Форум » Вопросы и проблемы Вооруженных Сил и военно–промышленного комплекса России » Вопросы и проблемы Вооруженных Сил Российской Федерации » Ответить

Вопросы и проблемы Вооруженных Сил Российской Федерации

Admin: Тематические обзоры, статьи и публикации в периодической печати и сети ИнтернетВопросы и проблемы Вооруженных Сил Российской Федерации

Ответов - 60, стр: 1 2 All

Admin: ■ 03—09—2013Как сохранить память о службе?Юрий Белоусов, Олег Починюк, Владислав Павлюткин, Владимир Сосницкий, Анна Потехина На недавнем заседании Коллегии Минобороны при обсуждении вопроса о духовно—нравственном и патриотическом воспитании военнослужащих министр обороны РФ генерал армии Сергей Шойгу напомнил, что каждый уважающий себя военнослужащий срочной службы при подготовке к увольнению из рядов Вооружённых Сил готовит так называемый дембельский альбом. По словам министра, важно, чтобы этот процесс был взят командованием под контроль, чтобы в этих альбомах нашла отражение история конкретной воинской части, её боевые традиции. На эту тему мы решили поговорить с командирами подразделений и их заместителями по работе с личным составом. Как в их воинских частях организована работа по проводам военнослужащих в запас, как видится им образец дембельских альбомов? Как выстраивается система взаимодействия с уволенными военнослужащими, как участвуют в сохранении армейских традиций ветераны Вооружённых Сил? Разговор наш получился увлекательным и познавательным, так как во многих воинских частях наработан в этом плане уникальный опыт. ■■ Армия как клуб настоящих мужчин Подполковник Игорь Зарадюк, заместитель командира зенитно—ракетной бригады по работе с личным составом, Центральный военный округ: ■■ ■■ — Лично для меня такой элемент неуставной войсковой атрибутики, как дембельский альбом, не в новинку. В бытность воспитанником суворовского военного училища каждый из нас, как и солдаты срочной службы, готовил к выпуску свой альбом суворовца. ■ К счастью, командный состав СВУ нас не ограничивал в этом вопросе, а на каких—то этапах даже поддерживал текстовым и иллюстрационным материалом. Во многом благодаря содействию старших товарищей свой альбом суворовца я даже спустя два десятка лет рассматриваю с интересом. Более того, размещённые в альбоме фотографии помогли сохранить в памяти фамилии и лица офицеров, преподавателей училища, наше участие в знаковых на тот момент мероприятиях, в полевых и классных занятиях, просто лица друзей. Уже тогда воспитатели командного звена СВУ хорошо понимали значимость такого памятного альбома. И здесь я заострю внимание: не спонтанно созданного «альбома с фотками», а грамотно исполненного, за содержание которого мне даже сегодня не стыдно. ■ Не является открытием тот факт, что в войсках дембельские альбомы «выпускаются» военнослужащими до сих пор. В том числе и в нашей бригаде. Вот только уровень их содержания, что называется, желает лучшего. Как правило, это подборка схожих по сюжету фотографий, сопровождаемых типовыми рисунками и затёртыми стишками о том, как девчонка не дождалась солдата, и тому подобное. Согласитесь, подобное «творчество» не красит памятный фолиант о службе. Который, к слову сказать, ещё не раз будет листать не только составитель, но и родственники, друзья, наверняка, будущие дети. Какое впечатление составят они о службе сына, родственника, друга и отца из предложенных вниманию сюжетов фотоснимков, что поймут из текстов, исполненных грусти? ■ Вот почему командиром бригады ещё в начале летнего периода боевой учёбы было принято решение положить начало содействию альбомному творчеству солдат, напитав его новыми идеями. С этой целью высказывалось мнение о создании наглядного образца дембельского альбома. Было предложено в централизованном порядке приобрести для военнослужащих подходящие фотоальбомы. Разработана и одобрена концепция предлагаемого к размещению материала. В этом деле отчасти пригодился положительный опыт оформления моего альбома суворовца. Было решено разделить содержание проекта на две части. В официальной вслед за текстом военной присяги и кратким перечнем основных вех боевого пути части разместится фотография командира бригады. Следом — снимки тех офицеров, под чьим командованием проходил службу автор альбома, коллективный портрет родного подразделения и фото самого солдата на фоне Государственного флага Российской Федерации. Затем — иллюстративная подборка об участии военнослужащего в этапах боевой подготовки, отработке задач учебно—практического плана, возле вверенной боевой машины и так далее. В неофициальной части альбома разместятся личные фотографии и снимки сослуживцев. Предусмотрены страницы для товарищеских пожеланий. ■ Дембельские альбомы нового, если можно так выразиться, образца успеют получить даже те военнослужащие, кто будет увольняться предстоящей осенью. То, что у нас всё получится, сомнений нет. В том числе и потому, что в составе бригады срочную службу проходят, как правило, солдаты со средним специальным, неоконченным высшим и высшим образованием. Это достаточно взрослые парни с серьёзным отношением к жизни. ■ Думаю, не стоит верить тому, кто к личному войсковому периоду относится пренебрежительно, мол, отслужил — и забыл. Так не бывает. Каждый из вчерашних солдат непременно вспоминает время службы в армии хотя бы раз в году — 23 Февраля. И с годами лишь больше гордится своей причастностью к клубу настоящих мужчин. Потому задача представителей командования части — закрепить эту память в грамотно исполненных дембельских альбомах.Лучше не альбом, а диск Рядовой Дорджи Конников, оператор зенитно—ракетного комплекса, 7—я российская военная база (Абхазия), Южный военный округ: ■■ ■■ — Наверное, для любого солдата срочной службы одинаково волнующими становятся эти два события — первый день в военном строю и завершающий. Само слово «дембель», как и солдатские самодеятельные ритуалы с ним связанные, ушли в прошлое, по крайней мере у нас на военной базе немедленного применения. Службу все у нас несут одинаково вплоть до получения документов об увольнении в запас. Над так называемыми дембельскими альбомами никто ночами не просиживает. Во—первых, фотографии сегодня на «цифре», и распечатать их негде, а во—вторых, и время на такие поделки тратить не хочется. У многих есть блокноты с пожеланиями и адресами товарищей по призыву, с десяток снимков на мобильном телефоне — этого вполне достаточно. Роль дембельских альбомов теперь выполняют неофициальные сайты воинских частей, размещаемые в Интернете. Конечно, если бы мне вручили при увольнении в запас диск с историей и современной фотоподборкой из жизни нашего прославленного соединения, это, несомненно, порадовало бы. Да я бы и сам купил такой диск на добрую память, особенно если бы там были снимки наших командиров. С удовольствием увёз бы на память и вымпел со всеми регалиями соединения, и нарукавный шеврон части. ■ И ещё о памяти. Мой отец до сих пор хранит свои так называемые знаки солдатской доблести: «Гвардия», «классность», «Отличник Советской Армии», «Воин—спортсмен». А мне перед ним и похвалиться нечем будет. Понятно, год — не два, многого и не достигнешь в солдатском деле. Но ведь служим—то мы не хуже отцов — и полигонной пыли успеваем вдоволь наглотаться, и в караулы походить, и на марш—бросках пуд пота пролить, а главное — боеготовность держим на нужном уровне. И если не все, то лучшие из нас вполне заслуживают солдатского знака отличия типа «За воинскую доблесть», который вручался бы приказом командира воинской части и давал право на все льготы, причитающиеся честно отслужившему своё солдату и сержанту. Это станет и хорошей мотивацией в службе, и доброй памятью о ней. ■ Мы служим за границей. Поэтому молодых ветеранов в гостях не особо увидишь. А вот ветераны старших возрастов всегда приезжают к нам на день части, День Победы, 23 Февраля. Когда они приходят в свои подразделения, молодым солдатам их всегда интересно послушать. Жаль, что у нас в соединении нет музея боевой славы, хотя, судя по наградам и почётным наименованиям, слава эта настоящая, добытая в тяжёлых боях не одним поколением бойцов… ■ Мне кажется, ритуалы теряют свою значимость в военной жизни. Те же проводы в запас отслуживших товарищей проходят как—то буднично. Даже перед строем подразделения прощаться не принято. У нас увольняемых солдат организованно отвозят в Адлер, откуда заранее им приобретаются проездные билеты. Там каждого до вагона провожает ответственный офицер. А ведь можно было бы провожать ребят на построении базы под марш «Прощание Славянки». Наверняка это оставило бы в их душах самые добрые воспоминания о солдатской службе. Цифровой архив уже создан Гвардии подполковник Алексей Петров, заместитель командира гвардейского Пролетарского Московско—Минского ордена Ленина, дважды Краснознамённого, орденов Суворова и Кутузова II степени отдельного мотострелкового полка по работе с личным составом, Балтийский флот: ■■ ■■ — У нас традиция: каждый вновь прибывший военнослужащий совершает экскурсию по музею боевой славы дивизии, ныне полка. Музей у нас замечательный: свыше 4 тысяч экспонатов, начиная с фотографий 1900 года, где запечатлены Алексей Горький, Антон Чехов и Лев Толстой. Это подарок Горького, который был почётным красноармейцем нашей воинской части и которого потом хоронили на лафете артиллерийского орудия полка. ■ О музее и его раритетах можно рассказывать долго, как и о славном боевом пути полка. Грех был бы не использовать это наследие в духовно—нравственном и патриотическом воспитании военнослужащих. Однако наш музей живёт не только героическим прошлым, но и сегодняшней жизнью части, ежегодно пополняя экспозицию обстоятельным фотоотчётом о том, что было сделано в каждом уходящем году. Эти отчёты имеются и в электронном виде, любой военнослужащий может получить электронную копию нужных ему фотоснимков. Кроме того, раз в два месяца в ротах выпускаются фотогазеты, отражающие значимые мероприятия боевой учёбы: слаживание взводов и рот, полевые выходы, стрельбы. Всё это в конечном итоге стекается в общую летопись полка. ■ Есть у нас ещё и такая традиция: утром на подъёме Государственного флага весь полк поёт Российский гимн. Традиция — новая, ей меньше десяти лет, но она уже стала неотъемлемой частью жизни и службы полка. Когда приходит молодое пополнение, некоторые новички недоумевают: зачем всё это нужно — подъём флага, пение гимна? В головах у большинства из них сумбур, текст гимна никто не знает — сказывается вакуум в патриотическом воспитании. Проходит какое—то время, и эти же молодые люди многие вещи начинают понимать и оценивать совсем по—другому. ■ В духовно—нравственном и патриотическом воспитании воинов активно участвуют ветераны части. Ветеранская организация у нас большая, разбросанная чуть ли не по всей стране, хотя ядро её, понятное дело, находится в Калининграде. Ежемесячно в музее боевой славы проходят заседания совета ветеранов, который возглавляет полковник в отставке Анатолий Васильевич Моргун. Обсуждаются там не только актуальные вопросы самой ветеранской организации, но и вопросы, связанные с сегодняшней жизнью полка, его каждодневными заботами. ■■ ■■ ■ Об участии ветеранов в различных торжественных мероприятиях говорить не стану, это общераспространённая практика. Скажу о такой форме работы, как присутствие ветеранов в подразделениях на подведении итогов боевой учёбы за неделю, причём не в качестве свадебных генералов, а людей, перед которыми подразделения держат своеобразный отчёт. Присутствующие там ветераны вправе высказывать своё мнение, критические замечания по любому из обсуждаемых вопросов, и, чему не раз был свидетелем, слушают такие выступления очень внимательно. Недавно спрашиваю у одного из командиров отделений: «Что там у вас было на подведении итогов?» — «Да… — мнётся, — так лопухнулись, что до сих пор перед человеком стыдно…» ■ Что касается недавно уволенных в запас воинов срочной службы, то они к нам приходят нечасто, как правило, для того, чтобы проведать родственников или друзей. Зато в Интернете бывшие солдаты и сержанты полка общаются весьма активно. Регулярно просматриваю этот форум и нахожу там много интересного. Есть, думаю, смысл распечатывать некоторые из этих высказываний и вывешивать для пользы дела на всеобщее обозрение. ■ В полку давно уже сложился торжественный ритуал проводов увольняющихся в запас. Происходит это на общем построении. Командир полка благодарит тех, кто увольняется, за службу, самым достойным вручаются грамоты. А ещё — рекомендательные письма, о которых следует сказать особо. По сути, это развёрнутая характеристика воина, заверенная гербовой печатью и подписью командира полка, с перечислением всех его заслуг за период службы, включая выполненные боевые упражнения и полученные за них оценки. Такое рекомендательное письмо, как показывает практика, — лучшая характеристика для поступления в вуз или для устройства на работу, особенно в силовые структуры и государственные учреждения. ■ Августовская коллегия Минобороны стала хорошим импульсом для дальнейшего улучшения работы по духовно—нравственному и патриотическому воспитанию военнослужащих, придания ей более целенаправленного, системного характера. У нас этот вопрос предметно обсуждался на служебном совещании офицеров, которое проводил командир полка. Решение приняли такое: при увольнении в запас каждому воину вручать электронный диск с видеоматериалами, состоящими из двух частей. ■ Первая часть — историческая, основанная на экспонатах и документах музея боевой славы. Вторая — пополняемая — будет компоноваться из фото— и видеоматериалов сегодняшнего дня, включая видеосюжеты телекомпании «Звезда» о нашем полку. К работе по сбору и систематизации материалов мы уже приступили. Решили остановиться на электронном варианте, потому что он более экономичен, компактен, универсален, распечатать фотографии при нынешней технике — не проблема. Кроме того, командирам рот поставлена чёткая задача: вести фотофиксацию основных вех службы каждого воина в контексте летописи боевой учёбы подразделения, где он служит. ■ Не стану обходить стороной и такой деликатный момент. Всё, что делается сегодня в плане вышеизложенного, делается в основном за личные деньги офицеров или спонсорские средства. Нормативно данные расходы не предусмотрены. Насколько я знаю, такая же ситуация и в других частях. Правильно ли это?Внуки посмотрят и пойдут служить! Полковник Владимир Омельянович, командир отдельной танковой бригады, Западный военный округ: ■■ ■■ — Считаю, что 31 июля на заседании коллегии Министерства обороны РФ при обсуждении вопроса о духовно—нравственном и патриотическом воспитании военнослужащих министром обороны РФ генералом армии Сергеем Шойгу были подняты очень актуальные темы. Ведь мы, командиры, как и в целом офицерский состав, за период срочной службы должны не только обучить подчинённых воинской специальности и обеспечить выполнение текущих задач, но и воспитать военнослужащих в духе уважения к традициям Вооружённых Сил, гордости за свой армейский коллектив. ■ Начинается с малого — с так называемого дембельского альбома. Что он значит для отслужившего солдата, объяснять не нужно, достаточно вспомнить, как потом их бережно хранят уволенные в запас и с гордостью показывают детям и внукам. Поэтому важно, чтобы в альбоме был соответствующий фотоматериал об основных вехах, знаковых событиях службы. К примеру, в нашем соединении важнейшим из них стало участие в параде Победы 9 Мая. Естественно, такое фото в строю парадного расчёта — дорогая реликвия для каждого солдата и сержанта. ■ Провожая отслуживших ребят, приятно слышать слова благодарности не только за выучку и настоящую мужскую закалку на учениях и занятиях, но и за насыщенную самыми разными событиями повседневную жизнь. В том же альбоме помимо «боевых» снимков есть и посвящённые различным досуговым мероприятиям, встречам с интересными людьми. В частности, мы пошли по пути создания в ротах—батальонах специальных комнат — мест для чаепития. Там можно в уютной обстановке отметить день рождения, другую памятную дату. В соединении стараемся, чтобы доблестный труд подчинённых был замечен и отмечен. Будь то отличный результат на полигоне или вклад в успех подразделения на спортивном городке. Помимо поощрения по горячим следам регулярно проводим и чествования лучших солдат и сержантов. Отсюда тоже будет фотокарточка в альбом. Но главное — и командиры, и сослуживцы отдают дань уважения тем, кто за период службы заслужил право называться лучшим младшим командиром, специалистом. Это ориентир для тех, кто остаётся в строю. ■■ ■■ ■ Немаловажно, что сейчас возросли технические возможности для оформления альбомов. Офицеры постарше помнят, сколько хлопот было с теми же фотографиями. Сейчас с появлением электронных фотоаппаратов, фотокамер мобильных телефонов всё упростилось. Кроме того, используются ресурсы той же библиотеки нашего культурно—досугового центра: с помощью оргтехники можно размножить снимки, скомпоновать, найти необходимый информационный материал для альбома. К примеру, популярностью пользуется стенд «Край, в котором ты служишь». Согласитесь, военная служба для парней — это ещё и возможность побывать в тех местах, куда вряд ли когда—нибудь приехал бы сам. ■ В культурно—досуговом центре мы создали и комнату боевой славы своего соединения, отвели специальный уголок той воинской части, которая дислоцировалась в этом военном городке до нас. Это преемственность традиций и поколений, память о тех, для кого годы службы здесь запомнятся на всю жизнь. ■ Конечно, в свете последних требований будем продолжать активизировать работу по духовно—нравственному и патриотическому воспитанию личного состава. Сегодня в её важности никого из офицеров убеждать не нужно.

Admin: ■ 18—09—2013Как сохранить память о службе? Юрий Бородин, Андрей Бондаренко, Шамиль Хайруллин, Анна Потехина 04 сентября «Красная звезда» начала разговор о том, как сохранить память о службе, как в воинских частях организована работа по проводам военнослужащих в запас, что такое дембельский альбом нового образца. Наш заочный «круглый стол» получился увлекательным и познавательным. К дискуссии подключились новые участники. Поэтому сегодня мы продолжаем эту тему. ■ «Круглый стол» «Красной звезды» ■■ Герб России в каждом альбоме Заместитель командира 8—й бригады ВКО подполковник Алексей Ломакин, Центральный военный округ: ■■ ■■ — В соединениях Воздушно—космической обороны ВВС и ПВО даже после проведения радикальных организационно—штатных мероприятий были сохранены зенитные ракетные и радиотехнические полки. Поэтому нам не пришлось переделывать ранее имевшиеся музеи и комнаты боевой славы, у нас остались нерушимыми традиции наших прославленных воинских частей. Чтобы они были известны солдатам и сержантам, мы стремимся поддерживать связь с живыми носителями боевых традиций — ветеранами нашего соединения. И привлекаем их к участию в мероприятиях по воспитанию личного состава. ■ Офицеры нашей бригады помогают солдатам и сержантам, чтобы в их дембельских альбомах были фотографии со встреч с такими боевыми товарищами—ветеранами, отражались история, эмблема и традиции части. Например, в состав соединения входит 511—й гвардейский зенитный ракетный Смоленский Краснознамённый, орденов Суворова, трижды ордена Кутузова и Богдана Хмельницкого полк. Почётное наименование и все боевые награды отображаются в фотоальбомах воинов—гвардейцев. В 1961 году воины части первыми встретили космонавта № 1 Юрия Гагарина после приземления на саратовской земле. Солдаты и сержанты «гагаринского» дивизиона полка помещают в свои фотоальбомы портреты первого космонавта планеты. ■ В прошлом году исполнилось шесть десятилетий несения боевого дежурства Самарским зенитным ракетным полком. Мы изготовили для распечатки и помещения в фотоальбомы коллаж—транспарант: «Наша воинская часть 60 лет стоит на страже воздушных рубежей Отчизны». Воины Войск ВКО — воздушные пограничники. Пограничные столбы с государственными гербами России у нас не только на позициях подразделений, несущих боевое дежурство, они и в фотоальбомах наших воинов. Главное, чтобы было, о чём вспомнить Заместитель командира 1—го восстановительного железнодорожного батальона по работе с личным составом майор Олег Ступаков, 37—я железнодорожная бригада, Центральный военный округ: ■■ ■■ — Было время, когда каждый уважающий себя военнослужащий в память о своей службе привозил домой так называемый дембельский альбом. У моего отца до сих пор как реликвия он аккуратно хранится в шкафу, и его достают оттуда лишь изредка, чтобы вспомнить годы службы и своих однополчан. Честно говоря, очень трогательно смотреть, как старшина запаса листает страницы с пожелтевшими фотографиями. Сегодня эта традиция заметно меняется. Сказываются многие факторы. Например, развитие интернет—технологий. Многочисленные социальные сети вобрали в себя многое из того, что ещё 10—15 лет назад выглядело иначе. Вот и о своей военной службе юноши предпочитают рассказывать в «Одноклассниках» и на других сайтах. Здесь же размещают фотографии, идёт общение с бывшими сослуживцами, узнают новости об общих знакомых, однополчанах и командирах. Лично меня с помощью соцсетей разыскало немало бывших подчинённых. Теперь мы общаемся: бывшие мои солдаты и сержанты звонят с поздравлениями в праздничные дни, рассказывают о себе, расспрашивают о нашем подразделении. Хотя, по правде говоря, такой интерес проявляют те, кто добросовестно выполнил свой солдатский долг, кто во время службы был дисциплинированным и ответственным военнослужащим. Это могу сказать и о нынешнем поколении защитников Отечества. Приезжающие на праздничные мероприятия фотографы предлагают нашим ребятам не только запечатлеть их на фотоснимках, но и сделать для них красиво оформленные альбомы. Командование подразделений тоже участвует в этом процессе. К примеру, никто не отменял такую форму поощрения, как фотографирование лучших военнослужащих у развёрнутого Боевого Знамени части. Кроме того, мы перед строем вручаем этим солдатам и сержантам специально приобретённые фотоальбомы — это и становится впоследствии дембельским альбомом. В них военнослужащие помещают не только собственные фотографии и снимки своих сослуживцев и командиров, но и повествование истории своего подразделения и части, боевые и ратные подвиги. Специфика нашей службы такова, что личный состав то и дело участвует в различных масштабных мероприятиях. ■ Конечно же мы гордимся, что входим в семью военных железнодорожников. И даже после череды переформирований мы знаем и помним свою историю, храним свои традиции. В штабе бригады существует прекрасный музей боевой и трудовой славы. Мы не так давно сменили пункт постоянной дислокации, поэтому в новом ППД пока нет комнаты боевой славы. Уверен, это дело времени. Скорее всего, в военном городке будет создан единый для нескольких базирующихся в нём подразделений бригады музей. И это правильно, ведь мы не каждый сам по себе. Мы как пальцы одной руки, в нужный момент сжимающиеся в кулак. Но и сейчас у нас оформлена наглядная агитация, которая подробно рассказывает об истории и традициях нашего батальона и бригады, да и железнодорожных войск в целом. К сожалению, у нас редко бывают в гостях военнослужащие по призыву, некогда выполнившие свой солдатский долг в составе нашего подразделения. Это объективно: даже те, кто живёт поблизости, очень заняты — у каждого из них заботы, семья, работа. Возможно, было бы хорошей идеей создание общественного объединения бывших военнослужащих части. В него входили бы и военные пенсионеры, и гражданский персонал части, и военнослужащие по контракту, в своё время отслужившие здесь. Контрактники, к слову, очень активно у нас задействованы в воспитательной работе. Это и индивидуальные беседы, и совместные мероприятия, и наставничество, и помощь при выполнении задач по предназначению.DVD—диск вместо дембельского альбома Командир рейдового тральщика РТ—233 (бригада кораблей охраны водного района Каспийской флотилии) гвардии старший мичман Василий Мешков: ■■ ■■ — Даже в условиях реформирования Вооружённых Сил было немало сделано, для того чтобы сохранить боевые традиции нашей бригады кораблей охраны водного района. Например, в 2011 году соединению впервые в его истории было вручено Боевое Знамя нового образца. А в начале текущего учебного года согласно директиве министра обороны Российской Федерации соединение было переформировано в гвардейскую Белградскую бригаду кораблей охраны водного района. Личный состав принял клятву гвардейцев. К Боевому Знамени соединения была прикреплена гвардейская лента. ■ Решение о переформировании бригады с присвоением ей гвардейского звания и почётного наименования «Белградская» было принято на том основании, что она является прямой наследницей боевой славы входившего в её состав 327—го гвардейского Белградского дивизиона артиллерийских катеров. А это подразделение прославилось в годы Великой Отечественной войны в боях под Сталинградом, в освобождении столицы Югославии Белграда. ■ Гвардейское звание соединения ко многому нас обязывает. На кораблях была качественно улучшена воспитательная работа с военнослужащими на основе боевых традиций. План ОГП был дополнен новой темой, касающейся героической истории соединения. К воинским званиям матросов и старшин прибавилось звание гвардейское, например товарищ гвардии матрос или товарищ гвардии старшина 2—й статьи. Соответственно и на форменках военнослужащих появились гвардейские знаки, а на бескозырках — гвардейские ленты. Что немало способствовало поднятию престижа корабельной службы, добавило всему плавсоставу гордости за принадлежность к прославленному соединению. Об этом свидетельствует и то, что военные моряки, у которых срок службы подходит к завершению, стали чаще фотографироваться в парадной форме одежды перед сходом на берег на фоне родного корабля. ■ За 25 лет своей календарной службы мне довелось повидать не одно поколение или призыв военных моряков. И вот что я подметил: те традиции, которые были присущи поколению военморов моего возраста, уже не совсем характерны для молодого пополнения 2012—2013 годов призыва. Нынешние матросы и старшины, которые проходят срочную службу всего год, уже не готовят дембельских альбомов. Связано это с тем, что ныне почти у каждого военнослужащего имеется собственный цифровой фотоаппарат и электронные носители, на которых можно сохранить сотни цветных фотоснимков. И сегодня память о службе на Каспийской флотилии, в нашем соединении, на рейдовом тральщике матросы воплощают в форме видеофильмов на DVD—дисках. ■ Вот такое ноу—хау пришло на смену фотоальбомам. Поэтому думаю, что стоит командованию оказывать определённую помощь морякам по призыву в создании и тиражировании таких видеофильмов как памяти о срочной службе в прославленном соединении и о его боевых традициях.

Admin: ■ 10—10—2013Секретность расходов на оборону возрастаетНа фоне растущей засекреченности оборонного бюджета стало известно, что армии не хватает средств на ГСМ для поддержания уровня боевой подготовки Проект федерального бюджета на 2014 г. в части военных расходов оказался более засекреченным, чем проект предыдущего года. В опубликованном на сайте думской базы законопроектов отзыве комитета по обороне впервые оговаривается, что «формирование федерального бюджета <...> осуществлено в разрезе до группы вида расходов, ввиду чего значительные объемы планируемых ассигнований Минобороны <...> в том числе с их оснащением вооружением, военной и специальной техникой <...> не могли быть полноценно проанализированы комитетом по обороне на основе законопроекта и приложенных к нему материалов». Из—за секретности комитет в своем заключении, в отличие от заключения 2012 г., не смог привести цифру расходов на закупку вооружений. Из прошлогоднего отзыва следует, что расходы на эти цели в 2013 г. должны были составить 1 трлн руб., в 2014 г. — 1,2 трлн руб., а в 2015 г. — более 1,7 трлн руб., при этом на прошлой неделе министр обороны Сергей Шойгу и его заместитель Юрий Борисов заявляли, что сокращения расходов на закупку вооружений не произойдет. ■■ ■ Фото: Д. Абрамов/Ведомости ■■ ■ По словам эксперта Института Гайдара Василия Зацепина, переход на трехлетнее планирование в 2007 г. привел к существенному сокращению прозрачности военного бюджета, а переход на программный принцип, который происходит сейчас, стал очередным шагом в его засекречивании. Это приведет к тому, что в 2016 г. секретными и совершенно секретными станут уже 24,8% расходов всего федерального бюджета, говорит эксперт. В бюджете этого года к закрытым относилось 14,8% расходов. ■ В то же время в отзыве комитета содержатся некоторые интересные сведения, которые ранее не публиковались. Так, в связи с введением обязательного страхования в документе впервые названо общее количество самолетов и вертолетов российских Вооруженных cил — 1607 единиц. Накануне председатель комитета Владимир Комоедов заявил, что предусмотренные в бюджете расходы на ГСМ недостаточны и в запланированном объеме (59,7 млрд руб.) приведут к сокращению объемов учений и невозможности поддержания достигнутого налета летчиков в 100—120 часов и наплаванности экипажей флота и их следует увеличить до 69,1 млрд руб. При этом в заключении сообщается, что крупные стратегические учения и внезапные проверки боеготовности, аналогичные проведенным в этом году, требуют дополнительно примерно 25 000 т топлива, поскольку к ним привлекается до 200—300 танков, 1500—2000 единиц другой бронетанковой и автомобильной техники, свыше 100 летательных аппаратов, до 120 кораблей и судов ВМФ. А выполнение указаний президента по демонстрации присутствия флота в Мировом океане требует привлечения до 76 кораблей и судов с общей продолжительностью их присутствия в море в 5000 часов, что требует еще 43 000 т дизтоплива. ■ Боевая подготовка и социальные расходы, а не закупка «железа» должны быть среди приоритетных целей военного бюджета, говорит эксперт Центра анализа стратегий и технологий Константин Макиенко. Если денег на приоритеты не хватает, расходы на закупку вооружений можно сократить, считает он. ■ ■ Автор — Алексей Никольский

Admin: ■ Армия   Василий ВоробьёвИзначально неверный подход

Admin: ■ 21—10—2013 Финансовым органам Вооружённых Сил РФ — 95 лет Соответствовать реалиям времениТатьяна Шевцова, заместитель министра обороны Российской Федерации 95 лет назад, 22 октября 1918 года, был учреждён финансовый отдел при Реввоенсовете Республики, хотя история военных финансистов насчитывает не одно столетие. Некий, хотя и весьма отдалённый, прообраз финансовой системы армии и флота появился ещё при Петре I, который издал указ, учредивший должность генерал-комиссара с подчинением ему Особого приказа и направленный на централизацию материального и денежного обеспечения русского войска. Известно, что первые оклады жалованья для военнослужащих регулярной армии были введены именно при Петре I. Более того, уже тогда эти оклады зависели от должностного положения, звания и даже рода войск. Словом, были дифференцированы. ■■ Но самое главное, что именно в те времена и закладывались основы военной системы материального и денежного довольствия. Создатель регулярной армии и флота, надо признать, не скупился на вознаграждение солдат и офицеров. Известен такой исторический факт: все участники Полтавской битвы были награждены не только медалями, но и деньгами. Каждый в зависимости от чина и боевых заслуг получил от месячного до полугодового жалованья… На разных исторических этапах система финансового обеспечения Вооружённых Сил нашего государства гибко реагировала на происходящие изменения в подходах и приоритетах к строительству армии и флота, а также на экономическую ситуацию в стране. Для этого поэтапно на законодательном уровне вносились необходимые коррективы в нормативную базу финансового обеспечения военного ведомства, широко внедрялись компенсационные меры, которые неуклонно учитывали интересы людей в погонах и стимулировали воинский труд. Вопросы повышения социального статуса военнослужащих, своевременного и полного обеспечения их денежным довольствием приоритетны и сегодня. Не случайно они находятся на жёстком контроле Президента Российской Федерации — Верховного Главнокомандующего Вооружёнными Силами Российской Федерации, а также Правительства России и руководства военного ведомства. Как известно, один из показателей эффективности оборонных расходов любой страны — увеличение затрат на оснащение вооружённых сил современными образцами вооружения, военной и специальной техники. Уже к 2020 году в Вооружённых Силах Российской Федерации их доля будет доведена до 70 процентов. При этом продолжается совершенствование системы финансового обеспечения армии и флота, призванное обеспечить её гибкость и полное соответствие реалиям времени. Этот процесс охватывает весьма широкий спектр вопросов, начиная от переработки ранее изданных нормативных правовых актов, оптимизации организационно—штатной структуры всей системы финансовых органов и заканчивая внедрением инновационных, пилотных проектов, а также новых форм казначейских технологий при осуществлении финансирования войск. И здесь хотелось бы особо подчеркнуть, что при внедрении различных новшеств мы ничего не копируем, но при этом и не закрываем глаза на тот опыт организации системы финансового обеспечения вооружённых сил, который был наработан как в нашей стране, так и в армиях иностранных государств. В условиях реформирования Вооружённых Сил Российской Федерации перед военными финансистами и экономистами стояли непростые задачи, для решения которых зачастую требовались нестандартные подходы и неординарные решения. И они, эти решения, находились и реализовывались на практике. Как известно, в Минобороны России с использованием самых современных информационных технологий создан Единый расчётный центр. Централизация расчётов позволила не только сократить, оптимизировать расходы на организацию оборота наличных средств, обеспечить прозрачность расходов на выплату денежного довольствия военнослужащим, но и значительно ускорила сроки доведения денежных средств до получателей. Кроме этого, с созданием Единого расчётного центра мы решили и ещё одну важную задачу по переводу практически всего личного состава на безналичную форму расчётов посредством использования банковских карт. Но опыт работы Единого расчётного центра показывает необходимость создания финансово-расчётных пунктов в местах дислокации кадровых органов для максимального приближения территориальных финансовых органов к воинским частям. С начала 2014 года предполагается функционирование около 500 финансово—расчётных пунктов. Это позволит сократить время документооборота, повысить оперативность расчётов и исключить необходимость военнослужащим и гражданскому персоналу воинских частей и организаций осуществлять представление непосредственно в территориальные финансовые органы документов на положенные им выплаты. Главными задачами финансово—расчётных пунктов будут: • приём и проверка первичных документов для осуществления компенсационных выплат военнослужащим, • приём и проверка первичных документов для составления авансовых отчётов по командировкам, • разъяснения по вопросам денежного довольствия и компенсационным выплатам, • оформление и выдача расчётных листков, • выдача справок 2—НДФЛ. Уникальным, не имеющим подобных прецедентов нововведением в вопросах финансового обеспечения военнослужащих стало открытие в 2012 году на официальном сайте Минобороны России специализированного раздела «Личный кабинет военнослужащего», благодаря которому все военнослужащие, проходящие военную службу по контракту, а также государственные служащие получили возможность доступа к полным сведениям о размере своего денежного довольствия и дополнительных выплат при одновременном обеспечении защиты их персональных данных от несанкционированного доступа. Причём функционирование данного раздела предусматривает не только наличие механизма обратной связи с соответствующими кадровыми и финансовыми органами, но и их оперативное реагирование на обращения военнослужащих и госслужащих по вопросам выплаты денежного довольствия. Также в Минобороны России сегодня активно внедряется государственная интегрированная информационная система управления общественными финансами «Электронный бюджет». Она направлена на повышение открытости, прозрачности, а самое главное – достоверности информации для всех заинтересованных пользователей. Как бы громко на первый взгляд это ни звучало, система выведет нас на качественно новый виток финансового менеджмента в секторе государственного и военного управления. Нелишне будет отметить и такой факт, что Федеральным казначейством за последние годы отмечены достигнутый высокий уровень и качество подготовки сводной финансовой отчётности военного ведомства. Например, Минобороны России оказалось в числе восьми из 113 федеральных министерств и ведомств Российской Федерации, получивших благодарность Федерального казначейства за высокое качество и своевременность подготовки сводной финансовой отчётности за 2012 год. Данный факт также красноречиво свидетельствует о том, что сегодня мы уверенно движемся в правильном направлении. В работе по дальнейшему совершенствованию финансового обеспечения Вооружённых Сил особую ценность для нас по-прежнему представляет опыт ветеранов военных финансовых органов, которые и в сложные для нашей страны времена, в переломные для неё эпохи с глубоким пониманием военных финансово-экономических проблем разрабатывали и непосредственно участвовали в принятии наиболее оптимальных и грамотных решений по экономическому обоснованию расходов на национальную оборону, поиску внутренних источников финансирования, ужесточению контроля за целевым использованием средств. Многим из них сегодня за 70, а то и за 80 лет. Но глубокие знания этих специалистов, наших дорогих ветеранов, остаются для нас востребованными и сегодня, и их бесценный опыт мы с благодарностью берём на вооружение. И это не громкие слова, поскольку ни один институт общества или военной организации государства не может развиваться без преемственности. В этой связи хотелось бы напомнить, что в качестве признания заслуг военных финансистов в деле обеспечения и укрепления обороноспособности страны в 2006 году в Минобороны России была учреждена медаль «Генерал—полковник Дутов». Эта награда названа в честь Владимира Николаевича Дутова, руководившего органами финансовой службы Вооружённых Сил на протяжении 30 лет и особо проявившего свои выдающиеся качества в организации финансового обеспечения войск в период Великой Отечественной войны. За большой личный вклад в развитие и совершенствование финансово-экономического обеспечения Вооружённых Сил, повышение социальной защиты личного состава подписан приказ о награждении этой ведомственной медалью более 400 ветеранов финансово—экономической службы Вооружённых Сил. Дальнейшее совершенствование системы финансового обеспечения Вооружённых Сил Российской Федерации будет осуществляться в тесной увязке с реализуемыми подходами к развитию военной организации государства. В качестве приоритетных направлений этой работы следует выделить такие, как построение жёсткой вертикали управления и организации работы финансовых органов, формирование единого информационного пространства материально—технического и финансового обеспечения войск, а также внедрение новых форм казначейских технологий при финансировании войск по территориальному принципу. При этом финансовые органы армии и флота должны удовлетворять потребности Вооружённых Сил в любых условиях обстановки. А неизменной целью финансового обеспечения Вооружённых Сил было и остаётся своевременное рациональное и эффективное использование объёмов денежных средств, выделяемых из федерального бюджета на содержание Вооружённых Сил, их оснащение и развитие, обеспечение денежным довольствием и социальными гарантиями военнослужащих и гражданского персонала армии и флота. Безусловно, качественное решение этих ответственных и важнейших для военного ведомства задач невозможно без наличия в составе его финансовых органов высококвалифицированных специалистов, глубоко понимающих суть происходящих в Вооружённых Силах процессов и способных обеспечить гибкое реагирование системы финансового обеспечения на меняющиеся реалии. Отрадно отметить, что Минобороны России обладает значительным количеством специалистов такого высокого уровня, чей потенциал, подкреплённый преемственностью опыта и лучших традиций наших ветеранов, — своеобразный гарант организации надёжности и устойчивости системы финансового обеспечения наших Вооружённых Сил.

Заправщик: Статьи В. Воробьёва и Т. Шевцовой, вроде бы не очень «стыкуются». Или мне показалось?

Admin: Заправщик! ■ Древние римляне, а если конкретно, то слова приписываются христианскому теологу, одному из отцов церкви Аврелию Августину, говорили: Audiatur et altera pars — Да будет выслушана и другая сторона, — используя это выражение, как посыл к спокойному и разумному ведению дискуссии, спора, разбирательства. Я, воспользовавшись опытом наших предков, так и поступил, — позволил высказаться двум сторонам. И Василию Воробьёву, и Татьяне Шевцовой. Отсюда, «нестыковки». И, возможно, что дискуссия по этой теме продолжится. Тогда выслушаем и третью сторону, и четвёртую. То есть очередные «нестыковки». ■ А вот решать, сколько бы сторон не высказалось, кто из сторон был ближе к истине, будем, конечно, сами.

Заправщик: Admin, абсолютно с Вами согласен!

Заправщик: Сегодня Счётная палата озвучила отчёт о безобразиях в финансовом ведомстве Минобороны.

Admin: ■ 30 октября 2013 года | Сергей ИщенкоМедведев латает «засадный полк»Эксперимент по созданию российского мобилизационного резерва для большой войны идет туго ■ Фото: ИТАР—ТАСС/ Александр Рюмин Министерство обороны России, наконец, обеспокоилось подготовкой войск и населения к большой войне. А стало быть — тем, кто и каким образом будет пополнять наши полки и бригады в случае, если события на государственных рубежах внезапно обернутся самым грозным образом? То есть — созданием в стране боеспособного и профессионально подготовленного мобилизационного резерва. ■ С этой целью генералы разработали, а премьер—министр Дмитрий Медведев подписал постановление правительства о внесении изменений в принятое еще в минувшем году Положение о военных сборах. Таким образом, Медведев конкретизировал, как именно следует исполнять Федеральный закон № 288 от 30 декабря 2012 года «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации по вопросам создания мобилизационного людского резерва». ■ Однако если вы подумали, что теперь с пополнением войск в роковые минуты у нас не будет проблем, то сильно ошиблись. Никакого «мобилизационного людского резерва у страны как не было, так в ближайшие годы и не будет. Но обо всем по порядку. ■ Не секрет, что советские Вооруженные силы тоже постоянно готовились к большой войне. Потому что помнили опыт Великой Отечественной — кадровая армия костьми ложится еще в приграничных сражениях, а защищают Сталинград, рвут Курскую дугу и берут Берлин совсем другие солдаты и офицеры. ■ Поэтому в стране действовали бесчисленные аэроклубы, кружки ворошиловских стрелков, ОСОАВИАХИМ, потом ДОСААФ. Повсюду стояли кадрированные дивизии и полки. Это когда посреди леса в густой смазке застыли на хранении тысячи единиц боевых бронированных машин, артиллерийских и других систем, автомобильной и специальной техники, скажем, на танковое соединение. Обслуживали и хранили в относительной исправности все это добро всего пара сотен солдат, офицеров и прапорщиков. ■ Однако считалось, что в час «икс» военкоматы станут тысячами подавать в этот лес давно отслуживших свое запасников. Те за неделю—другую отскоблят старую смазку, отрегулируют все, как полагается, вспомнят прошлую службу. И «тогда нажмут водители стартеры»… ■ Чтобы запасники легче вспоминали прошлые боевые навыки, их периодически выхватывали из теплых домашних постелей и отправляли в те самые кадрированные части и соединения на сборы. Там переодевали в драную, ношенную форму и на неделю—другую выпихивали пузатых солдат на полигоны. ■ Во времена Карацупы и Ивана Бровкина все это как—то работало. Но поскольку страна во всех сферах все больше погружалась в махровую формалюгу, со временем работать перестало. По свидетельству военного эксперта генерал—майора запаса Сергея Канчукова, «уже в 1980—е годы советская мобилизационная система комплектования частей и соединений, через военкоматы утратила эффективность. Анализ проведенных в 1987 году сборов в Сухопутных войсках, показал, что мобилизационные учения по укомплектованию личным составом были сорваны. Два полка Сибирского и Забайкальского военных округов вместо положенных трех суток разворачивали почти три месяца, при этом процент несовпадений по военно—учетным специальностям составил 80%». ■ Однако, хоть худо—бедно, такая система подготовки российских мобрезервов дохромала до времен министра обороны Анатолия Сердюкова. Тот со свойственной ему безголовой решительностью кадрированные части и соединения прикончил, решив ограничиться лишь «бригадами постоянной готовности». ■ Послушаем генерала Канчукова дальше: «В «новом облике» Российской армии волевым решением был полностью упразднён резервный компонент. Это сокращение обосновывалось ошибочным тезисом, что наиболее боеспособные армии современного мира (в том числе и прежде всего, армия США) не имеют организованного военного резерва и ведут боевые действия лишь существующим составом вооруженных сил Части и соединения сокращенного состава были расформированы. Так же, как большинство баз хранения вооружения и военной техники. В военных комиссариатах упразднили отделы—отделения, отвечавшие за призыв личного состава из запаса. ■ И на сегодня система работы с организованным вооруженным резервом полностью уничтожена. При этом необходимо отметить, что ни одна из войн, проведённых США в последние двадцать лет, не обходилась без широкого привлечения мобилизационного резерва. В определённые периоды («Война в Заливе» 1991 года, вторая иракская компания 2002 года) процент резервистов в боевых группировках составлял до 25% от численности всего личного состава». ■ Когда Сердюкова все же свергли, выжженная землю открылась не только в сфере мобилизационной подготовки, практически во всех аспектах жизни и службы Вооруженных сил. Спасатель Шойгу пришел на привычные ему руины и занялся тем, что умеет лучше всего. Вытаскивать из развалин все, что подает признаки жизни... Мобилизационная система если и дышала, то едва—едва. ■ Среди прочего вспомнили и о необходимости восстанавливать работу с резервистами. За основу снова взяли опыт США. Оказалось, что Сердюков и его советники и тут смотрели куда—то не туда. К их удивлению, за океаном давно существует резерв первой очереди. То есть миллион с лишним отслуживших свое солдат и офицеров, заключивших с Пентагоном контракт на несколько лет. ■ По этому договору они получают от военного ведомства скромную прибавку к зарплате по основному месту работы. Однако обязаны поддерживать себя в приличной физической форме, регулярно бросать семью и бизнес и призываться в войска на учебные сборы. Каждый приписан к определенной воинской части. А там все по—взрослому: скажем, батальон резервистов на полигоне ведет учебный бой с батальоном регулярных войск. Фиксируется все — нормативы, точность стрельбы и маневра. Без всяких скидок. ■ Если не сильно вдаваться в подробности, все и у нас теперь будет так же. Только как в детсадовской песочнице, где детки увлеченно играют в машинки с маркой «мерседеса» или «БМВ». ■ С 01 января нынешнего года Генеральный штаб принялся создавать профессиональный резерв и в России. Но как? В порядке эксперимента и ввиду скудного финансирования решили в нынешнем году набрать первые 5 тысяч «партизан нового облика». Исключительно на добровольной основе. По словам представителя Генерального штаба генерал—майора Виктора Глотова, офицерскую добровольность решили стимулировать ежемесячной прибавкой к зарплате примерно в 8 тысяч рублей, солдатскую — в 5 тысяч. ■ Первый контракт о пребывании в составе резерва может быть заключен на три года, последующие — на три, пять лет, либо на срок до достижения предельного возраста пребывания в резерве. Определен и этот самый предельный возраст: для солдата, сержанта и прапорщика — до 42 лет, для младшего офицера — до 47. А допустим, полковники и капитаны 1 ранга — до 57 лет. ■ В период сборов за ними сохранят среднюю зарплату по основному месту работы. Ввели и дополнительные выплаты. В частности — районный коэффициент и ежемесячную надбавку за непрерывное пребывание в резерве. ■ Пока нигде не сообщалось, как проходит эксперимент и удалось ли собрать в тылу этот «засадный полк». Но проблемы стали очевидными сразу. ■ Первое. 5 тысяч человек, даже если их и наберут всех до единого — это, вообще—то для большой войны — ничто, пыль полигонная. Хватит от силы на одну мотострелковую или танковую бригаду. ■ Правда, председатель комитета Совета Федерации по обороне и безопасности Виктор Озеров обнадежил: «В течение двух лет мы хотим, чтобы численность мобилизационного резерва составила около 9 тысяч человек». Генштаб тут же уточнил: «В 2015 году Вооруженные силы должны иметь под рукой 8600 профессиональных запасников». ■ Всего две бригады или худосочная дивизия. Что, прямо скажем, тоже совсем несерьезно. Особенно, если учесть, что численность подготовленного резерва, скажем, Народно—Освободительной армии Китая — 300 миллионов человек — вдвое больше всего населения России. ■ Ну, да ладно, пусть хотя бы 5 тысяч наберем для начала. Так и с ними все сложно. Как быть, например, с теми, кто работает в частном бизнесе? Допустим, продавцом в рыночной палатке? Хозяину на время мобилизационных сборов ее регулярно закрывать? Тогда он пойдет по миру или выгонит запасного защитника Отечества взашей. Значит, нужно предусмотреть некие компенсационные выплаты бизнесу. Ничего подобного в законе пока нет. ■ Но самое главное, как выяснилось, в правительстве вдруг открыли, что «в настоящее время законодательство не позволяет привлекать резервистов для участия в тренировочных занятиях по планам боевой тренировки соединений (воинских частей)». То есть рядом постоять можно. В бинокль полюбоваться. Только по—настоящему научиться воевать нельзя. Вот на исправление этой несправедливости и направлен подписанный Медведевым 28 октября документ. ■ Однако ведь очень понятно, почему те, кто раньше готовил Положение о военных сборах, решил не допускать резервистов к полноценным боевым упражнениям. Он, наверное, служил долго и знал, каков в действительности профессиональной уровень подготовки наших солдат, сержантов и лейтенантов запаса. Во избежание «небоевых потерь» им и пистолеты—то строевые командиры выдавали с опаской. А танк? Тогда — все врассыпную. Теперь, после подписи Медведева, решено отбросить эти страхи и допустить резервистов к полноценной боевой учебе кадровых воинских частей. Что сильно добавит головной боли командирам, которых нещадно карают за «небоевые потери». Но иначе — как? ■ Ой, долго нам, судя по всему, строить систему подготовки своего мобилизационного резерва. Того, который если придется, снова возьмет Берлин.

Admin: ■ 03—11—2013 | Армия | Елена НикитинаЗа год уклонистов стало в два раза меньшеКоличество незаконно избегающих призыва на военную службу снизилось по сравнению с данными за весенний период почти на 4 тыс. человек ■■ ■ Фото: Сергей Мамонтов Данные по количеству уклонистов за время осеннего призыва привел заместитель начальника Главного организационно—мобилизационного управления (ГОМУ) Вооруженных сил генерал—майор Евгений Бурдинский на заседании общественного совета. По информации ГОМУ, на сегодня — в самый разгар осеннего призыва, — уклоняются от призыва 3 тыс. человек. Весной показатель находился на уровне 7 тыс. ■ В 2012 году ГОМУ сообщило, что не удалось вручить повестки 235 тыс. уклонистов. Ответственный секретарь Комитета солдатских матерей Валентина Мельникова считает, что эти цифры были придуманы и на самом деле уклоняющихся гораздо меньше. Сейчас, по ее мнению, Минобороны идет к тому, чтобы называть реальные цифры. — Я думаю, руководитель ГОМУ сейчас привел только ту цифру, которая получается по сводкам военных комиссаров субъектов федерации. Он просто сказал правду, а не нарисованную идеологическую цифру в 250 тыс. По данным военкомов, с которыми я общаюсь, только 70—80 человек в каждом субъекте не получают повестки. Итого около 6 тыс. по всей России. Да и уголовных дел по ст. 328 («Уклонение от прохождения военной и альтернативной гражданской службы») у нас единицы, — объяснила Валентина Мельникова. ■ Виталий Цымбал, вице—президент Академии проблем военной экономики и финансов, член Академии военных наук, напомнил, что количество уклонистов считают по—разному: — Есть же люди, которые сознательно не становятся на учет — улетают в другие страны и меняют место жительства, а есть те, кто получил повестку, но в военкомат не явился с целью уклониться от мероприятий, связанных с призывом. Количество определяет Генштаб — еще три года назад они говорили, что нужно призывать 700 тыс. человек, а теперь призывают только 250 тыс. и обходятся. ■ Член правления международной общественной организации «Международное историко—просветительское, благотворительное и правозащитное общество «Мемориал» Сергей Кривенко полагает, что данные, выдаваемые ГОМУ, направлены на создание ажиотажа вокруг призыва. — Военные ведомства до последнего момента создавали напряжение в обществе, чтобы молодые люди шли в армию. Хотя 250 тыс. человек — это те, кого не могут найти и вручить повестки, при этом на учете стоит около 10 млн. Настоящими уклонистами считаются те, кто, получив повестку, не явились на призывные мероприятия. И это те 3 тыс., о которых говорят сейчас. В Москве 30 военкоматов, а призывают 6 тыс. молодых людей, а работа с якобы 250 тыс. уклонистов показывает их значимость и иллюзию деятельности. ■ При этом он отметил, что майскими указами президента в 2012 году был выбран курс на создание контрактной армии, поэтому план призыва будет постепенно уменьшаться, и такие большие цифры уклонистов распространять незачем. — К тому же периодически вбрасываются законопроекты, об увеличении призывного возраста, об увеличении срока службы и так далее, которые часто не принимают, но они создают определенные волнения. Думаю, это могло сыграть свою роль, чтобы у ребят не возникало желания откосить от армии, — добавил Кривенко. ■ У самого Минобороны две версии, с чем связана положительная динамика: либо с принятием закона, что на госслужбу не будут брать тех, кто не отслужил, либо с ростом престижа службы в армии.

Admin: ■ 06—11—2013 | Армия | Алексей Криворучек«Славянка» продолжит драитьК некоторым из ее 13 новых подрядчиков остаются старые вопросы ■■ ■ Фото: ИЗВЕСТИЯ/Алексей Голенищев Вопрос о реорганизации ОАО «Славянка» (подконтрольного печально знаменитому «Оборонсервису») в Минобороны еще решается, но уже известно, что компания продолжит оказывать клининговые услуги военному ведомству. «Славянка» будет проводить чистку военных госпиталей, санаториев, высших и профессиональных военных училищ, а также казарм, жилищного фонда военных городков и спортивных комплексов Минобороны. ■ Действующий контракт, заключенный между организацией и Минобороны, истекает в середине 2015 года, для его исполнения «Славянка» в текущем году подписала соглашения с 13 подрядными организациями. — Для санитарного содержания объектов Минобороны России в ряде регионов обслуживание осуществляется исключительно собственными силами ОАО «Славянка». Наряду с этим привлечены подрядчики, со всеми организациями мы сотрудничаем с 2013 года, — сообщил представитель компании. ■ Под «рядом регионов» подразумевается три филиала «Славянки» — «Ставропольский», «Улан-Удинский» и «Камчатский». В них осуществляется набор персонала, закупка техники, расходных материалов. ■ В остальных регионах станут работать новые подрядчики «Славянки»: ООО «Шик и Л», ООО «Аконит», ООО «ЕСС», ООО «СтройГрупп», ООО «Спецэлектромонтаж», ООО «Базис—Сервис», УК «Стройинтеграл—1», ООО «Премиум Сервис», ООО «Флотснаб», ООО «Блеск Калининград», ООО «Фрагра», ЗАО «Атэк—Холдинг» и, наконец, ООО «Инжгрупсервис», попавшее во внимание Генпрокуратуры (по жалобе субподрядчиков) в прошлом месяце. Как ранее писали «Известия», через три месяца после заключения многомиллионных контрактов «Инжгрупсервис» отказался рассчитываться с контрагентами и объявил о своем банкротстве. ■ Тем не менее, как сообщили в ОАО «Славянка», контракт с «Инжгрупсервис» наряду с другими подрядными организациями истекает только 30 июля 2015 года, и работы будут производиться. Военные хозяйственники утверждают, что риска больше нет. ■ Источник в Министерстве обороны на условиях анонимности подтвердил, что «Инжгрупсервис» продолжает сотрудничать со «Славянкой» и что при выполнении работ, после которых на «Инжгрупсервис» поступило заявление в прокуратуру, компания получила деньги от заказчика за уже выполненные работы — никакого аванса не было. — Сейчас деньги выплачивают только при предоставлении актов, и никакого аванса ни на что не выдают. Раньше было наоборот, на чем предыдущее руководство и погорело, — сообщил представитель ведомства.

Admin: ■ 11—11—2013От редакции:Зачем Россия сохраняет призыв в армиюПостоянство призыва, поиск уклонистов и мобилизационная риторика помогают поддерживать в обществе синдром врага и осажденной крепости Россия сохранит один из рудиментов военного строительства конца ХIX — середины ХХ в., срочную службу в армии. По мнению министра обороны Сергея Шойгу, отечественные Вооруженные силы не могут обойтись без призыва в силу размеров страны. «Для того чтобы иметь исключительно профессиональную армию, мы имеем очень большую территорию. В случае угрозы мы должны иметь возможность мобилизоваться. А для того чтобы мобилизоваться, мы должны иметь мобилизационный ресурс», — сказал Шойгу в интервью телеканалу «Россия». ■■ ■ Фото: Д. Абрамов/Ведомости ■■ ■ Речь здесь не только о способе комплектования армии, но и об идеологии. Утверждения министра о невозможности реагировать на вызовы безопасности России без мобилизации и призыва вызывают сомнения. Исход войн и крупных вооруженных конфликтов современности решается не столько сосредоточением живой силы и техники, сколько ударами высокоточного оружия, современными средствами управления и связи. Компактные профессиональные армии оказались на полях сражений существенно эффективнее масс призывников, если, конечно, исключить специфический опыт Израиля. ■ Малоэффективная с военной и стратегической точки зрения многочисленная армия может оказаться полезной по другим причинам. Сохранение призыва, даже с учетом создания отдельных спортивных и даже «научных» (!) рот, означает, что он будет действовать преимущественно как дополнительный налог на бедных. Вероятно, в верхах считают, что регулярные призывы дают возможность «правильной» идеологической обработки сотен тысяч молодых мужчин в духе патриотизма, как его понимает сейчас отечественный истеблишмент: противостояние с внешним миром и «внутренними врагами». ■ Наконец, постоянство призыва, поиск уклонистов и употребляемая при этом мобилизационная риторика помогают поддерживать в обществе синдром врага и осажденной крепости. ■ Последний по времени проект реформирования военной организации готовили эксперты Института им. Егора Гайдара, предлагавшие руководству страны довести реформу Вооруженных сил до логического завершения и сделать их более компактными и мобильными. Подготовленных резервистов, как показывает опыт многих отказавшихся от срочной службы развитых стран, можно готовить и по контракту, периодически вызывая их на сборы. Сохранение призыва и разговоры о мобилизации резервистов из числа срочников показывают, что российский генералитет готовится к повторению сценариев Великой Отечественной войны, а не к отражению вызовов террористических организаций или непредсказуемых режимов, для парирования которых нужны высокоточное оружие, компактные и мобильные ударные силы. ■ Нет большой надежды, что срочная служба (как сейчас в Израиле, Австрии или Швейцарии) станет социальным лифтом, позволяющим солдатам овладеть нужными на гражданке специальностями. Разговоры о дороговизне профессиональной армии выглядят странно: недавно Украина и Германия отказались от призыва, в том числе и по соображениям экономии бюджета.

Admin: ■ 08—11—2013Армию доведут до миллионаС 2010 г. численность Вооруженных сил не превышала 800 000 человек. Минобороны планирует довести ее до 1 млн человек, эксперты сомневаются в необходимости этого До конца года Министерству обороны предстоит набрать 36 400 контрактников, текущие планы набора выполняются, и на 1 ноября план выполнен на 106%. Об этом стало известно из выступления министра Сергея Шойгу на селекторном совещании в Минобороны, посвященном обустройству аэродрома «Темп» на Новосибирских островах в Арктике, которое прошло в среду. По словам министра, всего с начала года набрано 60 000 контрактников и сейчас в Вооруженных силах (ВС) на солдатских и сержантских должностях проходят контрактную службу 205 000 человек. ■■ ■ Фото: Д. Абрамов/Ведомости ■■ ■ В опубликованном этим летом плане деятельности Минобороны говорилось, что всего к концу года в армии должно быть 241 400 контрактников, а укомплектованность всех ВС должна составить 82% (что при штатной численности в 1 млн человек составляет около 820 000 человек). Всего же согласно плану в 2017 г. в ВС должно служить 425 000 контрактников. ■ Реальная численность российских ВС, как стало известно из октябрьского бюллетеня Счетной палаты, где опубликован отчет о проверке финансирования денежного довольствия в 2010—2012 гг., все эти годы не превышала 800 000 человек. В 2008 г. штатная численность Вооруженных сил была определена указом президента в 1 134 000 человек, в 2010 г. при расчете бюджета штатная численность военнослужащих определялась в 1 116 224 человека, в 2011 г. — в 1 056 197 человек, а в 2012 и 2013 гг. — 1 млн человек. При этом среднесписочная численность (показатель, отражающий реальное количество нуждающихся в денежном довольствии) военнослужащих в 2010 г. составляла 769 596 человек, в 2011-2012 гг. — 771 462 человека. ■ Однако Минобороны не отменяет планов укомплектования армии полностью в соответствии со штатной численностью в 1 млн человек. Согласно плану деятельности военного ведомства, уже к концу 2014 г. оно намерено добиться реальной укомплектованности ВС на уровне 95-100%, т. е. достичь показателя численности в 950 000—1 млн человек. ■ Военные продолжают настаивать на штатной численности армии в 1 млн человек по двум причинам, говорит эксперт Центра анализа стратегий и технологий Константин Макиенко. Действующие планы применения Вооруженных сил составлены исходя из этой численности, а поскольку они носят закрытый характер, обсуждать целесообразность этих планов невозможно. Кроме того, согласившись с сокращением штатов в условиях нарастающих финансовых трудностей, добиться в дальнейшем увеличения численности, если такая потребность возникнет, будет очень сложно, говорит эксперт. ■ По мнению редактора журнала Moscow Defense Brief Михаила Барабанова, эти планы являются малореалистичными и было бы более правильным, если бы штатная численность с уровня в 1 млн человек была снижена хотя бы до существующей в реальности укомплектованности в 800 000 человек. Дефицит людей — это главная проблема всех современных армий в мире, и ситуация с укомплектованностью российских ВС за последние годы это подтверждает, говорит эксперт. И при существующей численности ВС в российской армии по-прежнему немало подразделений, без которых можно обойтись и тем самым сберечь драгоценные людские ресурсы: например, избавиться от частей, вооруженных откровенно архаичной техникой. ■ ■ Автор — Алексей Никольский

Admin: ■ 03—12—2013От редакции:Возможна ли модернизация армии в условиях закрытостиОтечественный ВПК застыл в развитии, он нуждается в зарубежных научных и конструкторских разработках Владимир Путин провел интенсивную серию оборонно—промышленных совещаний. Во время поездки в олимпийский Сочи президент поочередно рассматривал проблемы развития авиации, флота, Войск воздушно—космической обороны и Ракетных войск стратегического назначения. То обстоятельство, что обсуждение военных вопросов вынесено на высший уровень, означает, вероятно, и глубину проблем, и приоритетность темы. Речь идет о рациональном использовании колоссальных средств: расходы на оборону выросли с 600 млрд руб. в 2003 г. до 2,3 трлн руб. в 2013 г., а общий объем Государственной программы вооружений до 2020 г. — 20 трлн руб. □ ■ Фото: Алексей Никольский/РИА Новости □ ■ Эти совещания подтверждают: бюрократические и аппаратные решения последнего времени, в том числе назначение нового министра обороны и «военно—промышленного» вице—премьера, не решили системных проблем перевооружения армии и качества работы отечественного ВПК. ■ Отечественный ВПК застыл в развитии, он нуждается в зарубежных научных и конструкторских разработках — как двойного назначения, так и исключительно военных, отмечает директор Центра анализа стратегий и технологий Руслан Пухов. Эти потребности вряд ли могут быть удовлетворены из—за постоянных пикировок с Европой и США по внешнеполитическим вопросам. Кроме того, объективная потребность в технологическом сотрудничестве противоречит объявленному министром обороны Сергеем Шойгу курсу на отказ от импорта иностранных вооружений, боевой техники и средств обеспечения (закупка «Мистралей» — исключение, подтверждающее правило). Конечно, можно надеяться, что нужные технологии добудут разведчики, как это было в советское время. ■ Однако и это ненамного сократит отставание: утрачены институты и специалисты, обеспечивавшие правильное заимствование иностранных технологий. ■ Еще один ключевой вопрос, требующий стратегического решения на высшем уровне, — что важнее: производство максимально возможного количества боевой техники или обучение профессионалов, способных использовать сложнейшее вооружение, в том числе иностранного производства. Пока, судя по заявлению Шойгу о сохранении срочной службы, в верхах склоняются к экстенсивному развитию, к применению бесплатных рабочих рук, использование которых в армии в действительности оборачивается огромными потерями для домохозяйств и экономики в целом. ■ Личное участие президента необходимо и в урегулировании конфликтов между заказчиками и поставщиками вооружения. Последние в отсутствие конкуренции между разными конструкторскими бюро и заводами (она, как известно, существовала во времена СССР и была одним из двигателей технологического развития страны) стали монополистами, не заинтересованными в повышении качества. Они уверены, что вооруженные силы закупят их продукцию, и знают, что в случае разногласий с военными на их стороне окажутся руководители госкомпаний из числа ближайших соратников первого лица.

Admin: ■ 11—12—2013Как нам обустроить военный бюджетВажнейшим принципом маневра ресурсами должен быть приоритет инвестиций в человеческий капитал Невозможность обеспечить предусмотренные в госпрограмме вооружений до 2020 г. (ГПВ—2020) ресурсы на закупку вооружений, о высокой вероятности чего многие эксперты предупреждали еще в момент принятия этой программы, похоже, стала фактом жизни. Создатели программы исходили из предпосылки 4%—ного роста экономики страны. Как мы все хорошо знаем, де—факто имеет место стагнация, а малейшее (и весьма вероятное) снижение мировых цен на энергоносители сделает актуальной проблему не просто снижения темпов роста военного бюджета, но его секвестра, т.е. сокращения оборонных расходов в абсолютных размерах. □ □ Даже содержание 800—тысячной армии требует значительного организационного напряжения, при этом качество персонала оставляет желать лучшего Фото: А. Астахова/ Ведомости □ ■ Так что поиск наименее болезненных способов маневра ресурсами в этой части становится все более настоятельной необходимостью. Важнейшим принципом такого маневра должен быть приоритет инвестиций в человеческий капитал. Выполнение социальных обязательств перед военными, сохранение курса на улучшение бытовых условий и питания, гуманизацию службы не должны подвергаться ревизии. В существующих демографических условиях Вооруженные силы (ВС) и так с большим трудом сохраняют хотя бы минимальную конкурентоспособность на рынке труда. Даже частичный отказ от социальных достижений последних 5—7 лет еще более обострит проблему комплектования, прежде всего контрактниками, а значит, спровоцирует архаизацию и снижение качества человеческого капитала в армии, неизбежно следующую за переносом центра тяжести на призыв. 180 000 контрактников — это минимальный уровень, падение ниже которого похоронит всякую надежду на модернизацию ВС РФ и хотя бы частичную ликвидацию колоссального технологического отставания от наиболее современных армий мира. ■ В связи с этим в который раз стоит выразить недоумение по поводу упорного нежелания политического руководства страны отказаться от утопической цели сохранения миллионной армии. Вся практика последних лет показывает, что даже поддержание уровня в 800 000 требует значительного организационного напряжения, при этом качество набранного в таком количестве персонала оставляет желать лучшего. Отказ от хрестоматийной формулы «числом поболее, ценою подешевле» и признание объективной демографической реальности позволит куда более реалистично планировать военный бюджет вообще и расходы на закупку вооружений в частности. ■ Что касается приоритетов в закупочной политике, то, очевидно, безоговорочно необходимо сохранить традиционный священный и неприкосновенный статус РВСН — единственного, в сущности, гаранта суверенитета экономически слабой и политически хрупкой России. А вот в области обычных вооружений таким безусловным приоритетом должно стать наращивание возможностей в информационной сфере, т.е. средств управления, разведки и связи. И это не просто дань военной моде, а суровый императив, вытекающий все из той же демографической реальности. Наверное, впервые в своей военной истории, за исключением особого эпизода наполеоновского нашествия, Россия не может больше полагаться на свое преимущество в людских ресурсах, которое неизменно компенсировало технологическое отставание и организационную слабость. На смену демографическому превосходству должно прийти превосходство информационное, а также быстрота принятия и выполнения решения. Конечно, трудно рассчитывать на то, что Россия и ее Вооруженные силы смогут опередить в этой области НАТО, особенно англосаксов. Но максимальная вероятность вооруженного столкновения существует сегодня отнюдь не на западе, а на юге, где золото аравийских средневековых деспотов в одно мгновенье ока может перенаправить орды потерявших человеческий облик фанатиков из Сирии в ставропольские и казахстанские степи. ■ Наконец, третьим приоритетом должно быть выполнение уже запущенных программ в рамках уже подписанных контрактов, аннулирование которых имело бы самые негативные финансово-экономические последствия для промышленности, и военные — для безопасности страны. ■ Характер наиболее вероятной угрозы позволяет и обязывает поставить вопрос и о целесообразности непомерных планируемых расходов на флот. Как известно, из 19,5 трлн руб., предусмотренных на закупки в интересах Министерства обороны, 4,4 трлн резервируется на военно—морские вооружения и технику. Такие расходы были бы вполне оправданны в условиях благополучной экономической конъюнктуры и низких военно-политических рисков. Но при дефиците ресурсов и в обстановке активизации салафитского Мордора реализация длинных, дорогих и чрезвычайно инерционных военно—морских программ может быть отложена до лучших времен. Тем более что создание по-настоящему новых систем морских вооружений буксует. Возможность рестрикций закупок военно—морской техники можно предусмотреть даже в отношении морских сил ядерного сдерживания, которые сильно уступают РВСН в части боевой устойчивости и боеготовности, а воздушной компоненте — в части гибкости применения. ■ При всем вышесказанном, при всех существующих рисках и допущенных ошибках в планировании следует помнить, что ГПВ—2020 — это самая успешная постсоветская программа вооружения, которая уже позволила избежать худшего — одномоментного исчерпания ресурса большей части имеющихся у российской армии вооружений на рубеже 2014—2015 гг. Вооруженные силы уже получили или получат в ближайшие годы десятки тактических самолетов и кораблей, сотни вертолетов, тысячи единиц броне— и автотехники. В этом смысле программа уже отчасти выполнила свою роль — если не экономического и технологического мотора (этот вопрос достоин отдельного изучения), то по прямому назначению — как инструмент обеспечения военной безопасности страны. □ ■ Автор — Руслан Пухов, директор Центра анализа стратегий и технологий

Admin: □ ■ 16—01—2014Будут бороться с «дедами»Госдума занялась военной полицией Фото: Руслан Шамуков/ИТАР—ТАСС □ Вчера Госдума рассмотрела в первом чтении законопроект, связанный с деятельностью военной полиции. Этот документ представил депутатам полпред президента РФ в нижней палате парламента Гарри Минх. □ Армейская структура, которой адресован правовой акт, официально существует в нашей армии более двух лет, но нормативная база, регламентирующая ее работу, существует пока только на ведомственном уровне. Первоначально о военной полиции в Минобороны написали отдельный закон. Но затем юристы подсказали генералам, что он был бы уместен, если бы речь шла о федеральном органе исполнительной власти. Армейская полиция таковым не является, поэтому на свет появился документ, корректирующий 10 действующих законов и два Кодекса. Он называется «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации по вопросам деятельности военной полиции Вооруженных Сил Российской Федерации». Перечислять все статьи и пункты документа не имеет смысла. Поэтому остановимся на главных. Принципиально важной является корректировка Закона «Об обороне». Его предлагается дополнить статьей 25 «прим». Она называется «Военная полиция Вооруженных сил РФ» и объясняет, зачем армии нужны собственные правоохранительные органы. В законопроекте сказано, что военная полиция предназначена для защиты жизни, здоровья, прав и свобод солдат и офицеров, гражданского персонала Вооруженных сил и тех, кто проходит военные сборы. А еще — для противодействия преступности, обеспечения законности, правопорядка и дисциплины в войсках, безопасности на дорогах (этим вместе с ГАИ уже занимаются включенные в военную полицию армейские автоинспекторы) и решения других задачи. Основные функции и полномочия военных полицейских будут изложены в специальных нормативно—правовых актах, в том числе — в Уставе службы военной полиции. Стоит обратить внимание еще на две новации, которыми предлагают дополнить Закон «Об обороне». Первая — руководство военной полицией ляжет на министра обороны. Он же определит ее организационную структуру и численность. Причем набор военных и гражданских сотрудников не должен выходить за пределы установленного для Российской армии общего количества людей. «Штатная численность установлена приказом министра обороны и составляет 6,5 тысяч человек в настоящее время, увеличение штатной численности не предполагается», — сообщил Гарри Минх депутатам Госдумы. И второе — армейских полицейских закон наделит правом в строго оговоренных случаях и четко определенном порядке применять физическую силу, специальные средства и огнестрельное оружие. То есть, в данном вопросе военных правоохранителей приравняют к их коллегам из МВД. А вот чем военная полиция точно не будет заниматься, — так это гоняться за преступившими закон солдатами и офицерами. Полпред президента в Госдуме дал четко понять, что действующий закон об оперативно—розыскной деятельности никто корректировать не собирается. Зато к важнейшей функции военной полиции отнесена борьба с «дедовщиной» и воровством армейского имущества. — Наши сотрудники должны избавить солдат и командиров от многих несвойственных им функций. Новый закон позволяет это сделать, — сказали корреспонденту «РГ» в Главном управлении военной полиции минобороны накануне слушаний в Госдуме. О чем идет речь? К примеру, сейчас провинившихся военнослужащих на гарнизонных гауптвахтах охраняют обычные солдаты. То же самое касается «сторожей» тех, кто отбывает наказание в дисциплинарных батальонах. Эта, с позволения сказать, школа мужества вряд ли подходит призывникам. Из армии они возвращаются не с навыками воина, а с повадками надзирателя. Новый закон сломает подобную практику. Ведь по нему призывников на гауптвахтах и в подразделениях охраны дисбатов должны будут заменить военными полицейскими. Их же при необходимости задействуют на охрану потерпевших, свидетелей, других участников уголовного судопроизводства. Еще одна область служебной деятельности, где военные полицейские в принципе могут заменить войсковых офицеров, — проведение дознания по какому—то солдатскому или офицерскому преступлению. Как правило, сейчас по приказу командира части этим занимаются взводные или ротные. После принятие закона роль дознавателя, скорее всего, перейдет к военному полицейскому. А серьезным расследованием преступлений и надзором за этим процессом по—прежнему будут заниматься армейские профессионалы из СКР и Генпрокуратуры. Стоит напомнить, что из себя сегодня представляет армейская полиция. В нее входят профильный главк Минобороны, четыре территориальных управления в военных округах, комендатуры и ведомственная автоинспекция. На службу в такие органы принимают только профессионалов, причем всех кандидатов подвергают жесткому, в том числе психологическому, отбору. □ Автор — Юрий Гаврилов

Admin: □ ■ 21—01—2014Дом на набережной. Строго секретно...В Москве началось строительство Национального центра управления обороной России ■ Фото: Вадим Савицкий □ В Москве, на территории главкомата Сухопутных войск началось строительство Национального центра управления обороной России. □ О том, что на Фрунзенской набережной появится головной военный офис нового государственного объекта, министр обороны Сергей Шойгу говорил еще в прошлом году. Старт этой стройке дал декабрьский указ президента РФ. А сегодня Шойгу провел церемонию закладки символического камня на том месте, где к концу 2014—го планируют ввести в эксплуатацию главное здание Центра. Котлован под него уже вырыли во внутреннем дворе сухопутного штаба. Что будет из себя представлять новостройка, сколько этажей поднимется верх, а сколько углубится в землю, — тайна за семью печатями. Будет ли там располагаться кабинет президента страны, министр тоже не сказал. Зато он уточнил, что функционально новый объект можно сравнить со Ставкой Верховного главнокомандования советской поры. Но, разумеется, с совершенно иной технологической «начинкой» — Центр оснастят самым совершенным оборудованием. — Конечно, мы сделаем все для того, чтобы здесь работал лучший персонал, подготовленный ко всем требованиям современного управления обороной страны, — пообещал Шойгу. □ □ □ □ Специалистов для службы в Центре решили обучать в некоторых армейских вузах. В Академии Генштаба под эту задачу, возможно, даже сформируют отдельный факультет. Речь идет не о выпуске «простых» офицеров—управленцев. По просьбе корреспондента «РГ» Шойгу уточнил: для работы в новой государственной структуре требуются многосторонние профессионалы. Центр охватит не только важнейшие звенья руководства Вооруженными силами — от Генштаба и главкоматов до военных округов, армий и бригад, — но и станет оперативно координировать взаимодействие между полусотней министерств и ведомств. В первую очередь, это потребуется при возникновении угрозы национальной безопасности России. Кроме того, здесь станут принимать решения, касающиеся повседневной жизни и обеспечения всех воинских формирований государства. Еще Центр рассматривают, как инструмент управления экономикой особого периода. По словам Шойгу, минобороны — первое из федеральных ведомств, закладывающее основу фундамента управления обороной страны на ближайшие 20—25 лет. Техническая оснащенность Центра в перспективе позволит в режиме реального времени получать информацию со всей территории России. А еще — моделировать различные сценарии развития ситуации в стране. Военные говорят, что не менее важно своевременно определять мировые тенденции и закономерности. Они лягут в основу стратегического и оперативного планирования и принятия решений руководителями государства в мирное и военное время. Возможности Центра гарантируют решение таких задач. Но прежде нужно выполнить громадный объем работ. В том числе, по насыщению Центра новейшим компьютерным оборудованием и программным обеспечением. Когда еще только заговорили о строительстве этой структуры, министр обороны на сей счет высказался предельно кратко: «Сейчас управлять логарифмической линейкой, собрав вокруг себя полторы тысячи офицеров, невозможно. Это время безвозвратно ушло». Именно технологическая база для Центра интересует Шойгу в первую очередь. Но он будет лично контролировать и ход строительных работ. Шойгу пообещал для этого приезжать на Фрунзенскую набережную еженедельно. Напомним, что министр ранее говорил о составе будущей госструктуры — она включит три составляющие: Центр управления стратегическими ядерными силами, Центр боевого управления и Центр управления повседневной деятельностью Вооруженных сил. Но какая роль тогда останется за Центральным командным пунктом Генштаба? Шойгу объяснил, что он будет одной из составных частей Национального центра, «причем, не самой большой». □ Автор — Юрий Гаврилов

Admin: ■ 26 декабря 2013 года | Сергей ИщенкоИтоги—2013: тень Сердюкова терзает армиюЛиквидировать развал в войсках пока не под силу и Шойгу ■ Фото: Илья Питалев/ РИА Новости □ Итоги службы и боевой подготовки Вооруженных сил России в уходящем году оставляют двоякое впечатление. С одной стороны, за истекшие месяцы оборона страны ощутимо окрепла и обнародованы реалистичные планы Министерства обороны и Генерального штаба по ее совершенствованию на ближайшие годы. С другой — многих титанических усилий и гигантских расходов можно было бы избежать, если бы предыдущие руководители армии и флота оказались чуть меньшими дилетантами и дуболомами. А те, из Кремля, кто их понасажал в высокие кабинеты — хоть чуточку ответственней и компетентней. Если по—крупному, но конспективно, то основные преобразования—2013 в военной сфере выглядят так: • 24 января президент Владимир Путин утвердил первый в истории нашего государства план обороны Российской Федерации. В нем перечислены не только комплексные задачи военных, но и других органов государственной власти на случай большой войны; • скорректирована и утверждена новая система базирования Вооруженных Сил до 2017 года. Отменены решения прежнего руководства Минобороны об укрупнении гарнизонов сверх всяких разумных мер. По мнению прежнего министра обороны Анатолия Сердюкова, их следовало оставить 192. Теперь будет 533; • в каждом военном округе сформировано командование резерва, которое в случае начала боевых действий займется проведением мобилизации и формированием новых частей и соединений. Командованиям резерва подчинены все базы хранения вооружений и боевой техники; • в июле для защиты национальных интересов страны в средиземноморской зоне сформировано оперативное межфлотское соединение кораблей ВМФ РФ. По типу советской 5—й оперативной эскадры, десятилетиями успешно противостоявшей в тех водах 6—му американскому флоту. Понятно, что те и нынешние наши возможности в Средиземном море и близко несопоставимы, но сейчас речь не о том; • сухопутные войска вновь частично переводятся с бригадной на дивизионную структуру, всего три года назад под корень изведенную Анатолием Сердюковым. Так, 4—я отдельная танковая и 5—я отдельная мотострелковая бригады Западного военного округа переформированы в 4—ю танковую и 2—ю мотострелковую дивизии. На дивизионную структуру перешла 201—я военная база, дислоцированная в Таджикистане; • резко усилены боевые возможности Воздушно—десантных войск за счёт передачи в их состав 11—й, 56—й и 83—й отдельных десантно—штурмовых бригад Сухопутных войск. Сформированы разведывательные батальоны в 98—й воздушно—десантной дивизии и в 31—й отдельной десантно—штурмовой бригаде; • Военно—воздушные силы скоро как страшный сон забудут гигантские сердюковские авиационные базы, на каждой из которых вопреки всем канонам военной науки и во имя ложно понятой экономии смешали в кучу сотни самолетов и вертолетов. Теперь решено, что ВВС вернутся к системе «один аэродром — один полк». Всего военных аэродромов будет 134. Примерно столько же, стало быть, и полков; • с 1 декабря четыре авиационных базы переформированы в 1—ю, 105—ю и 303—ю смешанные авиационные дивизии и 12—ю военно—транспортную авиационную дивизию. Естественно, дивизии в ВВС были у нас всегда, но и они оказались прикончены Сердюковым; • завершается формирование 15—й бригады армейской авиации в городе Остров Псковской области; • существенно увеличены наши оборонные возможности на Дальнем Востоке. Так, на Сахалине воссоздан расформированный в середине 2000—х годов 68—й армейский корпус, в который вошли 18—я пулеметно-артиллерийская дивизия, что стоит на Курилах, и 39—я отдельная мотострелковая бригада (бывшая 33—я мотострелковая дивизия) на самом Сахалине — в городе Холмск. А на Камчатке заканчивается формирование 40—й отдельной бригады морской пехоты и 20—й бригады воздушно—космической обороны; • Генеральный штаб приступил к созданию так называемой арктической группировки войск. С этой целью начато восстановление северных аэродромов, а также аэродромов в арктической зоне — Тикси, Темп, Нарьян—Мар, Алыкель, Андерма, Анадырь, Рогачево, Нагурское; • впервые в нашей армии и на флоте проведена серия из шести масштабных внезапных проверок боевой готовности частей и соединений. Войска поднимались по тревоге и перебрасывались на большие расстояния по воздуху и по земле. Командиры без предварительной подготовки и заранее заученных сценариев принимали решения. Стрельбы и марши проводились на незнакомой местности и неизученных полигонах; • удалось добиться нормативных показателей по налету всех видов авиации, довести наплавность экипажей надводных кораблей до 8 тысяч 977 суток и подводных лодок — до 1125 суток; • восстановлено Главное управление боевой подготовки Вооружённых Сил, сформированы органы управления боевой подготовкой в составе военных округов и армий; • начато формирование технической основы по внедрению новой модели подготовки войск. Её ядро составят четыре центра боевой подготовки и четыре межвидовых полигона военных округов, которые будут оснащаться только современным унифицированным полигонным оборудованием и учебно-тренировочными средствами нового поколения; • общая укомплектованность Вооруженных сил личным составом доведена до 82%. Годовой план набора военнослужащих на контракт по состоянию на 1 ноября выполнен на 106%. На службу принято более 60 тысяч профессиональных солдат и сержантов. Исключительно контрактниками укомплектованы 15—я мотострелковая и 31—я десантно-штурмовые бригады, предназначенных для выполнения миротворческих задач. А также — семь отрядов в бригадах спецназа. Конечно, этот перечень мероприятий по восстановлению разгромленной Сердюковым Российской армии неполон. Можно было бы вспомнить и начавшееся, наконец, долгожданное перевооружение на новые образцы боевой техники. И первые шаги по реставрации разрушенной системы военного образования, военной медицины, военной науки и многое другое. Но список того, что сделано, все равно выйдет намного короче, чем рассказ о том, что предстоит. Слишком тяжелым был этот разгром. На восстановление теперь нужны огромные деньги. Лишь на переход к новой системе базирования и передислокации соединений в новые штабы и казармы — 700 миллиардов рублей. Но делать нечего, их придется найти. Потому что иначе не закрыть страницу армейских кошмаров под придуманным полководцем Сердюковым названием «приведение Вооруженных сил к новому облику». Облик вышел не для слабонервных. И все же — как далеко новому руководству Минобороны и Генштаба удалось отползти от того «облика»? Что по этому поводу думают военные эксперты? Заместитель директора Института политического и военного анализа Александр Храмчихин: — Одно могу сказать — в 2013 году с обороной, по крайней мере, у нас хуже не стало. Если принять во внимание, что творилось с Вооруженными силами в последние годы — уже хорошо. Главное достижение — некоторая интенсификация боевой подготовки. Еще чего—то принципиально нового я не вижу. Поступление в войска современных образцов оружия и техники? На мой взгляд, перевооружение хоть и началось, но темпы его совершенно недостаточны. Кроме того, у нас этот процесс носит какой—то хаотичный характер. Хотя в целом то, что за год сумел сделать Сергей Шойгу, оцениваю положительно. Генерал—лейтенант Виктор Соболев, бывший командующий 58—й армией: — Положительных сдвигов крайне мало. Отменены лишь наиболее одиозные распоряжения Сердюкова. Те, которые были на грани здравого смысла. Например, суворовцам и нахимовцам Шойгу разрешил снова принимать участие в парадах. Возобновили отмененный прежним руководством Минобороны прием курсантов в училища и академии. В академиях вместо введенного Сердюковым 10—месячного курса обучения офицеров вернули двухгодичный срок. Понимаете, что произошло при Сердюкове? Вооруженные силы были разрушены как система. Системы управления войсками сегодня нет. Мобилизационной системы нет. Системы тылового обеспечения нет. Ничего нет. Нам говорят, что армия укомплектована личным составом на 80%. Что это означает для миллионных Вооруженных сил, как в России? Что некомплект на сегодня у нас — 200 тысяч солдат и офицеров. Это же пропасть… Я только что вернулся из Общевойсковой академии. Начальник кафедры докладывает, что на Дальнем Востоке одна мотострелковая бригада будет держать фронт в 50 километров. Как? Чем? Говорит, что за счет возросшей огневой мощи. С чего это так огневая мощь повысилась? Туфта чистой воды. Вот проводили в этом году учения «Восток—2013». Говорят — стратегические. На самом деле на такой масштаб они, конечно, не тянули. Вроде бы участвовали три бригады. На самом деле — три батальона. По одному из каждой. Больше выделить не получилось. Министр обороны докладывает президенту, что войска приведены в полную боевую готовность. Как это? Если в полную боевую готовность — тогда их надо укомплектовать по штатам военного времени. Выдать полные боекомплекты. А на самом деле в тех бригадах по 40% личного состава, на Дальнем Востоке войска имеют самый большой некомплект. И боеприпасы солдатам перед маршем не выдают потому, что они перестреляют друг друга. Год же служат, ничего не умеют. О боевом слаживании рот и батальонов вообще речи нет. Не успевают за год. Перед боевыми стрельбами на полигоне, за которыми наблюдал Путин, стали решать, кому теми батальонами командовать. Командиры бригад не могут — два батальона чужие. Командующие армиями тоже не могут — бригады из разных армий. Вызвали из отпуска главкома Сухопутных войск. Сказали: «Ты и руководи, некому больше». А после учений Путин руки жмет. Благодарит за высокую выучку. Голый пиар, ничего больше. На днях был на «круглом столе» в Госдуме. Выступает генерал из Генштаба. Докладывает: «Поставлена задача к 2016 году долю исправной боевой техники и вооружений в войсках довести до 80%». Как до 80 процентов? Всегда было: если коэффициент технической готовности в части или соединении меньше 95 процентов — все, двойка. Спрашиваю генерала: «А сейчас доля исправной техники в Вооруженных силах какая?» Не знает, мнется, обещает уточнить. А почему не знает? Никто в округах, оказывается, и учет неисправной техники не ведет. Некому вести. Всех сократили. До недавнего времени командующие округами по заведенному Сердюковым порядку за боевую подготовку своих войск вообще не отвечали. Отвечал Генштаб. Абсурд? Конечно. Но у командующего округом сократили даже заместителя по вооружениям. У командующих армиями — тоже. Сейчас Шойгу замов по вооружениям в округа и армии, вроде, вернул. Но что они могут сделать в одиночку? Аппарата у них нет. Да ничего нет. Да, что—то восстановили по мелочам. Но именно — по мелочам. Вот вроде бы из бригад снова сформировали Кантемировкую танковую и Таманскую мотострелковую дивизии. Хорошо. Но ведь никто не говорит, что обе дивизии получились неполноценные — двухполкового состава. А в нормальной дивизии должно быть четыре полка. В мотострелковой — три мотострелковых полка и один танковый. В танковой дивизии — наоборот. Три танковых полка, один мотострелковый. Только тогда они могут воевать. Или возьмите три наши мотострелковые бригады, дислоцированные в Чечне. Они были полностью укомплектованы контрактниками. Люди шли туда служить потому, что платили как за выход на боевые в зоне контртеррористической операции. Получались хорошие деньги. Теперь они выплаты отменили из политических соображений. Дескать, в Чечне все спокойно, нет террористов. И контрактники побежали. Сегодня все три бригады солдатами и сержантами укомплектованы едва ли не наполовину. Случись что — себя не защитят.

Admin: ■ 17—01—2014 | Армия | Игорь МальцевПрощание с портянкамиПисатель и журналист Игорь Мальцев — о революции в гардеробе российского военнослужащего ■ Игорь Мальцев. Фото из личного архива □ Давно стало ясно: хочешь понять, стоит ли разговаривать с мужчиной на серьезные темы — спроси его, служил ли он в армии. Не потому, что все служившие в Советской армии мужчины достойны разговора в принципе. Просто дальнейший разговор развивается совершенно по—разному. Потому как мужчина, служивший в нашей армии, — он носитель потрясающих иррациональных знаний и обладатель бессмысленного жизненного опыта, который выковывает дальнейший характер и образ мысли. Иногда эта жизненная парадигма описывается словами «кто в армии служил, тот в цирке не смеется». Можно привести много менее приличных формулировок. Конечно, с тех времен, когда мы служили, до нынешних поменялось многое — например, коммунистический иконостас «Ленин—Маркс—Энгельс и святые угодники Политбюро» в красном уголке сменился на настоящий. Пушки поменялись. Уже даже винтовку Мосина сменил автомат 1947 года разработки. И даже французский вертолетоносец приехал к нам служить. Но одно не менялось ни—ког—да. Это портянки. Вот ты, банкир, умеешь наматывать портянки? А ты, хипстер, слыхал ли про крутизну российских портянок? А ты, маркетолог, знаешь, какой cash flow можно поднять на русской портянке? Ну и о чем тогда мне с вами разговаривать, латентные предатели родины? Родная портянка видела в лицо Петра Первого. Портянка русско—японской войны источала слезы, когда русские бездарно проиграли «желтолицым». Портянка революции помогла повесить не одного кулака за околицей. Портянка стояла вдоль Беломорканала, пока его еще только копали. А какие шикарные портянки у нас были в победном мае! Немецко—бархатные. С тех пор прошло еще 70 лет. А портянка как была на ноге каждого русского мужчины, который шел служить в армию, так и осталась. То есть статистически у наших мужчин было меньше отцов в семье, чем портянок в жизни. Я с подросткового возраста ходил в отцовских ботинках, которые ему как старшему офицеру выдавали на флоте. Потому что то безумие, которое продавалось под видом отечественной обуви, носить было просто нельзя. Да и не было у нас в гарнизоне фарцовщиков. Подчиненные отца — матросы — тоже носили ботинки. Поэтому, кстати, флотские кличут армейских «сапогами»: у тех вообще нет вариантов — только сапоги. А у флотских нижних чинов — ботиночки. Всё как у людей. Когда пошел в учебку, понял, что в армии можно стерпеть всё, кроме двух вещей: когда выродок из «дедов», который на самом деле младше тебя, начинает понтоваться — и портянок. То есть для тех, кто не в курсе (а это беременные женщины и представители креативного класса), портянка — это кусок материи, которую наматывают на ногу, перед тем как на нее надеть сапог. Искусству наматывания портянок в армии отдавали гораздо больше времени, нежели искусству стрелять, потому что для стрельбы нужны патроны. Для того чтобы бесконечно наматывать портянки, не нужно ничего, даже мозгов. Но даже идеально, как этого требует учение марксизма—ленинизма, намотанные портянки не спасают вас ни от чего. Ни от холода, ни от стирания ног, ни от операции по вырыванию ногтей. Ну а уж грибок — великое наследие армейской гигиены — надолго обеспечил русские телеканалы чудовищными рекламными бюджетами ламизила. Оправданию присутствия портянок в армии XIX, XX и XXI веков были посвящены труды лучших умов армейской интеллектуальной элиты. Основные тезисы такие: портянку легко сделать из куска материи, портянка не носок, поэтому у нее нет размера, портянка не имеет резинки, и поэтому ее можно кипятить в целях дезинфекции, портянка наматывается, чтобы носить обувь не по размеру. Ну, собственно, это и всё. Так вот, придя в учебку, первое, что я сделал, — надел сапоги на носки. Из принципа. И, конечно, через два дня убил себе и носки, и ноги. Потом, собственно, уже в части, матросом, мне повезло: ботинки — они все—таки лучше. Потому что армейская обувь — она создана не для защитников родины, а для жертв концлагеря. И это продолжение проблемы. По сути, защитники — это пушечное мясо, зачем им еще в удобной обуви ходить, всё равно помирать. Портянка — самый отвратительный признак отсталости армии, причем комплексной. Я специально смотрю, в чем ходят военные разных стран, а также полицейские. Уже давно понятно, что для того чтобы выполнять оперативную задачу любого масштаба, боец должен нормально передвигаться. В кирзачах и в портянках можно только пилить вишневые деревца на адмиральских дачках в Переделкине. Бегать по пустыням Афганистана тоже можно. Но и результат известен. Поэтому, я думаю, мы вчера присутствовали при историческом событии. В русской армии впервые со времен Петра Первого отменили портянки. Нет, вы не понимаете — создание атомной бомбы для русской армии было примерно такого же уровня прорывом в будущее. Потому что всё это было дикое позорище, несовместимое с жизнью. Имя Кужугетовича навек в наших сердцах. То есть тот, кто служил, и тот, кто еще только будет служить, имеют исторический шанс однажды рассмеяться на цирковом представлении.

Заправщик: А мне портянки нравились. Пока дойдёшь до "Комбината" - портянки мокрые, мокрые и стопы ног. Придя на 9-ку, перемотаешь портянки сухой стороной к ноге и порядок. А как с носками? Запасные в кармане носить? И грибка у нас ни у кого не было, т.к. регулярно мыли ноги ХОЛОДНОЙ водой. А те, кто умудрялся носить носки, то имел проблемы с ногами. Кстати, на самом деле портянки остались. На днях видел сюжет о "научных ротах". Первое, чему там учат...- наматывать портянки! P.S. Статейка - так себе. И автор в сапогах не ходил.

Admin: ■ То, что «статейка» — так себе, ты, Юра, ошибаешься. Статья — вполне адекватная. Во—первых, потому что я (!) её выбрал (!) для публикации на сайте, это — в шутку, во—вторых, это — по—серьёзному, автор абсолютно прав в своём главном выводе — портянка — это самый отвратительный признак отсталости армии, причем комплексной отсталости. Портянка — это лишнее подтверждение того, что в Советской Армии, также как и в Российской, о человеке думали и думают в самую последнюю очередь. ■ Теперь несколько слов о твоих «ностальгических» воспоминаниях про портянки. Сразу скажу — тебе просто крупно повезло, что ты за службу не обзавёлся грибком ногтей или стопы. А вот у нас в роте грибок был большой проблемой. Несмотря на то что я не только регулярно вечером мыл ноги холодной водой, но и умывался по утрам до пояса, грибок я подцепил. И потом после дембеля долго мучился, решая эту проблему, в аптеках практически никаких лекарств от грибка ведь тогда, в конце 70—х, не было. Теперь начсёт твоих мокрых портянок и мокрых стоп после того, как ты дошёл до «Комбината». Дойти—то дошёл, но принципе ты был уже не боец, поскольку всего—то через полчаса ходьбы нормальным шагом у тебя уже появились проблемы с обувью. А если бы тебе, мокроногий воин, было не до перемотки портянок, а если бы срочно в бой, хорошо бы воевалось? Думаю, этот вопрос можно оставить без ответа. Всё и так вполне ясно — в кирзачах и в портянках можно только пилить вишневые деревца на адмиральских дачках в Переделкине. Прав автор статьи. ■ Кстати, а почему ты в качестве акцента написал слово «холодной» прописными буквами — разве в казармах Советской Армии была горячая вода, и у моющихся в умывальной комнате был выбор? Нет! Вода была только холодная, поскольку считалось, что для соблюдения гигиены советскому солдату холодной воды вполне достаточно — закаляйся, как сталь! ■ На нескольких МАКСах присутствовали американцы со своими самолётами. Возле их самолётов, также как и возле наших машин, в качестве охраны стояли солдаты. Можно было хорошо рассмотреть во что они одеты и во что обуты, и сравнить их и наше обмундирование. Так вот, посмотрев на ботинки, в которые они были обуты, я понял — в нашей армии такой обуви, как у них, не будет никогда. И очень хорошо помню, что настроение у меня тогда достаточно сильно испортилось. ■ Маленький нюанс про американские армейские ботинки из времён Вьетнамской войны. Джунгли, как известно, малопроходимы, потому каждая тропинка — в цене. Коммуникация! Чтобы затруднить американцам передвижение по таким тропинкам, партизаны разбрасывали стальные колючки, которые сквозь слой листвы рассмотреть было очень трудно. Наколол такой колючкой ногу, и уже не боец, вышел из строя, хромай теперь в лазарет. Чтобы исключить эти небоевые потери личного состава, американцы срочно разработали и внедрили в войска ботинки с очень гибкой и очень прочной стальной пластиной, исключающей проколы стопы в принципе. И колючки стали не актуальны. Можно было ходить по джунглям безо всякой опаски. Думаю, что если бы, например, в Чечне, мы столкнулись бы с аналогичной проблемой, то решить её вряд ли бы смогли. Ну какая стальная пластина может быть в кирзовых сапогах, если их солдату даже по размеру не подбирают, и так, мол, сойдёт? ■ Прав Игорь Мальцев — намотанные портянки не спасают ни от чего…

Заправщик: Вот когда появится нормальная обувь для защитников Отечества, тогда долой анахронизм-портянку! Полностью согласен. Про воду: некоторые «эстэт» умудрялись гонять «молодёжь» за горячей водой на кухню, или кипятильником грели в бытовке. И быстро приобретали проблемы. Но пока я ЗА портянки и сапоги, т.к. то, что носят сегодня наши воины, - ничего хорошего, видел. И зять мой рассказывал.

Admin: □ ■ 05—02—2014На «дедов» нашлась управаВоенная полиция получила законный статус ■ Порядок в солдатских столовых навели тыловики, а военные полицейские сделают это в казармах. Фото: Савостьянов Сергей □ Сегодня «Российская газета» публикует закон, который утвердил официальный статус военной полиции как единственной правоохранительной структуры Вооруженных сил. □ ■ Де—факто такие подразделения в нашей армии существуют уже более двух лет. Теперь их особые полномочия закреплены де—юре. В документе записано, что военная полиция — это орган, который предназначен для защиты жизни, прав и свобод военнослужащих и гражданского персонала, граждан, призванных на военные сборы, а также для соблюдения законности и правопорядка, обеспечения безопасности дорожного движения. ■ Некоторые СМИ поспешили назвать новый нормативно—правовой акт законом «О военной полиции». На самом деле у него другое название — «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации по вопросам деятельности военной полиции Вооруженных сил Российской Федерации». Дело в том, что с юридической точки зрения «целевой» закон был бы уместен, если бы речь шла о федеральном органе исполнительной власти. Армейская полиция таковым не является, поэтому на свет появился документ, корректирующий десяток действующих законов и два кодекса. ■ Этого вполне достаточно для наделения военно—правоохранительных подразделений широкими полномочиями — от противодействия преступности до обеспечения законности и правопорядка в воинских частях. Армейские полицейские, в частности, имеют право задерживать, досматривать военнослужащих и в случае необходимости применять к ним физическую силу. Кроме того, закон разрешил военным правоохранителям в строго оговоренных ситуациях и четко определенном порядке использовать специальные средства и огнестрельное оружие. В данном вопросе армейских полицейских фактически приравняли к их коллегам из МВД. ■ Другой их важнейшей функции станет борьба с дедовщиной и воровством имущества Вооруженных сил. Кроме того, по приказу министра обороны военные полицейские могут проводить в гарнизонах внезапные проверки — в любое время суток заходить в воинские части и делать все необходимое для обеспечения там законности и правопорядка. ■ Основной функционал военно—правоохранительных органов заложен в статью 25 «прим» Закона «Об обороне». Она называется «Военная полиция Вооруженных сил РФ» и объясняет, зачем армии нужны такие структуры. Кроме того, их полномочия детально распишут в Уставе службы военной полиции. Его проект уже подготовили в минобороны, а утверждать этот документ будет президент страны. Что же касается непосредственного руководства полицейскими органами, эта задача легла на министра обороны. Он же определил ее организационную структуру и численность. Сейчас это 6,5 тысячи человек, которые служат в профильном главке, региональных управлениях (они есть в каждом военном округе), 140 армейских и флотских комендатурах, на 39 гауптвахтах, в 2 дисциплинарных батальонах, а также в подразделениях военной автоинспекции. — Наши сотрудники должны избавить солдат и командиров от многих несвойственных им функций. Новый закон позволяет это сделать, — сказали корреспонденту «РГ» в Главном управлении военной полиции минобороны. ■ О чем идет речь? К примеру, провинившихся военнослужащих на гарнизонных гауптвахтах всегда охраняли обычные солдаты. То же самое касалось «сторожей» тех, кто отбывает наказание в дисциплинарных батальонах. Новый закон меняет подобную практику. Для службы на гауптвахтах и в дисбатах теперь будут набирать не призывников, а профессиональных военных полицейских. Их же при необходимости задействуют на охрану потерпевших, свидетелей, других участников уголовного судопроизводства. ■ Еще одна область служебной деятельности, где военные полицейские заменят войсковых командиров, — проведение дознания по какому—то солдатскому или офицерскому преступлению. Как правило, по приказу командира части этим занимались взводные или ротные. После принятия закона роль дознавателя возьмет на себя военный полицейский, а серьезное расследование преступления и надзор за этим процессом по—прежнему лягут на армейских профессионалов из СКР и Генпрокуратуры. ■ Готовить будущих армейских правоохранителей станут на факультете военной полиции при Московском военном университете. В перспективе в России может быть учрежден Институт военной полиции. Пока же в ее штат, как правило, набирают офицеров запаса с высшим юридическим образованием. ■ Напомним, что о введении в Российской армии ведомственных правоохранительных органов говорили давно. Необходимость таких структур в Вооруженных силах не отрицали ни генералы, ни законотворцы, ни правозащитники. Но все дискуссии о военной полиции, как правило, упирались в главный вопрос: кому она должна подчиняться? ■ В такой роли видели и Генпрокуратуру, и специальный уполномоченный орган правительства, и даже президента страны. Однако в минобороны категорически настаивали: поскольку военная полиция будет в составе армии, бразды ее управления нужно вручить главе профильного ведомства. При этом генералы непременно ссылались на зарубежный опыт. ■ На самом деле во многих армиях мира, в частности американской, военная полиция действительно замыкается на армейское командование. Это не мешает полицейским суровой рукой наводить порядок не только в пивных и барах, но и в солдатских общежитиях. Гражданские власти, как правило, за КПП воинской части и носа не суют. От драк и поножовщины американская армия, конечно, не застрахована. Но безобразий там (во всяком случае, судя по информационным сообщениям и докладам командования) все же поменьше, чем у нас. ■ Автоматически перенести опыт янки в российскую казарму не получится, да этого и не требуется делать. У нас своя специфика, свои болячки. Другой вопрос: смогут ли военные победить их самостоятельно и в одиночку? Вряд ли. Поэтому заранее ясно, что гражданский контроль за Вооруженными силами обязательно нужен, и его не отменит ни одна военная полиция. □ ■ Автор — Юрий Гаврилов

Admin: ■ 21—02—2014 Переход к самофинансированию Дополнительные средства на ускорение инфраструктурного развития армии уже никто не выделит ■ Начальник Генерального штаба ВС РФ генерал армии В. Герасимов □ ■ В минувшую пятницу состоялось заседание коллегии Министерства обороны РФ, на котором были рассмотрены вопросы хранения ракет, боеприпасов и взрывчатых веществ, усилий ДОСААФ по расширению подготовки граждан по военно—учетным специальностям, ну и самое основное, ход выполнения плана деятельности ведомства до 2020 года. И вот этот главный вопрос обернулся рядом неожиданностей, поскольку на повестку дня встал вопрос о переносе на более ранние сроки осуществления некоторых крупномасштабных мероприятий в Вооруженных силах. Причем неясно было, за счет чего подвижки должны финансироваться. ■ Открывая заседание коллегии, министр обороны генерал армии Сергей Шойгу заявил, что в числе приоритетных задач Минобороны до 2020 года особое место отводится наращиванию возможностей системы воздушно—космической обороны. «В целях совершенствования одной из важнейших ее составляющих — Системы предупреждения о ракетном нападении — по периметру национальной территории государства дополнительно разворачивается сеть специализированных радиолокационных станций нового поколения, изготовленных по технологии высокой заводской готовности», — сказал министр. Причем подчеркнул их приспособленность к решению задач, что могут возникнуть от «перспективных угроз в воздушно—космической сфере». Ряд таких РЛС уже развернут и успешно функционирует. Строительство очередной на востоке страны идет планово, отметил Шойгу. И здесь, что называется, все ясно даже в отдаленном будущем. ■ Неясности стали возникать, когда речь на коллегии зашла об ускоренном развитии другой военной инфраструктуры. ■ В своем докладе начальник Генштаба генерал армии Валерий Герасимов подчеркнул, что создание объектов инфраструктуры для хранения и эксплуатации вооружения и военной техники является одной из приоритетных задач в Вооруженных силах РФ. И привел множество впечатляющих цифр. По его словам, всего к концу текущего года будет построено 580 современных хранилищ на 15 арсеналах. Уже идет строительство 220 новых хранилищ на восьми арсеналах и складах. А в январе этого года начались подготовительные работы еще 193 объектов на пяти арсеналах. Как сказал начальник Генштаба, в этом году спланировано построить и реконструировать более 160 объектов для размещения перспективных ракетных комплексов РВСН, ракетных бригад Сухопутных войск, радиолокационных станций высокой заводской готовности (ВЗГ), пунктов базирования и обеспечения атомных подводных крейсеров «Борей» и «Ясень», а также аэродромов новой системы базирования. То есть размах строительства грандиозный, вполне отвечающий тем объемам финансирования, которое направляется государством на нужды Вооруженных сил. ■ Это в полной мере относится и к поставкам в войска новой военной техники и вооружений в рамках гособоронзаказа. Только в январе текущего года, сообщил Герасимов, в войска Западного военного округа поставлено 27 современных бронетранспортеров БТР—82А. В феврале в авиационной части Восточного военного округа поступили 12 истребителей Су—35С. Всего же в 2014 году спланированы поставки в армию и на флот более 220 самолетов и вертолетов, 8 боевых кораблей и многоцелевых подводных лодок, 14 зенитных ракетных систем и комплексов, 50 радиолокационных станций ПВО и более 200 боевых бронированных машин. ■ Сомнения насчет осуществимости всех этих планов не появлялись, пока слово не было предоставлено директору департамента государственного заказчика капитального строительства Минобороны РФ Роману Филимонову. Он объявил, что министерство приняло решение ускорить возведение объектов военной инфраструктуры в ряде регионов страны. В частности, ведомство собирается быстрее создать новейшую РЛС ВЗГ на востоке страны. По плану ее строительство должно было закончиться в 2015 году, а теперь предполагается перенести срок завершения работ по оборудованию технической позиции станции на 2014 год. Также предложено перенести сроки обустройства пяти военных городков Воздушно—десантных войск с периода 2016—2017 годов (так предполагалось в первоначальным плане Минобороны) на 2014—2015 годы. В текущем году намечается начать создание объектов для размещения военной полиции, инфраструктуры для двух мотострелковых бригад, реконструкцию Общевойсковой академии Вооруженных сил и академии РВСН в Москве, что ранее отодвигалось на более отдаленную перспективу. ■ И вот тут Филимонов крепко озадачил членов коллегии: «Прошу департамент бюджетного планирования и социальных гарантий Минобороны до 20 февраля определить источники финансирования указанных мероприятий за счет перераспределения бюджетных средств, выделяемых Министерством обороны на текущий год… Для безусловного выполнения поставленных задач по строительству и реконструкции указанных объектов предлагается уточнить план деятельности Минобороны РФ до 2020 года и до 01 марта внести в него соответствующие изменения». ■ Напомним, Минфин выступал категорически против какого—либо увеличения военного бюджета. Больше того, настаивал на сдвиге «вправо» сроков реализации некоторых оборонных проектов. Похоже, в Вооруженных силах согласились с этими требованиями финансистов. В случае если руководители центральных органов военного управления, в чьих интересах планируются перечисленные мероприятия, не сумеют найти источники финансирования новых работ, им обещано принудительное перераспределение средств с объектов, уже включенных в план, на объекты, появившиеся с внесением изменений. Коллегия Минобороны предложения, озвученные Филимоновым, поддержала.

Admin: □ ■ 24—02—2014Выбор солдатаБудущие солдаты сами решат, идти им на год в казарму или на два — в профессиональный строй ■ Фото: РИА Новости www.ria.ru □ Правительство внесло в Госдуму законопроект, который предоставляет будущим солдатам выбор — идти на 12 месяцев в казарму обычным призывником или заключить с воинской частью двухлетний контракт, жить в гражданских условиях и получать в армии неплохие деньги. □ ■ Скорректировать статьи 38—ю и 51—ю статьи Закона «О воинской обязанности и военной службе» осенью прошлого года предложили в минобороны. Первоначально речь шла о наделении правом выбора вида и срока службы только студентов и выпускников вузов. Но затем генералы решили распространить эту практику на всех призывников. Логика военных понятна. Удел солдата—срочника не сравнишь с жизнью контрактника. Первого ждет казарма, редкие увольнения и небольшое — 2 тысячи рублей в месяц — жалованье. Солдат—профи селят в общежитии, при желании они могут снимать квартиру, свободное от службы время проводят по собственному усмотрению. Да и деньги контрактникам сейчас платят приличные: в среднем 30—35 тысяч в месяц. О таком заработке на гражданке многим выпускникам вузов остается только мечтать. ■ Тем не менее, профессиональная армейская стезя устраивает далеко не всякого. По мнению генералов, двух лет первого контракта вполне хватит для того, чтобы человек разобрался: стоит ему дальше оставаться в строю или нет. Захочет — напишет рапорт на продление военной службы. Решит иначе, — уйдет искать счастья в мирной жизни. Чтобы сделать контракт еще более привлекательным, в минобороны хотят наполнить его дополнительными преференциями. К примеру, сейчас солдат—профи имеет право вступить в военную ипотеку по истечении шести лет службы. Новый законопроект снижает период ожидания на год. То есть у контрактников после первой армейской пятилетки появиться реальная возможность решить свою жилищную проблему с помощью государства. Не случайно в пояснительной записке правительства говорится, что этот законопроект направлен на повышение уровня социальной защищённости профессиональных военнослужащих рядового и сержантского состава. ■ Но как быть, если человек заключил контракт с командиром части, но потом понял, что долгая армейская жизнь не для него? От службы из—под палки не выиграет ни сам солдат, ни армия. Это военные понимают, поэтому разработали правила досрочного расторжения контракта, так сказать, по обоюдному согласию. Они подробно расписаны в новом законопроекте. Если «отказник» провел в профессиональном военном строю совсем немного времени, ему придется дослуживать какой—то период солдатом—призывником. Расчет армейской жизни предлагают делать по такой схеме — два дня службы по контракту приравняют к одному дню службы по призыву. Скажем, профессиональный боец провел в армии 12 месяцев, а затем подал командиру части рапорт о расторжении контракта. В этом случае ему перед увольнением в запас придется в качестве обычного призывника носить солдатскую форму еще полгода. ■ Напомним, что это далеко не единственная призывная новация, которая в ближайшее время может обрести форму закона. В минувшую пятницу президент страны поручил кабинету министров и аппарату Совета безопасности вплотную заняться новой системой военной подготовки в вузах. Главным образом она связана с формированием в России военно—обученного мобилизационного резерва. Студентам институтов—университетов хотят дать возможность одновременно с получением гражданской профессии освоить армейскую специальность. Тем, кто успешно сделает это без отрыва от учебы, после окончания вуза выдадут военный билет запасника. На срочную службу таких парней уже не призовут.

Admin: ■ 22 марта 2014 года | Сергей ИщенкоТрижды присягнувшиеС чем придут в нашу армию украинские офицеры, которые сегодня массово клянутся России в верности ■ Фото ИТАР-ТАСС/ Алексей Павлишак К пятнице 72 украинских воинских части, дислоцированных в Крыму, перешли под российскую юрисдикцию и торжественно подняли «триколоры». Их офицеры, солдаты и матросы сегодня мучительно обдумывают: как быть дальше? ■ К тем немногим, кто еще в осаде и у кого на фуражках по прежнему красуются трезубцы, из Киева несется нечто невнятное: «Держитесь, вы настоящие герои!» И ничего более. Сколько держаться? Чего ради и ради кого? В общем, и оставшиеся верными главковерху Турчинову воинские части тоже в тоскливых размышлениях. ■ Вариантов, собственно, три. Первый — бросить все к чертовой матери и уйти в запас пока политики разбираются. Но тогда чем жить, где работать? В Крыму, у развалин бывших советских заводов и фабрик, число вакансий близко к нулю. Хотя в грузчики или сторожа, наверное, возьмут бывших майоров и полковников. ■ Второй вариант – гордо напевая «Ще нэ вмэрла Украина» выбираться вместе с семьей, картиной, корзиной, картонкой и маленькой собачонкой на материк. И там продолжить службу под «жовто—блакитными» знаменами. Естественно, навсегда оставив «оккупантам» жилье у теплого моря и точно сознавая, что, скорее всего, годами ничего не получишь взамен. Потому что в карманах затрещавшей по швам державы пусто, как давно пусты карманы севастопольских нищих у Владимирского собора. ■ Наконец, вариант номер три — крымского домашнего адреса не менять, места службы и даже должности — тоже. Просто принять российскую присягу. Взять и перед строем громко зачитать: «Клянусь достойно исполнять воинский долг, мужественно защищать свободу, независимость и конституционный строй России, народ и Отечество». При этом лучше позабыть, что всего несколько лет назад перед точно таким же строем (а может — и перед этим самым!) ты же чеканил совсем иное: «Торжественно присягаю украинскому народу всегда быть ему верным и преданным, оборонять Украину, защищать ее суверенитет, территориальную целостность и неприкосновенность, добросовестно и честно выполнять воинские обязанности, приказы командиров, неукоснительно придерживаться Конституции Украины и законов Украины, беречь государственную тайну». ■ Судя по всему, вариант номер три большинство личного состава 20—тысячной бывшей крымской группировки украинской армии нынче и выбирает. ■ Конечно, с точки зрения традиционного понимания офицерской чести «переприсяга» во все времена и во всех странах выглядела не здорово. Но понятно, что Москва готова закрыть на это глаза, потому что так проще завершить острое вооруженное противостояние в Крыму без единого выстрела. Вот только когда военно—политическая пыль уляжется, неизбежно возникнет вопрос: что за многотысячное пополнение получили Вооруженные силы РФ? Очень боюсь, что ответ нас не обрадует. ■ Дело не только в глубокой душевной травме, которую наверняка у многих недавних защитников Украины оставит вынужденный переход под чужой флаг. Хуже другое: украинские военные годами подвергались глубокой идеологической обработке, суть которой: «Наш главный вероятный противник — Россия». В том, как это делается, в 1998 году я имел возможность убедиться лично. ■ Тогда в Севастополе во второй раз начались трехдневные российско—украинские учения «Фарватер мира». Случилось так, что мне, в ту пору военному обозревателю газеты «Труд», пришлось выходить на «Фарватер мира» на борту корвета ВМС Украины «Луцк». Того самого, экипаж которого на днях в Стрелецкой бухте Севастополя вынужденно поднял Андреевский флаг. ■ Политически все выглядело красиво: корабли двух флотов шли в одном строю, вели сосредоточенный огонь по одним и тем же мишеням. Но поразило не это. Поразил офицерский коридор «Луцка». Там на переборках красовался плакат: «Герои Украины». Под ним портреты — князь Владимир, княгиня Ольга… Но это ладно. А дальше — Степан Бандера, Роман Шухевич, Василь Стус и прочие. Под изображениями многих из тех, чьи дни окончились в 20—м веке, пояснения: «Убит агентами КГБ», «Зверски замучен в застенках НКВД». ■ Любопытно: когда над «Луцком» взметнулся Андреевский флаг, убрали ли в его офицерском коридоре эту наглядную агитацию? Или так и висит? ■ А как вам такой факт: по крайней мере, для некоторых бывших украинских офицеров — тех, что постарше, некоторых из них я знаю лично — нынешняя присяга на верность России — ТРЕТЬЯ! Потому что первой была воинская клятва советскому народу. ■ О том, как и при каких обстоятельствах эти ребята распрощались с советской присягой, следует рассказать особо. ■ 24 августа 1991 года первый президент Украины Леонид Кравчук перевел под свою юрисдикцию Одесский, Прикарпатский и Киевский военные округа, а также части и соединения центрального подчинения, оказавшиеся на территории республики. В тот день Киеву достались 14 мотострелковых, 4 танковые, 3 артиллерийских дивизии и 8 артиллерийских бригад, 4 бригады спецназа, 2 воздушно—десантные бригады, 9 бригад ПВО, 7 полков боевых вертолётов, три воздушных армии (около 1100 боевых самолётов) и отдельная армия ПВО. Возглавить эту армаду поручили командующему 17—й воздушной армией генералу Константину Морозову, назначив его первым министром обороны Украины. ■ Что следовало Морозову сделать немедленно? Естественно, заставить офицеров побыстрее принять новую присягу. Понятно, что многих пришлось ломать через колено. Но самое страшное: с подачи министра обороны Морозова каждому, кого ставили перед непростым выбором, кадровики в обязательном порядке задавали вопрос: «Вы готовы воевать с Россией?» Это был, как сочли в Киеве, тест на лояльность. Потому что воевать с американцами, немцами или французами этих людей учили с юных лет. А воевать с Россией — нет. ■ Вот что об этих днях написано в воспоминаниях легенды нашей морской авиации, Героя России генерал—майора Тимура Апакидзе, служившего тогда в Центре морской авиации ВМФ СССР в Крыму (Апакидзе трагически погиб в авиакатастрофе под Псковом в 2001 году): «К сожалению, руководящий состав в подавляющем большинстве принял ориентацию на Украину. Я узнал, что зам. начальника Центра полковник Безногих организовал подпольный Союз офицеров Украины. Там они все эти вопросы принятия украинской присяги обговаривали… Пригласил меня начальник Центра полковник Бакулин Геннадий Георгиевич и сказал: «Тимур, есть одно обстоятельство, которое ты обязательно должен знать. Каждый офицер — от командира полка и выше должен ответить на собеседовании при назначении на должность на один непростой вопрос: будешь ты с Россией воевать или не будешь, если того потребуют интересы Украины?»… Когда в Севастополе контр—адмирал Кожин поднял флаг Украины и объявил, что это территория Украины, то Касатонов (командующий Черноморским флотом СНГ) окружил их морской пехотой… А Безногих посадил здесь звено самолетов Су—25, штурмовиков с кассетными бомбами. Летчиками на эти самолеты были спланированы — все члены Союза офицеров Украины. Я к нему подхожу: «Ну, Виктор Иванович, неужели вы действительно будете бомбить советскую морскую пехоту?» У них же тогда был еще советский военно—морской флаг. Они Андреевский не поднимали на Черноморском флоте. Он говорит: «Если интересы Украины потребуют, то я буду бомбить». Я говорю: «Виктор Иванович, тогда я вам тоже официально объясняю — ни один самолет с этого аэродрома с подвешенными бомбами не взлетит. Потом будущим вдовам сами будете рассказывать, почему их мужья погибли». Он вообще сказал конкретно: «Тимур, ты меня знаешь. Я пущу кровь и на вас с Бакулиным спишу. И вы будете виновны в том, что забьете клин между двумя братскими народами. Вон в Нагорном Карабахе до сих пор никто не может разобраться, кто первый выстрелил…» Я тогда мог все, что угодно сделать, готов был поднять в небо истребители... А Бакулин меня пригласил к себе и говорит: «Тимур, мы вчера сидели в одной кабине, а сегодня должны убивать друг друга. Ради чего? Не стоит этот гарнизон даже одной—единственной человеческой жизни». Как в воду смотрел: через месяц Ельцин с Кравчуком взасос целуются в Ялте. А мы бы тут выясняли — оставить этот аэродром России или отдать Украине…» ■ Если об офицерской трагедии с украинской присягой когда—нибудь напишут книгу, в ней обязательно должна быть глава о тех, кто не покорился. Кто бросал все и отступал в Россию, которая никого не заставляла переприсягать. Но и никого особенно не ждала. ■ Много шума 13 феврале 1992 года наделала история, случившаяся в авиагарнизоне Староконстантинов (Хмельницкая область, Украина). Шесть самолетов Су—24 базировавшегося там бомбардировочного полка взлетели и не вернулись. Они, чтобы уйти от украинских радаров, прошли над Белоруссией и сели на аэродром Шаталово (Смоленская область, Россия). Среди летчиков был командир полка и его начальник штаба. А в одной из «сушек» — Боевое знамя полка. Причина несанкционированного перелета — нежелание летчиков принимать украинскую присягу. ■ Но эти улетели, а другие — присягу в Староконстантинове приняли. Как приняли украинскую присягу и многие из тех, кто служил в ту пору в Крыму. Теперь они снова перед торжественным строем. Снова с текстом присяги. Только другой. Кто во второй, кто — в третий раз. Уверен: никому в голову не придет задавать этим офицерам вопрос: «Готовы ли вы воевать с Украиной?». Потому что ни мы, ни они воевать с Украиной не собираемся. И не будем. ■ Но трижды присягнувшие — зачем эти люди Российской армии?

Admin: ■ Портал свободных авторов Тверской области ■ Общество | 21—04—2014 Артем ОзеровВ Тверской академии ВКО имени Жукова зреет недовольство«Академиков» заставляют ремонтировать классы и кабинеты за свой счет! □ ■ Тверская академия воздушно—космической обороны имени Г.К. Жукова является одним из старейших военно—образовательных и научных учреждений Министерства обороны РФ. ■ Профессорско—преподавательский состав академии внес значительный вклад в развитие теории и практики применения сил и средств войск ПВО—ВКО страны. Выпускниками академии являются такие известные в мире военачальники, генералы и офицеры как бывший Главком ВВС РФ генерал армии Корнуков, заместитель Начальника Генерального Штаба МО РФ генерал—полковник Наговицын Н.А., летчик—космонавт герой России полковник Скворцов А.А., бывший Министр обороны Казахстана генерал армии Алтынбаев М.К., Командующий ВВС и ПВО Белоруссии генерал-майор Лемешевский С.Л. и многие другие… ■ С средины 90—х годов прошлого столетия общее отношение тогдашнего руководства РФ к армии сказалось и на отношении к академии. В течении почти 20 лет она подвергалась различным реформациям, и это несмотря на показательные события в Югославии, Ираке, Ливии, Афганистане и других «горячих» точках. Однако академия, несмотря, ни на что, выстояла. ■ К руководству армией пришли адекватные люди, и появилась надежда на возрождение и укрепление известной, без преувеличений, во всем мире военно—научной школы. Но диалектика жизни такова, что не все зависит только от воли высшего руководства государства и вооруженных сил, но еще и от того, кто эту волю будет исполнять. Если исполнитель умный, образованный, настойчивый и, главное, порядочный человек — успех обеспечен, если же исполнение поручается недалекому верхогляду, карьеристу, да еще со своеобразными представлениями о порядочности, то на успех вряд ли придется надеяться. ■ 2013 года на должность начальника Академии был назначен генерал—майор Ляпоров В.Н. Профессорско—преподавательский и офицерский состав, гражданский персонал воспрянули духом в надежде на предстоящее возрождение своей славной «альма матер». ■ К сожалению, малоизвестный в профессиональных кругах генерал надежды «академиков» не оправдал. Новоявленный «полководец» вместо восстановления и дальнейшего развития учебного и научного процессов с энтузиазмом «ефрейтора» обрушился на почтенных профессоров и их, более молодых, коллег. Разговор с уважаемыми и профессионально более грамотными людьми новым руководством строится по принципу «сам дурак». ■ В общении процветают хамство и высокомерие, незаслуженные оскорбления. Почти сразу по прибытию в Академию Ляпоровым были организованы денежные поборы с руководителей и сотрудников кафедр на ремонт кабинетов, коридоров и учебных классов. Пытавшихся указать на незаконность этих поборов быстро «урезонили» угрозами досрочного увольнения. ■ Время, отведенное на подготовку к занятиям, организации учебного процесса стало тратиться на малопонятные построения, совещания «ни о чем» и т.д. ■ Как считает большинство офицеров и ветеранов Академии, на эти неприятные и досадные управленческие «завихрения» можно было бы и не обращать внимания в случае, если бы специалисты чувствовали умение, а главное — желание продвигать деятельность Академии в ее основном предназначении. Главная задача Академии ПВО им. Жукова — обучать и воспитывать офицерские кадры для Вооруженных сил страны, способствовать развитию военной науки в области защиты воздушно-космического пространства РФ. Но вот этого как раз нет. ■ Новое руководство Академии (Ляпоров и приведённые им заместители) отличается удивительным дилетантством в вопросах организации учебного и научного процессов. Основные управленческие решения в этом направлении касаются наличия или отсутствия бирок на шкафах и стульях, кто и почему позже пришел и раньше ушел, не в той форме или костюме и т.д. и т.п. ■ На наиболее ответственные должности сегодня назначаются не специалисты, а люди, отобранные по принципу верности или умения поддакнуть. На ученом совете не может быть мнения оппонентов, все должны смотреть в рот начальнику. Имеющий же свое видение ученый или преподаватель рискует нарваться на «мелкие пакости» со стороны всезнающего начальства. ■ Требуя от подчиненных трудиться «от зари и до упаду» сам генерал Ляпоров спокойно может не появляться на службе сутками, мотивируя это «высокими» встречами в «высоких» верхах, всуе упоминая высших военачальников страны, якобы своих покровителей. Генерал позволяет вместе с заместителями в рабочее время поехать в Москву посмотреть футбол, используя при этом служебный транспорт, может выехать на охоту, опять же в служебное время и на служебном транспорте. ■ Небезынтересны и манипуляции «новой команды» с бюджетными средствами, проведением конкурсов на проведение различных работ и предоставление услуг. Думается, что для органов военной прокуратуры и вышестоящего командования было бы правильным более внимательно присмотреться к деятельности генерала Ляпорова и его ближайшего окружения в лице полковников Романова В.А., Гончарова А.М., подполковника Слива Н.В. и некоторых других. ■ Мы только начали наше журналистское расследование и уже столкнулись с множеством удивительных вещей. Факты имеются, Их надо только перепроверить и систематизировать. Мы будем держать наших читателей в курсе событий.

Admin: ■ ОружиеОружие асимметричного ответаИз средства оперативного обеспечения боевых действий РЭБ стала средством вооруженной борьбы США сегодня практически не проводят военных операций без активного использования средств радиоэлектронной борьбы (РЭБ), что наглядно показали события в Югославии, Ираке, Афганистане, Ливии, Сирии. Особую актуальность это приобретает в связи с ситуацией на Украине, которую наши контрпартнеры спят и видят в НАТО, а также с развертыванием третьего позиционного района ПРО в Польше и Румынии. Что противопоставит Россия? На этот и другие вопросы отвечает врио начальника войск радиоэлектронной борьбы Вооруженных Сил Российской Федерации Юрий Ласточкин. □ Эффект зависимости □ — О чем говорят последние тенденции в развитии РЭБ, каковы наши приоритеты? — Акценты вооруженной борьбы все больше смещаются в информационную сферу. В отношении современных технически развитых государств можно вполне обоснованно утверждать: их могущество во многом является следствием использования высоких технологий, в первую очередь информационных. Этот процесс базируется на широкомасштабном (тотальном) внедрении во все сферы ведения военных действий радиоэлектронных средств и компьютерной техники, а также построении на их основе сетевых управляющих (сетецентрических) структур в рамках единого информационного пространства. □ ■ Коллаж Андрея Седых □ Последние вооруженные конфликты показали, что степень реализации боевого потенциала группировки войск в значительной мере возрастает не только и не столько за счет применения высокоточных средств поражения, а в первую очередь благодаря завоеванию превосходства в управлении подчиненными силами и средствами. Оно достигается и удерживается при рациональном использовании современных средств разведки и управления. Таким образом, получая своевременно более точную и полную информацию на поле боя, принимая адекватные решения и оперативно доводя их до подчиненных, обладающая превосходством в управлении сторона конфликта становится способной разгромить в разы превосходящего ее противника. Техническую основу всех современных систем ВВТ, в первую очередь таких, как интеллектуальные, высокоточные и роботизированные, разведки, РЭБ, управления и связи, составляют радиоэлектронные средства (РЭС). В интересах достижения целей операций они, как правило, объединяются в системы различного уровня сложности и назначения. Однако в условиях высокой насыщенности ими всех сфер вооруженной борьбы образовалась парадоксальная ситуация. С одной стороны, резко повышаются возможности по достижению целей операций (боевых действий), с другой — нарушение режимов нормального функционирования РЭС может свести на нет все преимущества, даже вызвать полную потерю боеспособности. Таким образом, становится вполне очевиден так называемый эффект зависимости вооруженных сил развитых в техническом отношении государств от качества функционирования РЭС в составе систем ВВТ. В таких условиях именно радиоэлектронная борьба как относительно малозатратный и достаточно легкореализуемый метод дезорганизации работы отдельных РЭС противника и защиты своих выходит на первый план. При определенных условиях именно применение методов РЭБ можно рассматривать как асимметричные меры, нивелирующие достоинства высокотехнологичных систем и средств вооруженной борьбы. Однако все перечисленное требует системного подхода к РЭБ. Под таковым нужно рассматривать целенаправленную систему с соответствующими свойствами, то есть наличием системообразующих, системосохраняющих факторов, синергичностью, эмерджентностью, мультипликативностью и др. При этом следует помнить: системе может успешно противостоять только система с не меньшим уровнем сложности. К тому же практика применения средств РЭБ показывает их более высокую эффективность в комплексе со средствами воздействия (защиты, разведки) другого функционального предназначения. Значительное расширение частотного диапазона, сокращение мощностей излучения и дистанций связи, увеличение скорости передачи данных, специальные режимы работы, формирование сетевых структур, широкое использование воздушных, космических и беспилотных систем и средств позволяют предположить ряд перспективных направлений развития системы РЭБ в целом и отдельных средств в частности. К таким направлениям можно отнести: • расширение функциональных возможностей отдельных средств РЭБ и повышение их универсальности; использование открытой архитектуры построения с возможностью изменения их функциональности за счет добавления дополнительных модулей; • включение средств РЭБ как элемента в состав практически всех систем вооруженной борьбы; • перенос усилий по поражению радиоэлектронных систем на территорию противника, широкое применение беспилотных и забрасываемых (заносимых) средств РЭБ; • появление техники функционального поражения РЭС противника — оружия мощного направленного электромагнитного излучения; • использование спецсредств для нарушения работы компьютеризированных систем управления, построенных по сетевому принципу; • выбор в качестве приоритетных целей для воздействия воздушных, беспилотных, роботизированных и спутниковых РЭС систем управления и разведки; • разработку новых способов нарушения (изменения) условий распространения радиоволн; • создание технологий снижения заметности ВВТ в интересах противодействия разведке противника; • создание сложной радиоэлектронной обстановки для технических средств разведки противника и имитации в районах проведения операций (боевых действий). Очевидно, что эти направления могут в перспективе — среднесрочной и тем более долгосрочной — претерпеть трансформацию, вытекающую из логики развития вооруженной борьбы, науки и техники, и как следствие должны являться объектом пристального внимания научного сообщества. □ — Как идет развитие войск радиоэлектронной борьбы после застоя и масштабного сокращения Вооруженных Сил в 2012—м? — В последние годы значительно увеличилась интенсивность боевой подготовки. Только в войсках РЭБ с начала 2014 года проведено более 15 учений различного масштаба. Кроме того, для создания сложной и динамичной обстановки активного радиоэлектронного воздействия противника на все мероприятия оперативной и боевой подготовки привлекаются воинские части и подразделения РЭБ. Выросло качество подготовки офицеров и личного состава в целом. Основным образовательным учреждением войск РЭБ ВС РФ и федеральных органов исполнительной власти является военный учебно—научный центр Военно—воздушных сил «Военно—воздушная академия» (Воронеж). В нем организовано обучение по всем основным специальностям РЭБ. А младших специалистов готовит Межвидовый центр подготовки и боевого применения войск радиоэлектронной борьбы (Тамбов). 110—летие радиоэлектронной борьбы центр встретил серьезными результатами. За учебный год по четырехмесячной программе в нем подготовлены свыше 1500 младших специалистов РЭБ, радио— и радиотехнической разведки более чем по 15 специальностям. Являясь экспериментальной площадкой испытаний новых образцов техники РЭБ и радиоразведки, центр принимает активное участие в военно—техническом сотрудничестве с предприятиями ОПК, в том числе с ОАО «Тамбовский завод «Ревтруд», ФГУП «ТНИИР «Эфир», ЗАО «Сигнал». Что касается развития средств РЭБ ВС РФ в целом, то оно в настоящее время осуществляется в соответствии с Государственной программой вооружения на 2011—2020 годы (ГПВ—2020), утвержденной президентом Российской Федерации 31 декабря 2010—го. Реализация мероприятий ГПВ—2020 проводится в рамках ежегодных государственных оборонных заказов (ГОЗ). Выполнение параметров ГПВ—2020 позволит довести уровень обеспеченности войск РЭБ перспективной техникой к 2020 году до 70 процентов. □ Уроки для России □ — Какой опыт применения РЭБ в минувших военных конфликтах представляет для вас профессиональный интерес и почему? — Прежде всего Ирак и Югославия, хотя, казалось бы, те события давно позади. Но, во—первых, далеко не обо всем рассказывалось. Во—вторых, такие приемы, методы применения РЭБ используются и сейчас, например в ходе операции против той же Ливии. В—третьих, полезно еще раз проанализировать те события с высоты нашего времени. Судите сами. В войне с Ираком (1991 год) в интересах РЭБ МНС была создана космическая группировка средств разведки (до 40 ИСЗ) и наземные (1550) посты радио— и радиотехнической разведки и пеленгования. В составе авиационной группировки РЭБ насчитывалось 108 самолетов для подавления РЛС, линий радиосвязи и поражения средств ПВО противорадиолокационными ракетами. На всех ударных самолетах ВВС США, Великобритании, Франции и кораблях установлены индивидуальные станции для защиты от обнаружения радиоэлектронными средствами и поражения управляемым оружием. Значительная часть авиации оснащена подвесными контейнерами с аппаратурой РЭБ коллективной защиты. В районе конфликта в группировке сухопутных войск было развернуто 60 наземных станций и 37 вертолетов РЭБ, позволявших решать задачи разведки и радиоэлектронного подавления KB, УКВ и радиорелейной связи в тактическом и оперативно—тактическом звене управления на дальность до 120—150 километров. Главной задачей РЭБ США было подавление и дезорганизация системы управления ПВО Ирака в масштабах страны. Без успешного решения этой задачи массированное применение авиации повлекло бы значительные потери боевой техники и личного состава. В результате применения самолетов РТР, РЭП и управления совместно с противорадиолокационными ракетами (почти при полном отсутствии радиоэлектронного противодействия со стороны иракских войск) за первые 10 суток боевых действий было выведено из строя до 80 процентов всех боеспособных иракских РЛС. По сути впервые в практике ведения РЭБ была реализована форма «радиоэлектронного удара», в результате чего удалось создать благоприятные условия для внезапного применения авиации и сухопутных группировок войск (сил), высокоточного оружия, добиться в целом превосходства в управлении. В ходе второй кампании в Ираке (2003 год) одновременно проводилась операция РЭБ, которая кроме мощного помехового заградительного и прицельного подавления радиоэлектронных средств государственного и военного назначения включала множество высокоточных огневых ударов по радиоизлучающим объектам специальными высокоточными ракетами с пылевым графитовым и металлизированным наполнением головных частей, поражавших трансформаторные подстанции и релейную автоматику электростанций. Доля их применения по сравнению с предыдущим конфликтом возросла на 30 процентов. Впервые в ходе операции проведен эксперимент по подавлению информационного потенциала противника — теле— и радиостанций, ретрансляторов, редакций электронных и печатных средств массовой информации, которые использовались для освещения хода военных действий и пропаганды. В результате полностью подавлен информационно—пропагандистский потенциал Ирака. Широко применялась навигационная система НАВСТАР в целях наведения высокоточного оружия. Доля такого оружия в войне составила 95 процентов (в 1991 году — 7%). Опыт описанных вооруженных конфликтов подтвердил известные взгляды командования США и НАТО на РЭБ как неотъемлемую часть военных действий любого масштаба, на способы ее организации и ведения, еще раз показав на практике, что РЭБ переросла из средства оперативного (боевого) обеспечения в средство вооруженной борьбы. □ — А что нового американцы применили в Югославии? — Действия США и НАТО весной—летом 1999 года в Югославии стали прообразом войны шестого поколения. Это была бесконтактная локальная война, в основе которой лежат воздушно—космическо—морская операция и информационное противоборство. В ходе военных действий в рамках информационного противоборства силами НАТО проводилась операция РЭБ, которая кроме радиоэлектронного подавления включала множество высокоточных огневых ударов по радиоизлучающим объектам. Впервые был осуществлен эксперимент по подавлению информационного потенциала Югославии. Испытаны новые крылатые ракеты морского базирования AGM—109, носителями которых стали корабли и подводные лодки ВМС США. Интересно, что они наводились на цели с использованием космической навигационной системы GPS, а полет осуществлялся в режиме полного радиомолчания без излучения электромагнитной энергии для измерения высоты своего полета. Лишь на конечном участке, непосредственно в районе цели активировалась оптическая система DSMAS для точного наведения на конкретную критическую точку объекта. Главными целями поражения оказались ключевые военные и экономические объекты, инфраструктура и коммуникации Сербии и Косова. В подавляющем большинстве случаев они были успешно поражены. По официальным данным Пентагона, для нанесения ударов по 900 объектам экономики было использовано 1,2—1,5 тысячи высокоточных крылатых ракет, большинство из которых являлось экспериментальными. Так сказать, демократия в действии. □ — Космические средства разведки использовались с такой же интенсивностью? — Они не просто играли в операции чрезвычайно важную роль, но являлись системообразующими военно—техническими инструментами ведения боевых действий. США создали мощную группировку из 50 спутников различного назначения. Над театром войны одновременно находилось 8—12 космических аппаратов, которые совместно с воздушными и морскими носителями были основой разведывательно—ударных боевых систем. Из космоса велось непрерывное наблюдение за ТВД спутниками оптической разведки КН—1 (США), «Гелиос—1А» (Франция), радиолокационной разведки «Лакросс» (США), а также велись управление, навигация, связь и метеообеспечение. Космические аппараты США системы GPS осуществляли навигацию новейших высокоточных крылатых ракет воздушного и морского базирования. Специальные космические аппараты «Спот» (Франция) передавали телевизионное изображение земной поверхности и документировали экспериментальные удары по объектам экономики и инфраструктуры Сербии и Косова с целью определения реальной эффективности высокоточных крылатых ракет. В результате ПВО Югославии была полностью подавлена средствами РЭБ. Высокоточными противорадиолокационными ракетами войск НАТО уничтожался практически каждый источник радиоизлучения. Как правило, уже после первого пуска зенитной ракеты даже самый совершенный зенитный ракетный комплекс ПВО Югославии, использующий в своей работе принцип активной радиолокации, был обречен на поражение независимо от того, оставался он после этого включенным или выключался. Каждая РЛС, кратковременно излучавшая электромагнитную энергию, непременно уничтожалась либо противорадиолокационной ракетой, либо ракетой с наведением на тепловое излучение двигателя транспортного средства РЛС или ее силовых агрегатов при выключенном состоянии самой РЛС. Это привело к тому, что в течение первых двух—трех суток войны были выведены из строя 70 процентов дивизионов подвижных ЗРК С—125 и С—75. В ходе операции силами НАТО одновременно с огневым поражением средств ПВО и объектов инфраструктуры проводилась операция РЭБ, которая кроме мощного помехового заградительного и прицельного подавления радиоэлектронных средств Югославии государственного и военного назначения включала множество высокоточных огневых ударов по другим радиоизлучающим объектам. Противорадиолокационными ракетами, наводившимися на любые зафиксированные источники излучения электромагнитной энергии, уничтожались радиолокаторы, ЗРК, станции радиосвязи, узлы обычной и сотовой связи, телевизионные станции, станции радиовещания, компьютерные центры. В ходе операции РЭБ подавлен информационный потенциал противника — теле— и радиостанции, ретрансляторы, электронные и печатные СМИ, которые использовались для освещения хода военных действий и пропаганды. При выборе целей США и другие страны НАТО не всегда придерживались норм международного гуманитарного права, регламентирующего правила ведения войны, о чем свидетельствует поражение телерадиоцентра сугубо гражданского назначения. Основными средствами РЭБ являлись самолеты ЕС—1З0Н и ЕА—6В, которые действовали за пределами зоны ПВО Югославии, а также тактические истребители для доставки до рубежей пуска высокоточных ракет, самонаводящихся на источник излучения. Электронно—информационное воздействие на автоматизированные сети управления ВС Югославии явилось новым для США элементом ведения информационной войны, впервые примененным в реальном вооруженном конфликте. Ранее они ограничивались более грубыми методами воздействия, такими как вывод из строя автоматизированных систем за счет перегрузки их посторонней информацией. □ «Алургит» , «Инфауна» и другие □ — Какой опыт применения сил и средств РЭБ войска вынесли из борьбы с бандформированиями Северного Кавказа в 2000 году? — До активной фазы ведения боевых действий при финансовой помощи ряда иностранных государств боевики создали оперативную и гибкую систему связи и управления, техническую основу которой составляло большое количество разнообразных, в том числе переносных средств радио-, радиорелейной и спутниковой связи, а также систем подвижной сотовой и транковой связи. Задача их выявления и подавления, особенно в условиях горно-лесистой местности, значительно затруднена. Это связано в первую очередь с особенностями распространения электромагнитных волн, небольшими дистанциями связи, ограничениями в выборе позиций для техники РЭБ. Основываясь на опыте предыдущей кампании по наведению конституционного порядка 1994—1996 годов и широко используя теоретические и экспериментальные наработки в области создания новейших средств и комплексов РЭБ, оперативно были разработаны и практически испытаны в ходе боевых действий новые и модернизированные образцы специальной техники. В условиях интенсивного применения средств и комплексов РЭБ вышедшая из строя техника быстро восстанавливалась выездными ремонтными бригадами. Это в значительной мере позволило успешно решать задачи радиоэлектронной борьбы в Северо—Кавказском регионе. Целями РЭБ ставилось снизить возможности незаконных вооруженных формирований по управлению силами и средствами, обеспечить устойчивую работу радиоэлектронных средств Объединенной группировки войск. Эти цели достигались согласованными действиями сил и средств РЭБ, разведки, других родов войск и специальных войск ОГВ. Наличие в каждом общевойсковом формировании маневренных групп РЭБ позволило с высокой точностью определять местоположение радиостанций полевых командиров бандформирований и в ряде случаев после доразведки — ликвидировать их огнем артиллерии и ударами авиации. Таким образом, комплексным применением средств разведки, огневого поражения и радиоэлектронного подавления удалось вывести из строя наиболее важные радиоэлектронные объекты в системе управления НВФ, подавить радиопомехами их основные каналы радиосвязи и в целом нарушить управление бандформированиями на основных направлениях действий войск. В результате главари практически полностью потеряли управление и были вынуждены использовать малогабаритные переносные средства связи, работа которых быстро и эффективно пресекалась. В ходе выполнения боевых задач на Северном Кавказе накоплен богатейший опыт, который учитывается в учебном процессе, при реализации программ развития техники РЭБ, совершенствовании форм и способов ведения радиоэлектронной борьбы. □ — Какие новые образцы ВВТ сегодня поступают в войска в соответствии с ГОЗ? В чем их преимущество? — За последние годы созданы положительные предпосылки к кардинальному обновлению системы вооружения РЭБ. Научно—технический задел, сформированный в рамках ГПВ—2015 и ГПВ—2020, позволил в период 2010—2013 годов успешно завершить государственные испытания 18 новых образцов техники РЭБ. Это «Борисоглебск—2», «Алургит», «Инфауна», «Красуха—20», «Красуха—С4», «Москва—1», «Пародист», «Лорандит—М», «Леер—2», «Леер—3», «Лесочек», «Лесс», «Магний—РЭБ», «Поле—21» и др. Вновь разработанные средства впервые позволят: • обеспечить возможность радиоразведки и радиоподавления интегральных систем связи и передачи данных коллективного пользования, в 1,5—1,8 раза повысить вероятность селекции объектов подавления, сократить время реакции в 10 раз; • осуществить возможность скрытого, выборочного по местоположению и (или) системному адресу блокирования абонентских терминалов сотовой связи противника, увеличить размер зоны эффективного воздействия за счет применения нетрадиционных (неэнергетических) способов интеллектуального блокирования абонентских терминалов сотовой связи до четырех раз и многое другое. Кроме того, такая техника РЭБ будет удовлетворять следующим основным требованиям: • комплексное и эффективное воздействие на широкую номенклатуру радиоэлектронных и вычислительных систем и средств; • выполнение комплексного технического контроля мероприятий по маскировке объектов во всех физических полях и РЭС, обеспечение защиты информации от утечки по техническим каналам и поражения средствами программного (программно-аппаратного) воздействия; • конфликтная устойчивость в условиях применения противостоящей стороной средств радиоэлектронного поражения и самонаводящегося по излучению оружия; высокие эксплуатационные характеристики (надежность, ремонтопригодность, эргономичность и т.п.) и большой модернизационный потенциал. Благодаря увеличению в несколько раз поставок ВВТ уже более 10 подразделений РЭБ полностью перевооружены на современные и перспективные средства. □ — И последний вопрос. С какими предприятиями ОПК вы осуществляете наиболее тесное взаимодействие? — Особо отмечу возрастающую роль интегрированных структур в ходе разработки и производства техники РЭБ. В настоящее время сформированы и эффективно функционируют две такие структуры: ОАО «Концерн «Созвездие» (Воронеж) — по направлению развития техники РЭБ с системами управления войсками и ОАО «Концерн радиоэлектронные технологии» (Москва) — по направлению развития техники РЭБ с системами управления оружием. Тесное взаимодействие с предприятиями ОПК позволяет нам уверенно смотреть в будущее. □ Беседовал — Олег Фаличев □ Опубликовано в выпуске № 17 (535) за 14 мая 2014 года

Admin: ■ 20 мая 2014 года | Андрей ИвановГлавПУР оказался бессмертнымВ Вооруженных Силах может быть создано военно—идеологическое управление ■ Фото ИТАР—ТАСС/ Марина Лысцева Общественная палата России предложила создать в Вооруженных Силах военно—идеологическое управление. Предполагается, что новая структура будет сформирована на базе давно существующего Главного управления МО РФ по работе с личным составом. Того самого, которое после долгих и мучительных для военных реформ возникло на обломках пресловутого ГлавПУРа (Главного политического управления Советской Армии и Военно—Морского Флота). Правда, пока неясно, как новые «комиссары» станут вести идеологическую работу, когда по Конституции никакая идеология в стране не может существовать в качестве государственной. ■ Напомним: после крушения Советского Союза воспитательная работа в войсках практически сошла на «нет». Были упразднены замполиты и готовившие их военно—политические училища. Осталась, правда, Военно—политическая академия. Но ее переименовали в Военный университет и изменили профили учебы слушателей и курсантов. Да и само присутствие каких—то идеологических факторов в воспитании военнослужащих было признано вредным. Но вскоре стало очевидно, что армия от этого, как минимум, крепче не стала. ■ Ситуацию попытались исправить с помощью активного внедрения в армию религиозного воспитания солдат и офицеров. Но, во—первых, не все из них верующие. А во—вторых, страна у нас многонациональная и многоконфессиональная. А значит, надо звать не только православных батюшек, но и раввинов, мулл, ксендзов. Но тогда получается, что у каждого солдата может возникнуть своя мотивация к службе. ■ Идея вернуть общую идеологию в войска обсуждается уже давно. Но какая идея могла бы стать объединяющей? Об этом «СП» поговорила с автором инициативы создания в Минобороны военно—идеологического управления, председателем комиссии Общественной палаты России по проблемам национальной безопасности Александром Каньшиным. — В принципе, воспитательная работа с военнослужащими велась всегда. Но за последнее время роль России и ее Вооруженных Сил возросла. Считаем необходимым усилить идеологическую работу среди военнослужащих. Во—первых, до 90% военнослужащих — молодые люди. Они должны хорошо понимать государственную политику. Без воспитания людей нам будет очен ь сложно сохранить стройную структуру армии. Ведь недостаточно научить людей хорошо стрелять, управлять техникой. Без осознания солдатами и офицерами, что такое патриотизм, мы будем «африканской» страной, в которой постоянно происходят военные перевороты. Боевое мастерство — не самое главное для бойца. Главное — его культура, дух, образование, убеждение. И всё это должны аккумулировать воспитательно—идеологические отделы. Для этого надо поднять роль Главного управления по работе с личным составом. Сегодня оно обескровлено, там сохранился только небольшой аппарат. Его представителей нет в видах и родах войск, нет системы подготовки воспитателей. Раньше их готовили в соответствующих ВВУЗах. Теперь на эту работу отправляют бывших командиров, тех, кто не справился со своей должностью. А ведь работа с людьми очень ответственная и тяжелая. □ — Возможно ли сегодня подготовить необходимые кадры? — Надо снова открывать курсы и высшие училища, которые бы готовили воспитателей. И это не должны быть просто воспитатели, у них должны быть административные полномочия. Раньше были политорганы в армии. Они занимались не только воспитательной работой, но и социальной защитой военнослужащих. Скажем, у нас есть проблема с жильем. Но она заключена не только в отсутствии квартир, но и в коррупции, головотяпстве некоторых начальников и командиров. И кто—то должен заниматься этим вопросом. Влияние на органы военного управления с точки зрения государственной политики должно быть. При этом я хочу подчеркнуть, что политическую работу партий внутри армий нужно исключить. Вооруженные Силы должны оставаться вне политической конкуренции и служить государству, народу, Конституции. □ — Кому, на ваш взгляд, можно поручить разработку идеологической концепции? — Специалисты есть в правительстве, администрации президента, в Совете безопасности, в Общественной палате. Могут подключиться Совет Федерации и Госдума. Идея о военно—идеологическом управлении поднимается давно. Но думаю, что государство неизбежно придет к этому. Ведь, скажем, у нас хромает дисциплина в войсках. Но укрепление дисциплины — тоже одно из направлений деятельности идеологических органов. Правда, чтобы с нею справиться, у них, еще раз повторю, должны быть и административные функции. ■ Генерал—полковник в отставке, бывший начальник Главного управления Сухопутных войск МО РФ Юрий Букреев также считает идею создания идеологических отделов правильной: — Политорганы в советское время играли положительную роль в воспитании военнослужащих, в поддержании дисциплины. Пожалуй, политуправления были единственным центром, который не позволял беспредельничать отдельным командирам. Политорганы имели контрольные функции. И солдатам, сержантам, младшим офицерам было куда обратиться с жалобой на зарвавшихся командиров. Поэтому я оцениваю положительно идею создания военно—идеологического управления. На сегодняшний день существующие кое—где в войсках отделы по работе с личным составом не обладают никакими рычагами воздействия на командиров. Только действуют по их указке. □ — Что стоит перенять из советского опыта, а что лучше не воспроизводить? — Политорганы обладали некоторой полнотой власти. При руководящей роли КПСС они считали себя представителями партии в Вооруженных Силах. Иногда проявляли излишнюю самостоятельность, шедшую вразрез с общим делом. Поэтому идеологические органы тоже надо уравновешивать. Должен быть баланс между полномочиями идеологических отделов и командиров, которых сегодня практически никак нельзя одернуть. — Инициатива может быть полезной. Ведь некоторые солдаты, которые приходят с «гражданки», не знают, чему они будут служить, – говорит полковник в отставке, военный психолог Алексей Захаров. — Сейчас многие говорят о чувстве долга, о патриотизме. Но эти понятия в обществе пока не до конца осознают. А армия без этих понятий существовать не может. Если мы говорим об армии, которая должна защищать государство, то там обязательно должно укорениться понятие патриотизма. В советское время многие сетовали на засилье в армии политорганов. Некоторые называли политпросвещение ненужным. Но тогда армия существовала в условиях, когда в целом в обществе люди были идеологически подкованными. Ведь на это была нацелена вся система государства. Но сейчас есть необходимость воспитывать молодежь в духе патриотизма: далеко не во всех школах этим занимаются. А армия без высокого морального духа жить никак не может. Вопрос в том, как бы новое управление не превратилось в чисто бюрократическую систему. Оно должно заниматься идеологическим и психологическим воспитанием, которые трудно отделить друг от друга. □ — Но о патриотизме говорят и сегодня, а навязывать какую—то идеологию нельзя по Конституции. — Сам по себе патриотизм есть идеология. Это система взглядов, выстроенных для поддержания государства. Да, в Конституции об этом не записали. Но не может быть много трактовок патриотизма. Это касается любой страны. Возможно, надо пересмотреть Конституцию, у нас должна быть государственная идеология. Конечно, без партийных факторов, но основанная на общем понимании роли государства, его истории, особенностей народа. В Вооруженных Силах не может быть двойного толкования понятий. Не случайно там всё строится по принципу единоначалия. А сомнения, нерешительность приводят к гибели людей. На самом деле, вопрос идеологического воспитания для армии очень важен. К решению этой проблемы надо подходить вдумчиво. Ведь сразу всплывут противоречия, которые есть в обществе. □ — Способно ли нынешнее государство дать объединяющую для всех идею? — У любого государства есть такая способность, если это настоящее государство. Если же общую идею государство дать не может, то оно скоро развалится. Однозначно это должна быть светская, а не религиозная идея. Ведь религия — личное дело каждого. Идеология должна исходить из простой истины, что нам надо обеспечить выживание нашего коллектива. Как бы ни смеялся кто—то, что нас опять, мол, загоняют в коммунальную квартиру. Без коллектива человек гибнет физиологически. Это понимание и есть государственная идея, которая потом находит отражение в законах и системе общественных взаимоотношений. ■ Генерал—майор авиации в отставке и бывший политработник Евгений Копышев считает, что стержнем идеологической работы в Вооруженных Силах должна быть мысль неразрывного единства народа и армии: — Я двумя руками поддерживаю создание военно—идеологического управления при Министерстве обороны. Но при условии, что в него будут привлечены подготовленные кадры. Не сторонники либерального разрушения страны, а люди, которые участвовали в созидании государства. □ — Где же их подготовить? — Это можно делать на базе бывших военно—политических училищ после соответствующей реструктуризации. Мы должны воспитывать людей на основе наших боевых традиций, на основе правдивой информации об истории и современном положении России в мире. Конечно, нельзя исключать, что у властей есть задумка пропагандировать в армии идеологию «Единой России». Но мы должны настаивать, чтобы в новом управлении присутствовали представители всех политических сил.



полная версия страницы