Форум » Вопросы и проблемы Вооруженных Сил и военно–промышленного комплекса России » Вопросы и проблемы военно–промышленного комплекса России » Ответить

Вопросы и проблемы военно–промышленного комплекса России

Admin: Тематические обзоры, статьи и публикации в периодической печати и сети ИнтернетВопросы и проблемы военно–промышленного комплекса России

Ответов - 43, стр: 1 2 All

Admin: ■ 04—09—2013 | Армия | Кирилл БенедиктовДень оружейникаПолитолог Кирилл Бенедиктов — о ситуации вокруг нового «калашникова» ■■ ■ Кирилл Бенедиктов. Фото из личного архива Среди многочисленных профессиональных праздников, отмечающихся в нашей стране, есть и День российского оружейника, 19 сентября. В этот день Русская православная церковь чтит предводителя небесного воинства Михаила Архангела. А воинство земное благодарно другому Михаилу — Михаилу Тимофеевичу Калашникову, создателю самого знаменитого автоматического оружия в мире. ■ Сам День оружейника тоже обязан своим появлением легендарному конструктору. В 2010 году Михаил Тимофеевич поделился с осматривавшим Ижмаш Владимиром Путиным (в тот момент — премьером российского правительства) своими размышлениями о том, что оружейникам России было бы полезно хотя бы раз в год встречаться и подводить итоги. Путин обещал, что такой день в календаре появится, — и сдержал слово. Первый День оружейника прошел в Туле, а в этом году столицей праздника стал Ижевск — город, где уже 65 лет выпускают прославленный АК. ■ Хотя наиболее популярная модель (7,62 АКМ), принятая на вооружение в 1959 году, до сих пор широко распространена как в Российской армии, так и за пределами нашей страны, прогресс не стоит на месте. Существуют типы АК, предназначенные для стрельбы патроном 5,45 и «натовским» 5,65; автоматы, предназначенные для ночной стрельбы, «бесшумный» автомат АК—9 и т.д. Несколько лет назад много говорилось о новой, так называемой двухсотой серии АК — оружие этого типа должно было превосходить предыдущие модификации на 40–50% по эффективности. Однако в прошлом году руководство Ижмаша официально опровергло существование «двухсотой серии». ■ В отличие от «двухсотки», новейшая модификация «калашникова» — автомат пятого поколения АК—12 был показан экспертам и журналистам в январе 2012 года. Эта разработка считалась самой перспективной из всего арсенала Ижмаша — а теперь уже концерна «Калашников». Подчеркивалось, что АК—12 ведет себя при стрельбе более устойчиво и обладает меньшей отдачей. Кроме того, на АК—12 были установлены планки Пикатинни, позволяющие навешивать на оружие различные «аксессуары» вроде тактических фонарей, лазерных целеуказателей и т.д. Предполагалось, что автомат будет использовать как стандартные магазины на 30 патронов, так и магазины большей емкости (на 60 и даже 90 патронов). В общем, новый «калашников» — это вполне современная и довольно сложная «машина убийства», серьезно отличающаяся от своего «дедушки» АК—47. ■ В ноябре прошлого года предварительные испытания АК—12 проводил ведущий разработчик стрелкового оружия — Центральный научно—исследовательский институт точного машиностроения (ЦНИИТОЧМАШ) в подмосковном Климовске. Сначала сообщалось, что испытания выявили «ряд недостатков», которые, однако, не были названы. Затем в ряде СМИ появилась информация, что о втором прототипе АК—12 критически отозвались как эксперты, так и сотрудники Генштаба и Минобороны. Наконец, выяснилось, что на Ижмаше, оказывается, заинтересованы в том, чтобы их автомат набрал как можно больше критических отзывов и замечаний — с их учетом можно будет создать почти совершенное оружие. Но, судя по всему, замечаний все—таки оказалось слишком много, потому что, как выяснилось уже после празднования Дня оружейника, АК—12 так и не был допущен к государственным испытаниям. ■ В то же время к этим испытаниям допустили автоматы А—545 и А—762 (разработка тульских оружейников, которая будет производиться на заводе имени Дегтярева в Коврове). Об этих автоматах известно еще меньше, чем об АК—12, но, судя по тому, что они прошли стадию предварительных испытаний, они оказались более конкурентоспособными. Предполагается, что это оружие станет гвоздем программы международного оружейного салона в Абу—Даби в феврале 2015 года. ■ Не добавило ясности и интервью зампреда Военно—промышленной комиссии России Олега Бочкарева «Эху Москвы». Он подтвердил, что АК нового поколения поступит на вооружение Российской армии в 2014 году, но уточнил, что изготавливать эти автоматы будет... завод имени Дегтярева! А по словам главного конструктора этого завода Владимира Громова, речь идет об оружии, созданном на базе АЕК—971 (это разработка 1980—х годов, отличающаяся от АК сбалансированной системой автоматики). ■ Ситуация вокруг нового «калашникова» представляется весьма запутанной. Жаркая дискуссия сторонников и противников АК тянется не первое десятилетие — одни доказывают, что АК — лучшее оружие в мире, другие — что автомат, приспособленный к условиям Второй мировой войны, не вполне отвечает требованиям ведения современного боя. Достоинства АК — исключительная надежность в эксплуатации, дешевизна и технологичность в производстве и предельная простота в обращении — по—прежнему способны прельщать афганских талибов и филиппинских герильерос, но современной Российской армии нужно более технологичное и сложное оружие. А став сложным и дорогим, АК тут же теряет все свои преимущества перед другими системами. ■ Недостатки нового поколения знаменитого автомата определяются несоответствием производственной базы концерна требованиям, предъявляемым к современному оружию. Даже в победных реляциях о праздновании Дня оружейника упоминалось, что на Ижмаше всё еще можно встретить старые станки, после которых детали приходится доводить до ума вручную. Такое оборудование годится для того, чтобы изготавливать простой и надежный АКМ, но АК—12 на нем не сделаешь. Во всяком случае, не сделаешь так, чтобы к нему не было претензий. ■ Да и можно ли было ожидать технологического прорыва от предприятия, которое до начала 2011 года находилось на грани банкротства? Ижевскую оборонку разъедала язва коррупции. Топ—менеджер Ижмаша, обещавший поразить страну «двухсотой серией» АК, Владимир Гродецкий был в итоге арестован по подозрению в хищении 5 млрд рублей. Сейчас ситуация на предприятиях концерна не столь печальна, но решены далеко не все проблемы. Добавим к этому и совсем невысокую (в среднем 17 тыс. рублей) зарплату на Ижмаше. Вряд ли в таких условиях можно ожидать притока молодых энтузиастов на предприятия концерна. Получается, будущего у «калашникова» нет? ■ На днях стало известно, что госкорпорация «Ростех», которой принадлежит концерн «Калашников», нашла частных инвесторов, готовых вложить немалые средства в российскую оборонку. За сумму в 1,3 млрд рублей (около $400 млн) 49% концерна выразили желание приобрести совладелец «Кузбассразрезугля» и «Трансмашхолдинга» Андрей Бокарев и глава «Аэроэкспресса» Алексей Криворучко. Бизнесмены намерены вложить в развитие «Калашникова» не менее 2,5 млрд, надеясь, что инвестиции отобьются уже через пять лет. При этом контрольный пакет акций (51%) остается у государства. Приход частного бизнеса в оружейное производство мог бы изменить ситуацию в российской оборонке к лучшему. ■ При одном условии: если инвесторы согласятся играть по правилам, существующим в весьма деликатной сфере производства оружия. Это не быстрый и довольно консервативный бизнес. И, как показывает история АК—12, даже самые перспективные разработки не обязательно становятся продуктом, продажа которого приносит гарантированную прибыль. Гораздо проще — и куда менее рискованно — заниматься продажами морально устаревших, но по—прежнему пользующихся спросом моделей, которыми забиты оружейные склады. И лишь в том случае, если частные инвесторы готовы к длинным вложениям, можно ожидать, что российское стрелковое оружие вернет себе былую славу.

Admin: ■ 23 ноября 2013 года | Сергей СемёновЗа ценой не постоим?Отечественная военная техника слишком дорога для нашей армии ■ Фото ИТАР—ТАСС/ Денис Вышинский Покупка продукции отечественных оборонных заводов сегодня не по карману федеральному бюджету, несмотря на значительное регулярное увеличение в последние годы его «закрытых» военных статей. Такие выводы напрашиваются из сделанного на первой всероссийской конференции «Закупки в оборонно—промышленном комплексе» заявления заместителя председателя Военно—промышленной комиссии при правительстве Олега Бочкарева: с начала 2013 года не состоялось 200 торгов в рамках гособоронзаказа на общую сумму 25 миллиардов рублей — в основном из—за отсутствия участников. Еще несколько десятков торгов на сумму 10 млрд рублей были аннулированы. ■ Эти данные подтвердил и замглавы Рособоронпоставки Михаил Иванов, по информации которого 27% из проведенных в этом году тендеров на оборонзаказ не закончились подписанием договоров на поставку. Всего с начала этого года заключено примерно 1200 контрактов общей стоимостью 287 млрд рублей. ■ «Государство вынуждено очень дорого покупать военную технику», — посетовал Олег Бочкарев, призвав производителей проявить патриотизм. Казалось бы, этот призыв вполне обоснован, ведь государство сегодня создает для оборонных предприятий действительно привлекательные условия: оплачивает 80% заказа сразу после заключения контракта, компаниям ОПК не приходится нести огромные расходы на маркетинг, ежегодно госрасходы на военные закупки увеличиваются на 25%, существуют серьезные поблажки для сбыта и работы. ■Но при этом в отрасли происходит что—то невообразимое. Как сообщил председатель отраслевого отделения «Деловой России» по ОПК Иван Поляков, в системе госзаказа процветает коррупция и серые схемы закупок оборонной техники. Доходит до совершенно неприемлемых случаев, когда посреднические компании побеждают на тендерах по оборонзаказу, предлагая заведомо заниженные цены, с единственной целью — получить сразу после тендера предоплату из госбюджета в размере 80% от стоимости заказа, после чего эти фирмочки куда—то испаряются. По его словам, бывают и другие случаи, когда на тендерах побеждают производители, уже «завалившие» предыдущие заказы. ■ Однако дело, конечно, не в отсутствии патриотических чувств у российских оборонщиков — у этого явления есть вполне четкая экономическая и организационная подоплека. Руководитель Центра военного прогнозирования Анатолий Цыганок объяснил завышенные цены по военным поставкам значительной производственной и экономической деградацией отрасли за последние 15—20 лет. За этот период государство часто само предпочитало закупать что—то за рубежом, а не заказывать внутри страны, не занималось подготовкой инженерно—технических кадров для собственной оборонки. И теперь, после утверждения государственной программы на госзакупки стоимостью в триллионы рублей на годы вперед, выясняется, что сначала нужно возродить всю производственную цепочку. То есть инвестировать нужно не в постройку такого—то количества самолетов, а фактически в строительство заводов, которые могли бы их производить. ■ Кроме того, во многих сегментах выжившие до сих пор предприятия оказались монополистами, ведь в предыдущие годы рынок был слишком мал, чтобы дать загрузку сразу нескольким конкурирующим предприятиям. Директора заводов сегодня сполна осознают свое монопольное положение и стремятся диктовать цены, чтобы «отбить» все предыдущие расходы и создать финансовую подушку на будущее. — В результате разрушения промышленной кооперации с начала 1990—х годов наша оборонная промышленность пришла к тому, что технологически не может выпускать серийную продукцию. И не имеет для этого необходимую материальную базу, — комментирует директор Центра геополитических исследований Леонид Ивашов. — К тому же наши предприятия полностью сами оплачивают научно—исследовательские разработки и держат на своем балансе все необходимые конструкторские доводки и разработки, выпуская при этом продукцию в пилотных экземплярах. Поэтому когда приходит заказ, они в состоянии собрать что—то в единичных экземплярах, и все предыдущие расходы надо при этом окупить. ■ Конечно, стоимость за единицу любой техники при таком подходе выходит космическая. Нет необходимости заводить, разрабатывать и устанавливать новое высокопроизводительное оборудование, разрабатывать и внедрять технологии, когда вам закажут в лучшем случае 10 самолетов за несколько лет. Это закономерно приводит к тому, что заказ, когда его случайно удается оторвать с руками, правдами и неправдами, выполняется специалистами буквально чуть ли не вручную. Да и специалистов самих осталось уже мало. Никто их давно не готовит, надо чем—то их держать, привлекать, предлагать выгодные условия. Все эти факторы вместе работают на взвинчивание стоимости любых работ до запредельного уровня. □ — Как выйти из этой порочной цепочки? □ — Сами предприятия ничего изменить в этой схеме не могут, это очевидно. Реально навести порядок может только государство. С одной стороны, нужны большие регулярные заказы, чтобы предприятия были уверены в сбыте своей продукции в больших объемах — иначе никто ничего вкладывать в производственные мощности не будет. Это колоссальные деньги. Если предприятие будет уверено, что у него гарантированно купят не 10, а 100 самолетов, к примеру, тогда будет иметь прямой смысл вкладываться в современное качественное оборудование под серийное производство, разрабатывать новые технологические процессы. Второй ключевой фактор — это негативное влияние самого чиновничьего управления этой сферой. Ни для кого не секрет, что в сфере оборонзаказа расплодилось гигантское количество каких—то посреднических структур, основное занятие которых — раздавать откаты во все стороны. И на постоянной основе надо кого—то задабривать, а уже продавливать государственный оборон заказ надо и вовсе не с одного захода. О размере этого бедствия на сегодняшний день надо поинтересоваться в Главной военной прокуратуре, но как уже доказало следствие, во времена Сердюкова примерно 25% выделяемых на госзакупки средств исчезало в различных неправедных схемах.

Admin: ■ 11 декабря 2013 г.Развитие российской авиации: Лететь, срезая углыНекоторые особенности тактики и стратегии развития отечественного авиастроения Михаил Иванович Осин — доктор технических наук, профессор, лауреат премии СМ СССР за работу по «Бурану» Николай Михайлович Светлов — кандидат экономических наук, эксперт по интеллектуальным системам, участник разработки «Бурана» Владимир Николаевич Шауров — кандидат технических наук, доцент, системный аналитик □ ■ Система «Спираль» — в действии □ Недавно куратор отечественного военно—промышленного комплекса, вице—премьер правительства РФ Дмитрий Рогозин озвучил неплохую мысль: «Нам бессмысленно сегодня догонять Запад в вопросах создания вооружения и военной техники. По некоторым направлениям мы здорово отстали. Но есть смысл в другом — попытаться понять тенденцию развития ВВТ (вооружений и военной техники), способы ведения вооруженной борьбы и «срезать угол». Эти слова можно отнести и к авиастроению. «Срезать угол», если мы правильно поняли Дмитрия Олеговича, — это создавать образцы новой техники, имеющие значительные качественные отличия от серийных образцов, в том числе и зарубежных. Или создавать технику на несколько иных принципах, чем конкуренты. Другими словами, перегонять — не догоняя. Сделаем небольшой обзор по тем видам летательных аппаратов, по которым есть научно—технический задел, позволяющий создать в ближайшем будущем качественно новую технику. □ Большая малая авиация □ Для нашей страны малая авиация совсем не малая, а очень—очень большая. Без нее о развитии огромных территорий России можно даже не мечтать. Общие кризисные явления в гражданской авиации России в 90—е годы, пожалуй, в наибольшей мере затронули именно малую авиацию. Объемы перевозок, выполняемых малой авиацией, сократились в 40—50 раз. Авиапарк практически перестал пополняться, и сейчас его основу составляют устаревшие по всем параметрам самолеты и вертолеты, которые в скором времени будут списаны. Предпринимаемые действия по исправлению ситуации, по нашему мнению, мягко говоря, неоднозначны. Прежде всего это касается ставки на широкое производство в стране зарубежной авиатехники по примеру автопрома — по «отверточной» технологии с последующей полной локализацией. Усугубляется эта «политика» еще и тем, что планируется собирать технику далеко не первой свежести. Так, хороший в целом канадский самолет DHC—6 TwinOtterSeries 400, производство которого должно осуществляться в Ульяновске, является модификацией DHC—6 TwinOtter разработки еще 1964–1965 годов. Обсуждается также проект производства чешских L—410 (разработка конца 1960—х). Мы уж не говорим про модернизацию еще не сгнивших старушек Ан—2 (разработка 1947 года). Все это означает, что наш парк многоцелевой малой авиации будет в значительной мере состоять пусть из модернизированных, но уже отставших от современного уровня зарубежных самолетов. Таким образом, сев на одну иглу нефтегазовую (что плохо, но очень прибыльно), мы пытаемся подсесть еще на «отверточную иглу», что тоже для развития отечественного машиностроения и сохранения конструкторского потенциала плохо и где прибыли почти никакой. (Может быть, только для отдельных чиновников, заключающих контракты). □ Теперь о «срезании углов» в малой авиации □ В середине 90—х предложена и с успехом опробована триплан—тандемная аэродинамическая конфигурация. Триплан—тандемы, в отличие от самолетов традиционной схемы, обладают неоспоримыми преимуществами, доказанными во многих реальных полетах. Они не срываются в штопор, не сваливаются на крыло в активном маневре и удивительно плавно проходят болтанку при порывах ветра. Поэтому они пригодны для большого количества пилотов не самой высокой квалификации. Незначительный перерасход топлива из—за увеличения аэродинамического сопротивления проявляется только на длительных крейсерских перелетах. Но это не столь важно для частых взлетов—посадок небольших грузопассажирских самолетов. Кроме того, нельзя не учитывать повышение уровня безопасности для экипажа и пассажиров, что, безусловно, важнее экономии горючего. В свое время под руководством Глеба Лозино—Лозинского был сделан по трипланной схеме проект двухмоторного самолета с номинальной взлетной массой 10 т, грузоподъемностью 2—4 т и дальностью полета от 1 до 2 тыс. км. Взлет и посадка такого самолета возможны не только в условиях грунтового аэродрома, но и ровных проселочных дорог. Этот проект грузопассажирского самолета обладает особенностями, выгодно отличающими его от других транспортных малоформатных самолетов, разрабатываемых и у нас, и за рубежом. На его базе сегодня возможны довольно быстрая разработка и запуск в серию еще более совершенного триплана, себестоимость которого будет в разы меньше зарубежных машин. □ Видимо—невидимые бомбовозы □ Решение высоких инстанций о создании нового стратегического бомбардировщика, и к тому же дозвукового, вряд ли кого из специалистов привело в восторг. Мы опять повторяем американские новации, несмотря на их определенную сомнительность. Ведь при всех ухищрениях с невидимостью нового самолета наверняка к 2020 году, когда планируются первые поставки в войска, средства обнаружения воздушных целей сделают очередной скачок и невидимость в сегодняшнем понимании станет видимостью. Неплохо было бы вспомнить о работах по созданию менее уязвимых для систем ПВО гиперзвуковых самолетах, предназначенных для межконтинентальных перелетов на высотах около 40 км. Такие работы достаточно широко проводились в Советском Союзе, несмотря на кажущуюся их фантастичность. Сделано было достаточно много, и задел здесь имеется солидный, причем не только «бумажный». Достаточно напомнить об уникальных и передовых для своего (и не только) времени проектах «Спираль» творения Глеба Евгеньевича Лозино—Лозинского и Ту—2000 ОКБ имени А.Н. Туполева. И что важно отметить: разрабатывались многоцелевые самолеты как для военного, так и гражданского применения, а также как разгонщик авиационно—космических систем. К сожалению, ситуация 90—х поставила крест на этих работах. Продолжение разработок с учетом новейших научно—технических достижений позволило бы нам не идти след в след за нашими заокеанскими коллегами, а, по выражению президента Владимира Путина, «заглянуть за горизонт» и занять действительно передовые позиции в авиастроении. И, что немаловажно, «встряхнуть» академические и отраслевые НИИ, возродить творческое вдохновение и энтузиазм, серьезно утраченные почти во всех КБ и НИИ в последние 15—20 лет. Задача, конечно, амбициозная, если учесть существующие проблемы гиперзвука при создании даже малых гиперзвуковых аппаратов. Необходима тщательная оценка всех «за» и «против» ее решения. Возможно, потребуется «резать угол». Например, сосредоточить все усилия на создании ударного стратегического беспилотника, способного решать задачи без риска для пилотов. Это тоже амбициозная задача. Но как показывает вся история науки и техники, только амбициозные задачи являются обязательным условием прогресса, в том числе и в авиации. А пока приходится полагать, что от принятой программы большой плюс только один: туполевское КБ и казанский авиазавод наверняка будут загружены. Есть, правда, и маленький плюсик. Он состоит в том, что финансовые затраты на программу довольно велики (по некоторым оценкам, не меньше 100 млрд руб.), а значит, и суммы откатов тоже. Может быть, из—за этого плюсика дозвуковой бомбардировщик получает карт—бланш? □ МАКС — это не только авиасалон □ Совсем грустно нам вспоминать заброшенный Министерством обороны РФ, но почти сделанный в середине 90—х годов экземпляр многоцелевой авиакосмической системы — МАКС. Этот проект, по мнению европейских специалистов из British Aerospace и DASA, а также делавших похожий проект американцев из «Рокуэлл», был реальным, стоил не очень дорого и опередил свое время на десятилетия. □ □ Его дозвуковой самолет—разгонщик «Мрия» (кстати, самый грузоподъемный в мире) летал и летает. Трехкомпонентный двухтопливный двигатель РД—701 работал на стенде, опытный подвесной топливный бак был сделан заводом «Южмаш». 22—тонный орбитальный самолет, спроектированный из композитов, имел много новаций, реальных и опирающихся на опыт работ по многоразовому авиакосмическому челноку «Буран». Пользуясь таким грандиозным заделом, можно было бы в короткие сроки реализовать проект МАКС, а не сглатывать горькую досаду при чтении сообщений о полетах американского прототипа Х—37. Но ВПК и Минобороны пока только раздумывают, «как срезать углы», и почесывают затылки (как, впрочем, и Роскосмос). Если кто не знает или забыл, зачем нужен МАКС, сообщаем, что эта система позволяет значительно дешевле, чем ракетоносители, и с любого приличного аэродрома выводить спутники на околоземную орбиту, а также инспектировать околоземное пространство. □ ТАС уполномочен заявить □ «Буран» перенес нас в авиакосмическую эру, а два экспериментальных аппарата «Бор—4» и «Бор—5», созданные для исследований его теплозащиты и аэродинамики, привели к идеям создания трансатмосферных систем (ТАС). Или, говоря проще, ракетопланов. В начале двухтысячных мы направили президенту страны письмо о необходимости развития этого направления, и оно каким—то чудом дошло непосредственно до адресата. После этого состоялось совещание в Генштабе Министерства обороны, были выделены небольшие деньги на научно—исследовательские работы (НИР). Выполненные в середине прошлого десятилетия исследовательские проработки по трансатмосферной тематике подтвердили возможность длительных маневренных полетов миниатюрных ракетопланов без двигателей по границе атмосферы. Но недолго музыка играла. Нировские деньги кончились, НПО «Молния» впало в кому, многообещающий проект остановился. В конце 2011 года появилось сообщение американского агентства передовых оборонных исследовательских проектов (DARPA), что третий испытательный полет ракетоплана Falkon NTV—2 закончился успешно. Длительность и дальность полета были небольшие, но стало понятно, что американские коллеги вышли на этап летной отработки. (Кстати, на работы по проекту Falkon NTV—2 уже затрачено свыше 300 млн долл.). Казалось бы, этот факт должен был подстегнуть наших потенциальных заказчиков подобных аппаратов на активные действия. Однако воз и ныне там. Определенность проявил только Центральный аэрогидродинамический институт (ЦАГИ), письменно заявив, что считает работы по трансатмосферным системам актуальными и перспективными и с удовольствием примет в них участие при наличии финансирования. Возможно, писать о перипетиях с ТАС не стоило бы. Но ситуация близка к абсурду. Руководство страны настойчиво говорит о необходимости новаций и модернизаций и даже «смотреть за горизонты» и «срезать углы», но когда доходит до реального серьезного дела, чиновников, желающих и способных вникать в тонкости того, что видится за горизонтом, и принимать решения, что—то не находится. Российским ракетопланам пока откровенно не везет. Видимо, придется ждать еще несколько лет, пока в США не начнутся испытания следующего поколения ракетопланов Falkon NTV—3 или даже NTV—4. Неужели у нас такая судьба — долго запрягать и все время догонять? □ Управление без управления □ Весь отечественный и мировой опыт показывает, что государство играет решающую роль в развитии авиации. В нашей стране роль «государева ока» в этой сложнейшей и стратегически важной отрасли возложена на департамент авиационной промышленности Минпромторга. В сфере его внимания находится 248 предприятий и около 400 тыс. человек. Численность департамента составляет… 40 человек! Нелишне вспомнить, что в ведении Минавиапрома СССР находилось 242 предприятия; численность работавших в его системе была около 1,5 млн человек. Аппарат Минавиапрома составляли опытные в этой области работники численностью около 1000 человек (без учета хозяйственных подразделений). Для решения «прорывных» задач создавались специальные структуры, как, например, 12—е Главное управление численностью 30 человек для организации кооперации, государственного планирования и финансирования работ по теме «Буран». Неудивительно, что результаты деятельности авиапромышленности были впечатляющими и мы пользуемся ими до сих пор. □ □ □ □ При существующих ножницах между «мощью» аппарата департамента авиапромышленности и сложностью проблем в этой отрасли обеспечить их эффективное решение объективно практически невозможно. Как следствие, Счетная палата в 2011 году выявила огромное количество крупных недостатков при реализации федеральной целевой программы по развитию гражданской авиационной техники. Было отмечено, что государственная политика в области развития авиационной техники не в полной мере учитывает социально-экономические условия России и интересы национальной безопасности. И, что вообще ранее было немыслимо в принципе, — единственным организационным документом планирования и управления реализации федеральной программы являлся кассовый план департамента авиационной промышленности Минпромторга России. Конечно, возрождать советский Минавиапром в современных условиях бессмысленно. Но как минимум следовало бы привести в соответствие человеческие ресурсы государственных органов управления авиапромышленностью с объемом и сложностью решаемых задач. Ну а лучше было бы создать высокоэффективный современный управленческий орган с руководителем, похожим по деловым качествам на Сергея Шойгу хотя бы на 70—80%. К сожалению, руководителями департамента авиационной промышленности в последнее время назначаются лица с образованием то юриста, то дипломата. К тому же не имеющие серьезного опыта работы в авиапромышленности. Неужели нет ни одного талантливого человека с образованием, полученным в МАИ, МВТУ, МАТИ, и опытом работы по специальности (как было в Минавиапроме СССР)? Или их просто не искали? Если с тем, что министр Минпромторга не имеет диплома инженера—машиностроителя, можно еще как—то мириться, то отсутствие такого диплома у директора департамента стратегической отрасли — это уже перебор… 4,5 трлн руб., которые, по словам заместителя министра обороны Юрия Борисова, планируется направить на развитие авиации, это очень значительные средства. Если не усовершенствовать систему управления и не укомплектовать ее специалистами, денежки скорее всего уйдут в песок. □ Инструменты для «срезания углов» □ Наряду с необходимостью совершенствовать управление авиастроением есть еще одна тема, без внимания к которой решить проблему «отставания—догоняния» будет невозможно. В процессе создания «Бурана» было придумано и реализовано много новаций. Одной из наиболее значительных следует считать методологию автоматизированного проектирования. В частности, были созданы алгоритмы поиска рациональных равнопрочных силовых схем с оптимальным распределением масс по силовым элементам планера. На основе алгоритмов был разработан комплекс программного обеспечения, позволявший проделывать огромную расчетную работу в несколько минут. И повторять цикл расчетов приходилось не один десяток раз. Экономилось не только время проектирования. Получался качественно иной результат, который невозможно получить «ручными» расчетами. Этим примером мы хотели бы подчеркнуть следующее. Автоматизация проектирования сегодня на месте не стоит, но ее развитие требует намного большего внимания и финансовых вливаний, нежели есть сейчас. В противном случае конкурировать в авиации Россия не сможет. Мы и сейчас сильно проигрываем США, а очень скоро начнем проигрывать и Китаю, и, видимо, отставание будет увеличиваться. То же самое можно сказать о методах поиска новых технических идей и решений. Наиболее ярко и талантливо их разработку и пропаганду начал в России в 60—е годы Генрих Альтшулер. Японцы сумели воспользоваться наследием Альшулера и уже долгое время возглавляют международные рейтинги по изобретательству. Мы не сумели — и возглавляем этот рейтинг с другого конца. Если кто—то думает, что можно «срезать углы» без высокого уровня изобретательской активности инженеров, то это глубокое заблуждение. Современные эвристические методы поиска новых решений (в том числе и автоматизированные) позволяют многократно усилить творческие способности инженеров—разработчиков и генерировать технические решения высокого уровня в нужном количестве и в короткие сроки, создавая при этом реальную основу для «срезания любых углов». И еще одно небольшое замечание. Все почему—то уверены, что если футболистам не платить высоченные зарплаты, они не будут хорошо играть. Но почему—то никто не желает понимать, что если инженерам—разработчикам платить нищенские зарплаты, чудеса отечественной техники можно будет увидеть только во сне.


Admin: □□□ ■ 18.12.2013 ■ 16.12.2013Д. Рогозин ответил на вопросы «Эхо Москвы» в программе «Арсенал» ■ Дмитрий Рогозин. Фото: РИА НОВОСТИ/Руслан Кривобок □ На вопросы ведущих радиостанции «Эхо Москвы» Александра Куренного и Сергея Бунтмана отвечал в прямом эфире 16 декабря вице—премьер правительства РФ, председатель ВПК при российском правительстве Дмитрий Рогозин. □ С. Бунтман: Добрый вечер всем, кто нас слушает, в эфире программа «Арсенал». Ведущие сегодня студии Александр Куренной и Сергей Бунтман. А в гостях у нас Дмитрий Рогозин, вице—премьер правительства РФ, председатель Военно—промышленной комиссии. Но начнем не с Военно-промышленной комиссии, а с политической обстановки — насколько влияет на положение России, — вы ведь политик более широкий, чем узко—специальной, — ситуация на Украине. □ Д. Рогозин: Это геополитика, это даже не политика, это гораздо более серьезная вещь. Собственно говоря, восточное партнерство, которое проводит Евросоюз, это политика, которую мы знаем еще со времен крестоносцев, поэтому все как бы по спирали. Вот сейчас тоже крестоносцы, которые с морковкой на щите и мы, с предложениями о промышленной кооперации, по сути дела, восстановлении того утерянного за последние 20 лет. Мне кажется, что у нас, безусловно, у России и Украины гораздо больше шансов договориться, чем действовать по пути, по которому Украину толкают, по сути дела, собственно, национал—предатели. Потому что ассоциация с ЕС и вступление в ЕС, как говорят в Одессе, две большие разницы. Ассоциация — это путь в очередь, у которой нет конца. То есть, ты берешь на себя обязательства, прежде всего, по поводу де—индустриализации страны, в конечном счете, Украина превращается в страну, в которой будет, в лучшем случае, пшеница выращиваться и третьесортная европейская страна. Мы же понимаем, что суровая, циничная европейская цивилизация уважает только сильных, уверенных в себе, благополучных, поэтому для России Европа тоже не какой—то заказник, заповедник, куда мы никогда не пойдем. Нет, наоборот. Евросоюз большая часть Европы, мы тоже часть Европы, мы их рассматриваем в качестве стратегического партнера, но понимаем, что заходить в это общее большое европейское пространство можно только тогда, когда мы восстановим собственную промышленность, когда нам будет чем торговать, когда у нас появится интерес к покупкам чего—то более серьезного, чем просто продукты питания. Поэтому мы Украине говорим, что надо вести себя именно таким образом — с достоинством, разумением. Поэтому думаю, что последние дни — сейчас мы завершаем подготовку документов к одобрению двумя президентами, сегодня я встречался — только что к вам приехал из Дома правительства — встречался с делегацией украинских промышленников и чиновников, — возглавляет ее вице—премьер правительства Украины Юрий Бойко. Мы только что прошлись по досье по авиации, ракетно—космической промышленности, судостроению, по моторостроению, по атомной промышленности, и согласовали все последние буквы протокола. И если мы это реализуем, для Украины это просто реальный шанс восстановить тот мощнейший потенциал, который либо спит, либо во многом загублен, как, например, кораблестроение. Я был в Николаеве неделю назад — Николаев, Запорожье, Днепропетровск, Киев — мы так проехались, с юга до столицы. Вот в Николаеве не вервях — это «61 Коммунар», это Черноморский судостроительный завод — они стоят просто мёртвые, заброшенные. Как в фильме «Сталкер» Тарковского — примерно такое состояние. Поэтому если мы и возьмем сейчас на себя вопросы, связанные с оживлением промышленной кооперации с Украиной, то российские промышленники должны понимать, что им придется столкнуться с проблемами застоя, разрухи, которая наблюдается в украинской промышленности в течение последних десятилетий. □ С. Бунтман: Есть опасения со стороны Украины в потере, утрате суверенитета. Россия может сказать, что при такой—то кооперации, интеграции, она не на словах, а на деле уважает украинский суверенитет? □ Д. Рогозин: Потеря суверенитета, или частичная утрата суверенитета, или разделение суверенитета — это все то, что обычно происходит при интеграции того или другого государства в какую—то международную организацию. Скажем, вступление в ЕС это, безусловно, передача надгосударственным структурам части собственного суверенитета, или НАТО, например — это очевидно совершенно. То есть, право принимать решения по таким вопросам, как война и мир, по сути дела, передается в другую страну, в другой город — в Брюссель, в частности. Поэтому именно путь евроинтеграции это как раз путь, собственно говоря, к утрате Украиной не только части своего суверенитета, но и это путь к утрате промышленности, промышленной основы, налогооблагаемой базы. Я 4 года проработал в Брюсселе, я знаю этих людей — они очень прагматичные, жесткие, холодные, европейские политики. Для них Румыния — это страна, которая, извините, явно совершенно не в центре, а на задворках понимания ими смысла Европы, брюссельцами. А уж Молдавия, которая хочет вступить в Румынию — я имею в виду либералов кишинёвских, это вообще какой—то 4—5 круг, это такие аутсайдеры, такая глухая провинция, глухомань европейская, что ужас какой—то. □ С. Бунтман: Украине трудно стать такой глухоманью. □ Д.Рогозин: Без промышленности она станет глухоманью. □ С. Бунтман: Насколько Россия может делами своими показать, что может способствовать восстановлению украинской промышленности. □ Д. Рогозин: Да это для них вопрос выживания, у них других шансов нет. Я приведу пример — скажем, проекты «наземный старт», «морской старт». Программа «Днепр» — по космосу. Это, по сути дела, вопрос выживания крупнейшего предприятия Южмаш —завод и КБ «Южное» в Днепропетровске. Потому что сейчас у нас есть единственный крупный совместный проект — это ракета носитель «Зенит», которая на 70% состоит из российских комплектующих, на 30% — из украинских. Но эта ракета является основной для морского старта и это ракета основная для программы, которую мы сейчас отрабатываем вместе с Казахстаном — я был недавно в Астане, встречался с Назарбаевым, мы все вопросы согласовали. Поэтому, по сути дела, если этих проектов не будет, других проектов у Украины нет. То есть, этот завод надо закрывать и отправлять людей в очереди безработных, а все остальное, собственно говоря, это металлолом. Если взять авиапром — он тоже никому не нужен — ни в Европе, нигде. Скажем, китайцы интересовались на ранних этапах украинским авиапромом, прежде всего даже не столько самолетами, сколько двигателями — это «Мотор Сич», завод Запорожья, «Ивченко—Прогресс», КБ очень хорошее, толковое. Но все антоновские самолеты являются российско—украинскими. Ан—70 — самолет, который сейчас не запускается в производство, транспортный самолет, но он принадлежит России и Украине. То есть, на самом деле у Украины даже нет шансов найти какого—то другого партнера. □ С. Бунтман: А при восточном альянсе это все закроется? □ Д. Рогозин: Это все будет загружено заказами. Более того, мы не идем сейчас на то, чтобы брать на себя каки—то украинские заводы, мы идем по другому пути, путь, мне кажется, очень разумный и подержан обеими сторонами — мы соединяем интеллект. То есть, например, Объединенная дигателестроительная корпорация РФ создает единый инженерный центр, к которому, в виде СП, присоединяется «Ивченко—Прогресс» — это очень важно. Второй момент. Авиапром. КБ Антонова в Киеве и завод, который является фактически заводом КБ, создают совместное предприятие с Объединенной авиастроительной корпорацией «ОАК—Транспортные самолеты», это подразделение ОАК нашей корпорации. Они примерно равноценны. ОАК сам по себе больше, чем КБ Антонова, но транспортные самолеты, прежде всего, КБ Ильюшина, они входят с «антоновцами» в единый контакт и у нас уже появляется перспектива начала работы над крайне востребованным не только на российско—украинском рынке, а в Китае, Индии, — дальнемагистральный широкофюзеляжный самолет. Наши КБ сейчас перегружены работой. Мы даже не успеваем делать то, что заказывает Минобороны — слишком много заказов. И промышленность как бы раскачивается, раскручивается, но именно сейчас как раз мы можем загрузить украинские предприятия нашими общими заказами. И это для Украины единственный шанс. Это даст ей экономику, восстановит ее промышленный потенциал, даст ей деньги в бюджет — они почувствуют себя нормально, нормальными людьми, коими всегда были. Советские промышленники, работники большой, огромной советской индустрии, проживающие и работающие на территории Украинской Советской Социалистической Республики. Поэтому еще раз говорю — шансов нет. Альтернативы нет. То, что мы предлагаем, не имеет альтернативы. Это не вопрос компромисса, это вопрос выживания Украины. И те, кто этого не понимают, кто на Майдане стоит, они не понимают самого простого. Им кажется, что их кто—то не пустил в ЕС, им даже не объяснили, что их и не собирались брать в ЕС, им предложили встать в очередь в предбанник, а вовсе не попариться в самой баньке. □ С. Бунтман: Связанное с этим Приднестровье, которое оказывается зажатым между Молдавией и Румынией. Такая «территория нигде», инкрустация. □ Д. Рогозин: Что касается понимания огромных проблем, с которыми может столкнуться Приднестровье, а это полмиллиона жителей, из них около 200 тысяч — граждан РФ, примерно 70 тыс. — граждане Украины. Все остальные — либо граждане Молдовы, либо люди с паспортами самого Приднестровья, непризнанное республики. Вовлечение Кишинёва, Молдовы, в ассоциацию с ЕС, уже через год—полтора поставит экономику Приднестровья на грань выживания, потому что фактически они окажутся в экономической изоляции. И естественно, Россия, и как международно признанный посредник в переговорах, гарант стабильности в этом регионе и просто как страна, огромное количество граждан которой проживают за ее пределами в Приднестровье — мы думаем о том, как спасти наших людей. Я думаю, что в ближайшее время руководство страны рассмотрит вопросы, связанные с Приднестровьем, и не только с Приднестровьем — то есть, рассмотрит вопросы итогов Вильнюсского саммита. Я, как специальный представитель России по Приднестровью, соответствующие предложения подготовил, внес их президенту, — думаю, они будут рассмотрены. Потом, я думаю, мы поговорим о тех экономических решениях, которые позволят нам не дать Приднестровью быть задушенным. □ А. Куренной: Верну разговор в российские реалии. На прошлой неделе состоялось оглашение послания президента Федеральному собранию. И в первый раз за долгий срок президент коснулся тематики военной, ВПК, — что для вас было в этой части послания самым важным? Какой тезис вы отметили бы для себя? □ Д. Рогозин: Я внимательно слушал все послание, безусловно, оно было очень конкретным и интересным. Но шкурно меня заинтересовали два вопроса, за которые я либо напрямую отвечаю, либо отвечаю в большой степени. Первый вопрос — это, конечно, тезис президента о том, что огромные средства, которые мы вкладываем сейчас в обеспечение Вооруженных сил самым современным оружием — эти средства идут, прежде всего, на раскрутку оборонной промышленности. Но важно сделать так, чтобы после 2020 г., когда мы выйдем из этой госпрограммы вооружений, беспрецедентно богатой — это как бы компенсация того, что мы вообще не платили промышленности и не снабжали армию и флот современным оружием. Так вот когда мы выйдем из этого прцоесса, крайне важно, чтобы раскрученный маховик нашей промышленности не стал работать вхолостую. То есть, заказов снова нет, а уже предприятия переразмерены, людей уже набрали, все закупили, и в итоге получится конверсия № 2, которая, по сути дела, самым негативным опытом у нас в памяти с горбачевских времен отражается. Поэтому мы должны подготовить предложения — как сделать так, чтобы этого не произошло. Здесь напрашиваются два решения. Первое — это, конечно, расширение экспорта вооружений. То есть, надо не только упрочить второе место, которое держит сегодня Россия после США как ведущий экспортер вооружений, военной и спецтехники за рубеж. Но это на самом деле расширение географии и объемов. Надо в несколько раз увеличить эти объемы. Это чрезвычайно сложная задача, но чрезвычайно важная. Потому что, по сути дела, что такое военные технологии — это, прежде всего, технологии. Слово «технологии» здесь важнее. Это технологии, которые мы будем поставлять за рубеж, значит, мы будем навязывать определенные стандарты свои технологические, будем демонстрировать высокий уровень интеллекта российской науки и высокий технологический уровень самих предприятий. Вот эта задача должна быть ершена. Но еще более важной задачей является другая. Это задача гражданской конверсии. Я имею в виду, прежде всего, здесь трансферт технологий. Надо научиться не лопатой делать на предприятиях, которые делают электронику — как это предлагалось в рамках программы конверсии. А надо научиться делать уже сейчас наращивая объемы гражданской продукции на самих оборонных предприятиях. Например, если мы делаем спутники, то понятно, это спутники дистанционного зондирования земли, картография, коммуникация, навигация, — это все уже итак делаем. А, например, на предприятиях, которые делают СВЧ—технологии, например, радарные системы целеуказания — уже сейчас уровень технологий таких предприятий таков, что там можно развернуть производство современной медицинской техники. Например, на Уральском оптико—механическом заводе Екатеринбурга — я был там недавно, мне показывали не только аппаратуру для вертолетов, которая позволяет ночью вертолету видеть все — цели, маршрут движения, но там уже производят — боюсь их неправильно назвать — люльки, капсулы для младенцев, для вынашивания детей. И они это делают на мировом уровне, там качество как в Германии. □ С. Бунтман: И способны делать в достаточном количестве? □ Д. Рогозин: Способы насыщать рынок. То же касается атомной промышленности. В Снежинске, Челябинская область на границе с Свердловской — там у нас второй по мощи ядерный центр — один в Сарове, второй в Снежинске — там уже в полный рост разворачиваются программы атомной, ядерной медицины. Это возможность профилактики, раннего установления того или другого заболевания, вопросы, связанные с лечением, которое может быть основано на тех открытиях, которые мы имеем в области изучения атомной энергии и тех же СВЧ—технологий. То есть, такие вещи мы должны делать и пестовать именно сейчас с тем, чтобы к 2020 г. мы смогли бы легко часть оборонных предприятий сделать супер—предприятиями, которые будут наполнять прилавки наших магазинов высокими технологиями, высокими по качеству продуктами. □ С. Бунтман: Это когда произойдет насыщение военными заказами? □ А. Куренной: Но с 2020 года и новая программа. □ С. Бунтман: Но до 2020 это одноразовый такой бросок. □ Д. Рогозин: Поэтому мы сейчас и рассчитываем вложения в оборонную промышленность. Мы стараемся не создавать так называемые «горбы», финансовые пики. До сих пор программа вооружения, которая была написана до 2011 г. предполагала, что пик финансирования оборонных предприятий, новых технологий и поставки вооружения — он совпадет с 2016—17 гг. Сейчас мы выстроили более мягкую кривую, которая уже не содержит в себе пиков. То есть, она сама по себе уже рассчитана так, чтобы предприятия постепенно наращивали свою мощь и одновременно смогли их снижать в рамках неких мобилизационных задач. □ С. Бунтман: Финансировать то, что способно. □ Д. Рогозин: И задача, которая была в послании сформулирована, мы ее восприняли не только серьезно, мы к ней готовы. □ С. Бунтман: Задача — не новость, вы ее выполняете. □ Д. Рогозин: Она не нова, но теперь политически сформулирована. Поэтому если раньше это были наши воззрения на то, как лучшим образом построить наше дело, то теперь это сформулированные главой государства, при всех задачи, — она сфокусирована на ВПКомиссию. То есть, уже, извините, не отвертеться. Вторая задача… □ С. Бунтман: Про вторую задачу — после новостей.

Admin: С. Бунтман: Продолжаем программу. Итак, вторая задача. □ Д. Рогозин: Думаю, вы все обратили на это внимание — тезис о том, что надо развивать восточную часть страны, это известная мысль, идея президента Путина, неоднократно он ее высказывал раньше, и на заседании Госсовета и даже в общении с членами правительства, со мной — мы тоже с ним беседовали на эту тему — он искренне считает, и я с ним абсолютно солидарен, что на востоке, именно весь Тихоокеанский регион — это 21—й век для России. Потому что там сосредоточены все великие державы. На западе нам искать особенно нечего, а вот на востоке — Китай, Индия, США, Канада, Япония, две Кореи, другие гиганты — Индонезия, и так далее. И там мы, с точки зрения нашей промышленности, ничем не ограничены, там Тихий океан — вышел. И все. Если ты вышел из Балтийского моря — ты попал в Датский пролив со всеми вытекающими отсюда обстоятельствами. А там — свобода—матушка. И президент сказал, что он готов поддержать идею налоговых каникул для старт—апов, то есть, для новых производство, которые будут открыты не только в Дальневосточном федеральном округе, но и в Сибири, включая Красноярский край и Хакасию. Для нас, для меня в том числе, это крайне важный тезис. Потому что мы обречены на то, чтобы сдвигать промышленность на восток. Приведу пример, — скажем, ракетно—космическая промышленность, прежде всего. Если мы строим сейчас для обеспечения своего гарантированно свободного выхода в космос свой собственный космодром, гражданский, большой космодром в Амурской области, космодром «Восточный» — там скоро вырастет город. Я буквально несколько дней назад инспектировал эту стройку — там несколько тысяч человек работает — в принципе, я не знаю, страна понимает, что мы там строим, или нет? — таких строек у нас давно не было. Строится реальный гигант: два стартовых комплекса. Первый должен быть введен уже в конце следующего года — под среднюю ракету «Союз—2», самых разных модификаций. А следом мы строим второй стартовый комплекс — место уже выбрано, скоро начнутся развернутые работы, — под перспективную нашу ракету, которую мы будем запускать уже в следующем году — «Ангара». «Ангара» тяжелого класса уже к 2018 г. должна быть готова к пилотируемому пуску именно с «Восточного». Но тащить ракеты носители, спутники, все остальное из европейской части на Дальний Восток, невозможно — это практически несерьёзно. Это и логистика, и вопросы безопасности транспортировки такого рода грузов, и многое другое. Поэтому для нас крайне важно сегодня выбрать перспективные площадки промышленные в Сибири. Возможно, рядом с космодромом мы будем строить сборочные предприятия. Я говорил с главой Роскосмоса, он поддерживает эту мысль, сам к ней склонятся. Поэтому если мы сейчас получаем такого рода беспрецедентные налоговые льготы для новых производств в регионах востока и Восточной Сибири, то для нас это реальный шанс реализовать все то, что мы задумали — сдвигать целые предприятия, создавать, по сути дела, на базе старой ракето—космической промышленности, еще с советских времен, новую перспективную ракето—космическую промышленность. С новыми амбициозными задачами, КБ, с молодёжью, которую мы сейчас будем выращивать в этом сегменте. Я переговорил уже с ректором Дальневосточного федерального университета — мы там уже задумались и начнем скоро реализовывать открытие факультета авиастроительного. Сначала, может быть, как некий филиал Самарского аэрокосмического университета и МАИ, а в перспективе мы такого же рода учебные заведения откроем и в Циолковске. Там мы будем выращивать новый класс конструкторов. □ С. Бунтман: Тут несколько важных проблем. Первая — финансовая. Не надорвется российский бюджет? □ Д. Рогозин: Налоговые освобождения не для регионов, а для конкретных старт—апов. Мы сохранили в полной мере весь бюджет на 2014 и последующие, 15—16 гг. На самом деле удалось отстоять промышленный бюджет. Потому что нельзя заставлять промышленность работать хуже, чем она до сих пор работала. Заставлять ее работать хуже просто глупо. Во—вторых, если вы посмотрите, где у нас экономический рост, несмотря на, по сути дела, кризис, пока особенно никуда не ушел, и у нас, так же, как в Европе, в основном промышленность особенно не развивается, либо развивается очень малыми темпами. Но если вы возьмете нашу промышленность — авиапром, ракето—космическая, радиоэлектронная, судостроение, — у нас показатели роста по итогам 2013 г. — это 15—17%. То есть, за счет именно той промышленности, про которую мы говорим как ВПК, у нас вся остальная промышленность не рухнула, а наоборот, держится. Это точка роста для нее, та самая курица, которая несёт золотые яйца. Поэтому наоборот, — все будущие налоги, все будущие бюджетные деньги будут здесь выращиваться, а не где—то еще. Это первое. Второе — это в принципе разумно. Мы все равно сейчас будем покупать новое оборудование, технологии, станки, — у нас федеральная целевая программа развития ОПК, она стоит 3 триллиона рублей. Зачем нам вести это новое оборудование и ставить его в старых заводах где—нибудь в центре Москвы, где мы и рабочих высококвалифицированных не можем набрать. 40 тысяч рублей в месяц для Москвы — это невысокая зарплата, — скажут москвичи. А для Омска это очень высокая зарплата и для Красноярска тоже. Там мы наберем не те же самые деньги намного более квалифицированных специалистов, чем в столичных городах. И второй момент — те же самые станки. Если мы все равно их покупаем, не проще ли нам открыть старт—ап, то есть, новое производство в Восточной Сибири, где огромные, большие предприятия уже есть — туда завести полностью модернизированное производство, развернуть его, набрать людей на хорошую зарплату и сделать образцовое производство, чем здесь, в этих пробках, в этой кучности пытаться что—то делать — это не даст нам никакой производительности труда, ничего. Поэтому то, что мы предлагаем — это рациональное использование тех денег, которые страна выделила на модернизацию собственной промышленности. □ А. Куренной: Кстати, там и до сырья ближе. □ С. Бунтман: Но для этого проекта необходима инфраструктура, легкость коммуникаций и подравнивание уровня жизни. Тут целый комплекс проблем. □ Д. Рогозин: Это абсолютная правда. Потому что страна с таким количеством часовых поясов без быстрого и дешевого транспорта будет разорвана. На одной из конференций в Новосибирске я использовал некую игру речи. Когда мне говорят Дальний восток, я говорю — он не должен быть для нас «дальний». Это для нас должен быть родным, этот Дальний Восток. Что я имел в виду — не тупое переименование. Я имел в виду другое. Ментально повернуть собственную голову в том плане, что надо сделать для того, чтобы он фигурально не был Дальним. Как сделать билеты дешевыми, развить коммуникации. Это я имел в виду. Вы абсолютно правы, когда ставите этот вопрос. Когда мы будем переносить промышленность, точнее, создавать заново, по сути дела, большую промышленность в Сибири, рядом с Тихим океаном, в этих перспективных регионах, мы, конечно, говорим о том, что нужен мощный шаг, чтобы обеспечить транспортную доступность. Но для этого мы уже предприняли кое—что. Я создал, — не люблю бюрократические выражения, но по сути дела, рабочую группу при правительстве, куда вошли все авиационные компании и государственные и частные — все, и все авиационные производители. Они, оказывается, раньше вообще не встречались друг с другом. То есть, промышленность производит технику в абстракцию какую—то, не понимая, в чем состоит рынок, не разговаривая с авиакомпаниями, в каких самолетах они нуждаются, какой классности, вместимости, экономичности. А авиакомпании, разочаровавшись в нашей промышленности — разве может наш авиапром произвести что—то путное, тем более что в последнее время ничего не было — возьмем—ка «Боинги», «Аэрбасы», и еще под них запросим льготы по закупкам. Вот сейчас мы этот порочный круг разорвали. □ С. Бунтман: Ну, только еще надорвали. □ Д. Рогозин: Надорвали. Но сейчас пойдут наши первые самолеты. Я имею в виду не только «Сухой Супер—Джет», который мы, безусловно, доведем до ума, — все равно уже деваться некуда, сделаем этот самолет нормальным, и уже многое, что для этого сделано. Но у нас с 2015—16 гг. пойдет в серию «Яковлев—242», МС—21 . Это самолет, который закроет огромный сегмент. Причем, мы его делаем с двумя двигателями — один проект с Pratt & Whitney, североамериканский двигатель, в основном для экспорта и продаж. А внутри мы делаем хороший новый двигатель, уже заканчиваются работы — на «Пермских моторах», 14—тонный двигатель, который для нас будет палочкой—выручалочкой. Это будет самолет, который ворвется во внутренний рынок, а оптом мы будем наращивать и внешние продажи. Дальше мы переходим к дальнемагистральным широкофюзеляжным самолетам — вместе с «антоновцами». С этой фирмой мы рассматриваем сейчас новую линейку самолетов взамен самолетов, которые покрывают часть рынка — от 9 до 19 пассажиров вместимости — для перелетов из одного региона в другой. Это крайне важно, потому что у нас многие регионы не имеет возможности общаться друг с другом, кроме железных и автодорог. Я не поставил во главу этой группы бюрократа, я взял практика. Пригласил Александра Рубцова, это лизинговая компания. Авиационный лизинг всегда по середине между производителем и авиакомпанией. И Саше дал все необходимые возможности поддержки со стороны аппарата правительства — говори, что тебе надо, мы все выпустим — любое распоряжение, постановление. Но ты организуй работу, стань мостиком между эксплуатантами авиатехники и ее производителями. И работа пошла. Более того, они теперь уже без меня там все встречаются, организовались, уже прошло третье заседание, и в конце декабря они должны мне выдать на гора всю линейку потребностей в российской авиатехнике на период до 2025 г. То есть, мы расширяем горизонт планирования. И я понял, что необходимо российской промышленности — не инвестиции, не деньги, — организация дела необходима. Просто нужно людей всех организовать, системно поставить перед ними задачу, распределить полномочия, делегировать их и вы увидите, как вдруг, казалось бы, мёртвая ситуация, оживляется. □ С. Бунтман: Все— таки я о своем — как с внутренними тарифами по России будет? □ Д. Рогозин: Я уверен, что все изменится. □ А. Куренной: На Дальнем Востоке, помимо космического кластера есть возможности для развития авиационного сектора и мощности для судостроения. Есть планы по развитию судостроения? □ Д. Рогозин: По судостроительным заводам — можно их назвать «корабелами» — красивое слово, - на Тихом океане мы сейчас оживляем ряд производств, в частности, практически восстановили ДальЗавод во Владивостоке, он будет решать судоремонтные задачи. А большой проект у нас связан с заводом «Звезда» — это бухта Большой Камень. Сейчас я там поставил веб—камеры, они подключены к монитору на моем рабочем столе, и я специально включаю эти камеры каждый день, просматриваю, что там происходит, фотографирую на мобильный пару картиночек, выкладываю в «Твиттере» и «Фейсбуке» — с тем, чтобы строители понимали, что я за ними наблюдаю. Они должны понимать, что государево око за ними присматривает постоянно. На этом заводе мы реализуем большой проект, создание консорциума, в котором будет участвовать «Газпром—Банк», «Роснефть» — мы привлекли этих инвесторов с их большими деньгами, помимо бюджетных средств. Объеденная судостроительная корпорация удерживает блок-пакет, и создается такой мощный узел. Недавно Сечин ездил в Южную Корею, которая славится технологиями производства газовозов, морской техники — того, что необходимо нам для освоения шельфовых месторождений. И сейчас ускоренными темпами мы возводим собственный завод, «Звезда», и на условиях офсета, работы с иностранными партнёрами, приобретаем технологии, а им передаём часть заказов, пока мы не заработали в полную мощь. Это очень крупный проект, реально крупный кораблестроительный завод, который мы сейчас возводим на Дальнем Востоке. В части авиастроения — во—первых, это Арсеньевский завод, вертолеты и, конечно, Комсомольск—на—Амуре, авиапредприятие КНАПО. Там мы производим сейчас истребители, всю боевую авиацию, в том числе и перспективный комплекс фронтовой авиации — мы сделали уже 5 опытных машин, которые проходят испытания. Там же у нас финальная сборка — этот завод является финишером по производству «Супер—Джетов», то есть, это серьезный, крупный, очень высокотехнологичный завод — там оборудование последнего слова техники, уже перешли на цифру в проектировании. В части судостроения в Хабаровском крае — у нас есть два завода — Судостроительный завод в Комсомольске—на—Амуре и в Хабаровске, Амурский судостроительный. Но они находятся в сложном технологическом состоянии, мы отрабатываем сейчас программы их модернизации. Но в целом там есть все возможности. И там можно строить корабли любого класса. В Петербурге мы имеем три крупных завода — Балтзавод, Адмиралтейские верфи и Северная верфь. Северная верфь — это практически весь надводный военный флот, они там все строят, и будем строить мощный новый сухой док именно на Северной верфи. Адмиралтейские — там строим в основном дизельный подводный флот, а Балтзавод, который сейчас имеет большие заказы по атомному флоту, в том числе, ледоколы, они собирали часть корпуса для «Мистраля», сейчас отправили во Франции эту часть, — так Балтзавод, построенный еще в Петровские времена, — а там что ни здание, то произведение архитектуры — ни снести, ни перестроить невозможно. А современная логистика кораблестроения такова, что мы на этом заводе не можем развернуться. Поэтому, скорее всего. Будем строить новый Балтзавод, в другом месте, а этот завод, скорее всего, пойдет под городскую застройку или под какой—то архитектурный памятник. Потому что мы там стеснены. А на Тихом океане у нас нет таких стесненных условий — там Великий океан, глубины, которые позволяют подводить любые корабли, строить любые корабли. Поэтому мощь флота будет сдвигаться именно туда — крупнотоннажное кораблестроение будет на Дальнем Востоке. □ С. Бунтман: Для таких вещей нужны толковые современные решения. Это здорово, что там огромные пространства и красота — как это сделать, чтобы ничему не навредить? □ Д. Рогозин: А это самое сложное. Потому что это уже не станки, не железо, не глубины и не земля, а люди. И здесь проблема самая большая — отсутствие пока людей в нужном количестве широкого масштаба. Руководителей, которые способны думать не о завтрашнем дне, а о 15—25—летенй перспективе, которые готовы взять на себя ответственность, не бояться ее, готовы делегировать полномочия, а не только замыкать на себе всю власть и которые готовы руководить большими массами людей, которых они должны увлекать своим собственным примером и убежденностью. У меня потребность сейчас именно в таких людях. И здесь выход один — если говорить о так называемом «креативном классе» российской оборонки — у нас есть свой креативный класс — конструкторы, — то мы просто вынуждены сегодня перейти на подготовку таких руководителей—интеллектуалов, которые могли бы быть уровня Королева. То есть, грубо говоря, нам сейчас нужен не генконструктор конкретного образца вооружения — танка или конкретного самолета. □ С. Бунтман: Но такого училища не построишь. □ Д. Рогозин: Да, таких людей надо искать, забирать, в том числе, из бизнеса. Я сейчас стараюсь привлечь много людей из бизнеса к работе. □ А. Куренной: Стратегов. □ С. Бунтман: И чтобы это были совсем новые, оригинальные, с масштабным мышлением. □ Д. Рогозин: На вашу передачу вы приглашаете именно такого рода людей, на которых у нас большая надежда. □ С. Бунтман: Но чтобы не было примеров наших строительств с непонятными исчезновениями средств — чтобы не было этой дряни. □ Д. Рогозин: Сейчас таких масштабов воровства уже нет. Мы с этим делом прекратили. Есть отдельные эксцессы, по которым принимаются очень жесткие решения, но в целом я бы сказал так — у нас много надзорных контролирующих организаций — Счетная палата, в Генпрокуратуре целое управление, администрация президента — Сергей Иванов возглавляет группу по контролю за исполнением гособоронзаказа, в ВПКомиссии у меня оперативный штаб, который тоже контролирует Федеральную службу по оборонному заказу. Контролеров много. И в принципе, сейчас таких безобразий, которые были еще несколько лет тому назад, точно нет. Проблема в другом — не в том, чтобы контролировать и не украли, а чтобы эффективно распорядились. Посмотришь на некоторого руководителя, понимаешь, что ему нельзя ни дать, ни украсть, ни покараулить, — есть такие люди. Проблема, что крайне важно собрать в оборонке людей большого, крупного масштаба, умеющих масштабно мыслить и отвечать за свои результаты работы. Вот таких людей нам крайне важно получить. Потому что станки мы купим, заводы построим, вопрос — кто сможет организовать дело. Я с этого начал сегодня с вами разговор и скажу, что это будет главная задача на следующий год для меня, для ВПКомиссии — кадровый подбор людей, которые могут организовать дело. И я убедился в том, что это самое важное. Потому что нет ни одной нерешаемой задачи в российской промышленности и жизни. Проблема только в том, что у нас на определенных позициях стоят люди, которые мелковаты для задач, которые они должны решать. Это самая большая проблема. □ А. Куренной: Еще важная тема — государственно—частное партнерство. Ваша оценка — насколько быстро эта система войдет в строй, наравне с другими вариантами, госкорпорациями? И можно ли считать, что это будущее нашей оборонно-промышленной отрасли? □ Д. Рогозин: Если так можно выразиться — я штучно занимаюсь каждым частником, кто решился войти в оборонную промышленность, готов приобретать предприятие и восстанавливать на нем жизнь. Примеров несколько — это не только вопросы, связанные с производством стрелкового оружия, что наиболее просто. Но и такой крупный завод, как завод им. Дегтярева — 12 тысяч человек. Отличный, очень хорошо работающий завод, четко исполняющий гособоронзаказ — это Ковров. Возглавляет Игорь Кесаев, «Табачный король», мультимиллионер, человек, который был далек от этого бизнеса. Сейчас увлекся и мы с ним уже обсуждаем возможность создания на базе Ковровского завода им. Дегтярева экспериментальной площадки для Фонда перспективных исследований по тематике робототехники. Дальше — Константин Николаев, который занимался контейнерными перевозками. Мы иногда шутим — «ботаник». Вдруг его жена увлеклась стрельбой, он заинтересовался оружием и создал промтехнологии, выпускает теперь лучшие в мире снайперские комплексы, по которым группа «Альфа» уже второй год подряд выиграла чемпионат мира. Дальше пример из другой области — Евтушенков Владимир Петрович, АФК—Системы. У них есть РТИ—системы, завод «Микрон» в Зеленограде, выпускает радиостойкую элементную базу, которая необходима всему нашему космосу. АРТ—Системы —это вся наземная группировка систем предупреждения о ракетном нападении. И последний пример — может, вы его еще не знаете — Михаил Гуцериев — недавно приобрел завод «Арсенал» в Петербурге, который делает все корабельные артиллерийские системы, а также спутники военной разведки. Готов вложиться — я поехал сам на предприятие, встретился с коллективом, поговорили с собственником — мы с каждым таким человеком работаем персонально. Потому что мне важно одно — мотивация. Если они готовы войти в этот, как они сами шутят, «пацанский» бизнес, мужской, жесткий бизнес по производству оружия для большой, великой страны, то мы будем их поддерживать. Главное — разделить риски. □ С. Бунтман: Хорошо передачу на взлете завершать. Это здорово. Думаю, еще встретимся не раз. С новыми успехами. Спасибо.

Admin: ■ 23.12.2013 ОАО «Концерн ПВО «Алмаз—Антей» и ОАО «ИЭМЗ «Купол»Новейшая разработка в системе противовоздушной обороны Мировой опыт в области международных военных конфликтов последнего десятилетия показывает, что во всех случаях нападающая сторона для достижения своих целей делала ставку на применение средств воздушного нападения: самолетов тактической авиации, крылатых ракет и высокоточного оружия (ВТО). □ ■ Зенитный ракетный комплекс «Тор—М2КМ». Источник: ИЭМЗ «Купол» □ Первоочередными задачами для средств воздушного нападения являлись: а) дезорганизация и уничтожение системы ПВО обороняющейся стороны; б) уничтожение важнейших военных объектов: командных пунктов, узлов связи, складов, арсеналов, скоплений боевой техники и военнослужащих в местах сосредоточения; в) подавление средств связи и управления обороняющейся стороны и принуждение ее к выполнению требований нападающей стороны. В свою очередь, обороняющейся стороной делались попытки противостоять ударам с воздуха имеющимися средствами ПВО. Именно отсутствие у обороняющейся стороны современной системы ПВО, способной отражать воздушные удары не только самолетов тактической авиации, но и высокоточного оружия, включающего крылатые ракеты различного базирования и дальности применения, управляемые авиационные бомбы, противорадиолокационные ракеты и управляемые ракеты класса воздух-земля, приводило к ее поражению. Зенитные ракетные комплексы (ЗРК) малой дальности являются последним рубежом в системе ПВО любого государства. Сегодня обороноспособность и устойчивость к внешней агрессии государств оценивается наличием современной системы ПВО и в первую очередь наличием ЗРК малой дальности. Поэтому сегодня самым востребованным и самым перспективным направлением развития средств противовоздушной обороны является создание новых ЗРК с повышенными боевыми возможностями. Спрос в этом сегменте рынка вооружений стремительно растет, как и конкуренция среди поставщиков. Одними из самых эффективных комплексов малой дальности сегодня являются ЗРК семейства «Тор», специально разработанные для поражения высокоточного оружия воздушного нападения, самолетов тактической авиации, вертолетов и беспилотных летательных аппаратов в сложной помеховой и метеорологической обстановке, днем и ночью. Новейшей разработкой ОАО «Концерн ПВО «Алмаз—Антей» и ОАО «ИЭМЗ «Купол» является ЗРК «Тор—М2КМ» с боевыми и техническими средствами в модульном исполнении. Он обладает высокой надежностью и эффективностью в борьбе с активно маневрирующими воздушными целями, управляемыми и планирующими авиационными бомбами, противорадиолокационными, управляемыми и крылатыми ракетами, беспилотными летательными аппаратами, самолетами и вертолетами. Комплекс оснащён современными вычислительными средствами и современными РЛС, позволяющими обнаруживать и обрабатывать до 48 целей, одновременно сопровождать до 10 наиболее опасных целей и обеспечивать одновременное поражение из них четырёх целей. ЗРК «Тор—М2КМ» — это модульный комплекс, который обеспечивает размещение автономного боевого модуля (АБМ) и технических средств на любых автомобильных шасси, полуприцепах, прицепах, других платформах соответствующей грузоподъемности и в стационарном варианте. АБМ, в котором размещены вся специальная аппаратура, вычислительный комплекс, радиолокационные и оптические средства, ракетное вооружение, операторский отсек, система автономного и дополнительного электропитания с собственным запасом топлива, системами жизнеобеспечения, вентиляции и кондиционирования, устанавливается на автомобильное шасси и другие платформы при помощи трех специальных, быстросъемных кронштейнов. Специальная конструкция кронштейнов позволяет быстро производить перестановку АБМ с одной платформы на другую. Перестановка АБМ с одной платформы на другую занимает не более 10 минут и осуществляется обычным 25—тонным краном. Ограничение лишь одно — технические характеристики платформ должны соответствовать следующим требованиям: для АБМ требуется грузоподъемность любой платформы не менее 20 тонн ширина не менее 2500 мм и длина не менее 7000 мм, для технических средств — транспортно—заряжающей машины, мастерской техобслуживания, группового комплекта ЗИП, батарейного командного пункта и тренажера — достаточно 5—8 тонн, ширины 2500 мм и длины 6000 мм. АБМ не связан с платформой ни механическими или гидравлическими приводами, ни энергетическими системами. У него есть собственный источник питания в виде газотурбинного агрегата (ГТД), который обеспечивает выработку электроэнергии требуемых параметров и мощности. Время выхода на рабочий режим ГТД составляет не более 60 секунд. Общее время приведения АБМ в боевую готовность — не более 3 минут. В качестве дополнительного источника электропитания в модуле впервые применен электростатический преобразователь, который преобразует электроэнергию трехфазного напряжения 380 В и частотой 50 Гц, поступающую от любого внешнего источника, в электроэнергию трехфазного напряжения 220 В и частотой 400 Гц. □ □ □ □ ЗРК «Тор—М2КМ», размещенный на серийном автомобильном шасси индийской компании Тата Motors, был продемонстрирован на Международном авиасалоне «МАКС—2013». Этим мы показали всему миру, что «Купол» спроектировал зенитный ракетный комплекс, боевые и технические средства которого могут размещаться на любых автомобильных шасси и других платформах по желанию заказчика. Кроме того, предусмотрена возможность размещения АБМ на крышах зданий и сооружений, на труднодоступных площадках, прицепах, полуприцепах, на железнодорожных платформах и даже на малотоннажных судах, способных выдерживать нагрузку более 20 тонн. Это позволяет значительно расширить функциональность комплекса, обеспечить противовоздушную оборону различных воинских соединений разных видов и родов Вооруженных Сил, важнейших государственных, военных и промышленных объектов, крупных городов (мегаполисов), обеспечить надежную защиту от воздушных террористов крупных международных спортивных мероприятий, например, Олимпийских игр или чемпионатов мира по футболу. При размещении любого ЗРК в черте города или на территории защищаемого объекта боевые возможности комплекса будут очень сильно ограничены из—за большого количества наземных объектов, зданий, сооружений, находящихся в рабочей зоне радиолокационных средств комплекса и траекторий полета ракет. Автономный боевой модуль ЗРК «Тор—М2КМ» в полностью снаряженном состоянии весит не более 15 тонн, что обеспечивает его транспортировку на внешней подвеске тяжелого транспортного вертолета Ми—26Т или его зарубежных аналогов. Таким образом, АБМ может быть доставлен и установлен в самых труднодоступных местах: на господствующих высотах, на крышах зданий и сооружений, где обеспечит надежную защиту объектов от любых средств воздушного нападения, вошедших в 15—километровую зону поражения комплекса. Весь процесс боевой работы ЗРК «Тор—М2КМ» полностью автоматизирован, человек лишь выбирает для уничтожения из числа предложенных машиной целей. По готовности пуска ЗУР командир нажимает кнопку «Пуск». Зенитная управляемая ракета (ЗУР) автоматически наводится на цель, в точке встречи ракеты и цели производится подрыв боевой части ракеты, чем обеспечивается надежное поражение воздушной цели. Боевое снаряжение ЗУР содержит осколки сложной геометрической формы, изготовленные из специального высокоплотного сплава (вольфрам—никель—железо), что обеспечивает высочайшую пробивную способность осколка и практически полностью исключает возможность рикошета. Малые ошибки в точке встречи, адаптация радиовзрывателя к типу воздушной цели в сочетании со специальным боевым снаряжением ЗУР обеспечивают комплексу высокую вероятность поражения всех типов воздушных целей. Вероятность поражения одной цели составляет не ниже 0,98. Таким образом, нажав кнопку «Пуск», командир уничтожит воздушную цель. С поражением 1—й цели освобождаются целевой и ракетный каналы, машина автоматически осуществляет поиск следующей цели, автоматически берет ее на сопровождение и по готовности пуска ЗУР командир вновь нажимает кнопку «Пуск». Этот процесс повторяется по мере освобождения целевых и ракетных каналов автоматически до тех пор, пока в воздухе будут цели, а в АБМ ракеты. Зенитный ракетный модуль обеспечивает транспортировку, хранение и пуск четырех ЗУР. В каждом АБМ находится по два зенитных ракетных модуля. Транспортно—заряжающий модуль, средства технического обслуживания и ремонта, групповой комплект ЗИП и тренажер комплекса, размещенные в унифицированных кузовах—контейнерах, могут быть установлены на автомобильное шасси, аналогичное шасси АБМ, или на любые автомобильные шасси, полуприцепы и прицепы по желанию заказчика. □ □ Батарейный командный пункт на шасси индийского автомобиля ТАТА с колесной формулой 6х6 из состава ЗРК «Тор—М2КМ» в модульном исполнении в экспозиции авиасалона МАКС—2013. Источник: bmpd.livejournal.com □ ЗРК «Тор—М2КМ» оснащен навигационной системой ГЛОНАСС/GPS, разработанной российской компанией «Навис». Она не только с очень высокой точностью определяет местоположение комплекса, но и обеспечивает измерение угловых параметров АБМ (крена и дифферента) в разных плоскостях. От расчета при этом не потребуется наличие геодезических навыков, которые были необходимы при использовании приборов предыдущего поколения. Безусловно, применение нового оборудования и расширение функциональных задач потребовало внесения определенных изменений и в программное обеспечение АБМ. В октябре—ноябре 2013 г. на полигоне Министерства обороны РФ Капустин Яр прошли испытания ЗРК «Тор—М2КМ» с боевыми и техническими средствами в модульном исполнении, размещенными на автомобильном шасси ТАТА индийского производства. В ходе испытаний были полностью подтверждены все заявленные тактико—технические характеристики, в частности, боевые возможности комплекса по поражению воздушных целей на дальней границе зоны поражения 15 км, целей, летящих со скоростью 700 м/с, а также целей, летящих с курсовым параметром более 6 км на дальности 12 км. Была подтверждена всепогодность, всесуточность комплекса и его ходовые качества. Кроме того, в процессе испытаний было проверено взаимодействие в группировке, состоящей из АБМ, транспортно—заряжающего модуля 9Т244К, РЛС дежурного режима «Каста—2Е2» и унифицированного батарейного командного пункта «Ранжир—МК». ЗРК «Тор—М2КМ» с честью выдержал все испытания. Количество средств воздушного нападения и их разновидностей растет год от года, поэтому ни в коем случае нельзя останавливаться на достигнутом. Наши конструкторы и инженеры постоянно работают над улучшением характеристик ЗРК семейства «Тор», вариантами принципиально нового комплекса, заглядывая на много лет вперед. □ В.И. Карташов, помощник генерального директора ОАО «ИЭМЗ «Купол» □ Основные тактико-технические характеристики АБМ ЗРК «Тор—М2КМ» □ Зона обнаружения: • по дальности, км — 32 • по азимуту, град. — 360 • по углу места, град. 0—32, 32—64 Минимальная ЭПР* целей, м² — 0,1 Количество одновременно обнаруживаемых целей — 48 Количество одновременно сопровождаемых трасс приоритетных целей — 10+4 ПН** Применен электронно—оптический визир как дублирующий канал сопровождения целей Зона поражения, м: • максимальная дальность — до 15 000 • максимальная высота — до 10 000 • курсовой параметр — до 8000 • минимальная дальность — 1000 • минимальная высота — 10 Максимальная скорость цели, м/с — 700 Количество одновременно обстреливаемых целей — до 4 Количество ракет на АБМ, шт — 8 Время реакции, с — 5—10 Минимальный интервал между пусками ракет, с — 3–4 Время заряжания АБМ ракетами, мин — до 18 Потребляемая мощность, кВт — до 65 Габариты АБМ (длина × ширина × высота), мм — не более 7500 × 2550 × 3080 Полная масса АБМ, т — не более 15 Время развертывания (свертывания), мин — 3 Расчет АБМ, чел. — 2 □ * ЭПР — эффективная площадь рассеяния ** ПН — помеховое направление

Admin: ■ ОборонкаБыть первыми У России есть все необходимое для того, чтобы не только преодолеть отставание, но и вновь войти в число лидеров освоения космического пространства Падение «Протона—М» 2 июля 2013 года на космодроме Байконур стало последней каплей, которая переполнила чашу терпения руководства страны. За минувшее время был принят целый ряд серьезных организационных, кадровых, технических решений по исправлению ситуации в ракетно—космической отрасли. Но проблема до конца пока еще не решена. Об этом шла речь на выездном заседании Экспертного совета председателя Военно—промышленной комиссии при правительстве РФ 17 декабря в подмосковном Королеве. С докладом на нем выступил заместитель председателя правительства РФ, председатель Военно—промышленной комиссии при правительстве РФ Дмитрий Рогозин. □ Решение о переименовании Общественного в Экспертный совет в мае этого года было принято исходя из сути возложенных на него функций. Это профессиональная независимая экспертиза готовящихся и принимаемых решений, проведение предметных дискуссий в обществе и экспертной среде по наиболее актуальным проблемам «оборонки». В орбите Военно—промышленной комиссии сформирована целая система консультативных институтов. Это научно—технический, советы генеральных конструкторов, по развитию государственно—частного партнерства, отраслевые по авиа—, кораблестроению, космической деятельности и другие. Специфика Экспертного совета в ориентации на системные проблемы развития ОПК, которые являются сквозными для самых разных отраслей ведомственной компетенции, стоят на стыке стратегического анализа и прогноза в сфере национальной безопасности, промышленной, научно—технической политики государства. Одна из таких проблем значится в повестке дня: «Россия как космическая держава. Цели космической деятельности и проблемы организации ракетно—космической промышленности». Конечно, мы проводим по этой теме немало совещаний под эгидой правительства и ВПК. Однако не так часто удается обсудить принципиальные вопросы стратегии развития, ближайших и перспективных целей. И тем более — получить на эти вопросы независимые и квалифицированные ответы. На протяжении четырех десятилетий (1946—1988) Советский Союз был лидером в исследовании космического пространства. Даже проиграв «лунную гонку», он сохранил лидирующие позиции в освоении ближнего космоса, создании ракет—носителей, долговременных станций на орбите, развитии пилотируемой космонавтики. Эпоха нашего лидерства закончилась с распадом СССР, потерей индустриальной инфраструктуры и значительной части высококвалифицированной рабочей силы. Отрасль вошла в глубокий кризис, драматически сократилось финансирование космических программ. Несмотря на то, что с начала 2000—х годов стали предприниматься первые попытки восстановления отрасли, отголоски системного кризиса продолжают ощущаться и сегодня: ракеты—носители «Протон» регулярно падают, спутниковая группировка работает со сбоями. Первый за долгое время амбициозный проект в научной космонавтике, который должен был нас всех вдохновить, — запуск автоматической межпланетной станции «Фобос—грунт» провален. Вместо воодушевления мы испытали острое чувство стыда, которое не улетучилось до сих пор. Вы знаете, что мы сейчас прилагаем значительные организационные усилия для придания правильного вектора движению всей космической индустрии. Речь идет о реформе Федерального космического агентства и создании Объединенной ракетно—космической корпорации (ОРКК). Совсем недавно, 2 декабря президент России подписал указ «О системе управления ракетно—космической отраслью». Согласно указу в ОРКК предлагается включить несколько десятков организаций, объединенных в ряд интегрированных структур. По сути внутри новой корпорации будет сосредоточена почти вся ракетно—космическая промышленность России. Такая схема позволит проводить в рамках корпорации единую техническую политику, управление государственными активами, загрузить должным образом существующие производственные предприятия. В то же время и Роскосмос станет другим. Он должен сосредоточиться не на производстве космической техники и обеспечении ее надежности (здесь другой ответственный — ОРКК), а в первую очередь на разработке и реализации новой стратегии космической деятельности. То есть выступать в роли компетентного, квалифицированного заказчика, способного ставить цели как на ближайшую, так и на отдаленную перспективу, планировать и контролировать их исполнение. □ ■ Фото: PHOTOXPRESS □ Здесь налицо определенный кризис целеполагания. Это беда не только российской космонавтики, но и в значительной степени американской. Космическая программа США сегодня далека от глобальной осмысленности. Это менее заметно в беспилотных программах, поскольку стоимость автоматических миссий гораздо ниже, что позволяет добиваться заметных достижений и при хаотичном финансировании, однако в пилотируемой космонавтике кризис жанра налицо. Вероятно, более целеустремленными являются космические программы Индии и Китая, однако они находятся на стадии, структурно (не технологически) соответствующей развитию СССР и США 60—х годов. По—видимому, на ранних стадиях задача постановки стратегических целей решается проще. Однако после определенного рубежа, например создания обитаемой орбитальной станции, пространство целей размывается, становится нечетким. В свою очередь это ведет к системному кризису отрасли. В нашем случае он отягощен накопленным за минувшие 20 лет отставанием по ряду критически важных направлений. Борьба за первенство в космосе сегодня мало напоминает соревнование двух систем, в которое были вовлечены СССР и США в 50—70—х годах прошлого века. Военная составляющая продолжает играть важную роль, однако на первый план выходит экономика. В этой сфере отставание России от других космических держав особенно заметно: наша доля на мировом рынке космических услуг, который оценивается примерно в 180 миллиардов долларов, составляет меньше трех процентов. Эта цифра плохо стыкуется с нашими амбициями как одной из ведущих космических держав. Убежден: у России есть все необходимое для того, чтобы не только преодолеть отставание, но и вновь войти в число лидеров освоения космического пространства. Россия — одна из немногих стран мира, которая имеет замкнутый цикл разработки, изготовления, запуска, управления полетом и использования по назначению космических аппаратов. Этот потенциал позволяет ставить амбициозные задачи. Одна из них — повышение экономической эффективности космических программ. Нам нужно как следует закрепиться на внутреннем рынке космических услуг, который в существенной мере занят импортом, а затем начинать экспансию на рынки внешние. Сегодня в мире очень высокими темпами растет такой крупный коммерческий сегмент, как производство оборудования для геопозиционирования, навигации и услуг на их базе. Именно он может стать драйвером роста отрасли на ближайшую перспективу. В 2011 году мы запустили ГЛОНАСС, но отдача для гражданского сектора экономики страны пока незначительна. В то же время американцы с помощью аналогичной системы GPS зарабатывают миллиарды долларов по всему миру. Нам тоже необходимо в кратчайшие сроки внедрить навигационные технологии в социально—экономическую жизнь страны. Мы этим сейчас активно занимаемся. Хочу обратить внимание на то, что американцы свои миллиарды зарабатывают не на продаже сигнала (он бесплатный), а на разработке и производстве устройств для работы с GPS. Соответственно для нас это важнейшая задача — создавать подобные устройства и по возможности производить их на территории России из отечественных компонентов. Именно в этом будет заключаться важнейший экономический эффект от функционирования системы. Массовый гражданский спрос на автомобильные навигаторы и другие устройства для работы с ГЛОНАСС может помочь нам не только создать производство по сборке этих устройств, но и вывести на новый уровень электронно—компонентную базу. Это очень важный момент. Если мы будем работать быстро, энергично, рука об руку с высокотехнологичным бизнесом и продвигать продукцию одновременно с ГЛОНАСС на международном рынке, то сможем решить задачу по коммерциализации нашей навигационной спутниковой системы. Более того, возможно, что вход на данный рынок — это последний шанс России масштабно коммерциализировать свою космическую деятельность и тем самым поддержать ракетно—космическую промышленность. Поэтому необходимо максимально внимательно отнестись к решению данной задачи. По сложности и важности она достойна стоять в ряду эпохальных свершений советской космической программы. В свою очередь действительно мощная отечественная ракетно—космическая промышленность, как мне кажется, явно недорабатывает в области производства спутников. Как известно, именно производство и использование спутников — это мейнстрим космонавтики последних десятилетий, наиболее рентабельная сфера. К сожалению, именно здесь Россия демонстрирует существенное отставание от ведущих мировых держав. Тем не менее нужно сказать, что в последнее время в этой сфере наметились положительные сдвиги. Наше ключевое предприятие по производству спутников — «Информационные спутниковые системы» имени академика М.Ф. Решетнева (ИСС) загружено заказами, реализует масштабную инвестиционную программу по модернизации производства стоимостью 15 миллиардов рублей, ищет возможности для получения современных технологий через создание совместного предприятия с европейской аэрокосмической компанией Тhаlеs Аlеniа Sрасе. В данной ситуации, когда производство спутников в России модернизируется и привлекаются зарубежные технологии, крайне важно, чтобы заказы на спутники для государства и госкомпаний выполнялись преимущественно российской промышленностью. Они должны размещаться на отечественных предприятиях (необязательно на ИСС, но обязательно на территории России), и необходимо постепенно углублять локализацию производства. Развитие масштабного производства спутников и наращивание орбитальных группировок может показаться банальной задачей, однако в действительности она крайне амбициозна. Группа критических компетенций, необходимых для решения этой задачи, имеет приоритетное значение не только для космической индустрии, но и для модернизации различных отраслей промышленности, в первую очередь микроэлектроники и производства композитных материалов. Значение ракетно—космической промышленности заключается в том, что она входит в узкий круг отраслей, предъявляющих спрос на самые современные технологии в области микроэлектроники, композитных материалов, спецсплавов, солнечных и оптических элементов. Кроме того, спрос на фундаментальную и прикладную науку, информационные технологии и т.д. Без этого внутри страны принципиально невозможно развивать инновационную сферу. Ракетно—космическая промышленность в силу своей специфики выступает как самый требовательный и взыскательный заказчик. Для наращивания орбитальных группировок и превращения производства спутников в высокорентабельную хайтек—отрасль, необходимо также реформировать нормативно—правовую базу космической деятельности, которая в настоящий момент создает искусственные препоны для развития рынка и здоровой конкуренции в сфере космических услуг. Есть еще одно важное и перспективное направление, где мы традиционно сильны. Это средства выведения, «космический извоз». К сожалению, по запускам Россия может потерять лидирующие позиции уже в ближайшие годы. США в первую очередь, а также Китай, Япония и Индия разрабатывают новые и более совершенные ракеты—носители, превосходящие советские «Протоны» и «Зениты». В этой связи приоритетной задачей становится создание средств выведения нового поколения — с улучшенными характеристиками по грузоподъемности, расширенными возможностями по параметрам реализуемых орбит, включая полярные, солнечно—синхронные, экваториальные и иные орбиты. Также они должны отвечать современным требованиям к безопасности трасс выведения, иметь меньшие экономические затраты на единицу массы выводимого полезного груза. Решив эти задачи, мы сможем уверенно себя чувствовать как на низких орбитах, где преобладает экономически ориентированная космическая деятельность, так и в освоении дальнего космоса, где тон задают научные задачи и соображения престижа. Кстати, эти вопросы в данном случае нельзя недооценивать. Из соображений престижа государства тратятся огромные деньги на большой спорт. Считается, что это способствует повышению так называемой мягкой силы держав. Не меньше, а гораздо больше этому способствует демонстрация высоких технологий, в том числе военных и двойного назначения. Так что космонавтика — отличный полигон для демонстраций. Стоит еще раз подчеркнуть, что коммерциализация космической деятельности, введение ее в хозяйственный оборот страны — это предпосылка для модернизации остального экономического комплекса. Шаг за шагом выполняя эту программу—минимум, мы можем позволить себе одновременно ставить серьезные задачи на перспективу, такие как противодействие астероидно—кометной угрозе или научные экспедиции в дальнем космосе. Большие цели создают драйв первооткрывателя, без которого, как показала история мировой космонавтики, технологические прорывы невозможны. □ Опубликовано в выпуске № 50 (518) за 25 декабря 2013 года

Admin: Постановление Правительства РФ от 24 декабря 2013 года № 1224 Премьер—министр Дмитрий Медведев подписал Постановление о мерах по формированию долгосрочной технологической независимости предприятий российского оборонно—промышленного комплекса, предусматривающее запрет на допуск иностранного оборудования для нужд обороны страны, кроме случаев, когда аналогичное оборудование в России не производится или не соответствуют требованиям госзаказчиков. Документ был опубликован 26 декабря 2013. Согласно справке, размещённой на официальном сайте Правительства Российской Федерации: □ Проект постановления «Об установлении запрета и ограничений на допуск товаров, происходящих из иностранного государства, работ (услуг), выполняемых (оказываемых) иностранными лицами, для целей осуществления закупок товаров, работ, услуг для нужд обороны страны и безопасности государства» разработан Минпромторгом России во исполнение решений совещания у Председателя Правительства Российской Федерации от 24 июля 2013 года. □ Постановлением актуализируется нормативно—правовая база в целях обязательного соблюдения заказчиками технологического оборудования требований по недопущению приобретения иностранных товаров для нужд обороны страны и безопасности государства. □ Постановление подготовлено в связи с принятием Федерального закона от 05 апреля 2013 года № 44—ФЗ «О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд» и вступлением его в силу с 01 января 2014 года. □ Приобретение товаров, происходящих из иностранного государства, работ (услуг), выполняемых (оказываемых) иностранными лицами, в рамках осуществления закупок товаров, работ, услуг для нужд обороны страны и безопасности государства будет осуществляться в соответствии с основными принципами действующей в настоящее время нормативно—правовой базы. □ В действующем до 01 января 2014 года перечне товаров, в отношении которых требуется подтверждение отсутствия их производства на территории Российской Федерации, утверждённом постановлением от 7 февраля 2011 года № 56, не учтены некоторые категории оборудования двойного назначения, имеющие существенное влияние на формирование долгосрочной технологической независимости предприятий российского оборонно—промышленного комплекса, а именно: — машины литейные, используемые в металлургии или литейном производстве; — станки продольно—строгальные, поперечно—строгальные, долбёжные, протяжные, зуборезные, зубошлифовальные или зубоотделочные, пильные, отрезные и другие станки для обработки металлов или металлокерамики посредством удаления материала; — измерительные или контрольные приборы, устройства и машины для измерения или контроля геометрических величин. □ В соответствии с подписанным постановлением подтверждением отсутствия производства на территории Российской Федерации указанного оборудования является включение его в перечень технологического оборудования, аналоги которого не производятся в России и ввоз которого на территорию России не подлежит обложению налогом на добавленную стоимость (такой перечень утверждён постановлением Правительства Российской Федерации от 30 апреля 2009 года № 372). □ Отсутствие производства оборудования в России также может подтверждаться экспертизой Минпромторга России. Данным постановлением поручается Минпромторгу России разработать правила проведения такой экспертизы. □ Реализация постановления будет способствовать развитию национальной экономики, поддержке российских товаропроизводителей, защите внутреннего рынка, а также обеспечению обороны страны и безопасности государства.

Admin: ■ 27—12—2013Министр обороны Сергей Шойгу пересмотрел наследие предшественникаКонтрреформы оказались минимальными Министр обороны Сергей Шойгу пересмотрел наследие предшественника Анатолия Сердюкова, но весьма осторожно. Еще в начале года Шойгу заявил, что ошибки военной реформы будут исправлены, но «реваншисты», требующие ее полного пересмотра, надеются на это зря. Так оно и вышло. □ ■ Фото: М. Стулов/ Ведомости □ ■ Не произошло возврата к прошлому в двух главных направлениях: ликвидации унаследованной от Советской армии системы с большим количеством кадрированных частей, разворачиваемых по мобилизации, и дивизионной структуры Сухопутных войск. В то же время рассматривается отказ от деления страны на четыре округа в пользу шести, как было до 2009 г., хотя сама структура командования останется прежней. Признано, что концентрация всей авиации на восьми гигантских авиабазах ошибочна, восстанавливаются полки и дивизии, но общее количество аэродромов все равно будет в несколько раз меньше, чем до реформ. ■ Шойгу остановил ликвидацию нескольких училищ и академий, которая только начиналась, но не стал восстанавливать десятки упраздненных училищ. В области военной медицины, реформирование которой вызвало больше всего нареканий со стороны профессионалов, сделано много — возвращены гарнизонные госпитали, созданы медицинские роты и восстановлена Военно—медицинская академия. Решено ликвидировать «Оборонсервис», деятельность которого продолжает расследовать СКР, передав ремонтные заводы оборонно—промышленным компаниям. ■ Шойгу выдвинул несколько инициатив в сфере призыва, которые оказались весьма умеренными, предложив комплектовать резерв по технически сложным специальностям за счет студентов, которые захотят пройти военную подготовку во время обучения в вузе. Активно рекламируются «научные роты». ■ Зато в области пропаганды изменения оказались радикальными. Нововведения Сердюкова, вызывавшие острую реакцию ветеранов, вроде запрета суворовцам участвовать в параде в честь Дня Победы, решительно отменены, погоны на полевой форме возвращены, Таманская и Кантемировская дивизии на бумаге восстановлены. ■ В уходящем году у Вооруженных сил были и реальные заслуги — Минобороны вместе с МЧС сыграли главную роль в ликвидации дальневосточного наводнения, а флот (созданная летом Средиземноморская эскадра) впервые за постсоветское время показал себя как ценный инструмент российской внешней политики в условиях сирийского конфликта. □ ■ Автор — Алексей Никольский

Admin: ■ НовостиВЭС ВКО: еще один год напряженной работы25 декабря 2013 года состоялось заседание членов Президиума Некоммерческого партнерства «Вневедомственный экспертный совет по проблемам Воздушно—космической обороны» (НП «ВЭС ВКО»). Основными вопросами повестки дня были: утверждение годового отчета ВЭС ВКО за 2013 год, бюджета на 2014 год, о приеме в члены НП «ВЭС ВКО». □ С докладом об итогах работы выступил исполнительный директор Борис Чельцов, который отметил, что деятельность НП «ВЭС ВКО», его Президиума и исполнительной дирекции осуществлялась в соответствии с главными задачами и планом работы на 2013 год. ■ За отчетный период на собраниях членов НП «ВЭС ВКО» перечень рассматриваемых вопросов касался не только организационных и теоретических этапов деятельности ВЭС ВКО, но и наиболее актуальных проблем строительства Воздушно—космической обороны РФ, развития предприятий оборонно—промышленного комплекса, подготовки научных кадров. Среди них такие, как «О разработке проекта закона «О воздушно—космической обороне Российской Федерации», «Об организации работы по поручениям Экспертного совета при председателе Совета Федерации Федерального собрания РФ по законодательному обеспечению оборонно-промышленного комплекса и военно—технического сотрудничества», «Об изменении Устава НП «ВЭС ВКО» и многие другие. □ □ ■ Особо была подчеркнута активная работа экспертов НП «ВЭС ВКО» в тесном контакте с Комитетом Совета Федерации Федерального собрания Российской Федерации по обороне и безопасности, Комитетом Государственной думы по обороне, в составе рабочей группы Минобороны, члены НП «ВЭС ВКО» принимали активное участие в научно—технических конференциях, проводимых как ВУЗами и учреждениями Минобороны России, так и предприятиями оборонно—промышленного комплекса. ■ На заседании были определены главные задачи 2014 года: 1. Продолжить работу членов ВЭС ВКО в составе экспертных советов Государственной Думы и Совета Федерации, Министерства обороны и других органов федеральной власти и научных организаций. 2. Во взаимодействии с Комитетами по обороне Государственной Думы и Федерального Собрания способствовать продвижению законопроекта «О ВКО РФ». 3. Выполнение НИР по договорам с генеральным заказчиком и в качестве соисполнителей с научными организациями и предприятиями ОПК. 4. Организация и проведение общего собрания членов ВЭС ВКО и научно—теоретической конференции, посвященной 10—летию образования ВЭС ВКО. 5. Развертывание и проведение организационной работы совместно с Советом ветеранов Войск ПВО по празднованию 100—летия их создания. 6. Продолжить работу по набору новых членов НП «ВЭС ВКО» и уточнению организационной структуры с учетом вновь возникающих задач и научного потенциала организации. 7. Участие в создании Единой системы ВКО РФ и единой интегрированной структуры ВКО в промышленности.

Admin: ■ Политика | 16 января 2014 г.Особые смыслы российской оборонкиПолитика государства в сфере ОПК — это всерьёз и надолго Андрей Ефремов □ ■ Во время демонстрации новейшего автомата Калашникова АК—12 на полигоне «Алабино» в Московской области. Фото ИТАР—ТАСС □ Экономическая политика государства, связанная с мощным и приоритетным финансированием ОПК определена, и предприятия комплекса начали получать небывалую по масштабам за всю постсоветскую историю денежную подпитку. Хотя и тут есть некоторые проблемы, скажем так, «внутриполитического плана». Не случайно на днях Е.М. Примаков, подвергнув жёсткой критике «монетаристов» в правительстве, в частности, сказал: «Неолибералы ратуют за сокращение бюджетных трат на военную промышленность… Хотел бы подчеркнуть, что такие требования исходят от лиц, не придающих значение органичной технико—технологической связи оборонных и гражданских отраслей промышленности. В России такие связи имеют особый смысл, т.к. в военных отраслях сосредоточен солидный интеллектуальный потенциал. Развитие ОПК может и должно стать одним из важных источников экономического роста». И всё же, за что бы там ни ратовали неолибералы, вряд ли следует опасаться, что политика государства в отношении развития ОПК и модернизации наших вооружённых сил претерпит какие—то «негативные» изменения. На то, что такого не произойдёт, указывают, прежде всего, последние заявления вице—премьера Дмитрия Рогозина. Например, в своём микроблоге правительственный руководитель ОПК сообщил о введении в действие нового мобилизационного плана экономики страны. Этот план касается мобилизационных мощностей оборонных предприятий, которые были когда—то «законсервированы», а теперь послужат расширению и коренной модернизации производства, увеличению производительности труда и выполнению других задач, стоящих перед оборонкой. Под мобмощностями, надо полагать, подразумеваются не технологические линии, не многочисленные единицы оборудования, «оставленные про запас», на случай войны (в большинстве своём они либо морально устарели, либо были разрушены и банально разворованы в первые постсоветские годы), а полезные площади со всей необходимой производственной инфраструктурой. То есть упомянутый Рогозиным новый мобилизационный план, видимо, касается в первую очередь дальнейшего укрепления дисциплины и порядка в оборонной промышленности. В том числе дисциплины финансовой. К примеру, по причине недофинансирования не состоялись в прошлом году на Средне—Невском судостроительном заводе в Санкт—Петербурге ходовые и швартовые испытания новейшего тральщика «Александрит», корпус которого выполнен из стеклопластика. Это первый такой корабль в России. Тральщики, предназначенные, прежде всего, для обезвреживания наших акваторий от мин, получив цельные пластиковые корпуса, обретут и повышенную манёвренность, и дополнительную неуязвимость по отношению к минным ловушкам, и многие другие новые полезные качества. Окончательные испытания базового минного тральщика проекта 12700 «Александрит», а также сдача его флоту пройдут, согласно откорректированным срокам, в 2015 году. «Александрит» является рекордным по длине и высоте корпуса из монолитного стеклопластика (62х8,5 м), формирование которого в специальной матрице заняло более года. У нового корабля будет пониженное электромагнитное поле и ряд других важных преимуществ перед его предшественниками. Вполне возможно, эта «пластиковая» технология в дальнейшем найдёт применение и в гражданском судостроении, ещё раз подтверждая справедливый тезис выступления Е.М. Примакова: «Развитие ОПК может и должно стать одним из важных источников экономического роста». То есть внушаемое неолибералами понятие о чрезмерности для государства расходов на оборонку всё явственней демонстрирует свою полную несостоятельность. Скажем, на примере продукции, выпускаемой концерном «Калашников», видим, что это объединение выпускает не только «стволы», предназначенные для военных действий, но и пользующееся большим спросом во всём мире спортивно-охотничье оружие. Более того, около 90% гражданского экспорта концерна, как заявляет его пресс—служба, приходится на Америку. В эти дни сотрудники «Калашникова» участвуют на «Shot Show», крупнейшей оружейной выставке западного полушария, где представляют образцы своего гражданского оружия. Сообщается, что до 200 тысяч его единиц ведущее российское оружейное предприятие сможет поставлять в Америку ежегодно. Но главная новость, связанная с концерном, имеет всё же непосредственное отношение к оборонным делам. Весной этого года завершатся разработки и испытания автомата Калашникова пятого поколения АК—12. Как сообщает журнал «Эксперт»: «Оружейники, тестировавшие в своей жизни не один десяток перспективных образцов автоматического оружия, прежде всего, были удивлены универсальностью АК—12, удобством использования и значительно меньшей отдачей, что повышает точность стрельбы. Впрочем, новый автомат опережает как предыдущие версии АК, так и существующие на вооружении других стран мира аналоги, по многим показателям. По сравнению с предыдущим, четвёртым поколением автоматов Калашникова (АК—74М), АК—12 обладает 18 конструкционными особенностями. Во—первых, за счёт смещения массы затворной группы и уменьшения плеча отдачи улучшена кучность стрельбы, во—вторых, произошло улучшение эргономичности: введение двустороннего предохранителя—переключателя вида огня, двусторонней кнопки затворной задержки и смещение назад защёлки магазина позволяет оперировать ими одной рукой, удерживающей оружие (не снимая её при этом с рукоятки, как раньше). В—третьих, появились встроенные планки Пикатинни на жёстко закрепляемой крышке ствольной коробки для установки навесного оборудования (прицельных приспособлений, дальномеров, гранатомётов, фонарей). Кроме того, дульное устройство автомата даёт возможность использования винтовочных гранат иностранного производства. Таким образом, новый АК стал универсальным». Наверняка в 2014 году оборонно—промышленный комплекс России приятно удивит и другими своими новыми разработками. А главное — во всех отношениях поспособствует более динамичному и эффективному развитию всей отечественной экономики.

Admin: ■ Политика | 21 января 2014 г.Оборонное сознаниеПеревооружение российской армии становится устойчивым процессом Александр Белов ■ Зенитный ракетно—пушечный комплекс «Панцирь—С». © РИА «Новости»/ Антон Денисов □ За разговорами об экономических моделях и идеологических концепциях как бы упускают из вида тот базовый элемент, что делает любую державу в современном мире по—настоящему суверенной, независимой и уважаемой. Этот элемент — национальная оборона. Не случайно все ведущие государства не только не снижают, но и неуклонно наращивают свои военные бюджеты. Здесь и США с их поистине милитаристским бюджетом. И Китай, вкладывающий колоссальные средства в свою Народно—освободительную армию. И Япония, решившая, судя по всему, воссоздать свою былую региональную мощь. И Британия, приступившая к созданию атомных подводных лодок нового поколения. Нетрудно видеть, что почти все упомянутые страны находятся в прямом соприкосновении с российской государственной границей. Разумеется, сегодня кто-то из них является нашим партнёром, с кем—то у нас и вовсе дружественные отношения. Но в переменчивом мире, как правило, дружат и партнёрствуют лишь с теми государствами, которые сильны. Остальных рассматривают в качестве покорных вассалов, а то и жертв «гуманитарных» интервенций. В последнее время было много сказано о том, с какими экономическими и финансовыми сложностями сталкивается экономика РФ. Известно и о длинном списке иных российских проблем. И всё же «на выходе», по совокупности факторов Россия по праву считается одной из ведущих держав, способных оказывать существенное, порой решающее влияние на глобальные процессы. Потому что, помимо международного авторитета, заслуженного самой историей, Москва способна предъявить не менее значимый аргумент. Он заключается в независимом по отношению к тем же США, более того, блоку стран НАТО, поведении. В возможности высказывать и отстаивать свою собственную точку зрения по многим вопросам — от событий в Сирии до отношения к традиционным ценностям христианского мира. При этом такую, которая может не нравиться ряду западных и прозападных элит, но вместе с тем – находить всё более живое понимание среди самых разных слоёв и групп во всём мире. Достаточно вспомнить, что на планете не нашлось ни одной страны, кроме России, где смог бы найти убежище (хотя бы временное) разоблачитель ЦРУ и АНБ Эдвард Сноуден. Одним из самых существенных оснований этой независимости и возможности формулировать альтернативную повестку являются для России её Вооружённые силы. В жёстких реалиях дня нынешнего времени не существует никаких оснований для стыдливого замалчивания этого факта. Стратегический выбор Владимира Путина — не жалеть никаких средств на оснащение российской армии самым совершенным оружием выглядит в данной связи абсолютно оправданным. Столь же понятны и требования президента России к качеству перевооружения, выдвинутые им во время выездного заседания Фонда перспективных исследований на территории Конструкторского бюро приборостроения в Туле: «Армия и флот должны быть оборудованы техникой завтрашнего дня и иметь системы вооружений, которые отвечают требованиям военных конфликтов будущего. При отборе проектов важно избежать повторения даже перспективных зарубежных разработок, нужны свои нестандартные идеи. Но не должно быть пустого фантазёрства, мы не можем тратить деньги на неисполнимые проекты». К счастью, благодаря богатому заделу российские оружейники и сейчас не уступают конкурентам, способны производить необходимую технику. Так, главе государства в Туле был показан ракетно—пушечный зенитный комплекс ближнего радиуса действия «Панцирь—С». Созданный специально для работы в арктических условиях, комплекс прошёл тестирование на Камчатке. К слову, системы противовоздушной обороны «Панцирь—С» уже дежурят и в Сочи, где обеспечивают безопасность олимпийских объектов в горном кластере. Верховный главнокомандующий также ознакомился с безэкипажным боевым модулем для новых бронеплатформ «Бумеранг» (колёсная платформа, новая линейка БТР), «Курганец» (гусеничная платформа, линейка БМП), «Армата» (гусеничная платформа для танков). Разумеется, это лишь малая толика тех образцов, что должны обеспечить национальную безопасность России в недалёком будущем, почти полностью заменив советскую технику, сослужившую добрую службу. Судя же по словам министра обороны Сергея Шойгу, вооружаться надо как можно быстрее и эффективней. Выступая на коллегии Минобороны, Шойгу заявил, что в последние годы наметились новые вызовы и угрозы военной безопасности России. По его словам, среди угроз «развёртывание глобальной системы ПРО и размещение её компонентов близ российских границ, создание новых эффективных средств высокоточного оружия в обычном оснащении, милитаризация космического пространства». Министр также сообщил, что президентом России поставлены задачи по обеспечению обороны страны в новых условиях: «Дальнейшее укрепление нашей ядерной триады, формирование глобальной системы разведки, включая космическую группировку, развитие сил общего назначения — авиации, флота и Сухопутных войск». Тем временем в Москве началось строительство Национального центра управления обороной, призванного координировать действия силовых ведомств в случае возникновения внешней угрозы. Ранее Сергей Шойгу заявил, что центр позволит «реагировать на все кризисные ситуации в мире и стране». В составе центра будут три командных пункта: центр высшего командования, центр боевого управления, в том числе Силами ядерного сдерживания, и центр по управлению повседневной деятельностью армии и флота. Президент и министр обороны, как видим, настроены весьма решительно. Есть все основания полагать, что к следующему десятилетию Россия подойдёт в боеспособном состоянии и сможет надёжно обеспечить свою свободу и суверенитет.

Admin: Военно—промышленная комиссия■ В декабре 1957 г. принимается постановление СМ СССР о создании Государственной комиссии Президиума Совета Министров СССР по военно-промышленным вопросам (далее — ВПК). ■ Председателем ВПК был назначен Д.Ф. Устинов, который одновременно являлся и заместителем Председателя Совета Министров СССР. В.М. Рябиков назначался первым заместителем Председателя Госплана СССР. Ранее он входил в президиум ВПК. ■ На ВПК возлагались задачи по организации и контролю за работами по созданию всех видов вооружения и военной техники. ■ Было также установлено, что ВПК рассматривает и принимает оперативные решения, которые обязаны исполняться всеми министерствами и ведомствами, независимо от их ведомственного подчинения наряду с решениями Совета министров СССР. ■ Четкой работе ВПК способствовало и то обстоятельство, что заседания ВПК проводились еженедельно и в строго определенное время. ■ Совещания ВПК, в которых участвовали заместители председателя ВПК, все члены ВПК — министры оборонных отраслей, а также директоры предприятий, главные конструкторы, руководители привлеченных к работе по оборонной тематике министерств и ведомств, безусловно, способствовали более глубокому изучению рассматриваемых вопросов. По ним принимались, как правило, конкретные решения и меры. ■ Проект решения докладывался соответствующим начальником отдела ВПК и инженер—референтом. Документы готовились совместно с представителями промышленности, Госплана СССР, Минфина СССР, а случае необходимости, и юристами управления делами Совета министров СССР. ■ Иногда при предварительном рассмотрении проекта решения у заместителя председателя возникали разного рода вопросы. Для устранения неоднозначностей создавалась бригада из работников ВПК и соответствующего министерства. Неясности уточнялись. ■ Помимо всего прочего, Военно—промышленной комиссией была создана очень четкая, жесткая и эффективная система контроля за исполнением решений ВПК. ■ В ВПК было принято постоянно бывать на заводах, конструкторских бюро и научных учреждениях. Это давало возможность не только глубоко разбираться в ходе работ этого предприятия, но и часто выявлять новые научные достижения, по которым ВПК выпускала соответствующие поручения (решения). ■ ВПК ежемесячно отрабатывала план работы (заседаний), который рассылался всем министерствам. Четкое планирование давало возможность тщательно готовиться к заседаниям ВПК. ■ На совещаниях по всем вопросам оборонной техники и вооружения обязательно присутствовали руководители ВПК. Все это существенно поднимало авторитет комиссии. ■ Даже из краткого описания создания и функционирования Комиссии президиума Совета министров СССР по военно—промышленным вопросам видно: 1. На всех этапах ВПК руководили выдающиеся государственные деятели, талантливые специалисты. До ВПК они много лет трудились на различных должностях в промышленности — от рядовых инженеров до министров крупнейших отраслей. 2. Аппарат ВПК был укомплектован одаренными сотрудниками. До своего назначения в ВПК они многие годы проработали в оборонных отраслях промышленности и государственном аппарате. Многие из них начинали свою работу еще в ТГУ. 3. ВПК являлась не просто правительственным аппаратом. Она опиралась на целую сеть руководителей министерств и ведомств в ранге заместителей министров, которые работали по контролю и организации работ по созданию средств вооружения и военной техники практически во всех министерствах и ведомствах страны, которые привлекались для решения этих задач. 4. В ВПК существовал научно—технический совет численностью около 120 человек. В его состав входили выдающиеся ученые и конструкторы нашей страны, крупные военные ученые. В работе НТС ВПК постоянно участвовали члены Президиума АН СССР. ■ Комиссия по военно—промышленным вопросам Правительства Российской Федерации была образована постановлением Правительства России от 22 июня 1999 г. № 665. Указом Президента Российской Федерации от 20 марта 2006 г. № 231 она была переименована в Военно—промышленную комиссию. Этим же указом председателем комиссии утвержден заместитель Председателя Правительства Российской Федерации — Министр обороны Российской Федерации С.Б. Иванов. Постановлением Правительства Российской Федерации от 07 мая 2006 г. № 278 утверждены Положение о Военно—промышленной комиссии при Правительстве Российской Федерации и ее состав. В 2007 году комиссия получила право формировать государственный оборонный заказ, объём которого составляет около 1 триллиона рублей в год.

Admin: ■ АрмияШасси ОАО «МЗКТ» войдёт в состав комплекса вооружений «Нудоль» 27—03—2014 Адаптированная модификация корпусного колёсного шасси МЗКТ—69221 с индексом «032» станет базой для транспортной машины нового комплекса дальнего перехвата противоракетной и противокосмической обороны России, разрабатываемого в рамках ОКР «Нудоль». Разработчик комплекса ОАО «Концерн ПВО «Алмаз—Антей». □ ■ © russianarms.mybb.ru □ От базовой модификации МЗКТ—69221 новую машину отличает адаптированное под нужды данного проекта размещение моторного, аппаратного, операторского отсеков, отсека управления, а также модернизированная система отопления и вентиляции. Корпусные шасси семейства МЗКТ—69221 являются предлагаемой МЗКТ более быстроходной и экономичной заменой гусеничным шасси комплексов ПВО «Бук» и «Тор». Ключевым преимуществом шасси является установка новейшей гидропневматической подвески с управляемым клиренсом, высокая плавность которой обеспечивает возможность работы наиболее современного и чувствительного к вибрации оборудования при движении по дорогам любого качества и бездорожью. Автомобиль оснащён новейшей автоматической коробкой передач производства ОАО «МЗКТ» и современной бортовой информационно—управляющей системой, позволяющими значительно упростить эксплуатацию автомобиля и снизить время устранения возникающих неисправностей.

Admin: Утверждено Постановлением Правительства Российской Федерации от 07 мая 2006 г. № 278 ПОЛОЖЕНИЕ о военно—промышленной комиссии при Правительстве Российской Федерации (в ред. Постановлений Правительства РФ от 07.04.2007 № 204, от 12.09.2008 № 668, от 13.06.2012 № 580) 1. Военно—промышленная комиссия при Правительстве Российской Федерации (далее — ВПК) является постоянно действующим органом, осуществляющим организацию и координацию деятельности федеральных органов исполнительной власти по реализации государственной политики по военно—промышленным вопросам, а также военно—технического обеспечения обороны страны, правоохранительной деятельности и безопасности государства. 2. ВПК в своей деятельности руководствуется Конституцией Российской Федерации, федеральными конституционными законами, федеральными законами, актами Президента Российской Федерации и Правительства Российской Федерации, международными договорами Российской Федерации, а также настоящим Положением. 3. ВПК осуществляет свою деятельность во взаимодействии с органами государственной власти Российской Федерации и органами государственной власти субъектов Российской Федерации, общественными объединениями, организациями оборонно—промышленного комплекса и иными организациями, участвующими в выполнении государственного оборонного заказа. 4. Основными задачами ВПК являются: а) организация и координация деятельности федеральных органов исполнительной власти по вопросам: реализации Основ военно—технической политики Российской Федерации на период до 2015 года и дальнейшую перспективу и Основ политики Российской Федерации в области развития оборонно-промышленного комплекса на период до 2010 года и дальнейшую перспективу; разработки концепций, программ и планов в области военно—технического обеспечения обороны страны, правоохранительной деятельности и безопасности государства, реализации этих концепций, программ и планов и контроля за их исполнением; разработки, производства и утилизации вооружения, военной и специальной техники; мобилизационной подготовки государства; развития оборонно—промышленного комплекса, науки и технологий в интересах обеспечения обороны страны, правоохранительной деятельности и безопасности государства; осуществления экспортно—импортных поставок продукции военного и двойного назначения; б) осуществление функций по мобилизационной подготовке экономики Российской Федерации и формированию государственного оборонного заказа. (п. 4 в ред. Постановления Правительства РФ от 12.09.2008 № 668) 5. ВПК в целях реализации возложенных на нее задач выполняет следующие основные функции: а) рассматривает вопросы, связанные с реализацией военно—технической политики Российской Федерации и политики Российской Федерации в области развития оборонно—промышленного комплекса, а также с эффективностью использования средств федерального бюджета для обеспечения обороны страны, правоохранительной деятельности и безопасности государства, в том числе выделяемых на текущее содержание и оснащение Вооруженных Сил Российской Федерации, других войск, воинских формирований и органов; б) координирует деятельность федеральных органов исполнительной власти по формированию государственной программы вооружения, государственного оборонного заказа, федеральных целевых и специальных программ, выполняемых в интересах обеспечения обороны страны, правоохранительной деятельности и безопасности государства, а также по обеспечению экспортно—импортных поставок продукции военного и двойного назначения, организует контроль за их исполнением; в) рассматривает предложения федеральных органов исполнительной власти по объемам финансирования расходов на обеспечение обороны страны, правоохранительной деятельности и безопасности государства в процессе формирования исходных данных для разработки проектов государственной программы вооружения, программ и планов в области военного строительства, а также по проектам федерального бюджета, основных показателей государственного оборонного заказа, федеральных целевых программ, выполняемых организациями оборонно—промышленного комплекса, и федеральной адресной инвестиционной программы; г) рассматривает предложения и принимает решения о составе основных показателей государственного оборонного заказа на очередной финансовый год и плановый период; (в ред. Постановления Правительства РФ от 12.09.2008 № 668) д) рассматривает и согласовывает предложения по планируемым объемам финансирования расходов на разработку, закупку, ремонт и утилизацию вооружения, военной и специальной техники, специальных программ, выполняемых в интересах обеспечения обороны страны, правоохранительной деятельности и безопасности государства, а также по задачам, решаемым в пределах бюджета действующих и принимаемых обязательств, одновременно с рассмотрением итогов выполнения государственного оборонного заказа за отчетный год; е) формирует на основе предложений государственных заказчиков и утверждает показатели финансирования важнейших научно—исследовательских, опытно—конструкторских и технологических работ, связанных с созданием современных образцов вооружения, военной и специальной техники, утверждает планы—графики выполнения этих работ и осуществляет контроль за реализацией указанных планов—графиков, принимает решения о назначении генеральных конструкторов вооружения, военной и специальной техники; ж) оперативно принимает решения о разработке и производстве вооружения, военной и специальной техники, рассматривает предложения по производству вооружения, военной и специальной техники с длительным технологическим циклом изготовления, а также по фундаментальным и поисковым исследованиям в интересах обеспечения обороны страны, правоохранительной деятельности и безопасности государства; з) формирует проект государственного оборонного заказа; (пп. «з» в ред. Постановления Правительства РФ от 12.09.2008 № 668) и) рассматривает предложения по реализации научно-технической и инновационной политики в области вооружения, военной и специальной техники, по сохранению и развитию производственных мощностей, опытно—экспериментальной базы, испытательных стендов, полигонов, других объектов, предназначенных для обеспечения разработки, испытаний и производства вооружения, военной и специальной техники, высокотехнологичной продукции гражданского и двойного назначения, производимой организациями оборонно-промышленного комплекса, а также по реформированию и развитию оборонно—промышленного и ядерно—оружейного комплексов, утверждает планы—графики создания интегрированных структур и федеральных казенных предприятий; к) рассматривает предложения по сохранению и развитию производства стратегических материалов и электронной компонентной базы, используемых для создания современных образцов вооружения, военной и специальной техники и высокотехнологичной конкурентоспособной продукции гражданского и двойного назначения, а также по рациональному использованию научно—технического и производственного потенциала организаций оборонно—промышленного комплекса; л) разрабатывает в установленном порядке проект мобилизационного плана экономики Российской Федерации, а также рассматривает вопросы, связанные с формированием и обеспечением выполнения мобилизационных планов Российской Федерации, сводного плана создания запасов материальных ценностей мобилизационного резерва, включая определение номенклатуры и объемов накопления этих ценностей, и по результатам рассмотрения вырабатывает соответствующие предложения; (пп. «л» в ред. Постановления Правительства РФ от 12.09.2008 № 668) м) координирует деятельность федеральных органов исполнительной власти по реализации мероприятий, направленных на подготовку научных, инженерно—технических и рабочих кадров для организаций оборонно—промышленного комплекса, а также на повышение их квалификации; н) рассматривает вопросы кадровой политики в отношении руководителей организаций оборонно—промышленного комплекса, в том числе в отношении кандидатур для избрания на должности руководителей исполнительных органов и представителей Российской Федерации в советы директоров (наблюдательные советы) и ревизионные комиссии акционерных обществ, включенных в сводный реестр организаций оборонно—промышленного комплекса, и в отношении кандидатур для участия в конкурсах на замещение должностей руководителей стратегических федеральных государственных унитарных предприятий, включенных в сводный реестр организаций оборонно—промышленного комплекса, а также вопросы об освобождении указанных руководителей от должностей; о) рассматривает в установленном порядке предложения о назначении Президентом Российской Федерации стипендии работникам организаций оборонно—промышленного комплекса; п) рассматривает предложения по совершенствованию нормативно—правовой базы по вопросам разработки, производства, поставок, ремонта, эксплуатации, утилизации, экспорта и импорта вооружения, военной и специальной техники, а также по вопросам функционирования организаций оборонно—промышленного и ядерно—оружейного комплексов; р) рассматривает предложения по вопросам совершенствования нормативно—правового регулирования отношений в области управления федеральной собственностью организаций оборонно—промышленного комплекса, по предупреждению банкротства этих организаций, а также по внесению изменений в перечень стратегических предприятий и стратегических акционерных обществ, утвержденный Президентом Российской Федерации, и в перечень стратегических предприятий и организаций, утвержденный Правительством Российской Федерации; с) рассматривает предложения по совершенствованию системы обеспечения качества вооружения, военной и специальной техники, поставляемых по государственному оборонному заказу, каталогизации и стандартизации этой продукции; т) рассматривает предложения по совершенствованию ценообразования на продукцию, поставляемую по государственному оборонному заказу; у) рассматривает предложения по обеспечению выполнения обязательств Российской Федерации по международным договорам в области сокращения и ограничения вооружений, конвенциальных проблем химического и биологического оружия, по реализации договоренностей в рамках глобального партнерства «Группы восьми» против распространения оружия массового уничтожения; ф) рассматривает предложения по вопросам правовой защиты интересов государства в процессе экономического и гражданско—правового оборота результатов научно-исследовательских, опытно-конструкторских и технологических работ военного, специального и двойного назначения, полученных в том числе при осуществлении военно—технического сотрудничества Российской Федерации с иностранными государствами и выполнении государственного оборонного заказа; х) рассматривает предложения о направлении средств, получаемых от реализации договоров, заключаемых при вовлечении в экономический и гражданско—правовой оборот результатов научно—исследовательских, опытно—конструкторских и технологических работ военного, специального и двойного назначения и зачисленных в доход федерального бюджета, для подготовки проектов соответствующих решений в установленном порядке; ц) рассматривает разногласия между федеральными органами исполнительной власти по вопросам, связанным с проектами актов Президента Российской Федерации и Правительства Российской Федерации, а также по другим вопросам, относящимся к компетенции ВПК, и по результатам рассмотрения принимает соответствующие решения. 6. ВПК имеет право: а) заслушивать представителей федеральных органов исполнительной власти, руководителей организаций оборонно—промышленного комплекса по вопросам, связанным с разработкой, производством, ремонтом и утилизацией вооружения, военной и специальной техники, выполнением программ и планов в этой области, а также по другим вопросам, входящим в компетенцию ВПК, подготавливать предложения о персональной ответственности должностных лиц за неисполнение или ненадлежащее исполнение возложенных на них обязанностей; б) запрашивать у федеральных органов исполнительной власти, органов исполнительной власти субъектов Российской Федерации, а также организаций оборонно—промышленного комплекса информацию, документы и материалы, необходимые для решения возложенных на ВПК задач; в) давать поручения федеральным органам исполнительной власти по вопросам, связанным с разработкой, производством, ремонтом и утилизацией вооружения, военной и специальной техники; г) создавать при необходимости по направлениям деятельности советы и рабочие группы для рассмотрения и подготовки предложений по решению вопросов, относящихся к компетенции ВПК. 7. Председатель ВПК утверждается Президентом Российской Федерации. Председатель ВПК руководит деятельностью ВПК и несет персональную ответственность за выполнение возложенных на нее задач. Председатель ВПК имеет право вносить в установленном порядке Президенту Российской Федерации проекты указов и распоряжений Президента Российской Федерации по вопросам, относящимся к компетенции ВПК. 8. В состав ВПК входят: а) председатель ВПК; б) в качестве постоянных членов ВПК: первый заместитель председателя ВПК; Министр обороны Российской Федерации (заместитель председателя ВПК); Министр промышленности и торговли Российской Федерации (заместитель председателя ВПК); Министр внутренних дел Российской Федерации (заместитель председателя ВПК); председатель научно—технического совета ВПК — заместитель председателя ВПК; Министр Российской Федерации; Министр Российской Федерации по делам гражданской обороны, чрезвычайным ситуациям и ликвидации последствий стихийных бедствий; Министр здравоохранения Российской Федерации; Министр финансов Российской Федерации; Министр экономического развития Российской Федерации; начальник Генерального штаба Вооруженных Сил Российской Федерации — первый заместитель Министра обороны Российской Федерации; директор Федеральной службы по оборонному заказу; руководитель Федерального космического агентства; генеральный директор Государственной корпорации по атомной энергии «Росатом»; руководитель аппарата ВПК — заместитель Руководителя Аппарата Правительства Российской Федерации; члены ВПК, замещающие должности федеральной государственной гражданской службы по служебному контракту; директора департаментов Правительства Российской Федерации, к сферам ведения которых относятся вопросы развития оборонной промышленности, обеспечения обороны страны и безопасности государства; в) в качестве членов ВПК: руководители федеральных органов исполнительной власти и организаций; представители Администрации Президента Российской Федерации (по согласованию); представители палат Федерального Собрания Российской Федерации (по согласованию); представители Российской академии наук (по согласованию). Персональный состав ВПК утверждается Правительством Российской Федерации. 9. Председатель ВПК имеет первого заместителя, замещающего должность федеральной государственной гражданской службы первого заместителя председателя ВПК, назначаемого на должность и освобождаемого от должности Правительством Российской Федерации по предложению Заместителя Председателя Правительства Российской Федерации — Руководителя Аппарата Правительства Российской Федерации на основании представления председателя ВПК. (в ред. Постановления Правительства РФ от 12.09.2008 № 668) Первый заместитель председателя ВПК осуществляет руководство текущей деятельностью ВПК, распределяет обязанности между членами ВПК, замещающими должности федеральной государственной гражданской службы по служебному контракту, руководит подготовкой заседаний ВПК и в отсутствие председателя ВПК проводит заседания ВПК. (в ред. Постановления Правительства РФ от 12.09.2008 № 668) 10. Первый заместитель председателя ВПК: (в ред. Постановления Правительства РФ от 12.09.2008 № 668) абзац исключен. — Постановление Правительства РФ от 12.09.2008 № 668; участвует в подготовке и предварительно рассматривает предложения, проекты постановлений и распоряжений, внесенные в Правительство Российской Федерации по вопросам, относящимся к компетенции ВПК; рассматривает вопросы, относящиеся к компетенции ВПК, и дает соответствующие поручения руководителю аппарата ВПК — заместителю Руководителя Аппарата Правительства Российской Федерации, председателю научно—технического совета ВПК — заместителю председателя ВПК и членам ВПК, замещающим должности федеральной государственной гражданской службы по служебному контракту, а также по указанию председателя ВПК — руководителям федеральных органов исполнительной власти; предварительно рассматривает разногласия между федеральными органами исполнительной власти по вопросам, относящимся к компетенции ВПК, и по результатам рассмотрения дает соответствующие поручения. 11. Постоянные члены ВПК, замещающие должности федеральной государственной гражданской службы по служебному контракту, назначаются на должность и освобождаются от должности Правительством Российской Федерации по предложению Заместителя Председателя Правительства Российской Федерации — Руководителя Аппарата Правительства Российской Федерации на основании представления первого заместителя председателя ВПК. (в ред. Постановлений Правительства РФ от 07.04.2007 № 204, от 12.09.2008 № 668) 12. Постоянные члены ВПК, замещающие должности федеральной государственной гражданской службы по служебному контракту: координируют работу по подготовке материалов для рассмотрения на заседаниях ВПК и контролируют реализацию решений ВПК в соответствии с возложенными на них обязанностями; рассматривают разногласия между федеральными органами исполнительной власти по вопросам разработки, производства и поставок вооружения, военной и специальной техники и по результатам рассмотрения подготавливают соответствующие предложения; могут быть включены в установленном порядке с правом решающего голоса в состав комиссий по проведению конкурсов на замещение должностей руководителей федерального государственного унитарного предприятия оборонно—промышленного комплекса и в состав комиссий по проведению аттестации указанных руководителей. 13. Для аналитического и экспертного обеспечения деятельности ВПК, выработки рекомендаций по реализации научно—технической и инновационной политики в области вооружения, военной и специальной техники, производства высокотехнологичной конкурентоспособной продукции двойного назначения, фундаментальных и прикладных исследований, направленных на повышение обороноспособности страны и безопасности государства, образуется научно—технический совет Военно—промышленной комиссии при Правительстве Российской Федерации (далее — научно—технический совет ВПК). Состав научно—технического совета ВПК утверждается Правительством Российской Федерации. 14. Научно—технический совет ВПК возглавляется председателем, замещающим должность федеральной государственной гражданской службы председателя научно—технического совета ВПК — заместителя председателя ВПК. Председатель научно—технического совета ВПК — заместитель председателя ВПК назначается на должность и освобождается от должности Правительством Российской Федерации по предложению Заместителя Председателя Правительства Российской Федерации — Руководителя Аппарата Правительства Российской Федерации на основании представления первого заместителя председателя ВПК. (в ред. Постановлений Правительства РФ от 07.04.2007 № 204, от 12.09.2008 № 668) 15. Председатель научно—технического совета ВПК — заместитель председателя ВПК планирует его деятельность и руководит ею, несет ответственность за аналитическое и экспертное обеспечение деятельности ВПК, а также за научно—техническое обоснование решений ВПК в области создания вооружений, военной и специальной техники. По поручению ВПК организует выполнение экспертных работ и привлекает для этого в установленном порядке представителей заинтересованных федеральных органов исполнительной власти, органов исполнительной власти субъектов Российской Федерации, Российской академии наук, организаций оборонно-промышленного комплекса и других организаций. 16. Положение о научно—техническом совете ВПК утверждается председателем ВПК. 17. В ВПК образуется секция по перспективным исследованиям и технологиям, возглавляемая первым заместителем председателя ВПК. (в ред. Постановления Правительства РФ от 12.09.2008 № 668) Положение о секции по перспективным исследованиям и технологиям и ее состав утверждаются Правительством Российской Федерации. 18. Деятельность ВПК осуществляется в соответствии с планом заседаний ВПК, утверждаемым ее председателем. При необходимости вопросы о разработке и производстве вооружения, военной и специальной техники, требующие оперативного решения ВПК, рассматриваются в рамках совещаний постоянных членов ВПК. 19. Планирование, подготовка и проведение заседаний ВПК осуществляются в порядке, установленном Регламентом Правительства Российской Федерации в части подготовки и проведения заседаний Правительства Российской Федерации. На заседания ВПК могут быть приглашены руководители (генеральные и главные конструкторы) организаций оборонно—промышленного комплекса, ведущие ученые и специалисты. 20. Решения заседаний ВПК, в том числе в рамках совещаний постоянных членов ВПК, принимаются по результатам рассмотрения вопросов простым большинством голосов членов ВПК, присутствующих на заседании, и оформляются протоколом, утверждаемым председателем ВПК. Все члены ВПК обладают равными правами при принятии решений. В случае равенства голосов решающим является голос председательствующего на заседании ВПК или совещании постоянных членов ВПК. Решения ВПК, принятые в пределах ее компетенции, являются обязательными для исполнения всеми федеральными органами исполнительной власти. 21. В целях реализации решений ВПК при необходимости подготавливаются и вносятся в установленном порядке проекты постановлений или распоряжений Правительства Российской Федерации. 22. Обеспечение деятельности ВПК осуществляется Аппаратом Правительства Российской Федерации. В этих целях в структуре Аппарата Правительства Российской Федерации образуется действующий на постоянной основе аппарат ВПК, обеспечивающий деятельность ВПК и научно-технического совета ВПК. Руководство деятельностью аппарата ВПК осуществляется руководителем аппарата ВПК — заместителем Руководителя Аппарата Правительства Российской Федерации, замещающим должность федеральной государственной гражданской службы по служебному контракту. Руководитель аппарата ВПК — заместитель Руководителя Аппарата Правительства Российской Федерации назначается на должность и освобождается от должности Правительством Российской Федерации по предложению Заместителя Председателя Правительства Российской Федерации - Руководителя Аппарата Правительства Российской Федерации на основании представления первого заместителя председателя ВПК. (в ред. Постановлений Правительства РФ от 07.04.2007 № 204, от 12.09.2008 № 668) 23. Руководитель аппарата ВПК - заместитель Руководителя Аппарата Правительства Российской Федерации: координирует и контролирует работу департаментов Аппарата Правительства Российской Федерации в соответствии с утверждаемым Заместителем Председателя Правительства Российской Федерации — Руководителем Аппарата Правительства Российской Федерации распределением обязанностей между заместителями Руководителя Аппарата Правительства Российской Федерации; (в ред. Постановления Правительства РФ от 12.09.2008 № 668) взаимодействует для обеспечения деятельности ВПК с другими департаментами Аппарата Правительства Российской Федерации, в сферах ведения которых находятся вопросы, рассматриваемые ВПК; организует подготовку проекта плана заседаний ВПК, контроль за своевременным внесением материалов на рассмотрение ВПК, подготовку экспертных заключений на поступившие материалы, проработку проектов и оформление протоколов и решений ВПК, а также организует контроль за их выполнением. 24. ВПК имеет печать и бланки с изображением Государственного герба Российской Федерации и своим наименованием.

Admin: ■ № 5 — май 2014 г. Ольга ШиловаНовый производственный комплекс Концерна ПВО «Алмаз—Антей»Общий объем инвестиций в проект Северо—Западного регионального центра на 01 мая 2014 г. составил 17 млрд рублей □ □ Новый производственный комплекс Северо—Западного регионального центра (СЗРЦ) Концерна ПВО «Алмаз—Антей» был торжественно открыт председателем Государственной Думы Сергеем Нарышкиным в Санкт—Петербурге. □ ■ В церемонии, состоявшейся 23 мая, также приняли участие генеральный директор ОАО «Концерн ПВО «Алмаз—Антей» Ян Новиков, начальник Главного управления специальных программ президента РФ Владислав Меньщиков, вице-губернатор Санкт—Петербурга Михаил Мокрецов и заместитель генерального директора Концерна — директор Северо-Западного регионального центра Михаил Подвязников. ■ Гостям показали работу современного участка механической обработки деталей и сборки пусковых установок зенитных ракетных комплексов нового производственного комплекса (ПК—1), а также продемонстрировали собранные на предприятии образцы военной техники: системы ПВО С—400 «Триумф» и С—300 «Фаворит» с автоматическим управлением. ■ Сергей Нарышкин отметил высокий уровень производства и поблагодарил руководство СЗРЦ концерна за сохранение вековых традиций. ■ «Мне сегодня очень приятно в очередной раз посетить знаменитый Обуховский завод, который вот уже более 10 лет входит в Концерн ПВО «Алмаз—Антей» — один из ведущих в мире концернов по производству вооружений и другой техники для военно—космической отрасли и противовоздушной обороны. Компания проводит большую работу по созданию промышленно-конструкторских зон, первая из которых создается здесь, в Санкт—Петербурге. Посещая такие предприятия, убеждаешься и в перспективах, и в большом техническом, инженерном, научном и профессиональном потенциале России. Набираешься гордостью, уверенностью за будущее и нашего города, и за будущее России», — отметил Сергей Нарышкин. □ □ ■ В церемонии открытия нового производственного комплекса СЗРЦ участвовали председатель Государственной Думы Сергей Нарышкин, генеральный директор Концерна ПВО «Алмаз—Антей» Ян Новиков, начальник Главного управления специальных программ президента РФ Владислав Меньщиков, вице—губернатор Санкт-Петербурга Михаил Мокрецов и заместитель генерального директора Концерна — директор СЗРЦ Михаил Подвязников. ■ Сегодня ПК—1 является одной из базовых производственных площадок СЗРЦ Концерна ПВО «Алмаз—Антей», где разместилось инструментальное, механообрабатывающее производство и цех общей сборки изделий. На территории площадью почти в 60 тыс. квадратных метров сосредоточено около 500 станков, обслуживать которые будут порядка тысячи рабочих и специалистов. ■ «С запуском нового Производственного комплекса мы переходим от универсального оборудования на высокопроизводительное точное оборудование с числовым программным управлением, а это резко увеличивает производительность. Поскольку сейчас все находится под одной крышей, за счет внутренней логистик сокращается межцеховое перемещение деталей, а также повышается производительность труда. В итоге, согласно прогнозам, объем производства в денежном выражении в 2014 году по сравнению с 2013 годом должен возрасти в 1,7 раза», — сказал Михаил Подвязников, генеральный директор СЗРЦ Концерна ПВО «Алмаз—Антей». ■ Завершился визит спикера Госдумы посещением Музея Обуховского завода, в экспозиции которого представлено 12 тысяч экспонатов. Сергей Нарышкин подарил в коллекцию музея памятный сувенир от Государственной Думы. ■ СЗРЦ расположен в промышленной зоне Санкт—Петербурга и объединяет на одной территории петербургские предприятия «Алмаз—Антея»: ОАО «ГОЗ Обуховский завод», ОАО «Российский институт радионавигации и времени», ОАО «Ордена Трудового Красного знамени Всероссийский научно—исследовательский институт радиоаппаратуры», ОАО «Конструкторское бюро специального машиностроения» и ОАО «Завод радиотехнического оборудования». ■ В 2012 г. в рамках создания СЗРЦ была завершена реконструкция Производственного корпуса № 2 Обуховского завода, в котором осуществляются сварочно—заготовительные работы, механообработка и сборка изделий, служебного корпуса и производственного корпуса Завода радиотехнического оборудования. В 2013 г. введены в эксплуатацию еще пять объектов, стартовало строительство новых корпусов для Российского института радионавигации и времени (РИРВ) и Всероссийского научно—исследовательского института радиоаппаратуры (ВНИИРА). Всего на сегодняшний день ведется строительство 10 объектов общей площадью 191,91 тыс. кв. м, среди которых и не имеющий аналогов в стране испытательный центр для всех предприятий СЗРЦ. ■ В этом году в рамках второго этапа строительства центра планируется сдать еще семь объектов, среди которых цех мелкой и средней механики, испытательный центр, а также комплекс зданий РИРВ. ■ В настоящее время в новые корпуса на территорию Обуховского завода переведена основная часть производственных ресурсов Завода радиотехнического оборудования. Перевод КБСМ и РИРВ намечен на второе полугодие 2014 г., а ВНИИРА — на четвертый квартал 2015 г. □ □ ■ На третьем этапе в 2015-2017 гг. планируется реконструировать Обуховский спортивный комплекс на территории сада «Спартак». ■ Общий объем инвестиций в проект Северо—Западного регионального центра на 1 мая 2014 г. составил 17 млрд рублей. Общий объем инвестиций в строительство СЗРЦ оценивается в 20,69 млрд рублей, финансирование проекта осуществляется исключительно на заемные средства банка ВТБ под гарантии концерна.

Admin: ■ Новости ■ 17—06—2014Гиперзвуковая ракета для «Панциря» проходит испытанияГлава «Высокоточных комплексов» рассказал о приоритетных проектах холдинга В конце прошлого года Владимир Путин поручил при формировании новой редакции госпрограммы вооружений особое внимание обратить на развитие высокоточного оружия, а также увеличить производство новейших систем противовоздушной обороны для поставок на экспорт союзникам и партнерам России. Генеральный директор холдинга «Высокоточные комплексы» Александр Денисов рассказал в интервью РИА Новости о том, как выполняются указания президента в этой области, об испытаниях арктического «Панциря», а также о том, как продвигается работа по гиперзвуку. □ ■ Фото: Алексей Майшев □ — Какова выручка холдинга за 2013 год? — Финансовые показатели в целом и выручка в частности показали в 2013 году неплохой рост. Выручка составила около 91 млрд рублей, превысив плановую более чем на 5 млрд, или 7%. Это положительно сказалось и на объемах чистой прибыли холдинга — она тоже была выше плановых ориентиров на 31%, или на 1,2 млрд рублей в денежном выражении. □ ■ Фото: Алексей Майшев □ — В прошлом году вы заявляли, что выручка по линии гособоронзаказа превысила доходы от экспорта. Каковы прогнозы на этот год? — В 2014 году такое превышение, скорее всего, сохранится. Но говорить о тенденции было бы не очень корректно. Дело в том, что у нас структура выручки по ГОЗ и военно—техническому сотрудничеству хорошо сбалансирована. Практически можно говорить о соотношении 50 на 50. Незначительные отклонения объясняются, в частности, курсом национальной валюты, по которому пересчитывается валютная выручка по экспортным контрактам. □ — Какие из производимых вами систем пользуются наибольшим спросом среди иностранных заказчиков? — Сегодня нашим лидер—продуктом на мировом рынке вооружений является ЗРПК «Панцирь—С1». Его доля в структуре экспорта холдинга приближается к половине. Большим спросом пользуются противотанковые средства: ПТРК «Корнет—Э», «Хризантема—С», ПТУР «Конкурс—М», переносные ЗРК «Игла—С», танковые выстрелы с управляемой ракетой «Инвар» и «Аркан». Имеем мы свою нишу и в таком классе военной техники, как комплексы автоматизированного управления огнем артиллерии. Это, думаю, известные скорее специалистам комплексы «Машина—М» и «Капустник». □ — Какие государства в основном закупают вашу продукцию? Планируете ли расширять географию поставок? — Наша продукция военного назначения поставляется в страны Северной Африки, Персидского залива, Ближнего и Среднего Востока, Латинской Америки, Юго—Восточной Азии, СНГ. Мы дорожим деловыми партнерскими отношениями со всеми нашими зарубежными контрагентами — Объединенными Арабскими Эмиратами, Индией и многими другими, сделавшими свой выбор в пользу российского оружия. Безусловно, мы планируем расширять географию поставок. Это общее правило бизнеса: если не ты, то конкурент занимает свободный сектор рынка. Другое дело, что оружейный рынок очень специфичен. Здесь как нигде оказывают влияние геополитические факторы. □ — Владимир Путин заявлял, что в ГПВ до 2025 года особое внимание следует уделить высокоточному оружию. Хватит ли мощностей ваших предприятий для выполнения поставленной задачи? — Для того чтобы запланированные мероприятия Государственной программы вооружения по серийному выпуску новых образцов вооружения, включая высокоточное оружие, были реализованы, осуществляется совершенствование и расширение производственно—технологической базы предприятий холдинга. В рамках ФЦП «Развитие оборонно-промышленного комплекса Российской Федерации на 2011—2020 годы» профинансированы проекты капитального строительства, реконструкции и технического перевооружения предприятий, на которых будет выпускаться новая техника. Кроме бюджетных средств в эти проекты вкладываются и собственные средства предприятий. Поэтому сомнений в выполнении задач, поставленных военно-политическим руководством страны, у меня нет. Не должно их быть и у наших граждан. □ ■ Фото: Алексей Майшев □ — Звучит весьма убедительно. А когда может быть представлен новый «Панцирь—СМ»? — Создание нового образца вооружения — процесс, сопряженный с решением целого комплекса сложных задач: научно—технических, экономических, планово—административных. Нужно не только создать высокоэффективный образец вооружения, но и сделать его доступным для потенциального заказчика с финансовой точки зрения. Опытно-конструкторскую работу необходимо организовать таким образом, чтобы разработчики комплекса, их кооперация могла участвовать в данном процессе без ущерба другим проектам, в которых они задействованы. Полагаю, что в 2017 году мы сможем увидеть «Панцирь—СМ» не только в формате 3D—модели, но и в «железе». □ — Чем он будет превосходить аналоги? — В мире много зенитных ракетных комплексов с близкими тактико—техническими характеристиками. При этом различия между ними могут быть очень существенными. Один ЗРК может размещаться на нескольких транспортных базах и иметь, скажем, командную радиолокационную систему наведения. Другой ЗРК размещается на одном шасси и имеет комбинированную систему управления ракетным оружием. Отличий может быть много. Если в качестве аналога рассматривать его прототип — ЗРПК «Панцирь—С1», то остановлюсь на основных параметрах. «Панцирь—СМ» будет иметь существенно большую зону обнаружения и поражения воздушных целей, как по дальности, так и по высоте. Комплекс позволит уничтожать средства воздушного нападения, летящие со скоростью несколько тысяч метров в секунду. Сегодня, как вы знаете, это 1000 метров в секунду. Ну а важнейшим его отличием от существующего ЗРПК станет способность стрельбы по баллистическим целям. □ — Руководитель тульского КБП говорил, что есть заказ «Панцирей» для Арктики. Сколько их заказано для этих нужд и когда начнутся их испытания за полярным кругом? — Борьба за Арктику, прежде всего за ее нефтеносный шельф, вышла из чисто экономической плоскости и приобрела в последние годы военно—политический оттенок. Ваши читатели из средств массовой информации, уверен, знают и о захвате российской платформы «Приразломная», и об увеличении присутствия военно—морских сил НАТО в акваториях северных морей. Поэтому руководством страны принято решение усилить возможности вооруженных сил на этом стратегическом направлении. Мы гордимся тем, что роль «первопроходцев» — средств ПВО в Заполярье доверена ЗРПК «Панцирь—С». Сегодня подразделение из нескольких боевых машин уже находится в экстремальных условиях Севера и проходит стадию опытно—войсковой эксплуатации. По мере формирования и развития инфраструктуры военного гарнизона группировка средств ПВО может наращиваться. Однако решение будет приниматься Министерством обороны исходя из комплексной оценки ситуации. □ ■ Фото: Алексей Майшев □ — Чего стоит ожидать от холдинга в 2014 году? Может, есть какие—то разработки, о которых можно тонко намекнуть? — Безусловно, научно-техническая мысль не стоит на месте. В 2012 году в России был создан Фонд перспективных исследований, который многие эксперты называют аналогом американского Агентства передовых оборонных исследовательских проектов (DARPA). Формируя собственную исследовательскую программу, ФПИ отобрал и финансирует несколько проектов нашего холдинга по созданию перспективных образцов высокоточного оружия. Думаю, что по критерию «эффективность/стоимость» они будут положительно оценены нашими военными, а в случае боевого применения создадут серьезные проблемы потенциальным недругам. Это разработки из ряда того, что принято называть «асимметричным ответом» на возникающие угрозы. □ — Как продвигается работа по гиперзвуку? Есть ли какой—то результат? — Вы, по—видимому, говорите о высокоскоростной ЗУР для ЗРПК «Панцирь». Работа по данной теме существенно продвинулась и перешла из проектной фазы в стадию экспериментальной отработки и натурных испытаний. В апреле этого года в ходе воздушно—огневой конференции на полигоне Ашулук были проведены демонстрационные стрельбы этой ракетой. Подготовлены предложения по срокам и порядку дальнейших испытаний. Поэтому результат есть. Но есть и сопутствующие вопросы, требующие решения. □ ■ Фото: Алексей Майшев □ — Модернизация каких еще образцов техники, кроме «Панциря», ведется вами в настоящее время? — Любой главный конструктор всегда стремится к тому, чтобы в максимальной мере реализовать модернизационный потенциал созданного им образца вооружения. При глубокой модернизации могут быть достигнуты столь высокие ТТХ, что можно говорить о разработке фактически нового изделия. Так, работа конструкторов КБ приборостроения им. академика А.Г. Шипунова по совершенствованию ПТРК «Корнет» дала очень хорошие результаты. Предложенные ими технические решения позволили существенно увеличить параметры дальности стрельбы, бронепробития, помехоустойчивости. Комплекс станет более универсальным. Кроме своей основной функции — поражения бронетанковой техники, он обеспечит возможность стрельбы по БПЛА и вертолетам, обеспечивая свое самоприкрытие от средств воздушного нападения. Для этого используется штатная ракета, имеющая не кумулятивную, а осколочно—фугасную боевую часть. □ — Повлияли ли санкции Запада на количество производимой вами продукции на экспорт? — Абсолютное большинство наших зарубежных контрагентов не поддержали усилия США и Европы по эскалации напряженности межгосударственных отношений с Россией. Все наши контракты остаются в силе. Конечно, события на Украине несколько усложнили работу наших предприятий, как и отечественного оборонно—промышленного комплекса в целом. Все—таки наши интеграционные связи с ближайшим соседом складывались десятилетиями… Тем не менее за счет импортозамещения, определенного переформатирования кооперации поставщиков комплектующих изделий мы стабилизируем ситуацию. Санкции не дадут того эффекта, на который рассчитывали их идеологи. Скорее, эффект будет обратным. □ — Сколько «Панцирей» планируется поставить в Бразилию для обеспечения ЧМ по футболу? — Финальный турнир чемпионата мира пройдет, как хорошо знают футбольные болельщики, с 12 июня по 13 июля этого года. Переговоры с бразильской стороной о заключении контракта на поставку ЗРПК «Панцирь—С1» находятся пока на самой начальной стадии. Практика подобных переговоров свидетельствует о том, что на согласование основных параметров контракта уходит не один месяц и даже год. Поэтому говорить серьезно о поставке наших зенитных комплексов к мундиалю-2014 не приходится. Вместе с тем мы рассчитываем на то, что переговорный процесс не будет очень длительным и в недалеком будущем ЗРПК «Панцирь—С1» будут охранять небо Бразилии. □ Источник — РИА Новости

Admin: ■ Новости ■ 25—09—2014Стелс—технологии: теория и практикаВозможности и перспективы самолета—невидимки Борьба за господство в воздухе давно переместилась в область радиоэлектроники. В наши дни воздушный бой представляет собой невидимую схватку электромагнитных лучей на расстоянии в сотни километров. Но по—прежнему действует старое правило боя: эффект неожиданности дает большое преимущество. Технология стелс возвращает к этому основному принципу военных действий. □ Как это работает □ ■ Чтобы понять принцип работы этой технологии, нужно разобраться в принципах работы радара. ■ Как известно, радар — это средство, позволяющее оценить приблизительное месторасположение объекта в пространстве. Принцип действия радиолокационной станции (РЛС) основан на том, что отправленный с нее радиосигнал хорошо отражается от металлических поверхностей, например от корпуса самолета. ■ Фюзеляжи летательных аппаратов обычно округлой аэродинамической формы, поэтому радиосигнал отражается от них во все стороны, в том числе и в сторону радара. Радар принимает сигнал. По времени, которое было необходимо для того, чтобы проделать путь от РЛС до самолета, определяется расстояние. □ ■ Фото: defencetalk.com □ ■ Сочетая эту информацию с направлением, откуда принят сигнал, радиолокатор определяет местоположение объекта. Кроме того, современные радары, например «Ирбис» или «Жук» разработки КРЭТ, могут сортировать цели по размеру и типу: «вертолет», «крылатая ракета», «истребитель». ■ Таким образом, чем лучше самолет отражает радиоволны, тем на большем расстоянии его можно засечь. Конструкторы стараются снизить эту способность, называемую еще радиолокационной заметностью. ■ Принцип снижения заметности, или стелс—технология, основан на том, что сигнал от РЛС за счет особенностей корпуса не отражается в сторону радара. Сейчас существуют два основных способа достижения этой цели: фюзеляж самолета выполняется не округлой, а угловатой формы, с прямыми поверхностями и острыми углами, а также корпус покрывается специальным, радиопоглощающим покрытием. ■ Помимо этого, часто снижают тепловую заметность самолета, размещая сопла двигателей на верхней поверхности аппарата. Также применяются системы охлаждения нагретых участков. Все это в сумме обеспечивает максимальную невидимость от радиолокационных средств противника. □ Американский «невидимка», придуманный русским физиком □ ■ История стелс—технологии началась в 1966 году, когда специалист по радарам, работавший на заводе «Локхид», наткнулся на статью физика Петра Уфимцева в популярном советском научно—техническом журнале. В статье говорилось о том, что летательные аппараты определенного вида, сделанные из определенных материалов, определенным образом граненные и окрашенные, практически невидимы для радаров. Статья очень заинтересовала американских военных специалистов, и в США решили построить и испытать такой летательный аппарат. ■ И уже в середине 1970—х годов американские ВВС получили самолет—разведчик SR—71, который отличался необычной формой, был специально окрашен, согласно идеям Уфимцева. Таким образом, SR—71 был первым самолетом, созданным с применением технологий радиолокационной малозаметности. ■ Несмотря на форму, специальное покрытие, цезий, который добавлялся в топливо для снижения температуры выхлопа, SR—71 легко обнаруживался благодаря потоку разогретых выхлопных газов, а также нагреву корпуса на высоких скоростях. □ «Невидимки» в небе □ ■ Американцы двинулись дальше и начали разрабатывать новые типы самолетов—невидимок, основанных на идеях русского физика. Проект получил название «стелс», от английского stealth — «втихомолку», «украдкой». ■ В начале 1990—х годов США явили миру самолет крайне необычного вида. Были изготовлены две модификации «стелсов»: истребитель—бомбардировщик F—117 и тяжелый стратегический бомбардировщик В—2. ■ Кстати, в создании последнего участвовал сам Петр Уфимцев. Когда в 1980—х годах работы по советскому «стелсу» на уфимцевских идеях были прекращены, обиженный конструктор эмигрировал в США. □ Стелс—технологии по—русски □ ■ Но можно задаться вопросом: если в СССР давно знали секреты подобных технологий, то почему не опередили американцев, создав свой «стелс»? ■ Как известно, в советское время огромные ресурсы тратились на решение самых современных оборонных задач, и данное направление не было исключением. ■ Как вспоминал генконструктор НПО «Люлька—Сатурн» Виктор Чепкин, эта технология была хорошо известна советским конструкторам. «Вместе с разными институтами тщательно анализировали, что такое «стелс» и вообще технология невидимости, как она реализуется в бою и прочее. И пришли к выводу, что гипертрофированное применение «стелсовской» технологии — «стелс» ради «стелса» — чрезвычайно сужает диапазон боевого применения самолетов. Чисто «стелсовские» самолеты можно применять только в очень узком боевом диапазоне для специфических целей. А технология очень дорогая», — рассказывал он. ■ Как минимум в двух советских КБ были построены и испытаны самолеты—невидимки разных типов. Авторитетные комиссии пришли к выводам не в пользу «невидимых» технологий. ■ Во—первых, самолет—невидимка, изготовленный по идеям Уфимцева, из—за своей формы обладает малой скоростью и маневренностью, он плохо приспособлен к боевому маневру. ■ Во—вторых, самолет можно обнаружить визуально и особыми высокочастотными радарами. Кроме того, при открытии бомболюков и в некоторых режимах полета он виден обычными радарами и после «засечки» может быть легко сбит. Об этом догадались еще в 1999 году сербские специалисты ПВО, когда югославский МиГ—29 сбил американский F—117A в небе над Белградом. Сегодня эксперты в области обороны отмечают, что даже дорогостоящий самолет—невидимка F—35 не является тайной для китайских и российских радаров. ■ В—третьих, стоимость таких самолетов очень высока. Для сравнения: бомбардировщик B—2 стоимостью 1,157 млрд долларов является самым дорогим самолетом в истории авиации. ■ Но от технологий малозаметности не отказывалась ни одна сторона. Ряд технологий стелс включены в конструкцию последних советских истребителей — МиГ—29 и МиГ—27. Новые российские самолеты – истребитель—бомбардировщик Су—34, легкий фронтовой истребитель МиГ—35 и тяжелый истребитель Су—35С — также обладают пониженной заметностью. Перспективные российские самолеты пятого поколения — тяжелый многоцелевой истребитель ПАК ФА и дальний стратегический бомбардировщик ПАК ДА — разрабатываются как самолеты—невидимки. ■ Кстати, на ПАК ФА, который сейчас проходит государственные испытания, планируется устанавливать новую РЛС с активной фазированной антенной решеткой (АФАР) разработки КРЭТ. Плоскость антенной решетки расположена под наклоном, что существенно снижает ее вклад в ЭПР самолета, делая его менее заметным. ■ И хотя требования к истребителям пятого поколения у российских и американских конструкторов в принципе идентичны, есть основное отличие — американцы отказываются от сверхманевренности в пользу малозаметности. ■ По мнению же отечественных специалистов, сверхманевренность приобретает все более важное значение в военной авиации. Этому способствует не только развитие радиолокации и появление новых высокочастотных радаров, но и постепенное исчезновение американской «монополии» на истребители пятого поколения. Ведь при встрече двух малозаметных истребителей тактика ведения боя будет возвращаться к прошлому.

Admin: ■ КонцепцииКомплексное решение задач радиолокационной разведкиЕго обеспечит совершенствование системы информационно—технического взаимодействия ФСР и КВП на основе системного подхода Вниманию читателей «ВКО» предлагается механизм совершенствования СИТВ ФСР и КВП (системы информационно—технического взаимодействия Федеральной системы разведки и контроля воздушного пространства), основанный на учете всех взаимосвязей между группами руководства соединений ВКО и центров ЕС ОрВД в рамках функционирования единой радиолокационной системы; дается экономическое обоснование внедрения технологии БШД (беспроводного широкополосного доступа) в СИТВ ФСР и КВП; предлагается эффективный вариант организации каналов передачи данных для автоматизированного сбора информации о воздушной обстановке. В июле 1993 г. указом президента Российской Федерации «Об организации противовоздушной обороны в Российской Федерации» Министерству обороны была поставлена задача провести всестороннюю оценку состояния радиолокационной системы противовоздушной обороны страны и подготовить проект нормативно—правового документа, регулирующего принципы создания федеральной системы разведки и контроля воздушного пространства в виде радиолокационной системы двойного (военно—гражданского) назначения. □ ■ Фотоархив ЛЭМЗ □ Результатом проведенной в максимально сжатые сроки работы специалистов Главного оперативного управления Генерального штаба ВС РФ, Управления РТВ, Управления эксплуатации вооружения и военной техники, Управления связи, РТО и АСУ, ВНК и других управлений главного командования Войск ПВО стало издание указа президента Российской Федерации «О создании федеральной системы разведки и контроля воздушного пространства Российской Федерации» (ФСР и КВП). В соответствии с Указом президента Российской Федерации 1994 г. ФСР и КВП была создана как система двойного (военно—гражданского) назначения в целях объединения усилий Министерства обороны Российской Федерации и Министерства транспорта Российской Федерации для эффективного решения задач противовоздушной обороны и управления движением в воздушном пространстве Российской Федерации. Кроме выполнения функций радиолокационной разведки и радиолокационного контроля воздушного пространства, речь также шла об оперативном управлении силами и средствами радиолокационной разведки и радиолокационного контроля воздушного пространства, организации взаимодействия органов управления видов Вооруженных Сил Российской Федерации с органами управления воздушным движением, информационного обеспечения систем управления войсками и органов управления воздушным движением и о размещении на территории страны радиоэлектронной техники на основе единой технической политики. Основу системы управления, сбора и обработки радиолокационной информации должны были составить командные пункты радиотехнических частей и соединений, разведывательно—информационные центры (РИЦ) командных пунктов соединений и объединений (районов и зон) ПВО, а также РИЦ ЦКП Войск противовоздушной обороны. В соответствии с утвержденным положением о ФСР и КВП ее основу составили радиотехнические подразделения и части видов и родов войск ВС РФ и радиолокационные позиции аэронавигационной системы России, оснащенные унифицированными радиолокационными комплексами двойного назначения. Они составляют основу единой радиолокационной системы (ЕРЛС) ФСР и КВП. На них, в частности, возлагаются задачи ведения радиолокационной разведки, контроля использования воздушного пространства страны и радиолокационного обеспечения укрупненных центров организации воздушного движения (УЦ ОрВД) аэронавигационной системы России. Решение указанных задач осуществляется посредством формирования радиотехническими средствами ВС РФ и аэронавигационной системы России радиолокационных полей, обеспечивающих функционирование системы радиолокационной разведки ВКО, ВВС и ПВО, системы освещения надводной обстановки ВМФ и системы радиолокационного наблюдения ЕС ОрВД На рисунке 1 показана структура радиолокационного поля в вертикальном разрезе, создаваемого радиотехническими подразделениями и частями видов и родов войск ВС РФ и радиолокационными позициями аэронавигационной системы России. □ ■ Рис. 1 □ 1 — область воздушного пространства, в котором функционирует система радиолокационной разведки ВКО, ВВС и ПВО 2 — область воздушного пространства, в котором функционирует система радиолокационного наблюдения ЕС ОрВД 3 — область воздушного пространства, в котором функционирует система освещения надводной обстановки ВМФ Σ — область воздушного пространства, формируемая всеми радиолокационными системами совместно □ Все вышеперечисленные радиолокационные системы функционируют на единых принципах и решают единые по целям задачи. Но в настоящее время ни одна из них в отдельности самостоятельно не может в полной мере обеспечить предъявляемые к ней требования по формированию заданных параметров радиолокационного поля. Это выражается в наличии в радиолокационных полях углов закрытия, областей радиотени, недостаточных дальностях обнаружения воздушных объектов на заданных направлениях и т.д., что отражает главный недостаток автономного функционирования ведомственных радиолокационных систем. Достичь существенного снижения данных недостатков можно путем формирования ЕРЛС ФСР и КВП за счет комплексного использования имеющихся в ВС РФ и в аэронавигационной системе России радиолокационных систем и средств. Создание ЕРЛС позволяет, с одной стороны, существенно повысить качество информационного обеспечения органов управления ВС РФ и ЕС ОрВД, а с другой — снизить капитальные затраты на развертывание радиотехнических средств, дублирующих добывание информации о воздушной обстановке. Как следствие произойдут улучшение контроля использования воздушного пространства и повышение безопасности полетов авиации всех ведомств, а в конечном итоге — повышение эффективности функционирования ФСР и КВП в целом. Определяющее значение в функционировании и жизнеспособности ЕРЛС принадлежит системе информационно-технического взаимодействия (СИТВ) ФСР и КВП. Под СИТВ ФСР и КВП понимается комплекс организационных и технических мероприятий, обеспечивающий обмен информацией о воздушной обстановке между органами управления ВС РФ и ЕС ОрВД РФ в целях обеспечения контроля использования воздушного пространства и управления воздушным движением. В настоящее время вопросы информационно—технического взаимодействия наиболее полно проработаны для органов управления ПВО (ВКО) и ЕС ОрВД. □ ■ Рис. 2. Графика Юлии Гореловой □ Структурная схема СИТВ ФСР и КВП показана на рисунке 2. В состав СИТВ ФСР и КВП входят: • комплекс программно—технических средств (КПТС); • выносной комплект абонентского оборудования (ВКАО); • комплекс средств связи и передачи данных (КССПД) □ КПТС предназначен для адаптации информации о воздушной обстановке, передаваемой с центров ЕС ОрВД, к требованиям МО РФ, а именно — для обеспечения работы по скоростным и маневрирующим воздушным объектам, для использования информации от Единой системы государственного радиолокационного опознавания и др. (рис. 3). □ ■ Рис. 3. Графика Юлии Гореловой ■ Рис. 4. Графика Юлии Гореловой ■ Рис. 5. Графика Юлии Гореловой □ ВКАО предназначен для отображения обобщенной информации о воздушной обстановке на КП соединения ВКО (рис. 4). КССПД предназначен для передачи информации о воздушной обстановке и обеспечения речевого взаимодействия между органами управления ПВО (ВКО) и ЕС ОрВД. Он является системообразующим элементом СИТВ, обеспечивающим функционирование всех его составных частей в рамках единой системы. Современные технологии связи значительно усовершенствовали и упростили обмен информацией, что позволяет решать самые сложные задачи информационного обеспечения и коммуникаций, о которых трудно даже было себе представить в конце прошлого столетия. На особенностях организации КССПД остановимся более подробно. На КССПД (рис. 5) возлагаются следующие задачи: • передача РЛИ и информации речевого взаимодействия между ТРЛП ДН и ПУ радиотехнических подразделений (децентрализованный режим); • передача РЛИ и информации речевого взаимодействия между центрами ЕС ОрВД и КП соединений ВКО и КП радиотехнических частей (централизованный режим); • передача РЛИ и информации речевого взаимодействия между другими объектами (группами руководства полетами), участвующими в процессах управления воздушным движением и обеспечения безопасности полетов авиации всех ведомств. Для организации каналов связи и передачи данных в СИТВ ФСР и КВП может использоваться широкий спектр средств связи, к основным из которых относятся: • станции фиксированной спутниковой связи (СФСС); • цифровые радиорелейные станции (ЦРРС); • кабельные, волоконно—оптические линии связи (КЛС, ВОЛС); • оборудование беспроводного широкополосного доступа (БШД). В ходе практической реализации проектов по построению СИТВ ФСР и КВП в Восточной, Центральной и других зонах ответственности за ПВО в качестве основного средства связи, обеспечивающего функционирование КССПД, использовалась ЦРРС МИК РЛ—7. Типовая схема организации КССПД, применяемая в данных проектах, показана на рисунке 6. □ ■ Рис. 6. Графика Юлии Гореловой □ Данная схема организации КССПД в рамках функционирования СИТВ ФСР и КВП отражает как централизованный, так и децентрализованный способы выдачи информации о воздушной обстановке и имеет топологию «точка—точка». К достоинствам данной схемы организации КССПД следует отнести относительную простоту ее построения и высокую надежность каналов связи и передачи данных. В то же время опыт эксплуатации такой схемы организации КССПД вскрыл и ряд существенных недостатков. Основным недостатком данной схемы организации КССПД является то, что она предусматривает создание каналов связи только между отдельными должностными лицами органов управления ВКО (ПВО) и ЕС ОрВД и не учитывает потребности во взаимодействии между другими, не менее значимыми группами руководства полетами. Так, в процессах управления воздушным движением и обеспечения безопасности полетов авиации всех ведомств участвует широкий круг должностных лиц, влияющих на принятие управленческих решений. К ним относятся руководитель полетов УЦ ЕС ОрВД, диспетчеры секторов РЦ (до 10 и более), диспетчеры аэродромно—диспетчерских пунктов (АДП), группа планирования полетов государственной авиации, оперативный дежурный КП авиационной части, штурманы стартовых командных пунктов (СКП), штурманы пунктов наведения (ПН) авиационных частей, группа перелетов на КП соединения ВВС, группа по взаимодействию с авиацией на КП соединения ВКО и другие. Следовательно, каналы взаимодействия между этими группами руководства и должностными лицами необходимо включить в состав СИТВ ФСР и КВП и учесть в ней все их взаимосвязи. Другим недостатком существующей схемы организации КССПД является то, что она не учитывает в полной мере пиковые нагрузки полетов авиации. □ ■ Фотоархив ЛЭМЗ □ Так, при возникновении обстоятельств непреодолимой силы в нескольких секторах УЦ ЕС ОрВД одновременно (нарушение режима полетов, пересечение госграницы, сигнал «Бедствие») одного телефонного канала между РЦ и КП соединения ВКО для разрешения конфликтной ситуации будет недостаточно. Кроме этого, производительность канала передачи данных о воздушной обстановке с УЦ ЕС ОрВД на КП соединения ВКО должна обеспечить передачу информации о максимально возможном количестве воздушных объектов, которое может находиться в районе ответственности УЦ ЕС ОрВД. Однако в существующей схеме организации КССПД этот факт не учитывался. Наличие данных недостатков может привести к пропаданию информации о воздушной обстановке и потере управления, следствием чего станет снижение безопасности полетов. Это требует принятия неотложных мер по устранению выявленных недостатков. Для устранения вышеизложенных недостатков необходимо рассматривать СИТВ ФСР и КВП как единую целостную систему со всеми ее взаимосвязями между группами руководства полетами и должностными лицами, осуществляющими управление воздушным движением. Такой подход позволит определить объемы передаваемой информации о воздушной обстановке и необходимое количество каналов связи для обеспечения функционирования СИТВ ФСР и КВП. Это и составляет суть системного подхода при построении СИТВ ФСР и КВП. Следствием применения системного подхода при построении ССПД ФСР и КВП является переход от отдельных направлений информационного взаимодействия к локальным сетям передачи данных между объектами ФСР и КВП, более полно учитывающими взаимосвязи между всеми группами руководства и должностными лицами УВД. Построение локальных сетей в свою очередь обуславливает изменение топологии построения СИТВ и обуславливает переход от топологии «точка—точка» к полносвязной топологии сети (рис. 7). □ ■ Рис. 7. Графика Юлии Гореловой □ Переход к полносвязной топологии организации ССПД подразумевает создание большого количества каналов связи, что при традиционных методах (прокладка кабельных линий связи, организация РРС интервалов, и т.д.) приведет к резкому возрастанию капитальных затрат. Это является мощным сдерживающим фактором совершенствования СИТВ ФСР и КВП. В связи с этим актуальной становится задача поиска новых нетрадиционных способов организации ССПД. Одна из инновационных технологий связи, способная обеспечить организацию ССПД с полносвязной топологией при построении СИТВ ФСР и КВП, — технология беспроводного широкополосного доступа (БШД). Беспроводной широкополосный доступ является передовой информационной технологией, внедряемой в ССПД общего и специального назначения. Технология БШД базируется на основе теории широкополосных сигналов (ШПС), разработанной для помехоустойчивой передачи информации с использованием сигнала малой мощности. К достоинствам технологии БШД следует отнести следующие: • высокая скорость передачи данных (до 200 мгбит/сек); • высокая защищенность от переотражений при интерференции; • малые габариты и вес (30х30см, 60х60см, 2,5 кг), низкая стоимость; • возможность реализации гибкой топологии построения сети; • быстрое развертывание, низкие эксплуатационные затраты; • большая дальность радиосвязи (прямая видимость); • возможность построения мультисервисных сетей; • возможность приоритетной передачи речевой информации (VoIP); • реализован механизм качества обслуживания (QoS); • централизованное управление доступом. Для оценки экономической эффективности технологии БШД целесообразно воспользоваться критерием себестоимости передаваемой информации □ Си = NΣ/M, Где: Си — себестоимость передаваемой информации о воздушной обстановке; NΣ — суммарные затраты на построение ССПД; M — количество организованных каналов связи, по которым передается информация о воздушной обстановке. □ Проведенные сравнительные оценки показывают, что по данному критерию сети с технологией БШД существенно превосходят аналогичные, а именно — при прокладке кабельных (волоконных) линий связи в 5—6 раз, при развертывании СФСС — в 3—4 раза, при установке ЦРРС — в 3 раза. Вариант схемы построения локальной ССПД с полносвязной топологией показан на рисунке 8. □ ■ Рис. 8. Графика Юлии Гореловой □ Данный вариант построения ССПД ФСР и КВП позволяет учесть потребности органов управления ПВО и ЕС ОрВД в организации необходимых каналов взаимодействия между группами руководства и должностными лицами, осуществляющими управление воздушным движением, а также обеспечить обмен данными о воздушной обстановке при пиковых нагрузках полетов авиации всех ведомств. Отдельным вопросом системного подхода к совершенствованию СИТВ ФСР и КВП является вопрос об организации каналов передачи данных для автоматизированного способа сбора и обработки информации о воздушной обстановке. В основе организации автоматизированного способа сбора и обработки информации о воздушной обстановке лежит оснащение органов управления ПВО (ВКО) и ЕС ОрВД комплексами средств автоматизации (КСА) и надежными каналами передачи данных. В органах управления ЕС ОрВД задача оснащения КСА и надежными каналами передачи данных решается достаточно успешно, в результате чего автоматизированный способ сбора и обработки информации о воздушной обстановке является основным. В органах управления ВКО (ПВО) решение этой задачи сдерживается отсутствием надежных каналов передачи данных, организация которых предусматривается вне ФЦП «Совершенствование ФСР и КВП (2007—2015 гг.)». Ввиду отсутствия надежных каналов передачи данных между КП радиотехнических частей и подразделений ВС РФ основным способом сбора и обработки информации о воздушной обстановке на КП соединений ВКО (ПВО) пока остается неавтоматизированный способ. Из—за существования различных способов сбора и обработки информации о воздушной обстановке в органах управления ВКО (ПВО) и ЕС ОрВД функционирование СИТВ ФСР и КВП в полном объеме не представляется возможным, вследствие чего и формирование единой радиолокационной системы оказывается проблематичным. Решение задачи по организации автоматизированного способа сбора и обработки информации о воздушной обстановке как в интересах ЕС ОрВД, так и в интересах ВКО (ПВО) должно рассматриваться в рамках функционирования единой системы — СИТВ ФСР и КВП, что отражает системный подход решения проблемы. Оценки, проведенные по вышепредложенному критерию, показывают, что наиболее эффективным вариантом решения проблемы по организации надежных каналов передачи данных для частей и подразделений МО РФ является организация каналов доступа к магистральным линиям связи региональных операторов («каналов последней мили»). Такой подход позволит обеспечить высокое качество ССПД при относительно небольших капитальных вложениях и быстрый их ввод в эксплуатацию (рис. 9). □ ■ Рис. 9. Графика Юлии Гореловой □ В качестве средства связи «последней мили» целесообразно использовать оборудование БШД, обеспечивающее высокие качественные характеристики ССПД при их невысокой стоимости. Создание надежных каналов передачи данных для частей и подразделений МО РФ позволит повсеместно перейти к автоматизированному способу сбора и обработки информации о воздушной обстановке и тем самым обеспечит полноценное функционирование СИТВ ФСР и КВП. Таким образом, совершенствование СИТВ ФСР и КВП на основе системного подхода обеспечит комплексное решение задач радиолокационной разведки, контроля и использования воздушного пространства, а также управления воздушным движением при существенной экономии капитальных затрат и бюджетных средств. □ Александр Евгеньевич Кислуха, начальник управления проектами ФСР и КВП ОАО «НПО «ЛЭМЗ», кандидат технических наук, полковник Святослав Васильевич Скварник, начальник отдела целевых программ по Дальнему Востоку ОАО «НПО «ЛЭМЗ», кандидат военных наук, полковник □ Опубликовано 13 октября в выпуске № 5 от 2014 года

Admin: ■ Фотофакты ■ 24—04—2014Фотофакт:Завершается строительство военного городка в Калиниградской области■ Военный городок в районе города Пионерский, возводимый специалистами Главного управления Спецстроя России по территории Северо—Западного федерального округа, находится на завершающей стадии строительства. На сегодняшний день на объекте возведены все здания и сооружения с учетом современных стандартов и требований. На общей площади в 134,6 га располагаются казармы и общежития коридорного и квартирного типов, пункты технического обслуживания, котельная, солдатская и офицерская столовые, медицинский пункт, складские помещения, пожарное депо, клуб, спортивные сооружения и другие объекты инфраструктуры □ □ □ □ ■ Завершение строительных работ на объектах военного городка запланировано на осень 2014 года. Спецстроевцами с начала строительства была проделана сложная и масштабная работа: только в административно—хозяйственной зоне было возведено 106 и реконструировано 7 объектов. На данный момент специалистами Северо—Западного главка Спецстроя России производится чистовая отделка зданий и сооружений военного городка, ведется монтаж оборудования инженерных систем и пуско-наладочные работы. Большая часть объектов уже введена в эксплуатацию. □ □ □ □ ■ Эти и другие работы по возведению и ремонту военных городков, предназначенных для прохождения службы и проживания военнослужащих, а также расположения комплексов сооружений и технических средств выполняются в рамках реализации задач Минобороны России по строительству и реконструкции объектов военной инфраструктуры в Калининградской области.

Admin: ■ 21—04—2014Застройщик объявил о скором завершении строительства военного городка под КалининградомВоенный городок в районе Пионерского возводит Главное управление Спецстроя России по СЗФО ■ По данным застройщика, на сегодняшний день с учетом современных стандартов и требований на объекте возведены все здания и сооружения. На 134,6 га располагаются казармы, общежития, пункты техобслуживания, котельная, солдатская и офицерская столовые, медпункт, склады, пожарное депо, клуб, спортивные сооружения и другие объекты инфраструктуры. Всего с начала строительства было возведено 106 и реконструировано 7 объектов. □ □ ■ Полное завершение работ запланировано на осень 2014 года. Сейчас специалистами Северо—Западного главка Спецстроя производится отделка зданий, ведутся монтаж оборудования инженерных систем и пусконаладочные работы. Большая часть объектов уже введена в эксплуатацию. ■ Напомним, на берегу Балтийского моря в Калининградской области в прошлом году была установлена радиолокационная станция войск воздушно—космической обороны, которая расположена в городе Пионерском. 24 мая 2013 года ее работоспособность проверил лично глава оборонного ведомства России Сергей Шойгу. Министр ознакомился с особенностями работы и параметрами радиолокационной станции нового поколения «Воронеж—ДМ». Речь идет о системе предупреждения о ракетном нападении, которая несет дежурство по радиолокационному контролю западного направления. Для комфортного проживания и досуга военнослужащих, которые проходят службу на РЛС, а также членов их семей Спецстрой и возводит армейский городок. ■ © Информационное агентство Русский Запад ■ © Фото: spetsstroy.ru

Admin: ■ 24—06—2014В Калининградской области завершается строительство военного городка для персонала РЛС «Воронеж—ДМ»В городе Пионерском Калининградской области завершается строительство военного городка для военнослужащих, проходящих службу на радиолокационной станции ■ По информации Спецстроя России, большинство объектов в эксплуатацию уже сдали. В настоящее время строители занимаются отделкой зданий в военном городке. Также проводятся пусконаладочные работы и монтаж оборудования инженерных систем. ■ Как ранее сообщал Русский Запад, на территории городка площадью 134,6 га построены общежития, казармы, пункты техобслуживания, солдатская и офицерская столовые, котельная, медпункт, пожарное депо, склады, спортивные сооружения, клуб и другие объекты. □ □ ■ Радиолокационная станция войск воздушно—космической обороны, находящаяся в самом западном регионе России, сейчас действует в режиме опытно—боевого дежурства. На боевое дежурство РЛС «Воронеж—ДМ» должна заступить после государственных испытаний. ■ Отметим, под контроль калининградской РЛС, входящей в систему предупреждения о ракетном нападении, попадают практически вся Европа и Атлантический океан. Станция может одновременно наблюдать и сопровождать до 500 объектов. ■ Напомним, строительство объектов РЛС началось в феврале 2010 года. 24 мая 2013 года с особенностями работы и параметрами новой радиолокационной станции в Калининградской области ознакомился министр обороны РФ Сергей Шойгу. ■ © Федор Потемкин, специально для информационного агентства Русский Запад ■ © Фото: spetsstroy.ru

Admin: ■ 10—09—2014Под Новоорском продолжается строительство радиолокационной станции «Воронеж»В начале 2015 года радиолокационная станция «Воронеж», строительство которой продолжается в Новоорском районе Оренбургской области, впервые выйдет в эфир и начнет контролировать космическое пространство. Об этом сообщает пресс—служба правительства Оренбургской области. ■ Заказчиком строительства выступает Министерство обороны. Куратор строительства — Радиотехнический институт имени Академика А.Л. Минца. Всего же в первую очередь под Новоорском будет построено 45 сооружений. Это, в основном, объекты технической зоны. □ □ □ □ ■ На данном объекте работают не только специалисты, но и жители Новоорского района. На период строительства объекта трудоустроено 126 человек. В ближайшее время их количество увеличат на треть: близится завершение строительства. После ввода объекта в эксплуатацию Минобороны предоставит жителям района 115 рабочих мест и привлечет на службу по контракту около 100 человек. ■ Орская РЛС «Воронеж—М» — именно такое название дали станции — является замыкающей в системе предупреждения ракетного нападения и обеспечит защиту от ракет с Ближнего Востока, юга Европы, Аравийского полуострова и северной Африки. Зона покрытия станции — от пустыни Такла Макан до берегов Средиземного моря. Новая РЛС способна обнаружить старты баллистических ракет на расстоянии свыше 6000 километров. □ □ □ □ ■ В 2015 году станция начнет работать в тестовом режиме — будет осуществлен первый выход в эфир и контроль космического пространства. В 2016 году Орская РЛС заступит на боевое дежурство. Обслуживанием станции будут заниматься 100—150 офицеров и 100 солдат срочной службы. ■ Президент России Владимир Путин пообещал в ближайшие пять лет ввести в эксплуатацию семь новых радиолокационных станций высокой заводской готовности «Воронеж».

Admin: ■ 30 октября 2014 года | Антон МардасовБеззащитные рубежи космосаСможет ли Россия восстановить деградировавшую орбитальную систему предупреждения о ядерной атаке ■ Фото: nasa.gov Военное ведомство РФ озадачилось развитием средств ядерного нападения в мире. 30 октября замминистра обороны Юрий Борисов, заявил, что это вынуждает Россию активно заниматься развитием системы предупреждения о ракетном нападении (СПРН), и, в частности, его космического и наземного сегментов. — Появились маневрирующие боевые части баллистических ракет, появились новые средства преодоления ПРО. Все это вынуждает совершенствовать СПРН и, в частности, ее космический сегмент, — отметил он. Борисов напомнил, что мощными орбитальными группировками располагали Соединенные Штаты и Советский Союз. — Но позднее «наш космический сегмент несколько деградировал», — признал замминистра, добавив, что сегодня Минобороны динамично восстанавливает космический сегмент СПРН. — В самое ближайшее время будут запущены космические аппараты Единой космической информационной системы, — заметил Борисов. Напомним, в июле 2014 года, когда осложнилась геополитическая обстановка, когда Запад голословно обвинял нашу страну в военной агрессии по отношению к «демократической» Украине и вводил санкции, вдруг выяснилось, что у России могут быть проблемы с реакцией на ядерное ракетное нападение вероятного противника. В частности, появилась информация (которую никто из представителей Минобороны так и не опроверг) о том, что последний геостационарный спутник СПРН «Око—1» вышел из строя. То есть у России на геостационарной орбите не осталось ни одного спутника, способного засечь старты ракет с территории вероятного противника. Кроме того, на высокоэллиптической орбите хоть и продолжают выполнять задачи два аппарата (считается, что для полноценной работы необходимы минимум шесть), однако они запущены еще в 2007—2008 годах и работают с серьезными ограничениями — только три часа в сутки. Правда, в июле появилась другая информация: до конца 2014 года войска воздушно—космической обороны должны запустить на высокоэллиптическую орбиту недавно созданный космический аппарат «Тундра» СПРН, который заменит систему «Око—1» с ее геостационарными спутниками 71Х6 и высокоэллиптическими 73Д6. И именно с этого момента начнется развертывание долгожданной Единой космической системы (ЕКС), одной из функций которой станет раннее предупреждение о ракетном нападении. Но! О запуске спутников СПРН следующего поколения говорят аж с января 2009—го, поэтому запустят ли «Тундру» с космодрома Плесецк в этом году — большой вопрос. Чтобы было понятно, стоит сказать о важности орбитальной системы предупреждения. В случае массированной атаки нашей страны стратегическим ядерным вооружением, основные носители которого — межконтинентальные баллистические ракеты, российские войска должны гарантированно нанести атакующей стороне неприемлемый урон ответными пусками. И чтобы обеспечивать надежное ядерное сдерживание, нужна система, которая позволит как можно обнаружить старты, чтобы политическое руководство оперативно приняло решение о контратаках. Без космического сегмента не может быть нормальной системы предупреждения о ракетном нападении, потому что радиолокационные станции наземного эшелона видят ракеты, когда они уже вышли в космос, а нужно — сразу после старта, говорит заместитель директора Института политического и военного анализа Александр Храмчихин. — Конечно, надежда на то, что космический сегмент СПРН будет восстановлен, есть, однако когда это произойдет — неизвестно, потому что это зависит от огромного количества факторов. К тому же остаются нерешенными три главных проблемы: первая — это дезаорганизованность, вторая — устаревание оборудования и нехватка производственных мощностей, третья — старение кадров высокой квалификации. Главный редактор журнала «Арсенал», полковник запаса Виктор Мураховский замечает: у многих в России неверное представление о Единой космической системе. — ЕКС подразумевает создание некой универсальной платформы, на которой будут базироваться большинство космических аппаратов военного и двойного назначения. То есть в ЕКС войдут спутники предупреждения о ракетном нападении, оптико—электронной, радиолокационной и радиотехнической разведки, спутники военной системы связи и другие. Все это будет объединено единым управлением и единой системой обработки данных. Добавлю, что единая унифицированная платформа обеспечит «сборку» спутников различного назначения, что значительно удешевит стоимость аппаратов из—за унификации модулей. Развертывание ЕКС заложено в госпрограмму вооружений до 2020 года, но количество и типы спутников в ней — это закрытые данные, но что касается СПРН, то предусмотрена ее модернизация сразу по нескольким направлениям. Первое — к 2018 году по периметру наших границ будет создано сплошное радиолокационное поле метрового и дециметрового диапазона. □ — Вы имеете в виду РЛС «Воронеж»? — Да, радиолокационные станции системы предупреждения о ракетном нападении высокой заводской готовности… Так вот, такого сплошного поля не было даже в советское время. Что касается центров управления и системы обработки данных. Это категория модернизируется, в частности, все это будет включено в Национальный центр управления обороной страны, который с 01 декабря ставится на опытно—боевое дежурство, а с марта 2015 года — вводится в строй, что называется, на «постоянку». Там командующие видами и родами войск, начальник Генштаба, Минобороны и политическое руководство страны в режиме «онлайн» будут получать обработанные данные, в том числе и от спутникового сегмента СПРН, который позволяет обнаруживать и отслеживать пуски старты не только МБР, но и оперативно—тактических и тактических ракет. Хотя, в принципе, и наземные РЛС без спутниковых систем достаточно глубоко и далеко «смотрят». Я напомню, что в 2013 году РЛС в Армавире зафиксировала пуск двух баллистических ракет в Средиземном море... Но если спутниковый сегмент будет восстановлен, то, конечно, это позволит контролировать всю поверхность земного шара и акваторию Мирового океана. □ — Пока в планах у Минобороны запустить на высокоэллиптическую орбиту только один аппарат «Тундра». Вряд ли этого будет достаточно, чтобы «закрыть» такую территорию… — Конечно, недостаточно. Он, скорее всего, будет выполнять роль опытно—испытательного аппарата для отработки взаимодействия с наземным сегментом системы управления, а также для отработки элементов новой платформы. По идее, нам нужно иметь шесть, а лучше восемь спутников в космическом сегменте СПРН. □ — «Тундру» пока не запустили, на геостационарной орбите у нас спутников нет, а на высокоэллиптической — три с ограниченным временем действия. Такую ситуацию можно назвать критической? — Нет, как я уже сказал, наземный сегмент СПРН полностью обеспечивает своевременное обнаружение стартов ракет. Станции метрового диапазона «глядят» дальше, но с меньшей точностью, а дециметровые — ближе, но с высокой точностью определяют параметры объекта и его траекторию. □ — Замминистра обороны напомнил, что космическими сегментами СПРН располагали Соединенные Штаты и Советский Союз. Как у наших партнеров обстоят дела с космическим сегментом? — К сожалению, хорошо. У них есть отдельное агентство, которое занимается космосом, — Национальное управление военно—космической разведки США (УНР) с ежегодным бюджетом — более 10 млрд долларов. Оно и запускает космические военные аппараты, управляет ими, а затем — в интересах различных военных ведомств анализирует информацию. Причем, если, допустим, разведывательные спутники для слежения за надводными кораблями противника принадлежат ВМС, но запуск и управление ими — осуществляет УНР. У Штатов развернута достаточно мощная орбитальная группировка, причем они только экспериментальные спутники военного назначения запускают по три—четыре раза в год. И, конечно, на аппаратах стоит мощная «электроника». Что и говорить, знаменитая компания Fairchild Semiconductor ставит такие матрицы на спутники СПРН, разрешающая способность которых даже не сообщается — засекречена, но по оценкам специалистов, аппараты с такой «начинкой» могут обнаруживать пуски зенитных ракет ЗРК «Тор», «Бук» или даже ЗРК «Оса». □ — Удастся Минобороны РФ оперативно восстановить космический сегмент СПРН? — Перед военным руководством поставлена прямая задача, под нее предусмотрено финансирование в госпрограмме вооружений. Более того, эти сегменты находятся в так называемом президентском списке видов вооружений и военной техники, за исполнением пунктов которого Верховный Главнокомандующий следит лично. □ — Однако запуск спутников СПРН следующего поколения, по словам наших военачальников, должен был начаться еще в 2009 году... — Ну, когда 20 лет на печи лежишь и ничего не делаешь, потом очень трудно встать и по—богатырски раскидывать врагов по углам…

Admin: ■ 24—01—2015 МнениеА теперь мы со всем этим попытаемся взлететь...■ Отставка президента ОАК Михаила Погосяна, неоднократно предсказываемая, стала для многих неожиданной — не как сам факт, но как точка отсчета неизбежных перемен. Какие перемены ждут отечественное самолетостроение, сказать сложно, однако можно констатировать, что практически все рычаги влияния на ситуацию находятся в руках государства. На нем же и ответственность за последствия. □ □ ■ Вступление Михаила Погосяна в должность главы ОАК в феврале 2011 года сопровождалось скандалом: его предшественник, Алексей Федоров, был отправлен в отставку президентом России Дмитрием Медведевым «за недостаточное внимание, уделяемое внедрению инновационных решений в своей отрасли». Руководивший ОАК с 2006 года Федоров вернулся на пост президента корпорации «Иркут», а через год стал советником президента госкорпорации «Ростехнологии» (вскоре переименованной в «Ростех»). В феврале 2013 года Алексей Федоров занял должность управляющего директора по авиационным проектам «Ростеха». ■ Отношения Федорова и Погосяна, долгое время работавших в близких структурах, были напряженными с конца 90—х годов, когда производственная корпорация, сложившаяся еще в советское время вокруг ОКБ Сухого, вписывалась в рынок. Федоров возглавил «Иркут» — частную компанию, созданную при Иркутском авиазаводе, Погосян с 1998 года руководил государственным холдингом «Сухой» с собственно конструкторским бюро и авиазаводом в Комсомольске—на—Амуре. ■ Обе компании выжили за счет экспортных контрактов. Выпускаемый «Иркутом» «индийский» истребитель Су—30МКИ и его версии — бестселлер отечественного авиапрома. Находили спрос и истребители комсомольского производства, где строились экспортные версии Су—27, а также Су—30МКК (МК2), более простые и дешевые по сравнению с иркутскими машинами. ■ В то же время сохранение контроля над ОКБ позволило Михаилу Погосяну приступить к разработке машины следующего поколения. «Иркут» фактически был вынужден сменить конструкторское бюро: сегодня его перспективную программу после ожидаемого прекращения серийного производства Су—30 составляют машины, разработанные или разрабатывающиеся коллективом КБ Яковлева (Як—130 и МС—21), влившимся в итоге в «иркутскую» кооперацию. ■ Считается, что взлету Погосяна способствовали два перспективных проекта в его активе: истребитель пятого поколения Т—50 и региональный пассажирский самолет SSJ (Sukhoi Superjet), к тому моменту получивший сертификат МАК. Обе машины стали для российского авиапрома прорывными. ■ Т—50, испытания которого продолжаются (с некоторым отставанием от графика), — второй в мире тяжелый истребитель пятого поколения (после американского F—22), поднявшийся в воздух. Специалисты оценивают его очень высоко даже в нынешнем состоянии прототипа. SSJ, хотя на старте проекта в 2003 году ему и предрекали участь «бумажного самолета», — фактически единственный в России серийный гражданский авиалайнер: из числа 43 гражданских и транспортных самолетов, поднятых в воздух российскими производителями в 2014 году, 34 борта пришлось на «суперджеты». ■ Отдельной проблемой на момент прихода Михаила Погосяна в ОАК было производство боевых самолетов по гособоронзаказу, отличавшееся изрядной неспешностью. Скажем, из 32 фронтовых бомбардировщиков Су—34, заказанных для ВВС России в 2008 году со сроком поставки до конца 2013—го, военные к концу 2010 года получили только шесть машин. Медленно шло и освоение истребителя Су—35С в Комсомольске—на—Амуре: из 48 самолетов, заказанных в 2009 году со сроком поставки до 2015—го, ВВС к началу 2011—го не имели ни одного, что, впрочем, отчасти оправдывалось недоработками бортового оборудования машины и незавершенной программой испытаний. □ Каковы результаты деятельности Михаила Погосяна на посту президента ОАК? □ ■ Производство гражданских самолетов увеличилось шестикратно — с семи машин в 2010 году до 43 в 2014—м. Запущен в серию первый целиком созданный в России пассажирский авиалайнер. Сохраняющиеся проблемы с его сбытом имеют решение, хотя оно и вне юрисдикции ОАК. ■ Производство боевых самолетов для Минобороны России увеличилось почти в четыре раза. Если в 2010 году ВВС получили в общей сложности 28 боевых и учебно—тренировочных самолетов, то в 2014—м — 101 машину, не считая семи транспортных и специальных бортов. Доля поставок для российских военных, на 2010 год составлявшая чуть более четверти в производственной программе боевых самолетов корпорации, выросла, по оценкам, до 80 процентов. ■ Выручка корпорации увеличилась со 128 миллиардов рублей в 2010 году до 285 миллиардов в 2014—м. Развитие перспективных программ ОАК позволяет рассчитывать на дальнейший рост прежде всего за счет гражданских самолетов и расширения гособоронзаказа. Конечно, экономический кризис внесет свои коррективы, однако девальвация национальной валюты повышает конкурентоспособность российского производства как на внутреннем, так и на внешнем рынке. □ Что будет □ ■ «Коньком—горбунком» российского авиапрома времен постсоветского кризиса был экспорт боевых самолетов, прежде всего машин КБ Сухого, построенных на платформе Т—10, прежде всего — Су—27 и Су—30. Доходы от первых китайских и индийских контрактов 1990—х годов пошли на финансирование разработки новых экспортных версий удачной машины, что позволило марке «Су» фактически монополизировать мировой рынок тяжелых истребителей к концу 2000—х годов. ■ В ближней и среднесрочной перспективе ожидать продолжения экспортного бума не стоит, полагает эксперт в области оборонной промышленности Константин Макиенко, заместитель директора Центра анализа стратегий и технологий. ■ «Бум нулевых годов точно не повторится, — полагает Макиенко. — Все клиенты со средствами закупились, срок эксплуатации поставленных машин достаточно долгий, до 30 лет и более. Небольшие закупки, конечно, будут, но явно не в тех масштабах. Говоря о регионах, возможны продажи в Африке, с повторением угандийского сценария (в 2010 году Уганда купила в России шесть истребителей Су—30МК2 — прим. «Ленты.ру»). Есть вероятность увеличения поставок в Китай Су—35, помимо уже обсуждаемых 24 машин этого типа, но уверенности в том нет». ■ Говоря о возможных поставках в Китай Су—35, Константин Макиенко отметил и еще одно обстоятельство: «У Китая сегодня есть платформы J—20 и J—31, претендующие на принадлежность к пятому поколению, но их начинка — двигатели, бортовая радиоэлектроника и т.д. — четвертого поколения. А закупив Су—35, они протестируют и второй концепт: платформу исходного четвертого поколения с начинкой, близкой к пятому». ■ Экспортный потенциал российской военной авиации, отметил также Макиенко, существенно ограничивается отсутствием современных предложений в весовой категории средних и легких боевых самолетов. Максимальный взлетный вес имеющейся линейки «сухих» и перспективного Т—50 значительно превышает 30 тонн, а для некоторых типов машин и 40 тонн. При этом боевые возможности тяжелых истребителей для нужд некоторых потенциальных заказчиков явно избыточны. Формально же подпадающий под разряд среднего истребителя МиГ—29 все же не пользуется таким спросом, как машины ОКБ Сухого. ■ Наличие на рынке самолетов Rafale, Gripen—NG, китайских J—10, FC—1 и, наконец, в перспективе, американского F—35, позволяет потребителям выбирать из достаточно широкого ассортимента новых легких и средних машин, рассчитанного на любой кошелек. ■ Истребитель с максимальной взлетной массой порядка 20 тонн пригодился бы и ВВС России. С учетом уже имеющихся проработок такой самолет мог бы пойти на испытания до 2021 года, и в серию в первой половине следующего десятилетия. □ Чем сердце успокоится □ ■ В связи с отставкой Погосяна больше всего говорят о плачевных финансовых результатах программы производства регионального 90—100—местного самолета SSJ—100. По утверждениям ряда СМИ и экспертов, руководство ОАК сознательно вводило правительство и администрацию президента в заблуждение относительно перспектив проекта. В итоге средства, государственные в том числе, были вложены якобы в заведомо нерентабельную машину. ■ При всей формальной справедливости этих утверждений в них кроется определенное лукавство. Финансовые показатели программы коммерческого самолета не могут рассматриваться в отрыве от объема его продаж, а на вопрос, все ли было сделано государством для того, чтобы обеспечить самолету SSJ нормальный выход на рынок, придется дать отрицательный ответ. ■ «Ответственность за проблемы с продажами SSJ несет, в том числе, правительство страны и руководство авиакомпаний, — считает Константин Макиенко. — Очевидно, что правительство не сделало ничего для повышения коммерческой привлекательности нового самолета, а крупные авиакомпании, эксплуатируя в основном импортную технику, практически не проявили заинтересованности в покупках этой машины. Если называть вещи своими именами, то это поведение коллаборационистов». ■ Сравним историю запуска в производство SSJ с европейским Airbus. Важную роль в счастливой судьбе А300, первого самолета Airbus, сыграли стартовые заказы от Air France и Lufthansa, размер которых во многом был обусловлен давлением и субсидированием со стороны правительств Франции и ФРГ, лоббировавших закупки новой европейской машины. В сегодняшних условиях в России ситуацию с «суперджетами» мог бы спасти как прямой заказ для госавиации, испытывающей потребность в машинах такого класса, так и гарантированные либо прямо профинансированные правительством крупные (не менее 120—150 бортов в сумме) закупки со стороны отечественных авиакомпаний. ■ Уже наработанная статистика эксплуатации SSJ, в том числе в мексиканской авиакомпании Interjet, свидетельствует в пользу новой российской машины. Эксплуатационные показатели позволяют SSJ найти свою нишу на рынке, особенно если производство и поставки согласуются и войдут в колею за счет обеспеченных государством крупных стартовых заказов. В перспективе это облегчит и вывод на рынок более крупного 150—210—местного среднемагистрального лайнера МС—21, первый полет которого должен состояться в начале 2016 года, а первые поставки заказчикам ожидаются в 2017—м. ■ Из других проектов можно отметить анонсированный в прошлом году совместный с КНР план создания широкофюзеляжного дальнемагистрального лайнера, а также разрабатываемый для ВВС России (в первую очередь) перспективный авиакомплекс транспортной авиации (ПАК ТА), призванный в ближайшие 15 лет заменить на сборочной площадке модернизированный самолет Ил—76МД, чье производство перенесено из Ташкента в Ульяновск. Успех этих проектов во многом зависит от того, как новое руководство ОАК во главе с Юрием Слюсарем сможет организовать реализацию имеющихся программ коммерческой и транспортной авиации, в том числе и SSJ. ■ В сфере боевой авиации, помимо сохранения темпов выпуска серийных самолетов, а также завершения испытаний и запуска в производство истребителя пятого поколения Т—50 (который уже скоро должен получить серийный индекс «Су—...»), новому руководству ОАК предстоит решить еще два вопроса. Это разработка проектов ПАК ДА (перспективного тяжелого бомбардировщика на смену Ту—95МС, Ту—160 и Ту—22М3) и уже упомянутого выше легкого истребителя. ■ Главная проблема отрасли — усиливающаяся нехватка инженерных кадров. По сути, сегодня в России полностью работоспособным и независимым является только одно ОКБ Сухого, которым долгое время руководил как раз Михаил Погосян. Неизвестно, останется ли он работать в системе ОАК, несмотря на предложение занять должность генерального конструктора корпорации — как непонятны пока круг обязанностей и степень влияния на реальные процессы в корпорации руководителя в этой должности. Однако очевидно, что сохраненная и обеспеченная Погосяном работой конструкторская школа Сухого сыграет первую скрипку в большей части отечественных перспективных разработок. Просто в силу того, что другого коллектива с подобными компетенциями в России нет. ■ Рано говорить о том, насколько сможет улучшить новый руководитель ОАК ситуацию с кадрами. Корпорации, взявшей на борт практически все отечественное самолетостроение, как—то предстоит взлететь со всем этим грузом. □ ■ Автор — Илья Крамник

Admin: ► Указ Президента Российской Федерации от 19.01.2015 № 18 «О генеральном конструкторе по созданию вооружения, военной и специальной техники»: □ □ □ □ □ □ □ □ □ □ □ ► Отредактировано 10.12.2017 — Admin

Admin: ■ 27—01—2015Новый статус генерального конструктора даёт реальные полномочия?■ Вступил в силу Президентский указ № 18 от 19 января 2015 года «О генеральном конструкторе по созданию вооружения, военной и специальной техники». Неотъемлемой частью 18—го указа является «Положение о генеральном конструкторе по созданию вооружения, военной и специальной техники», в котором, собственно, и определяется статус, полномочия, обязанности и ответственность генерального конструктора. □ □ ■ После выхода Указа № 18 многие эксперты, политики и СМИ заговорили о том, что Генеральные конструктора получают очень большие полномочия в техническом и экономическом плане. Заявление Президента России о том, что Генеральных конструкторов на все проекты будет не больше 20—ти человек подтверждает, что это должны быть лучшие из лучших. Заместитель председателя Военно—промышленной комиссии Российской Федерации Олег Бочкарев добавляет к этому, что эти люди будут первым лицом компании в рамках своих полномочий. ■ Для того, чтобы понять, что же из себя сможет представлять это новое лицо — Генеральный конструктор, попытаемся посмотреть на статус и возможности Генерального конструктора не через эмоции и мнения, а через пункты Положения о Генеральном конструкторе. ■ Согласно Положения генеральному конструктору вменяется в обязанности, по сути, весь комплекс работ по проектированию, разработке и модернизации военной техники в рамках его компетенции. Ответственность определена за конкретные работы и направления. А вот дальше у генерального конструктора всё становится весьма неоднозначно. ■ Генеральный конструктор, после утверждения Военно—Промышленной Комиссией, назначается заместителем руководителя организации в соответствие с законодательством РФ. ■ В положении никак не рассмотрены какие—либо особые полномочия заместителя руководителя организации со статусом Генерального конструктора. В Положении прямо указано, что полномочия Генерального конструктора регулируются уставом предприятия, иными регламентирующими документами компании и трудовым договором, который подписывает с Генеральным конструктором организация. ■ Все мы знаем, что у руководителя организации не один заместитель, их число иногда превышает число пальцев на руках. Каждый из этих руководителей имеет своё направление ответственности, как собственно и Генеральный конструктор. С каждым из них заключены трудовые договора в соответствие с законодательством РФ и взаимоотношения с руководителем компании регулируются уставом, и другими регламентирующими документами компании. ■ Давайте представим теоретическую компанию, в которой есть • зам. руководителя по финансам • зам. руководителя по персоналу • зам. руководителя по производству • главный инженер — зам. руководителя и вот появляется Генеральный конструктор — зам. руководителя организации. ■ В положении написано, что генеральный конструктор, после назначения заместителем руководителя организации «может быть наделен правом принятия решений ресурсного обеспечения проекта, реализуемого под его руководством, в том числе по финансовым вопросам, актом руководителя организации» (п. 8). Может быть наделен, а может — и не наделен…? ■ Право давать ли ему ресурсные возможности принимает руководитель компании, причем не в обязательном порядке… Вариант 1. Руководитель компании принимает решение о предоставлении генеральному конструктору права принимать ресурсные решения. ■ Что же делать руководителю компании с зам. руководителя по финансам и зам. руководителя по кадрам? Делить полномочия в одной и той же сфере ответственности? ■ Но ведь в соответствие с тем же положением, Генеральному конструктору поручается (п. 14), причем без всяких может, а конкретно отвечать за своевременное выполнение программ и контроль эффективности расходования выделенных средств, причем не только по разработке, но и по модернизации, и по развитию, и по ремонту…. ■ Получается, что для выполнения этих обязательств, генеральному конструктору необходимо управлять не только финансовыми и кадровыми ресурсами, но и закупочными, и производственными, и оборудованием, и его ремонтом… ■ Исходя из этого, все, перечисленные выше замы руководителя, должны бы, по сути, ориентироваться на задачи зам. руководителя — Генерального конструктора, как на приоритетные? Но, как и чем это регулируется? И как это реализовать на практике, при условии, что предприятие одновременно реализует не один проект, каждый из них может находиться на разных этапах и совсем не обязательно, что все эти проекты входят в компетенцию Генерального конструктора. ■ Остается только надеяться, что в России найдутся предприятия ВПК, которые добровольно (поскольку положение указа 18 не обязывает) изменят приоритеты 80 % своих замов на задачи одного Генерального конструктора и смогут в таких условиях не нарушить выполнение других направлений работы. ■ В связи с этим, остается непонятным, почему, те, кто готовил Указ № 18 и Положение к нему, не помогли Генеральным конструкторам и руководителям компании с упрощением выбора модели взаимодействия, прописав однозначно, что Генеральный конструктор должен быть принят на предприятие на должность первого заместителя руководителя компании? Это не решит проблем разделения полномочий на предприятии целиком, но позволит Генеральному конструктору однозначно получить некий приоритет по отстаиванию ресурсов на реализацию проекта. Вариант 2. Руководитель компании принимает решение не наделять Генерального конструктора правами принятия ресурсных решений. ■ Этот пункт отсылает нас к Положению о Генеральном конструкторе, введенным указом Президента России № 18, чтобы попытаться понять, а что же говорит нам этот документ на такой случай? ■ Для этого нам стоит посмотреть на пункт 13 Положения, начиная с подпункта «ж». Мы посмотрим только на пункты, которые затрагивают именно полномочия генерального конструктора в части получения ресурсов для реализации проекта: • предоставлять предложения по финансовой потребности • подготавливать предложения по новым технологиям; • осуществлять отбор и рекомендовать специалистов; • подготавливать предложения по заработной плате и штатному расписанию, но только в пределах установленного ФОТ. ■ Согласно этим пунктам Положения, прием Генерального конструктора на должность заместителя руководителя компании полностью укладывается существующий порядок вещей в нашей теоретической компании без необходимости каких—либо изменений, потому что Генеральный конструктор, согласно Положения, получает лишь теоретические полномочия по обеспечению ресурсами. ■ Фактически же Генеральный конструктор может только дать предложения по потребностям в ресурсах, а решение о том, надо ли обеспечить проект ресурсами и в каком объеме, будут принимать: • либо руководители направлений, ответственные за обеспечение конкретными ресурсами предприятия; • либо руководитель компании, которому подчиняется Генеральный конструктор; • либо совет директоров; • либо основные акционеры: • в самом крайнем случае — Военно—Промышленная Комиссия. ■ Однако, согласно Положения к Указу № 18 п. 10 «Генеральный конструктор не может … владеть акциями акционерных обществ, связанных с реализацией проекта». О том, может ли, или должен ли Генеральный конструктор входить в совет директоров, Положение умалчивает. ■ Такой подход предполагает, что полномочия Генерального конструктора по обеспечению проекта ресурсами ограничены подготовкой предложений в соответствие с действующими на предприятии положениями... ■ Является ли такой механизм достаточным для обеспечения проекта ресурсами — сказать сложно, однако, несложно увидеть, что данное Положение и полномочия не сильно отличаются от полномочий обычного заместителя руководителя по своему направлению. Практика недофинансирования или несвоевременного финансирования, неэффективного использования средств на предприятиях, говорит о том, что стандартные полномочия, для решения критичных задач — не подходят. Так что же такого уникального получил Генеральный конструктор, помимо широкого, четко определенного круга обязанностей и ответственности, а также потенциальных полномочий? ■ Положение предписывает практически неприкосновенный статус Генерального конструктора для руководителя предприятия: • назначается Генеральным конструктором только по решению Военно—Промышленной Комиссии • прекратить действие полномочий Генерального Конструктора может тоже только Военно—Промышленная Комиссия • Генеральный конструктор получает право докладывать о своей работе не только руководителю компании, но и на Военно—Промышленной Комиссии. ■ При этом требования к кандидату (п. 5) на назначение Генеральным конструктором предполагают весьма творческий подход работы комиссии. После их прочтения хочется задать ряд вопросов: • в какой именно области претендент должен быть «высококвалифицированным специалистом»? • каковы критерии высокой квалификации для данной категории работника? • в какой области знаний претендент должен иметь ученую степень доктора наук? • каков минимальный уровень инженерно-конструкторских должностей, которые должен занимать претендент в течение последних 10 лет? • какой именно опыт участия в реализации государственных программ должен иметь претендент? • в каких областях, и по каким конкретно направлениям претендент должен иметь научные достижения? ■ Единственным неоспоримым и не субъективным критерием для выбора кандидата, согласно принятого Положения, по сути, является — наличие высшего технического образования… Положение есть, а вопросы остались. ■ Вполне возможно, что это положение, как и положение к отменному новым указом № 18 Президентскому указу № 944 от 19 июня 1996 года также будет много раз перевыпускаться, уточняться и расширяться, но после ознакомления с Положением о Генеральном конструкторе указа № 18, так и остались непонятно • какие же такие особые полномочия получил Генеральный конструктор? • почему параллельно не вышло указа президента и Положения уточняющего полномочия, требования, обязанности и уровень ответственности руководителей компаний, занимающихся созданием вооружения, военной и специальной техники при реализации проекта, который курируется Генеральным конструктором? □ ■ Андрей Лабутин, руководитель проекта ВПК.name ■ 23.01.2015

Admin: ■ 06—02—2015Алмаз в короне воздушно—космической обороныПочему на смену ПВО пришла ВКО и кто за этим может стоять ■ Зенитная ракетная система С—400. Фото: Сергей Михеев/ «Коммерсантъ» □ Президент Владимир Путин 05 февраля подписал указ о создании на базе концерна ПВО «Алмаз—Антей» концерна воздушно-космической обороны (ВКО) с аналогичным названием и передаче в него ряда предприятий. Это решение готовилось более года. В чем его суть и с чем оно связано, разбиралась «Лента.ру». □ Что такое «Алмаз—Антей»? □ ■ Концерн ПВО «Алмаз—Антей» появился в 2002 году. Это горизонтальный холдинг (отраслевая монополия), объединивший основных производителей зенитных ракетных и радиолокационных систем в стране. ■ Сейчас в концерн входят около 60 предприятий, среди которых крупнейшие разработчики профильной техники: НПО «Алмаз» (С—25, С—75, С—125, С—200, С—300П/ПМ, «Редут», С—350, С—400, С—500), НИЭМИ (С—300В, «Тор», «Оса», «Круг»), МНИИРЭ «Альтаир» (морские ЗРК «Ураган», «Кинжал», С—300Ф), «НИИ радиоприборостроения» (системы ПРО Москвы А—35, А—135), «НИИ приборостроения имени Тихомирова» (ЗРК «Куб», «Бук», бортовые РЛС истребителей). Также концерн выпускает радиолокационные станции и является головным разработчиком систем управления воздушным движением в стране. ■ Выручка концерна в 2013 году превысила 272 миллиарда рублей (12—е место в рейтинге крупнейших оборонных корпораций планеты), чистая прибыль достигла 12,7 миллиарда рублей. □ Это просто переименование? □ ■ Нет, дело не только в изменении названия. Тем же указом в состав «Алмаз—Антея» переданы Корпорация космических систем специального назначения «Комета», «Центральный научно—исследовательский радиотехнический институт имени академика А.И. Берга», а также ОАО «Завод «Навигатор». Все три предприятия занимались космическим эшелоном информационных средств ВКО (разведка, целеуказание, мониторинг, спутниковая навигация). ■ Переход от ПВО к ВКО как к единой системе наметился давно, с развитием средств поражения и освещения обстановки, а также их интеграцией в единое боевое информационное пространство. Несколько лет назад в России были созданы Войска воздушно—космической обороны, собравшие под своей крышей ПВО и космические войска с их ПРО, системой предупреждения о ракетном нападении (СПРН) и системой контроля космического пространства (СККП). Теперь к ним присоединятся и ВВС, и все это переименовывается в воздушно—космические силы. □ В чем суть преобразований? □ ■ Изначальная причина — в той самой интеграции. В январе 2014 года это подробно объяснил вице—премьер Дмитрий Рогозин, отвечающий за оборонную промышленность. ■ «Алмаз—Антей» преимущественно собрал производителей средств поражения и в значительной степени — радарщиков. Однако такой важный компонент, как наземные радиолокационные средства СПРН, очутился совсем в другой структуре — концерне «РТИ Системы», принадлежащем группе АФК «Система» Владимира Евтушенкова. Космический же эшелон информационных средств ВКО находился и вовсе в корпорации «Комета» и в институте Берга. ■ Логика понятна: собрать под одной управленческой крышей всех, кто решает задачу формирования единой системы ВКО — от обнаружения цели до ее поражения, причем как аэродинамической цели, так и баллистической, как в пределах атмосферы, так и за ее пределами. □ ■ ЗРС С—350Е «Витязь». Фото: vitalykuzmin.net □ ■ «Комету» концерну отдали росчерком пера — она и так государственная, а вот с «РТИ Системами» придется немного повозиться. Национализация крупнейшего частного оборонного концерна страны (выручка за 2013 год — 26,2 миллиарда рублей, чистая прибыль — 2,4 миллиарда рублей, 80—е место в мировом рейтинге) — задачка посложнее. □ Что решают кадры? □ ■ «Алмаз—Антей» с момента создания находился под плотным контролем со стороны ближнего окружения Владимира Путина, в особенности — Сергея Иванова, который в этом окружении курировал военно—технические вопросы. ■ Так, после кадровой чехарды первого года концерна, закончившейся в 2003—м убийством и.о. гендиректора Игоря Климова, структуру возглавил генерал—майор госбезопасности Владислав Меньщиков и оставался на этом посту более 10 лет, до марта 2014 года. Советом директоров руководили аппаратные «тяжеловесы»: сперва влиятельный помощник президента по кадрам Виктор Иванов (ныне — глава Госнаркоконтроля), потом замглавы администрации президента Александр Беглов (ныне полпред в ЦФО). С 2011 года во главе совета — Владимир Медовников (работал в советских внешторговских организациях, с 2005 года — советник Сергея Иванова). ■ А в октябре 2014—го на пост председателя совета директоров концерна пришел «сверхтяжеловес» из ближнего окружения президента — глава госкорпорации «Ростех» Сергей Чемезов, в прошлом многолетний руководитель «Рособоронэкспорта» (ныне принадлежащего «Ростеху»). □ Какой во всем этом смысл? □ ■ Приход Чемезова в «Алмаз—Антей», о высокой вероятности которого заговорили еще летом 2014 года, источники связывали с необходимостью отладить работу концерна ВКО, в том числе обеспечить передачу туда некоторых радиоэлектронных предприятий «Ростеха». □ ■ ЗРС С—300ВМ «Антей—2500». Фото: Рамиль Ситдиков/ РИА Новости □ ■ Эта трактовка, безусловно, имеет под собой основание, как и недавнее заявление о том, что смена руководства «Объединенной авиастроительной корпорации» должна привести к улучшению координации между авиастроителями и холдингами «Ростеха», поставляющими оборудование для авиапрома. Однако не великовата ли фигура создателя и руководителя сверхгиганта с объемом выручки свыше триллиона рублей (по сути, теневого министерства оборонной и не очень оборонной промышленности) для того, чтобы обеспечить передачу «некоторых» предприятий? ■ Похоже, что все обстоит как раз наоборот. «Алмаз—Антей», одна из первых в России оборонных монополий, отныне втянута в орбиту влияния госкорпорации «Ростех» за счет «личной унии» с ее руководителем Чемезовым. На иной результат было бы странно рассчитывать при столь серьезном кадровом назначении. □ Автор — Константин Богданов

Admin: ■ № 1 • январь 2015«Мы ставим себе задачу работать так, чтобы агентство DARPA именовали не иначе как «американский ФПИ»Генеральный директор Фонда перспективных исследований Андрей Григорьев рассказал журналу «Национальная оборона» о целях и задачах фонда, о практических результатах, полученных за два года существования этой структуры. □ □ Андрей Иванович Григорьев — генеральный директор Фонда перспективных исследований, генерал—лейтенант запаса, доктор технических наук, Почетный профессор МФТИ. Родился 30 января 1963 г. В 1986 г. окончил факультет аэрофизики и космических исследований Московского физико—технического института. С 1988 г. после окончания Военной академии химической защиты проходил службу в научно—исследовательских учреждениях Министерства обороны. В 1995—1999 гг. занимал руководящие должности в Управлении экологии и специальных средств защиты МО РФ. С 1999 по 2012 гг. работал в структурах Федеральной службы по техническому и экспортному контролю. В ноябре 2012 г. назначен членом Военно—промышленной комиссии при Правительстве РФ, с февраля 2013 г. возглавляет Фонд перспективных исследований □ — Андрей Иванович, считается, что у нас в стране за последнее десятилетие создано достаточно институтов развития, и вот, два года назад появляется еще один — возглавляемый вами Фонд перспективных исследований. Каковы причины его создания? — Фонд перспективных исследований создан как системный ответ российского государства на те критически значимые угрозы и вызовы, которые со все большей очевидностью встают перед нашей страной в последнее время. И та трагедия, что развернулась сегодня в братской Украине — одно из прямых тому подтверждений. Вы абсолютно справедливо заметили, что вроде бы в стране достаточно институтов развития, однако до создания ФПИ ни один из них не занимался целенаправленно созданием условий для противодействия угрозам в сфере обороны и безопасности государства. Более того, речь не шла о горизонте планирования этих угроз, а значит и о разработке средств и методов их нивелирования, на 20—25 лет вперед. Перед фондом руководством страны поставлены именно такие задачи. □ — На каком этапе своей деятельности находится фонд сегодня? Что удалось сделать за прошедшие два года в организационном и финансовом плане? — Сегодня можно с уверенностью констатировать — фонд состоялся как не имеющий аналогов в нашей стране институт, призванный решать задачи обеспечения научно-технологического прорыва, прежде всего в оборонной сфере. За прошедшее время — формально — два года, а с момента начала активной фазы работы — полтора, нам удалось завершить все необходимые организационные мероприятия, связанные со становлением фонда, и сформировать мощную команду знающих свое дело профессионалов. Мы разработали и начали внедрять уникальную систему организации и проведения научных исследований, приступили к созданию в научных учреждениях, ВУЗах и на предприятиях профильных лабораторий фонда. □ ■ А. Григорьев рассказывает президенту России В. Путину об итогах первых полутора лет работы ФПИ □ Заключено 20 соглашений о сотрудничестве с заинтересованными федеральными органами исполнительной власти, с госкорпорациями и ведущими ВУЗами. В их числе Минобороны, Минздравсоцразвития, Минпромторг, Минобразования и науки, Росатом, Объединенная ракетно-космическая корпорация, РАН, МГУ, РУДН, МГТУ им. Н.Э. Баумана, Томский, Нижегородский, Саратовский госуниверситеты. С ними налажено тесное взаимодействие. Сформирована и утверждена Попечительским советом перспективная трехлетняя программа деятельности фонда на 2015—2017 годы. И, самое главное, нам удалось развернуть исследования по широкому спектру прорывных научно-технических проектов. В настоящее время работы уже ведутся по 49 таким проектам, по некоторым — входят в завершающую стадию, в текущем году мы ожидаем результаты по отдельным из них. Всего же фондом за прошедшее время было рассмотрено более 1500 заявок на проекты, проведены тысячи экспертиз. Это сложная, кропотливая, рутинная работа всего фонда, требующая и высокого профессионализма сотрудников, и их умения видеть будущие направления научных исследований. Это как просеивать тонны песка в поисках крупиц золота. Но оно того, разумеется, стоит. В текущем году мы планируем продолжить наращивать нашу проектную работу, постепенно выходя на показатели реализации 60—70 проектов в год. Что касается финансовой составляющей, то все средства, выделяемые фонду из федерального бюджета — а других источников финансирования у нас нет, направляются на реализацию научно—технических проектов. Налажена система контроля за расходованием лабораториями выделенных ресурсов, исключающая непрофильные расходы и прочие виды «списания» якобы потраченных на исследовательскую деятельность денег. Мы очень строго за этим следим, сохраняя внутри фонда полную финансовую прозрачность. □ — Каковы основные направления деятельности фонда? — Мы работаем по трем основным направлениям: физико—техническому, химико—биологическому и медицинскому, информационному. В рамках первого направления идет работа по созданию высокоскоростных средств поражения и носителей, разрабатываются технологии цифрового производства, перспективные подводные технологии, а также интеллектуальное оружие. «Химики» организуют исследования по перспективной медицине, создаются новые материалы с уникальными свойствами, есть разработки по перспективным источникам энергии. Здесь же мы говорим об исследованиях интегральных биосистем, развиваем бионику (науку, которая решает инженерные задачи на основе моделирования структуры и жизнедеятельности биологических организмов). В направлении информационных исследований наши специалисты работают над созданием перспективных систем обработки и передачи информации, искусственного интеллекта, технологий, обеспечивающих кибербезопасность, технологий обнаружения, исследуют возможности социальных сетей. □ — Проекты фонда реализуются по каждому из направлений? — По каждому из основных направлений деятельности осуществляются свои проекты. Проекты фонда — это законченный цикл научно—исследовательских работ и изысканий, имеющий целью доказать техническую реализуемость конкретной предложенной разработчиком идеи. Иными словами, мы отвечаем на вопрос: можно или нет создать то или иное средство вооруженной борьбы, систему вооружения, технологию? Если ответ положительный, то на этом наша задача оказывается выполненной, дальше подключаются другие государственные механизмы, в первую очередь ОКР или НИР. □ — А если отрицательный? — Мы не можем исключать такого варианта. Недаром в Федеральном законе «О Фонде перспективных исследований» наша основная цель определена как «содействие осуществлению научных исследований и разработок в интересах обороны страны и безопасности государства, связанных с высокой степенью риска достижения качественно новых результатов в военно—технической, технологической и социально-экономической сферах». □ □ На открытии научно—исследовательской лаборатории ФПИ «Материалы специального назначения» в Саратовском государственном университете имени Н.Г. Чернышевского □ О чем это говорит? Наши исследования действительно носят высокорисковый характер, что автоматически вытекает из стоящей перед нами задачи — создания абсолютно новых средств и систем вооруженной борьбы, уникальных технологий, не имеющих аналогов. И в этой работе всегда остается шанс, что исследователь пошел неправильным путем, не учел каких—то факторов, не предусмотрел возможных вариантов развития событий и в результате изыскание зашло в тупик. В таких случаях мы либо принимаем решение об остановке исследований, либо меняем техническое задание, исходя из вновь открывшихся научных фактов и обстоятельств. Но даже если изначальная задумка в процессе исследований и не подтвердилась, как правило, появляются другие, так сказать, побочные результаты интеллектуальной деятельности, о возможности которых мы могли и не задумываться, начиная тот или иной проект. □ — А как все это соотносится с потребностями армии в новом вооружении? С кем и как вы координируете свою деятельность в этом вопросе? — Принцип нашей работы — мы изначально знаем что, для кого и в каких масштабах создаем. Для этого и координируем свою деятельность с потенциальными заказчиками новых технологий — Министерством обороны, Министерством торговли и промышленности и другими. Первоначальный импульс о потребностях в тех или иных ноу-хау мы получаем от них, а дальше смотрим где, на какой базе, какими силами и средствами, с привлечением каких кадров та или иная исследовательская задача может быть решена. И организуем этот процесс. В этом смысле фонд выступает в качестве некого интегратора: от потребностей и пожеланий потребителей через возможности и способности разработчиков к достижению научно—технической цели, которая еще вчера казалась несбыточной мечтой. И обратно — новая технология должна быть внедрена, и прежде всего, в промышленности, поэтому очень важно в исследовательской работе учитывать производственные возможности последней. Приведу пример из области химии. Вот мы синтезировали некое супервещество с отменными свойствами, крайне нужными для решения военных задач. Тут же встает вопрос: позволяет ли наша технология производить его в промышленных масштабах, достаточных для удовлетворения нужд военных, или процесс таков, что за полгода на выходе получается, к примеру, всего литр этого супервещества? И кому оно в таком количестве будет нужно? Так вот, все эти вопросы в нашей деятельности взаимоувязаны и учтены. И это тоже делает фонд уникальной и удобной площадкой, позволяющей обобщать опыт, обсуждать востребованность того или иного предложения и так далее. □ — Какой вам видится стратегия развития ФПИ? — В перспективе мы хотели бы, чтобы появилось новое поколение разработчиков, инноваторов, исследователей, объединенных в работоспособные, эффективные коллективы, способные решать нестандартные задачи с минимальными затратами. Именно поэтому сегодня мы делаем ставку на молодые коллективы, много работаем со студенчеством, аспирантами, стараемся выстроить научную преемственность поколений, во многом утерянную за прошедшие два десятилетия. Мы создаем условия для того, чтобы наши «технари» возвращались в Россию и осуществляли свои исследования здесь, имея для этого необходимое оборудование, получая достойную заработную плату и понимая, что они делают важное и нужное для страны дело. Если говорить еще более амбициозно, то хотелось бы взрастить слой генеральных конструкторов, способных возродить славу нашего оборонно-промышленного комплекса. Сегодня эта задача в определенной степени уже сформулирована высшим руководством страны — 20 января на совещании Военно—промышленной комиссии президент России Владимир Путин подписал указ «О генеральном конструкторе по созданию вооружения, военной и специальной техники», таким образом давая импульс к возрождению этого во многом незаслуженно подзабытого института. □ — В прессе фонд нередко называют «русским DARPA». Насколько корректно такое наименование с учетом того, что передовыми оборонными технологиями занимается и китайское SASTIND, и французское DGA? — Могу предположить, что DARPA ассоциируется с нашим фондом потому, что оно в большей степени на слуху, про аналогичные институты в других странах многие просто не знают. Между тем и китайские, и французские, и целый ряд других разработок по целому ряду позиций получаются не хуже, а зачастую даже превосходят американские. Но поскольку это затрагивает вопросы, напрямую связанные с обороной и безопасностью, очевидно, что такого рода деятельность носит во многом закрытый характер. Что касается «русского DARPA», то мы ставим себе задачу работать так, чтобы уже в недалеком будущем американское агентство повсеместно именовали не иначе как «американский ФПИ». □ ■ Испытания робота—спасателя на полигоне ЦНИИточмаш □ — Что можно сказать о первых итогах проводимых ФПИ конкурсов? — Здесь прежде всего необходимо обозначить, что мы понимаем в нашей работе под конкурсами и какую роль им отводим. Как правило, фонд объявляет конкурс по поиску разработчика той или иной перспективной идеи, когда у наших экспертов возникает четкое понимание необходимости разработки той или иной технологии и нет ясности относительно того, кто мог бы реализовать этот проект. Конкурсы проходят открыто, любой желающий, отвечающий нашим требованиям и готовый заниматься заявленной темой, может принять в них участие. Победитель конкурса становится исполнителем работ по конкретному проекту. Что касается первых итогов, то могу сказать, что разработчики, как правило, довольно неохотно берутся за разработку «чужой» темы, предпочитая продолжать свои, уже начатые исследования. Полагаю, что это явление временное и преодолимое. □ — Не могли бы вы рассказать об основных принципах работы ФПИ с инициативными разработчиками и исследователями? — Эти принципы есть, и они довольно просты. Прежде всего, идея или предложение действительно должны носить новаторский, инновационный характер, а не представлять собой морально устаревший подход или уже имеющееся технологическое решение в новой упаковке. Второй принцип — это эффективность. То есть проект должен быть соразмерен по предполагаемым затратам и ожидаемым по нему результатам. Осуществление проекта проводится в обоснованные сроки, без их переносов и искусственных затяжек. Выделяемые средства расходуются исключительно на работы по проекту, непрофильные расходы не допускаются, сопутствующие — минимизируются. Третий принцип — долгосрочное сотрудничество. Мы рассчитываем, что даже после завершения того или иного проекта сформированный с участием фонда научный коллектив продолжит свое сотрудничество с нами, решая новые задачи. Для этого, как я уже говорил выше, мы стараемся создать своим разработчикам максимально комфортные рабочие условия. И, наконец, открытость, которую мы понимаем, прежде всего, как регулярную отчетность и прозрачность экспертных и иных процедур внутри фонда. □ — В последнее время у нас заговорили о необходимости междисциплинарных или шире — межотраслевых исследований. Действительно ли нам нужно двигаться в этом направлении? — Я — сторонник междисциплинарного подхода, прежде всего, в практических исследованиях, потому что убежден — «чистая», узкая специализация в современном мире возможна только в фундаментальной науке. Да и она на наших глазах все больше начинает тяготеть к поиску ответов на нерешенные вопросы с помощью смежных дисциплин. На мой взгляд, основная проблема здесь в некой инерционности нашего мышления, в том числе, нередко, и научного: далеко не все ученые, к сожалению, готовы выйти в своих исследованиях на контакт со смежниками, спланировать и выстроить совместную работу. В итоге мы упускаем многие потенциальные возможности, в исследованиях образуются провалы, которые с успехом подхватывают наши конкуренты. Полагаю, что координирующую и направляющую роль в этом вопросе должны взять на себя соответствующие государственные институты. К ним я отношу и Фонд перспективных исследований. □ ■ Интервью — Игорь Коротченко

Admin: ■ № 1 • январь 2015Рост производительности труда — главный фактор устойчивого развития России после 2020 года■ Cо времени прошлой военно—промышленной конференции «Актуальные вопросы развития оборонно-промышленного комплекса Российской Федерации» прошло почти полтора года. Хотелось бы подвести некоторые итоги. □ О шести задачах □ ■ Тогда нами были определены шесть первоочередных задач. ■ Первая – подготовить и принять всю нормативно-правовую базу для того, чтобы в полную силу заработал подписанный Президентом России закон «О государственном оборонном заказе». □ □ ■ Правительством в 2013 году и первом полугодии 2014 года принято 8 нормативных актов, определяющих основу новой системы ценообразования и перечень продукции по гособоронзаказу, на которую распространяется госрегулирование цен. Так что первая задача выполнена. □ ■ Вторая задача — запустить работу Фонда перспективных исследований. ■ На сегодня Фондом сформирована эффективная система отбора качественно новых, прорывных технологий, связанных с обеспечением обороноспособности и безопасности государства, которые будут определять облик средств вооруженной борьбы через 20—30 лет. ■ На последнем заседании попечительского совета Фонда в июне этого года внесены ряд уточнений в программу деятельности ФПИ на 2013—2016 годы, в соответствии с которой в настоящее время осуществляются практические мероприятия по реализации 23 проектов. К концу года их количество возрастет до 40. Каждый проект ФПИ — это задел уже шестого технологического уклада, для их реализации создаются автономные лаборатории в организациях ОПК, ФАНО России, ведущих ВУЗах страны. □ ■ Истребитель Су-35С □ □ ■ Третья задача — планировалось приступить к реализации программы фундаментальных и поисковых исследований в интересах обороны и безопасности. ■ Сегодня в этой работе принимают участие Минобороны России, ведущие ВУЗы страны, институты РАН, ныне ФАНО России, научно—исследовательские организации ОПК и Государственные научные центры. Считаю необходимым в ближайшей перспективе увязать оборонные фундаментальные и поисковые исследования, ведущиеся организациями ФАНО России и университетами, с работами, выполняемыми под руководством генеральных конструкторов по важнейшим направлениям создания ВВСТ и головными НИИ ОПК. Необходимо переформатировать саму систему взаимодействия научных организаций для того, чтобы в научной и управленческой среде возрастала роль ученых, «технологов» и генеральных конструкторов, тех, кто умеет нестандартно мыслить и воплощать на практике свои идеи. ■ Большие надежды в организации и проведении фундаментальных научных исследований мы возлагаем на создаваемые при координирующей роли Военно—промышленной комиссии при Правительстве РФ центры науки, технологий и образования при ведущих университетах. □ ■ РПКСН «Юрий Долгорукий» проекта 955 «Борей» □ ■ Отмечу также, что нам необходима акцентированная научно-техническая политика в области фундаментальных и поисковых исследований в интересах обороны и обеспечения безопасности государства. Ее основным инструментом в дополнении к имеющимся мероприятиям должна стать программа фундаментальных и поисковых исследований, охватывающая академический, вузовский и отраслевой секторы научно—технического комплекса с действенными механизмами организации и координации на основе согласованного видения научно-технического будущего России в сфере обороны и безопасности. □ ■ Четвертое — ставилась задача сформировать новые кредитно—финансовые механизмы стимулирования промышленности. ■ Общий объем расходов федерального бюджета на 2011—2016 годы, который предусматривается для предоставления субсидий организациям ОПК, составляет около 400 млрд рублей. 28 февраля на совещании у Председателя Правительства РФ Д.А. Медведева Минобороны, Минфину, Роскосмосу и госкорпорации «Росатом» поручено проработать вопрос о существенном сокращении размера процентной ставки по кредитам, привлекаемым организациями ОПК, установив его на уровне не более 6—7% годовых. Минфином России предложено, в частности, введение упрощенного порядка рефинансирования кредитов для организаций ОПК при наличии госгарантии РФ и включении указанных предприятий в перечень Центрального банка России. Кроме того, данный вопрос был доложен Президенту РФ в мае 2014 года. Президентом также дано поручение Правительству до 01 сентября сформировать Фонд развития промышленности в целях повышения доступности займов на финансирование проектов в соответствии с приоритетами. ■ При развитии каждого стратегически значимого направления создания ВВТ должен развиваться соответствующий машиностроительный комплекс. □ □ При развитии каждого стратегически значимого направления создания ВВТ должен развиваться соответствующий машиностроительный комплекс □ ■ Пятая задача — сформировать оптимальную структуру ракетно-космической промышленности и активно внедрять идеологию центров компетенции, а также крупных эффективных интегрированных структур. ■ 05 марта 2014 года создан (зарегистрирован и поставлен на учет в Федеральной налоговой службе по г. Москве) единый орган централизованного руководства ракетно—космической промышленностью — ОАО «Объединенная ракетно—космическая корпорация» (ОАО «ОРКК»), 100% акций которой будут находиться в федеральной собственности. Считаю, что освобождение Федерального космического агентства от функций непосредственного управления промышленными организациями позволит Роскосмосу сосредоточиться на вопросах выработки стратегии развития отечественной космонавтики. Формирование крупных корпоративных структур ОПК в целом позволило достичь поставленные государством цели — концентрацию ресурсов, повышение эффективности управления организациями, оптимизацию загрузки мощностей. □ ■ И, наконец — шестая, и самая главная задача — это обеспечение Вооруженных Сил страны современной техникой. □ ■ Зенитная ракетная система С—400 □ ■ В настоящее время ряд образцов техники, включенной в Госпрограмму вооружения на 2011—2020 годы разработаны, прошли испытания и серийно производятся, другие находятся на различных этапах разработки. Государственный оборонный заказ 2013 года выполнен на 95%, по сравнению с 2012 годом он возрос в 1,6 раза. Выполнение гособоронзаказа на этот год идет согласно графику. В войска ВКО поступают новые радиолокационные станции типа «Воронеж», зенитные ракетные системы С—400 и комплексы «Панцирь—С», не имеющие аналогов в мире. Фронтовая авиация получает новые многоцелевые авиакомплексы Су—34 и Су—35, боевые вертолеты Ка—52 и Ми—28Н, разрабатывается перспективный многоцелевой комплекс фронтовой авиации. Атомный подводный крейсер стратегического назначения «Борей» с новым ракетным вооружением и многоцелевая атомная подводная лодка «Ясень» приняты в состав ВМФ в прошлом году. Сухопутные войска перевооружаются на новые высокоточные комплексы «Искандер—М», совершенствуется стрелковое вооружение и экипировка военнослужащих, разрабатываются унифицированные боевые транспортные платформы для бронетанковой техники. В соответствии с Госпрограммой вооружения на 2011—2020 годы в составе Вооруженных Сил РФ к 2020 году должно быть до 70% современной техники. Уверен, что так оно и будет. □ О приоритетах развития ОПК □ ■ В связи с событиями на Украине и санкциями Запада сегодня добавилась еще одна актуальная задача — импортозамещение. Не скрою, к замещению продукции ОПК из Украины мы готовились заранее. Убежден, что в течение двух—трех лет полностью избавимся от этой зависимости. Минпромторг России, Роскосмос, Минобороны России и Госкорпорация «Росатом» внесли в Правительство России проект плана-графика мероприятий по импортозамещению, который был утвержден 27 июня 2014 г. □ ■ Готовиться к замещению продукции ОПК Украины в России начали заранее □ ■ В работе Правительства сделан четкий акцент на выявлении и устранении «узких мест» в цепочке разработки и производства материалов, компонентов и оборудования, которые создают угрозу коллапса той или иной стратегической отрасли в случае неблагоприятной ситуации с международной кооперацией. Поэтому при развитии каждого стратегически значимого направления в стране должен развиваться соответствующий машиностроительный комплекс по всей цепочке: материалы—компоненты—приборы—машины—системы. Кроме того, вся цепочка производства и доставки потребителю всех необходимых узлов и комплектующих без временных разрывов должна или быть локализована в России, или иметь абсолютно надежный и оптимальный с точки зрения экономических издержек и временных периодов канал доставки извне. ■ В целом, по наиболее критичным импортным комплектующим производства украинских предприятий ГК «ГНПК «Зоря—Машпроект» и АО «Мотор—Сич» Минпромторг России совместно с Минобороны России подготовил подробные дорожные карты работ по импортозамещению, которые позволяют детально контролировать ход их выполнения. ■ В дальнейшем предусматривается разработка и реализация подобного плана в более глобальном масштабе. По «тяжелой» группе позиций необходима государственная поддержка, которая будет осуществляться в рамках Госпрограммы по развитию промышленности. Соответствующие предложения в проект федерального закона о федеральном бюджете 2015—2017 и Госпрограмму уже внесены. ■ Проблема импортозамещения обострила значение первоочередной задачи, которую поставил Президент России, — проведения всеобъемлющей конверсии на предприятиях ОПК. □ ■ Боевой вертолет Ка-52 □ ■ При этом в нынешних условиях санкций нам необходима новая идеология суперконверсии, чтобы не попасть в ту же ловушку, в которой мы оказались в 1990—е годы, когда вместо высокотехнологической продукции на предприятиях ОПК выпускали лопаты и кастрюли. Уже сегодня мы одновременно должны решать задачи повышения в разы производительности труда за счет «цифровой» модернизации, прорывных технологий, поиска новых и расширения привычных рынков сбыта продукции, сохранения уникальных кадров и воспитания нового поколения конструкторов и ученых, повышения качества научных исследований и образования. Чтобы после 2020 года предприятия ОПК, а вместе с ними и вся наша промышленность, вышли на шестой технологический уклад, были востребованы, это надо делать уже сейчас. Да, сегодня утрачен ряд уникальных производств, да, активная часть основных производственных фондов изношена, но именно поэтому эти основные фонды надо сегодня кардинально менять, используя новейшие технологии, автоматизированные системы управления, возможности государственного стратегического планирования. ■ К 2015 году в целом будет создано более 80 вертикально—интегрированных структур, завершен процесс консолидации предприятий ОПК. В идеале их мощности для производства военной и гражданской продукции должны максимально совпадать, чтобы не создавать двойную нагрузку на экономику. Без мощного гражданского сектора нашей экономики не может устойчиво существовать военная промышленность — они как два крыла, на которые опирается при движении вперед наша страна. □ ■ Заместитель председателя Правительства РФ, председатель ВПК Дмитрий Рогозин □ ■ Нынешняя ситуация в России очень похожа на ту, что была в конце 1930—х годов, когда Советский Союз вынужден был заниматься ускоренной индустриализацией страны для обеспечения ее обороноспособности, находясь в экономической и политической изоляции. Поэтому и в современной России ОПК должен стать локомотивом ее развития, каким он и был на протяжении последних 70 лет. □ ■ Автор — Дмитрий Рогозин

Admin: ■ 04—03—2015Генеральный конструктор концерна ПВО «Алмаз—Антей» Павел Созинов:«Зенитная ракетная система пятого поколения С—500 сможет решать весь спектр задач противовоздушной и противоракетной обороны»В начале февраля концерн ПВО «Алмаз—Антей» указом президента РФ был преобразован в концерн воздушно—космической обороны. О том, какие новые перспективы открываются перед концерном в связи с этим событием, как изменится тематика разрабатываемых средств противоздушной и противоракетной обороны, какими возможностями будет обладать зенитная ракетная система пятого поколения С—500 рассказал «Интерфакс—АВН» генеральный конструктор концерна Павел Созинов. □ □ — Павел Алексеевич, теперь у вашего концерна появилось еще одно важное направление — космическое. Уже известно, какие предприятия будут заниматься этой тематикой? — Что касается космической составляющей, то она была у нас и раньше, поскольку предприятия концерна выполняли и продолжают выполнять головную роль по интеграции средств обнаружения стартов баллистических ракет, в том числе и космического эшелона. Традиционно за это направление в нашем концерне отвечал МАК «Вымпел». Радиолокаторами наземного эшелона СПРН, как известно, в основном занимается ОАО «РТИ», космическими средствами и системами — ЦНИИ «Комета», а ныне корпорация «Комета», которая в соответствии с указом президента переходит в концерн ВКО. Наши предприятия выступают интеграторами космического и наземного эшелонов на командных пунктах соответствующего назначения. Это касается СПРН, системы контроля космического пространства и некоторых других специфических задач, которые возникают в этой сфере деятельности. Вообще космическое направление очень интересное, оно представлено в концерне не только «Кометой». Пусть не в качестве головных, а в качестве соисполнителей других предприятий Роскосмоса наши предприятия участвуют в изготовлении определенных образцов или составных элементов аппаратуры, в частности, по системе ГЛОНАСС. Есть компоненты, которые разрабатываются и производятся нашими предприятиями, в первую очередь Российским институтом радионавигации и времени, который находится в Санкт—Петербурге. ГЛОНАСС, как известно, имеет и наземную часть, и бортовую. Это очень важный компонент, поскольку современные системы в значительной степени используют навигационный сигнал для высокоточного определения собственного положения, а также синхронизации во времени. Что касается образования концерна ВКО, есть два момента, которые необходимо реализовать. С одной стороны технически, организационно для нас по большому счету ничего не меняется, поскольку с предприятиями Роскосмоса, занимающимися вопросами ВКО, мы связаны десятилетиями совместной работы. «Комета», например, вышла из КБ—1, в последующем преобразованного в ЦКБ «Алмаз» (ныне ГСКБ «Алмаз—Антей» им. академика Расплетина). Академик Анатолий Иванович Савин, который долгие годы возглавлял «Комету», сейчас работает в нашем концерне в качестве научного руководителя. Другой вопрос, как при вхождении в концерн реализовать новые планы, в том числе по развитию систем воздушно—космической обороны? Это касается не только тех систем, которыми занимается «Комета» по действующим контрактам, но и некоторых перспективных проектов, замыслы по которым мы вынашиваем в рамках работы Объединенного совета главных конструкторов по системам ВКО. Этот совет действует уже в течение двух лет, туда входят ведущие предприятия практически всех концернов, которые на сегодняшний день имеют отношение к системе воздушно—космической обороны. Это касается не только космического эшелона, но и радиоэлектронной борьбы, чем занимается один из концернов госкорпорации Ростех. □ — Помимо основной тематики, ваш концерн, как известно, занимается еще авиационной и морской составляющей противовоздушной и противоракетной обороны. Расскажите об этом направлении работы. — Это направление тоже достаточно серьезное. Если говорить об истребительной авиации, то хотел бы заметить, что в рамках совета у нас плотно организована работа со структурами Объединенной авиастроительной корпорации. В первую очередь с конструкторскими бюро ОКБ Сухого и РСК «МиГ», поскольку мы непосредственно делаем системы управления для истребительной авиации. Кроме того, наши системы используются для решения задач совместной работы истребительной авиации в зонах действия зенитных ракетных войск. Бортовые радиолокационные средства для боевых самолетов ОКБ Сухого, в том числе для истребителя пятого поколения, также разрабатываются нашими предприятиями, в частности НИИП имени Тихомирова, которое также входит в структуру Концерна ПВО «Алмаз—Антей». В данном случае интеграция идет на техническом и организационном уровнях, никаких юридических отношений мы с авиастроительными компаниями, кроме договорных, не имеем. То же самое касается судостроительной отрасли. Компонента противоракетной и противоздушной обороны корабельного базирования также развивается. Есть серьезные замыслы по разработке совершенно новых изделий для решения задач ПВО—ПРО кораблей более тяжелого класса, в частности, класса эсминец и выше. Такая работа ведется совместно с основным проектантом — Северным ПКБ, которое входит в Объединенную судостроительную корпорацию. Сама по себе корабельная тематика крайне интересна, поскольку здесь задействовано огромное количество наших предприятий, занимающихся разработкой техники противовоздушной и противоракетной обороны с адаптацией под корабельные условия размещения. Они существенно отличаются от тех вариантов, которые были в предыдущем поколении, где в 80—е и 90—е годы унификация по ракетам была фактически стопроцентной. Сейчас для комплексов морского базирования создаются в том числе специальные изделия. Радиолокаторы ЗРС на кораблях были в значительной степени заимствованы из систем С—300, комплексов «Бук», «Тор» и т.д. с некоей спецификой их размещения на корабле. Сейчас применяются принципиально новые технические решения, которые позволяют снизить заметность корабля, повысить помехоустойчивость радиолокационной системы, обеспечить электромагнитную совместимость, решить ряд других вопросов. Это достаточно сложный проект. У американцев в этой части есть большое количество технических решений и проектов, в которых оптимально размещается многофункциональная система управления оружием, где интегрированы все локационные, радиотехнические и электронные средства, средства РЭБ и, естественно, ракетные комплексы как ПВО—ПРО, так и ударные. Примерно по такому же пути идем и мы, тем более что наряду с ПВО и ПРО для кораблей мы разрабатываем и ударные комплексы на базе крылатых ракет. Этим, в частности, занимается ОКБ «Новатор». Хотел бы отметить, что ныне действующие корабельные системы пользуются спросом за рубежом. Российскими предприятиями выполнялись и выполняются соответствующие контракты по поставкам кораблей с нашим вооружением в Китайскую народную республику, Индию, ряд других стран. В новейшей истории есть прецеденты, когда на наших кораблях устанавливались зарубежные вооружения и наоборот, когда наши вооружения устанавливаются на зарубежные проекты. □ — Как обстоят дела с созданием новой зенитной ракетной системы С—500. Когда могут начаться ее испытания? В чем принципиальное отличие этой ЗРС от ныне существующих? — Информация по этой системе в значительной степени носит закрытый характер и мы предпочитаем на эту тему не говорить. Но некоторые моменты можно упомянуть без раскрытия ТТХ. Понятно, что система С—500, мы ее называем системой пятого поколения, принципиально отличается от «четырехсотки» в первую очередь по техническим и технологическим решениям, которые закладываются в радиолокационные средства и новое поколение зенитных управляемых ракет. Новый виток технологических возможностей, которыми мы сейчас начали располагать, привел к тому, что у нас появилась возможность реализовать на практике требования министерства обороны по созданию системы нового поколения. Мы, по сути, выходим на уровень, где и для войск ВКО, и для решения задач войсковой ПВО на ближайшую перспективу базовой будет унифицированная система С—500. Второе свойство этой системы — это расширение возможностей по противоракетной обороне. Здесь я могу только некую условную аналогию провести. Ближайшим аналогом по части ПРО для нашей новой системы может быть модернизированный и серийно изготавливаемый мобильный, а правильнее сказать перебазируемый, американский комплекс противоракетной обороны THAAD. В части ПВО ближайшим аналогом можно рассматривать «Patriot» PAC—3, хотя по ряду характеристик американский комплекс существенно уступает нашим системам, даже ныне существующим, таким как С—300В4 и С—400. В целом система С—500 сможет решать весь спектр задач противовоздушной и противоракетной обороны с учетом перспектив развития средств воздушно—космического нападения. □ — Вы упомянули о новой ЗРС С—400 «Триумф», которая уже реально поставляется в войска. Завершена ли доводка всего комплекта ракет для этой системы или по—прежнему на ней применяются ракеты от «трехсотки»? — В войска эта система поступает с ракетами нового поколения. По «четырехсотке» мы имеем некую программу дальнейшего развития, в первую очередь основанную на введении нового спектра ракет, которые разрабатываются по разным тематикам, в том числе для корабельной ПВО. При этом главная задача — обеспечить еще более высокую огневую производительность, помехозащищенность и т.д. То есть наиболее важных свойств, которые характеризуют возможности использования системы для отражения массированных ударов современных средств воздушно-космического нападения. Подход у нас изначально такой — с любого проекта, который разрабатывался по другим заказам, морским, сухопутным и для ПВО—ПРО нового поколения мы все полезные технические решения в части ракетных изделий стараемся внедрить и в другие системы для того, чтобы расширить спектр отражаемых угроз, повысить в том числе экспортный потенциал. При этом можно сложить некую конфигурацию системы, исходя из возможности применения различных изделий. Такой подход на самом деле используется во всем мире. Широко известны решения, которые американцы реализовывали с европейцами, где ряд отработанных ракет внедрялись в другие комплексы. В частности, на корабли. Там установлены европейские комплексы, но с американскими ракетами и наоборот. Есть совместные проекты, где на американских комплексах используются французские ракеты. Т.е. это нормальная практика. Тоже самое касается в значительной степени комплексов, которые сейчас создает Израиль, который наряду с США является нашим серьезным научно—техническим конкурентом. По крайней мере, в классе комплексов малой и средней дальности. У Израиля на сегодняшний день есть ряд апробированных технических решений, с которыми надо считаться и как-то парировать их возможности выхода на внешний рынок, где мы уже начинаем достаточно жестко конкурировать. Если у американцев есть ограничения по ряду стран, то у Израиля особых ограничений нет, поэтому они на традиционные рынки России благополучно выходят. Один из ярких примеров Индия, где Израиль широко присутствует. □ — Россия в последнее время активно продвигает на экспорт новую ЗРС «Антей—2500». В чем особенности этой сиcтемы по сравнению с C—300В, которая выпускалась ранее? — «Антей—2500» — условное экспортное название системы С—300В4. Экспортный вариант имеет небольшие отличия от базового, который создан для российских Вооруженных сил. Что является принципиальным отличием С—300В4 от предыдущих поколений: во—первых, значительная часть аппаратуры выполнена на современной элементной базе, что позволило значительно расширить характеристики по отношению к предыдущему поколению систем С—300В. Во—вторых, внедрена новая ракета дальнего действия, которая способна решать в том числе задачи нестратегической противоракетной обороны. Значительно расширена возможность по дальности поражения. Мы уже дотягиваемся до 400 км. Это существенно облегчает возможность боевого применения всех остальных систем, потому что принуждает постановщики помех находиться на безопасном расстоянии. Самолеты дальнего радиолокационного дозора и управления, например АВАКС, теперь тоже не смогут безнаказанно войти в 400—километровую зону. Соответственно, снижаются возможности по управлению штурмовой и истребительной авиацией. Внедрение подобного рода ракет дальнего действия существенно изменяет потенциальную обстановку, которая может сложиться при отражении соответствующих ударов. Такая же идеология заложена и в «четырехсотку», другие системы, в том числе пятого поколения. Если говорить о новых свойствах С—400В4 хотел бы отметить также более высокую технологичность этой системы. Если рассмотреть составные части, многое пришлось переделывать или делать заново, что позволило обеспечить необходимое качество и объем серийного производства. На этой ЗРС, например, внедрено специализированное шасси. При создании этой системы, как впрочем, и ЗРК «Тор—М2» мы шли по пути не восстановления каких—то элементов производства, а создания новых аналогов. □ — Рассматривается возможность создания модификации С—300В4 на автомобильном шасси? — У нас уже есть соответствующий проект, поэтому если будет востребованность на автомобильном шасси, мы его запустим. Изначально министерство обороны предполагало провести локальную модернизацию С—300В для продления сроков службы и небольшого наращивания характеристик, но нам удалось убедить военных, что локальной модернизацией не стоит заниматься. Надо делать более современные образцы, хотя отдельные решения мы заимствовали, но в целом это фактически новая техника. □ — Что представляет собой ЗРС С—350 «Витязь»? Сообщалось, что она в разы превышает по своим боевым возможностям систему С—300. Так ли это на самом деле? Поставляется эта ЗРС в войска или пока продолжаются её испытания? — Система разработана в соответствии с техническим заданием для замены ЗРС классов С—300ПТ—ПС, то есть первого поколения «трехсоток». Она предназначена для решения задач борьбы в первую очередь с массированными средствами воздушно—космического нападения. Имеется ввиду с крылатыми ракетами, пилотируемой авиацией, беспилотниками среднего и тяжелого класса, тактическими баллистическими ракетами. То есть полным спектром целей, которые были в нише «трехсоток» первого поколения. В чем принципиальная особенность С—350 «Витязь»? Их две. Первая заключается в том, что эта система имеет возможность обзора и обстрела целей в круговом режиме, а не только в секторном, как у «трехсотки». Вторая особенность — у новой ЗРС канальность по одновременно обстреливаемым целям и наводимым ракетам существенно повышена. Базовыми ракетами на С—350 «Витязь» являются ракеты с активными головками самонаведения. Их зонные характеристики соответственно превышают характеристики ракет «трехсоток» первых поколений. Немаловажно и то, что боекомплект, который размещается на одной пусковой установке, состоит из 12 ракет вместо 4. Это очень важно для отражения массированных ударов. Не говоря уже о том, что у С—350 повышена помехозащищенность, решены задачи высокой автоматизации управления. Основной режим работы средств — автоматический. Характеристики «Витязя» в экспортном исполнении согласованы с министерством обороны, т.е. мы имеем право поставлять данную систему на экспорт. С—350 «Витязь» в настоящее время находится в процессе испытаний. Параллельно готовим серийное производство. □ — Как вы оцениваете возможности для дальнейшего совершенствования ЗРК малой дальности «Тор—М2Э» и средней дальности «Бук—М2Э»? — Что касается линии «Бука», то мы освоили производство системы «Бук—М2». Она серийно поставляется как в войска, так и на экспорт. Завершены испытания и освоено серийное производство следующего поколения «Буков» для ПВО Сухопутных войск. На этом комплексе мы кардинально, практически в два раза, увеличили возимый боекомплект. Расширили зону поражения в сравнении с предыдущими модификациями. Система стала полностью соответствовать современным требованиям, предъявляемым к ЗРС войсковой ПВО средней дальности. Она также осталась на гусеничном шасси, но есть вариант и на колесном шасси. Прежде всего для поставки на экспорт. На сегодняшний день в классе средней дальности войсковой ПВО зарубежных аналогов ЗРК «Бук—М2» просто нет. Основная особенность нового «Бука» в том, что практически с марша можно решать задачи боевого управления и стрельбы. Это принципиально, потому что все системы подобного класса требуют достаточно много времени для развертывания. В классе ЗРК малой дальности освоено серийное производство «Тор—М2» в нескольких модификациях, в том числе с новой ракетой. У этого комплекса также в два раза увеличен боекомплект и канальность. Существенно расширена зона поражения. По сути, все сделано заново. Интерес зарубежных стран к этому комплексу очень большой, много заявок на поставки, что позволяет нам не только с оптимизмом смотреть в будущее, но и приступить к созданию комплексов малой дальности следующего поколения. □ — Каковы перспективы разработки средств ПВО—ПРО на новых физических принципах? США, например, недавно закрыли свою программу создания систем ПРО с использованием лазера воздушного базирования. — Если говорить о лазерном оружии или оружии направленной энергии, как принято его называть, то этой тематикой мы занимаемся давно. Поэтому я не придерживаюсь термина «новые физические принципы». Они были новые в 60—70—е годы. Лазерное оружие наземного базирования для решения задач прикрытия точечных объектов, воздействия на различного рода электронные системы, в том числе установленные на самолетах, космических аппаратах и у нас, и у американцев достаточно активно создавалось. В США перед собой поставили почти не решаемую задачу — перехват баллистических ракет, стартующих с подводных лодок. И на этом погорели со своей программой ABL. Но это не значит, что они свернули авиационный комплекс с лазером на борту как невостребованный. Ничего подобного, они просто переключились на то, что более реально — на подавление оптикоэлектронных систем космического базирования. Мы тоже этим занимаемся. □ — То есть мы идем с ними нога в ногу? —Я бы не сказал, что нога в ногу. Технологически они в этом направлении больше продвинуты, но это не значит, что у нас ничего нет. Мы соответствующие экспериментальные комплексы делаем, отрабатываем. О характеристиках я, естественно, говорить не могу. Если говорить про наземные или корабельные системы на основе лазеров, которыми США сейчас активно занимаются, то их эффективное практическое применение пока маловероятно, так как требует наличия большой энергетики на борту. Для поражения, т.е. физического разрушения крылатых ракет, атакующих корабль или наземный объект на расстоянии нескольких километров требуются мощности около 100 киловатт и более. Речь идет об излучаемой мощности, что касается потребляемой, то она соответственно еще больше — под мегаватт. Опять же эффективность лазерного оружия очень сильно зависит от метеоусловий. Например, на побережье северной Африки, где метеовидимость очень хорошая - это одно, на нашей территории, закрытой, как правило, плотной облачностью — совсем другое. Тоже самое касается кораблей с лазерными установками. Все зависит от того где и по каким целям применять лазерное оружие. Если стоит задача в рамках антитеррористических операций стрельнуть по лодке или лодочному мотору и обездвижить небольшое плавсредство — это вполне реальная задача. Подобные установки можно использовать также по воздушным шарам, дельтапланам. Но работать с земли по серьезным воздушным целям маловероятно, потому что реально существуют колоссальные потери энергии в атмосфере. □ — Мы часто говорим, что наши системы превосходят зарубежные аналоги, а в чем их реальные преимущества перед тем же «Patriot» PAC—3? — Сравнивать свою технику с зарубежной не совсем корректно, тем не менее по ряду направлений наша техника действительно превосходит зарубежные аналоги. Отчасти это обусловлено тем, что они в силу разных обстоятельств не ставили перед собой задачу добиться тех характеристик, например, по дальности поражения которыми обладают наши системы. Американцы, например, ограничились ракетами с наклонным стартом и этим продолжают заниматься, тогда как старт наших ракет вертикальный, что создает определенные преимущества. У американцев колоссальное количество истребительной авиации с ракетами, у которых «длинная рука». Соответственно, потребности в зенитных ракетных системах дальнего действия свыше 200 км у них просто не было. Так они считали. Мы считали немного по—другому. Но факт есть — зонные характеристики у наших систем выше. Тем не менее, нельзя сказать, что в этом классе мы как—то колоссально превосходим комплексы, созданные в США. По отдельным характеристикам — да. Правда, сейчас для «Иджиса» они создают ракету SM—6 с зоной поражения порядка 400 километров. В 2016—2017 годах она будет готова и внедрена на корабле. Потом можно будет ее и в сухопутные комплексы внедрить. Что касается мобильной ПРО, например, THAAD (противоракетного комплекса наземного базирования для высотного заатмосферного перехвата ракет средней дальности), то в силу особенностей они начали работу над ним в 1991 году и финансируют до сих пор. 25 лет они занимались этой темой, прежде чем создали этот комплекс. Если говорить об «Иджисе», то здесь тоже они около 20 лет упражнялись пока не вышли на приемлемые характеристики по перехвату в классе баллистических ракет средней дальности. То есть у них была предыстория с огромным финансированием. У нас конечно такой предыстории не было, потому что финансирование не так давно открыто, соответственно, некое отставание здесь есть. □ — Испытываете ли вы сегодня проблемы с финансированием новых разработок? — Благодаря решениям президента России часть тем, которыми мы занимаемся, отнесена к категории приоритетных или суперприоритетных, поэтому здесь нам грех жаловаться. Финансирование идет нормально и надеюсь будет идти нормально. К сожалению, не все темы так финансируются. Мы понимаем, что хорошо бы вести разработки широким фронтом, но если денег не хватает нужно определять приоритеты. □ — Многие российские предприятия, особенно в авиастроении, активно кооперируются с западными компании по реализации перспективных проектов. Взять тот же БраМос или истребитель пятого поколения, которые мы создаем совместно с Индией. Есть ли у концерна подобные проекты с зарубежными партнерами? — Мы также вели совместные проекты по зенитно—ракетному направлению, в частности, с южнокорейской фирмой «Самсунг». Результатом этой работы стало создание комплекса средней дальности «K—MSAM». Кстати, дальнейшим развитием этого направления стало создание зенитной ракетой системы «Витязь». Корейцы работали с нами много лет. Они были нам благодарны, да и мы у них много чему научились, в частности, в плане подхода к конструированию аппаратуры. Сотрудничество зачастую бывает очень выгодным не только с коммерческой точки зрения, но и в части обмена технологиями. Правда, к сотрудничеству с некоторыми странами мы относимся не совсем положительно, потому что они могут оказаться для нас потенциальными конкурентами. □ — Насколько критичными стали для концерна западные санкции? Используете ли в своих системах зарубежное оборудование? — Часть оборудования для оснащения производств действительно закупается за рубежом, поэтому санкции некоторые ограничения внесли. Но тут есть альтернатива. Нигде же не сказано, что оборудование нужно закупать именно у западных компаний. Мы начали более активно вести закупки у азиатских коллег. Это позволило уйти от санкций без особых потерь. А где—то даже наоборот приобрести что—то новое. Что касается элементной базы, то ситуация здесь примерно такая же. Во—первых, мы ничего сверхъестественного из импортной элементной базы не используем. Параллельно идет программа импортозамещения. Ряд иностранных компонентов, которые используются при изготовлении техники, мы успешно заменяем на отечественные аналоги. Ведь наша электронная промышленность тоже не стоит на месте. Кроме того есть еще промежуточный вариант, которым мы тоже пользуемся, когда изготовление элементной базы осуществляется за рубежом, а разработка у нас. Это позволяет избежать потенциальных закладок. Вполне нормальная технология. Ее, кстати, активно используют и американцы, и европейцы. Мы задачу строить фабрики по производству всего спектра элементной базы и оборудования пока перед собой не ставим. А вот отдельные технологические линейки — это да. □ — Продолжит ли концерн заниматься разработкой и производством средств управления воздушным движением, наземной аппаратуры ГЛОНАСС? —По центрам управления воздушным движением мы в соответствии с указом президента РФ являемся головной структурой. Все укрупненные центры комплектуются в основном нашей аппаратурой и программным обеспечением. На сегодняшний день можно сказать, что таких укрупненных центров, которые созданы по нашим технологиям, уже около десяти. В их числе и центр в олимпийском Сочи. Но это не самый крупный объект. Самый крупный московский. Сейчас идет опытная эксплуатация этого центра. Там все сложно, потому как московский центр отвечает за управление воздушным движением по всей европейской части России. Наряду с тем, что есть еще центр в Калининграде и в Санкт—Петербурге. Московская зона очень сложная — здесь много аэродромов, с которых летают как гражданские, так и военные самолеты. Огромное количество полетов правительственной авиации в том числе. Это очень сложная система с чрезвычайно напряженным трафиком. Мы уже примерно год вместе с Росавиацией занимаемся аттестацией этой системы, выявляем какие-то ошибки, по ходу что—то дорабатываем. Надеемся, что московский центр по всем параметрам, в том числе функциональным, будет соответствовать верхней планке международных стандартов. Тем более, что некие прототипы есть. Исходные данные, которые заданы на московский центр, соответствуют тому, что создано в Мюнхене. Других прототипов нет. Даже Хитроу в Лондоне и близко не соответствует этим требованиям. В Мюнхене развернута сейчас самая современная система в Европе. Параллельно ведем работы по другим укрупненным центрам. Кроме того, мы поставляем огромное количество локационной техники, решающей задачи управления воздушным движением на аэродромах, трассах полетов. Соответственно, занимаемся интегрированием этой информации, в том числе в интересах военных. Большое количество метеорадаров, которые мы сами разработали, поставляем в интересах гражданской и военной авиации, а также для метеоагентства. Мы, кстати, выиграли в тяжелейшей борьбе зарубежными конкурентами тендер на поставку метеорадаров. По ГЛОНАССу мы, в основном, изготавливаем аппаратуру для спецпотребителей, для авиации, для кораблей и гражданских судов. Какую—то часть поставляем за рубеж. В требуемом количестве выпускаем индивидуальные приемники ГЛОНАСС для военных. Пытались мы выходить и на гражданский рынок. Примерно год достаточно успешно конкурировали с западными производителями. Но все равно просели по сравнению с китайцами. Китайцы вытесняют с рынка всех, потому что цена у них все равно получается в полтора раза ниже. Есть масса проектов по другим гражданским наукоемким направлениям, которыми мы занимаемся. В том числе с использованием военных наработок. Например, по гидролокации очень современные приборы делаем. Выпускаем определенный спектр медицинского оборудования, отвечающего самым современным требованиям. Правда, выйти на этот рынок крайне сложно. Но мы не намерены опускать руки. Надо всегда смотреть в будущее даже тогда, когда, кажется, что задачи не выполнимы. Это залог успеха в любом деле, не только в нашем. ■ Отредактировано 26.05.2016— Admin

Admin: ■ 16—05—2015Покорение «Эльбрусом»: процессор по—русски ■ Фото: politrussia.com □ ■ В интернете разошлась новость о том, что выпущен первый настольный компьютер с российским процессором «Эльбрус—4С» — и понеслось: «Вы можете поиграть в пасьянс, не закрывая блокнот, всего за 200000 рублей, гы–гы, а уже есть компьютеры размером с брелок менее чем за сто баксов, хе–хе». ■ Для чтения таких новостей необходимо постоянно держать в голове два постулата: во–первых, подавляющее большинство журналистов понятия не имеет о том, о чем пишет; во–вторых, современный формат подачи новостей — это именно «А–а–а, какой кошмар!». Не говоря уж о том, что большинство СМИ в той или иной степени либеральны, и всегда готовы попытаться охаять Россию. ■ Что ж, давайте разберемся с фактами, не кидаясь ни в либерализм, ни в ура-патриотизм. Что при этом ненавязчиво так «забывается»? ■ Во–первых, это — опытное производство. Штучное, практически предназначенное для окончательного тестирования. Стоимость ручного/лабораторного производства с промышленным оптовым сравнивать в принципе недопустимо: «05 мая СМИ сообщили о том, что российская компания МЦСТ объявила о начале продаж первых персональных компьютеров «АРМ Эльбрус—401» и серверов «Эльбрус—4.4» на базе российского процессора «Эльбрус—4С». …пока для заказа доступен только персональный компьютер «АРМ Эльбрус—401». Сервер «Эльбрус—4.4» появится летом 2015 года. «АРМ Эльбрус—401» из первой тестовой партии обойдётся заказчикам по цене порядка 200 тысяч рублей. Однако к концу года, когда устройство планируется запустить в серийное производство, его стоимость «существенно снизится». ■ Во–вторых, большинство журналистов и читателей в меру своей недоразвитости автоматом считают, что компьютер оценивается по тому, как тянет графику последних игр, образно говоря. Но читаем: Эльбрус—401 разработан на базе микропроцессора Эльбрус—4С и предназначен для оборудования автоматизированных рабочих мест (АРМ) операторов, организации микросерверов и информационных терминалов, применения в промышленной автоматизации и в системах с повышенными требованиями к информационной безопасности». Это — НЕ домашний компьютер, а промышленный. Совсем другие требования! Погуглите сами цены на промышленные компьютеры и их характеристики, удивитесь, если ранее не были в теме. Для них важны три параметра: надежность, надежность и еще раз надежность, и на ее алтарь спокойно приносятся в жертву гигагерцы, гигабайты, бантики сбоку и новомодные разъемы. При этом, как правило, требуется работа в реальном времени — что существенно отличается от «просто быстрой работы». Даже та «мелочь», что наш процессор не требует специального охлаждения — важна. ■ Обратили внимание, что продажи объявлены лишь для юридических лиц? Обычному пользователю такой компьютер не нужен — по сути, это тестовое железо для промышленных программистов, просто «то же самое железо» на столе куда удобнее, чем уже вмонтированное в промышленное устройство. Со временем «Эльбрус» (точнее, его потомки) станут трудиться на всех стратегически важных местах, где применение импортных комплектующих попросту опасно по соображениям безопасности. ■ В–третьих, рукопожатные журналисты исполнили хоровую оду «Вой по Бабаяну»: мол, он «Эльбрус» создал, а в «этой стране» его не оценили, и он эмигрировал в Intel со всеми своими супергениальными наработками. Не буду здесь пересказывать все легенды на эту тему, просто ознакомьтесь с давней статьей «Ф—центра» про эту, можно честно сказать, аферу. Говоря своими словами, имел место грандиозный попил, увод в Intel команды разработчиков и намеренная работа против репутации России в области разработки процессоров, при этом «Эльбрус» Бабаяна и тот, о котором мы говорим сегодня — просто «однофамильцы». При этом в МЦСТ работал не только Бабаян, и вот этот «не только Бабаян» сейчас и достиг уровня производства и практического применения. ■ В–четвертых, производительность. Опять же, если читатель хоть как–то интересовался темой производительности, то должен помнить, как Intel и AMD соревновались, кто в каком тесте побеждает — включая написание новых, которые использовали новые особенности моделей, но еще долгое время не используемых разработчиками программного обеспечения. А тут — принципиально различные архитектуры, и сравнивать производительность «в лоб» просто некорректно. Вот короткое видео на тему с пояснениями: □ 100% российский компьютер обгоняет Intel100% российский компьютер обгоняет Intel □ ■ А вот статья еще за 2011—й год (это другой процессор, но хорошо объяснена тема): «Созданный в «Модуле» микропроцессор представляет собой гибрид так называемого RISC—процессора с массово–параллельным сверхбыстродействующим вычислителем. Получившаяся в результате такого «скрещивания» архитектура идеально подходит для задач цифровой обработки сигналов и моделирования нейронных сетей. … ■ Для примера можно привести тест производительности «Преобразование Собеля», которое используется в системах обнаружения и классификации объектов. NM6403 выполняет его со скоростью 68 кадров в минуту. Процессор TMS320C40 американской фирмы Texas Instruments, имеющий тактовую частоту 50 мГц, выполняет это преобразование со скоростью 6,8 кадра в секунду, Intel Pentium с частотой ядра 200 мГц выполняет ту же операцию со скоростью 21 кадр в секунду. И это при том, что рабочая частота ядра NeuroMatrix — всего 40 мГц. … ■ Причина такой высокой производительности NM6403 в том, что разработчики из НТЦ «Модуль» пошли по пути совершенствования архитектуры, а не по пути наращивания тактовой частоты и объемов кэш—памяти. В результате процессор при выполнении любой операции максимально задействует все свои ресурсы, что и позволяет ему «бить» по скорости и производительности Intel Pentium, обладающий в восемь раз более высокой тактовой частотой». ■ В–пятых, с использованием «Эльбрус—4С» как инфоповода продвигается мем «в России никогда с компьютерами ничего хорошего не было». Это, как писал классик, случай так называемого вранья. Не буду тут вспоминать большие компьютеры, которые были вполне на мировом уровне, и даже расписывать, почему было принято решение о копировании чужой архитектуры (увы), это отдельная тема. Вспомним кратко историю именно персоналок. ■ Для многих будет новостью, что первый в мире персональный компьютер изобрел отнюдь не Стив Джобс с приятелем, а Арсений Горохов, авторское свидетельство СССР № 383005 1973—го года. Он же в 1979 г. запатентовал «построитель пространственных рельефов», в современной терминологии — 3D—принтер. Вот вам на тему советских персональных компьютеров ссылка, и еще одна — почитайте, там интересно. А на такой вот железке я когда–то делал курсовую по аналитической химии на тему решения системы переопределенных уравнений для нужд фотометрии. ■ Были даже советские ноутбуки: □ ■ Фото: http://emulate-su.livejournal.com □ Да, ко времени выпуска в 1991 году МС 1504 устарел напрочь. ■ Однако тут нельзя забывать, что отставание по микроэлектронике было — и тут оно начало по факту сокращаться. К Горбачевской «перестройке» СССР вообще имел очень крупный экономическо-технологический задел: экономика потихоньку росла в целом, в плане космоса мы были впереди всех, и на этом можно было очень некисло зарабатывать, были уникальные разработки и в других областях — от ускорителей и до экранопланов, вот и в компьютерном плане подтягивались на мировой уровень. Более того, и в плане обороны и международной ситуации было все устойчиво. Внутри страны можно было уже заняться и легкой промышленностью на потребном уровне, освободив часть ресурсов. Другими словами, к концу XX века Советский Союз осуществил бы «переход от количества к качеству» в области высоких технологий, а в плане быта решил бы проблему «джинсов и жвачек». После чего «парадная витрина капитализма» сдулась бы сама собой. ■ Именно на этой стадии Горбачев и Ельцин уничтожили страну изнутри. ■ Развал СССР в экономическом плане привел к разрушению экономики как системы не только в плане перехода к капитализму и либерализму, но и вследствие разрыва устоявшихся производственных связей между предприятиями, многие из которых были уничтожены или перепрофилированы. Как было метко сказано: «В таких условиях не то что лэптоп — табуретка в серийном производстве была делом немыслимым». ■ Так вот, в–шестых, любители посмеяться над отечественной техникой показательно «забывают», что своего персонального компьютера не было вообще и о нем четверть века никто и не вспоминал — и тут сразу, чуть ли не на пустом месте — вполне пригодное изделие. С собственной архитектурой, при этом с эмуляцией de facto стандартной, сразу с промышленными стандартами безопасности. ■ Нанометры и гигагерцы здесь не главное: миниатюризация — это, конечно, хорошо, но во многих случаях надежность важнее. Уже в этом году ожидаются российские 8—миядерные процессоры Baikal. Пока по 28—нанометровому процессу, а чтобы идти дальше — надо набить руку; логично предположить, что еще несколько несколько версий камня будут малосерийными (и ужас какими дорогими, да). ■ А главное — это все же безопасность. Уже давно не новость, что в железе бывают «сюрпризы» см. известную статью «Китайские закладки: непридуманная история о виртуализации, безопасности и шпионах» про активацию аппаратуры виртуализации из BIOS: «Была подготовлена более наглядная версия закладки с упрощенным командным интерфейсом. Закладка активировалась после загрузки на компьютер текстового файла, содержимое которого включало два слова — «Газпром» и «стоп», — расположенных в произвольном порядке. После этого компьютер умирал, но не сразу, а с задержкой в пять минут. Естественно, можно было сделать задержку и на сутки». Также см. статью «Чума на ваши USB» или историю про каталог АНБ 2008–го года с описанием «закладок». ■ Таким образом, России настоятельно необходимо собственное компьютерное железо (программы написать все же проще). И не удивительно, что первые разработки рассчитаны не на игры, а на безопасность — тут можно вспомнить программно–аппаратный комплекс KUEFI от лаборатории Касперского весной с материнской платой российского производителя. ■ Ну и в завершение статьи: вопрос больших мейнфреймов в России также не забыт, здесь просто предлагаю посмотреть ролик про компьютер «Ломоносов» в МГУ: □ Суперкомпьютер «Ломоносов» □ Автор — Андрей Борцов

Admin: ■ 26–05–2016У радаров возросла острота зренияВ Воронеже сделали уникальный транзистор для РЛС ■ Фото: Виталий Невар/ ТАСС □ ► Воронеж является крупнейшим центром страны, где создается радиоэлектроника военного назначения. Так, именно в Воронеже расположен ЦНИИ РЭБ, где рождаются и испытываются средства радиоэлектронной борьбы, не имеющие в мире аналогов. И не случайно новейшую РЛС наблюдения за пусками МБР, разработанную в Москве, назвали «Воронежем». ► В этом городе находится концерн «Созвездие», входящий в Объединенную приборостроительную корпорацию, которая, в свою очередь, принадлежит госкорпорации Ростех. ► «Созвездие» объединяет 20 предприятий из 11 регионов России. Среди них отличившийся на прошлой неделе воронежский Научно-исследовательский институт электронной техники (НИИЭТ), который создал мощный СВЧ–транзистор, не имеющий аналогов в стране. Этот транзистор по своим характеристикам стал равноценен продуктам европейской компании STMicroelectronics (STM), штаб–квартира которой расположена в Женеве. А STM является одним из мировых лидеров в данном сегменте электронных компонентов. К мировым лидерам, производящим мощные СВЧ–транзисторы относится и калифорнийская компания Integra Technologies, работающая исключительно на военных. В своей новой разработке НИИЭТ «дотянулся» и до нее. ► Значение мощных СВЧ–транзисторов в качестве компонентов для военной радиоэлектроники сложно переоценить. Они являются «кровеносной системой» РЛС, как бортовых, так и стационарных, средств РЭБ, аппаратуры связи и передачи данных. Чем более мощный сигнал будет формировать транзистор, тем дальше и отчетливее сможет «видеть» РЛС, тем надежнее будет связь с максимально удаленными объектами приема/передачи данных. ► Работы по созданию мощного импульсного СВЧ–транзистора проводилась по теме «Дискрет–29». Транзистор получил наименование 2П9120ВС. Частотный диапазон, на который он рассчитан, — до 500 МГц. Обеспечивает получение на выходе мощности в 1200 Вт. Минимальный коэффициент усиления мощности — 16 дБ. КПД — 45% min. Напряжение питания — 50 В. ► Транзистор имеет значительный запас «прочности». Предельно допустимое импульсное значение рассеиваемой мощности — 2 кВт, импульсного тока — 41А. Максимально допустимое постоянное напряжение между стоком и истоком — 100 В. Диапазон рабочих температур — от минус 60 до плюс 125 градусов. При этом сам транзистор может нагреваться до 180 градусов. ► Однако это не предел того, на что способен НИИЭТ. Генеральный директор института Дмитрий Кожанов утверждает, что в обозримом будущем в линейке мощных кремниевых СВЧ–транзисторов должны появиться изделия с мощностью в 2000 Вт и усилением в 20 дБ. ► В рамках ОКР «Дискрет–29» созданы еще два транзистора. Один при выходной мощности в 1000 Вт обеспечивает усиление в 18 дБ, второй — на 500 Вт дает усиление в 21 дБ. Эти изделия также работают в диапазоне частот до 500 МГц. ► Новая серия транзисторов выполнена по LDMOS–технологии (Laterally Diffused Metal Oxide Semiconductors), которая стала внедряться в радиоэлектронной промышленности в начале 90–х годов, вытесняя широко распространенную в то время биполярную технологию, бурно развивавшуюся в 70–е годы. Главное ее отличие заключается в использовании заземленного экрана для обеспечения изоляции стока от затвора и уменьшения емкости обратной связи. ► LDMOS–транзисторы обладают более высоким усилением и КПД и значительно более высокой линейностью. Еще одно крайне полезное качество — меньшая температура нагрева транзистора. Это очень ценно в военной аппаратуре, где приходится очень плотно компоновать радиоэлектронные элементы. Благодаря более щадящему, по сравнению с биполярными кремниевыми транзисторами, режиму работы выросла и надежность. Для LDMOS–транзисторов средней мощности среднее время наработки на отказ составляет 3 тыс. лет. Для РЛС с активной фазированной антенной решеткой это качество крайне актуально, поскольку каждый из нескольких сотен излучателей обслуживает свой усилитель. ► С момента появления LDMOS–технологии уже много воды утекло. Ведущие производители постоянно улучшали ее. И к настоящему моменту повсеместно используется LDMOS–технология седьмого поколения. В ней размер транзистора снижен с 0,4 мкм до 0,3 мкм. Благодаря этому удалось повысить плотность мощности на 20% и снизить тепловое сопротивление на 25%. ► Однако технологический лидер — нидерландская компания NXP Semiconductors, 10 лет назад отпочковавшаяся от Philips, — уже освоила восьмое поколение LDMOS, где размеры транзистора снизились до 0,14 мкм. ► Ее транзистор BLF578XR, работающий в диапазоне до 500 МГц, имеет очень солидный коэффициент усиления, равный 24 дБ. При этом в импульсном режиме он выдает мощность в 1400 Вт. ► Поколение LDMOS–технологии, которое используется воронежскими конструкторами, не сообщается. Было сказано лишь, что оно новое, впервые примененное на территории России. Можно предположить, что это если не «восьмерка», то наверняка «семерка». ► При создании мощных СВЧ–транзисторов значительную роль играет не только технология выращивания переходов в чипе, но и конструкция корпуса, в который помещается чип. Воронежцы используют герметичный металлокерамический корпус КТ–103А–2. Это предопределено недоверием военных заказчиков к пластмассовым корпусам, которые, как им кажется, менее надежны. Особенно, когда идет речь о большом тепловом рассеивании. ► В то же время на Западе производители при изготовлении мощной СВЧ–электроники перешли на пластмассовые корпуса. Компании неоднократно проводили сравнительные испытания двух типов корпусов, которые продемонстрировали соответствие пластмассовых корпусов жестким требованиям, предъявляемым к военной продукции, работающей в экстремальных условиям. ► Более того — пластмасса при определенных условиях способна давать прирост технических параметров изделий. Вышеупомянутая европейская компания STM запатентовала технологию сборки корпуса с воздушной полостью STAC (ST Air Cavity Packaging). В сравнении с традиционным керамическим корпусом он не требует высокой температуры сборки. Тепловое сопротивление переход–корпус на 20% ниже, в связи с чем лучше отводится тепло. Также повышается коэффициент усиления, выходная мощность и надежность. Время наработки на отказ у корпусов STAC выше в 4 раза. А вес снижается до 75%, что крайне важно для бортовой аппаратуры. ► И в заключение необходимо сказать об отставании России в области микроэлектроники и в частности — в области СВЧ–компонентов. Да, воронежский институт приблизился к ведущим зарубежным производителям. Но, как известно, один в поле не воин. В США работают 8 компаний, которые используют последние технологические достижения в области мощных СВЧ–транзисторов. В Европе — 4. В Японии — 3. ► В России можно назвать лишь две такие компании: НИИЭТ и московское НПП «Пульсар». Остальные пять производителей застряли в прошлом веке, используя биполярную технологию. Однако достижения воронежцев позволяют надеяться на то, что отрасль начала двигаться в нужном направлении. □ ► Автор — Владимир Тучков

Admin: Россия хочет мира в космосе, но готовится к войне ■ Фото: Politrussia.com □ ► Минобороны запретило демонстрацию в готовящемся к открытию павильоне «Центра космонавтики и авиации» на ВДНХ аппарата «Полет–1» — перехватчика, который способен поражать спутники потенциального противника. Об этом сообщают «Известия». Решение военного ведомства кажется удивительным, так как данный истребитель спутников — отнюдь не какая-то новейшая разработка, а вполне себе известный аппарат, впервые опробованный еще в 1968 году и запускавшийся в космос в последний раз в начале 80–х. «Ситуация парадоксальная. Внешний облик спутников–перехватчиков давно раскрыт, достаточно посмотреть интернет. В одной из воинских частей в городе Солнечногорске «ИС» установлен на постаменте. Конечно, не каждому желающему, но всё–таки его можно увидеть и сфотографировать», — удивляется эксперт в области систем противовоздушной обороны и ПРО Михаил Ходаренок. ► Сложившийся парадокс породил подозрения в том, что минобороны вовсе не ставило крест на космических «камикадзе» из прошлого. К примеру, профессор академии военных наук Вадим Козюлин предполагает, что Москва готовится к противостоянию с Вашингтоном в космосе, и в этой гонке вооружений даже системы 1963 года могут оказать серьезное влияние. ► Основания для подобных догадок действительно есть. Три крупные державы: США, Россия и Китай — уделяют космосу пристальное внимание, не ограничиваясь гражданским аспектом его освоения. То там, то здесь появляется информация, что какая–либо из этих стран трудится над очередной засекреченной разработкой. Постоянно звучат опасения одного государств по поводу активности двух других и тому подобное. «Враг и вероятный противник разрабатывает, а в некоторых случаях демонстрирует свою разрушительную и мощную технику для борьбы в космосе. Далее он стремится воспользоваться тем, что считает космическими уязвимостями, создавая угрозу национальным, гражданским, научным и экономическим преимуществам США и мирового сообщества», — утверждает глава Стратегического командования США адмирал Сесил Хейни. ► Адресованы эти обвинения не только абстрактному «врагу», но и «вероятным противникам» персонально. ► России: «В военной доктрине России от 2010 года подчеркивается, что космос является важнейшим компонентом ее оборонной стратегии, и Москва открыто заявляла, что проводит исследования и разрабатывает средства космического противодействия для ослабления и дезорганизации других космических сил, а также для лишения их доступа к космическому пространству... Российские руководители также открыто утверждают, что их вооруженные силы обладают противоспутниковым оружием, проводят исследования в этом направлении и используют средства радиоэлектронного подавления спутников». ► И Китаю: «В ноябре Китай провел шестые испытания гиперзвукового планирующего ударного летательного аппарата, а некоторые источники сообщали о противоспутниковом оружии. Конечно, многие из нас все еще думают об испытании Китаем противоспутникового оружия в 2007 году, когда в космосе образовалось более 3 000 обломков, засорив и без того захламленное космическое пространство. Более 80 процентов этого мусора на протяжении многих десятилетий будет мешать полетам на наиболее часто используемом участке космоса». ► И список противников Штаты готовы расширить. Потенциальную угрозу для космических планов США Сесил Хейни видит также в Северной Корее, Иране и «некоторых исламских организациях». При этом, по заявлению главы американского Космического командования, генерала ВВС Джона Хайтена, Пентагон к потенциальному космическому противостоянию не готов. ► Чтобы подготовиться к межзвездному противоборству, США планируют сделать ставку на четыре момента: • изучение возможностей и намерений потенциальных противников; • аналитику и финансирование космических исследований; комплексный подход к военному потенциалу с подключением союзников, партнеров и коммерческих организаций; • повышение боеготовности по всему спектру стратегических возможностей — и космоса, и ядерного оружия, и киберпространства. ► Что касается упомянутого финансирования, то тут Пентагон готов брать по максимуму, да и Вашингтон, скрепя сердце, деньги выделяет. Так, пару месяцев назад именно на разработку космического оружия пошло пять миллиардов долларов. В целом по отрасли суммы еще более внушительные. В начале мая сообщалось о намерениях Пентагона потратить на космические программы 22 миллиарда долларов в этом году, а еще пять миллиардов пустить на космические учения. ► США считают эти траты обоснованными — слишком уж ценные активы они уже запустили в космос, чтобы теперь по скупости подставлять их под удар. 40% спутников на орбите сегодня принадлежат Штатам. И активы эти приносят вполне себе материальный доход. По подсчетам американского эксперта Майкла Крепона, использование спутников приносит всей отрасли более 110 миллиардов долларов ежегодно, 40 из которых приходится, опять-таки, на США. ► И это только финансовый момент. Но нельзя забывать про то, что военный сектор уже настолько плотно завязан на космос, что исчезни небесная поддержка, и «оборонка» отправится на средневековый уровень. Именно на это давит, описывая масштабы угрозы, Джон Хайтен: «Представьте, какова была бы жизнь военных без космоса? Все, что есть сейчас в военной сфере, не существовало бы без космоса. Пилотируемые летательные аппараты, всепогодное высокоточное оружие просто не существовало до космоса. Сейчас мы можем атаковать любую цель на планете, в любое время, при любой погоде». ► Однако Штаты не готовы обеспечивать безопасность своих активов ценой мирного сосуществования в космосе с другими государствами. Согласно сегодняшнему международному договору, запрещено выводить на орбиту и размещать на космических станциях оружие массового уничтожения, к примеру ядерные снаряды. Про прочее вооружение речь не идет, отсюда и соответствующая паника. Но всякий раз, когда Россия и Китай предлагают составить и подписать соглашение против космических вооружений, США от этой идеи отмахиваются. ► Потому что, в отличие двух стран, Соединенные Штаты предпочитают блюсти безопасность своих аппаратов лишь путем доминирования в космосе, с позиции силы. Еще в 2001 году комиссия под председательством Дональда Рамсфельда рекомендовала размещать в космосе оружие для отражения угрозы и, если необходимо, защиты от атак на интересы США. А космическое превосходство Штатов авторы концепции призывали превратить в подавляющее американское доминирование. Что помимо безопасности в космосе позволило бы с наименьшими хлопотами побеждать на земле, если противник не сможет ответить аналогичными методами. ► Примечательно, что Барак Обама, впервые баллотируясь в президенты, выступал категорически против этой концепции. Более того, после его избрания Белый дом собирался добиваться запрета на вооружения, препятствующие запуску и использованию военных и гражданских спутников. Но уже в 2010 году озвученная космическая политика Обамы полностью совпала с точкой зрения Рамсфельда. А 26 мая 2016 года президент США вообще решил оказать свое влияние на отрасль лично, передав конгрессу доклад, в котором говориться о сдерживании противников Соединенных Штатов в космосе. ► Так что, как бы не хотелось решить вопрос простым и мирным путем, нам приходится действовать, отталкиваясь от принципиальной позиции «западного партнера»: разрабатывать вооружение, готовить достойный ответ на случай угроз и внимательно следить за действиями потенциального противника. Так, под наблюдением Главного центра разведки космической обстановки постоянно находится 20 тысяч объектов. «20 тысяч — это те, за которыми военные вынуждены следить круглосуточно», — отмечал год назад командующий войсками Космического командования Минобороны России генерал–майор Олег Майданович. ► Такой тщательный контроль необходим, поскольку то, что поначалу выглядит как космический мусор, вполне может на деле оказаться спутником-шпионом, а то и вовсе космическим оружием. ► Если говорить о последнем, то вооружение для космоса может преследовать три главные цели: усиливать ПРО (отслеживать и сбивать баллистические ракеты); бить по воздушным и наземным целям; атаковать космические системы противника. ► Первыми к экспериментам с космическим оружием приступили Штаты, причем упор делали на уничтожении спутников. Для начала, еще в 1959 году, они опробовали уничтожать их ракетой, выпущенной с бомбардировщика, но промахнулись на шесть километров. Программа исследований прожила еще два года и была свернута. ► В 1962 году они применили новый подход — взорвали на высоте 400 км термоядерную боеголовку. И на этот раз результат был, да еще какой! Три спутника вышло из строя сразу. И еще у семи в результате воздействия искусственно созданного взрывом радиационного пояса в течении нескольких месяцев вышли из строя электроника и солнечные батареи, которые тоже являются электронными компонентами.Вспышка взрыва виднелась на расстоянии 7000 километров, а пилотируемые корабли «Восход» следующие два года пришлось пускать в обход радиационного пояса. ► Были и дальнейшие эксперименты с ракетами, запускавшимися с земли и воды, но результаты были признаны неудовлетворительными. ► Советский Союз тоже начал с попыток ракетного удара и тоже бил с самолета. Но, как и Америка, не смог добиться сносной точности. ► Были и экстравагантные решения. К примеру, подгонять к вражеским спутникам космический перехватчик «Союз–П», разрабатываемый на базе «Союза». Экипаж должен был вручную повредить спутник, либо запрятать его в контейнер своего корабля. Беда в том, что советские спутники на такой случай оснащались системой самоуничтожения, и были основания полагать, что США могли поступать также. Не прижилась и более безопасная идея — оснащать «Союз» ракетами, которые космонавты могли бы запустить с расстояния в километр. ► Зато отлично показали себя в деле те самые истребители спутников, один из которых минобороны запретило показывать на ВДНХ. Это были полуторатонные спутники, подлетающие к мишени на расстояние меньше километра и взрывающиеся на множество фрагментов, которые и поражали цель. Как показали многократные испытания, механизм уничтожения получился надежным и при том весьма недорогим, так что с середины 70–х наши «камикадзе» были приняты на вооружение. Однако к сегодняшнему дню от системы ничего не осталось — ни спутников, ни инфраструктуры для их производства, обслуживания и управления ими. ► Впрочем, учитывая реакцию минобороны на перспективы экспозиции с участием ИС, возможно, это и не совсем так. Хотя и без них современные системы могут многое в космосе. Так, сегодня все три страны: РФ, КНР и США — способны уничтожать спутники с земли. ► Первыми удачный пуск провели в Китае. В 2007 году они сбили баллистической ракетой свой метеорологический спутник. «Мы считаем, что разработка Китаем и испытание такого оружия противоречат духу сотрудничества, к которому стремятся обе страны в области мирного космоса», - возмущался тогда советник президента США по национальной безопасности Гордон Джонроу. ► И уже год спустя Штаты, отставив свои благородные стремления в сторону, успешно опробовали собственную ракету морского базирования, поразив спутник–разведчик США. В России же аналогичную функцию способны выполнять комплексы С–500, о которых мы уже рассказывали. ► Периодически появляется информация и о новом оружии непосредственно космического базирования. В 2001 году Китай рапортовал о создании «спутников–паразитов», способных подлететь к системам противника и подорваться. Принцип действия, судя по этому описанию, схож с советскими ИС, однако отличает детище Китая размер — это очень маленькие и незаметные спутники. ► В апреле сообщалось о космическом оружии, поражающем спутники, разработанном в России. Кроме того, в планах поддержка ПРО из космоса — создание системы предупреждения о ракетном нападении, размещаемой в космическом пространстве. ► Но это все сугубо военные разработки, суть которых ясна сразу. А ведь порой оружие может неплохо маскироваться под гражданскую продукцию. «Почти все, что мы запускаем в космос, является объектами двойного назначения, их можно использовать как в мирных, так и в военных целях», — объясняет основатель консалтинговой группы по космическому праву и политике Майкл Листнер. ► Такой двоякой системой вполне может оказаться, к примеру, роботизированный топливозаправщик, разработанный НАСА. «Если существует возможность доставить дополнительное топливо для спутника, значит можно также нанести ущерб другим спутникам: изменить их местоположение, перехватить имеющуюся информацию, изменить их назначение или вообще удалить их с орбиты», - делает вывод профессор Джорджтаунского университета Стив Мирмина. ► Или программа компании Google по высадке роботов на астероиды. Есть мнение, что эти астероиды в случае нужды могут оказаться серьезным оружием, если их направить на неприятельскую территорию. ► Еще занимательнее американский беспилотник X–37B — скрытный и маневренный орбитальный самолет, призванный выполнять таинственные задачи от доставки грузов до разведки. Поговаривают, что одной из таких задач является испытание системы «Стрелы бога» — оружия, бьющего по наземным целям вольфрамовыми стержнями. Эффект как от ядерной боеголовки, только без радиации. ► Да и некоторые наши аппараты не такие беззубые, как может показаться на первый взгляд. Например, в 2013 году ракета «Рокот» запустила в космос четыре спутника, официально — спутники связи «Родник». Однако обычно «Родники» запускали по три штуки, а на этот раз их оказалось уже четыре. Запад поначалу принял странные объекты за космический мусор. Однако насторожило заокеанских наблюдателей то, как этот мусор движется. Сперва четвертый спутник «Космос–2491» самостоятельно скорректировал орбиту (притом, что «Родники» не имеют двигателей), а потом движение продемонстрировали еще два спутника: «Космос–2499» и «Космос–2504». «Первый маневр был замечен 09 апреля. На следующей неделе за ним последовали еще несколько маневров меньшего масштаба, позволивших спутнику приблизиться к разгонному блоку «Бриз–КМ», который вывел его на орбиту, — указывает Уиден, работающий сейчас аналитиком в некоммерческой организации Secure World Foundation, которая занимается проблемами использования космоса. — 15 апреля «Космос–2504» находился в 4,4 километра над ракетой, а 16 апреля — уже в 1,4 километра под ней, — описывает странности бывший сотрудник Объединенного центра космических операций Стратегического командования США Брайан Уиден, — В какой–то момент орбита «Бриз–КМ» по неизвестной причине была нарушена, что могло стать результатом легкого столкновения двух объектов. Стоит отметить, что, даже если это так, удар был слабым и не вызвал появления обломков». ► Вот и гадают на Западе, то ли это были спутники, проверяющие и ремонтирующие другие наши системы, а возможное столкновение — случайным, то ли проводилось испытание военного характера, к примеру, возможность стыковки для последующего подрыва или других действий. «Что бы это ни было, Object 2014-28E (тот самый спутник со странной траекторией — авт.) напоминает экспериментальный аппарат. У него могут быть разные функции, какие-то из них гражданские, какие–то — военные. Есть вероятность, что у него есть устройство захвата... (Спутник — Авт.) может стрелять по другим спутникам поражающими элементами. Или, возможно, он может осуществлять кибератаки в отношении других спутников или глушить их», — предполагает глава по исследованиям аналитического центра Chatham House Патриция Льюис. ► По понятным причинам подробная информация о космическом оружии широко не распространяется. И, учитывая, что даже сейчас под грифом «секретно» находятся разработки 60–х годов прошлого века, о которых, вроде бы, всем известно, можно только гадать, что за системы летают в эту минуту над нашими головами, и на что они способны на самом деле. □ ► Автор — Мария Лисицкая

Admin: ■ 08–02–2017Передовые АФАР–радары для строевых и перспективных «МиГов»:Невиданный ранее потенциал обновления ВКС (часть 1) □ Технологический демонстратор перспективной бортовой РЛС с активной ФАР «Жук–АМЭ». На 50% большая дальность действия будет реализована благодаря передовой технологии изготовления приёмо–передающих модулей, основанной на низкотемпературной совместно обжигаемой керамической подложке. Благодаря в разы более высокой теплопроводности диэлектрической стеклокерамической подложки появится возможность более эффективного охлаждения ППМ данного радара, что позволит увеличить мощность каждого модуля с 5 до 7—8 Вт □ Детали западного курса по обновлению бортовых радиолокационных прицельных комплексов для тактической истребительной авиации □ ► Неотъемлемой частью комплексной модернизации тактических истребителей 4–го поколения до уровня машин с «двумя плюсами» является интеграция в их бортовое радиоэлектронное оборудование современных бортовых РЛС с пассивными и активными ФАР, что всегда требует внедрения высокотехнологичных цифровых интерфейсов управления и преобразования информации от новых БРЛК. Признанными лидерами в этой области являются российские, американские, европейские, а также китайские аэрокосмические концерны–гиганты, которые сегодня ведут многоуровневую модернизацию истребителей семейств Су–30, МиГ–29, F–15C, F–16C, J–10B, J–15, а также EF–2000 «Typhoon». Начнём с тех корпораций, программы которых уже успели отличиться как наибольшим экспортным успехом, так и востребованностью среди внутренних заказчиков, часть из которых вовлечена в работы над данными контрактами. Как ни крути, но фаворитом на сегодняшний день здесь является штатовская компания «Northrop Grumman», которая поставляет современные бортовые радиолокаторы корпорации «Lockheed Martin» в рамках внешних и внутренних продаж модернизированных F–16C/D и обновления модификаций F–16A/B. ► Так, к примеру, 16 января 2017–го года на мощностях тайваньской компании «Aerospace Industrial Development Corporation» в Тайчжуне стартовала амбициозная программа обновления 144 многоцелевых истребителя F–16A/B Block 20, состоящих на вооружении ВВС Тайваня, до уровня F–16V. Контракт на модернизационные работы был заключён между Министерством обороны Тайваня и «Lockheed Martin» 01 октября 2012 года. Он предусматривает расширенное переоснащение F–16A/B на более совершенную цифровую элементную базу, продвинутое индикационное оборудование кабины пилота, а также бортовые комплексы, в числе которых бортовая АФАР–РЛС AN/APG–83 SABR (с режимом синтезированной апертуры), новые широкоформатные ЖК МФИ для вывода тактической информации, современный высокопроизводительный бортовой компьютер и новая интегрированная станция радиоэлектронной борьбы. Успешному подписанию данного контракта способствовала многолетняя военно–политическая напряжённость между Тайбэем и Пекином, установившаяся из–за разногласий по поводу территориальной принадлежности Тайваня. В связи с данной ситуацией силовое ведомство последнего приступило к реализации многочисленных оборонных программ для защиты от возможной «экспансии» КНР. ► Вторым заказчиком аналогичного пакета модернизации своих F–16C стало Минобороны Сингапура. Несмотря на более–менее нормальные отношения с КНР, богатейший город-государство Юго–Восточной Азии поддерживает весьма тесные политические и оборонные связи с США, Великобританией и Австралией, являющимися одними из главных участников «антикитайской оси». По этой причине Сингапур уделяет максимум внимания боевому потенциалу своих ВВС, на вооружении которых уже состоит 32 тяжёлых тактических истребителя поколения «4++» F–15SG. Машины оснащаются мощной БРЛС с АФАР AN/APG–63(V)3 с дальностью обнаружения типовых целей 165 км, а по суммарным характеристикам соответствуют катарским и аравийским модификациям F–15QA и F–15SA. Что касается контракта по усовершенствованию сингапурских F–16C/D, в его рамках будет обновлено 32 одноместных F–16C и 43 двухместных F–16D на сумму в 914 млн долларов. Третьим проверенным заказчиком можно считать ВВС Республики Корея, которые 22 октября 2015-го года заключили с «Локхид Мартин» контракт на модернизацию 134 истребителей F–16 Block 32 до уровня F–16V на сумму 2,7 млрд долларов. Комплект опций аналогичный тайваньскому контракту. Таким образом, только тайваньский, сингапурский и южнокорейский контракты на обновление 353 «Фальконов» уже оцениваются в 7,1 млрд долларов, не учитывая возможность начала подобных работ для переоснащения ВВС Польши, Дании, Турции и т.д. Что даёт перспективная БРЛС с АФАР AN/APG–83 SABR многоцелевым истребителям F–16A/B/C/D. ► Во–первых, это значительно большая дальность обнаружения воздушных целей: объект с ЭПР 2 м² может быть обнаружен и взять на сопровождение на удалении 150—160 км и захвачен на дальности около 125 км. Сопровождаются гораздо более малоразмерные цели, нежели обычной бортовой РЛС со щелевой антенной решёткой (ЩАР) AN/APG–66. Современная высокопроизводительная вычислительная база AN/APG–83 SABR позволяет каждому ППМ АФАР (или группам ППМ) работать на собственной частоте, моделируя сложную диаграмму направленности в режиме LPI («низкой возможности перехвата сигнала») для устаревших СПО типа «Берёза». Также АФАР имеет в разы более высокие помехозащищённость и разрешение при сканировании водной/морской поверхности в режиме синтезированной апертуры (SAR). Станция предыдущего поколения AN/APG–68(V)9 хоть и имеет режим SAR, его разрешение весьма посредственное и не позволяет классифицировать малоразмерные наземные цели, исходя из их геометрических особенностей. ► Во–вторых, AN/APG–83 имеет гораздо большую пропускную способность (в режиме СНП не менее 20—30 ВЦ), целевую канальность (8 одновременно обстреливаемых целей), а также аппаратную адаптированность для использования части приёмо–передающих модулей АФАР в качестве излучателей радиоэлектронных помех. Последняя опция также нашла применение в БРЛС AN/APG–81 истребителя 5–го поколения F–35A. ► В–третьих, как и каждая РЛС с активной АФАР, AN/APG–83 обладает в разы большей надёжностью (временем наработки на отказ). И даже после отказа части ППМ, эффективность станции сохраняется на уровне, позволяющем выполнять боевое задание. Все РЛС AN/APG–83 SABR, поступающие на внешний и внутренний рынки вооружения, находятся на уровне начальной боевой готовности EMD, который полностью соответствует крупносерийному производству изделий. ► Ведутся аналогичные программы и европейскими группами компаний, специализирующихся на аэрокосмических технологиях. К таким программам относится проектирование и отработка перспективной АФАР-РЛС «Captor–E». В работах задействованы известные европейские компании «Selex Galileo», «Indra Systems» и «EADS Defense Electronics» («Cassidian»), объединённые в консорциум «Euroradar». Станция «Captor–E» разработана специально для замены устаревающих БРЛС с ЩАР ECR–90 «Captor–M» на части многоцелевых тактических истребителях EF–2000 «Typhoon», состоящих на вооружении ВВС европейских стран–участниц НАТО, а также ВВС государств Аравийского полуострова; также она будет устанавливаться на новые модификации машины IPA5/8. ► Тактико–технические параметры нового радара, в сравнении с предыдущим «Captor–M», являются уникальными не только в модернизационной линейке «Тайфунов», но и среди американских программ по внедрению AN/APG–63(V)3 и AN/APG–83 SABR в БРЭО «Иглов» и «Фальконов». «Captor–E» обладает редкой для АФАРов технической особенностью: полотно антенной решётки не закреплено на фиксированном модуле, а оснащено специализированным механизмом азимутального доворота, благодаря которому сектор обзора в азимутальной плоскости составляет 200 градусов, что на 80 градусов больше, чем у «рапторовской» РЛС AN/APG–77. Новый «Кэптор» может «заглядывать» в заднюю полусферу, на что сегодня не способна ни одна известная бортовая РЛС с АФАР, кроме РЛС с пассивными ФАР. Более того, цели типа «истребитель» (ЭПР 2—3 м²) будут обнаруживаться РЛС «Captor–E» на расстоянии 220—250 км, что на сегодняшний день является лучшим показателем среди бортовых радаров для лёгких многоцелевых истребителей. В данный момент опытные образцы этой станции проходят тестирование на британских «Тайфунах», и результаты их достаточно успешны, что уже в недалёком будущем сулит «Еврорадару» многомиллиардные контракты на европейском и азиатском рынках. □ □ ► Не отстают в программах обновления своего «лёгкого авиапарка» фронтовых истребителей и шведы. Компания SAAB, к примеру, в 2008–м году объявила о начале разработки перспективного истребителя поколения «4++» JAS–39E «Gripen–NG». Помимо модулей глубоко усовершенствованной высокоскоростной системы обмена тактической информацией CDL–39, новые истребители получат перспективную бортовую РЛС с АФАР ES–05 «Raven» (на фотографии) от итальянской компании «Selex ES». Станция будет представлена более чем 1000 ППМ, способными реализовать все известные для АФАР режимы работы, включая создание энергетических «провалов» диаграммы направленности в направлении средств радиоэлектронной борьбы противника. Аналогично радару «Captor–E», «Рэйвен» снабдят системой механического доворота антенной решётки, что доведёт зону его обзора до 200 градусов, позволяя «заглядывать» на 10 градусов в заднюю полусферу машины, обеспечивая стрельбу «через плечо». Естественно, дальность обнаружения целей в таком режиме будет в 3—4 раза меньше из–за сильных энергетических потерь площади приёмо-передающей апертуры радиолокационного комплекса. Бортовая РЛС ES–05 «Raven» способна обнаруживать цель с ЭПР 3 м² на дальности 200 км с одновременным сопровождением 20 воздушных объектов. Станция имеет жидкостную и воздушную системы охлаждения. ► За антенным модулем БРЛС «Рэйвен» (на верхней поверхности носовой части фюзеляжа, перед фонарём кабины) можно видеть обтекатель оптико–электронного прицельного комплекса «Skyward–G», разработанного компанией «Leonardo Airborne & Space Systems». Согласно информации из рекламного листа, сенсор биспектральный и работает в 2–х основных инфракрасных диапазонах 3—5 мкм и 8—12 мкм. Первый диапазон более коротковолновой и позволяет отлично селекционировать цели с низкой инфракрасной сигнатурой на фоне окружающих объектов (деревья, сооружения, детали рельефа); дальность работы этого диапазона не такая высокая, как у длинноволнового. Диапазон 8—12 мкм не имеет возможности реализовать высококачественную селекцию малоразмерных целей с малой ИК-сигнатурой, зато дальность его действия значительно большая, чем у первого. ► Оптико–электронный прицельный комплекс «Skyward–G/SHU» имеет 4 режима обзора: узкоугольный (8х64 град), среднеугольный (16х12,8 град), широкоугольный (30х24 град), в нём реализована визуализация сопровождаемого объекта, а также общий режим, который охватывает 170 град в азимутальной плоскости и 120 град — в угломестной. Мощность воздушно охлаждаемого ОЛПК «Skyward–G» достигает 400 Вт. Станция сопровождает до 200 целей в режимах «воздух–поверхность» и «воздух–воздух». □ Модернизация российских «тактиков» семейства МиГ–29: наработки есть, но воплощение «в железе» задерживается □ ► Как мы видим, у западных корпораций дела продвигаются относительно успешно и с постоянной положительной динамикой; и это не учитывая факта, что новыми радиолокаторами модернизируют не менее 300 единиц F–16C/D, состоящих на вооружении ВВС США, после чего эти истребители будут полностью превосходить наши МиГ–29С/СМТ и Су–27СМ в режиме дальнего воздушного боя. Чем мы можем ответить на подобные амбициозные штатовские программы? Какие асимметричные меры прорабатывает Министерство обороны России для ликвидации опасной тенденции отставания от АФАРизации строевых частей истребительной авиации ВВС США? Вопросы эти очень наболевшие, относящиеся к рангу стратегических. ► Как известно, 27 января 2017–го года в подмосковных Луховицах успешно прошла международная презентация наиболее совершенного варианта лёгкого тактического истребителя МиГ–35 «Fulcrum–F». Несмотря на то, что к 5–му поколению машина не относится, было отмечено особое внимание со стороны представителей американских и европейских средств массовой информации. И это абсолютно неудивительно, ведь МиГ–35 является единственным российским многоцелевым истребителем лёгкого класса, способным в дальнем воздушном бою одержать полное превосходство над «Рафалем», «Тайфуном», F–16C Block 60, F–15SE «Silent Eagle», F/A–18E/F и даже любой модификацией F–35 «Лайтнинг–2». Более того, согласно заявлениям главнокомандующего ВКС России Виктора Бондарева и информации других источников, примерно 140 из 170 серийных МиГ–35 получат перспективную бортовую РЛС с активной ФАР семейства «Жук». Такого количества этих машин вполне хватит, чтобы изменить расстановку сил в свою пользу на любом воздушном направлении (ВН) Восточноевропейского ТВД; да и в ближнем воздушном бою МиГ–35 одолеет любой натовский многоцелевой истребитель. В начале нашего предыдущего материала мы уже говорили, что без учёта радиуса действия, боевой потенциал МиГ–35 с перспективными БРЛС на шаг опережает показатели тяжёлого Су–30СМ: скорость «Фалкрума» на 0,25М выше (порядка 2450 против 2150 км/ч), форсажная тяга на 11% выше (2647 против 2381 кгс/ м²), а значит и разгонные качества у «МиГа» куда более высокие. Более того, экипаж МиГ–35 сможет более оперативно и достоверно фиксировать внезапно появляющиеся воздушные угрозы, а затем также быстро их устранять, чего не сможет сделать экипаж Су–30СМ. ► Всё дело в том, что на нижней поверхности левой мотогондолы и на гаргроте у МиГ–35 находятся оптико-электронные сенсоры высокого разрешения НС–ОАР (для обзора нижней полусферы) и ВС–ОАР (для обзора верхней полусферы), объединённые в общую станцию обнаружения атакующих ракет СОАР, работающую в ТВ–диапазоне, и способную обнаруживать УРВВ противника на удалении 30 км, и сопровождать в 5—7 км. Данная станция будет передавать координаты угрожающих ракет в компьютеризированную СУО истребителя, а затем на ракеты воздушного боя типа Р–73РМД–2 или Р–77 (РВВ–АЕ), способные перехватывать другие ракеты подобного класса. Также, в дополнение к штатному носовому оптико-электронному прицельному комплексу ОЛС–УЭМ, на правой мотогондоле устанавливается накладной контейнер с турелью, в которой установлен вспомогательный комплекс ОЛС–К, предназначенный для наблюдения за надводными и наземными объектами в нижней и задней полусферах. Подобного разнообразия оптико–электронных прицельных визиров на «Сушках» сегодня не встретишь — отсюда и столь высокий интерес. По радиоэлектронной начинке машина близка к 5–му поколению. Но всё ли так хорошо, как на первый взгляд кажется? ► Во–первых, 140 МиГ–35 с новыми радарами не является тем количеством, которого хватит для полноценного перекрытия всех возможных ТВД близ наших границ на Евразийском континенте, ведь на одном только дальневосточном оперативном направлении нам может противостоять: 65 современных тактических истребителей поколения «4++» F–2A/B, 42 истребителя 5–го поколения F–35A ВВС Японии, а также несколько истребительных эскадрилий F–22A, развёрнутых на авиабазе «Элмендорф–Ричардсон», и это не считая палубной истребительной авиации ВМС США, которая может быть переброшена в количестве 3—4–х сотен единиц западную часть Тихого океана. Аналогичная ситуация складывается и на северо–западном, а также западном ОН, где будет наблюдаться численное превосходство модернизируемых F–16A/B/C/D и «Тайфунов», состоящих на вооружении европейских стран, а также перспективных F–35A/B, которые будут закуплены Норвегией, Великобританией, Нидерландами и Данией. Получается такая «картина», что технологически МиГ–35 эквивалентен примерно 2—3 F–16C Block 52+ или 2 «Тайфунам», но общее количество наших «МиГов» будет в 3—4 раза меньше, чем новых истребителей у американских союзников в АТР и Европе, что не позволит не только достичь господства, но и уровнять соотношение сил. Вопрос требует немедленного разрешения, и действовать необходимо таким же методом, который применяет компания «Локхид Мартин» — обновлением существующего авиапарка. ► В данный момент в строевых частях ВКС России находится около 250 многоцелевых фронтовых истребителей МиГ–29С/М2/СМТ и УБТ, а также несколько сотен машин модификации «9–12» и «9–13» на консервации. Самыми совершенными модификациями среди них являются МиГ–29СМТ разных вариантов («Изделия 9–17/19/19Р»), присутствующие в количестве 44 единиц, а также МиГ–29М2. Данные истребители относятся к поколению «4+» и оснащены бортовыми РЛС Н019МП «Топаз» и Н010МП «Жук–МЭ». Станции построены вокруг современной цифровой шины обмена данными в архитектуре БРЭО стандарта MIL–STD–1553B и имеют аппаратную поддержку режима синтезированной апертуры (SAR) с дополнительным режимом обнаружения и сопровождения подвижных надводных/наземных целей GMTI («Ground Moving Target Indicator») на скоростях до 15 км/ч. Функциональность данных РЛС схожая с американскими станциями AN/APG–80 и AN/APG–83 SABR для комплектации «Фальконов», но между ними имеются существенные различия. Если штатовские изделя давно построены на базе активных ФАР с электронным управлением лучом, наши усовершенствованные «Топазы» и «Жуки» представлены щелевыми антенными решётками с механическим управлением, ввиду чего наблюдаются такие недостатки, как: • низкое разрешение в режиме синтезированной апертуры и сопровождения движущихся наземных целей (GMTI), составляющее 15 метров, в то время как сантиметровые АФАР-РЛС в подобном режиме дают разрешающую способность 1—5 метров, что достигается большим количеством индивидуально управляемых приёмо–передающих модулей, способных формировать сложнейшие пространственные конфигурации диаграммы направленности; • низкая пропускная способность по количеству трасс сопровождаемых на проходе воздушных целей (БРЛС Н019МП и Н010МП могут сопровождать на проходе не более 10 воздушных объектов), станции с АФАР могут сопровождать от 20 до 30 и более целей; • низкая целевая канальность, которая у Н019МП «Топаз» составляет всего 2 одновременно обстреливаемые ракетами Р–77 (РВВ–АЕ) цели, а у Н010МП «Жук–МЭ» — не более 4–х целей, в то время как бортовые РЛС с активными и пассивными ФАР способны «захватывать» на точное автосопровождение и обстреливать одновременно от 8 до 16 целей; •невозможность формирования «провалов» в диаграмме направленности на участка пространства, в которых функционируют средства радиоэлектронного противодействия противника, из-за этого станции со ЩАР имеют крайне низкую помехозащищённость от таких продвинутых самолётов РЭБ, как F/A–18G; • отсутствие возможности одновременной работы в режимах «воздух–море/земля», а также «воздух–воздух», по причине чего лётчик и оператор систем теряют сиюминутную осведомлённость о тактической обстановке одновременно на наземном и воздушном участках театра военных действий; АФАР и ПФАР обладают такой возможностью. ► Примерно такой список тактико-технических недостатков имеется сегодня в «багаже» наших строевых МиГ–29СМТ и МиГ–29М2, количество которых в частях едва превышает 50—60 единиц. Их бортовые радиолокационные комплексы «Топаз» и «Жук–МЭ» имеют единственный плюс — увеличенную импульсную мощность, за счёт чего дальность обнаружения целей с ЭПР 3 м² возросла с 70 до 115 км, что является отличным приростом для обычной ЩАР; но и этого крайне недостаточно для ведения дальнего боя с европейскими и американскими F–16C, оснащёнными РЛС SABR. □ □ Многофункциональная бортовая РЛС со щелевой антенной решёткой (ЩАР) AN/APG–68(V)9. Данной станцией оснащается большинство истребителей поколения «4+» F–16C Block 52+, состоящих на вооружении ВВС стран Западной и Восточной Европы, а также Ближнего востока. В режиме дальнего воздушного боя параметры AN/APG–68(V)9 на 10—15% превосходят характеристики Н019МП «Топаз» наших самых распространённых ЛФИ МиГ–29С: показатель не столь существенный, учитывая наличие у нас ракет воздушного боя средней дальности Р–77. В то же время, касаемо задач «воздух–земля» F–16C Block 52+ на голову превосходят наш самый многочисленный истребительный актив лёгкой фронтовой авиации: «Топазы» лишены режима работы «по земле», в то время как AN/APG–68(V)9 приспособили к картографированию рельефа местности □ ► Остальные машины модификации МиГ–29С, в количестве чуть более 100 единиц, имеют ещё более устаревшую «начинку», построенную вокруг системы управления вооружением СУВ–29С с интегрированным радиолокационным прицельным комплексом РЛПК–29М. Данный комплекс представлен ранним вариантом БРЛС Н019М «Топаз», который не имеет аппаратной поддержки работы по наземным целям, а также обладает стандартным энергетическим потенциалом, позволяющим обнаруживать цели с ЭПР 3 м² на расстоянии 70 км и «захватывать» лишь 2 воздушные цели. Система управления вооружением СУВ–29С адаптирована для применения ракет воздушного боя Р–77, но из–за низких возможностей радиолокатора Н019М, МиГ–29С может быть противопоставлен лишь тем «блокам» F–16C, которые не прошли программу модернизации и несут на борту «щелевые» РЛС старого образца AN/APG–66 c дальностью обнаружения цели типа «истребитель» порядка 60—65 км. Даже модификация F–16C/D Block 52+, которой располагают ВВС Польши, скорее всего будет не по зубам устаревшему РЛПК Н019М истребителя МиГ–29С, тем более, что поляки уже давно приобрели модификацию УРВВ AMRAAM с увеличенной до 120 км дальностью AIM–120C–7, и таких F–16С у одной только Польши 48 единиц. ► Вывод такой: ситуация с совершенством бортового радиоэлектронного оборудования лёгких фронтовых истребителей ВКС России МиГ–29С, и в определённой мере МиГ–29СМТ/М2, действительно критическая. При всём совершенстве планера и силовой установки, позволяющих выиграть ближний воздушный бой у любого западного истребителя 4–го и даже 5–го поколений, наши серийные «МиГи» абсолютно беззащитны перед любой другой угрозой современного сетецентрического театра военных действий. Некоторые могут утверждать, что эту ситуацию целиком и полностью могут исправить такие машины, как Су–27СМ, Су–30СМ, а также Су–35С, но такое мнение не совсем объективно. Тяжёлые тактические истребители, а особенно Су–35С, более предназначены для создания мощного рубежа ПВО и завоевания превосходства в воздухе на дальних подступах к воздушным границам государства, а также для сопровождения самолётов ДРЛОиУ, воздушных командных пунктов, военно–транспортной авиации от истребителей противника 4–го и 5–го поколений. Также они могут успешно выполнять дальние противокорабельные и противорадиолокационные миссии, применяя ракеты Х–31АД и Х–58УШКЭ. Этих машин у нас на вооружении не так много, чтобы можно было закрывать все технологические «бреши», наблюдающиеся в секторе лёгкой фронтовой авиации, а особенно с нынешними темпами производства Т–50 ПАК ФА. ► Вопрос может быть разрешён с помощью переоснащения всех состоящих на вооружении ВКС МиГ–29 перспективными бортовыми РЛС, разработанными АО «Фазатрон–НИИР», а также его дочерним подразделением — «Концерн «Радиоэлектронные технологии». Среди основных претендентов — многоканальные бортовые РЛС «Жук–АЭ» и «Жук–АМЭ»; в этих изделиях воплощены наиболее передовые наработки российской оборонки в области АФАР, а по сему, они уже опережают всё то, что применено в станциях Н011М «Барс» и Н035 «Ирбис–Э» многоцелевых истребителей Су–30СМ и Су–35С, за исключением дальности действия. ► Процедура унификации новых радаров с СУО более современных МиГ–29СМТ и МиГ–29М2 будет проходить по облегчённой схеме, поскольку эти самолёты изначально разрабатывались с использованием мультиплексной шины данных стандарта MIL–STD–1553B, эта же шина с открытой архитектурой формирует основу системы управления вооружением тактического истребителя МиГ–35. Что касается более старых МиГ–29С, то здесь потребуется полная замена электронного «ядра» управления истребителями, построенного вокруг старой БЦВМ Ц101М, которая не предназначен для работы в связке с цифровыми интерфейсами «Жуков» следующего поколения. Имеется реальный шанс радикально модернизировать и «поставить на крыло» несколько сотен строевых и «законсервированных» МиГ–29А/С, что полностью ликвидирует техническое отставание всего авиапарка лёгкой фронтовой авиации от зарубежных истребителей поколения «4++». Каковы особенности и преимущества перспективных бортовых РЛС «Жук–АЭ» и «Жук–АМЭ»? ► Первая, «Жук–АЭ» (FGA–29), разрабатывалась с 2006–го года на базе наработок, полученных «Фазатроном» в ходе проектирования не очень удачного раннего образца «Жук–АМЭ» (FGA–01), обладающего непозволительно большой массой в 520 кг. В новом изделии широко применены компактные и лёгкие монолитные интегральные схемы (МИС), которые сегодня можно встретить в любом современном цифровом девайсе. Диаметр апертуры АФАР «Жук–АЭ» был уменьшен до 500 мм (общий диаметр — около 575 м), в сравнении с 700–мм полотном FGA–01; это было сделано для большего соответствия внутреннему диаметру радиопрозрачного обтекателя опытного борта «154» (МиГ–29М2), на котором и проходила испытания новая станция. Полотно FGA–29 представлено 680 приёмо–передающими модулями мощностью по 5 Вт, чего вполне хватает, чтобы в режиме синтезированной апертуры реализовать разрешение 50 см на дальности до 20 км и 3 м на дальности 30 км. Импульсная мощность станции составляет 34 кВт, что позволяет обнаруживать цели с ЭПР 3 м² на дальности до 148 км в переднюю полусферу и до 60 км — в заднюю полусферу (вдогон). «Жук–АЭ» сопровождает на проходе 30 воздушных целей и захватывает одновременно 6; в режиме ближнего воздушного боя может быть использован так называемый «Поворотный» режим, работающий при синхронизации с нашлемной системой целеуказания лётчика или оператора систем. □ □ Экспериментальная БРЛС «Жук–АЭ» (FGA–29) на борту опытного образца перспективного лёгкого многоцелевого истребителя МиГ–35 □ ► Благодаря индивидуальному управлению частотами работы отдельных ППМ (или их групп), а также более чувствительному и помехозащищённому преобразователю отражённых от цели электромагнитных волн, «Жук–АЭ» имеет очень весомое преимущество перед другими бортовыми радарами — незначительно уменьшение дальности обнаружения воздушных объектов на фоне земной поверхности, составляющее всего 8—11%, для РЛС с ПФАР этот показатель составляет около 15—18%, что доказала на испытаниях РЛС «Ирбис–Э», работающая в широком секторе обзора: ВЦ с ЭПР 3 м² обнаруживалась на удалении 200 км (на фоне свободного пространства), и 170 км (на фоне земной поверхности). Даже здесь мы можем увидеть заметный плюс радаров с АФАР. ► Высокие характеристики «Жук–АЭ» также отмечаются при работе в режиме «воздух–море/земля»: группа тяжёлой бронетехники, либо артиллерийская батарея САУ может быть обнаружена на дальности 30—35 км, надводный корабль класса «корвет» — 150 км и «эсминец» — более 200 км. Режим «воздух–поверхность» имеет несколько десятков подрежимов, среди которых: синтезированная апертура, возможность «заморозки» карты рельефа местности со всеми обнаруженными поверхностными объектами, обнаружение и сопровождение движущихся юнитов (GMTI), измерение скорости носителя в соответствии со скоростью смещения стационарных объектов в системе координат истребителя, следование рельефу местности на околозвуковых скоростях, использующееся в задачах «прорыва» ПВО противника. Сектор обзора радара стандартный для фиксированных АФАР–апертур и составляет 120 градусов в азимутальной и угломестной плоскостях, что является недостатком с подвижными АФАР–станциями, к примеру, «Captor–E», зато масса РЛК составляет всего 200 кг, что идеально подходит для модернизации лёгких МиГ–29С/СМТ/М2. Суммарные возможности «Жука–АЭ» находятся между американскими БРЛС AN/APG–80 и AN/APG–79, которыми оснащаются F–16C Block 60 и F/A–18E/F «Super Hornet». Модернизация существующих МиГ–29С/СМТ радиолокаторами «Жук–АЭ», а также более совершенными оптико-электронными комплексами ОЛС–УЭМ и современным информационным полем кабины экипажа даст возможность значительно опередить польские F–16C Block 52+ и немецкие «Тайфуны», оснащённые устаревшими РЛС со щелевой антенной решёткой. В то же время, отставание от «Тайфунов» с РЛС «Captor–E», а также от F–35A будет значительное. «МиГам» потребуется ещё более мощная бортовая РЛС с активной фазированной антенной решёткой — «Жук–АМЭ».

Admin: ► Впервые эта станция была представлена на авиакосмической выставке «Airshow China – 2016» в китайском Чжухае в 2016–м году. Приёмо–передающие модули «Жук–АМЭ» изготавливаются по совершенно новой технологии, на основе трёхмерных сверхвысокочастотных проводников, генерируемых в процессе низкотемпературной совместно обжигаемой керамики LTCC («Low Temperature Co–Fired Ceramic»). Рождение сверхпрочной кристаллической структуры проводников происходит в результате обжига многокомпонентной смеси из спецстёкол, керамики, а также специальных проводниковых паст на основе золота, серебра или платины, которые в определённых соотношениях добавляются в эту смесь. Данные ППМ имеют множество преимуществ перед стандартными арсенид–галиевыми элементами, использующимися в большинстве известных БРЛС с АФАР (японская J–APG–1, «Captor–E» и т.д.), а в частности: • отличная механическая стабильность, достигаемая малым коэффициентом теплового расширения и высокой эластичностью в широком диапазоне температур работы, эти качества являются основой большого ресурса работы ППМ; • устойчивые электропроводные показатели во всех частотных диапазонах волн, вплоть до миллиметрового Ka–диапазона, благодаря чему наблюдается большая стабильность работы АФАР сразу в нескольких режимах, включая РЭБ; • плотность керамической основы ППМ, изготовленных по технологии LTCC, обеспечивает герметичность проводниковых элементов от негативных воздействий внешней среды, другими словами, «Жук–АМЭ» может продолжить работу даже в случае повреждения радиопрозрачного носового обтекателя БРЛС; • более высокая теплопроводность LTCC–подложки из керамики, в сравнении с органическими аналогами (4 Вт/мк против 0,1—0,5 Вт/мК соответственно), позволяет более эффективно охлаждать самые высокотемпературные зоны ППМ, особенно при использовании металлических теплостоков; • процесс создания подобных ППМ не требует высоких температур обжига, достаточно всего 850—900ºС. ► В случае с технологией LTCC низкотемпературная совместно обжигаемая керамика является низкопрофильной диэлектрической подложкой для платиновых, золотых или серебряных проводников-излучателей/приёмников РЛ–волны. Она значительно более жаропрочная, чем обычные печатные платы из органических соединений и позволяет работать с повышенным энергетическим потенциалом: приёмо–передающие модули АФАР «Жук–АМЭ» могут иметь мощность порядка 6—8 Вт. Это привело к тому, что перспективная РЛС «Жук» увеличила дальность обнаружения цели с ЭПР 3 м² примерно до 220—260 км, что сопоставимо со станцией «Captor–E». По заявлениям «фазотроновцев», «Жук–АМЭ» разработан как для установки на истребители поколения «4++» МиГ–35, так и на МиГ–29С/СМТ. Антенный модуль вместе с полотном и шлейфами имеет массу порядка 100 кг, что является невиданным среди западных истребителей показателем. Полотно станции представлено 960 ППМ. □ ■ Демонстратор бортовой РЛС «Captor–E» □ ► Высокоэнергетические режимы работы «Жук–АМЭ» с высоким разрешением дают возможность безошибочно классифицировать морские, наземные и воздушные объекты по их форме и радиолокационной сигнатуре благодаря сравнению с загруженной эталонной базой из сотен или даже тысяч юнитов. Более того, может быть произведена и идентификация цели с малого расстояния, когда режим SAR имеет разрешение в 50 см, либо в случае, когда цель радиоизлучающая. Тогда используется база частотных шаблонов многочисленных радиолокационных средств противника, которая может быть интегрирована в обновлённую СПО модернизированного МиГ–29. «Жук» может работать и в режиме LPI, для осложнения работы средствам РЭБ противника, либо в пассивном — для скрытных выхода и атаки на радиоизлучающие цели противника, среди которых могут быть как наземные обзорные или многофункциональные РЛС зенитно–ракетных комплексов, так и станции РТР и РЭБ воздушного базирования. ► Продолжение следует… □ ► Автор — Евгений Даманцев

Admin: ■ 09–02–2017Передовые АФАР–радары для строевых и перспективных «МиГов»:Невиданный ранее потенциал обновления ВКС (часть 2)► Благодаря широкому диапазону рабочих частот бортовой РЛС «Жук–АМЭ», а также продвинутому преобразователю сигнала имеется возможность реализации бистатического режима обнаружения и сопровождения поверхностных и наземных целей. Режим этот заключается в том, что один из двух или более истребителей МиГ–29С, оснащённых данным радаром, включает и начинает процесс сканирования пространства, а другая аналогичная машина звена активирует пассивный режим работы станции «Жук–АМЭ» и принимает отражённый от цели сигнал, т.е. передающий и приёмный посты могут быть разнесены в пространстве на определённое расстояние. При этом в навигационной системе каждого истребителя благодаря наличию устройств с радиоканалами для обмена тактической информацией чётко отслеживаются координаты дружественных машин. Сопоставляя данные о мощности излучаемого и отражённого сигнала с расстояниями до цели излучающего и принимающего отражённый сигнал истребителей, БЦВМ каждого борта может определить дальность до цели, скорость её передвижения и т.д. Бистатический режим может быть совмещён с режимом синтезированной апертуры и селекции движущихся морских/наземных целей (СДНЦ, англ. GMTI), благодаря чему истребители с выключенными бортовыми радарами могут классифицировать тип надводной/наземной или воздушной боевой единицы лишь за счёт активной работы одного радара в целом звене. ► Более того, бистатический режим предусматривает возможность определять направление на наземного/воздушного противника в пассивном режиме по отражённым радиосигналам от совершенно сторонних источников излучения, включая даже вражеские РЛС наземного и воздушного базирования. Недостатком этого метода будет невозможность вычисления дальности и скорости до объекта, так как из известных параметров будут лишь угломестные и азимутальные координаты радиоконтрастного объекта, в то время как требуются координаты излучающего поста. Новый «Жук–АМЭ» также обладает способностями постановки радиоэлектронных помех, которые будут излучаться определёнными группами ППМ, что поставит её на один уровень с передовым бортовым радаром AN/APG–81 малозаметного истребителя 5–го поколения F–35A. ► Лёгкие фронтовые многоцелевые истребители МиГ–29С/СМТ, оснащённые новаторскими радиолокаторами «Жук–АМЭ», дадут фору всем версиям обновлённых F–16V, «Тайфунов», «Супер Хорнетов» и «Рафалей», поскольку техническое и энергетические совершенство РЛС последних находится далеко позади; в ту же очередь, радиолокационная сигнатура усовершенствованных истребителей семейства МиГ–29 может быть снижена до 0,8—1 м² за счёт нанесения современных радиопоглощающих покрытий. В схватке с наиболее амбициозными истребителями 5-го поколения F–35A/B/C модернизированные МиГ–29СМТ будут чувствовать себя гораздо уверенней, нежели варианты оснащённые «щелевыми» БРЛС «Топаз» и «Жук–МЭ». Лёгкая фронтовая авиация ВКС России сможет реально «показать зубы» в дальнем воздушном бою и операциях класса «воздух–поверхность», что на данный момент практически нереализуемо. ► Конечно же, для оценки любого многоцелевого истребителя в дальнем воздушном бою необходимо обладать информацией о применяемых им ракетах класса «воздух–воздух». Исключением не являются и модернизированные МиГ–29С/СМТ. Помимо стандартных ракет с активной радиолокационного ГСН Р–77, самолёты могут получить их более дальнобойные модификации РВВ–СД («Изделие 170–1») с более длительным маршевым режимом работы ТРД, либо версии с прямоточным воздушно–реактивным двигателем «Изделие 180–ПД». Радиус действия «Изделия 170–1», по официальной информации, достигает примерно 115 км в переднюю полусферу, что сопоставимо с показателем предпоследней версии AMRAAM — AIM–120C–7; фактически же эта цифра может переваливать за 120—130 км при баллистической траектории полёта на высотах около 30 км (потеря скорости на этой высоте примерно 5,5 раз меньше, нежели в нижних слоях тропосферы). Дальность действия «Изделия 180–ПД» может составлять 150 и более километров. Семейство ракет РВВ–СД обладает предельными перегрузками до 45 ед., что позволяет перехватывать цели, маневрирующие с перегрузкой 15—17G (тоже отличный показатель для современного вооружения «воздух–воздух»). ► Не менее важным критерием для оценки боевых возможностей модернизированных истребителей МиГ–29С в режиме «воздух–воздух» является техническое совершенство их оптико–электронных прицельно–навигационных комплексов (ОЭПрНК). Американские и западноевропейские военно–аналитические ресурсы и форумы с завидной регулярностью поднимают вопрос о дальности обнаружения перспективных малозаметных истребителей F–22A и F–35A подобными изделиями, и в итоге приходят к очень неутешительным результатам. Так, 04 февраля 2017 года, военно–аналитическое новостное издание «Военный Паритет» со ссылкой на западные источники, сообщило, что дальность обнаружения малозаметного истребителя F–35A китайскими оптико-электронными комплексами–аналогами AN/AAQ–37 DAS, установленными на J–20 «Чёрной орёл», может достигать 70 км. Такие цифры являются очень неприятными для американцев, поскольку китайские «тактики» смогут обнаруживать «Лайтнинги» в ЗПС в пассивном режиме, без вскрытия своего местонахождения. Для наших МиГ–35 «Fulcrum–F» складывается аналогичная ситуация. Серийные машины планируется комплектовать носовыми модулями ОЭПрНК ОЛС–УЭМ. Несмотря на то, что их относят к новому поколению тепловизионных систем, дальность обнаружения истребителя противника в форсажном режиме составляет около 60 км в заднюю полусферу и около 25 км — в переднюю. Ещё более сложная ситуация складывается с ранним образцом станции — изделием ОЭПС–29, которым оснащёны фронтовые истребители МиГ–29А/С. Дальность обнаружения целей у неё — от 20 до 30 км, что не даст абсолютно никаких преимуществ в бою с усовершенствованным 4–м и 5–м поколением. ► К примеру, французские «Рафали», а также британские и немецкие «Тайфуны» оснащаются в 2—3 раза более чувствительными инфракрасными датчиками OSF и «Pirate–IRST» дальность обнаружения тактических истребителей на форсажном режиме полёта может достигать 150 км. Более того, ИК-матрицы этих датчиков не только отображают маркер обнаруженной теплоконтрастной цели на ИЛС и МФИ пилота, но и могут предоставить инфракрасное изображение сопровождаемого летательного аппарата с оптическим и цифровым увеличением, благодаря которому можно чётко идентифицировать его на расстоянии десятков километров. По поводу таких возможностей у ОЛС наших «МиГов» и «Сушек» информации пока не поступало. Следовательно, модернизация линейки МиГ–29А/С по оптико-локационной части, на первом этапе, должна заключаться в разработке и интеграции более чувствительных ОЭПрНК типа ОЛС–35/50М, которыми будут оснащаться тяжёлые машины типа Су–35С или Т–50 ПАК ФА (дальность их действия по истребителям в ЗПС доведена до 90—120 км, в ППС — 55—60 км). Второй этап может предусматривать установку ещё более совершенного сенсора последнего поколения с возможностью визуализации сопровождаемого объекта на многофункциональных индикаторах лётчика или оператора систем. □ Нужна ли модернизированная бортовая РЛС обновлённым дальним перехватчикам МиГ–31БМ? □ ► Примерно к началу XXI века технический, а соответственно и боевой потенциалы тяжёлых перехватчиков МиГ–31Б практически полностью перестали соответствовать уровню и разносторонности воздушных угроз со стороны ВВС основных стран–противников. Проблема заключалась в том, что бортовая РЛС с ПФАР РП–31 Н007 «Заслон» обладала недостаточным энергетическим потенциалом, из–за чего по дальности обнаружения воздушных целей она уступала не только таким радарам с АФАР, как AN/APG–79 (палубный многоцелевой истребитель F/A–18E/F/G), но и обыкновенным РЛС со щелевыми АР типа AN/APG–70 (ранняя версия F–15E «Strike Eagle»), а также ECR–90 «Captor–M» (EF–2000 «Typhoon»). Не блистала и пропускная способность РЛК «Заслон»: как и у «щелевых» радаров, количество сопровождаемых на проходе целей составляло всего 10 целей, захватываемых — 4 цели. Бортовой вычислитель «Аргон–К» не мог обеспечить лучшие показатели. Максимальная дальность захвата истребителя F–16C c ЭПР 3—4 м² (с подвеской) составляла порядка 140 км, в то время как «Фалькон» обнаруживает МиГ–31 на удалении 190—210 км. Более того, управляемые ракеты воздушного боя Р–33, оснащённые ПАРГСН, имели G-лимит по маневрирующей цели порядка 5—8 ед., низкую помехозащищённость и эффективный радиус действия в 120—140 км, что уже не соответствовало уровню дальнего перехватчика XXI века. □ □ ► Именно по этой причине к концу 90–х гг. было принято решение о разработке методики по обновлению всего авиапарка МиГ–31Б за счёт установки ранее разработанного РЛК «Заслон–М» и более дальнобойных модификаций ракеты Р–33 — Р–33С/37. Опционально более продвинутый МиГ–31БМ ещё в 1994–м году продемонстрировал лётчикам и командованию ВВС, а также представителям Минобороны уникальные боевые качества, уничтожив высотную воздушную цель на расстоянии 300 км с помощью использования ракет Р–37. Окончательное решение об обновлении авиапарка было принято в 2011 году, и уже весной 2014–го усовершенствованные машины начали поступать на вооружение 790–го истребительного авиаполка, развёрнутого на АвБ Хотилово (Тверская область). Эти перехватчики несли на борту ещё более совершенную версию БРЛС — «Заслон–АМ»; от базового варианта «М» она отличается более современным и высокопроизводительным процессором «Багет–55». В семействе «Заслонов», разработанном специалистами Научно–исследовательского института приборостроения им. В.В. Тихомирова (НИИП) (дочернее предприятие «Концерна ПВО «Алмаз–Антей»), вариант «АМ» имеет окончательную конфигурацию элементной базы: его модернизационный задел полностью исчерпан. Об этом заявил гендиректор НИИП Юрий Белых, что в полной мере соответствует действительности. ► Энергетические возможности БРЛС «Заслон–АМ» увеличены примерно в 2 раза в сравнении с обычной 8Б «Заслон»: дальность обнаружения цели с ЭПР 1 м² достигла 200—230 км, малозаметного истребителя F–35A — около 140 км; количество сопровождаемых целей достигло 24 ед., а скорость перехватываемой цели — 6300 км/ч. Кроме этого, новая станция может управлять ракетами класса «воздух–воздух» семейства Р–77, включая «Изделие 180–ПД», за счёт чего МиГ–31БМ стал способен вести борьбу с высокоманевренными летательными аппаратами противника, к чему не был адаптирован обычный МиГ–31Б. Но это вовсе не означает, что исчерпан модернизационный потенциал МиГ–31БМ в целом. ► Если, к примеру, рассматривать «Заслон–АМ» на фоне современных авиационных бортовых РЛС с АФАР, можно заметить множество недостатков. Пассивная ФАР представлена мощным центральным радиочастотным источником, который передаёт излучение на излучающим модуль из нескольких сотен ППМ; выход из строя этого источника приведёт к невозможности работы всей бортовой РЛС. Также РЛС с ПФАР «Заслон–АМ», из–за невозможности индивидуального частотного режима работы ППМ, не имеет возможности создавать направленные радиоэлектронные помехи. Все эти технологические минусы пассивной ФАР являются очень негативным явлением, особенно в системе управления вооружением современных перехватчиков дальнего радиуса действия, ведь эти машины предназначены для действий на дальних подступах к границам и стратегически важным промышленным зонам государства, где зачастую приходится полагаться лишь на техническое совершенство радиолокационного прицельного комплекса собственного перехватчика. ► Перехватчики МиГ–31БМ уже в ближайшем будущем будут нуждаться в принципиально новой РЛС с АФАР, разработанной на базе радара под индексом Н036 «Белка» (планируется к установке на Т–50). Большой носовой обтекатель даёт возможность установки мощной бортовой РЛС с диаметром полотна 1,4 м и более чем 2000 приёмо–передающих модулей, изготовленных как на основе стандартных арсенид-галиевых проводников, так и на базе перспективных керамических обложек с серебряными илиплатиновыми проводниками. На высоте 19—22 км такой радар сможет обнаруживать цель типа «истребитель поколения 4+» на дальности до 400—420 км, сопровождать 60—100 целей и захватывать до 16 ВЦ. Также МиГ–31БМ получат возможности ведения направленной РЭБ, наблюдения за поверхностными целями в режиме SAR и ведения радиотехнической разведки. Важность начала такого этапа модернизации МиГ–31БМ имеет решающее значение в поддержании современного состояния наиболее оперативной компоненты Воздушно–космических сил России. □ ► Источники информации: http://forum.militaryparitet.com/viewtopic.php?id=13182 http://forum.militaryparitet.com/viewtopic.php?id=13183 http://www.airwar.ru/enc/fighter/mig29s.html http://www.airwar.ru/enc/fighter/mig29smt.html http://www.migavia.ru/index.php/ru/produktsiya/novoe-unifitsirovannoe-semejstvo-istrebitelej/mig-29m-m2 http://www.airwar.ru/enc/fighter/mig29m2.html http://www.airwar.ru/enc/fighter/mig31bm.html http://www.leonardocompany.com/en/-/raven-1 http://www.leonardocompany.com/en/-/skyward-1 http://militaryrussia.ru/blog/topic-102.html □ ► Автор — Евгений Даманцев

Admin: ■ № 2 (87) октябрь 20168 проблем российского оборонно–промышленного комплекса и пути их решенияПроблема коренной реструктуризации ОПК в последнее десятилетие остро встала перед Россией □ □ Россия: шоковый эффект □ ► Ряд процессов — прежде всего окончание холодной войны; процесс глобализации во всех сферах жизни, в том числе в экономике; политические изменения в ряде регионов мира, особенно в Европе, — стали причиной сокращения объёмов производства и, соответственно, сжатия ОПК не только России, но и стран НАТО (Рисунок 1). □ □ ► Но падение объёма заказов более чем в полтора раза за 10 лет в странах НАТО оказало не такой шоковый эффект на оборонную промышленность, как десятикратное уменьшение объёма заказа в нашей стране. Однако сжатие рынка вооружений резко обострило внутреннюю конкуренцию между военно–промышленными корпорациями. Промышленные компании вынуждены реагировать на такие изменения проведением масштабных реструктуризационных мероприятий, повышающих их эффективность, заметно снижающих издержки. ► Так, при полуторном сокращении заказа на ВВТ за те же 10 лет занятость в ОПК уменьшилась почти вдвое. Помимо сокращения занятости, важным элементом реакции ОПК на сокращение рынков стала концентрация разработок и производства. За десятилетний период на треть сократилось число компаний, участвующих непосредственно в производстве вооружений. ► Безусловно, в 1990–е годы отечественный ОПК под воздействием ряда известных факторов также «просел». Многие предприятия просто перестали существовать. Но те коллективы, которые имели серьёзные научные заделы и перспективы, смогли выжить. В тяжелейших условиях, когда не выплачивалась заработная плата, уходили сотнями профессионалы, в таких коллективах удалось сохранить научные школы. ► Например, Радиотехнический институт имени академика Александра Львовича Минца в 1994 году потерял сразу тысячу с лишним специалистов, которые перешли на работу в «Билайн». Но институт по–прежнему плодотворно работает на благо страны, являясь бесспорным лидером в России в области создания современных РЛС дальнего обнаружения. □ Последствия глобализации мировой экономики □ ► Важнейшим фактором реструктуризации ОПК в последнее десятилетие является глобализация мировой экономики. ► К движущим силам глобализации в сфере ОПК могут быть отнесены: • обострение конкуренции с созданными в середине 1990–х годов, прежде всего в США, крупными компаниями (такие слияния, как «Боинг» — «Макдоннелл Дуглас» — «Рокуелл Дефенс», «Локхид» — «Мартин Мариэтта» — «ГД Аэроспейс» — «Лорган», «Рэйтеон» — «Хьюз» и др.); • снижение совокупного спроса на ВВТ вследствие сокращений оборонных бюджетов; • относительный рост спроса на результаты НИОКР для создания высокотехнологичных систем вооружений; • подготовка к ведению коалиционных войн в рамках военных доктрин большинства развитых стран; • неадекватность структуры большинства оборонных отраслей новым задачам и требованиям, излишек устаревших мощностей, усиливающаяся неэффективность их дальнейшего использования; • массовое осуществление программ по оптимизации бюджетных расходов с целью максимизации отдачи от вложенных средств; • усиление ориентации промышленности на фондовый рынок в интересах максимизации акционерной прибыли в связи с расширением участия частного капитала в ОПК. ► Проблема реструктуризации ОПК пересекается в этой сфере ещё с одной деликатной проблемой глобализации в рамках Всемирной торговой организации — проблемой государственной поддержки субъектов рынка. Поэтому, учитывая опыт разгорающихся торговых споров внутри ВТО, зарубежные корпорации ОПК вынуждены учитывать и запреты на косвенное субсидирование гражданской продукции за счёт военных заказов. Программы реструктуризации диверсифицированных корпораций вынуждены принимать во внимание и ограничения таких международных соглашений, как ВТО. ► В целом система условий, в которых оказался российский ОПК, требует не только изменения его масштаба, но и диктует необходимость существенного изменения базовых принципов его функционирования, взаимоотношения с вооружёнными силами, государством, мировым сообществом. □ Текущие проблемы российского ОПК □ 1. Утрата отечественной базы электронного машиностроения ОПК. ► В настоящее время в России практически отсутствует производство современного промышленного оборудования для радиоэлектронной промышленности. Радиоэлектронная отрасль в России превратилась в крупное сборочное производство финальных изделий из импортной элементной базы и на оборудовании в основном ведущих западных и китайских фирм. □ 2. Потеря научно–технологической базы ОПК. ► Отечественные разработки по прорывным перспективным технологиям крайне малочисленны. Но даже их внедрение в серийное производство сталкивается с непреодолимыми организационными и финансовыми проблемами. Поэтому радиоэлектронная отрасль существует либо на отечественной, но устаревшей технологической базе, либо на современной, но зарубежной. Большой проблемой является недостаточное количество молодых перспективных, высококвалифицированных кадров. Нужна скоординированная система мер и стимулов для закрепления молодёжи в ОПК. □ 3. Переход страны на рыночные отношения в ОПК не создал рыночные механизмы ценообразования. ► Действующая система ценообразования не стимулирует предприятия к повышению производительности труда, эффективности работы в целом. Регулирование средних зарплат, их нормирование построено таким образом, что предприятиям невыгодно повышать эффективность производства, так как сверхприбыль изымается в доход государства. Это не позволяет высокими темпами перевооружать производство и стимулировать экономически более успешные предприятия. ► Необходимо коренным образом изменить систему ценообразования и создать реальные механизмы стимулирования производительности труда и внедрения инновационных продуктов в ОПК. □ 4. Слабая взаимная координация работ, проводимых в ОПК. ► Неэффективны механизмы взаимодействия между предприятиями отрасли. Для деятельности отдельных холдингов характерно ведение «натурального» хозяйства, направленного исключительно на свои нужды. Как следствие, в ОПК до сих пор не решена проблема устранения дублирования проводимых работ. Необходимо скорейшее создание единой базы данных существующих и разрабатываемых технологий и мощной экспертно–аналитической структуры, обеспечивающей аналитическую поддержку решений руководства отрасли. □ 5. Слабая увязка целей государственной программы развития ОПК с обеспечением реализуемости ГПВ. ► Требуется разработка целевых функций и индикаторов, отражающих степень достижения целей содействия реализации ГПВ, для количественной оценки — насколько государственная программа развития ОПК подкрепляет и обеспечивает реализуемость ГПВ. Структура программы и её организационная часть должны быть увязаны с конкретными приоритетными образцами ВВТ и предприятиями (холдингами), отвечающими за разработку и производство данных изделий. Такая структуризация программы позволит детализировать и закрепить ответственность за реализацию программных мероприятий и целей ГПВ. ► Для реализации государственной программы развития ОПК при её разработке необходимо ориентироваться на крупные предприятия (холдинги) — головных разработчиков финальных образцов ВВСТ. Мероприятия программы должны обосновываться и формироваться с их непосредственным участием, с повышением их роли и ответственности за внедрение результатов технологических работ ОПК в конкретные образцы ВВСТ. □ 6. Несовершенство системы принятия решений о направлениях финансирования НИОКР. ► Система принятия решения о финансировании НИОКР не подкреплена долгосрочным видением развития технологий в радиоэлектронике, а механизм распределения средств на конкретные проекты и контроля результатов исследований недостаточно прозрачен и требует уточнения и детализации. □ 7. Несовершенство инфраструктуры национальной инновационной системы. ► Коммерциализация технологий находится на низком уровне, недостаточно используется потенциал конверсии конкурентоспособных специальных технологий в гражданские направления. Степень воплощения результатов научных разработок инновационной направленности в конкретные изделия промышленного производства на внутреннем рынке не превышает 20%. Менее 13% от производимой продукции экспортируется. В экспорте преобладает продукция специального назначения. При этом только малая часть отечественных производителей участвует в международных кооперационных цепочках, в то время как большинство компаний выпали из мировой системы кооперации. □ 8. Низкая производительность и эффективность процессов. ► На крайне низком уровне находится производительность и эффективность процессов, что обусловлено: • недофинансированием в сочетании с устаревшими, не соответствующими требованиям современного рынка производственно–технологической базой, бизнес–моделями, операционными моделями; • слабым уровнем развития рыночных компетенций у многих российских компаний; • недостаточной эффективностью процессов вывода и продвижения продукции на рынке. ► Таким образом, радиоэлектронная отрасль России в своём нынешнем состоянии практически неконкурентоспособна на глобальном уровне. Громадное отставание по эффективности, малая доля рынка и малый выпуск, технологическое отставание остро ставят вопрос о скорейшей масштабной модернизации радиоэлектронной промышленности. ► Необходимо продолжать начатые изменения в отрасли и в этом процессе максимально использовать потенциал и компетенции, сохранённые российскими компаниями в отдельных сегментах и нишах рынка (Рисунок 2). □ □ □ Необходимые меры государственной поддержки предприятий ОПК □ ► Решение возникающих при этом проблем особенно актуально для предприятий, выполняющих работы за счёт кредитного авансирования. ► При формировании и реализации государственной программы развития оборонно-промышленного комплекса Российской Федерации необходимо выработать гибкую систему мер государственной поддержки технического оздоровления предприятий ОПК. В частности, представляется необходимым: • осуществить возврат инвестиционной льготы по налогу на прибыль, в частности инвестиций на оборудование, а также НИР и ОКР в полном объёме; • отменить налогообложение части прибыли предприятий, направленной на модернизацию и техническое перевооружение производства ВВТ; • снизить стоимость лизинга как единственного на сегодняшний день реального механизма, способного обеспечить техническое перевооружение российской промышленности в короткие сроки; • предоставить налоговые и таможенные льготы для предприятий, развивающих технологическую базу передовых исследований и разработок. ► В организационном плане представляется полезным: • создание в Российской Федерации структуры (например, национального центра) по выработке и реализации государственных научно–технических и инновационных стратегий в разработке технологий двойного назначения и по адаптации в интересах ОПК открытых исследований и разработок, выполненных за счёт федеральных средств; • организация межотраслевых координационных центров с целью объединения усилий по созданию элементной базы нового поколения (прежде всего в электронике и робототехнике) в интересах ОПК; • обеспечение эффективной законодательной защиты прав интеллектуальной собственности, а также результатов работы по НИР и ОКР. ► Необходимо тщательно проанализировать мировой опыт развития ОПК, учесть собственные особенности, сохранить историческую преемственность в отечественной оборонной промышленности, оценить нужды армии и флота исходя из современных угроз нашей безопасности (и их перспективного предвидения). При этом необходимо разработать и реализовать на практике систему мер для решения перечисленных проблем отечественного ОПК, увеличить эффективность его управления, провести в кратчайшие сроки модернизацию оборонной промышленности и создать условия для развития внутренней конкуренции в этой сфере. Наличие мощной национальной промышленности — это признак суверенности и состоятельности государства. Именно это сейчас крайне необходимо нашей стране (Рисунок 3). □ □ □ ► Автор — Александр Рахманов

Admin: ■ 19–06–2017Проект ПАК ДП: замена для МиГ–31► В настоящее время российская авиационная промышленность занимается модернизацией самолетов-перехватчиков МиГ–31 по новому проекту МиГ–31БМ. Предлагаемая замена комплектующих, узлов и агрегатов позволяет повысить характеристики техники, а также продлить сроки ее службы. Тем не менее, уже сейчас авиастроители занимаются проработкой облика перспективной машины, которая в будущем заменит существующие самолеты. Этот проект известен под названием «Перспективный авиационный комплекс дальнего перехвата» (ПАК ДП. Кроме того, неоднократно упоминалось возможное название серийных перехватчиков — МиГ–41. ► По имеющимся данным, работы по проекту ПАК ДП стартовали несколько лет назад, однако по ряду причин программа до сих пор остается на ранних стадиях. Из-за этого, в частности, неоднократно сообщалось о тех или иных планах военных и конструкторов, но большая часть технических подробностей пока остается неизвестной. Возможно, в некоторых случаях это связано с продолжающимся формированием облика перехватчика и отсутствием соответствующих наработок. ► Впервые о намерениях военного ведомства получить новый перехватчик для замены МиГ–31 было объявлено в 2013 году. Тогда главком ВВС генерал–полковник Виктор Бондарев рассказал о планах военного ведомства по созданию перспективного самолета. На тот момент рассматривалась возможность разработки проекта в рамках текущей Госпрограммы вооружений. В таком случае проект должен был появиться до 2020 года. Последующее серийное производство самолетов позволило бы к 2028 году полностью заменить все имеющиеся машины типа МиГ–31. □ ■ Перехватчик МиГ–31БМ. Фото Wikimedia Commons □ ► Следующие сообщения появились в начале весны 2014 года. По данным того времени, начальник Генерального штаба подписал документ о начале разработки нового самолета, предназначенного для замены существующей техники. Отмечалось, что перспективный перехватчик будет разрабатываться на основе имеющегося МиГ–31 и получит обозначение МиГ–41. Технические подробности нового проекта не уточнялось, хотя высказывались различные оценки. К примеру, утверждалось, что максимальная скорость нового МиГ–41 может превышать М=4. ► Через несколько месяцев появились новые сведения о проекте, затрагивавшие тему сроков его реализации. В августе 2014 года главком ВВС генерал–полковник Виктор Бондарев рассказал, что уже начаты научно–исследовательские работы по программе ПАК ДП, а с 2017–го стартуют опытно–конструкторские. По оценке командующего, серийные самолеты нового типа должны были пойти в войска к 2025 году. Нетрудно заметить, что примерно за год планы заметно изменились, однако теперь они выглядели более проработанными. ► Задолго до планируемого начала опытно-конструкторских работ, в феврале 2015 года, руководство российской самолетостроительной корпорации «МиГ» выразило готовность к участию в новой программе ПАК ДП. Глава организации Сергей Коротков отметил, что проект такого масштаба может осуществляться только в рамках государственной программы. РСК «МиГ» имеет большой опыт в деле разработки самолетов–перехватчиков, и потому могла бы принять участие в планируемых работах. Вскоре С. Коротков рассказал, что его корпорация в инициативном порядке разрабатывает перехватчики тяжелого класса, способные в перспективе заменить имеющуюся технику. ► В августе 2015 года командование военно-воздушных сил объявило об изменении текущих планов. В. Бондарев заявил, что опытно–конструкторские работы по теме ПАК ДП начнутся не ранее 2019 года, т.е. на два года позже изначально планировавшихся сроков. В то же время, подобное изменение графика работ не должно будет сказаться на состоянии парка перехватчиков, имеющегося у ВВС. Для сохранения требуемого потенциала следовало продолжать модернизацию строевой техники. ► Тогда же, в августе 2015–го, намерение участвовать в программе «Перспективный авиационный комплекс дальнего перехвата» выразила еще одна организация оборонной промышленности. Генеральный директор Научно–исследовательского института приборостроения имени В.В.Тихомирова» (г. Жукорвский) Юрий Белый рассказал о начале работ по формированию облика радиоэлектронных систем будущего самолета. Он отметил, что создание РЛС «Заслон», используемой на перехватчиках МиГ–31, стала этапной для НИИП им. Тихомирова, а сама станция в итоге оказалась «визитной карточкой» организации. В связи с этим институт проявил интерес к новой программе и решил присоединиться к ней. ► На тот момент уже проводились научно–исследовательские работы по определению облика авионики самолета ПАК ДП. Рассматривалась возможность создания нового комплекса на основе изделия «Заслон» или более новых систем типа «Барс», «Ирбис» и т.д. Среди прочего, изучалась возможность разработки перспективной РЛС и сопутствующего оборудования на базе аппаратуры, созданной для истребителя пятого поколения ПАК ФА/Т–50. При этом, однако, по состоянию на август 2015 года НИИП им. Тихомирова еще не был официально назначен разработчиком бортовых радиоэлектронных систем. ► В декабре 2015 года о ходе работ вновь рассказал генеральный директор РСК «МиГ». По словам С. Короткова, корпорация уже начала разработку нового самолета–перехватчика. К этому времени специалисты имели понимание, каким должен быть перспективный ПАК ДП, и начали определять его технический облик. В частности, в проекте планировалось использовать самые современные материалы и новые принципы военного авиастроения. При этом все работы, как утверждалось, проводились за счет государственного бюджета. Какие–либо сведения о завершении тех или иных работ тогда не оглашались. ► В дальнейшем тема разработки перехватчика ПАК ДП неоднократно поднималась различными официальными лицами и средствами массовой информации, но новые сведения о сроках выполнения работ, планах заказчика и промышленности или технические подробности проекта не появлялись. В результате за весь 2016 год и первые месяцы текущего 2017–го объем доступной информации о перспективной программе почти не поменялся. ► Всего несколько дней назад, 14 июня 2017 года издание «Коммерсант» опубликовало интервью с новым генеральным директором корпорации «МиГ» Ильей Тарасенко. В ходе беседы с журналистами руководитель предприятия рассказал о последних преобразованиях, планах по развитию корпорации, а также об имеющихся успехах в деле разработки и строительства авиационной техники. Среди прочего, была затронута тема создания перспективного самолета-перехватчика. По словам И. Тарасенко, в настоящее время конструкторы «МиГ» работают над концепцией проекта и прорабатывают облик самолета. Работы ведутся в инициативном порядке, но с привлечением смежных организаций. ► Пока новый самолет ПАК ДП не готов к серийному производству и эксплуатации, войска должны будут использовать модернизированные машины МиГ–31. Согласно нынешним планам, в будущем военному ведомству может быть предложен еще один проект модернизации имеющейся техники. Впрочем, к тому времени, когда обновленные МиГ–31БМ вновь будут нуждаться в ремонте и модернизации, новый ПАК ДП планируется довести до эксплуатации. Пока же ведется проработка облика будущего перехватчика, а также модернизация состоящих на вооружении машин. ► Возможность замены перехватчиков МиГ–31 в отдаленном будущем обсуждалась на протяжении долгих лет, однако до определенного времени не выходила за рамки разговоров и предварительных проработок. Только в 2013 году было принято принципиальное решение о разработке нового самолета требуемого типа. Тем не менее, в связи с наличием удачного проекта модернизации имеющейся техники, разработку новой программы ПАК ДП сместили на несколько лет вперед. Из–за этого, как неоднократно сообщалось, первые серийные перехватчики нового типа отправятся в войска только в середине следующего десятилетия. ► Согласно последним сообщениям на этот счет, опытно–конструкторские работы по теме «Перспективный авиационный комплекс дальнего перехвата» стартуют только в 2019 году. Пока же авиационная промышленность и смежные предприятия занимаются научно–исследовательскими работами, целью которых является формирование технического облика и создание требований к машине. Как следствие, на данный момент рано говорить о каких–либо технических подробностях проекта. В то же время, на протяжении нескольких последних лет неоднократно упоминались некоторые варианты возможного подхода к созданию ПАК ДП и, как следствие, особенности его облика. ► Еще в 2013—14 годах несколько раз упоминалось, что новый перехватчик ПАК ДП/МиГ–41 может быть разработан на основе существующего самолета МиГ–31. Такая версия до сих пор имеет своих сторонников, однако пока не получила официальных подтверждений. Более того, в ходе нынешних научно–исследовательских работ подобный подход к созданию новой техники могут посчитать невыгодным. В результате этого новый самолет вряд ли будет основываться на идеях и решениях существующего проекта. В то же время, нельзя исключать определенное сходство, обусловленное реализацией тех или иных концепций. ► Следует отметить, что первая попытка создания замены для МиГ–31 была предпринята еще в восьмидесятых годах. В рамках проекта с рабочим названием «701» предполагалось создать перспективный дальний перехватчик, отличающийся значительным ростом основных характеристик. В итоге был предложен самолет, построенный по схеме «бесхвостка» с развитым центропланом и передним горизонтальным оперением. Два двигателя планировалось размещать над крылом в хвостовой части машины. При взлетной массе более 70 т такой самолет мог бы брать на борт более 12 т вооружения, в том числе ракеты «воздух–воздух» большой дальности. Максимальную скорость планировалось довести до 2500 км/ч, дальность — до 7 тыс. км. Проект был остановлен в начале девяностых годов в связи с отсутствием финансирования. □ ■ Возможный облик самолета «701». Рисунок Bastion-opk.ru □ ► В сложившейся ситуации фактически отсутствует возможность спрогнозировать облик будущего ПАК ДП, не допустив серьезные ошибки. Можно лишь пытаться представить те или иные особенности подобной техники, при помощи которых она сможет не только полноценно заменить имеющиеся машины, но и дать воздушно–космическим силам новые возможности. Очевидно, что нынешние предположения могут совпасть с реальным результатом программы ПАК ДП, но вероятность этого не слишком велика. ► Важнейшей особенностью серийных МиГ–31 является максимальная скорость полета до 3000 км/ч, позволяющая им в кратчайшие сроки выходить на рубеж пуска ракет. Нельзя исключать, что при формировании облика перспективной машины военное ведомство сочтет необходимым сохранение подобных возможностей. Еще одной характерной чертой существующей техники является РЛС «Заслон»/«Заслон–М», позволяющие обнаруживать крупные объекты на дистанциях до 400 км. Современный прогресс в области радиоэлектронных систем, как минимум в теории, позволяет получить новый прирост характеристик с очевидными последствиями для боевой эффективности. Наиболее мощным оружием МиГ–31 является ракета большой дальности Р–33, последние модификации которой способны поражать цели на дистанциях около 300 км. ► Нетрудно заметить, что серьезный рост боевой эффективности перехватчиков может быть получен даже при сохранении «платформы» в виде планера с силовой установкой. Таким образом, вариант с глубокой модернизацией самолета МиГ–31, подразумевающей использование новой авионики и перспективного оружия, выглядит весьма интересным. Тем не менее, в силу тех или иных причин авторы технического задания программы ПАК ДП могут отвергнуть эту возможность и порекомендовать разработку перехватчика с нуля, пусть даже и с использованием имеющихся наработок. ► По имеющихся данным, вопросы технического облика «Перспективного авиационного комплекса дальнего перехвата» рассматриваются специалистами до сих пор, и этот этап программы будет продолжаться в обозримом будущем. Разработка проекта ПАК ДП/МиГ–41 стартует только в конце текущего десятилетия, а первые ощутимые результаты будут получены лишь в середине двадцатых годов. До появления достаточного количества новых самолетов задачи перехвата будут решаться машинами МиГ–31 существующих модификаций. ► Существующие планы по развитию группировки самолетов-перехватчиков не отличаются высокой скоростью выполнения, но их реализация позволит сохранять требуемую обороноспособность в течение нескольких следующих десятилетий. Разработка проекта ПАК ДП, стартующая в 2019 году, со временем приведет к постепенной замене имеющихся МиГ–31 и соответствующему росту потенциала воздушно-космических сил. Пока же следует ждать новые сообщения о ходе программы, которые, в частности, смогут раскрыть и технические особенности перспективного проекта. □ ► По материалам сайтов: http://ria.ru/ http://tass.ru/ http://tvzvezda.ru/ http://kommersant.ru/ http://bastion-opk.ru/ □ ► Автор — Рябов Кирилл

Admin: ■ 01–09–2017Новые скорости и космический потенциал проекта МиГ–41► В ходе недавнего международного военно–технического форума «Армия–2017» прозвучало множество заявлений на тему дальнейшего развития отечественных вооружений и техники. Большое внимание было уделено новым проектам в области боевой авиации. В частности, были раскрыты некоторые новые подробности возможных путей дальнейшего развития группировки самолетов-перехватчиков. Как стало известно, одна из отечественных авиационных компаний имеет весьма примечательные планы в контексте программы «Перспективный авиационный комплекс дальнего перехвата». □ Новые скорости и космос □ ► Новые сведения о программе ПАК ДП были оглашены генеральным директором Российской самолетостроительной корпорации «МиГ» Ильей Тарасенко в интервью для телеканала «Звезда». Руководитель предприятия не стал вдаваться в подробности, но при этом обозначил весьма интересные планы на новый проект и часть его особенностей. Некоторые оглашенные сведения могут представлять особый интерес в свете развития отечественной и мировой авиации. ► По словам И. Тарасенко, корпорация уже занимается созданием нового самолета-перехватчика. При этом новый проект рассматривается в качестве естественного развития уже существующего самолета МиГ–31, решающего те же задачи. Одновременно с этим новый перехватчик, с точки зрения технологий, будет совершенно новым самолетом. В проекте предполагается использовать различные новые технологии, в том числе в области снижения заметности. Все это позволит перехватчику работать в космосе, а также показывать «новые скорости, новый радиус». РСК «МиГ», по словам ее гендиректора, в новом проекте планирует реализовать все имеющиеся наработки. □ ■ Перехватчик МиГ–31БМ. Фото Wikimedia Commons □ ► В другом своем интервью руководитель компании «МиГ» рассказал о планах по адаптации самолета к работе в арктических районах, для чего в проекте придется использовать некоторые соответствующие технологии. В отдаленной перспективе имеющийся проект предполагается переработать, добавив новые возможности. Результатом этих работ может стать беспилотная модификация перехватчика. Кроме того, во время форума «Армия–2017» И. Тарасенко огласил примерные сроки начала поставок перспективных перехватчиков. В настоящее время проект находится на стадии проработки общей концепции. В дальнейшем должны будут стартовать полноценные опытно-конструкторские работы. Серийные машины, условно обозначаемые как МиГ–41, могут пойти в войска уже в середине следующего десятилетия. Количество планируемых к постройке самолетов, по понятным причинам, не указывалось. □ Доступные сведения □ ► Следует отметить, что факт существования программы «Перспективный авиационный комплекс дальнего перехвата», цель которой состоит в постепенной замене имеющихся самолетов МиГ–31 всех модификаций, давно не является секретом. О планах по созданию нового перехватчика с более высокими характеристиками стало известно еще в 2013 году. Тем не менее, какие–либо точные сведения о техническом облике требуемой машины и других особенностях проекта пока остаются неизвестными. Впрочем, время от времени официальными лицами оглашались те или иные планы, причем предполагаемый график работ неоднократно корректировался. ► О желании военного ведомства создать новый самолет-перехватчик для замены МиГ–31 стало известно около четырех лет назад. В 2014 году было объявлено о старте предварительной проработки облика будущего перехватчика. Согласно планам того времени, опытно–конструкторская работа должна была начаться уже в течение нескольких следующих лет. Тем не менее, насколько известно, этот этап разработки проекта ПАК ДП пока так и не начался по тем или иным причинам. Более того, уже в 2015 году командование военно-воздушных сил уточнило, что ОКР запустят лишь в 2019–м с соответствующим смещением сроков начала серийного производства. ► Еще в 2015 году свое желание участвовать в разработке перспективного самолета выразили несколько предприятий российского оборонного комплекса. В первую очередь, конструкторский интерес к программе ПАК ДП проявила РСК «МиГ». Несколько десятков лет назад эта организация создала существующий перехватчик МиГ–31, и до сих пор занимается развитием этого проекта. Опыт разработки подобной авиационной техники может быть использован при создании новых образцов схожего назначения. ► Почти одновременно с появлением сведений о желании РСК «МиГ» участвовать в новой программе в прессе начало фигурировать рабочее обозначение самолета — МиГ–41. По очевидным причинам, такое название фигурирует только в заявлениях представителей самолетостроительной корпорации, тогда как командование Воздушно-космических сил пока применяет исключительно официальное название всей программы — ПАК ДП. ► В декабре 2015 года Сергей Коротков, в то время занимавший пост руководителя РСК «МиГ», рассказал о текущих достижениях проекта МиГ–41. К тому времени специалисты корпорации успели определить основные особенности будущего самолета и приступили к проработке точного технического облика. Также отмечалась возможность применения самых современных материалов и принципов авиастроения. ► В июне 2017 года новый глава компании «МиГ» И. Тарасенко вновь рассказал о проектах в рамках программы ПАК ДП. На тот момент авиастроители продолжали проработку технического облика нового самолета. Также отмечалось, что работы по–прежнему ведутся в инициативном порядке, хотя и с привлечением некоторых смежных организаций. ► Всего несколько дней назад генеральный директор РСК «МиГ» огласил новые любопытные подробности проекта с условным обозначением МиГ–41. Применение новых технологий и решений уже было объявлено раньше. Возможность получения более высоких летно-технических характеристик при помощи современных технологий уже оглашалась официальными лицами. При этом в перспективном проекте могут быть предложены совершенно новые возможности. □ Работа в космосе □ ► Наибольший интерес в недавних заявлениях И. Тарасенко представляют сведения о некой работе перехватчика в космосе. Руководитель самолетостроительной корпорации не стал вдаваться в подробности, однако и в таком «сокращенном» виде оглашенная информация представляет большой интерес. В частности, подобные заявления уже успели спровоцировать волну прогнозов и оценок, авторы которых пытаются понять и предугадать, как именно будущий ПАК ДП сможет работать в космосе, и какие задачи будет решать в этих условиях. Попробуем тоже определить перспективы подобных предложений. □ ■ Один из опытных МиГ–31Д в ангаре. Слева — ракета «Контакт». Фото Testpilot.ru □ ► Предназначаясь для замены существующих самолетов МиГ–31, «Перспективный авиационный комплекс дальнего перехвата» должен будет иметь соответствующие боевые возможности. На его борту должна будет размещаться эффективная радиолокационная станция, способная вести наблюдение за большими участками воздушного пространства и сопровождать значительное число целей. Кроме того, перспективный МиГ–41 должен будет нести ракеты «воздух-воздух» разных типов, способных поражать цели на дистанциях до нескольких сотен километров. ► При помощи такого оснащения и вооружения новый перехватчик, как и его предшественник, сможет вести патрулирование, контролировать заданный участок воздушного пространства и, в случае появления опасного объекта, выполнять атаку. Можно считать, что с точки зрения основных боевых характеристик в роли перехватчика летательных аппаратов новый ПАК ДП будет превосходить существующие машины. ► Прозвучавшие заявления о «работе в космосе» могут вызывать вопросы в контексте технического облика самолета и его боевого применения. К примеру, очевидно, что при использовании существующих технологий и конструкций сам МиГ–41 не сможет выходить в космическое пространство. Решение таких задач потребует использовать особый облик машины, мало совместимый с массовой эксплуатацией в частях ВКС. При этом работа в космосе может осуществляться и без подъема на большие высоты, соответствующие границе атмосферы. ► Большое значение для вооруженных сил развитых стран имеют группировки космических аппаратов различного назначения. Уничтожение искусственных спутников до сих пор является достаточно сложной задачей, для решения которой приходится использовать особые средства. В то же время, на протяжении нескольких последних десятилетий в нашей стране и за рубежом неоднократно предпринимались попытки создать сравнительно простое противоспутниковое оружие. В частности, рассматривались и проверялись на практике идеи создания подобных комплексов, основывающихся на существующих самолетах. ► Недавнее заявление И. Тарасенко могло быть намеком на то, что в рамках проекта МиГ–41 рассматривается возможность использования перехватчика в роли носителя специальных ракет, предназначенных для атаки космических аппаратов на орбите. В таком случае самолет должен будет поднимать ракету на заданную высоту и придавать ей первоначальный импульс. Дальнейшая работа по уничтожению цели будет выполняться ракетой самостоятельно. □ Проект «Контакт» □ ► Следует напомнить, что подобные идеи не являются новинкой для отечественной боевой авиации. Еще в конце восьмидесятых годов прошлого века на базе серийных перехватчиков были построены два опытных самолета МиГ–31Д. Они лишились части бортового оборудования и получили новые устройства. В частности, вместо нескольких узлов подвески штатных ракет был использован единственный агрегат для опытного оружия, отличавшегося большими габаритами. Переработанный таким образом самолет становился основным элементом противоспутникового комплекса 30П6 «Контакт». ► МиГ–31Д являлся носителем специальной ракеты 79М6 «Контакт». По имеющимся данным, последняя представляла собой трехступенчатое изделие с твердотопливными ракетными двигателями на первых двух ступенях и жидкостной третьей. Для уничтожения космических аппаратов предлагалось использовать т.н. кинетический перехват с поражением цели путем прямого попадания либо фугасную боевую часть с зарядом массой несколько десятков килограммов. Ракета длиной около 10 м массой более 4,5 т, стартуя с высоты не более 16—18 км, могла поражать спутники на высотах до 120 км. ► Вместе с самолетом и ракетой в состав комплекса «Контакт» была включена радиолокационно–оптическая станция обнаружения и распознавания космических объектов 45Ж6 «Крона». Она предназначалась для поиска целей в космическом пространстве, определения их координат и выдачи целеуказания самолету-носителю ракеты. Для передачи команд пришлось разработать отдельную систему связи с требуемыми характеристиками. ► Испытания отдельных наземных средств комплекса 30П6 «Контакт» стартовали в 1985 году. В начале 1987–го в воздух подняли первый из двух опытных МиГ–31Д. По имеющимся данным, испытания противоспутниковых систем продолжались до середины девяностых и завершились в связи с проблемами экономического характера. Точные сведения об испытаниях ракеты 79М6 отсутствуют. Возможно, ее удалось поднять в воздух, но информация на этот счет до сих пор не публиковалась. Проект «Контакт» не дал желаемых результатов и не привел к началу дежурства новых средств противокосмической обороны. Тем не менее, он позволил провести ряд важнейших испытаний и определить перспективы такого оружия. ► В 2009 году главком ВВС генерал–полковник Александр Зелин сделал любопытное заявление. Он напомнил о проекте МиГ–31Д — носителе противоспутникового оружия на базе серийного перехватчика. При этом он отметил, что в то время планировалось «реанимировать» старый проект для решения новых задач. Тем не менее, за прошедшие годы новая информация на этот счет не появлялась. Кроме того, в некоторых источниках упоминалось, что подобные работы велись не для возобновления работ по теме «Контакт», но в интересах других проектов. ► Факт наличия у нашей страны большого числа наработок и, возможно, определенных успехов в деле создания авиационных комплексов с противоспутниковым вооружением может в некоторой мере раскрыть недавние заявления руководства РСК «МиГ» о новых возможностях самолета ПАК ДП. Вполне возможно, что заявленная «работа в космосе» будет связана именно с применением современных аналогов более старого комплекса 30П6 «Контакт» с управляемой ракетой 79М6. Использование современных наработок и технологий, по всей видимости, позволит повысить основные технические и боевые характеристики такого оружия. □ ■ МиГ–31Д во время испытаний. Фото Airwar.ru □ ► Тем не менее, все это — лишь предположения. Руководство компании, в инициативном порядке прорабатывающей проект «Перспективного авиационного комплекса дальнего перехвата», раскрыло некоторые свои планы, однако не спешит делиться подробностями. Командование ВКС, в свою очередь, пока не комментирует заявления представителей РСК «МиГ». Таким образом, на данный момент возможность использования будущего самолета МиГ–41 в качестве носителя противоспутниковой ракеты остается на уровне предположений или тем для споров в среде специалистов и любителей военной техники. □ Дополнительные преимущества □ ► Впрочем, использование нового самолета для перехвата заатмосферных целей способно самым заметным образом повысить боеспособность Воздушно–космических сил, а также в некоторой мере упростить организацию эшелонированной обороны. Другими способами наращивания потенциала парка перехватчиков станет использование т.н. стелс-технологий и возможное создание беспилотной модификации самолета. ► Необходимо отметить, что определенные методики сокращения заметности летательного аппарата для средств обнаружения противника уже использовались в последних отечественных проектах авиационной техники. Развитие имеющихся идей продолжается и можно предполагать, что будущий самолет ПАК ДП в этом отношении будет, как минимум, не хуже существующих образцов. ► Предложение о создании беспилотной модификации перехватчика так же представляет определенный интерес как для потенциальных заказчиков, так и для широкой общественности. В настоящее время в нашей стране и за рубежом самым активным образом прорабатывается вопрос создания беспилотников тяжелого класса, способных заменить полноценные самолеты. Новая программа ПАК ДП имеет все шансы получить подобное развитие и привести к появлению техники с необычными возможностями. Тем не менее, тяжелый БПЛА будет разрабатываться только на основе готового самолета, что известным образом смещает сроки его появления. □ ► Согласно последним данным, Российская самолетостроительная корпорация «МиГ», в инициативном порядке разрабатывающая свой вариант «Перспективного авиационного комплекса дальнего перехвата», продолжает формирование облика машины с рабочим обозначением МиГ–41 и, среди прочего, предлагает самые смелые идеи. В дополнение к уже известным сведениям не так давно было объявлено о желании создать комплекс, способный работать в космосе, а также беспилотный вариант перехватчика. ► Тем не менее, проект МиГ–41 пока не получил поддержки заказчика и все еще создается по инициативе компании–разработчика. Таким образом, предлагаемый вариант дальнего перехватчика — даже имея те или иные преимущества и кардинально новые возможности — может так и не выйти из стадии предварительной проработки. Опытно–конструкторскую работу по теме ПАК ДП предполагается начать только в 2019 году, и к этому времени министерство обороны должно будет выбрать исполнителя нового заказа. Удастся ли РСК «МиГ» получить заказ на разработку нового самолета и воплотить в проекте самые смелые идеи — покажет время. □ ► По материалам сайтов: http://tvzvezda.ru/ http://tass.ru/ http://ria.ru/ https://aex.ru/ http://testpilot.ru/ http://ariwar.ru/ http://militaryrussia.ru/blog/topic-699.html □ ► Автор — Рябов Кирилл

Admin: ► Указ Президента Российской Федерации от 16.11.2017 № 553 «О внесении изменений в Положение о генеральном конструкторе по созданию вооружения, военной и специальной техники, утвержденное Указом Президента Российской Федерации от 19 января 2015 г. № 18»: ► Источник — kremlin.ru

Admin: ■ 19–01–2018Глобальный неядерный удар Москве уже не угрожаетКакое вооружение поступит в российские войска в 2018 году ►Обновление вооружения в частях и подразделениях армии и флота — процесс перманентный. Ракеты и автоматы, корабли и танки неизбежно устаревают, им на смену приходят новые изделия, созданные и изготовленные на предприятиях отечественного ОПК. Появляются совершенно новые системы вооружений. Рождение некоторых изделий продиктовано военно-политической обстановкой, нежеланием отстать от потенциального противника, стремлением непременно защитить свою страну. Попытаемся систематизировать сведения о том, какое именно вооружение поступит в войска на ближайшую перспективу. □ Флагман отечественного парка истребителей □ ► Буквально с начала 2018 года, после завершения госиспытаний легких многофункциональных МиГ–35, российская самолетостроительная корпорация (РСК) «МиГ» примется за выполнение госзаказа на производство установочной партии этих истребителей. Всего по госзаказу числится 24 машины. Серийные же поставки самолета Воздушно–космическим силам (ВКС) России предусмотрены государственной программой вооружений (ГПВ) России в 2018—2027 годах. ► Взлетная масса самолета — 19,2 т, максимальная — 24,5 т, максимальная скорость на высоте — 2100 км/ч, у земли — 1400 км/ч. Практический потолок — 16 км, радиус действия с ракетами «воздух–воздух» и тремя подвесными топливными баками (ПТБ) — 1000—1400 км в зависимости от состава вооружения и высоты полета, с ударным вооружением и тремя ПТБ — 800—1100 км. Максимальная эксплуатационная перегрузка — 9,0 g. ► МиГ–35 относится к поколению «4++», это переходное звено к истребителю пятого поколения. Радиоэлектронное оборудование самолета позволяет ему нести все авиационные средства поражения. МиГ–35 уже сегодня присущи элементы самолетов пятого поколения. Истребитель способен одновременно захватывать десять целей, он малозаметен и многофункционален. Российские военные заявляют: весь парк легких истребителей ВКС будет заменен на МиГ–35. ► В 2018–м ВКС получат два-три истребителя из первой установочной партии в 12 самолетов пятого поколения Су–57. Предсерийное его производство запланировано с 2019 года. Сегодня опытные образцы летают с двигателем «Изделие 117», который уже запущен в серийное производство. Первый полет с двигателем второго этапа одна из опытных машин успешно совершила в конце прошлого года. По топливной эффективности и удельной тяге он будет значительно превосходить «Изделие 117», а по конструктивно–технологическому исполнению и уровню достигаемых параметров соответствовать мировому уровню двигателя пятого поколения. ► Истребители МиГ–35 удачно дополнят в российской авиации более тяжелые машины типа Су–30 и Су–57. Фото с сайта www.migavia.ru ► Су–57 — самолет пятого поколения. У него принципиально новый комплекс авионики и перспективная РЛС с фазированной антенной решеткой. Су–57 будут оснащены крылатыми ракетами, ракетами «воздух–воздух», обычным вооружением, высокоточным оружием, которое практически незаметно для радиолокационного распознавания, 30-мм авиационной пушкой. Для истребителя есть шесть принципиально новых ракет. Четыре образца ракет внутрифюзеляжного размещения уже проходят испытания. ► Военные возлагают большие надежды на Су–57 как на флагман отечественного парка истребителей в будущем. ► Отечественный ОПК вплотную подошел к созданию первого опытного образца перспективного авиационного комплекса дальней авиации (ПАК ДА). Этот многофункциональный самолет заменит Ту–22М3, Ту–95МС, а чуть позже и Ту–160. Новый стратегический бомбардировщик может быть представлен публике уже в 2018 году, тогда же планируется провести первый полет Ту–160М2. ► По–прежнему будут закупаться зарекомендовавшие себя в Сирии истребители Су–30 и Су–35, а также вертолеты Ка–52 и Ми–28Н. ► И последний штрих: очередная партия палубных истребителей Су–33 оборудована специальной вычислительной подсистемой СВП–24–33 производства компании «Гефест–Т». Подсистема позволяет «укладывать» точно в цель даже далеко не новые неуправляемые авиационные бомбы. После модернизации Су–33 смогут эффективно работать не только по воздушным, но и по наземным и морским целям. Продолжится оснащение данной СВП и бомбардировщиков Су–24М, Ту–22М3. □ Космический сегмент СПРН □ ► Воздушно–космическим силам в наступившем году предстоит осваивать впервые созданное в России единое сплошное радиолокационное поле, а также продолжить опытно–боевую эксплуатацию недавно введенной в строй Единой космической системы (ЕКС), которая обеспечивает космический сегмент российской системы предупреждения о ракетном нападении (СПРН). Она должна предупредить военно–политическое руководство страны о ракетном нападении для принятия решения о нанесении ответно–встречного удара. ► Система работает в связке с загоризонтными РЛС, расположенными на территории России, Белоруссии и Казахстана. ЕКС обнаружит пуск ракеты с гиперзвуковыми летательными аппаратами, а РЛС типа «Воронеж» возьмут их на сопровождение в верхних слоях атмосферы и определят их цели. Глобальный неядерный удар уже не угрожает России. □ »Калибровка» ВМФ □ ► Развитие высокоточного оружия названо главным приоритетом новой государственной программы вооружения ГПВ–2027. Войска будут оснащаться высокоточным оружием воздушного, наземного и морского базирования наряду с ядерной триадой, беспилотными ударными комплексами, средствами индивидуальной экипировки военнослужащих, новейшими системами разведки, связи и радиоэлектронной борьбы. ► Разделение систем вооружения на «платформы» и «боеприпасы» произошло достаточно давно. С одной стороны, это строительство танков, пушек, самолетов, вертолетов, с другой — управляемых боеприпасов, крылатых, аэробаллистических и гиперзвуковых ракет. Особенно ожесточенно оборонщики о преимуществах того и другого подхода спорили в конце прошлого года. ► Напомним: наиболее важные объекты террористов были уничтожены высокоточными ракетами «Калибр», Х–101 и Х–55, а также ракетами оперативно–тактического комплекса (ОТРК) «Искандер». Очевидно, что даже старый самолет с новыми высокоточными боеприпасами получает серьезные возможности. Те же Х–101 могут нести модернизированные бомбардировщики Ту–95МСМ. А для применения «Калибров» не нужны авианосцы, достаточно обычных дизельных подводных лодок и малых ракетных кораблей. ► По планам в войска поступят новые гиперзвуковые ракеты. Гиперзвуковое оружие в перспективе позволит сместить силы стратегического сдерживания из ядерной сферы в неядерную. И ущерб противнику, если случатся боестолкновения, будет нанесен не менее мощный, в то же время не пострадает третья сторона, не участвующая в конфликте. ► Высокоточное оружие снижает необходимость вступления в контактные бои с противником. Высокая точность стрельбы увеличивает поражающую силу снарядов, позволяя экономить на их количестве и, главное, сохранять жизни солдат. ► Корпорация «Тактическое ракетное вооружение» начинает испытания уникального «изделия 715». Эта новая крылатая ракета — фактически уменьшенный вариант Х–101. Новинка войдет в состав вооружения дальних бомбардировщиков Ту–22М3. Применять ее смогут и фронтовые бомбардировщики Су–34, истребители Су–30, Су–35 и Су–57. ► Используя Х–101 и «изделие 715», ВКС смогут бороться как с высокотехнологичным противником, так и с террористами. ► В свою очередь, крылатые ракеты морского базирования (КРМБ) «Калибр» сегодня устанавливаются практически на все боевые корабли. Военные называют это «калибровкой». Они пополнят, в частности, арсенал российских корветов проекта 20380. ► Стоящие сегодня на вооружении СВ и ВМФ устаревшие ракетные комплексы «Точка–У» к 2020 году будут полностью заменены «Искандерами». Кроме того, в прошлом году в составе общевойсковых армий началось формирование отдельных разведывательных рот специального назначения. Их задача — находить в тылу противника цели и передавать их координаты ракетным комплексам «Искандер». ► Здесь сыграл роль опыт Сирии. Спецназовцы находят и опознают цели на земле, а средства разведки и целеуказания в режиме реального времени передают координаты пусковым установкам ОТРК. Цель будет гарантированно уничтожена. □ Князь, император и генералиссимус □ ► ВМФ России планирует получить в 2018 году ракетный подводный крейсер стратегического назначения (РПКСН) типа «Борей–А» и два новейших фрегата проекта 22350. Ракетоносец «Князь Владимир» типа «Борей–А», заложенный в 2012 году на «Севмаше» при участии Владимира Путина, в ноябре 2017–го был спущен на воду. РПКСН четвертого поколения «Князь Владимир» спроектирован в Центральном конструкторском бюро морской техники «Рубин». Его полное водоизмещение — 24 тыс. т, длина — 170 м, ширина — 13,5 м. ► Этот корабль, утверждают военные моряки, по сравнению с предыдущим типовым проектом «Борей» обладает усовершенствованными тактико–техническими характеристиками практически всех систем, способен нести на борту до 16 МБР морского базирования Р–30 «Булава». Это будущее российской группировки морских стратегических ядерных сил. На стапелях «Севмаша» строятся еще четыре «Борея–А»: «Князь Олег», «Генералиссимус Суворов», «Император Александр Третий» и «Князь Пожарский». Не исключено, что флот получит новую стратегическую субмарину 17 декабря 2018 года — в день 60–летия атомного подводного флота России. До середины 2020–х годов планируется завершить строительство всех крейсеров этого проекта. ► На северодвинской верфи также идет строительство многоцелевых атомных подводных ракетных крейсеров (АПРК) типа «Ясень–М». В июле 2017 года заложили АПРК «Ульяновск». Он станет шестым в линейке субмарин проекта, разработанного Санкт–Петербургским морским бюро машиностроения «Малахит» имени академика Н.Н. Исанина. ► Головной корабль — АПРК «Казань» — в марте 2017 года спущен на воду и проходит заводские испытания. АПРК «Новосибирск», «Красноярск», «Архангельск», «Пермь» находятся на разных этапах строительства. На их вооружении мины, торпеды калибра 533 мм, крылатые ракеты «Калибр–ПЛ» и «Оникс». Подводные крейсеры этого проекта, которые строятся большой серией, станут основными многоцелевыми атомными субмаринами ВМФ РФ. ► В рамках новой ГПВ в состав ВМФ РФ продолжат поступать новые и модернизированные корабли дальней морской и океанской зон. Наиболее массовым кораблем в данном сегменте станет модернизированный фрегат проекта 22350, оснащенный высокоточным оружием. Всего планируется построить восемь кораблей проекта. ► Головной корабль этого типа «Адмирал флота Советского Союза Горшков» сейчас проходит государственные испытания. Его, минуя опытную эксплуатацию, сразу передадут флоту в 2018 году. Перенос сроков сдачи (с конца 2017 года) связан с требованием ВМФ России еще раз отработать все системы корабля: у флота «есть вопросы» к новому оборонительному ракетному оружию, отмечают в ОСК. Работы на втором корабле серии («Адмирал Касатонов») будут ускорены после того, как будет передан головной фрегат. В состав флота он может войти опять же в 2018 году. ► Строительство еще двух фрегатов серии — «Адмирал Головко» и «Адмирал Советского Союза Исаков» — продолжается на стапелях «Северной верфи». Благодаря оригинальной архитектуре надстройки (с использованием стелс-технологии) понижена их радиолокационная заметность. Эти корабли предназначены для ведения боевых действий в дальней океанской зоне против надводных кораблей и подводных лодок, отражения атак средств воздушного нападения самостоятельно и в составе соединения кораблей. ► Фрегаты этого проекта имеют водоизмещение 4,5 тыс. т. Их длина — 135 м; ширина — 15 м, скорость хода — до 29 узлов. Дальность плавания — до 4,5 тыс. морских миль, автономность — до 30 суток. Экипаж — около 200 человек. Корабли будут вооружены 130–мм артустановкой А–192 «Армат», пусковыми установками для 16 противокорабельных ракет «Оникс» или «Калибр–НК», зенитным ракетным комплексом «Полимент–Редут». ► В апреле прошлого года в 30 милях от пролива Босфор столкнулся с грузовым судном и затонул средний разведывательный корабль проекта 861М «Лиман». Поэтому командование ВМФ судно связи проекта 18280 «Иван Хурс», сдача которого ожидается в этом году, отправит на Черноморский флот вместо Тихоокеанского. □ Заноза для ПРО □ ► Ракетные войска стратегического назначения (РВСН) в текущем году продолжат выводить из эксплуатации комплексы «Тополь» и заменять их на более совершенные «Ярсы». В рамках новой госпрограммы вооружений в соединения этого рода войск начнут поступать новейшие межконтинентальные баллистические ракеты «Сармат» с гиперзвуковыми блоками (изделие 4202) и «Рубеж». ► Тяжелая жидкостная МБР шахтного базирования «Сармат» придет на замену Р–36М2 «Воевода». Полезная нагрузка «Сармата» 10 т против 8,75 т у предшественницы. Новинка затрачивает меньше времени на преодоление активного участка траектории за счет очень хорошей энергетики. «Сармат» настолько мощный, что сможет лететь к целям не только через Северный полюс, но и через Южный, то есть будет иметь практически глобальную дальность стрельбы. Ракета сможет идти в обход развернутых средств ПРО США. Это обстоятельство заставит США создавать круговую систему ПРО, а это очень дорого. — Средствам ПРО потенциального противника придется гораздо тяжелее. Это будет хорошая заноза для него, — оценил комплекс заместитель министра обороны Юрий Борисов. ► Массово «Сармат» поступит на вооружение в 2019—2020 годах. «Воевода» останется на боевом дежурстве как минимум до 2024 года. Более того, планируется продление срока эксплуатации до 2025—2027 годов. Вице–премьер Дмитрий Рогозин заявил, что МБР «Сармат» преодолеет любую систему ПРО. ► Подвижный грунтовой ракетный комплекс РС–26 «Рубеж» станет дальнейшим развитием проекта РС–24 «Ярс». У РС–26 новые управляемые боевые блоки для прорыва противоракетной обороны. Максимальная дальность полета ракеты — 12 тыс. км, однако она может запускаться по целям и на дальности от 2 до 6 тыс. км. ► А вот работы над боевым железнодорожным ракетным комплексом «Баргузин» не включены в новую госпрограмму вооружения на 2018—2027 годы из–за недостатка финансирования. Решено сосредоточиться на проектах «Сармат» и «Рубеж». □ Солдатский автомат □ ► Сухопутные войска получат бронетехнику нового поколения: танки Т–90 и Т–14 «Армата», БТР «Бумеранг», БМП «Курганец–25». Опытные войсковые испытания танка «Армата» планируют завершить в 2018 году. ► Минобороны и Уралвагонзавод летом прошлого года заключили контракт на поставку новейших боевых машин поддержки танков «Терминатор». В 2018 году военные получат более десяти единиц этой бронетехники. Продолжится производство для российской армии модернизированных танков Т–90М. Заключен контракт на поставку десяти самоходных артиллерийских установок «Коалиция–СВ» для опытной войсковой эксплуатации. Окончание госиспытаний планируется на 2019 год. ► Практически завершено формирование облика боевой экипировки нового поколения «Ратник–3». Оснащенные ею подразделения будут обладать самостоятельностью, автономностью и самодостаточностью для выполнения многих боевых задач в разных условиях, смогут интегрироваться в разведывательно-огневые контуры. ► «Ратник–3» превосходит экипировку армий иностранных государств, в том числе США, противопульной и противоосколочной стойкостью средств индивидуальной бронезащиты. У новой экипировки больше дальность обнаружения и распознавания целей оптикоэлектронными средствами, стрельба ведется эффективнее. В нее предусмотрена интеграция микроробототехнических комплексов, беспилотника для ведения мотострелковыми подразделениями разведки на поле боя. Для усиления физических возможностей военнослужащих в комплекты планируется включение экзоскелетов. ► Один из элементов экипировки — стрелковое оружие. Военные завершили испытания автоматов АК–12, АК–15 и АЕК–971. Более дешевый АК–12 может стать армейским, солдатским автоматом, более сложный, с большим количеством функций, высокоточный АЕК–971 – дополнить вооружение спецподразделений. ► АЕК–971создан на заводе имени Дегтярева под руководством Станислава Кокшарова на основе автомата системы Константинова (СА–006). В конкурсе Минобороны России принимают участие модификации АЕК–971 под названием «А–545» и «А–762» (под патроны калибров 5,45 мм и 7,62 мм соответственно). □ Дроны и антидроны □ ► В России ежегодно создают десятки новых беспилотных летательных аппаратов (БЛА) различной номенклатуры, однако возможности полигонов недостаточны для исследовательских и летно-конструкторских испытаний. Поэтому планируется создать сеть полигонов для испытаний беспилотников и противодронов. Она будет включать аэродромную, полигонную и стендовую базы. Эти компоненты могут использоваться и разработчиками систем борьбы с БЛА. Сеть полигонов позволит проводить полный комплекс испытательных работ. Там же будут готовить операторов, исследовать методы внедрения БЛА в единое воздушное пространство. ► Экспертное сообщество инициировало формирование сводного реестра имеющихся полигонов, чтобы приступить к реализации единой системы испытаний в государственном масштабе. Одна из существенных причин – в ближайшее время в ВС РФ начнут поступать комплексы с многофункциональными беспилотными летательными аппаратами, способными решать не только разведывательные, но и ударные задачи. ► Объединенная авиастроительная корпорация работает над созданием ударных беспилотников, которые смогут организовываться в группы и координироваться между собой по защищенным каналам связи, взаимодействовать в сетецентрической системе и с наземными пунктами. Такая сложная задача решается и в других странах. ► Концепция интеграции беспилотных авиационных систем (БАС) в единое воздушное пространство может быть принята в России уже в мае 2018 года. Документ разрабатывается Минтрансом, Росавиацией и ФГУП «Госкорпорация по организации воздушного движения» совместно со специалистами рабочей группы Ассоциации эксплуатантов и разработчиков беспилотных авиационных систем «Аэронет». ► Согласно замыслу авторов концепции, интеграция БАС пройдет в два этапа и завершится за 10 лет. Для реализации проекта необходимо подготовить инфраструктуру, определить источник финансирования. Документ должен определить подход к безопасной интеграции БАС в единую среду с пилотируемой авиацией, в том числе общего назначения. Участники проекта к маю подготовят свои предложения по внесению изменений в регулирующие документы. ► Согласно протоколу заседания Комиссии при президенте Российской Федерации по вопросам развития авиации общего назначения и навигационно–информационных технологий на основе глобальной навигационной спутниковой системы ГЛОНАСС, составлением плана по реализации концепции займется Минтранс сразу после утверждения документа. Это произойдет во второй половине следующего года. Принятые решения будут интегрированы в «Стратегию развития аэронавигационной системы (АНС) Российской Федерации до 2030 года» и в Аэронавигационный план Российской Федерации. ► Сейчас полеты беспилотных воздушных судов (БВС) в России проходят на основании подачи планов и разрешения на использование воздушного пространства (ИВП), но возможны только в сегрегированном воздушном пространстве, то есть воздушное пространство закрывается для выполнения полетов пилотируемых воздушных судов. При этом заявка на закрытие воздушного пространства под полеты БВС подается за пять (для временного режима ИВП) или трое суток (для местного режима ИВП) до даты полета — из-за рисков при функционировании беспилотной и пилотируемой авиации в единой среде. Существует и ряд ограничений, которые не позволяют безопасно интегрировать БАС в Единую систему организации воздушного движения. □ Миллиард на стройку □ ► После упразднения Спецстроя 28 сентября 2017 года функции агентства на себя взяло оборонное ведомство. Военные решили реформировать военно–строительный комплекс (ВСК). Для оптимизации работ наделены статусом «единственных» будут 12 организаций. Они смогут приступать к проектированию, строительству, капитальному ремонту и реконструкции объектов спецназначения без конкурса. Это значительно сэкономит время. Всего на стройку в 2018—2027 годах военным будет выделено около 1 трлн руб. В предыдущей госпрограмме вооружения таких денег предусмотрено не было. ► На сегодня создано восемь военно–строительных ФГУПов. Пять из них — по военным округам и Северному флоту, остальные — по строительству спецобъектов. ФГУПы с миллиардными долгами, как предполагалось, смогут оздоровиться. Управление заказчика капитального строительства МО РФ займется проектированием объектов хозяйственного, технического, тылового, медицинского, жилого назначения и учебно–материальной базы боевой подготовки, воспитательной работы и службы войск, инфраструктуры полигонов. □ Кадровый резерв оборонки □ ► Правительство России приступило к формированию единого кадрового резерва предприятий оборонно–промышленного комплекса. Коллегия военно–промышленной комиссии (ВПК), возглавляемая вице–премьером Дмитрием Рогозиным, планирует централизовать информацию о наиболее ценных молодых сотрудниках, которые впоследствии могут быть назначены на руководящие посты в различных областях оборонки. Кадровый резерв должен быть сформирован к весне 2018 года. ► Речь идет о создании списка кандидатов на замещение должностей среднего и высшего звеньев. Руководителям крупных оборонных холдингов поручено направить в коллегию ВПК свои предложения по кандидатам для последующего включения в резерв. Предпочтение будет отдаваться специалистам 35—45 лет с высшим образованием, проявившим себя, готовым переехать в другой регион, не имеющим судимостей и препятствий для оформления допуска к сведениям, содержащим государственную тайну. ► Предполагается централизация кадровых резервов всех отраслей оборонки. □ Лазером по БЛА □ ► Научно-исследовательский институт «Полюс», ведущий научный центр России в области лазерных технологий (входит в холдинг «Швабе» госкорпорации «Ростех»), объявил тендер на научно–исследовательскую экспериментальную работу по созданию мобильного лазерного комплекса для борьбы с малоразмерными БЛА. ► Комплекс должен состоять из системы сопровождения и построения траекторий полета объектов, выдавать целеуказания на систему наведения мощного излучения, источник которого — жидкостный лазер. Мобильный лазерный комплекс должен уметь бороться с беспилотниками в любое время суток, обнаружить и получить детальные изображения до 20 воздушных объектов на расстоянии от 200 до 1500 м, отличить беспилотник от птицы или облака, просчитать траекторию и поразить цели. Начало работы над проектом — январь, окончание — апрель 2018 года. □ ► Автор — Филипп Маурин, военный обозреватель

Admin: ■ 19–01–2018Москва намерена повысить устойчивость оборонной промышленностиГлава государства требует от правительства более активных действий в сфере конверсии военного производства □ Владимир Путин доволен работой российских оборонщиков, но видит необходимость в более активном развитии гражданской составляющей их производства. Фото с официального сайта президента РФ □ ► Перед самым Новым годом президент РФ Владимир Путин провел встречу с членами правительства и подвел главные итоги уходящего 2017 года, одним из важных достижений которого глава государства считает то, что «многое удалось сделать в сфере исполнения гособоронзаказа». При этом Владимир Путин подчеркнул, что это очень большая и, «можно сейчас сказать, результативная работа». «Надеюсь, что это будет отражаться не только на обороноспособности государства, это будет отражаться и на гражданских секторах производства. Такая задача есть, мы все с вами об этом хорошо знаем. Нужно самым внимательным образом за этим следить, помогать предприятиям, помогать отраслям соответствующим, с тем чтобы, когда гособоронзаказ сократится, производственные мощности, в которые мы вложили около 3 триллионов рублей, не простаивали бы, а эффективно работали», — подчеркнул российский президент. □ Конверсия по–советски и по–российски □ ► Расширение гражданского производства за счет высвобождаемых мощностей оборонной промышленности началось почти сразу же после Великой Отечественной войны (ВОВ), поскольку тогда практически вся отечественная промышленность была оборонной и требовался скорейший и эффективный перевод всех ее отраслей на гражданские рельсы. ► Согласно российскому законодательству, процесс конверсии оборонной промышленности включает в себя: – частичную или полную переориентацию высвобождаемых производственных мощностей, научно–технического потенциала и трудовых ресурсов оборонных и сопряженных с ними предприятий, объединений и организаций с военных на гражданские нужды; – прекращение деятельности или ликвидация предприятий оборонной промышленности из–за технико–экономической нецелесообразности их перепрофилирования. ► В СССР и после его распада, правда, с разной степенью эффективности, а в отдельных случаях и не совсем удачно, было реализовано несколько этапов конверсии оборонного производства. ► В 1946—1950 годах осуществлялась так называемая реконверсия — обратное перепрофилирование промышленных предприятий, работавших по военным заказам во время ВОВ. ► После войны страна в кратчайшие сроки поднялась из руин, большая часть военного производства была переориентирована на гражданский сектор, и в мире заговорили о русском «экономическом чуде». ► Основной целью конверсии 1955—1965 годов можно считать попытку перевести военно–промышленный комплекс на более современные технологии. Но на самом деле были фактически снижены только военные расходы за счет сокращения Вооруженных сил, а в производстве произошла замена выпуска устаревших видов вооружений на более новые и современные. ► Конверсия 1988—1991 годов являлась одной из составляющих общей экономической политики и продолжилась с 1992 года как реструктуризация оборонно–промышленного комплекса (ОПК) России. Но достичь поставленных целей по снижению военной нагрузки на бюджет страны в условиях непомерной стоимости «гонки вооружений» и увеличить производство дефицитной гражданской продукции, а также наладить выпуск новых высокотехнологичных товаров бытового назначения на этом этапе не удалось. Открытие непрофильных для «оборонки» производств и переобучение персонала привели к снижению финансовой эффективности производства. Кардинального технического перевооружения промышленности и качественного скачка в развитии наукоемких производств так и не произошло. У предприятий не было стимула к освоению выпуска новой гражданской продукции. Кроме того, никак не был отработан механизм передачи передовых технологий из военного производства в гражданское. ► На фоне снижения выпуска продукции военного назначения (ПВН) произошло резкое сокращение объемов экспорта вооружений. Низшей точки продажи российских вооружений, военной и специальной техники (ВВСТ) зарубежным странам достигли в 1994 году. По данным специалистов Центра анализа стратегий и технологий, в этом году экспорт вооружений составил только 1,7 млрд долл. В середине 1980–х годов эта сумма составляла около 20—25 млрд долл. в год. Постепенно объем экспорта ВВСТ стал неуклонно повышаться, и в настоящее время портфель экспортных заказов отечественной «оборонки» сохраняется на уровне 50 млрд долл. □ Диверсификаця – это конверсия но–новому □ ► Сегодня конверсию военной промышленности эксперты определяют как диверсификацию, которая проводится в целях выработки и реализации эффективных мер по использованию потенциала ОПК для выпуска высокотехнологичной продукции гражданского назначения, востребованной на внутреннем и внешнем рынках. Россия намерена продолжать наращивать присутствие на мировом рынке вооружений, военной и специальной техники, расширять географию поставок и перечень продукции, улучшать качественные характеристики оружия. По мнению специалистов, в настоящее время важно не повторить ошибок 90–х годов. ► Начатый сегодня процесс диверсификации — необходимая мера, направленная на повышение промышленного роста в стране и увеличение доли гражданской продукции, производимой ОПК. В одном из своих выступлений по данному поводу Владимир Путин подчеркнул, что «ни в коем случае нельзя допустить ситуации, когда подойдет определенный срок и будет снижаться объем гособоронзаказа, директора предприятий придут и скажут: «а что нам делать?» Необходимо думать и делать это уже сейчас, чтобы быть подготовленными». Президент также подчеркнул, «что увеличение выпуска высокотехнологичной продукции гражданского и двойного назначения, диверсификация производства — это задача всего российского ОПК». ► В свою очередь, вице–премьер Дмитрий Рогозин отмечает: «Целью диверсификации ОПК должно быть не перепрофилирование военной промышленности, а повышение ее устойчивости за счет диверсификации при безусловном поддержании технологий основного производства, кадрового потенциала, передового уровня науки в рамках своей базовой специализации». Предмет диверсификации ОПК — это, конечно, и профильные производства, которые связаны с основной деятельностью предприятий оборонно–промышленного комплекса, и непрофильная гражданская продукция, считает Рогозин. ► Конкретной номенклатурой высокотехнологичной перспективной продукции народно-хозяйственного назначения, производство которой в России либо отсутствует, либо ограничено по масштабам, либо должно быть организовано для импортозамещения, занимается Минпромторг, которому дано указание во исполнение перечня поручений президента России от 05 декабря 2016 года. Напомним, что более года назад Путин дал указание по обеспечению увеличения доли высокотехнологичной продукции гражданского и двойного назначения в общем объеме продукции, выпускаемой организациями ОПК. К 2020 году ее объем должен быть не менее 17%, к 2025–му — 30%, а к 2030 году — 50%. ► Перечень диверсифицируемых предприятий ОПК, масштаб и темпы перепрофилирования определяются Минобороны России и Федеральной службой по военно–техническому сотрудничеству. Присутствие России на мировом рынке ВВСТ и огромный экспортный потенциал многих оборонных предприятий не должны снижаться с вводом программы диверсификации. Актуальным становится формирование и реализация продуманной концепции развития оборонных мощностей, а также составление плана размещения производства конкретной высокотехнологичной народно-хозяйственной продукции на предприятиях ОПК взамен сокращаемой оборонной. Это наиболее сложный этап, подразумевающий согласование номенклатуры, темпов наращивания и объемов выпуска на конкретных мощностях. Здесь предприятия ОПК имеют право рассчитывать на получение финансовой помощи от государства в виде субсидий и льготных кредитов. За формирование такого плана диверсификации отвечает Минпромторг во взаимодействии с государственными корпорациями. Мероприятия по развертыванию производства гражданской продукции необходимо согласовывать с предприятиями ОПК с учетом высвобождаемых технологических линий, наличия кадров и возможностей. ► По словам главы Минпромторга Дениса Мантурова, диверсификация оборонного комплекса заложена как один из основных ориентиров во всех государственных программах. «Использование потенциала ОПК в производстве высокотехнологичной продукции гражданского и двойного назначения – это одна из ключевых задач развития промышленности», — считает Мантуров. Министр также пояснил, что одной из проблем при переходе на «гражданские рельсы» является нехватка инвестиционных средств. Предприятия ОПК получают основную часть финансирования по линии гособоронзаказа, поэтому попытка перехода на производство гражданской продукции сразу ставит вопрос целевого софинансирования. ► Для модернизации действующих, создания новых производств, обеспечения задач импортозамещения, а также для поддержки проектов по диверсификации был создан Фонд развития промышленности (ФРП). Программы ФРП позволяют российским предприятиям получать доступ к льготным займам, которые используются для запуска в производство продуктов отечественных разработок, а также передовых международных аналогов. ► Для решения вопросов софинансирования оборонных организаций Фонд утвердил новые программы — «Конверсия», которая дает возможность предприятиям оборонки получать льготные займы на производство высокотехнологичной продукции гражданского или двойного назначения, и «Комплектующие изделия», которая направлена на развитие производства комплектующих изделий, не имеющих отечественных аналогов. ► Сумма займа по программе «Конверсия» составляет 200—750 млн руб. сроком до 5 лет, при этом первые три года пользования займом ставка составит всего 1%, а потом стандартные для Фонда 5%. Общий бюджет проекта начинается от 400 млн руб., софинансирование ФРП составляет до 50% от бюджета проекта, также заемщик должен оплатить за счет собственных средств не менее 15% от суммы займа. ► Во второй программе ФРП «Комплектующие изделия» речь идет о производстве комплектующих, применяемых в составе промышленной и импортозамещающей продукции. Сумма займа по программе «Комплектующие изделия» составляет 50—500 млн руб. сроком до 5 лет, при этом первые три года пользования займом ставка составит 1%, а потом — стандартные для Фонда 5%. Реализация этой программы позволит повысить общий уровень локализации производства конечной продукции в России. ► Также Владимир Путин поручил сформировать специализированную коммерческую организацию, которая помогала бы предприятиям правильно оценивать рыночный потенциал той или иной продукции и иметь возможность выводить ее на рынок, и за счет этого наращивать долю гражданской продукции. Следуя этому указанию, Ростех и Внешэкономбанк создали совместное предприятие НПО «Конверсия», которое также согласуется с дорожной картой по диверсификации Минпромторга. ► НПО «Конверсия» является центром компетенций по аналитике, маркетингу, проектному управлению и консалтингу не только для Ростеха, но и для всех предприятий российской оборонки. ► Адаптация оборонных предприятий к рыночным условиям при реализации продукции гражданского назначения является одной из важнейших задач. В связи с этим ключевым направлением становится формирование рынков для гражданской продукции ОПК, содействие самим предприятиям в создании новых рыночных продуктов и, конечно, поиск и организация финансирования проектов по конверсии. НПО «Конверсия» заключило соглашение с Фондом развития промышленности о сотрудничестве. Их совместная деятельность будет направлена на поддержку и переориентацию предприятий ОПК, которые готовятся производить продукцию гражданского и двойного назначения. □ Приоритеты диверсификации □ ► Приоритетными отраслями в рамках диверсификации на ближайшие два–три года Минпромторг называет прежде всего нефтегазовое, энергетическое, транспортное и станкоинструментальное машиностроение, гражданское стрелковое оружие. Также важными направлениями выступают медтехника, общепромышленные приборы и оптико–электронные системы. Развитие получают светотехника, системы безопасности, оптические материалы. ► «Сейчас в основной пул Минпромторга входят уже более 170 проектов по диверсификации ОПК, запланированных к реализации в ближайшие четыре–пять лет. Только от Ростеха, Росатома и Роскосмоса мы получили более 110 конкретных проектных предложений, связанных с выпуском гражданской продукции», — сказал министр Денис Мантуров. ► Введение антироссийских санкций очень негативно сказывается на решении задач в рамках диверсификации, особенно относительно продвижения высокотехнологичной гражданской продукции на внешних рынках, часть которых теперь просто закрыта для нее. Конечно, это демонстрирует проявление недобросовестной конкуренции, а введение США нового пакета ограничительных мер в конце января — начале февраля текущего года может внести дополнительные трудности в развитие промышленного производства в нашей стране. ► Правительство России принимает меры по защите интересов оборонных предприятий, которые попали в санкционные списки. Все закупки Минобороны, ФСБ и СВР в ближайшие семь месяцев будут проводиться в закрытом режиме. Сведения о банковских гарантиях, предоставленных участниками закрытых конкурсов, публиковаться также не будут. Информация о контрактах, заключенных в результате таких конкурсов, будет вноситься в специальный реестр контрактов, содержащих сведения, отнесенные к гостайне, — этот реестр также не подлежит публикации. Еще одним постановлением правительство освободило госкомпании от обязанности публиковать в ряде случаев информацию о своих подрядчиках. По информации ТАСС, 8 января 2018 года создан оперативный штаб при коллегии Военно-промышленной комиссии для обеспечения устойчивого развития оборонно-промышленного комплекса в условиях прогнозируемого усиления антироссийских санкций. ► И все же несмотря на необходимость создания всех условий для диверсификации, безусловным приоритетом для страны остается совершенствование Вооруженных сил, их боевого потенциала, а также создание армии нового поколения. Ведь, как сказал глава государства, «вооруженные силы — основа независимости и безопасности России». □ ► Автор — Ирина Дмитриевна Дронина, эксперт–международник



полная версия страницы