, многоканальную моноимпульсную радиолокационную станцию с ФАР и временным разделением каналов. РЛС «Истра» обеспечивала возможность измерения в реальном времени не только координат, но и полных поляризационных матриц рассеяния многих баллистических целей. С этой точки зрения экспериментальная РЛС «Истра» являлась единственной станцией, созданной в нашей стране, которая обладала этим важным не только для ПРО, но и других приложений свойством. ■ Обмен информацией между ЭВМ, вошедшей теперь в основной состав аппаратуры РЛС, и другими устройствами производился по двум линиям. Первая представляла собой одностороннюю линию передачи оцифрованной информации с выхода приемного устройства на ЭВМ. Вторая — шину (магистраль) двустороннего обмена, построенную на принципе временного разделения и адресации по абонентам. По этой шине передавались в направлении ЭВМ—устройства команды, а в направлении устройства—ЭВМ сигналы состояния устройств и выполнения команд. В станции, помимо этих, имелась линия, построенная по «звездной» схеме, для управления включением, выключением и переводом в централизованное управление всех устройств радиолокатора, включая ЭВМ, с использованием потенциальных сигналов. ■ Работа РЛС во всех режимах, начиная с обнаружения и дальнейшего сопровождения целей, осуществлялась в автоматическом режиме, исключавшем участие операторов, в соответствии с алгоритмом, программно реализованным на двух последовательно включенных ЭВМ 5Э92. Каждая из этих ЭВМ состояла из 2—х процессоров. Основной процессор ЭВМ имел производительность 500 тыс. оп/с и ОЗУ объемом 32 тысячи 48 разрядных слов, второй — управляющий процессор обеспечивал передачу и прием данных от внешних абонентов. Его производительность составляла 100 тыс. оп/с. В состав ЭВМ входили ПЗУ, состоящие из нескольких барабанов и магнитных лент. Программирование осуществлялось в машинных кодах. Операционной системой реального времени ЭВМ 5Э926 не комплектовалась. ■ На первой ЭВМ 5Э926 производилось решение задач обнаружения, идентификации и формирования единичных замеров по дальности и угловым координатам, на второй — траекторная обработка, планирование и управление работой РЛС. ■ Алгоритм работы радиолокатора, обеспечивавший выполнение всех задач, был построен по многотемповому принципу. Основные задачи (обнаружение, сопровождение и измерение поляризационных характеристик сигнала) выполнялись в темпе, соответствующем частоте излучения радиолокатора, другие задачи — с меньшей частотой. Управление работой РЛС осуществлялось алгоритмом планирования работы с малым временем реакции на изменение внешних условий. В дальнейшем первоначальный алгоритм организации работы РЛС для выполнения задач в составе МКСК «Аргунь» неоднократно перерабатывался в соответствии с изменением назначения радиолокатора. ■ Применение в РЛС «Истра» ФАР и достаточно сложного алгоритмически программного обеспечения было первым опытом в этой области радиолокации, оказавшим большое влияние в последующем на разработки радиолокаторов ПРО и ПВО. Успех использования быстродействующей ЭВМ в составе радиолокатора с ФАР открыл огромные возможности по дальнейшему совершенствованию его структуры. Теперь уже трудно представить себе современные РЛС комплексов обороны без быстродействующих ЭВМ и программ управления их функционированием. ■ Исключительная особенность построения РЛС «Истра», состоящая в возможности измерения полной поляризационной матрицы рассеяния объектов, использовалась и в особых случаях, как, например, для определения параметров ориентации в пространстве космического аппарата «Союз—7 — Космос—1687» на последних витках полета и точного прогноза времени и места его падения. ■ Разработанные для передающих устройств РКЦ—35 и РЛС «Истра» комплекса «Аргунь» мощные электровакуумные СВЧ приборы были использованы не только по прямому назначению, но и в научных целях. В частности, они были применены для создания в институтах АН СССР ускорителей элементарных частиц. ■ Ко второму поколению радиолокаторов относилась и РЛС «Истра—2», работы по которой были прекращены в связи переносом усилий на создание другого радиолокатора («Дон—2»), введенного в дальнейшем в состав системы ПРО А—135. ■ В РЛС «Истра—2» предполагалось применить проходную ФАР с сектором сканирования в ± 45° в двух плоскостях с оптической запиткой от 4—х волноводных облучателей, размещенную на поворотной по азимуту платформе, на которой также располагались выходные каскады передающего устройства и входные каскады приемного устройства. Принципиальной особенностью построения РЛС «Истра—2» являлся переход от полноповоротной антенны к поворотности только по азимуту, означавший коренное изменение взглядов на построение следящих систем радиолокационных станций сопровождения. ■ В РЛС сопровождения ПВО и ПРО первого поколения следящие системы по угловым координатам должны были постоянно поддерживать равносигнальное положение в направлении на движущуюся цель с формированием сигналов ошибки путем конического развертывания луча или по результатам суммарно-разностной обработки принятых сигналов, которые отрабатывались силовыми следящими системами антенны. Управление поворотом антенны (ФАР) по двум углам в экспериментальной РЛС «Истра» комплекса «Аргунь» было построено аналогичным образом. При этом центром сектора электронного сканирования (СЭС) отслеживалась одна цель. Для обеспечения сопровождения других целей в РЛС использовалась возможность быстрого (практического мгновенного) отклонения луча антенны из одного положения в другое в сочетании с возможностью формирования независимых петель автосопровождения в быстродействующей ЭВМ по угловым координатам и дальности несколько целей, находящихся в пределах СЭС. ■■ ■■ Характеристики радиолокатора канала изделия (ракеты) обеспечивали уверенное наведение противоракеты типа А-350Ж на цель и поражение последней на высоте 350 км и примерно такой же дальности. Фото: Михаил Ходаренок ■■ ■ В результате проведенных экспериментальных работ при натурных пусках отечественных баллистических ракет, оснащенных комплексами средств преодоления ПРО, а также разделяющихся боевых блоков кассетных БР на РЛС «Истра» была подтверждена возможность моноимпульсного сопровождения многих целей и возможность его осуществления без поворота антенны по двум углам. ■ Отказ от поворота ФАР по одной из осей (или по обеим осям) был чрезвычайно важен для стрельбовой РЛС ПРО, т.к. позволял уменьшить угловые ошибки измерения, связанные с неизбежными деформациями, которые возникали при движении антенны, а также улучшал ее энергетические характеристики за счет исключения вращающихся сочленений и сокращения длины СВЧ трактов. ■ Внедрение новых технологий привело, таким образом, к коренному изменению не только представлений по построению следящих систем по углам и дальности, но и положило начало качественно новому этапу развития радиолокации – возникновения многоканальных стрельбовых радиолокаторов. Это означало, что с появлением широкоугольных ФАР и быстродействующих ЭВМ в составе радиолокаторов закончилась эпоха доминирования полноповоротных антенн в следящих РЛС. И теперь полноповоротные следящие антенны применяются только в тех случаях, когда это целесообразно и обусловлено решаемыми РЛС задачами.  Заключение  ■ Уникальный комплекс исследовательских и экспериментальных работ, которые были проведены в период разработки и испытаний системы «А», завершившийся поражениями головных частей баллистических ракет типа Р—5 и Р—12 в натурных условиях, а также фундаментальные исследования в целом по проблематике ПРО, осуществленные позднее, заложили прочную научно—техническую базу для успешного создания и постановки в последующем на вооружение систем ПРО первого и второго поколений (системы А—35 и А—135). ■ Разработка и внедрение последних достижений науки и техники – фазированных антенных решеток, сложных (ЛЧМ и ФКМ) сигналов, высокопроизводительных ЭВМ, управляющих программ реального времени положили начало принципиально новому этапу развития радиолокационной техники вообще и высокоинформативных стрельбовых РЛС ПРО в частности. ■ Значимость проведенных работ не ограничивалась только проблемой ПРО. Они способствовали возникновению большого числа новых идей, материалов, технологий и в целом развитию различных отраслей отечественной науки. ■ Противоракетная оборона, начинавшая свой путь, в частности, с невозможности радиолокационного обнаружения на необходимых дальностях и определения координат боевого блока с точностями достаточными для ее поражения, и, следовательно, проблематичности ее создания, за истекшие 40 лет, непрерывно совершенствуясь вслед за совершенствованием БР, превратилась в эффективное средство борьбы с современными баллистическими ракетами. Успехи в создании ПРО нельзя было не признать, и это привело сначала к пониманию необходимости ограничения работ по их развертыванию, а затем к подписанию международного Договора по ПРО 1972 г. ■ ■ Продолжение следует.

Admin: ■ История оружияПротиворакета, не имеющая аналоговРекорды по дальности и высоте перехвата баллистических целей, поставленные изделием А—350Ж, и сегодня вызывают восхищение Михаил Ходарёнок ■ Коллаж Юлии Гореловой В системе противоракетной обороны г. Москвы А—35 (А—35М) уникальная противоракета А—350Ж (5В61) конструкции Петра Дмитриевича Грушина предназначалась для доставки боевой части в район встречи с целью и поражения ее с заданной вероятностью.  ■ Эскизный проект А—350Ж был завершен в марте 1961 г. Выпуск технической документации на противоракету закончен в 1963 г. Бортовой аппаратурой и электросистемами противоракеты занимался Евгений Афанасьев, наземным оборудованием — Федор Кулешов, теоретические расчеты вел Борис Пупков. Общее руководство вместе с Петром Грушиным осуществлял его заместитель Владимир Коляскин. До 1973 г. ведущим конструктором А—350Ж был Владимир Ермоленко. С 1974 г. ведущим конструктором по модернизированной А—350Р был Игорь Сметский. ■ В 1958 г. разработка маршевого ЖРД была задана главному конструктору московского ОКБ—1 МАП Л.С. Душкину, разработка стартового РДТТ — главному конструктору КБ—2 завода № 81 И.И. Картукову. Осенью 1960 г. П.Д. Грушин направил техническое задание на разработку маршевого ЖРД 5Д16 главному конструктору ленинградского ОКБ—446 А.С. Мевиусу, на разработку стартового РДТТ 5С47 — главному конструктору казанского ОКБ «Союз» П.Ф. Зубцу. ■ В окончательном варианте противоракета оснащалась маршевым ЖРД 5Д22, созданным в ленинградском ОКБ—117 под руководством С.П. Изотова и П.Д. Гавры, и стартовым РДТТ П.Ф. Зубца. Производство маршевых двигателей было развернуто на ленинградском заводе «Красный октябрь», производство стартовых двигателей — на казанском заводе «Союз» и Долгопрудненском машзаводе, позже — на пермском заводе «Машиностроитель». Бортовая аппаратура была разработана в ОКБ—30 КБ—1 под руководством В.И. Низимова, автопилот — в ОКБ—36 КБ—1 под руководством П.М. Кириллова. Пусковое устройство и ТПК создавались под руководством главного конструктора Ленинградского ОКБ—232 Т.Д. Вылкоста. ■ Серийно противоракеты А—350Ж выпускались Долгопрудненским машиностроительным заводом и московским машиностроительным заводом «Авангард». Около 10 серийных изделий было собрано на Жулянском механическом заводе (филиал Киевского машиностроительного завода имени Артема) на Украине. ■ Первые бросковые пуски изделий 5ТЯ с временной стартовой позиции Балхашского полигона начались в апреле 1962 г. До мая 1963 г. было осуществлено шесть пусков. С сентября 1963 по октябрь 1964 г. было проведено пять пусков изделия, получившего индекс 6ТЯ. 24 декабря 1965 г. был произведен пуск противоракеты А—350Ж в штатной комплектации. В сентябре 1967 г. начались испытания А—350Ж со стартовой позиции стрельбового комплекса «Алдан». Конструкция противоракеты А—350Ж ■ Противоракета А—350Ж являлась двухступенчатой управляемой ракетой, выполненной по нормальной аэродинамической схеме с Х—образным расположением крыльев и рулей—элеронов, с управлением на первой и второй ступенях. ■ Ракета состояла из следующих основных элементов: • боевой части; • бортовой аппаратуры наведения; • автопилота с комплектом рулевых машин; • двигателей первой и второй ступеней. ■ Боевая часть противоракеты снаряжалась специальным зарядом, подрыв которого обеспечивал уверенное поражение головной части баллистической ракеты вероятного противника в радиусе не менее 200 метров. ■ Бортовая аппаратура визирования предназначалась для приема запросных импульсов радиолокатора канала изделия и выдачи ответных импульсов, содержащих информацию о координатах ракеты. ■■ ■ Состав ракеты ■■ ■ Бортовая радиоаппаратура управления предназначалась для приема команд управления полетом противоракеты и выдачи их на автопилот, а также для приема разовых команд, управляющих тягой маршевого двигателя и подрывом боевой части. ■ Автопилот предназначался для управления рулевыми машинами противоракеты, поворотными двигателями и воздушными рулями и для стабилизации противоракеты относительно трех взаимно перпендикулярных осей. ■ На первой ступени противоракеты использовалась связка из четырех пороховых двигателей, которые работали на литьевом порохе ПАЛ—18/7 с удельным импульсом у поверхности земли 240 кг/кг/сек. ■ Двигателем второй ступени являлся однокамерный поворотный ЖРД с регулируемой тягой. Двигатель работал на высококалорийном двухкомпонентном топливе (АК—27П и диметилгидразин, другими словами — гептил) с удельным импульсом в верхних слоях атмосферы 335 кг/кг/сек. ■ В соответствии с общими принципами построения системы А—35 и требованиями, предъявляемыми к ней, противоракета А—350Ж имела следующие основные характеристики: • время полета — 80, 160 и 180 сек.; • дальность полета — 130, 350 и 400 км; • диапазон высот поражения — от 50 до 400 км; • полезная нагрузка — 900 кг, в том числе: • боевая часть — 700 кг, • бортовая радиоаппаратура — 150 кг, • автопилот с комплектом рулевых машин — 150 кг. ■ Двигательная установка: первая ступень – пороховой ракетный двигатель, вторая ступень — жидкостный ракетный двигатель. Стартовый вес противоракеты А—350Ж — 29 750 кг. ■ Старт противоракеты А—350Ж производился с постоянным углом наклона к горизонту, равным 78 градусам. ■■] ■ Изменение тяги двигательных установок ракеты по времени полета ■■ ■ Транспортировка и хранение противоракеты на пусковой установке осуществлялись в транспортно—пусковом контейнере. ■ Ориентация противоракеты в плоскости вывода производилась до старта разворотом пусковой установки с контейнером на заданный угол в азимутальной плоскости по данным, полученным с ГКВЦ. Конструкция стартовой установки позволяла осуществлять развороты по углам места и азимуту с ошибками, не превышающими 15 угловых минут. ■ После старта при выходе противоракеты из контейнера происходило раскрытие стабилизаторов первой ступени и начинал работать программный механизм склонения противоракеты в плоскости вывода. Время раскрытия стабилизаторов не превышало 0,5 секунды. Длительность работы программного механизма равнялась 8 секундам. За это время происходило склонение противоракеты на 8 градусов от направления старта. ■■ ■ Изменение скорости полета ракеты по времени ■■ ■ Весь диапазон полета противоракеты делился на три этапа: разгон, марш и наведение (форсированный режим работы двигателя). ■ Разгон противоракет происходил во время работы первой и второй ступеней и продолжался до 45—50 секунд. ■ Управление и стабилизация на этапе первой ступени осуществлялись четырьмя воздушными рулями—элеронами, расположенными на складывающихся стабилизаторах. Каждый руль—элерон управлялся одной гидравлической машиной, расположенной на стабилизаторе. Максимальный угол отклонения рулей—элеронов — плюс—минус 25 градусов. ■ Управление и стабилизация второй ступени в двух взаимно—перпендикулярных плоскостях осуществлялись с помощью осевого поворотного ЖРД, отклоняемого двумя гидравлическими рулевыми машинами. Максимальный угол отклонения двигателя равен плюс—минус 10 градусов. Стабилизация по крену на второй ступени осуществлялась с помощью двух воздушных элеронов и жестко связанных с элеронами газовых сопел (вспомогательных поворотных двигателей), находящихся на одной оси вращения с воздушными элеронами, так как углы отклонения их были равны и составляли плюс—минус 40 градусов. ■■ ■ Изменение тяги двигательных установок ракеты по времени полета ■■ ■ На этапе разгона происходило разделение первой и второй ступеней противоракеты. ■ Среднее время полета первой ступени составляло 28 секунд. ■ Сброс первой ступени происходил при достижении тяги ЖРД второй ступени 0,7 от ее номинального значения, но не раньше, чем тяга первой ступени упадет до нуля. ■ Время работы ЖРД на форсированном режиме (после сброса первой ступени) определялось исходя из дальности полета 350 км. После окончания форсированной работы ЖРД вводился режим работы двигательной установки с маршевой тягой. ■ Переход на маршевый участок полета второй ступени (дросселирование тяги) и перевод двигателя в режим форсажа производился по разовым радиокомандам с земли с целью уменьшения влияния разброса летных данных противоракеты. ■ Оба эти участка находились в прямой зависимости от расчетного полетного времени противоракеты и определялись точкой встречи противоракеты с целью. ■ Момент начала маршевого участка полета второй ступени лежал в пределах от 45 до 106 секунд с номинальным значением 54,8 секунды. ■ Переход на форсированный режим работы на конечном участке полета производился с таким расчетом, чтобы на этапе наведения противоракеты на цель в последние 30 секунд полета обеспечить возможность реализации максимальных перегрузок. ■ Момент начала форсажа двигателя второй ступени находился в пределах от 45 до 155 секунд с номинальным значением 103,7 секунды. На прилагаемых рисунках приведены значения регулируемой тяги двигателей первой и второй ступеней на всем диапазоне полета противоракеты в зависимости от времени полета. ■ Величины перегрузок, допустимые на различных участках полета противоракеты А—350Ж, приведены в таблице. ■■ ■ Величина перегрузок ■■ ■ На прилагаемых рисунках изображены скоростные характеристики противоракеты для характерных траекторий в зависимости от времени полета. Здесь же приведены формы траекторий. ■ На противоракете А—350Ж предусматривались устройства, обеспечивающие безопасность эксплуатации, ликвидацию и аварийный подрыв. Техническая позиция АТП—35 ■ Техническая позиция АТП—35 предназначалась для выполнения следующих основных задач: • приема поступающих противоракет А—350 и технологических средств, их проверки, хранения и подготовки к боевому использованию; • длительного хранения противоракет А—350 и проведения с ними необходимых регламентных работ; • пополнения стартовых позиций противоракетами А—350 в мирное и военное время; • приема противоракет А—350 и технологического оборудования, возвращаемых со стартовых позиций и проведения с ними необходимого ремонта. ■ Техническая позиция представляла собой комплекс сооружений, в состав которого входили: • разгрузочный корпус; • корпус расконсервации; • монтажно—испытательный корпус; • склады незаправленных и неснаряженных противоракет; • станция заправки азотом высокого давления; • станция заправки горючим; • станция заправки окислителем; • корпус снаряжения боевой частью • склады полностью снаряженных противоракет; • корпус АКИПС. ■ Революционной особенностью по тем временам комплекса наземного оборудования, предназначенного для эксплуатации противоракеты А—350Ж, являлся транспортно—пусковой контейнер (ТПК), в котором производились все технологические работы по проверке противоракет на технической позиции, хранение противоракет на технической и огневой позициях, транспортировка и старт противоракет. ■ ТПК был герметичен. Внутри него поддерживались необходимые температура, давление и влажность, что позволяло длительное время хранить противоракету на открытом воздухе. На пусковой установке ТПК с противоракетой мог храниться в горизонтальном и стартовом положении. ■ Старт противоракеты производился из закрытого ТПК, для чего он в передней части был закрыт специальным резиновым колпаком, а с задней — резиновым дном. При старте противоракеты передний колпак и дно ТПК прорывались одновременно соответственно носком противоракеты и газовой струей стартового двигателя. ■ Таким образом, ТПК выполнял функции сборочно—стыковочного оборудования, транспортной машины, хранилища и являлся частью пусковой установки. Общий вид транспортно—пускового контейнера представлен на прилагаемом рисунке. ■ С заводов-изготовителей противоракета А—350 прибывала на техническую позицию в виде отдельных частей и узлов. ■ На технической позиции производились следующие основные работы: • наружная расконсервация частей противоракеты; • стыковка всех частей противоракеты между собой; • подключение электрогидропитания и проведение совмещенных проверок противоракеты с помощью АКИПС; • заправка шарбаллонов ракеты азотом высокого давления; • заправка горючим и окислителем; • снаряжение осколочной боевой частью. ■ Последовательность работ, проводимых с противоракетой, изображена на прилагаемом рисунке. ■■ ■ Схема технологического обслуживания изделия А—350 на технической позиции ■■ ■ После всех проведенных работ ТПК с противоракетой поставлялись на стартовую позицию или в склад боеготовых противоракет для хранения или в резерве. ■ Весь технологический цикл подготовки 10 противоракет А—350, начиная с разгрузочного корпуса и заканчивая выездом на стартовые позиции, составлял 21 час. ■ В режиме заполнения складов процесс подготовки противоракет был такой же, как и в режиме заполнения стартовых позиций, за исключением работ по заправке противоракет азотом, компонентами топлива и снаряжению боевой частью. ■ Весь технологический цикл подготовки 10 противоракет А—350, начиная с разгрузочного корпуса и заканчивая установкой ТПК на склады, составлял 18 часов. На 11 складах размещалось 220 ТПК с противоракетами. ■ Противоракеты, находящиеся на складах, периодически проходили регламентные проверки. ■ Регламентные проверки собранных, но незаправленных и неснаряженных противоракет проводились в монтажно—испытательном корпусе стационарными проверочными средствами (АКИС). ■ Регламентные проверки собранных, заправленных и снаряженных противоракет, хранящихся на складах, проводились в корпусе АКИПС подвижными проверочными средствами. ■■ ■ Транспортно—пусковой контейнер ■■ ■ Регламентные проверки проводились без вскрытия ТПК за 35 минут, с вскрытием ТПК — за час 55 минут. ■ В боевом режиме выдача противоракет на стартовые позиции со складов незаправленных и неснаряженных противоракет проводилась с темпом 6 противоракет в час. ■ Транспортировка противоракет в ТПК проводилась с помощью тягача МАЗ—537 со специальным прицепом. ■ Противоракета А—350 являлась уникальным изделием и без всякого преувеличения своего рода шедевром отечественного ОПК. Рекорды по дальности и высоте перехвата баллистических целей, поставленные этой противоракетой, и сегодня вызывают трепет и восхищение, гордость за разработчиков и производителей поистине уникальной техники.

Заправщик: На последнем рисунке (к сообщ. 563) изделие в ТПК располагается неправильно. На самом деле, изделие располагалось в ТПК соплами двигателей 1-й ступени К КАБИНЕ тягача. И колпаки, закрывавшие ТПК, были другой формы.

Admin: ■ Думаю, что на рисунке, приведённом в статье М. Ходарёнка «Противоракета, не имеющая аналогов» из журнала «Воздушно—космическая оборона», изображен один из первоначальных вариантов транспортно—пускового контейнера. Те ТПК, с которыми Вы, Юрий, имели дело во время своей службы, конечно, «родились» не сразу, а в процессе длительной отработки контейнеров, поскольку ТПК 5П81, выполнявший несколько функций сразу, был первым подобным «изделием» в отечественном ракетостроении.

Admin: На параде — система А—35 Транспортные машины 5П82 в составе колёсного тягача МАЗ—537 и полуприцепа с транспортно—пусковым контейнером 5П81 (Б—177) противоракет 5В61 на Манежной площади перед парадом на Красной площади 07 ноября 1970 г. ■■ ■ Первая публикация — 03.01.2013

Admin: На параде — система А—35 Транспортные машины 5П82 в составе колёсного тягача МАЗ—537 и полуприцепа с транспортно—пусковым контейнером 5П81 (Б—177) противоракет 5В61 въезжают на Красную площадь во время одного из майских парадов. ■■ ■ Первая публикация — 04.01.2013

Admin: Стрела, № 7 (126), июль 2013 г.■ В газете «Стрела», издаваемой ОАО «Головное системное конструкторское бюро «Алмаз—Антей» , в № 7 (126) от июля 2013 г. была опубликована статья Леонида Соколовского и Олега Фаличева «Конструктор от бога», посвящённая 95—летию со дня рождения Григория Васильевича Кисунько. ■■

Заправщик: Я был участником Парада в ноябре 1973 года в составе парадного расчета в/ч 02014.

altpfurz: Заправщик, расскажите пожалуйста подробнее!

СПД: altpfurz пишет:Заправщик, расскажите пожалуйста подробнее!Да-да-да!!!

Заправщик: Конечно расскажу, но чуть позже. А пока... ТПК, которые при мне ходили на Парады - на снимке в сообщ.611 Евгения Эмильевича (со звездой на крышке контейнера). На снимке в сообщ.612 Е.Э. (светлые крышки округлой формы) - ТПК более раннего выпуска и таких крышек я не видел никогда "живьем". Сами ТПК и тягачи были темно-темно-зеленого цвета,"украшены" белыми полосами и обводами, конечно, звезда - красная. В такой же (темно-зеленый) цвет была покрашена и тройка наших парадных УАЗиков. Вы, коллеги, видели "в живую" ТПК обыкновенного, так сказать, рабочего цвета ( болотного), правда, не такие облезлые и выцветшие они были. Впрочем, ВСЯ техника и вооружение на тогдашних Парадах были покрашены в один цвет. Покраска всей техники производилась за 2-3 дня до Парада на заводах, которые были в то время на территории бывш. аэродрома им.Фрунзе.

СПД: Уважаемые друзья ! Благодаря одному замечательному человеку по имени Борис Аршава в нашем распоряжении появились поистине уникальнейшие фотографии, сделанные на ул. Горького во время парадов в Москве. С разрешения Бориса я публикую эти фотографии тут. Это СУПЕРЭКСКЛЮЗИВ только нашего форума! Публикуется впервые. Москва, 9 мая 1965 года Москва, 7 ноября 1965 года Москва, 1 мая 1966 года Москва, 7 ноября 1966 года Москва, 1 мая 1967 года

Admin: Юрий! ■ Фотографии на самом деле из разряда уникальных. И огромное спасибо Борису Аршаве за разрешение на публикацию этих фотографий на нашем сайте. Отличный подарок нам всем! ■ Только вот надпись ссылки сайта через всю фотографию — это, как мне кажется, совершенно уже лишнее. От такого «дополнения», фотографии, к сожалению, не становятся более эксклюзивными, а совсем наоборот. ■ И ещё. Так, для справки. Копирайт (от англ. copyright — авторское право), или знак охраны авторского права, которым по закону РФ «Об авторском праве и смежных правах» обладатель исключительных авторских прав оповещает о своих правах, состоит из трех элементов: 1) латинской буквы C в окружности — ©; 2) имени (наименования) обладателя исключительных авторских прав; 3) года первого опубликования произведения (фотографии).

СПД: Admin пишет:И ещё. Так, для справки. Копирайт (от англ. copyright — авторское право), или знак охраны авторского права, которым по закону РФ «Об авторском праве и смежных правах» обладатель исключительных авторских прав оповещает о своих правах, состоит из трех элементов: 1) латинской буквы C в окружности — ©; 2) имени (наименования) обладателя исключительных авторских прав; 3) года первого опубликования произведения (фотографии).Со временем исправлю, сейчас уже не успеваю. («Год», кажется, не обязательно)

Заправщик: Юрик! Спасибо большое, ты просто молодец!

Заправщик: Еще раз посмотрев фото, обратил внимание на буксировочные тросы на переднем бампере МАЗа. При мне их, тросы, на парадных машинах белой краской, вроде бы, не красили. Но, может быть, и ошибаюсь. А вот цвет тягача и ТПК - именно такой цвет был в мое время «повседневный» или «рабочий», а «парадный» был темнее. Разница в цвете «рабочих» и «парадных» ТПК сильно бросалась в глаза на площадках хранения ТПК (на снимках базы 1876 площадки 01 и 02). Парадных ТПК было три штуки.

СПД: А ты «наш» ТПК уже видел? Кое-где... Он с белою полосой но без номера... Или об этом мы чуть позже поговорим?

Заправщик: Кстати, на параде шли два автопоезда (МАЗ и ТПК), а третий автопоезд, запасной, оставался на тогдашней пл. 50-летия Октября, нынешней Манежной.

Заправщик: Юрий, это какой «наш»?

СПД: Заправщик пишет:Юрий, это какой «наш»? Значит, всему свое время. Я думал ты уже в курсе :-)

Admin: Объект «Обсерватория»Пусковая установка■ К сожалению, как это практически всегда и происходило, профессиональных фотографий, сделанных на позициях стрельбовых комплексов «Енисей» и «Тобол» из состава стоявшей на вооружении Советской Армии системы А—35М (РТЦ—81М) не было сделано. Пресловутая «секретность» помешала это сделать. Вот теперь мы рады любой фотографии, на которой сняты наземные пусковые установки. Даже такой. ■ Конечно, представляемая фотография, как в таких случаях говорят, «не фонтан», и основное достоинство этой фотографии — только большой формат (1800 х 1297 пик.), позволяющий всё же хоть как—то рассмотреть отдельные конструкции, оборудование и детали пусковой установки, а также представить себе, как всё выглядело в действительности. Но, как я уже сказал, хорошо, что хоть такая фотография есть. ■ Правда, я думаю, что фотографии достаточно неплохого качества есть в архивах у разработчиков вооружения и техники. Должны быть. Просто время приоткрыть эти архивы ещё не пришло. Потому какая—то надежда, что рано или поздно, конечно, лучше рано, это обязательно произойдёт, лично у меня всегда остаётся. Ещё увидим эти «секретные» фотографии. Будем надеяться на это. ■■ ■■ ■ С левой стороны, обрати внимание, Алексей, у основания ПУ установлен светофор. Помнишь, мы видели такой же на территории бывшего 102—го опрц (в/ч 48701) в Жуклине? ■ А я на этой фотографии нашёл ответ на вопрос о назначении бетонной тумбы в виде усечённой четырёхгранной пирамиды. На эту тумбу, оказывается, устанавливался какой—то пульт, скорее всего, для управления ПУ в момент её заряжания ТПК. ■ На рядом стоящей ПУ, относящейся к соседнему комплексу, «шарик» РКЦ которого виден справа от пилона ближней ПУ, транспортно—пусковой контейнер 5П81 не установлен. И похоже, что «наша» ПУ относится к комплексу 5Ж56 (шифр «Енисей»), так как в виднеющемся «шарике» узнаётся РКЦ (здание 10Б) комплекса 5Ж57 (шифр «Тобол»). ■ Мне, к счастью, довелось видеть в в/ч 28000, правда, на расстоянии, поскольку вокруг был забор из «колючки», как выглядело «хозяйство» одного РКИ с четырьмя ПУ, воткнувшими в небо ТПК, вокруг него. До сих пор, это одно из самых приятных воспоминаний за время моей службы, вместе с воспоминаниями о посещении «шалаша» и ГКВЦ в Кубинке—10. ■ ■ Фотография из архива еженедельника © «Военно—промышленный курьер» ■ Первая публикация — 24.04.2013 на pvo.forum24.ru

Admin: Объект «Обсерватория»Пусковая установка■ В дополнение к моему сообщению от 24.04.2012 № 3072, фотографии бетонной тумбы, вернее, того, что от неё осталось, на разрушенном основании под пусковую установку, о которой я прошлый раз упомянул. Снято на «Обсерватории» 152—го отдельного противоракетного центра (в/ч 27505) в Клину—9. ■■ ■ ■ ■■ ■ Есть соображение, в каком из противоракетных центров сделана в фотография пусковой установки. В Клину—9 и в Загорске—15 первыми от въезда были комплексы «Енисей». Поэтому, если стать у первого ряда ПУ, а на фотографии снят именно первый ряд ПУ, то есть РКИ расположены слева, РКЦ комплекса «Тобол» никогда не будет виден так, как его видно на фотографии. Только в 121—м отдельном противоракетном центре (в/ч 28000) комплекс «Енисей» располагался «вторым», а не «первым» от въезда. И скорее всего фотография сделана именно там. ■ Конечно, есть ещё Нудоль с двумя комплексами «Тобол», но его я исключил, так как на зданиях 10Б, то есть РКЦ, трансформаторные подстанции там расположены с противоположной от зданий 11Б (РКИ) стороны, и только в Наро—Фоминске — со стороны РКИ. Так, как на фотографии. Вот так. ■ Первая публикация — 24.04.2013 на pvo.forum24.ru



полная версия страницы