Форум » Ракетно–космическая оборона России » Вопросы и проблемы ВКО и ВКС » Ответить

Вопросы и проблемы ВКО и ВКС

Admin: Тематические обзоры, статьи и публикации в периодической печати и сети ИнтернетВопросы и проблемы ВКО и ВКС

Ответов - 109, стр: 1 2 3 4 All

Admin: ■ АрмияПВО в четвертом поколении — часть IIПерспективное зенитное оружие может быть создано в сжатые сроки и с минимальными затратами Разработка и создание ПРО на ТВД с перехватом и неядерным поражением ВКС, ГЧ БРСМД, ГЗКР — процесс сложнейший и технически более рискованный, нежели развитие самих средств нападения. Он под силу только высокоразвитым государствам. □ ► Не случайно пионерами в создании средств ПРО на ТВД были США и СССР. □ Рывок в «зону Кармана» □ ► У нас за создание ПРО на ТВД отвечают ЗРС дальнего действия С–300В и ее новая модификация — С–300В4. Эта система изначально разрабатывалась для борьбы с баллистическими целями, в то время как ЗРС семейства С–300П и американский ЗРК «Пэтриот» создавались для поражения аэродинамических целей и имеют ограниченные возможности в стрельбе по баллистике. Боевое применение ЗРК «Пэтриот» на Ближнем Востоке даже против сравнительно устаревших моноблочных ОТБР типа «Скад» с дальностью старта 300—500 километров показало, что его эффективность — 0,22—0,36, а дальность перехвата всего 7—15 километров. ► ЗРС семейства С–300В в производстве и эксплуатации несколько дороже, чем семейство С–300П, но эффективная система ПРО на ТВД того стоит. Впрочем, дело не в стоимости. Нельзя было две принципиально разные системы обозначать практически одинаково — С–300. Разница в окончаниях для нынешних «эффективных менеджеров», особенно в юбках, занимающихся госзаказом, малосущественна. ► ЗРС С–300В4 обеспечивает как ПРО, так и ПВО на ТВД и во фронте, поражает все типы аэродинамических и стелс-целей до 380—400 километров. Борется с БР тактического, оперативно-тактического классов и средней дальности (ТБР, ОТБР и БРСД) при точке старта до 2500 километров и скорости полета головных частей до 4500 метров в секунду (т.е. гиперзвуковой, превышающей 12М, что крайне актуально сейчас и в ближайшей перспективе). С–300В4 может вести одновременный обстрел до 24 аэродинамических целей или в зависимости от класса — 4—8 БР. По возможностям и боевой эффективности она не имеет равных себе в мире среди средств ПРО/ПВО наземного базирования, уступая, пожалуй, только новейшей американской системе THAAD, развертываемой в настоящее время на территории США. ► Но борьба с ВКС, ГЗКР на больших высотах, в ближнем космосе и наращивание возможностей поражения головных частей БРСМД (существенное увеличение площадей, обороняемых от ударов этих ракет) требуют новых подходов к созданию ракет–перехватчиков. На высотах 34—36 километров (в так называемой зоне Кармана) заканчивается атмосферный слой Земли. Ракеты–перехватчики с аэродинамическим способом управления, успешно действующие в плотных слоях атмосферы, неспособны «работать» там. Требуется переход на газодинамическое управление ракетой, что сложно реализовать технически и технологически. Практически весь задел по имеющимся в мире ЗУР ориентирован на аэродинамические способы управления. □ □ ► Не случайно, что на сегодня только Россия и США (ЗУР 9М82МВ ЗРС С–300В4 наземного и SM–3 «Стандарт–3» ЗРС «Иджис» морского базирования соответственно) имеют гиперзвуковые ракеты–перехватчики с газодинамическим управлением. Но если американская, хотя и крупногабаритная ЗУР SM–3, обеспечивающая заатмосферный (сверхвысокий) перехват баллистических целей, выпускается серийно и уже начинает представлять угрозу нашим стратегическим ядерным силам, то ЗУР 9М82МВ заатмосферного перехвата после успешных конструкторско–заводских испытаний нашим МО «не замечена» и в состав ЗРС С–300В4 не введена. ► В США, понимая, что характеристики ЗРК «Пэтриот» невозможно довести до уровня гиперзвукового заатмосферного перехватчика, ограничили его модернизацию уровнем РАС–3. Функции ПРО на ТВД отдали ЗРС наземного базирования THAAD. Возможно, поэтому американцы в свое время и закупили у нас боевые средства системы С–300В, уж очень хотелось им позаимствовать наши технические решения при разработке собственной новейшей ЗРС. Использовать свой технической задел, скажем, из ЗРС морского базирования «Иджис» с ракетой–перехватчиком «Стандарт–3» не представилось возможным, так как эта крупногабаритная ракета на подвижных наземных средствах не размещается. В развернутом в Румынии наземном варианте ЗРС «Иджис Эшор» ракеты–перехватчики «Стандарт–3» размещены в шахтах, что исключает маневренность и приводит к высокой уязвимости системы. ► В отличие от США мы имеем необходимый научно–технический задел. Поэтому уже сейчас можно создать отвечающую современным требованиям и не имеющую равных в мире действительно единую (для ПВО ВКО и войск ПВО СВ) ЗРС ПРО–ПВО модульного построения на базе ЗРС дальнего действия С–300В4 и С–300ПМУ2 (в перспективе — С–400), которые, не конкурируя, дополняют друг друга, и ввести в состав этой системы ракету заатмосферного перехвата типа 9М82МВ. Это может существенно сократить сроки поставки перспективного зенитного оружия в ВС, резко снизить затраты на его создание и закупки, обеспечить конкурентоспособность наших средств ПВО–ПРО на мировом рынке. ► Что касается С–500, ее необходимо создавать как действительно перспективную систему нормальными, а не форсированными темпами, с противоракетой, близкой по характеристикам к американской «Стандарт–3» (блок–2, блок–3) ЗРС «Иджис», но мобильной и достаточно малогабаритной. В этой же системе разрабатывать современную ракету «длинной руки» с активной головкой самонаведения (памятуя при этом о неудачах и сложностях с созданием аналогичной ракеты для ЗРС С–400). Без нее поражение загоризонтных аэродинамических целей невозможно. □ Беспилотным «роям» – по мозгам □ ► Крайне важно найти высокоэффективные способы борьбы с БЛА малого и сверхмалого классов, оснащенными элементами «роевого» интеллекта, которые позволяют задействовать беспилотники «воздушными стаями» и как барражирующие боеприпасы. Сюда же примыкает борьба с воздушными носителями, применяющими дальнобойные противотанковые ракетные комплексы (ПТРК) против техники на поле боя, и с высокоточным оружием (ВТО), запускаемым из–за зон поражения, особенно с противорадиолокационными ракетами (ПРР), масштабно и эффективно применявшимися против ПВО во время агрессии в Югославии. ► За все отвечают ЗРК малой дальности семейства «Тор» и ЗПРК ближнего действия типа «Тунгуска». ► Серийные ЗРК четвертого поколения «Тор–М2» позволяют одновременно обстреливать и поражать до четырех целей. Комплекс борется практически со всеми типами пилотируемых СВН, но главная его особенность — высокоэффективное противодействие ВТО средней и малой дальности, в том числе ПРР. Это достигается за счет реализации в бортовой станции обнаружения целей (СОЦ) изодальностного режима обзора воздушного пространства, позволяющего обнаруживать ВТО на заданных расстояниях независимо от углов подхода к цели. Кроме того, в ЗРК «Тор–М2» автоматическое сопровождение обстреливаемых целей и высокоточное наведение ракет (ЗУР) на них с помощью единой фазированной антенной решетки станции наведения (СН). Также введены распознавание типов поражаемых целей и адаптация боевого снаряжения ЗУР перед стартом для обеспечения максимально эффективного поражения каждой из обстреливаемых целей. Это позволяет использовать сравнительно недорогую ракету, обеспечивающую поражение малогабаритного скоростного ВТО на дальностях 6—8 километров, а пилотируемых СВН —12—15 километров по принципу «одна ракета — одна цель». По интегральной оценке боевых характеристик и по критерию «эффективность-стоимость» у ЗРК «Тор–М2» нет аналогов в мире, он превосходит новейший ЗРК израильского производства «Железный купол», не говоря уже о французском «Кроталь–НЖ». ► Вместе с тем этих возможностей недостаточно для эффективной борьбы с БЛА малого и сверхмалого классов, оснащенных элементами ИИ и применяемых в виде «роев» и «воздушных стай». Борьба с «роями» малогабаритных БЛА по принципу «одна ракета — одна цель» даже при использовании недорогой ракеты ЗРК «Тор–М2» неоправданно затратна и малопроизводительна. Применение переносных ЗРК против БЛА малого и сверхмалого классов также невозможно, так как у них фактически отсутствует тепловое излучение. □ □ ► Однако учитывая значительную насыщенность БЛА БРЭО, в первую очередь радиоприемными устройствами и электронными сенсорами, возможно реализовать функциональное поражение БЛА (выводя из строя БРЭО) с помощью электромагнитного излучения (ЭМИ) — сверхмощного ультракороткого (наносекундного) электромагнитного импульса, о чем автор заявлял более 20 лет назад. Исследования подтверждают, что БРЭО летательных аппаратов, выполненное на современной твердотельной элементной базе, чрезвычайно остро реагирует на сверхмощное ЭМИ. Парадокс: чем современнее БРЭО, тем выше степень влияния на него ЭМИ. Этим и следует воспользоваться. ► В прессе уже промелькнула информация о том, что «российские «оборонщики» нашли управу на роевой интеллект. Речь идет о наземных генераторах ЭМИ (ГЭМИ). Демонстрационный образец такого генератора был создан МРТИ РАН еще в конце 90–х. Но организация борьбы с БЛА с помощью наземных генераторов ЭМИ сопряжена с решением определенных крайне сложных проблем, связанных с тем, что наземные ГЭМИ, функционально поражая БРЭО основных целей — БЛА, через боковые лепестки антенной системы способны вывести из строя радиоэлектронику своих же, рядом стоящих боевых средств. Возникает проблема электромагнитной совместимости своих же радиоэлектронных средств (РЭС), решить которую, особенно в условиях современных военных конфликтов, достаточно сложно. ► В этой связи перспективным способом поражения БРЭО малого и сверхмалого классов БЛА, особенно в виде «роев», следует считать применение взрывомагнитных генераторов (ВМГ), которыми вместо классической боевой части необходимо оснащать ЗУР. ВМГ прямо преобразовывает энергию взрыва смесевого заряда в энергию электромагнитного импульса с помощью специального встроенного СВЧ–генератора. При массе ВМГ до 12—15 килограммов, что приемлемо для ЗУР, применяемой в ЗРК «Тор», излучаемой СВЧ–боеприпасом энергии достаточно для функционального поражения бортовой электроники «роя» БЛА в радиусе 100—150 метров и более от точки подрыва, то есть реализовать принцип «одна ракета — N целей «рой». Это и есть асимметричный ответ на интеллектуализацию БЛА малого и сверхмалого классов и использование их в виде самонастраивающихся «стай». Применение в составе ЗРК «Тор–М2» ЗУР с ВМГ не требует дополнительного решения задач электромагнитной совместимости своих РЭС, формирования каких-то дополнительных подразделений для боевого применения наземных ЭМИ и может быть реализовано в кратчайшие сроки при минимальных затратах. Введение в состав ЗРК «Тор–М2» второго типа ЗУР приемлемо, такая ситуация уже применялась и применяется в других системах и комплексах, а наличие в составе РЭС ЗРК «Тор–М2» режима распознавания типов целей позволит расчету использовать необходимый тип ракеты для максимально эффективного их поражения. □ «Тунгуска» танк бережет □ ► Защита бронетанковой техники (БТТ) на поле боя от ударов ПТРК, размещаемых в первую очередь на вертолетах огневой поддержки (ВОП), в системе вооружения ПВО СВ – прерогатива ЗПРК ближнего действия типа «Тунгуска». Основными целями для него в то время были ВОП «Хью–Кобра» с ПТРК «Тоу» и «Апач» с ПТРК средней дальности «Хеллфайр», способным поражать цели с 6—8 километров. «Тунгуска» должна была поражать указанные цели на дальностях до 10 километров, то есть до применения ими бортового оружия, что было крайне важно. По максимальной дальности поражаемых целей «Тунгуска» была отнесена к ЗС ближнего действия. ► Пушечный канал комплекса на базе пушек ГШ («Грязев–Шипунов») действительно удалось создать как высокоэффективное средство, до сих пор не имеющее аналогов в мире. Достаточно сказать, что в калибре 30 миллиметров эти пушки (два спаренных двуствольных автомата) имели скорострельность более 4500 выстрелов в минуту и обеспечивали вероятность поражения целей на уровне 0,35—0,42. Это в разы выше, чем, к примеру, у батареи из шести орудий зенитного артиллерийского комплекса «Бофорс» (калибр 40 мм) и американо–канадской установки «Адатс». ► В ракетном канале ЗПРК «Тунгуска» для надежного поражения ВОП на максимальных дальностях предпринят ряд специальных мер. Для исключения зависимости максимальной дальности поражения ВОП от его тепловой заметности отказались от применения в ЗУР тепловой головки самонаведения и реализовали наведение ракеты на цель по радиокоманде. Уменьшение величины промаха при стрельбе на максимальную дальность, присущего командному способу наведения, достигли за счет оптического способа визирования и сопровождения цели. Радиолокационное сопровождение цели с использованием РЛС, работающей в см–диапазоне и применяемой в пушечном канале, на таких дальностях приводило к значительным ошибкам, а приемлемых оптико-электронных помехозащищенных систем в то время не было. ► В результате ракетный канал комплекса оказался невсепогодным и невсесуточным (правда, и ВОП «Апач» в то время не был всесуточным). Но самое главное — в ракетном канале не обеспечивалось автоматическое сопровождение цели. При модернизации комплекса («Тунгуска–М, –М1») только несколько упростили процесс сопровождения цели при стрельбе ракетным каналом, автосопровождение обстреливаемой цели реализовано так и не было. ► В связи с этим поражение даже зависшего вертолета в дневных условиях требует чрезвычайно высоких профессиональных навыков оператора и снижает реальную боевую эффективность комплекса на поле боя. По обобщенным результатам ряда учений суммарная боевая эффективность подразделений, вооруженных установками «Тунгуска» и «Тунгуска–М, –М1» составляет лишь 0,4—0,42, тогда как подразделений и частей ПВО, вооруженных другими типами комплексов и систем, — 0,9—0,93. ► Сейчас на вооружение ряда армий поступил уже всепогодный ВОП «Апач–Лонгбоу» с ПТУР «Хеллфайр» такой же модификации. Ситуация усугубляется еще и тем, что в арсенале средств борьбы с БТТ на поле боя стали появляться дальнобойные ПТРК, размещаемые на воздушных носителях. Так, на вооружение американских ВВС в 2016 году приняли ПТРК четвертого поколения JAGM, максимальная дальность стрельбы которого — 16 километров при размещении ПТРК на борту ВОП и более 20 километров с самолетов тактической авиации. Подобными дальнобойными ПТРК занимаются и другие государства (Израиль — родоначальник этого класса вооружения, Германия, Франция, Италия и т.д.). ► Понятно, что без модернизации ракетного канала ЗПРК типа «Тунгуска» противостоять всепогодным ВОП и тем более носителям дальнобойных средств борьбы с БТТ не может, приоритеты утрачены. А ведь на вооружение нашей армии в ближайшей перспективе должна поступить дорогостоящая БТТ на базе унифицированной платформы «Армата», требующая надежного прикрытия от ударов современных ПТРК на воздушных носителях. ► Для скорейшего решения этой проблемы необходимо коренным образом модернизировать ракетный канал ЗПРК «Тунгуска–М1» и максимально использовать серийно освоенный технический и технологический «панциревский» задел. В первую очередь речь об использовании в ЗПРК «Тунгуска–М2» (так условно назовем модернизированный ЗПРК) всесуточных и всепогодных современных ОЭС обнаружения и автоматического сопровождения воздушных целей стрельбовым ракетным каналом на требуемых дальностях, используемых в составе ЗРПК «Панцирь–С1». Кроме того, в состав ЗПРК «Тунгуска–М2» необходимо ввести ракету ЗРПК «Панцирь–С1» как второй тип ЗУР. Эта ракета более энерговооруженная, чем штатная, и позволяет поражать воздушные цели типа ВОП или самолет армейской авиации на дальности 20 километров и более, то есть может использоваться для поражения носителей дальнобойных ПТРК. ► Вводимую «дальнобойную» ЗУР целесообразно оснастить инфракрасной головкой самонаведения (ИК ГСН). На начальном и среднем участках полета эта ракета наводится на цель командным способом, ГСН включается лишь на конечном этапе и позволяет парировать ошибки наведения на больших дальностях, особенно при возможном использовании для автосопровождения обстреливаемых ракетным каналом целей, кроме ОЭС радиолокационных средств комплекса. ИК ГСН даст также гарантированное поражение носителей дальнобойных ПТРК на максимальных дальностях и создаст некоторый технический задел на перспективу. Применение в «дальнобойной» ЗУР ИК ГСН (возможно, в будущем — многоспектральной ГСН), конечно же, несколько повышает ее стоимость и отчасти противоречит концепции КБП, которое считает, что «мозги» должны оставаться в боевой машине, а не «улетать» с каждой ракетой, но в нашем случае игра стоит свеч. ► В ЗПРК «Тунгуска–М2» при стрельбе и «дальнобойной», и штатной ЗУР в ближайшей перспективе возможно реализовать лишь принцип «одна ракета — одна цель». Но по мере отработки техники и технологии создания малогабаритных ВМГ вероятна их установка на штатную ЗУР «Тунгуски», реализация принципа «одна ракета — N целей» и привлечение тем самым в перспективе ЗПРК «Тунгуска–М2» к борьбе с «роями» БЛА с искусственным интеллектом. □ Переоценим роли «малышей» □ ► Роль и место средств ПВО малой дальности и ближнего действия (МД и БД) требуют переосмысления и уточнения. С расширением классов поражаемых целей, форм и способов боевого применения их целесообразно классифицировать не по дальности действия, а по решаемым задачам и приоритетным типам поражаемых целей. ► Главная задача ЗРК «Тор–М2» — прикрытие войск и войсковых объектов, в том числе средств ПВО дальнего действия и средней дальности войск ПВО СВ и ПВО ВКС от ударов ВТО, БЛА малого и сверхмалого классов и «роев» БЛА с элементами ИИ. Приоритетные типы поражаемых целей: ВТО в полете, в том числе противорадиолокационные ракеты, БЛА с интеллектом «роевого» эффекта, крылатые ракеты на предельно малых высотах полета, самолеты–носители ВТО малой дальности. ► ЗПРК типа «Тунгуска» прикрывает БТТ на поле боя от ударов с воздуха ПТРК средней дальности и дальнего действия. Приоритеты для поражения — воздушные носители ПТРК средней дальности и дальнего действия до пуска ими ПТУР, крылатые ракеты на предельно малых высотах полета, наземные цели в зоне действия пушечного вооружения. ► Средства ПВО типа ЗРК «Тор–М2» и ЗПРК типа «Тунгуска» целесообразно именовать «средства ПВО МД–БД или средства ПВО дивизионно–полкового звена», не разделяя, что уточнит их роль и место в вооруженной борьбе, повысит значимость при решении конкретных задач и исключит ненужную конкуренцию, особенно между ЗРК «Тор–М2» и ЗРПК «Панцирь–С1». ► Современное развитие СВКН и их роль в вооруженных конфликтах соответственно повысили роль и подняли значимость современной системы ПРО–ПВО. Так, не совершенствовавшаяся на протяжении лет ПВО Югославии, построенная по классическим принципам, оказалась беспомощной в борьбе с массированным применением КР и была полностью выведена из строя авиационным эшелоном подавления систем ПВО и средствами РЭБ. Почти каждый источник радиоизлучения, как правило, уничтожался противорадиолокационными ракетами, масштаб применения которых приобрел ранее невиданный размах. Так было и во многих других странах (Ирак, Ливия и др.) ► Один из наших ученых–экономистов отметил: «…необходимо помнить, что расходы на оборону всегда значительно меньше расходов на компенсацию ущерба стране, который она несет в мировой экономике из–за слабости ее вооруженных сил, неспособных служить гарантом защиты ее жизненно важных национальных интересов…». С этим трудно не согласиться. □ Александр Лузан, доктор технических наук, лауреат Государственной премии РФ, генерал–лейтенант □ Опубликовано в выпуске № 7 (671) за 22 февраля 2017 года

Admin: ■ 14–03–2017ВКС России: к высотам совершенстваНа Воздушно–космические войска возложены особые задачи ■ Фото Олега Грозного □ ► О перспективах развития, направлениях и особенностях подготовки лётного состава, расчётов подразделений противовоздушной обороны и космических войск в 2017 году, а также планах поставки новой военной техники рассказал «Красной звезде» главнокомандующий ВКС генерал–полковник Виктор Бондарев. □ □ Визитная карточка Виктор Николаевич Бондарев родился 07 декабря 1959 г. в селе Ново–Богородицкое Петропавловского района Воронежской области. Окончил Борисоглебское высшее военное училище лётчиков (1981), Военно-воздушную академию им. Ю.А. Гагарина (1992), Военную академию Генерального штаба Вооружённых Сил РФ (2004). Прошёл все ступени должностной лестницы от лётчика–инструктора до командующего армией ВВС и ПВО, заместителя главнокомандующего Военно–воздушными силами. С 01 августа 2015 г. — главком Воздушно–космических сил. Заслуженный военный лётчик, лётчик–снайпер. За мужество и героизм, проявленные при исполнении воинского долга в ходе контртеррористической операции на Северном Кавказе, присвоено звание Героя Российской Федерации. □ — Виктор Николаевич, какие вопросы боевой и военно-профессиональной подготовки специалистов Воздушно–космических сил — приоритетные в 2017 учебном году? — Во многом, как и прежде, главным для нас остаётся решение задач, поставленных перед ВКС Верховным Главнокомандующим Вооружёнными Силами РФ и министром обороны России. Это в первую очередь повышение уровня профессионально–должностной подготовки руководящего состава органов военного управления, командиров соединений и всего офицерского состава ВКС, а также совершенствование их навыков на практике. Важным аспектом нашей деятельности также остаётся обеспечение психологической устойчивости военнослужащих в различных условиях обстановки и с учётом современного отечественного и зарубежного опыта ведения боевых действий. Боевая подготовка в Воздушно-космических силах проводится с учётом поставок в войска современных образцов вооружения и военной техники, развития системы управления, разведки и РЭБ, а также опыта боевого применения, полученного в ходе специальной операции в Сирийской Арабской Республике и направлена на повышение боеспособности войск, готовых выполнить боевые (учебно–боевые) задачи в любых условиях обстановки. □ — Расскажите, пожалуйста, об этом подробнее. — Наша кропотливая работа на протяжении нескольких лет уже даёт свои результаты. В Воздушно–космических силах мы по–прежнему продолжаем наращивать усилия в области межвидового (межродового) взаимодействия. Для этого многое проверяется на практике, так сказать, в ходе различных учений, сборов, научно–практических конференций, которые организуются с привлечением сил и средств всестороннего обеспечения. Это касается органов военного управления (органов управления, штабов) объединений (соединений, воинских частей и подразделений), навыки и методы работы которых регулярно подвергаются слаживанию и совершенствованию в целях эффективного управления подчинёнными войсками в различных условиях обстановки. Так, в настоящее время разработаны современные учебные программы, которые претворяются в жизнь для повышения профессиональных знаний сержантского состава, развития у них командирских качеств и методических навыков в организации и проведении занятий по боевой подготовке, своевременному освоению поступающих образцов вооружения, военной и специальной техники, повышении роли младших командиров в обучении и воинском воспитании подчинённого личного состава. □ — А за счёт чего проходит обучение в Военно–воздушных силах и вузах ВВС? Какие меры предпринимаются в этом направлении? — Всё это вряд ли было бы возможным без развития и совершенствования учебно-материальной базы объединений, соединений (воинских частей), высших военных учебных заведений и учебных центров. Оснащение их военно–учебным имуществом не прекращается. При этом подготовка лётного состава частей оперативно–тактической авиации Военно–воздушных сил в 2017 году проходит на фоне массового поступления новой авиационной техники в части, продолжения выполнения специальных задач Воздушно–космических сил в Сирийской Арабской Республике, участия авиационных частей во внезапных проверках по плану министра обороны Российской Федерации и главнокомандующего Воздушно–космическими силами, подготовке к участию экипажей в конкурсе по воздушной выучке «Авиадартс–2017» и в международном его этапе на территории Китайской Народной Республики. Поступающая на вооружение новая многофункциональная авиационная техника обладает широкими манёвренными характеристиками и номенклатурой применяемого управляемого и неуправляемого вооружения для боевого применения по воздушным, наземным (морским) целям в любых метеорологических условиях дня и ночи, в том числе и в сложной помеховой обстановке, а модернизация уже существующих образцов системой СВП–24 позволила значительно улучшить точностные характеристики бортовых комплексов при применении неуправляемых авиационных средств поражения. В то же время большой запас топлива и возможность на современных самолётах выполнять дозаправку в воздухе значительно расширили тактический радиус и район применения боевой авиации, а внедряемая система автоматизированного целеуказания с применением комплекса разведки, управления и связи КРУС «Стрелец» с использованием информации с разведывательных комплексов беспилотных летательных аппаратов, активно работающих в Сирийской Арабской Республике, позволила значительно повысить эффективность ударных функций новых авиационных комплексов. □ — Поставки вооружения и военной техники, в том числе авиационной, в ВКС стали более ритмичными. Сколько и каких образцов ВВТ стоит ожидать ВКС в этом году? — Всего в этом году ВВС получат около 130 единиц авиационной техники. Командование ПВО–ПРО — около 200 единиц вооружения, военной и специальной техники. В космические войска поступят более 50 единиц вооружения, военной и специальной техники, в том числе один космический аппарат, один оптико–электронный комплекс системы контроля космического пространства, пятнадцать станций космической связи, пять наземных автоматизированных комплексов управления космическими аппаратами, а также две ракеты–носителя. Модернизация уже существующих образцов системой СВП–24 позволила значительно улучшить точностные характеристики бортовых комплексов □ □ — Каким образом и насколько эффективно осуществляется подготовка лётного состава оперативно–тактической авиации? Как вы оцениваете средний уровень натренированности авиационных экипажей родов авиации? — Если объективно оценивать уровень подготовки экипажей, то, на мой взгляд, сегодня он значительно вырос по сравнению с тем, что был, предположим, пять–семь лет назад. Подготовка лётного состава на земле проходит с использованием учебно–тренировочных комплексов современных самолётов. Для отработки техники пилотирования, действий в особых (аварийных) ситуациях на различных этапах полёта, боевого применения, в том числе с применением авиационных средств поражения, обеспечивается эффективное (в полном объёме) использование авиационного комплекса в воздухе. □ — Есть ли какие–то особенности в обучении экипажей? — Да. Исходя из возможностей самолётов и поставленных на 2017 год задач существуют определённые моменты, на которые мы обращаем больше внимания. Особенность подготовки лётного состава Дальней и оперативно–тактической авиации — освоение новых сложных видов лётной подготовки (дозаправка топливом в воздухе, сверхманёвренность), боевое применение комплекса вооружения с использованием новых видов оружия и средств РЭБ для действий на новых операционных направлениях во взаимодействии с другими видами и родами войск Вооружённых Сил РФ. Кроме того, это и отработка действий экипажей в группах тактического назначения при преодолении ПВО, отражении массированного авиационного (ракетно–авиационного) удара и нанесении огневого поражения противнику. Добавлю, что подготовка лётного состава в центрах боевого применения направлена на разработку новых тактических приёмов и способов применения родов авиации, эффективного использования авиационных комплексов по воздушным и наземным (морским) целям, выработку предложений по перспективным методам обучения авиационного персонала. □ — Каким будет участие армейской авиации в планах подготовки ВКС в 2017 году? — Армейскую авиацию планируется привлечь к участию и обеспечению более чем в 100 различного вида учениях, в том числе в совместных международных. Основное внимание при подготовке лётного состава армейской авиации в 2017 году будет уделено отработке задач во взаимодействии с Сухопутными войсками и подразделениями специального назначения в сложных метеоусловиях и ночью с применением приборов и очков ночного видения как в равнинной, так и в горной местности, а также над водной поверхностью и в Арктическом регионе. Принимая во внимание, что армейская авиация принимает участие преимущественно в сложных видах подготовки (помимо названных, это полёты на групповую слётанность, с грузом на внешней подвеске, с водосливным устройством, на атаки воздушных целей) и учитывая тот факт, что с 2017 года начнётся более полный выпуск молодых лейтенантов из филиала Военного учебно–научного центра ВВС «ВВА» (г. Сызрань) в интересах Министерства обороны РФ, особое внимание в этом учебном году будет уделено подготовке инструкторского состава в частях армейской авиации. Особенностью подготовки армейской авиации станет продолжающееся перевооружение вертолётных полков и авиационных баз на новую авиационную технику (в 2017 году спланировано получение вертолётов Ми–28Н, Ка–52, Ми–35М, Ми–8МТВ–5–1, Ми–8АМТШ, Ми–8АМТШ–ВА, Ми–26Т, Ансат–У и впервые Ми–28УБ), формирование новых вертолётных полков, переучивание большого количества авиационного персонала на поступающую в войска авиационную технику в 344–м центре боевого применения и переучивания лётного состава (авиационного персонала армейской авиации). В этом году личный состав армейской авиации привлекается также к участию в воздушной части парада Победы, АрМИ–2017, выполнению задач в Сирии и поручений коллегии Министерства обороны Российской Федерации по подготовке лётного состава, ежедневному обеспечению мероприятий других видов и родов Вооружённых Сил Россйской Федерации, при этом командирам всех степеней в этом году необходимо быть готовыми применить все свои организаторские способности, проявить гибкость мышления с целью принятия своевременных согласованных решений для качественного выполнения всех поставленных задач без ущерба планам боевой подготовки. □ — Каковы намеченные планы по выполнению годового налёта в дальней и военно–транспортной авиации? — Полагаю, интенсивность полётов останется высокой. Дальняя и военно–транспортная авиация примут участие в учениях стратегического, оперативного и тактического уровней, в проверках боевой готовности, выполнении задач по плану стратегического сдерживания, а также участие в операции по уничтожению незаконных вооружённых формирований. Всё это потребует от лётного состава этих объединений максимальной концентрации усилий, высокого профессионализма и выучки. Кроме того, будет продолжаться переучивание лётного состава на новые модификации авиатехники. Большое внимание будет уделено безаварийности лётной работы, а также подготовке молодого лётного состава и качественному освоению новой и модернизированной авиационной техники. □ — Перейдём к войскам противовоздушной и противоракетной обороны. Виктор Николаевич, что запланировано провести в частях и соединениях ПВО, ПРО с точки зрения боевой подготовки? — Система ПВО имеет насыщенную программу обучения в текущем году. Они будут участвовать в стратегическом командно–штабном учении Вооружённых Сил РФ «Запад–2017», в проведении конкурсов по полевой выучке среди боевых расчётов радиотехнических войск «Воздушные рубежи – 2017» и зенитных ракетных войск «Ключи от неба – 2017» с участием боевых расчётов иностранных государств. Примут участие в учении с боевой стрельбой по созданию мобильной группировки ПВО для решения специальных задач в ходе воздушно–огневой конференции. □ — Что вы можете сказать об особенностях подготовки расчётов подразделений противовоздушной обороны? — Боевые расчёты дежурных по ПВО сил выполнят ряд задач по обеспечению безопасности проведения международных и государственных мероприятий с участием руководящих лиц Российской Федерации. В зенитных ракетных войсках и радиотехнических войсках Воздушно–космических сил в 2017 учебном году спланировано к проведению на полигонах Воздушно–космических сил более 200 учений с воинскими частями и подразделениями, из них более 100 — с выводом на полигоны и в центры боевого применения. □ — А в частях противоракетной обороны? — В частях ПРО спланированы натурные испытания с пуском противоракеты; более десяти совместных тренировок действий расчётов противоракетных комплексов, по подготовке противоракет к боевому применению; мероприятия по обнаружению и сопровождению пусков отечественных ракет–носителей, а также по проводке космических аппаратов. Итоговым результатом подготовки сил и средств противовоздушной и противоракетной обороны к выполнению задач по предназначению, помимо СКШУ «Запад–2017», спланировано участие в совместном международном учении с боевой стрельбой «Боевое содружество – 2017» и международном этапе конкурса по полевой выучке среди боевых расчётов зенитных ракетных войск «Ключи от неба – 2017». □ — Читателям наверняка будет интересно, где осуществляется обучение специалистов этого профиля? — Подготовка специалистов войск ПВО–ПРО проводится в Военной академии воздушно–космической обороны имени Маршала Советского Союза Г.К. Жукова (г. Тверь) и её структурных подразделениях: учебном центре зенитных ракетных войск (г. Гатчина) и Центре подготовки специалистов (расчётов радиотехнических войск, г. Владимир), а также в Ярославском высшем военном училище ПВО. В 2017 году на базе учебного центра в Гатчине для зенитных ракетных войск планируется подготовить более 550 специалистов. Кроме того, по программе предстрельбовой подготовки пройдут обучение более 80 человек из состава боевых расчётов зенитных ракетных полков. На базе учебного центра подготовки младших специалистов Ярославского высшего военного училища противовоздушной обороны для зенитных ракетных полков объединений ВВС и ПВО, ПВО–ПРО будет подготовлено около 800 человек. В свою очередь в центре подготовки специалистов (расчётов радиотехнических войск, г. Владимир), Военной академии воздушно–космической обороны в Твери спланировано обучение по программам дополнительного профессионального образования. Для этого существуют группы повышения квалификации и профессиональной переподготовки, где пройдут обучение всего свыше 400 офицеров. А в группе подготовки младших специалистов будут учиться более 300 военнослужащих. Кроме того, в Центре подготовки специалистов радиотехнических войск во Владимире спланирован целевое обучение боевых расчётов командных пунктов радиотехнических полков и радиотехнических батальонов, пунктов управления радиолокационных рот перед выходом на полигоны. □ — Что интересного происходит и чем живут космические войска ВКС России? — Командиры всех уровней космических войск уделяют большое внимание совершенствованию профессиональной подготовки номеров боевых расчётов и повышению их личной выучки для выполнения специальных обязанностей при решении задач боевого дежурства. В этом контексте, разумеется, актуально слаживание боевых расчётов, подразделений и воинских частей в ходе выполнения мероприятий боевой подготовки, освоение новых образцов ВВСТ, поступающей на вооружение космических войск. Мы не останавливаемся на пути совершенствования работы в главных центрах и воинских частях. Как раз там осуществляется практический анализ способов обнаружения ракетного нападения противника, ведётся разведка в целях своевременного обнаружения пусков баллистических ракет, траекторий их полёта на стратегических воздушно–космических направлениях, а также пресечение выдачи ложной информации предупреждения о ракетном нападении (помеховом воздействии) на оповещаемые пункты управления, ведение разведки космической обстановки и своевременное прогнозирование возможных опасностей (нештатных ситуаций) с отечественными космическими аппаратами в околоземном космическом пространстве. В кругу задач космических войск и обеспечение устойчивого управления орбитальной группировкой космических аппаратов, безусловное выполнение графика запусков космических аппаратов военного назначения, плана проведения пусков межконтинентальных баллистических ракет; □ — Коснётся ли космических войск график проведения учений в Вооружённых Силах и, если да, то в какой мере? — В 2017 учебном году спланировано участие космических войск во всех мероприятиях, проводимых под руководством министра обороны РФ и его заместителей. Нет сомнений, что космические войска будут привлечены к тренировке по управлению Вооружёнными Силами РФ задействованы , в стратегическом командно–штабном учении «Запад–2017», в стратегической командно–штабной тренировке по управлению Вооружёнными Силами РФ. С целью подготовки органов управлений космических сил различного уровня запланировано проведение более 100 штабных тренировок. Под руководством командиров соединений космических войск пройдут 40 тактических учений с подчинёнными воинскими частями. Все задачи оперативной и боевой подготовки носят совместный характер, по замыслам и срокам проведения связаны с контрольными учениями других видов и родов войск Вооружённых Сил, а именно: космические войска совместно с другими видами и родами Вооружённых Сил РФ потренируются в обнаружении баллистических ракет с помощью сил и средств армии Воздушно–космических сил (особого назначения) в ходе демонстративных пусков межконтинентальных баллистических ракет Ракетных войск стратегического назначения. В целях наращивания орбитальной группировки космических аппаратов спланировано 15 пусков ракет–носителей космического назначения с выводом на орбиту более 20 космических аппаратов. Встанут на боевое дежурство три радиолокационные станции высокой заводской готовности системы предупреждения о ракетном нападении. □ ► Автор — Александр Пинчук

Admin: Рациональное звеноСозданные полвека назад войска РКО до сих пор не имеют полноценного командования Некогда единая система ракетно–космической обороны находится под угрозой окончательного разрушения ее оперативной и организационной структуры, а также забвения истинного содержания термина «РКО» вследствие его интерпретации как «разведка космической обстановки». Анализ последней военно–научной конференции в Тверской ВА ВКО подтверждает, что актуальность проблемы только возрастает. □ ► Статус командования Войск ВКО не соответствует уровню, объему и важности задач воздушно–космической обороны. Это совсем не новость. Когда на основе ВВС и Войск ВКО был образован новый вид Вооруженных Сил — ВКС РФ, предполагалось, что основная оперативно–стратегическая проблема организации совместных действий против любого воздушно–космического противника будет полностью решена. Попытаемся оценить полученный на данный момент результат. ► С созданием ВКС вопрос о заниженном статусе командования Войск ВКО решили оригинально — его ликвидировали. А все обеспечивающие и специальные средства космического базирования вместе с наземной инфраструктурой радиолокационного обеспечения (РЛО) ракетно–космической обороны (РКО) вырвали из единой системы управления совместными стратегическими операциями ударных и оборонительных сил ВКС, объединив в Службу обеспечения боевых действий с искусственным повышением ее статуса до уровня командования Космических войск в нарушение всех законов военного искусства. ► Оперативно–стратегические задачи организации совместных стратегических действий Вооруженных Сил по обороне от ударов СВКН и само понятие «ВКО» возникли как объективная реальность не сегодня, а еще в 1950 году в связи с появлением в мире ракетно–ядерного оружия и с созданием у нас Третьего Главного управления (ТГУ) Совета министров СССР под руководством Лаврентия Берии. К ТГУ были тогда прикомандированы наиболее опытные офицеры 4–го НИИ с целью курирования и решения всех военных и научно–технических проблем, связанных с созданием первой в мире высокоэффективной системы обороны Москвы от воздушного (С–25 «Беркут») и ракетного (А–35) нападения. Там были известные офицеры и генералы, такие как Герой Советского Союза Сергей Ниловский, возглавивший впоследствии 2–й ЦНИИ МО. Но были и другие, неизвестные широкой общественности при жизни и, к сожалению, почти забытые всеми после их гибели или смерти. Один из таких — прославившийся в битве под Москвой и глубоко засекреченный после Великой Отечественной генерал–лейтенант Иван Барышполец, первый командующий Войсками ПРО Московского округа ПВО, непосредственный участник и руководитель всей практической и теоретической деятельности, связанной с военным строительством первой в мире единой системы ракетных комплексов воздушно-космической обороны Москвы, а также с созданием и развитием теории совместного применения различных родов Войск ВКО во взаимодействии с ударными силами и средствами нашей дальней авиации и РВСН. □ □ ► По воспоминаниям ветеранов, Иван Ефимович, курируя от ТГУ Совмина СССР создание сначала системы ПВО (С–25), а потом ПРО (А–35) столицы, рассматривал их с самого начала как два компонента единой системы обороны от воздушного и ракетно–космического нападения. Именно этот военный замысел он неоднократно докладывал П.Ф. Батицкому и как командующему войсками Московского округа ПВО, и как главкому. Автор научно–технической разработки системы ПРО (А–35) Григорий Кисунько до этого не менее активно участвовал в создании С–25 вместе с другими незаслуженно забытыми сегодня военными учеными. ► На старой фотографии, сделанной 22 июня 1977 года, — встреча особо засекреченных в свое время основателей современной системы ВКО страны с одним из первых безвременно ушедших из жизни ее родоначальников — ветераном Великой Отечественной войны Иваном Барышпольцем в день его рождения — теперь уже у его могилы. Все они: и сам Иван Ефимович, и пришедшие тогда на кладбище сослуживцы, и другие ветераны Великой Отечественной войны – участники создания первой системы ВКО Москвы, включая отсутствующих на общей фотографии по известной уважительной причине родоначальников разработки в нашей стране ракетных средств вооружения и военной техники ВКО Павла Куксенко и Серго Берия, заслуживают светлой памяти благодарных потомков. ► Сегодня наша главная цель — не только восстановить память о необоснованно забытых родоначальниках и основоположниках системы ВКО страны, но и изучить их наработки с максимальным использованием всего положительного для совершенствования современной системы обеспечения военной безопасности в воздушно-космической сфере и совместных стратегических действий против любого воздушно–космического противника. Это полезно еще и потому, что опыт строительства объектов, создания систем и группировок Войск ПВО и ПРО Москвы, организации их совместного применения во взаимодействии с ударными силами ДА и РВСН приобретает особую актуальность в связи с созданием главного командования Воздушно–космических сил (ВКС). Накопленные знания надо учитывать при разработке теоретических основ действий всех военных и специальных сил России в воздушно–космической сфере при необходимом для эффективного руководства наращивании возможностей главкомата ВКС до уровня стратегического главного воздушно–космического командования на своем глобальном ТВД. Также важно уяснить целесообразную структуру этого органа и уточнить его роль по отношению к Национальному центру управления обороной государства (НЦУОГ) в мирное и военное время. Соответственно должны выстраиваться главные и центральные управления и службы ВКС, определяться общий облик этого нового, объединенного вида ВС и потребный количественный состав ударных, оборонительных, обеспечивающих и специальных сил и средств. ► Особенно важен такой опыт для создания целесообразной группировки оперативного командования оборонительных сил ВКС (сил ВКО), основу которых составляют противосамолетные и противоракетные разведывательно-огневые комплексы (РОК), а также их построения в строгом соответствии с законами военной науки для борьбы против любого воздушно–космического противника. ► С учетом значения РЛО для ведения разведки воздушно–космического пространства и управления зенитным ракетным и противоракетным огнем этот вид включается в состав РОКа конструктивно либо посредством единой автоматизированной СУО. ► Известно также, что для осуществления других видов обеспечения борьбы в воздушно–космической сфере, таких как связь, навигация, РЭБ, картография, метеорология, ЗОМП, в интересах боевых действий ВКС в целом специально выделяются определенные силы и средства различного базирования из состава соответствующих родов войск центрального подчинения и специальных служб, включая соответствующе оборудованные КА военного назначения. ► Проблема правильного сочетания вопросов ведения боевых действий сил ПВО–ПРО и их всестороннего обеспечения, в том числе РЛО, возникла с самого начала, еще при создании единой системы ВКО Москвы (С–25 и А–35). Анализ оргмероприятий, проведенных за последние три года, показывает, что должное взаимодействие структур ВКО до сих пор не налажено. Более того, по мере развития во всем мире средств и способов ведения военных действий проблема только продолжает нарастать, будучи связанной с рациональным распределением оперативных и административных функций руководства и управления процессами строительства и совместного применения ударных, оборонительных, обеспечивающих и специальных сил и средств группировок ВС, других войск, воинских формирований и органов специальных служб различного масштаба. ► Решением этой основной проблемы, которая лежит в основе рациональной организации процессов создания ВВСТ, а также планирования стратегических действий по обеспечению военной безопасности России в воздушно–космической сфере, всегда активно занимались военно–научные и оперативные органы Генерального штаба. До перестройки регулярно проводились конференции, семинары, исследовательские учения и командно–штабные тренировки, на которых обсуждались различные варианты решения проблемы. Один из них был еще в 1996 году признан наиболее рациональным. За последние три года он претерпел незначительные уточнения и изменения, но, к сожалению, так и остается до сих пор чисто теоретическим результатом. Дело в том, что основная идея этого варианта, заключающаяся в рациональном распределении (разделении и сочетании) оперативных и административных функций руководства и управления процессами строительства и совместного применения ударных, оборонительных, обеспечивающих и специальных сил и средств ВКС, до сих пор принимается у нас не всеми, реализуется нерешительно, в основном частично и чаще всего формально. Это касается и оперативных вопросов, связанных с необходимостью правильного установления статуса обеспечивающих сил и средств, вошедших в состав ВКС, без необоснованного его завышения. ► По сути нынешние организационные действия фактически направлены не просто на дальнейшее занижение оперативного статуса командования Войск ВКО, а в конечном итоге на значительное торможение процесса создания оперативного командования стратегическими оборонительными ВКС и главного воздушно–космического командования ВС РФ, другими войсками, воинскими формированиями и органами на глобальном воздушно-космическом ТВД. ► Мириться с таким положением дел и идти по пути умышленного затягивания с реализацией известного, научно обоснованного решения указанной проблемы преступлению подобно. □ Федор Сергеев Опубликовано в выпуске № 12 (676) за 29 марта 2017 года


Admin: ■ №1 (86) июль 2016Проблемы развития технической основы ВКО и пути их решенияНадёжное обеспечение национальной безопасности России в воздушно–космической сфере возможно только при условии решения всего комплекса проблем, связанных с созданием новых, высокоэффективных образцов вооружения, военной и специальной техники и поставок их в необходимом количестве в войска. □ По материалам доклада «Национальная безопасность России и её обеспечение в воздушно–космическом пространстве: военно–технический анализ» □ ВКС — новый расклад сил □ ► Стратегия национальной безопасности и детализирующая её в части вопросов национальной обороны Военная доктрина Российской Федерации раскрывают спектр существующих военных опасностей и угроз, значительная часть которых применительно к Российской Федерации проецируется через воздушно–космическое пространство. ► Именно в воздушно–космической сфере (находясь в ней или используя её) могут действовать наиболее разрушительные стратегические наступательные средства в ядерном оснащении: МБР, БРПЛ, самолёты СА, ТА и ПА, СКР, в перспективе — гиперзвуковые средства различного назначения. Приближающиеся к ним по своим возможностям высокоточные неядерные средства (КРВБ и КРМБ) уже прошли масштабную проверку в ходе последних войн и вооружённых конфликтов. Результаты применения различных типов таких ракет Россией в борьбе с «Исламским государством» (ИГИЛ — группировка, запрещённая в России) в Сирии демонстрируют их высокую эффективность, а реакция ведущих мировых держав подтверждает правильность принятого курса на расширение возможностей нашей страны по реализации неядерного сдерживания. □ □ ► В воздушно-космической сфере, как в никакой другой, действуют высокомобильные средства, способные наносить внезапные одиночные и массированные удары по любому объекту, независимо от места его расположения. Изменение и развитие обстановки в данной сфере имеет совершенно иные временные параметры, принципиально отличающиеся от соответствующих временных данных, характеризующих действия на сухопутных и морских (океанских) театрах военных действий. Средства, действующие в данной сфере, осуществляют глобальную разведку, обеспечивают навигацию и связь в интересах применения всех видов вооружённых сил и родов войск. ► Проецирование силы через воздушно–космическое пространство коренным образом изменило характер вооружённой борьбы. Ведущие государства мира перед своими вооружёнными силами в первую очередь ставят задачи по завоеванию господства в воздухе и в космосе. ► Считается, что новый вид Вооружённых сил России — Воздушно–космические силы, созданные с 01 августа 2015 года, позволят обеспечить эффективное военное строительство и реализовать потенциальные возможности группировок войск. Однако мы должны понимать, что структура Вооружённых cил России, войск, решающих задачи вооружённого противоборства в воздушно–космической сфере, должна совершенствоваться по мере развития технической основы. □ Основы для строительства военно-космической обороны страны □ ► Надёжное обеспечение национальной безопасности России в воздушно-космической сфере возможно только при условии решения всего комплекса проблем, связанных с созданием новых, высокоэффективных образцов вооружения, военной и специальной техники и поставок их в необходимом количестве в войска. ► Данные проблемы в Центральном научно–исследовательском институте Войск воздушно–космической обороны Министерства обороны РФ рассматриваются сквозь призму решения основных групп задач системы военно–космической обороны. Среди них — участие в обеспечении стратегического ядерного сдерживания, охрана государственной границы России в воздушном пространстве и контроль порядка его использования, борьба с силами военно-космического нападения противника в ходе военных конфликтов различных масштабов. ► В настоящее время выполняется целый комплекс научно–исследовательских и опытно–конструкторских работ в интересах создания технической основы для строительства военно-космической обороны страны. Результаты исследований показывают, что необходимо решение ряда военно–технических проблем по созданию основных подсистем военно–космической обороны: системы разведки и предупреждения, системы поражения и подавления, системы управления и системы обеспечения. Задачи информационно-разведывательного обеспечения борьбы с силами и средствами воздушно–космического нападения противника возложены на систему разведки и предупреждения о воздушно–космическом нападении, составляющую одну из важнейших подсистем воздушно–космической обороны страны. □ Проблемы систем разведки и предупреждения □ ► Как показали проведённые исследования, создание системы воздушно–космической обороны требует решения ряда военно–технических проблем, основной из которых можно считать проблему обнаружения «разоружающего» и «обезглавливающего» ударов сил военно–космического нападения в интересах обеспечения стратегического ядерного сдерживания. □ □ ► Суть проблемы заключается в ограниченных возможностях существующих систем и средств разведки, их неспособности самостоятельно решить эту задачу с требуемыми вероятностно–временными характеристиками. Решение проблемы возможно за счёт эшелонирования системы разведки и предупреждения о воздушно–космическом нападении, включения в её состав элементов космического, воздушного, наземного и морского базирования, функционирующих на различных физических принципах. ► Такое построение системы разведки и предупреждения о воздушно–космическом нападении позволит обеспечить достоверность информации и скорость предупреждения. Состав средств разведки по эшелонам должен определяться с учётом характера возможных действий сил военно–космического нападения противника, климатических и геофизических особенностей на конкретном воздушно–космическом направлении. ► Эшелонированное построение системы с использованием средств радио- и радиотехнической разведки, а также радиолокационных станций радиотехнических войск и авиационного комплекса радиолокационного дозора, составляющих соответственно стратегический, оперативный и тактический эшелоны, позволяет при минимальных затратах и в полном объёме выполнить все требования, предъявляемые к такой системе. □ Проблемы системы поражения и подавления сил ВКО □ ► Подсистема поражения и подавления сил военно–космического нападения должна осуществлять непосредственное силовое воздействие на средства воздушно–космического нападения противника. ► К основным проблемам развития системы вооружения военно-космической сферы в части подсистемы поражения и подавления сил военно–космического нападения относятся: • отсутствие единого информационного пространства, обеспечивающего взаимодействие разнородных сил и средств СПП; • отсутствие мобильного резерва формирований зенитно–ракетных войск, оснащённых зенитно–ракетными системами ПВО–ПРО; • недостаточная эффективность средств обеспечения устойчивости группировок зенитно–ракетных войск и защиты объектов в условиях массированного применения ВТО и беспилотных летательных аппаратов; • невозможность эффективного решения задач охраны госграницы без организации взаимодействия авиационных комплексов и зенитно–ракетных войск в зонах совместного применения. ► Главный путь решения проблем — построение эшелонированной подсистемы поражения и подавления, обеспечивающей воздействие с силами военно–космического нападения на максимальной протяжённости маршрута полёта в воздушно–космическом пространстве, устойчивой к противодействию высокоточным оружием и средствами радиоэлектронной борьбы. Согласно исследованиям это возможно только в том случае, если подсистема поражения и подавления будет включать различные средства космического, воздушного и наземного (морского) базирования. □ Проблемы системы управления ВКО РФ □ ► Система управления воздушно–космической обороны Российской Федерации представляет собой совокупность органов и пунктов управления, средств автоматизации и систем связи, обеспечивающих единое оперативное (боевое) управление войсками, силами и средствами, решающими задачи военно–космической обороны. ► Структура Вооружённых cил России, войск, решающих задачи вооружённого противоборства в воздушно-космической сфере, должна совершенствоваться по мере развития технической основы. ► К основным проблемным вопросам создания системы управления военно-космической обороны следует отнести: • низкую оперативность доведения до войск команд сигналов боевого управления, разведывательной информации о воздушно–космической обстановке; • недостаточные возможности существующих средств автоматизации по формированию информации предупреждения; • недостаточные возможности существующей системы управления по сбору и обработке информации от средств разведки различной ведомственной принадлежности; • низкий уровень живучести и устойчивости системы управления; • слабую информационно–техническую совместимость средств автоматизации разновидовых и разнородных сил, решающих задачи военно–космической обороны России; • устаревание специального математического обеспечения средств автоматизации. ► Надёжное обеспечение национальной безопасности России в воздушно-космической сфере возможно только при условии решения всего комплекса проблем ► Для решения данных проблем необходимо выполнить ряд технических мероприятий. Одно из них — это разработка (модернизация) средств автоматизации КП различных звеньев управления, в том числе создание новых технических средств, обеспечивающих совместную обработку информации. Не менее важным представляется и создание единой сети обмена данными реального времени и развёртывание системы подвижных полевых автоматизированных пунктов управления и узлов связи. ► По нашим оценкам, реализация предложенных мероприятий позволит обеспечить эффективное решение основных задач воздушно–космической обороны. ► В силу сложности, новизны, многообразия и ресурсоёмкости задач в области создания технической основы системы военно–космической обороны реализовывать данные мероприятия следует поэтапно. ► На первом этапе (до 2020 года) необходимо завершить ведущие научно–исследовательские и опытно–конструкторские работы по созданию вооружения, военной и специальной техники военно–космической обороны в интересах скорейшего решения основных задач, а на втором этапе (после 2020 года) — завершить создание системы военно–космической обороны в целом на основе технических решений, полученных в ходе проводимых опытно–конструкторских работ, разработки недостающего вооружения и серийных поставок вооружения, военной и специальной техники военно–космической обороны. □ □ □ ► Автор — Сергей Ягольников, член президиума Вневедомственного экспертного совета по вопросам воздушно–космической сферы, начальник Центрального научно–исследовательского института войск воздушно–космической обороны Министерства обороны Российской Федерации, генерал–майор, доктор технических наук, профессор

Admin: ■ 18–04–2017«Звёзды» ПВОСегодняшний наш выпуск посвящён одному из наиболее высокотехнологичных видов вооружения — ракетным средствам противовоздушной обороны ■ Фото Юрия Шипилова □ Дорогие читатели, судя по откликам на первую публикацию под рубрикой «Мир оружия», посвящённую танкам («Красная звезда» от 31 марта 2017 года), наш новый проект заинтересовал многих. Особую ценность для нас представляют предложения по его совершенствованию. В частности, некоторые из вас хотели бы, погрузившись в необъятный мир оружия, более подробно узнать об отдельных уникальных образцах. Мы с благодарностью при-нимаем все ваши замечания и предложения и, конечно, постараемся учесть их в дальнейшей работе. □ Вообще–то история противовоздушной обороны, как известно, начиналась не с ракет. В частности, одним из первых отечественных средств ПВО считается трёхдюймовая противоаэростатная пушка на автомобильной установке (в обиходе — «пушка Тарновского — Лендера»), изготовленная в 1914 году на Путиловском заводе в Санкт–Петербурге. Тогда же, в годы Первой мировой войны, было осуществлено и первое по–настоящему массовое боевое применение зенитных средств. С развитием авиации, расширением её боевых возможностей совершенствовались и средства противовоздушной обороны. На смену зенитным пушкам и пулемётам пришли ракетные комплексы. □ ЗРК набирают высоту □ ► Да, сегодня мы уже являемся свидетелями резкого увеличения числа систем ПВО, обладающих ярко выраженным противоракетным потенциалом, а ареной сражений с их участием грозит стать ближний космос. В то же время не секрет, что производство таких сложных и дорогостоящих видов вооружения не всем по плечу. Ведь зенитные ракетные комплексы (ЗРК) малой, средней и большой дальности, как их классифицируют, отличаются друг от друга не только характеристиками, но и ценой. Стало быть, вполне правы те, кто считает, что сам факт наличия в стране производства такого оружия может рассматриваться как один из важнейших показателей уровня развития её оборонной промышленности. ► Что касается отечественной «оборонки», то о своих возможностях в области производства высокоэффективных зенитных ракетных систем она заявила давно и, что называется, во всеуслышание. Достаточно вспомнить хотя бы некоторые эпизоды боевого применения одной из таких систем. □ Как обидели Джона Маккейна □ ► В декабре 1957 года на вооружение Советской Армии поступает зенитный ракетный комплекс средней дальности С–75 (первоначальное название — «Двина»), характеристики которого позволяли ему бороться со всеми имевшимися на тот момент в мире аэродинамическими целями. В 1959 году комплекс проходит «боевое крещение» в Китае, где в составе местной ПВО прерывает полёт в окрестностях Пекина тайваньского высотного разведчика, созданного на базе британского бомбардировщика «Канберра». Это был первый самолёт в мире, уничтоженный зенитной управляемой ракетой (ЗУР). В целях секретности официально было объявлено, что его сбил самолёт–перехватчик. Далее жертвами С–75 (уже под именем «Волхов») становятся два американских воздушных разведчика Локхид U–2: один сбит 01 мая 1960 года над Уралом, другой — полтора года спустя над Кубой. Вообще, на счету этого поистине легендарного комплекса множество поражённых целей в разных конфликтах. Есть в его «послужном списке» и такой любопытный эпизод, отголоски которого до сих пор будоражат прессу. ► Это случилось во Вьетнаме в октябре 1967 года. Во время бомбардировки Ханоя ЗРК С–75 сбил американский самолёт «Фантом». Пилотировавший его молодой лётчик оказался выходцем из семьи потомственных адмиралов Джоном Маккейном. Тем самым Маккейном, которого мы сегодня знаем как сенатора, проигравшего Бараку Обаме на выборах президента США в 2008 году. Судя по тому, с каким рвением он критикует российскую внешнюю и внутреннюю политику, можно подумать, что и спустя полвека после вьетнамской трагедии этот уже пожилой господин никак не может простить своих обидчиков в лице наших конструкторов, создавших такой великолепный зенитный ракетный комплекс. ► Кстати, нелишне заметить, что именно ЗРК С–75, один выстрел которого, по сути дела, поставил крест на военной карьере нынешнего американского русофоба и ястреба, оказался самым распространённым комплексом ПВО подобного типа в мире — различные его модификации поставлялись более чем в 40 стран. А ведь были ещё «Круг», «Куб», «Нева», «Ангара» и многие другие наши зенитные ракетные комплексы, которые так же успешно справлялись со своей задачей. □ Есть чем гордиться □ ► Касаясь же производства систем противовоздушной обороны нового поколения, в частности комплексов большой и средней дальности, предназначенных для борьбы с баллистическими и крылатыми ракетами, многие наблюдатели отмечают, что полноценную их разработку в настоящее время способны самостоятельно выполнять лишь Россия и США. При этом считается, что их соперничество в данной области способствует и прогрессу в развитии ПВО других стран. ► Одним из показательных примеров такого соперничества, на мой взгляд, может служить создание американского ЗРК «Пэтриот» PAC–3, способного поражать баллистические цели. Его прародителем, так сказать, был принятый в 1982 году на вооружение армии США новейший по тем временам зенитный ракетный комплекс «Пэтриот», который мог сбивать цели на высотах до 24 км. Но этого оказалось недостаточно для того, чтобы противостоять оперативно–тактическому ракетному комплексу «Ока», появившемуся в СССР двумя годами раньше. Его ракета была оснащена турбогенераторным источником питания и летела к цели на скорости, в четыре раза превышающей скорость звука. Высота её баллистической траектории достигала 120 км (ближний космос). По сути, это был первый в мире оперативно–тактический комплекс, способный преодолевать противоракетную оборону противника. Естественно, никакой «Пэтриот» был не в состоянии справиться с его ракетой. ► К сожалению, это и сыграло роковую роль в судьбе нашего уникального комплекса. Хотя по своим параметрам «Ока», дальность которой не превышала 400 км, никак не должна была попасть под действие Договора о ликвидации ракет средней и меньшей дальности, подписанного в декабре 1987 года СССР и США, американцам всё–таки удалось втиснуть её в «расстрельный список». ► Сам факт наличия в стране производства такого оружия может рассматриваться как один из важнейших показателей уровня развития её оборонной промышленности ► А что «Пэтриот»? Он продолжал совершенствоваться и завоёвывать свои позиции в ПВО других стран. В 2001 году на вооружение принята его очередная модификация — «Пэтриот» PAC–3. Сейчас этот комплекс размещается в Восточной Европе и является самым приближенным к нашим границам ЗРК, предназначенным для борьбы с ракетами дальностью до 1000 км. ► Но и нам, как говорится, есть что показать. Это целое семейство ЗРК средней дальности С–300, способных уничтожать различные воздушные цели, в том числе крылатые ракеты. Это ЗРК большой и средней дальности С-400, предназначенный для уничтожения почти всех современных и перспективных средств воздушно-космического нападения. Иностранные издания уже окрестили его новой звездой российской ПВО. ► Это и самый новый самоходный зенитный ракетно-пушечный комплекс наземного и морского базирования «Панцирь С–1», рассчитанный на эффективное поражение всех типов перспективных средств воздушного нападения, в первую очередь высокоточного оружия. ► Наконец, это зенитная ракетная система С–500, которая пока ещё проходит испытания. Предполагается, что она будет способна бороться с гиперзвуковыми аэродинамическими и баллистическими целями и одновременно решать задачи как противовоздушной, так и противоракетной обороны. Кроме того, как отмечают эксперты, на С–300, С–400 и С–500 имеется оборудование для обнаружения и сопровождения малозаметных самолётов типа F–22 и F–35. В целом, даже по признанию американских специалистов, российская система ПВО остаётся самой эффективной в мире. ► Итак, анализ показывает, что одной из наиболее ярко выраженных тенденций в развитии ракетных средств ПВО стала их противоракетная направленность. Представляем читателям некоторые образцы этого оружия, состоящие на вооружении нашей и других армий мира. □ ► Автор — Геннадий Миранович

Admin: ■ 18–04–2017Никто не хочет уступатьСравнительные характеристики ЗРКAegis («Эгида»)► Американская система ПРО для борьбы с баллистическими ракетами малой и средней дальности. Способна поражать низколетящие спутники. Использует зенитные ракеты RIM–161 Standard Missile 3 (SM–3). □ □ Год принятия на вооружение — 2001 Количество ракет в комплексе — 8 (наземный вариант) Дальность обнаружения цели — до 1000 км Дальность поражения — до 700 км Высота поражения — 250 км Скорость поражаемых целей — более 10 км/с Количество одновременно обстреливаемых целей — 22С–400 «Триумф»► Единственная в мире система, способная работать с выборочным использованием более четырёх типов ракет, отличающихся различной стартовой массой и дальностью пуска, что обеспечивает создание эшелонированной обороны. □ □ Год принятия на вооружение — 2007 Количество ракет в комплексе — 48 Дальность обнаружения цели — 600 км Дальность поражения — до 400 км Высота поражения — 30 км Скорость поражаемых целей — 4,8 км/с Количество одновременно обстреливаемых целей — 36 Время развёртывания с марша — 5 минDavid’s Sling («Праща Давида»)► Оперативно–тактический комплекс противоракетной обороны израильской армии, предназначенный для перехвата ракет малой и средней дальности и неуправляемых ракет большого калибра. □ □ Год принятия на вооружение — 2017 Количество ракет в комплексе — 12 Дальность обнаружения цели — до 500 км Дальность поражения — до 300 км Высота поражения — 50 км Скорость поражаемых целей — 1,0 км/с Количество одновременно обстреливаемых целей — 12Patriot PAC–3 («Патриот»)► Состоит на вооружении армий США и их союзников в качестве универсального средства противоракетной обороны позиционных районов войск на средних и больших высотах. □ □ Год принятия на вооружение — 1996 Количество ракет в комплексе — 16 Дальность обнаружения цели — 170 км Дальность поражения — 80 км Высота поражения — 20 км Скорость поражаемых целей — 2,2 км/с Количество одновременно обстреливаемых целей — 16 Время развёртывания с марша — 30 минHQ–9 («Красное знамя – 9»)► Китайский ЗРК дальнего действия, предназначенный для уничтожения самолётов, вертолётов, крылатых ракет на всех высотах их применения в любое время суток и при любых погодных условиях. □ □ Год принятия на вооружение — 1997 Количество ракет в комплексе — 4 Дальность обнаружения цели — 120 км Дальность поражения — 30 км Высота поражения — до 30 км Количество одновременно обстреливаемых целей — 4 Время развёртывания с марша — 6 мин □ ► Автор — Геннадий Миранович

Admin: ■ 18–04–2017Планы и перспективы► Опыт вооружённых конфликтов 1990–х и 2000–х годов наглядно демонстрирует, что их ход и исход всё больше зависит от использования противоборствующими сторонами современных средств воздушного нападения. Естественно, это требует совершенствования средств ПВО, в том числе и ЗРК различного радиуса действия. В принципе дело идёт к тому, что вскоре им уже надо будет вести бой с воздушным противником не только близко к земле, но и в ближнем космосе. Поэтому в крупнейших странах мира, в том числе, разумеется, и в России, ведутся работы над созданием новых ракетных систем, способных бороться с широким спектром воздушных целей. ► Как известно, потенциал нашей страны в этом плане велик, у нас есть огромный и разнообразный арсенал зенитных ракетных комплексов различного радиуса действия, которые в случае необходимости создадут проблемы для любых самолётов и спутников. Вместе с тем у нас продолжаются работы по дальнейшему совершенствованию системы противовоздушной (воздушно–космической) обороны. Например, в уже упоминавшейся ЗРС нового поколения С–500 предполагается применить принцип раздельного решения задач уничтожения баллистических и аэродинамических целей. Она сможет бороться не только с боевым оснащением баллистических ракет средней дальности, что является её основной задачей, но при необходимости и с межконтинентальными баллистическими ракетами на конечном участке траектории и в определённых пределах на среднем участке. ► Соединённые Штаты намерены теснее взаимодействовать с государствами, уже имеющими на вооружении американские системы ПВО/ПРО, интегрировать их там, где это возможно, в общую систему обороны, призванную не только отражать весь спектр угроз, но и обеспечить доступ американским силам к любому ТВД в глобальном масштабе. При этом к решению задач на театре военных действий, в регионах или по защите территории США могут привлекаться любые средства противовоздушно–противоракетной обороны, находящиеся как на ТВД в регионах, так и в самой Америке. Обеспечить гибкость управления этими средствами призвана сетецентрическая система боевого управления и связи, ввод в строй первой очереди которой планируется в 2018 году. ► Китайские специалисты активно ведут поиск и разработку инновационных форм и способов приме-нения средств ПВО/ПРО в условиях сетецентрических боевых действий. В частности, они изучают возможность создания модульных группировок сил и средств ПВО/ПРО, состоящих из разнородных систем и комплексов, объединённых в общую информационную систему с единым центром боевого управления. По мнению китайских специалистов, применение модульной системы позволяет сформировать высоконадёжную, многослойную, эшелонированную ПВО/ПРО, обеспечивающую возможность максимально гибко реагировать на изменения как характера воздушно–космической угрозы, так и конкретной боевой обстановки. ► Помимо ЗРК малой и большой дальности в числе перспективных войсковых систем ПВО и ПРО, предназначенных для прикрытия стационарных военных объектов, движущихся подразделений сухопутных войск, корабельных ударных группировок ВМС, а также различных стратегических объектов промышленности, остаются зенитные ракетные комплексы среднего радиуса действия. Их распространение объясняется высокой мобильностью, малыми размерами, массой элементов комплексов, облегчённым и более быстрым процессом перезарядки лёгкого боекомплекта с помощью специализированных транспортно–, пуско–заряжающих машин. ► Не забыты разработчиками средств ПВО и переносные зенитно–ракетные комплексы. Последние достижения в технологии производства микропроцессоров и двигательных установок значительно повышают дальность действия и точность современных ПЗРК, позволяя с их помощью весьма эффективно бороться с воздушными целями на больших дальностях. Солдат с ПЗРК способен сбить фактически любое воздушное судно, которое находится в пределах досягаемости системы. Кроме того, новые комплексы могут сбивать воздушные цели небольшого размера, например беспилотник или баллистическую ракету. ► Похоже, ПЗРК нового поколения вызывают повышенный интерес у военных разных стран, кроме всего прочего, ещё и потому, что их применение позволяет поддерживать на должном уровне боевую эффективность небольших подразделений и способствует более рациональному расходованию бюджетных средств. □ ► Автор — Геннадий Миранович

Admin: ■ 09–04–2017«Фавориты» и «Витязи» не подведутБоевые возможности войск ПВО–ПРО по отражению воздушно–космического нападения на Российскую Федерацию постоянно растут ■ Фото Юрия Шипилова □ Современные Воздушно–космические силы России решают широкий спектр задач по защите нашего государства от нападения с воздуха и космоса. О том, по каким направлениям развивается система ПВО–ПРО в структуре ВКС, «Красной звезде» рассказал командующий войсками противовоздушной и противоракетной обороны – заместитель главнокомандующего ВКС генерал–лейтенант Виктор Гуменный. □ — Виктор Васильевич, какие за последнее время приняты важные концептуальные решения в целях совершенствования группировки ПВО–ПРО? — Было выполнено много практических мероприятий, существенно повысивших эффективность нашей противовоздушной обороны. В частности, за счёт совершенствования группировки радиотехнических войск существенно усилен контроль воздушного пространства над Москвой и Московской областью. Сегодня мы способны наблюдать все воздушные суда в Московской воздушной зоне, летающие на высоте 100 метров и выше. Полученный опыт будет использован и в других регионах страны. Очень много сделано для наращивания системы ПВО в Арктической зоне Российской Федерации. Подразделения ПВО приступили к несению боевого дежурства на Земле Франца–Иосифа, на Новой Земле, на Новосибирских островах, на острове Врангеля и в Тикси Они обеспечены современным вооружением и военной техникой, для их базирования созданы комфортабельные военные городки. В ближайшее время группировка ПВО в Арктике будет наращиваться. Большое внимание уделяется и совершенствованию системы ПВО в Крыму. Буквально в прошлом году один из полков, дислоцированных на его территории, был перевооружён на зенитную ракетную систему С–400, в радиотехнические подразделения поставлено несколько новейших радиолокационных станций. Но совершенствование группировки ПВО на этом направлении будет продолжаться. □ — В чём заключается специфика и особенности выполнения задач войсками ПВО–ПРО? — Задача противовоздушной и противоракетной обороны города Москвы и Центрального промышленного района возложена на 1–ю армию противовоздушной и противоракетной обороны особого назначения. Это уникальное объединение в составе ВКС. Его специфика состоит в том, что оно создаёт одновременно противоракетный и противовоздушный «зонтик» над Москвой и её окрестностями. Управление отражением ударов всего спектра средств воздушно-космического нападения спланировано и будет осуществляться в автоматизированном режиме, а при решении задач ПРО — в автоматическом режиме, что значительно повышает эффективность защиты от ударов противника. Сейчас на полигоне Ашулук создана современная инфраструктура, которая позволяет круглогодично использовать его для проведения боевых стрельб Для успешного решения поставленных задач объединение имеет достаточное количество современных образцов техники: ЗРС С–400 «Триумф» и С–300ПМ2 «Фаворит», зенитные ракетно–пушечные комплексы «Панцирь–С», новейшие радиолокационные комплексы «Небо–М», станции «Каста» и «Подлёт», современные комплексы средств автоматизации «Фундамент». Отмечу, что доля современных образцов вооружения и военной техники ПВО в 1–й армии составляет более 80 процентов. □ — Как идёт переоснащение войск на новые системы ПВО? — В ближайшее время ожидается поступление ЗРК С–350 «Витязь» и ЗРС С–500, модернизированных ЗРПК «Панцирь–С2», перспективных РЛС «Небо–М». Все новые образцы вооружения созданы на современной элементной базе, с максимальной автоматизацией всех процессов и операций боевой работы и, следовательно, высокой боевой эффективностью в сочетании с простотой применения и технического обслуживания. В качестве примера: ЗРК средней дальности предыдущего поколения уничтожали воздушные цели на дальности до 75 км, а современные — уже до 250 км. Раньше ЗРК не могли перехватывать тактические баллистические ракеты, а сейчас способны уничтожать тактические и оперативно-тактические баллистические ракеты. Постоянно совершенствуются и радиолокационные станции. Так, к примеру, многодиапазонный радиолокационный комплекс «Небо–М» отличается тем, что способен на больших дальностях обнаруживать аэродинамические и баллистические цели и с высокой точностью определять их координаты, быстро менять позиции, а мобильные РЛС малых высот, такие как «Подлёт» и «Каста–2–2» способность на больших дальностях, в том числе и в условиях помех, обнаруживать самолёты и крылатые ракеты, летящие на малых и предельно малых высотах. Все современные РЛС отличает высокая маневренность и способность на неподготовленных позициях выполнять задачу по ведению радиолокационной разведки. На сегодня мы полностью обеспечены необходимым вооружением, военной и специальной техникой. При этом доля современных образцов вооружения составляет свыше 50 процентов. В каждом военном округе есть современные зенитные ракетные системы С–400 и С–300ПМ2, новейшие радиолокационные станции «Небо–М», «Каста–2–2», «Подлёт», РЛС двойного назначения «Сопка–2». В текущем году ещё несколько зенитных ракетных полков будут перевооружены на зенитную ракетную систему С–400, увеличится количество подразделений, оснащённых ЗРПК «Панцирь–С», новыми образцами радиолокационной техники и комплексами средств автоматизации. Это позволит войскам ПВО–ПРО к 01 января 2018 года довести уровень обеспеченности современными образцами вооружения и военной техники до 58 процентов и полностью автоматизировать группировку радиотехнических войск на территории всей страны. □ — Противовоздушная оборона включает в себя не только наземные силы, но и авиацию… — Она также совершенствуется. Постепенно авиационные полки перевооружаются на новейшие истребители Су–35С и Су–30СМ, идёт модернизация истребителей-перехватчиков МиГ–31БМ и самолётов радиолокационного дозора и наведения А–50У. □ — Как и где осуществляется переучивание на новую технику? — Специалисты зенитных ракетных войск проходят такую подготовку в учебном центре в Гатчине, а специалисты радиотехнических войск — в Центре подготовки специалистов во Владимире. К обучению привлекаются офицеры, проходящие службу в управлениях объединений и соединений, в боевой состав которых поступает новая техника. Это позволяет им в дальнейшем грамотно планировать применение и боевую подготовку подчиненных войск. Особенностью ЗРВ является то, что по завершении переучивания личного состава полка при получении вооружения и военной техники на государственном полигоне проводятся начальные боевые стрельбы. Это позволяет оценить не только качество полученного от промышленности образца вооружения, но и уровень подготовки воинского формирования. Только после проведения стрельб, зенитный ракетный полк заступает на боевое дежурство по противовоздушной обороне. У нас существует хорошая практика взаимодействия с учебными центрами предприятий промышленности. Как пример могу привести учебный центр тульского предприятия «КБП», учебные центры нижегородского предприятия «ННИИРТ» и московского «ЛЭМЗ», обучивших за 2016 год более двух сотен военнослужащих зенитных ракетных и радиотехнических войск. Это очень полезная и эффективная практика и мы будем наращивать и развивать. В войсках ПВО–ПРО к 01 января 2018 года уровень обеспеченности современными образцами вооружения и военной техники поднимется до 58 процентов и будет полностью автоматизирована группировка радиотехнических войск на территории всей страны. — В феврале ВКС подверглись внезапной проверке боевой готовности. Какие задачи выполняли в ходе проверки войска ПВО–ПРО и как они справились с поставленными задачами? — Особенность проверки, проведённой в феврале, заключалась в широком охвате войск и органов военного управления. В ней приняли участие все силы ПВО, дислоцированные на западе и северо-западе европейской части страны. Кроме того, в ходе проверки было проверено функционирование системы управления ВКС, начиная от Главного командования и до отдельных подразделений включительно. Для оценки действий органов военного управления и войск Генеральным штабом Вооружённых Сил было назначено большое количество посредников. Например, на нашем пункте управления войсками ПВО–ПРО постоянно находился один из представителей Генерального штаба, который не только анализировал действия всех лиц боевого расчёта, но ещё и проверял уровень теоретической подготовки офицеров, сверял результаты оперативно–тактических расчётов, проводимых в интересах обоснования принимаемых решений, с результатами практических действий войск. В ходе проверки отработаны вопросы управление действиями дежурных по ПВО сил по воздушным судам – нарушителям порядка использования воздушного пространства, вопросы управления объединениями ВКС в ходе отражения массированных авиационно–ракетных ударов противника и восстановления нарушенной в ходе ведения боевых действий системы ПВО. Сразу скажу, что воздушная обстановка создавалась очень сложная, времени на принятие решений был минимум и цена ошибки была велика. Результаты анализа материалов объективного контроля действий войск ПВО–ПРО, выполненного в Генеральном штабе, показали, что все цели, вошедшие в зоны действия сил ПВО, были своевременно обнаружены и уничтожены. По оценке, данной Министром обороны Российской Федерации в ходе заседания Коллегии Министерства обороны, Воздушно-космические силы с поставленными задачами справились. □ — Насколько учебно–материальная база вузов соответствует требованиям к профессиональному уровню образования молодых офицеров, направляемых для прохождения военной службы в войсковые части и подразделения ПВО–ПРО? — За период 2015—2016 годов удалось серьёзно обновить учебно–материальную базу вузов, осуществляющих подготовку специалистов для войск ПВО–ПРО. Сейчас в них есть и новейшие образцы вооружения и военной техники: ЗРС С–400 и С–300ПМ2, ЗРПК «Панцирь–С», РЛС «Небо–М», «Каста–2–2», «Десна–ММ» и комплексы средств автоматизации «Фундамент». Кроме того, осуществлена поставка большого количества различных тренажёров, в том числе уникального тренажера ЗРПК «Панцирь–С» За 2015—2016 годы по решению главнокомандующего ВКС были пересмотрены многие программы обучения. Основной акцент сделан на получение практических навыков. Поэтому все теоретические знания многократно закрепляются в ходе практических занятий на технике, решения тактических летучек и проведения войсковых стажировок. Таким образом, офицер, приходящий в войска после завершения обучения в академии или училище, является специалистом, способным решать практически все задачи, возникающие в ходе его службы. □ — На базе Военной академии воздушно–космической обороны имени Маршала Советского Союза Г.К. Жукова под вашим руководством регулярно проводятся исследовательские командно–штабные военные игры. Как результаты таких учений применяются для развития и совершенствования системы ВКО страны? — В академии имеется уникальная система командных пунктов, которая является не только одним из инструментов практической подготовки офицерских кадров, но и своеобразной «полигонной базой» на которой мы и проводим исследовательские командно–штабные военные игры. Для участия в них привлекается не только научно–педагогический состав военных академий ВКС, но и специалисты научно–исследовательских организаций, а также в качестве посредников генералы и офицеры 1–й армии ПВО–ПРО особого назначения. В дальнейшем мы планируем привлекать к участию в военных играх генералов и офицеров из других объединений ВКС. В прошлом, 2016 году под моим руководством проведена исследовательская командно–штабная военная игра с целью поиска оптимальных путей построения и боевого применения системы ПВО города Москвы. По результатам игры проведен анализ перспективных форм и способов применения войск, оснащенных перспективными средствами вооружения. Результаты игры были доложены начальнику Генерального штаба Вооружённых Сил – первому заместителю Министра обороны Российской Федерации для дальнейшего совершенствования системы ПВО города Москвы и системы ВКО страны. В 2017 году мы исследовали вопросы совершенствования порядка организации и поддержания взаимодействия сил авиации, войск противовоздушной и противоракетной обороны и космических войск. Это очень важный вопрос для нас, ведь за счёт комплексного применения всех сил и средств существенно возрастает эффективность боевого применения Воздушно–космических сил. □ — Как идёт подготовка к проведению конкурса профессионального мастерства боевых расчётов зенитных ракетных войск «Ключи от неба» в 2017 году? Какие страны примут в нём участие? — В этом году география конкурса расширяется, и как всегда, соревнования будут более напряжёнными. Ожидаем участие расчётов шести иностранных команд. Это команды от Алжирской Народной Демократической Республики, Исламской Республики Иран, Китайской Народной Республики, Республики Армения, Республики Беларусь, Республики Казахстан. В войсках уже полным ходом идёт подготовка к проведению всеармейского этапа конкурса «Ключи от неба», на котором будут определены лучшие боевые расчёты ЗРС С–400, С–300ПМ, С–300ПС, боевых машин ЗРПК «Панцирь–С». Победители представят нашу страну на международном конкурсе «Ключи от неба –2017». В войсках уже полным ходом идёт подготовка к проведению всеармейского этапа конкурса «Ключи от неба», на котором будут определены лучшие боевые расчёты ЗРС С–400, С–300ПМ, С–300ПС, боевых машин ЗРПК «Панцирь–С» □ — В войсках ПВО–ПРО проводится ещё один конкурс — «Воздушные рубежи». Что это за конкурс и кто принимает в нём участие? — В конкурсе «Воздушные рубежи» участвуют не только специалисты радиотехнических войск ВКС, но и наши коллеги из ВМФ, которые имеют однотипные с ВКС образцы радиолокационной техники. В ходе соревнования определяются не только лучшие боевые расчёты, работающие на различных типах РЛС, но и победители в индивидуальном зачёте — «Лучший водитель», «Лучший оператор» и «Лучший стрелок». В 2015 году конкурс проводился только на одном типе техники — РЛС «Касата–2–2». В 2016 году — на двух типах РЛС: «Каста–2–2» и «Подлёт–К1», а в этом году — уже на трёх. В число техники, на которой будут проходить соревнования, добавится радиолокационный комплекс «Небо–М». Таким образом, по мере насыщения войск современной техникой радиотехнических войск мы расширяем и перечень образцов вооружения, на которых проводится конкурс. В этом году в соревнованиях впервые примут участие курсанты Ярославского высшего военного училища ПВО. И как знать, не станут ли они победителями? □ — Недавно на полигоне Ашулук в Астраханской области прошла воздушно–огневая конференция ВКС. Расскажите подробнее об этом мероприятии. — В этом году конференция носила международный характер. Участие в ней принимали представители вооружённых сил Белоруссии и Азербайджана. Постоянными участниками являются представители оборонно–промышленного комплекса, которые рассказывают участникам конференции об особенностях функционирования вооружения и военной техники в различных условиях. Но воздушно–огневая конференция — это не только теоретические занятия, но и практические занятия, иллюстрирующих новые способы и приёмы вооружённой борьбы. В этом году конференция проводилась на фоне двухстороннего тактического учения с боевой стрельбой сил ПВО и боевым применением авиации. На учения привлекалось более 1200 военнослужащих, около 60 самолётов, несколько зенитных ракетных полков и радиотехнических батальонов. В ходе учения отрабатывались вопросы организации и ведения боевых действий силами ПВО по прикрытию войск и назначенных объектов обороны, а также нанесение силами авиации поражения критически важным объектам в условиях гибридной войны. Самой главной особенностью учений было то, что их участникам была предоставлена большая свобода в выборе способов достижения победы. Командиры должны были предугадать действия противостоящей стороны, парировать их и достичь поставленной перед ними цели. Нестандартные решения в ходе планирования выполнения поставленных задач, широкое применение мер по маскировке и обману, постоянная смена позиций, постановка радиоэлектронных помех средствам противника — вот чем отличались эти учения. □ — Как меняется система боевой подготовки в войсках ПВО? — В последнее время интенсивность боевой подготовки существенно возросла. Буквально за последние два месяца несколько зенитных ракетных полков и радиотехнических подразделений побывали на полигонах, где на отлично выполнили боевые стрельбы. В числе отличившихся есть и боевые расчёты, сформированные из курсантов выпускного курса Ярославского высшего военного училища ПВО. Отмечу, что ранее тактические учения с боевой стрельбой проводились, как правило, в период с апреля по ноябрь месяц. Сейчас на полигоне Ашулук создана современная инфраструктура, которая позволяет круглогодично использовать его для проведения боевых стрельб. Таким образом, высокий уровень подготовки личного состава в совокупности с переоснащением войск на новые образцы вооружения и военной техники ПВО обеспечивает постоянное повышение боевых возможностей войск ПВО–ПРО по уничтожению воздушного противника и отражению воздушно–космического нападения на Российскую Федерацию. □ ► Автор — Анна Потехина

Admin: 15 апреля — День специалиста по радиоэлектронной борьбе ■ 13–04–2017На острие технологийВойска радиоэлектронной борьбы отмечают профессиональный праздник □ Новые цифровые технологии обработки информации позволяют значительно сократить пространственный, временной и информационный разрывы между войсковыми формированиями и органами управления. Внедрение современных радиоэлектронных технологий в системы управления силами и средствами, применение оружия на новых физических принципах, активное внедрение роботизированных систем стирают различия между стратегическим, оперативным и тактическим уровнями, между наступательными и оборонительными действиями. О том, как в этих условиях могут влиять на ход и исход боя средства радиоэлектронной борьбы, рассказывает начальник войск РЭБ Вооружённых Сил РФ генерал–майор Юрий Ласточкин. □ — Юрий Илларионович, что представляют собой созданные в 2009 году войска радиоэлектронной борьбы на нынешнем этапе? — Наши войска предназначены для радиоэлектронного поражения объектов противника и комплексного технического контроля мероприятий противодействия техническим средствам его разведки, радиоэлектронной защиты своих войск. Войска РЭБ состоят из органов управления, соединений, воинских частей и подразделений различного подчинения. Силы и средства РЭБ входят в состав стратегической системы радиопомех, Единой системы комплексного технического контроля (КТК), комплектов частей РЭБ военных округов, объединений и соединений видов Вооружённых Сил и родов войск. Основные силы и средства РЭБ сосредоточены в Сухопутных войсках, ВКС и ВМФ. В ВДВ они представлены в соединениях. В РВСН — в каждой ракетной армии, ракетной дивизии, на полигонах. Все наши части по результатам итоговых и комплексных проверок, в том числе внезапных, определены как боеготовые. В войсках РЭБ организовано дежурство, которое осуществляют выделенные силы и средства. В целях апробации новых способов выполнения задач, выработки рекомендаций по применению подразделений и техники РЭБ ежегодно проводятся комплексные специальные учения. □ — А какие направления развития войск радиоэлектронной борьбы, на ваш взгляд, сейчас особенно актуальны? — Появление новой области противоборства — информационно–телекоммуникационного пространства — значительно расширяет спектр задач войск РЭБ и ставит способы их применения в ряд важнейших мероприятий по противодействию замыслам вероятного противника как в мирное, так и военное время. При этом применение перспективных средств РЭБ по эффективности соответствует применению высокоточного оружия. То есть сегодня радиоэлектронная борьба — это сложнейший интеллектуально–технический компонент противоборства как в мирное, так и в военное время. Стремительное развитие вооружения и военной техники, насыщение их новейшей радиоэлектронной и информационно–технической аппаратурой, создание глобальных сетей обмена информацией предопределяют необходимость внедрения принципиально новых систем и средств РЭБ, способных нейтрализовать средства радиоэлектронного противодействия вероятного противника. Это, на мой взгляд, и является сегодня одним из основных направлений развития войск РЭБ. □ — Есть, наверное, и какие–то инновационные подходы к развитию системы вооружения войск радиоэлектронной борьбы. В чём они заключаются? — Среди инновационных подходов к развитию системы вооружения войск радиоэлектронной борьбы я бы сегодня выделил пять направлений: – создание управляемых полей радиопомех на территории противника на основе унифицированных малогабаритных модулей разведки и постановки помех, доставляемых с использованием беспилотных летательных аппаратов; – создание средств поражения радиоэлектронных средств мощным электромагнитным излучением на основе применения специализированных боеприпасов и мобильных средств функционального поражения; – разработка техники программного воздействия, обеспечивающей бескомпроматное воздействие на высокоорганизованные системы управления противника путём нарушения доступности, целостности и конфиденциальности информации; – разработка средств имитации ложной радиоэлектронной обстановки и внедрение дезинформации в систему управления войсками и оружием противника, что представляется одним из эффективных способов активного противодействия его средствам радио– и радиотехнической разведки и вводит его в заблуждение относительно истинного замысла действий наших войск и дислокации военных объектов; – обеспечение непрерывного получения информации о радиоэлектронных объектах противника и оперативного управления подчиненными силами и средствами РЭБ. В целом это, на мой взгляд, должно способствовать повышению объёма решаемых нами задач. □ — Юрий Илларионович, если не секрет, какие же задачи выполняют войска РЭБ в мирное время? — В мирное время на Управление начальника войск РЭБ Вооружённых Сил РФ возложена функция главного радиочастотного органа Минобороны России, решающего широкий спектр задач управления использованием радиочастотного спектра: обеспечение электромагнитной совместимости радиоэлектронных средств, международно–правовая защита военных радиоэлектронных средств, планирование использования радиочастот и конверсию радиочастотного спектра. Актуальность этих задач определяется тем, что в Российской Федерации все активнее внедряются передовые зарубежные радиотехнологии в полосах частот, исторически используемых радиоэлектронными сетями военного и государственного управления. Это создаёт предпосылки возникновения непреднамеренных помех данным РЭС и, как следствие, может привести к срыву задач по обеспечению безопасности государства. Для контроля использования радиочастотного спектра и обеспечения электромагнитной совместимости РЭС военного и государственного управления на постоянной основе привлекаются подразделения комплексного технического контроля. При этом задачи контроля решаются в комплексе с задачами противодействия терроризму и обеспечения безопасности. Применение перспективных средств РЭБ по эффективности соответствует применению высокоточного оружия. □ — В последнее время много говорят о прослушивании телефонов, о компьютерных атаках, взломах электронной корреспонденции и других способах хищения конфиденциальной информации. Каким образом осуществляется противодействие такого рода явлениям? — В настоящее время разрабатываются и вводятся в эксплуатацию новые комплексы, позволяющие осуществлять защиту информации одновременно по наиболее информативным физическим полям её утечки по техническим каналам. Примером может служить разработанный в интересах войск РЭБ и успешно прошедший в 2016 году государственные испытания комплекс «Заслон–РЭБ». Он предназначен для гарантированного блокирования всех возможных каналов утечки конфиденциальной информации и создания «купола информационной непроницаемости» над объектами Минобороны России. Изделие полностью автоматизировано, обладает гибкой архитектурой и обеспечивает контроль за всеми видами мобильной радиосвязи и передачи данных на территории защищаемых объектов. □ — Что можно сказать о боевой подготовке частей и подразделений радиоэлектронной борьбы? — Количество тактико–специальных учений наших подразделений и частей за последние четыре года выросло в два раза. При этом особое внимание уделяется объективному контролю эффективности проводимых мероприятий. В частности, в ходе специального исследовательского учения «Электрон–2016» нам удалось организовать практическую апробацию перспективных способов применения новейших средств РЭБ. Мероприятия подобного масштаба не проводились в стратегическом звене с 1979 года. Впервые на практике были отработаны вопросы создания группировки РЭБ на стратегическом направлении. Результатом учения стали рекомендации органам военного управления по организации взаимодействия в ходе ведения РЭБ на стратегическом уровне, а также предложения в уставные документы. □ — Весьма высокую эффективность при ведении разведки и нанесении точечных огневых ударов демонстрируют так называемые дроны — многофункциональные беспилотные летательные аппараты. Что можно сказать по этому поводу? — Противодействие беспилотным летательным аппаратам осуществляется с использованием средств ПВО и РЭБ. Сегодня практически единственным способом эффективной борьбы с малоразмерными БЛА как раз и является применение средств радиоэлектронной борьбы. □ — Войска РЭБ называют «войсками цифрового поля боя», важнейшая составляющая эффективность которых — уровень автоматизации процессов боевого управления. Как обстоят дела в этой области? — Я бы сказал, что наряду с войсками ПВО мы лидируем в данной области. В Управлении начальника войск РЭБ развёрнут и функционирует Ситуационный центр, завершена автоматизация управления в соединениях РЭБ, что позволило реализовать сквозную комплексную автоматизацию процессов управления от руководителей высшего звена до исполнительных элементов. Наша подсистема управления — одна из самых совершенных в составе Единой системы управления войсками и оружием тактического звена. В ближайшие годы мы планируем завершить интеграцию информационных ресурсов РЭБ в Единое информационное пространство Вооружённых Сил и тем самым обеспечить возможность использования для организации РЭБ всей информации об оперативной и радиоэлектронной обстановке, которой располагают органы военного управления и взаимодействующие федеральные органы исполнительной власти Российской Федерации. □ — Юрий Илларионович,15 апреля в Вооружённых Силах отмечается День специалиста по радиоэлектронной борьбе. С какими пожеланиями вы хотели бы обратиться ко всем, кто соотносит себя с этой сферой деятельности? — Конечно, хотелось бы поздравить ветеранов, весь личный состав войск РЭБ, гражданский персонал, учёных, инженеров и рабочих оборонно-промышленного комплекса с нашим профессиональным праздником и поблагодарить их за добросовестную службу, верность Родине. Искренне желаю всем крепкого здоровья, бодрости духа и новых свершений в службе и труде во имя укрепления обороноспособности нашего Отечества. □ ► Автор — Геннадий Миранович

Admin: ■ 30–03–2017Последний рубеж обороны: на что способна стратегическая ПРО России □ Радиолокационная станции системы противоракетной обороны Дон–2Н в Московской области. Архивное фото. © РИА Новости. Кирилл Каллиников □ РИА Новости. Ровно полвека назад, 30 марта 1967 года, Генеральный штаб Вооруженных сил СССР издал директиву о формировании Войск ракетно–космической обороны. Новая структура объединила все формирования ПРО, имевшиеся на тот момент в Советском Союзе. Эти войска были призваны прикрыть важнейшие промышленные и военные районы страны от американских межконтинентальных баллистических ракет. ► Несмотря на то что холодная война вступала в эпоху разрядки, вопрос ядерного сдерживания оставался для СССР жизненно важным: к 1967 году США имели в своем распоряжении около 32 тысяч боеголовок — абсолютный максимум за всю историю противостояния двух сверхдержав. А появившиеся на вооружении американской армии МБР Minuteman II обладали возможностями прорыва любой ПРО. □ ■ Американская межконтинентальная баллистическая ракета Minuteman II. © AP Photo/ National Park Service, HO □ ► Совместные усилия ученых, оружейных конструкторов и военных в конечном итоге привели к созданию в конце 80–х годов системы ПРО А–135, которая и по сегодняшний день стоит на боевом дежурстве в столичном регионе. Однако ее появлению предшествовали десятилетия напряженного труда, проб и ошибок. □ Первые успехи □ ► Теоретическую возможность перехвата баллистических ракет советские ученые начали прорабатывать еще в 1945 году в рамках проекта «Анти–ФАУ». Но активные исследования в этой области начались только в 1953–м, когда семь Маршалов Советского Союза во главе с начальником Генерального штаба ВС СССР Василием Соколовским направили в ЦК КПСС записку с просьбой рассмотреть возможность создания в стране средств ПРО. Военное руководство страны серьезно беспокоили донесения нашей резидентуры из США о разработке вероятным противником межконтинентальных баллистических ракет. ► Уже 01 февраля 1956 года научное сообщество представило два проекта: зональная система ПРО «Барьер», разработанная в Радиотехнической лаборатории АН СССР под руководством Александра Минца, и «Система А» — детище руководителя радиотехнического отдела № 31 КБ–1 Григория Кисунько. Впоследствии «путевку в жизнь» получил именно второй проект. А 17 августа вышло постановление ЦК КПСС о создании экспериментальной системы противоракетной обороны и полигона для нее в районе озера Балхаш на юго–востоке Казахской ССР. Позже тестовая площадка получила название Сары–Шаган — по ближайшему населенному пункту. Российские военные пользуются этим полигоном и сегодня для испытания противоракет. ► Управление «Системой А» осуществлялось наземным вычислительным комплексом — «калькулятором», определяющим траекторию приближающейся ракеты, основываясь на данных с трех радиолокаторов. Они располагались в 170 километрах друг от друга и облучали цель с разных ракурсов. В центре этого «треугольника» была установлена пусковая установка. Вычислительный центр обрабатывал информацию с радиолокаторов и передавал координаты точки перехвата противоракете B–1000. ► В теории все выглядело просто и красиво, но на практике первые пуски окончились неудачей — компьютеры не успевали точно просчитать траекторию шустрой цели. Лишь 04 марта 1961 года B–1000 с осколочной боевой частью успешно сбила боеголовку ракеты Р–12. Это был первый подобный опыт в мировой практике. ► Наработки, полученные при создании экспериментальной «Системы А», использовались в первой полноценной советской ПРО — А–35, развернутой вокруг Москвы и заступившей на боевое дежурство 01 сентября 1971 года. Она состояла из главного командно–вычислительного центра, двух радиолокационных станций дальнего обнаружения «Дунай» и четырех позиционных районов стрельбовых комплексов. Вся инфраструктура располагалась на территории Подмосковья. А–35 была способна поражать баллистические моноблочные ракеты на дистанциях от 130 до 400 километров на высотах от 50 до 400 километров. Перехватчик снаряжался термоядерной боеголовкой, так как за пределами атмосферы взрыв осколочного заряда сочли неэффективным. Система защищала от ограниченного удара баллистических ракет территорию площадью 400 квадратных километров. ► Аналоги А–35 планировалось развернуть и в других крупных городах. Однако Договор об ограничении средств противоракетной обороны, подписанный США и СССР 26 мая 1972 года, разрешал прикрывать системами ПРО лишь по два региона в каждой стране. А дополнение к соглашению от 1974 года и вовсе сократило число районов развертывания этих систем до одного — либо столицы государства, либо места базирования его основных ядерных сил. В 2002 году, напомним, Штаты в одностороннем порядке вышли из договора об ограничении средств ПРО. □ Обратный отсчет □ ► Модернизированная версия А–35 — А–35М — была принята на вооружение в 1977 году. Главным ее отличием от предыдущей системы стала возможность перехвата баллистических ракет с разделяющейся головной частью. Параллельно шла разработка принципиально новой ПРО, которая была принята в эксплуатацию в 1990 году под обозначением А–135 «Амур». А пять лет спустя она встала на боевое дежурство вокруг уже не советской, а российской столицы. — Сегодня А–135 входит в состав 9–й дивизии ПРО 1–й армии ПВО и ПРО особого назначения (числится в Войсках противовоздушной и противоракетной обороны Воздушно–космических войск РФ), — пояснил РИА Новости военный эксперт Михаил Ходаренок. — Систему неоднократно модернизировали. В первую очередь это коснулось элементной базы, ее миниатюризации. Если раньше аппаратура вычислительного комплекса занимала огромное помещение, то сейчас оно наполовину пустое. Это значительно ускорило ее работу. ► Первыми «факелы» стартующих МБР условного противника засекают спутники Единой космической системы обнаружения и боевого управления (входят в состав Космических войск ВКС РФ). Почти сразу же сопровождение целей берут на себя мощные РЛС надгоризонтного наблюдения «Воронеж» и более старые «Дарьял». Рубикон пройден: в этот момент начинается обратный отсчет для военно-политического руководства России на принятие решения о нанесении ответно-встречного удара. А система ПРО А— 135 переводится в режим боевой работы. ► Ее «глаза» — радиолокационная станция «Дон— 2Н» в подмосковном Софрино. Она засекает головную часть МБР еще в космосе, на удалении до 3700 километров, и передает информацию в «мозг» — на командно–вычислительный пункт 5К80 (расположен в Пушкино). Мощные компьютеры «Эльбрус» быстро анализируют данные и передают эстафету «кулакам» — одному или нескольким стрельбовым комплексам (развернуты вблизи населенных пунктов Развилка, Сходня, Королев, Внуково, Софрино). В каждом из них от 12 до 16 шахтных пусковых установок. Противоракеты ближнего перехвата 53Т6 получают целеуказание и атакуют приближающуюся боеголовку на дистанциях до 60 и на высотах до 45 километров. На 2016 год в строю было 68 таких перехватчиков, снаряженных ядерными боевыми частями мощностью 10 килотонн каждая. — Особенность системы А–135 в том, что она полностью автоматическая, — поясняет Михаил Ходаренок. — Обнаружение цели, захват, выдача разрешения на пуск, наведение противоракеты — все происходит без участия человека. Боевой блок входит в плотные слои атмосферы со скоростью три-четыре километра в секунду. Противоракета движется ему навстречу с такой же скоростью. Человек даже с очень быстрой реакцией ничего сделать не успеет. ► Эксперт подчеркнул, что А–135 способна без особых проблем отличить боеголовку от ложной цели, которыми снаряжены все современные МБР. Более легкие «муляжи» при входе в атмосферу замедляются от трения воздуха. А тяжелые боеголовки уходят в отрыв. В этот момент стрельбовые комплексы ПРО и открывают огонь. □ Ставка на мобильность □ ► Несмотря на то что А–135 — сложная и, как показывают ежегодные испытания штатных противоракет, эффективная система ПРО, она уже морально и физически устаревает. Но замена ей активно проходит испытания. — В перспективе А–135 сменит система нового поколения А–235 «Нудоль», — пояснил Михаил Ходаренок. — Большая часть сведений о ней составляют военную тайну. По имеющимся данным, она будет бить дальше, точнее. Кроме того, ее вооружат противоракетами большой, средней и малой дальности. Сообщалось, что А–235 сможет даже уничтожать орбитальные спутники. Я лично общался с одним из главных разработчиков системы: он рассказал, что работы идут успешно и по графику. Но о конкретных сроках говорить пока рано. ► Эксперт отметил, что любая стратегическая система ПРО не является стопроцентной защитой от массированного ядерного удара и способна прикрыть цель лишь от ограниченного числа боеголовок. К тому же шахтное расположение противоракет является их уязвимостью — вероятный противник наверняка точно знает, где они находятся. — Эту проблему решит перспективная зенитно-ракетная система С–500, которая в будущем усилит А–235 в столичном регионе и обеспечит защиту от ракет вероятного противника в других важных районах, — пояснил Ходаренок. — Она будет мобильной, сможет быстро менять позиции. А значит, имеет все шансы скрыться от спутников неприятеля. ► Напомним, что замминистра обороны Юрий Борисов в феврале сообщил, что первый опытный образец этой системы будет готов к 2020 году. Комплекс сможет поражать и аэродинамические (самолеты, вертолеты, БЛА), и баллистические цели. Радиус поражения С–500 составит 600 километров. Она сможет обнаружить и одновременно ударить по 10 баллистическим сверхзвуковым целям, летящим со скоростью до семи километров в секунду. ► На сегодняшний день ограниченными возможностями по борьбе с МБР обладает только зенитно-ракетная система С–400 с новыми ракетами сверхбольшой дальности 40Н6Е. По словам Юрия Борисова, С–500 будет значительно превосходить как предшественника, так и его американского конкурента — Patriot PAC–3. □ ► Автор — Андрей Коц □ ■ История создания российской системы ПРО. © Инфографика

Admin: Учения Дивизии ПВО в Подмосковье □ □ □ □ □ □ □ □

Admin: ■ № 1 (90) февраль 2017Владимир Ляпоров: Когда мне предложили возглавить академию, я принял это за честь01 марта 2017 года Тверская Военная академия воздушно–космической обороны имени Маршала Советского Союза Г.К. Жукова отмечает 60–летие □ ► Прославленная краснознамённая академия не только готовит уникальных командиров и специалистов для Воздушно–космических сил, но и является ведущим научным центром по вопросам исследования вооружённой борьбы в воздушно-космической сфере. Академия по праву гордится своими выпускниками, многие из которых стали выдающимися военными командирами. Среди выпускников и начальник BA ВКО — генерал–майор, кандидат технических наук Владимир Ляпоров. Он был назначен на эту должность в 2013 году, в один из самых сложных периодов за всю шестидесятилетнюю историю академии. Тогда стоял вопрос о закрытии уникального военного вуза. □ ■ Награды академии □ – Владимир Николаевич, расскажите, пожалуйста, как начиналась Ваша работа в академии? – Моя работа в академии началась в июне 2013 года, когда по приказу командующего Космическими войсками генерал–майора А. В. Головко я возглавил Государственную аттестационную комиссию, которая принимала экзамены у выпускников. В это время положение было действительно сложным. Фактически академия находилась на завершающем этапе закрытия. Набор не осуществлялся уже несколько лет. Все обучающиеся и специальности подготовки были переданы в другие вузы, за исключением нескольких десятков иностранных военнослужащих, перевод которых не мог быть осуществлён без пересмотра межгосударственных контрактов. Справедливости ради необходимо сказать, что дело даже не столько в контрактных обязательствах, сколько в том, что, зная высочайший уровень и более чем полувековой опыт подготовки в академии, руководство ВС иностранных государств не желало переводить обучение в другие непрофильные вузы, настаивая на обучении именно у нас. Командование академии на тот период времени предпринимало отчаянные усилия по сохранению профессорско–преподавательского состава, который должен был быть уволен в соответствии с организационно–штатными мероприятиями, а также по сохранению уникальной и дорогостоящей учебно–материальной базы. □ – Это было связано с печально известным постановлением правительства под номером 1942 о закрытии академии, инициированным бывшим министром обороны Сердюковым? – Да, именно это постановление правительства должно было стать финальной точкой в существовании академии. При этом на месте академии планировалось оставить часть администрации для реализации процедур ликвидации и специальный факультет для завершения выполнения контрактных обязательств по обучению иностранных военнослужащих. □ – Я знаю, что была серьёзная борьба за академию. – В результате поспешного решения, которое не учитывало стремительное возрастание роли воздушно–космического пространства как новой сферы вооружённой борьбы, шло поэтапное уничтожение академии. Остановить этот процесс удалось только благодаря целому ряду обстоятельств. Это и неравнодушная позиция наших ветеранов и ветеранов Войск ПВО, а также профессорско–преподавательского состава академии. В период с 2011 по 2013 год было подготовлено около десятка различных документов, обоснований, докладов руководству Министерства обороны Российской Федерации, командованию Войск воздушно–космической обороны, обращений в органы государственной власти с обоснованием необходимости сохранения академии. Было инициировано два заседания Комитета Государственной думы по обороне. По инициативе личного состава и ветеранов академии был организован сбор подписей под обращением за сохранение нашего вуза, в результате которого собрано более 38 тысяч подписей. □ □ Слева: Заседание учёного совета академии. Справа: Факультет подготовки специалистов с ВВОТП (высшей военной оперативно–тактической подготовкой) □ «Обращение ко всем органам власти», подписанное 50 ведущими учёными академии, было опубликовано в ряде газет и размещено на сайте Государственной думы Федерального собрания РФ. Неоценимый вклад в сохранение академии внесли генерал–полковник в отставке А.И. Хюпенен, генерал–лейтенанты С.А. Лобов и П.П. Кураченко, губернатор Тверской области Герой России А.В. Шевелёв, Б.Ф. Чельцов, А.Ю. Горьков, митрополит Тверской и Кашинский Виктор и многие другие. Мы постоянно ощущали поддержку командования Войск ВКО и Военно–воздушных сил в лице их командующего и главнокомандующего. И конечно, решающую роль в сохранении академии сыграла позиция только что назначенного в тот период времени на пост министра обороны генерала армии Сергея Кужугетовича Шойгу, который 21 февраля 2013 года принял окончательное решение о сохранении академии. □ – Владимир Николаевич, Вы пришли руководить академией, когда она переживала не самые простые времена. Курсантов и слушателей не набирали несколько лет, профессорско–преподавательский состав был сокращён. Многое пришлось создавать заново. Как Вы справились с этими сложными задачами? – По моему глубокому убеждению, воспитанному ещё с курсантской скамьи, приказ не подлежит обсуждению, а поставленная задача должна быть выполнена качественно и в установленный срок. Когда мне предложили возглавить академию, я принял это за честь. Я прослужил более тридцати лет в войсках; был назначен сюда с должности заместителя командующего командованием противовоздушной и противоракетной обороны и, как мне казалось, имел достаточный опыт для решения этой сложной задачи. Тем более, что речь шла о моей родной академии, где я сам учился. Я был в курсе событий и не мог спокойно смотреть на всё, что происходило с учебным заведением, которому я многим обязан. Сейчас я могу сказать, что о принятом для себя решении не жалею. Скажу откровенно, мне здесь очень нравится. Масштаб и сложность решаемых задач позволяют чувствовать свою причастность к большому и важному делу. Видны результаты нашего труда. Академия преображается. Каждый год проводится набор курсантов, слушателей. Потом выпуск. Интересно смотреть, как на твоих глазах меняются люди: взрослеют, набираются опыта и знаний. Приходит один человек, а к выпуску он уже другой. Интересно работать с нашим профессорско–преподавательским составом. Некоторые из этих людей ещё меня учили. Это уважаемые, авторитетные учёные с именем и своим мнением. □ – Кто из преподавателей Вам запомнился за время, пока Вы были слушателем? – Я поступил в академию в 1990–м и закончил в 1993 году. Предметы военной специальности давались легче, а вот высшая математика заставила потратить немало сил. Но у нас был прекрасный преподаватель — Восканян Анна Багратовна. Она сумела наладить учёбу всех нас, офицеров, которые прибыли из войск. Когда я был назначен начальником академии, я поинтересовался, преподаёт ли она? Я знал, что после нашего выпуска она ещё долгие годы преподавала. Но сказали, что Анна Багратовна в академии уже не работает. Когда начался набор курсантов, я её пригласил, и сейчас она с успехом передаёт свои знания новому поколению офицеров. □ □ Парад в честь 75–летия освобождения города Калинина (Твери) от немецко–фашистских захватчиков □ – Академии исполняется 60 лет. Оглядываясь на этот срок, есть какой–то период, который кажется наиболее значительным? – Каждый период по–своему интересен. Трагичным был, пожалуй, один — когда вышло постановление правительства, на основании которого академия должна была прекратить существование. Всё остальное время, на протяжении всей своей истории, академия развивалась; перед ней ставились новые перспективные задачи; она совершенствовалась по всем направлениям. Не случайно академия награждена орденом Красного Знамени, имеет семь орденов различных государств. В 2007 году ей вручён вымпел министра обороны Российской Федерации «За мужество, воинскую доблесть и высокую боевую выучку». Наша академия всегда была, есть и будет на самых передовых позициях военного образования и науки. □ – В чём уникальность Вашей академии? – Здесь осуществляется комплексная подготовка специалистов для решения задач воздушно–космической обороны страны. Комплексность заключается в том, что здесь по взаимосогласованным учебным планам и программам готовят специалистов зенитных ракетных войск, радиотехнических войск, ракетно–космической обороны, разведки и радиоэлектронной борьбы. Офицер — выпускник нашей академии — владеет навыками организации и управления частями различных родов войск в рамках единой системы воздушно–космической обороны. Ряд из 22 специальностей подготовки является уникальным для Вооружённых сил. Кроме того, мы осуществляем подготовку научно–педагогических кадров в адъюнктуре по шести специальностям — как по военным, так и по техническим наукам. В академии заложены и продолжают развиваться научные, педагогические традиции, создана мощная учебно–материальная база. В настоящее время академия укомплектована преподавательским составом более чем на 90%. Укомплектованность учёными высшей квалификации составляет более 63%. Среди них пять заслуженных деятелей науки Российской Федерации, 33 человека удостоены различных почётных званий Российской Федерации в области образования и науки. У нас работают около 300 докторов, кандидатов наук, профессоров, доцентов. Учебно–материальная база за последние несколько лет после принятия решения о сохранении академии прошла глубокую модернизацию. Только в 2016 году в дополнение к более 120 образцам вооружения, имеющимся в академии, поступило ещё 12 образцов вооружения и военной техники зенитных, ракетных и радиотехнических войск и четыре новых тренажёрных комплекса. На них успешно занимаются не только наши слушатели, курсанты, но и военнослужащие иностранных государств и студенты гражданских вузов, имеющих военные кафедры. В этом же году мы впервые набрали курсантов–девушек по нескольким специальностям. □ – А с какой целью девушек набрали? – Это не дань моде. Прежде чем принять такое решение, мы очень внимательно изучили опыт других вузов Министерства обороны. Ознакомились с результатами исследований, которые показали, что по многим психофизическим параметрам, характеризующим особенность службы в наших войсках, военнослужащие–женщины не уступают, а по некоторым пунктам превосходят мужчин. Это — дисциплинированность, усидчивость, внимание, исполнительность, выносливость. И практика показывает, что мы не ошиблись. Когда проходил курс молодого бойца, то по нормативам военной специальности девочки часто показывали результат выше, чем юноши. В учёбе среди них нет отстающих. Все нормативы они сдают на «хорошо» и «отлично». Количественные параметры набора обеспечивают гарантированное распределение всех, кто поступил на учёбу, вне зависимости от пола. Хочу отметить, что в прошлом году у нас конкурс был шесть девушек на место. В этом году ожидается около двадцати человек на место. □ ■ Первый в истории академии женский взвод курсантов □ – Где они будут служить после окончания академии, по каким специальностям? – Девушки учатся по двум престижным и востребованным в войсках специальностям: «применение и эксплуатация автоматизированных систем управления противовоздушной обороной» и «применение и эксплуатация комплексов средств автоматизации контроля использования воздушного пространства». Служить они будут на стационарных командных пунктах и пунктах управления соединений и объединений Воздушно–космических сил. □ – В чём заключается вклад академии в военную науку? – Этот вклад огромен. За свою историю академия стала основоположницей теории воздушно–космической обороны страны. Нашими учёными разработан целый ряд фундаментальных военно–теоретических трудов по различным аспектам строительства и применения сил и средств ВКО. Проведено несколько тысяч научно–исследовательских работ, более десятка опытно–конструкторских работ по созданию систем и развитию вооружения и военной техники. Достижения учёных академии отмечены многочисленными наградами на российских и международных научных конференциях и выставках. Например, наградами Всероссийской выставки научно-технического творчества молодёжи, Международной выставки средств безопасности государства «Интерполитех», Московского международного салона изобретений и инновационных технологий «Архимед» (по итогам салона и в 2015, и в 2016 году инновационные проекты академии получали и золотую, и серебряную медали). По итогам работы выставки «День инноваций Министерства обороны Российской Федерации – 2015» академия награждена призом и дипломом за лучший инновационный проект военно–учебного заведения Министерства обороны Российской Федерации, а также дипломом за активное участие в инновационной деятельности. Стали традиционными награды академии по итогам Международного военно-технического форума «Армия–2015» и «Армия–2016». Представленный в 2016 году инновационный проект академии «Небосвод» на конкурсе Министерства обороны РФ «Прорыв в будущее» получил приз и диплом «Лучший инновационный проект в интересах Вооружённых сил Российской Федерации». В академии существуют восемь научных школ, в рамках которых трудятся наши учёные. Сейчас у нас несколько диссертаций на подходе: докторанты готовятся к защите по той или иной проблематике. □ – Владимир Николаевич, у Вас как у начальника академии есть какая–нибудь особенная гордость? – Мы постоянно развиваемся. С каждым годом увеличиваем набор слушателей — офицеров и курсантов, число обучающихся из стран СНГ. Особая наша гордость — это поступление к нам в академию в 2015 и 2016 годах современных образцов вооружения, военной техники, тренажёрных комплексов. Эта техника позволяет совмещать теоретические и практические занятия. Благодаря этому наши курсанты и слушатели выходят из академии подготовленными специалистами в области ЗРВ, РТВ, ракетно–космической обороны и достойно представляют нашу академию в войсках. В академии проведена огромная работа по модернизации учебно–материальной базы. В 2016 году мы отремонтировали и спортивные залы, и учебные аудитории. Усовершенствованы классы самостоятельной подготовки. Созданы хорошие условия для работы и отдыха преподавателей. По компьютеризации академия занимает одно из первых мест среди учебных заведений Министерства обороны РФ. □ Слева: Представители академии на «Дне инноваций Министерства обороны Российской Федерации – 2015». Справа: Статс–секретарь – заместитель министра обороны Российской Федерации Н.А. Панков у стенда академии на сборах руководящего состава вузов Министерства обороны Российской Федерации □ – Каким Вы видите будущее академии? – Ежегодно увеличивается набор слушателей и курсантов. В соответствии с Планом развития академии на период до 2020 года, утверждённым министром обороны, осуществляется поставка новых образцов военной техники. В 2016 году академии подчинены два учебных центра. Так, Учебный центр зенитных ракетных войск в посёлке Войсковицы Гатчинского района Ленинградской области предназначен для профессиональной переподготовки подразделений зенитных ракетных войск к выполнению задач по предназначению и повышения квалификации офицерского состава по профилю зенитных ракетных войск. Аналогичные задачи, только для радиотехнических войск, решает Центр подготовки специалистов (расчётов РТВ) во Владимире. Поэтому перспективы у академии самые оптимистичные. Будем и дальше трудиться, чтобы академия стала ведущим учебным и научным центром подготовки офицеров для ВКС — за счёт широкого внедрения в образование новых информационных технологий; усиления интеграции учебного процесса и научных исследований; развития системы многоуровневого непрерывного профессионального образования специалистов ракетно-космической и противовоздушной обороны; а также дальнейшего расширения возможностей подготовки иностранных военных специалистов и военных кадров для объединённой системы ПВО государств – участников СНГ в статусе базовой организации. □ □ Выпуск 2016 года. Факультет специалистов с высшей военной оперативно–тактической подготовкой. Прощание с Боевым знаменем □ – Воздушно–космическая сфера — область вооружённой борьбы, от которой сегодня зависит ход и исход военных конфликтов. Можно сказать, что Ваша академия находится на переднем крае, где выковывается главный щит обороноспособности? – Это очевидно из нашего названия — Военная академия воздушно–космической обороны. Поэтому в первую очередь этим принципам мы и следуем, готовя специалистов теоретически и практически, чтобы наши зенитные ракетные, радиотехнические войска успешно выполняли эти задачи. Вся деятельность нашей академии направлена именно на совершенствование воздушно–космической обороны. □ – Владимир Николаевич, когда Вы сами были слушателем академии, возникала у Вас мысль, что когда–нибудь вернётесь сюда начальником? – Таких мыслей не было. Я не предполагал. Но это уже не первый подобный случай за время моей службы. В 1983 году я окончил Житомирское высшее военное училище и после распределения был назначен командиром взвода в составе девятого корпуса противоракетной обороны, а спустя годы стал командиром этой же части. Потом закончил академию и был назначен её начальником. Наверное, это судьба. □ □ Приезд министра обороны Российской Федерации Сергея Кужугетовича Шойгу в ВА ВКО. 2013 год □ □ У академии еще с советских времен свой полигон. Здесь находятся как современные комплексы, эксплуатируемые в Вооруженных силах Российской Федерации, так и те, которые экспортируются за рубеж □ ► Авторы — Кирилл Плетнер, Альгирдас Руйбис Автор фото: Александр Омельянчук и фото из архива ВА ВКО

Admin: ■ № 1 (86) июль 2016ВКС — новый щит России □ Анализ тенденций развития средств вооружённой борьбы и способов их применения в период с 2020 по 2025 год позволяет сделать вывод о коренном изменении характера вооружённой борьбы. Её центр тяжести и основные усилия переносятся в воздушное и космическое пространство. Ведущие военные державы главную ставку делают на завоевание господства в воздушно–космической сфере. □ □ Павел Кураченко, член президиума Вневедомственного экспертного совета по вопросам воздушно–космической сферы, генерал–лейтенант, начальник Главного штаба, — первый заместитель главнокомандующего Воздушно–космическими силами. По материалам доклада «Воздушно–космические силы — новый щит России». □ Россия и мир □ ► Результаты анализа военно–политической ситуации в мире показывают, что западные государства во главе с США возвращаются в своих политических амбициях к временам холодной войны. Первоочередной мишенью избрана Россия, поскольку представляет собой, с одной стороны, потенциальное организационное ядро сопротивления планам Запада, а с другой — ресурсную базу любой незападной коалиции. ► Россия — единственная глобальная сила, способная и готовая к противодействию в военном и идеологическом плане. Для её ослабления, огораживания, лишения геостратегического манёвра идут в ход и меры информационной войны, и экономические санкции, и демонстрация военного превосходства. Самый опасный период для России наступит на рубеже 2020—2025 годов, когда начнётся технологическое перевооружение развитых стран и Китая, а Соединённые Штаты и другие западные государства выйдут из депрессии 2008—2018 годов и совершат новый технологический скачок. □ □ ► Закономерность, что «ход и исход военных действий в значительной мере определяется успешными действиями в воздушном и космическом пространстве», определяет реальное состояние дел в этой сфере. Об этом убедительно свидетельствует опыт военных конфликтов второй половины XX и начала XXI века. □ Роль систем ПВО в вооружённой борьбе □ ► Активные действия или бездействие национальных систем противовоздушной обороны (ПВО) государства и ударных сил определяли ход и исход вооружённой борьбы. Так было во Вьетнаме, где активные и эффективные действия национальных сил ПВО вынудили агрессора отказаться от ведения войны. И напротив, бездействие или слабость национальных систем ПВО привела к развалу ряда государств. Так было в Ираке, Ливии, Югославии. ► Проблема обеспечения безопасности РФ в воздушно–космической сфере становится как никогда актуальной. В интересах её решения с 01 августа 2015 года в соответствии с Указом Президента Российской Федерации к выполнению поставленных задач приступил новый вид Вооружённых сил — Воздушно–космические силы (ВКС). Он является одновременно мечом и щитом России в воздушно–космической сфере. ► Боевой состав Воздушно-космических сил включает: Главное командование ВКС, командование дальней авиации, командование военно–транспортной авиации, четыре объединения ВВС и ПВО военных округов, объединение ПВО–ПРО и объединение Воздушно–космических сил, а также государственный испытательный космодром. ► В составе ВКС России имеются три рода войск: Военно–воздушные силы, Войска противовоздушной и противоракетной обороны, Космические войска. Кроме того, в состав ВКС входят специальные войска: воинские части и подразделения радиоэлектронной борьбы; связи, радиотехнического обеспечения и автоматизированных систем управления; инженерные и метеорологические. ► Решению о создании Воздушно–космических сил предшествовала длительная дискуссия в открытой печати, участниками которой являлись многие из членов ВЭС ВКО. Высказанные в её ходе соображения, как и позиции, изложенные в различных документах, внимательно изучались членами группы Генерального штаба Вооружённых сил Российской Федерации, на которую была возложена разработка предложений по созданию нового вида Вооружённых сил. Окончательные выводы сформированы на основе творческого синтеза различных взглядов и накопленного опыта строительства и применения сил, действующих в воздушно–космической сфере. При этом учитывался опыт как собственный, так и передовых держав. ► Авиационные, ракетные и космические средства вооружённой борьбы сейчас составляют основу не только военно–воздушных сил ведущих государств мира. Они являются также неотъемлемым компонентом современных военно–морских сил и сухопутных войск. Это привело к тому, что охват воздушной (а в последние десятилетия — воздушно–космической) сферы стал непременным атрибутом современного общевойскового боя. Борьба за господство в воздухе прочно вошла в разряд самых приоритетных задач вооружённого противоборства. □ □ ► Основными задачами Воздушно–космических сил являются: • поддержание потенциала войск (сил) на уровне, обеспечивающем во взаимодействии с другими видами и родами войск Вооружённых сил, гарантированное решение задач стратегического сдерживания; • ведение разведки воздушно–космической обстановки и вскрытие начала нападения; • отражение агрессии в воздушно–космической сфере и защита от ударов из космоса и с воздуха промышленно–экономических районов, важных объектов страны и группировок войск; • поражение объектов и войск противника; • обеспечение запусков космических аппаратов и управление ими в орбитальном полёте. □ Стратегическое сдерживание □ ► Рассматривая участие системы ВКО РФ в стратегическом сдерживании, необходимо отметить, что первоочередной и относительно малозатратной реакцией на обострение угрозы «разоружающего» удара, вследствие развития стратегического потенциала США, может быть повышение роли ответно–встречного удара Стратегических ядерных сил РФ (СЯС). Задача ВКО в этих условиях состоит в совершенствовании возможностей по предупреждению в рамках создаваемой системы разведки и предупреждения о воздушно–космическом нападении (СРПВКН). ► Её решение возможно за счёт эшелонирования СРПВКН, включения в её состав элементов космического, воздушного, наземного и морского базирования, функционирующих на различных физических принципах. Такое построение СРПВКН позволит обеспечить выполнение требований по времени выдачи и достоверности информации предупреждения. Состав средств разведки по эшелонам должен определяться с учётом характера возможных действий СВКН противника, климатических и геофизических особенностей на конкретном стратегическом воздушно–космическом направлении. ► При всей важности повышения эффективности ответно–встречного удара необходимо учитывать, что стратегическая стабильность будет максимально надёжной при способности нанести агрессору неприемлемый ущерб в ответном ударе, то есть в наиболее тяжёлых для СЯС РФ обстоятельствах. Эта способность обеспечивается высокой живучестью СЯС. Участие ВКО в реализации такой живучести сводится к огневому прикрытию объектов СЯС. В качестве первоочередных предлагаем рассматривать объекты Ракетных войск стратегического назначения (РВСН). Первоочередной характер их прикрытия обусловлен тем, что в этих войсках находится основной потенциал СЯС и весь потенциал ответно–встречного удара. ► Анализ развития возможных сценариев военного противостояния с участием Российской Федерации, основанный на учёте факторов военно-политического, военно–технического и военно–географического характера, позволяет сделать следующие выводы. ► В различных по масштабу войнах с применением только обычных средств поражения вооружённое противоборство в воздушно–космической сфере будет играть решающую роль, особенно в начальном периоде войны. □ □ □ ► Задачами ВКО в таких войнах будут: • непрерывное ведение разведки воздушно-космического пространства, выдача разведывательной информации и информации предупреждения об оперативном развёртывании сил и средств воздушно–космического нападения, начале нападения, оперативном построении и действиях группировок СВКН; • прикрытие важнейших объектов Вооружённых сил, стратегических резервов от ударов СВКН противника в местах их дислокации, сосредоточения, при выдвижении, развёртывании и в проводимых ими операциях, сил флотов в пунктах базирования и в море на радиус действия сил и средств ВКО, ключевых объектов экономики и инфраструктуры в районе конфликта. ► Эффективное решение силами и средствами ВКО информационных и силовых задач поможет не допустить завоевания и удержания противником превосходства в воздухе. ► Применительно к Российской Федерации следует отметить факторы, создающие благоприятные условия для применения группировок СВКН иностранных государств и обусловливающие предпочтительность воздушно–космического вторжения по сравнению с сухопутным. ► К числу таких факторов следует отнести: • наличие крупных группировок СВКН иностранных государств вблизи границ РФ; • близость РФ к очагам нестабильности и повышенной конфликтности, наличие таких очагов в пределах границ СНГ и самой РФ; • большая протяжённость границ, площадь территории, что усложняет возможность сосредоточения сил ПВО (ВКО) на угрожаемых направлениях; • наличие анклава (Калининградская область), а также удалённых и труднодоступных районов (Приморье, Сахалин, Камчатка, Чукотка); • наличие объектов стратегических ядерных сил, АЭС, химических предприятий и других потенциально опасных объектов; • отсутствие достаточного информационного предполья на важнейших направлениях. ► Эти и другие факторы в совокупности создают благоприятные условия для применения группировок СВКН потенциальным противникам, обусловливают предпочтительность воздушно–космического вторжения по сравнению с сухопутным и одновременно затрудняют решение задач воздушно–космической обороны страны. ► При определённых условиях цель агрессии может быть достигнута и без сухопутного вторжения. Если же конечная цель агрессии будет заключаться в захвате части территории РФ и установлении контроля над её природными ресурсами, то воздушная (воздушно-космическая) фаза вооружённого противоборства будет направлена на создание благоприятных условий для сухопутного (морского) вторжения. ► Эффективное решение силами и средствами ВКО информационных и силовых задач поможет не допустить быстрого завоевания и удержания противником безусловного превосходства в воздухе. □ Проблемы и пути их решения □ ► Опыт войн ХХ — начала ХХI столетия убедительно свидетельствует о том, что без современной воздушно–космической обороны война будет непременно проиграна. Однако тот же опыт говорит и о том, что при пассивной обороне нельзя в принципе рассчитывать на благоприятный для обороняющегося исход войны, какой бы эффективной ни была оборона. ► Рассмотрение, а тем более планирование в качестве альтернативных вариантов только ударных или только оборонительных действий в ходе вооружённого противоборства допустимо лишь в чисто теоретическом плане. Преимущества сочетания оборонительных и наступательных действий давно доказаны практикой прошедших войн, в том числе и опытом Великой Отечественной войны. ► Только в случае комплексного применения обороняющейся стороной и оборонительных, и ударных средств при отражении агрессии, вооружённое противоборство приобретает основные классические черты войны. В противном случае чаще всего имеет место нечто похожее на карательную операцию. Именно так выглядят действия ВВС и ВМС США против Ливии (1986 год), действия многонациональных сил против Ирака (1991 год), действия стран НАТО против Югославии (1999 год). Исход всех перечисленных выше военных конфликтов известен. Отсутствие возможностей одной из сторон по нанесению ударов по противнику однозначно обеспечивает победу другой стороны, какой бы сильной противовоздушной обороной не обладала жертва агрессии. Вопрос только во времени. ► Эффективное решение задач вооружённого противоборства в воздушно–космической сфере невозможно без наличия современной системы управления, обеспечивающей комплексное применение ударной и оборонительной компоненты. К настоящему времени создана и совершенствуется система управления войсками (силами) ВКО. К сожалению, система управления ударной компонентой отстаёт от современных требований. Решение данной проблемы позволит создать комплексную ударно–оборонительную систему, решающую задачу ведения вооружённой борьбы в воздушно–космической сфере. ► Основными направлениями строительства и развития ВКС в части ВКО являются: • создание перспективных комплексов ПВО-ПРО и их интеграция в единую систему управления ВКО; • перевооружение войск на перспективные образцы ВВСТ ВКО; • совершенствование разведывательно–информационных систем ПРН (предупреждения о ракетном нападении) и ККП, а также их интеграция в единую систему разведки и предупреждения о воздушно–космическом нападении; • наращивание численного состава и качественных характеристик отечественной орбитальной группировки. ► Говоря о важнейшей в настоящее время проблеме наращивания группировок войск (сил) на стратегических направлениях, надо отметить, что её решение должно идти по трём основным направлениям: • создание совершенно новых группировок войск (сил), оснащённых современными образцами ВВСТ; • наращивание количественно–качественного состава существующих группировок войск (сил); • обеспечение стратегической мобильности авиации и войск ПВО. ► В целом реализация спланированных мероприятий к 2021 году позволит ВКО Российской Федерации выполнить стоящие перед ней задачи. ► Возможности СРПВКН позволят обеспечить своевременное предупреждение о воздушно–космическом нападении с целью обеспечения принятия решения на ответные действия, в том числе применение СЯС. ► Существенно увеличатся возможности ПРО. ► Будет обеспечено гарантированное зенитно–ракетное прикрытие важнейших военных и государственных объектов, в первую очередь объектов СЯС и высших звеньев управления государством и Вооружёнными cилами. ► Реализация намеченных планов по строительству ВКО РФ невозможна без чёткой, качественной и, главное, слаженной работы всех органов военного управления, научно–исследовательских организаций и предприятий оборонно–промышленного комплекса. Большая роль в этом процессе отводится и ВЭС по проблемам ВКО. ► Работы по созданию ВКО РФ должны вестись с общей направленностью, предусматривающей создание и развитие информационных и огневых средств с обязательным сопряжением посредством единой системы боевого управления и связи.

Admin: ■ 08–09–2017На позициях нового типаДискомфорт при несении боевого дежурства приказано уничтожить ■ Фото Вадима Савицкого □ Министр обороны РФ генерал армии Сергей Шойгу проверил результаты обновления инфраструктуры позиций подразделений, частей и соединений 1–й армии противовоздушной и противоракетной обороны (особого назначения) Воздушно–космических сил. □ ► Как известно, 1–я армия ПВО-ПРО ВКС обеспечивает охрану воздушного пространства Москвы и Центрального промышленного района. Входящие в это объединение соединения, части и подразделения дислоцируются в непосредственной близости от российской столицы. Так что важность задач, решаемых этой армией, очевидна. ► Однако до недавнего времени многие здания на позициях, где личный состав входящих в 1–ю армию воинских формирований нёс боевое дежурство, выглядели, прямо скажем, удручающе. КПП, казармы, хранилища для техники, столовые и прочие объекты, построенные зачастую хозспособом, нуждались даже не в капитальном ремонте — в демонтаже и утилизации. На их месте с использованием передовых строительных технологий и материалов требовалось возвести новые здания и сооружения, полностью отвечающие своему функциональному предназначению и обеспечивающие соответствующий требованиям времени уровень комфорта. Ведь чтобы на боевом дежурстве у личного состава подразделений радиотехнических и зенитных ракетных войск не ослабевало внимание ни днём ни ночью, чтобы ни при каких обстоятельствах воздушная цель не проскочила незамеченной, отдых после смены с дежурства и перед очередным заступлением должен быть полноценным. И даже такой совершенный и безотказный трассовый радиолокационный комплекс двойного назначения, как «Сопка–2», который уже поступил и продолжает поступать на вооружение радиотехнических войск 1–й армии ПВО–ПРО, нуждается в неусыпном внимании тех, кто заступает на нём дежурить. ► Что возводить вместо старых демонтированных зданий? По большому счёту было два варианта: объекты капитального строительства или сооружения с использованием блочно–модульных конструкций. Вопрос обсуждался на заседании Коллегии военного ведомства, взвешивались все за и против. В результате министр обороны генерал армии Сергей Шойгу принял решение, Коллегия военного ведомства — соответствующее постановление, и был выбран второй вариант, который позволяет значительно сократить сроки строительства, его стоимость и обеспечивает мобильность, поскольку модульные конструкции при необходимости передислокации части можно перевезти на новое место. К тому же в случае оптимизации оргштатов и увеличения или, наоборот, сокращения численности дежурных смен можно изменить количество модулей и, соответственно, площадь жилого фонда и ёмкость тенто–мобильных укрытий техники. ► Лишь только начались преобразования, и как грибы после дождя в лесах Подмосковья стали появляться новые блочно–модульные городки, обеспечивающие несение боевого дежурства личным составом 1–й армии ПВО–ПРО. Сейчас эти городки (всего их в объединении порядка 40) находятся в разной степени готовности. Городок, который был в одном из соединений 1–й армии построен за два месяца (!) первым для подразделения радиотехнических войск, проверил в среду генерал армии Сергей Шойгу. ► Вообще, жизнь армии, как и любых других государственных институтов, есть сочетание функционирования и развития. Если функционирование позволяет сохранять достигнутый уровень, то развитие обеспечивает восхождение на более высокую ступень. И генерал армии Сергей Шойгу уделяет пристальное внимание именно развитию, восхождению армии на новый уровень во всём. В том числе — в кардинальном обновлении инфраструктуры полевых позиций войск ПВО–ПРО. ► Сразу по прибытии в военный городок министр обороны принял доклад от командующего армией генерал–лейтенанта Андрея Дёмина о предназначении, боевом составе и задачах, возложенных на 1–ю армию ПВО–ПРО. Затем приступил к докладу главе военного ведомства заместитель главнокомандующего Воздушно–космическими силами по материально–техническому обеспечению генерал–майор Владимир Тришункин. Его доклад был посвящён совершенствованию инфраструктуры соединений, воинских частей и подразделений ВКС с применением блочно–модульных конструкций. □ □ ► Он сообщил, что все начатые в этом году блочно–модульные городки для отдельно расположенных подразделений зенитных ракетных и радиотехнических войск уже построены и сейчас там проводятся пусконаладочные мероприятия. При этом для создания более комфортных условий каждый такой городок в зависимости от численности личного состава, на которую он рассчитан, оборудован дополнительно баней, кафе, спортзалом, комнатами для хранения оружия. ► Генерал–майор Тришункин особо отметил автономность блочно–модульных городков и одновременно возможность их подключения к центральным энергосетям, после чего доложил о масштабной работе, которая была выполнена в ходе обновления инфраструктуры отдельно расположенных подразделений ЗРВ и РТВ. И заверил министра, что в этом году в ВКС будет завершено создание более 40 блочно–модульных городков. ► Выслушав докладчика, министр обороны после этого проверил каждый новый объект городка, созданный с применением новых строительных материалов и технологий. Осмотр контрольно–технического пункта, тенто–мобильного укрытия с находящейся в нём техникой, равно как и универсального комплекса проверки технических средств, а также контейнерной автомобильной заправочной станции КАЗС–20/2, вопросов не вызвал. Преимущества той же КАЗС–20/2 налицо — её можно быстро погрузить на автомобиль и перевезти в другое место. ► В новом спортзале, куда затем зашёл министр обороны, установлено множество тренажёров. Так что условия для снятия нервного напряжения после дежурства с помощью силовых упражнений в городке созданы замечательные. ► Не вызвала нареканий и столовая, которая у генерала армии Сергея Шойгу стала следующим объектом проверки. Затем глава военного ведомства осмотрел штаб батальона управления, проверил различные помещения казармы, которая, надо отметить, оборудована кондиционерами и электрическими отопителями. Кстати сказать, в комнате для умывания установлены мощные объёмные водонагреватели, так что у прибывших на боевое дежурство из пункта постоянной дислокации всегда должна быть горячая вода. ► Первый блочно–модульный городок, обеспечивающий несение боевого дежурства радиотехническим подразделением 1–й армии ПВО–ПРО (особого назначения), возведён за два месяца ► О том, какими возможностями обладает комната психологической разгрузки, министру обороны доложила начальник группы психологической работы (начальник психологической службы) отделения по работе с личным составом соединения капитан Ирина Шувалова. В комнате есть всё необходимое для проведения групповых занятий, тренингов и индивидуального психологического консультирования: аудио– и видеоаппаратура с комплектами фильмов и аудиосопровождения, средства для релаксации, которая необходима после смены с боевого дежурства, аппараты биоритмостимуляции (кстати, отечественного производства), стол для пескотерапии. Увиденным глава военного ведомства остался весьма доволен, после чего сразу проверил комнату информирования и досуга, оборудованную огромным телевизором с возможностью просмотра 29 каналов, интерактивной доской, на которой можно демонстрировать слайды, библиотекой, видеотекой, шахматами и другими настольными играми. Размер помещения оптимален, то есть позволяет разместиться всему расположенному здесь подразделению. И мебель установлена современная и экологичная, не из недолговечных древесно–стружечных плит. Так что и здесь у генерала армии Сергея Шойгу нареканий не было. ► В целом после осмотра всех зданий ряд замечаний министр обороны всё–таки высказал, поскольку в ходе проверки обращал внимание на все детали. Ведь всё, что сделано в этом первом городке, далее будет воспроизводиться в следующих. Естественно, всё взято на контроль. И доклад об устранении этих замечаний конечно же не заставит себя долго ждать. ► Впереди у первого такого городка 1–й армии ПВО–ПРО первые испытания — зимними холодами, снегом на крышах, затем весенней капелью… Строители утверждают, что эти испытания блочно–модульные конструкции (кстати, хорошо зарекомендовавшие себя в Сирии) выдержат и в средней полосе России. И тогда в самом ближайшем будущем подобные блочно–модульные городки будут возведены в местах несения боевого дежурства отдельно расположенными подразделениями ВМФ и четырёх армий ВВС и ПВО. То есть практически по всей России. □ ► Автор — Александр Тихонов

Admin: ■ № 1, 2017Важнейшее условие успеха в боюН. Попов, кандидат военных наук, доцент, ВА ВКО, г. Тверь □ □ □ □ □

Admin: ■ 01–11–2017МиГ–31БМ против ATACMS и инструментов «Быстрого глобального удара»:Cтоит ли игра свеч? Важность авиации ПВО □ ► Огромное количество споров и размышлений, касающихся отработки и грядущего применения на практике американской концепции «Быстрого глобального удара», можно встретить на российских просторах глобальной сети и на русскоязычных зарубежных военно–аналитических ресурсах. Не является секретом и то, что многочисленные тактические моменты реализации БГУ против основных военно–промышленных объектов России и Китайской Народной Республики уже на регулярной основе оттачиваются до совершенства посредством специальных компьютеризированных терминалов–тренажеров, увязанных в единую тактическую сеть, а также непосредственно на учебно–тренировочном программном обеспечении, загруженном в СУО тактических истребителей, стратегических бомбардировщиков–ракетоносцев, многоцелевых и стратегических атомных подводных крейсеров, а также надводных боевых кораблей УРО (ЭМ класса «Arleigh Burke» и РКр «Ticonderoga»). ► В закоренелых ура–патриотических кругах принято утверждать, что большое количество недавно принятых на вооружение Воздушно–космических сил России зенитно–ракетных полков (ЗРП) С–400 «Триумф», а также поступающих в ПВО Сухопутных войск батарей С–300В4 позволит снизить вероятность «прорыва» нашего воздушно-космического пространства практически до нуля. Также упор делается на уже состоящие на вооружении ВКС и СВ С–300ПС/ПМ1 и С–300В, которые сохранили достойные противоракетные способности и в XXI веке. Отчасти это верно, ведь на ключевых воздушных направлениях и в районах основных зон воспрещения и ограничения доступа и манёвра «A2/AD» (Калининград, Санкт–Петербург, Москва и Минск) плотность развёрнутых зенитно–ракетных полков и бригад достигает максимальных значений (разнесение дивизионов на местности минимальное). ► К примеру, зенитно–ракетные полки С–300ПС/ПМ1 и С–400 2–й дивизии ПВО, отвечающие за прикрытие воздушно–космического сектора зоны «A2/AD» Ленинградской области, развёрнуты в близко расположенных населённых пунктах Гостилицы (500–й ЗРП, 4 комплекса С–300ПМ1), Зеленогорск (1488–й ЗРП, несколько ЗРДН С–400), Ваганово (1489–й ЗРП, 2 дивизиона С–300ПС) и Ульяновка (1490–й ЗРП, 4 ЗРДН С–300ПС). Все эти деревни, пгт и города расположены на расстоянии не более 50—75 км друг от друга, что идеально вписывается в дальностные характеристики перехватываемых с помощью «Трёхсоток» и «Четырёхсоток» низковысотных целей (30—38 км в зависимости от высоты цели): всё сделано с учётом радиогоризонта и технических возможностей радаров подсвета 30Н6Е/92Н6Е. Более простым языком: данные ЗРП перекрывают все низковысотные участки над Финским заливом, Ленинградом и областью, не позволяя беспрепятственно «прорываться» таким крылатым ракетам, как JASSM–ER или «Томагавк» или NSM. При этом, некоторые участки одновременно перекрываются не одним или двумя, а сразу тремя зенитно–ракетными полками. Почти каждый ЗРП С–300/400 имеет дополнительные самоходные средства ПВО малого радиуса действия («Тор–М2У», «Панцирь–С1») для защиты 2—5–километровой «мёртвой зоны» от умудрившихся прорваться элементов высокоточного оружия противника. ► В то же время, западное воздушное направление является просто громадным пространственным сектором и на одних только калининградской и ленинградской зонах «A2/AD» не строится. Следовательно существуют и другие, куда менее защищённые участки нашего неба в районах, где отсутствуют жизненно важные военные объекты, а также энергетические и промышленные центры государства. Здесь насыщенность средствами противовоздушной обороны сведена практически к минимуму, в связи с чем имеет место большое количество непросматриваемых наземными радиолокационными средствами низковысотных участков воздушного пространства. Так, заметно ослабленный нижний сектор ВП наблюдается над южной частью Ленинградской области и северной частью Псковской области (в районе н.п. Клинки и Белая Горка). За это направление в большей степени отвечает 1544–й ЗРП, также входящий в состав 2–й дивизии ПВО 6–й армии ВКС, расположенный в посёлке Владимирский лагерь (Псковская область). Несмотря на имеющиеся в распоряжении полка зенитно–ракетные дивизионы «Бук–М1» и С–300В, радиогоризонт в 25—30 км не даёт возможности «просматривать» и «обслуживать» низковысотный участок над северной частью области, дальность до которого достигает 45 и более километров. Не способны это реализовать и находящиеся в 100—143 км зенитные ракетные полки С–300, расположенные в Гостилицах и Ульяновка. ► В то время как на вышеуказанном участке наблюдается значительная воздушная «брешь», всего в 100 километрах западнее находится территория ближайшего плацдарма объединённых ВС НАТО в Балтии — Эстонии, воздушное пространство которой может быть использовано для запуска дозвуковых, сверхзвуковых и гиперзвуковых элементов ВТО, оставляя для наших ЗРДН минимум времени на переброску в район расчётной траектории вражеских СВН. Очевидно, что используя самолёты радиоэлектронной разведки RC–135W/V «Rivet Joint», оснащённые комплексом пеленгации и анализа частотных параметров радиолокационных источников 55000 AEELS (в случае наихудшего сценария развития конфликта на Европейском ТВД), командование ОВВС НАТО может чётко «прощупать» оптимальные места удачного массированного «прорыва» западных воздушных рубежей России, и свести к нулю такой удар, мягко говоря, будет непросто. Учитывая, что малозаметные тактические ракеты большой дальности AGM–158B способны достигать Поволжья и Нижнего Новгорода, последствия такого МРАУ могут быть крайне болезненными. Хорошо, если в глуби европейской части России хватит средств ПВО и РЭБ для поэтапного перехвата всех этих ракет, а также выведения из строя их навигационных модулей GPS и корреляционных подсистем TERCOM (принцип работы последних уязвим для РЭБ, поскольку предусматривает использование радиовысотомера)... А если их количество или сосредоточение вдоль траектории полёта «Томагавков» и JASSM–ER будет недостаточным? Оперативно–стратегическая ситуация может приготовить массу неприятных сюрпризов. ► Путей «разруливания» столь неприятной ситуации существует лишь два: • скорейшее введение в боекомплекты зенитно–ракетных комплексов С–400 «Триумф» зенитных управляемых ракет большой дальности 9М96Д с активными радиолокационными головками самонаведения (даст возможность поражать воздушные цели за пределами радиогоризонта, но только по целеуказанию от сторонних радиолокационных средств, включая иные наземные РЛС, самолёты РЛДН и тактические истребители), а также ускорение темпов принятия на вооружение СВ и ВКС комплексов со сверхбольшим радиусом действия С–300В4, оснащённых новейшими ракетами с АРГСН 9М82МВ, способными по целеуказанию поражать как удалённые на 150—200 км низколетящие цели, так и цели в ближнем космосе (возможно, что для реализации вышеописанных качеств потребуется оснащение ракет–перехватчиков 9М96Д и 9М82МВ радиомодулями получения целеуказания от сторонних источников информации, что реализовано в американских ЗУР RIM–174 ERAM/SM–6); • активное использование авиации ПВО, в частности, — модернизированных дальних перехватчиков МиГ–31БМ, которые способны обнаруживать цели с эффективной отражающей поверхностью в 0,05 м² на удалении от 90 до 110 км и начинать перехват посредством ракет класса «воздух–воздух» Р–33С/37 с использованием собственного бортового радиолокационного комплекса «Заслон–АМ», либо по внешнему целеуказанию от более мощных РЛС воздушного базирования «Шмель–М» самолётов радиолокационного дозора А–50У; для «Фоксхаундов», осуществляющих боевое дежурство на высоте 14000—17000 м, явление ограниченного радиогоризонта является абсолютно чуждым (радиогоризонт по низковысотным крылатым ракетам доходит до 560 км и перекрывает инструментальную дальность БРЛС «Заслон–АМ»). ► Между тем, возможности МиГ–31Б/БМ по уничтожению низколетящих крылатых ракет противника различного класса (включая сверхмалозаметные) являются уже давно проверенным достоинством «Фоксхаунда» в ходе многочисленных натурных испытаний, приближенных к реальной боевой обстановке на воздушном участке театра военных действий. Задел по данному направлению модернизации 2,8–махового перехватчика практически исчерпан. Более интересным, неозвучиваемым моментом является способность модификации «БМ» уничтожать высокоскоростные баллистические объекты (ракеты, а также их боевое снаряжение) на различных участках траектории полёта. О наличии таких способностей ещё у первой модернизированной модификации «Фоксхаунда» с индексом «Изделие 05» (МиГ–31М «Foxhound-B/Improved Foxhound») сообщает западный информационно–аналитический справочный ресурс toad-design.com, посвящённый реактивным самолётам семейства «МиГ». Так, в публикации «Zaslon Radar» указано, что установленный под увеличенным радиопрозрачным обтекателем диаметром в 1,4 м радар «Заслон–М» в комплексировании с ракетами воздушного боя Р–37 позволял перехватывать баллистические ракеты средней дальности MGM–31C «Pershing–2», обладающие дальностью в 1800 км. ► Заметьте, такая способность указывается для первого усовершенствованного варианта «Заслона» («Заслон–М»), управляемого устаревшей бортовой вычислительной машиной «Аргон–15А» с частотой работы около 500 тыс. оп/с и объёмом ОЗУ/ПЗУ 4 и 64 Кбайт соответственно. Этого было вполне достаточно для точного и выверенного целеуказания по боеголовке «Pershing–2», замедляющейся до 3,5—4,5М на нисходящей ветви траектории (на высоте 25—30 км). На новейшем МиГ–31БМ установлена не менее совершенная БРЛС «Заслон–АМ». Хоть она и в 2 раза проигрывает «Заслону–М» по количеству сопровождаемых целей, её энергетические возможности превышают показатели первой версии на 60% (по цели с ЭПР 1 м² — 246 и 154 км соответственно). Управляет «Заслоном–АМ» более современная и в сотни раз более высокопроизводительная БЦВМ «Багет–55» с частотой около 300 МГц (около 160 млн так называемых «бабочек»). □ ■ БРЛС «Заслон–АМ» □ ► Этого достаточно для «захвата» и уничтожения ещё более высокоскоростных гиперзвуковых целей, обладающих скоростью полёта в 1770 м/с (6М): в этот список будет входить и передовой локхидовский разведывательно-ударный самолёт SR–72 с его гиперзвуковым боевым «снаряжением», и летательные аппараты, построенные на базе опытного образца 5,5–маховой крылатой ракеты X–51 «Waverider», и, естественно, все существующие и перспективные версии оперативно–тактической баллистической ракеты MGM–164B ATACMS Block IIA. Боевые качества перехватчика МиГ–31БМ по сей день находятся на самой высокой планке. Баллистические ракеты противника малой и средней дальности могут быть в любой момент задействованы на наиболее сложном участке ТВД, где все целевые каналы «Буков», «Триумфов» и «Антеев» «под завязку забьются» вражескими крылатыми и противорадиолокационными ракетами, а также аэродинамическими целями; здесь–то и предстоит сыграть свою главную роль дальним и высотным перехватчикам МиГ–31БМ. ► Всё, что было описано выше, имеет прямое отношение исключительно к маломаневренным гиперзвуковым крылатым и баллистическим ракетам, перехватить которые для ракет Р–33С и Р–37 не составляет большого труда, и не стоит забывать, что новые образцы гиперзвукового вооружения, включая компактные боевые блоки ОТБР/БРСД (также планируются к применению в «Быстром глобальном ударе»), будут иметь вполне полноценную систему газодинамического управления на терминальном участке траектории, а также встроенные системы радиоэлектронной борьбы, построенные на перспективной ещё более миниатюрной элементной базе. Для борьбы с такими целями, без всяких размышлений о целесообразности, потребуется разработка ракеты–перехвтчика совершенно иного «сорта», нежели Р–37. Новая противоракета должна получить более прочный корпус, выдерживающий «рывковые» манёвры с перегрузкой 60—80 ед., кольцевой модуль из нескольких «поясов» импульсных газодинамических двигателей для поперечного управления в ходе реализации кинетического уничтожения вражеской маневрирующей БР, а также активную радиолокационную ГСН на базе АФАР для более качественной помехозащищённости от КСП ПРО, применяемого высокоточным оружием противника. ► Возможно, что именно эти моменты гендиректор НИИП Ю. Белый подразумевал, когда акцентировал внимание на сохраняющемся модернизационном потенциале МиГ–31БМ в январском интервью для ТАСС. Примечательно, что передовая ракета–перехватчик могла бы унифицироваться и с такими машинами, как МиГ–35, Су–35С и Су–57 (Т–50), также обладающих радарами и оптико-электронными визирами, способными отслеживать гиперзвуковые объекты и выдавать координаты средствам их поражения. Коварный воздушно–космический театр военных действий нового века, напичканный «умным» оружием, делает немногозначный намёк, что совершенства одних лишь наземных средств ПРО едва достаточно. □ ► Источники информации: http://forum.militaryparitet.com/viewtopic.php?id=18475 http://toad-design.com/migalley/index.php/jet-aircraft/mig31/mig31-zaslon-radar/ http://www.airwar.ru/enc/fighter/mig31bm.html http://tass.ru/armiya-i-opk/3962991 □ ► Автор — Евгений Даманцев

Admin: ■ № 4 (93) декабрь 2017 годаАсимметричный ответ ракетным угрозамА. Лузан, доктор технических наук, лауреат Государственной премии РФ, генерал–лейтенант в отставке □ □ □ □ □

Admin: ■ 26–03–2018Защитят ли ВКС наш Дальний Восток?Прошлое и настоящее 11–й Краснознамённой армии Воздушно–космических сил. Часть 1 □ ► Во время недавнего послания Федеральному собранию президент России В.В. Путин озвучил информацию о разработке в нашей стране ряда образцов вооружения, у которых на сегодняшний день за рубежом нет серийных аналогов. Это заявление, вызвавшее среди части населения нашей страны немалый подъём патриотических настроений, сделанное накануне президентских выборов, безусловно, усилило позиции ныне действующего главы государства в предвыборной кампании. Но судить о том, насколько анонсированные образцы вооружения повысят нашу обороноспособность, можно будет только после того, когда они пройдут весь положенный цикл испытаний и в значимых количествах начнут поступать в войска. В то же время можно отметить, что основная часть представленного перспективного вооружения предназначена для «стратегического сдерживания» нашего основного «вероятного партнёра», в чью финансовую систему мы регулярно делаем многомиллиардные вливания. Совершенно очевидно, что эти образцы неприменимы в вооруженных региональных конфликтах, так как их использование с большой долей вероятности поставит мир на грань ракетно–ядерной катастрофы. В то же время в будущем совершенно не исключён сценарий, в котором удалённые от центральной части страны районы могут подвергнуться агрессии без использования ядерного оружия. В первую очередь это касается Калининградской области, являющейся изолированным российским анклавом и наших слабозаселённых дальневосточных территорий, соединенных с центром узкой ниткой Транссиба. ► Как известно, в настоящее время основной ударной силой в неядерном конфликте являются средства воздушного нападения: дальние бомбардировщики, ударные самолёты тактической и палубной авиации, боевые вертолёты, разведывательно–ударные беспилотные летательные аппараты и крылатые ракеты. Как показывает опыт применения боевой авиации западных стран в операциях по «установлению демократии», бомбардировкам подвергаются не только войска, объекты оборонного назначения, транспортные коммуникации и узлы связи, но и инфраструктура обеспечивающая жизнедеятельность населения. В силу своего географического положения и климатических факторов в этом отношении особенно уязвим российский Дальний Восток. Зима на большей части Дальневосточного Федерального округа наступает рано. Так, в районе Комсомольска–на–Амуре устойчивый снежны покров формируется в конце октября—начале ноября и лежит до середины апреля. Среднее течение Амура далеко не самая северная часть Дальнего Востока, в Тынде или в Новом Ургале ещё холодней. В случае разрушения объектов энергетики в зимнее время, когда за окнами квартир бывает ниже –30 °С, основная часть городского населения будет поставлена на грань выживания. Немногочисленные объекты с автономным обогревом и дома в сельской местности просто не смогут принять всех нуждающихся. Те, кто бывал на Дальнем Востоке северней Хабаровска, не могли не заметить, насколько редко расположены населённые пункты, даже вдоль федеральных трасс, и как мало там местных жителей. ► Специалистам известно, что объекты электро- и теплоснабжения весьма подвержены различным техногенным авариям, ещё больше они уязвимы в случае преднамеренного нанесения авиаудара. Так для вывода из строя теплоэлектроцентрали достаточно «удачного» попадания одной крылатой ракеты или авиабомбы калибра 250—500 кг. Повреждение генерирующих мощностей одной из электростанций неизбежно вызовет сбой во всей системе. А разрушение трансформаторных подстанций приведёт к аварийному отключению высоковольтных ЛЭП завязанных в единую энергосистему. Не менее уязвимы транспортные железнодорожные узлы, нефте и газоперекачивающие станции и сооружения нефтеперерабатывающих заводов в Хабаровске и Комсомольске–на–Амуре, снабжающие регион углеводородным топливом. ► Нельзя сказать, что российский Дальний Восток лишен зенитного и авиационного прикрытия. Но в сравнении со временами СССР это тень былой мощи. Количество позиций зенитно–ракетных комплексов и число истребителей-перехватчиков прикрывающих дальневосточные оборонно-промышленные центры сократилось в несколько раз. К моменту распада СССР в составе 11–й Отдельной армии ПВО со штабом в Хабаровске имелось три корпуса (8–й, 23–й и 72–й) и четыре дивизии ПВО. Под прикрытием 11–й ОА ПВО находилась часть Восточной Сибири и весь Дальневосточный регион, включая Чукотку, Камчатку, Сахалин, Курильские острова, Амурскую область, Хабаровский и Приморский края. ► Отдельная Дальневосточная армия ПВО была создана 04 апреля 1945 года. 24 марта 1960 года вышел приказ о формировании 11–й Отдельной армией ПВО. А с 30 апреля 1975 года, 11–я армия ПВО стала Краснознамённой. Летом 1998 года в связи с объединением ВВС и ПВО наименование изменили на 11–ю отдельную Краснознамённую армию ВВС и ПВО. До 2015 года название оперативного соединения ещё несколько раз изменяли, как будто переименования могли повысить боевую мощь. ► В советское время штаб 8–го корпуса ПВО в Комсомольске–на–Амуре осуществлял управление действиями зенитно–ракетной бригады и двух зенитно–ракетных полков. Воздушную обстановку над Хабаровским краем контролировали две радиотехнические бригады и два радиотехнических полка. Корпусу была подчинена 28–я истребительная авиационная дивизия. □ □ Один из первых серийных Су–27П установленный в настоящее время недалеко от штаба 23–го иап на аэродроме «Дзёмги» в Комсомольске–на–Амуре □ ► В состав дивизии входил 60–й истребительный авиаполк, дислоцированный на аэродроме «Дзёмги», который к концу 80–х первым освоил перехватчики Су–27П, параллельно эксплуатируя Су–15ТМ. На аэродроме «Калинка» (10–й участок) под Хабаровском базировались МиГ–23МЛ 301–го иап и Су–27П 216–го иап. Порты Советская Гавань и Ванино защищал 308–й иап на МиГ–21бис и перехватчиках МиГ–23МЛА, с базированием на аэродроме «Постовая» неподалёку от посёлка Заветы Ильича. ► В составе 23–го кПВО со штабом во Владивостоке имелась зенитно-ракетная бригада и зенитно-ракетный полк, радиотехническая бригада и радиотехнический полк. Южную и центральную часть Приморья защищали: 22–й гв иап на МиГ–23МЛД с аэродрома «Центральная Угловая» и 47–й иап на Су–27П базировавшийся на аэродроме «Золотая долина». На аэродроме «Соколовка» неподалёку от села Чугуевка размещались МиГ–25ПД/ПДС и МиГ–31 530–го иап. ► Штаб 72–го корпуса находился в Петропавловске–Камчатском. В его составе имелась радиотехническая и зенитно-ракетная бригада, основной задачей которой была оборона базы подводных стратегических ракетоносцев в Авачинской бухте. Вокруг Петропавловска–Камчатского были развёрнуты: два зрдн С–200ВМ и одиннадцать позиций ЗРК С–75 и С–125. В конце 80–х ПВО Камчатки была усилена тремя дивизионами ЗРС С–300ПС. На аэродроме Елизово базировался 865–й иап на МиГ–31. ► Воздушные рубежи участка государственной границы протяженностью около 5000 км: от побережья вдоль Татарского пролива, остров Сахалин и Курильские острова являлись зоной ответственности 40–й истребительной авиационной дивизии ПВО. На вооружении 365–го иап, развернутого на аэродроме «Сокол» в 8 км южнее от города Долинска на Сахалине, стояли МиГ–31. На восточной окраине посёлка городского типа Смирных, в 360 км от Южно-Сахалинска базировался 528–й истребительный авиационный полк, летавший на МиГ–23МЛ. На аэродроме «Буревестник» расположенном на острове Итуруп был дислоцирован 41–й иап, вооруженный МиГ–23МЛД. ► Самой северной на Дальнем Востоке была 25–я дивизия ПВО развёрнутая на Чукотке со штабом в посёлке Угольные копи. В состав дивизии входили 129–я радиотехническая бригада, 762–й зенитно–ракетный полк (три зрдн ЗРК С–75) и 171–й иап на Су–15ТМ. Штаб 29–й дивизии ПВО находился в Белогорске. В составе дивизии имелись зенитно–ракетная и радиотехнические бригады. В зоне ответственности 24–й дивизии ПВО со штабом в Хомутово (Южно–Сахалинск) находился остров Сахалин, который в 1990 году защищали два зенитно–ракетных полка, в составе которых имелось 9 зрдн С–75М3 и С–300ПС и радиотехнический полк. □ ■ Стартовая позиция ЗРК С–200ВМ □ ► На момент распада СССР дальневосточные рубежи охраняло более 60 зенитно–ракетных дивизионов С–75М2/М2, С–125М/М1, С–200В/ВМ и С–300ПС. Зенитно–ракетный дивизион является подразделением способным в случае необходимости вести в течение какого–то времени боевые действия автономно, в отрыве от основных сил. В зенитно–ракетной бригаде смешанного состава могло быть от 2 до 6 целевых каналов (зрдн) ЗРК большой дальности С–200, и 10—14 зрдн С–75 и С–125. В состав зенитно-ракетных полков обычно входило три–пять зрдн средней дальности С–75 или С–300ПС. Также в войсках ПВО Сухопутных войск Дальневосточного военного округа имелись многочисленные ЗРК малой дальности полкового звена «Стрела–1», «Стрела–10» и ЗСУ–23–4 «Шилка», дивизионные ЗРК «Оса–АК/АКМ» и «Куб», а также ЗРК «Круг–М/М1» фронтового или армейского подчинения. □ ■ РЛС метрового диапазона 5Н84А (Оборона–14) □ ► По состоянию на 1991 год над всей территорией Дальнего Востока имелось сплошное радиолокационное поле. Постоянно действующие радиолокационные посты дублировались и перекрывали зоны покрытия. На вооружении радиотехнический частей войск ПВО страны имелись радиолокаторы: П–12М, П–14, П–18, П–19, П–35М, П–37, П–80, 5Н84А, 19Ж6, 22Ж6, 44Ж6, СТ–68УМ, а также радиовысотомеры: ПРВ–11, ПРВ–13, ПРВ–17. □ ■ Радиовысотомер ПРВ–11 □ ► Обзорные радиолокаторы и высотомеры сопрягались с автоматизированными системами управления 5Н55М, 5Н53, 5Н53, 86Ж6, 5Н60, а также с истребительными АСУ «Воздух–1М», «Воздух–1П» и с АСУ зенитно–ракетных войск АСУРК–1МА и АСУРК–1П. □ ■Радиовысотомер ПРВ–17 □ ► Неподалёку от посёлка Лиан, в 30 км к северо–востоку от Комсомольска–на–Амуре, во второй половине 80–х начала функционировать передающая антенна загоризонтной РЛС «Дуга». Приёмная антенна находилась в 60 км южней, в окрестностях посёлка Большая Картель. Помимо раннего обнаружения стартующих баллистических ракет, ЗГРЛС «Дуга» могла обнаруживать самолеты, летящие на средних и больших высотах с восточного направления. ► На вооружении истребительных авиаполков войск ПВО СССР дислоцированных на Дальнем Востоке, без учёта самолётов Як–28П, Су–15 и МиГ–23 находившихся на хранении имелось более 300 истребителей–перехватчиков. После переучивания на новую технику, оставшиеся в строю истребители старых типов зачастую эксплуатировались параллельно. Так на аэродроме «Дземги» пилоты 60–го иап одновременно с освоением Су–27П летали на Су–15ТМ. □ ■ Такую окраску несли некоторые перехватчики Су–15ТМ под занавес своей карьеры □ ► Старые перехватчики ещё несколько лет после полного перехода на Су–27П хранились в капонирах в северной части аэродрома. Крупная база хранения истребителей–перехватчиков ПВО в советское время была расположена на аэродроме «Хурба», в 30 км к югу от Комсомольска–на–Амуре. Здесь на консервации до начала 90–х находились десятки Су–15 и Як–28П. Помимо специализированных истребителей–перехватчиков ПВО к отражению налётов вражеской авиации могли привлекаться МиГ–23МЛ/МЛД и МиГ–29 имевшиеся в составе 1–й ВА Дальневосточного военного округа. Кроме того пилоты полков вооруженных истребителями–бомбардировщиками Су–17 и МиГ–27 также отрабатывали приёмы перехвата и оборонительный воздушный бой. ► Таким образом, в конце 80–х годов части и подразделения 11–й Отдельной Армии ПВО представляли собой грозную хорошо организованную силу. Личный состав зенитно–ракетных и радиотехнических войск нёсший постоянное боевое дежурство имел достаточно высокую квалификацию, а техника поддерживалась в высокой степени боевой готовности. Во многом это было связано с тем, что зенитно-ракетные дивизионы и обзорные радиолокаторы, развёрнутые на побережье находились в зоне повышенного внимания базовой патрульной и разведывательной авиации США и Японии. На дальневосточном направлении до конца 80–х годов регулярно летали самолёты SR–71 Blackbird. После обнаружения приближающегося трёхмахового высотного разведчика все части ПВО, в зоне которых пролегал маршрут «Чёрного дрозда» переводились в состояние повышенной готовности. С учётом того, что эксплуатация SR–71 обходилась американскому налогоплательщику слишком дорого, под занавес своей карьеры летали они не так часто. Гораздо больше беспокойства операторам РЛС и расчётам ЗРК доставляли разведывательные RC–135V/W Rivet Joint, базовые патрульные P–3 Orion и самолёты радиотехнической разведки EP–3E Aries II способные часами висеть на границе наших территориальных вод. Однако после того как неосмотрительно приблизившейся к нашему воздушному рубежу самолёт брался на сопровождение радиолокатором подсвета цели ЗРК С–200, или в его сторону вылетали советские перехватчики воздушный шпион спешно ретировался. □ ■ Радиолокатор подсвета цели ЗРК С–200В □ ► В конце 80–х в случае конфликта между Советским Союзом и Соединенными Штатами без использования стратегического ядерного оружия, столкнувшись только с зенитно–ракетными войсками ПВО СССР, американская боевая авиация понесла бы огромные потери. После 1991 года началась стремительная деградация системы противовоздушной обороны. Многие удалённые радиолокационные посты были ликвидированы, что отрицательно сказалось на возможностях своевременного оповещения частей ПВО, особенно это касается слабозаселённых северных территорий. К 1995 году на Дальнем Востоке были расформированы все истребительные авиаполки вооруженные истребителями МиГ–23, МиГ–25 и Су–15. Также в середине 90–х выведены из эксплуатации практически все ЗРК С–75 и С–125. Дальнобойные ЗРК С–200 продержались немного дольше — до начала 21–го века. В ходе нескольких этапов «реорганизации», «реформирования», «оптимизации» и «придания нового облика» части и соединения подверглись обвальному сокращению, и численность войск ПВО по сравнению с советскими временами уменьшилась в несколько раз. При этом были брошены и разрушены командные пункты, узлы связи, военные городки. В разы сократилось число действующих военных аэродромов, брошенные капитальные взлётно–посадочные полосы быстро пришли в упадок, значительную часть бывших военных аэродромов уже нельзя восстановить, так как бетонные плиты ВПП демонтированы. ► Судьба авиационной техники расформированных дальневосточных истребительных полков была печальной. В течение буквально пары лет, все «устаревшие» самолёты безжалостно разделали на металлолом. Ничуть не лучше получилось со снятыми с боевого дежурства зенитно–ракетными комплексами и радиолокаторами. Хотя основная часть ЗРК, АСУ и РЛС была передана на базы хранения, надлежащая консервация техники как правило не проводилась. Кабины и аппаратные со сложной электронной техникой хранились под открытым небом, зачастую без должной охраны. Очень скоро рядом с базами хранения открылись пункты приёма радиодеталей содержащих драгоценные металлы и в течение короткого периода времени зенитно–ракетные комплексы, радиолокаторы, аппаратура связи и управления стали абсолютно непригодны к дальнейшему использованию. ► Отдельно хочется сказать о том, насколько оправданным был поспешный вывод из эксплуатации зенитно–ракетных комплексов первого поколения. В 1991 году на вооружении помимо новейших на тот момент ЗРС С–300ПТ/ПС состояли ЗРК средней дальности С–75М2/М3, С–125М/М1 и С–200А/В/Д. На «семьдесятпятках» и «двухсотках» использовались ракеты с жидкостными реактивными двигателями работающими на токсичном топливе и едком и взрывоопасном окислителе. Личный состав технических дивизионов занятый подготовкой зенитных ракет к применению должен был осуществлять заправку и слив топлива с окислителем в изолирующих противогазах и специальных защитных костюмах, работая в сильную жару и в зимнюю стужу. Собственно говоря, это и было основным недостатком ЗРК С–75 и С–200. В то же время в советское время процедуры заправки, обслуживания и транспортировка ракет на жидком топливе были неплохо отработаны, и при соблюдении установленных правил и регламентов это не вызывало особых затруднений. □ ■ Транспортно–заряжающая машина ПР–11ДА ЗРК С–75 □ ► К началу 90–х одноканальные ЗРК семейства С–75 уже не полной мере соответствовали современным требованиям. Однако последние ЗРК модификаций С–75М3/М4 были построены в середине 80–х при расчётном сроке эксплуатации 25 лет к моменту списания не отработали и 10 лет. Эти ещё совсем не старые комплексы могли спокойно служить на второстепенных направлениях или в тыловых районах до начала 21–го века или их можно было продать за рубеж. Ещё более спорным представляется поспешный отказ от дальнобойных комплексов С–200ВМ/Д. И сейчас тяжелые зенитные ракеты 5В28 и 5В28М являются непревзойдёнными по дальности (до 300 км) и высоте (40 км) поражения цели. В наших зенитно–ракетных войсках в данный момент нет серийных ракет с аналогичными или большими показателями дальности и высоты поражения. Несмотря на многочисленные обещания новая дальнобойная ЗУР 40Н6Е входящая в боекомплект ЗРС С–400 в массовом порядке в войска пока не поступает. «Двухсотки» последних версий при должном уходе, ремонте и модернизации могли бы служить до сих пор. Да, это был достаточно сложный и дорогой в эксплуатации комплекс, но часть наиболее новых дальнобойных ЗРК вполне реально было сохранить что, безусловно, заставило бы наших соседей более трепетно относиться к неприкосновенности российских воздушных границ. □ □ Пусковая установка 5П73 ЗРК С–125М, на заднем плане станция наведения СНР–125 и антенна радиолокатора П–18 □ ► В данный момент очень остро стоит проблема борьбы с ударно–разведывательными БПЛА, крылатыми ракетами, боевыми вертолётами и самолетами, летящими на малой высоте. Не секрет, что современные ЗУР зенитных систем С–300/С–400 очень дороги, и не рационально массово тратить ракеты на цели которые дешевле самих ракет. Кроме того, если для защиты ЗРС С–400 от маловысотных атак предназначены мобильные артиллерийско–ракетные комплексы «Панцирь–С», то позиции ЗРК С–300П от ударов с малой высоты должны прикрываться ПЗРК и зенитными крупнокалиберными пулемётами. □ □ ► Данная проблема могла быть решена путём использования модернизированных маловысотных ЗРК С–125М/М1, которые могли быть развёрнуты на второстепенных направлениях и для защиты дорогостоящих комплексов большой дальности. Однако в нашей стране не озаботились сохранностью «стодвадцатьпяток» и очень удачные маловысотные ЗРК с большим модернизационным потенциалом по большей части превратились в металлолом. ► Сейчас российский Дальний Восток защищает 11–я Краснознамённая армия Воздушно–космических сил (11–я А ВКС) — оперативное объединение ВКС ВС РФ в составе Восточного военного округа. По сравнению с советскими временами силы и средства войск противовоздушной обороны сократились в разы. ► 23–й кПВО прикрывавший Приморский край преобразован в 93–ю дивизии ПВО (штаб во Владивостоке). Наземные силы противовоздушной обороны развёрнутые в Приморье ужались до 1533–го гвардейского зенитно–ракетного Краснознамённого полка, 589–го гвардейского зенитно–ракетного полка и 344–го радиотехнического полка. □ ■ Спутниковый снимок Gооgle Еarth: позиция ЗРС С–300ПС в окрестностях посёлка Щитовая □ ► На вооружении 1533–го зрп, защищающего Владивосток, состоят ЗРС большой дальности С–300ПС. По одному зенитно–ракетному дивизиону развёрнуто на острове Русский и неподалёку от посёлка Щитовая. Ещё один дивизион, ранее размещенный на острове Попова, постоянного боевого дежурства не несёт, и периодически разворачивается северо-западней Владивостока в треугольнике между населёнными пунктами Давыдовка, Тавричанка и Рыбачий. □ ■ Низковысотный обнаружитель 5Н66М придаваемый дивизиону С–300ПС на вышке 40В6М □ ► Позиции зенитных систем семейства С–300П сильно демаскирует низковысотный обнаружитель 5Н66М поднятый на 25 м вышке 40В6М. Заброшенные и действующие позиции зенитно–ракетных комплексов, места размещения радиолокационных постов и аэродромы истребителей–перехватчиков также прекрасно видны на спутниковых снимках Gооgle Еarth находящихся в свободном доступе, и обнаружить их может каждый желающий. □ ■ Спутниковый снимок Gооgle Еarth: позиция ЗРС С–300ПС на острове Русский □ ► На вооружении 589–го гвардейского зенитно–ракетного полка состоят: один зрдн ЗРС С–300ПС и два зрдн новейшей зенитно–ракетной системы С–400. Дивизионы 589-го зрп защищают порты Находка и Восточный, а также аэродром морской авиации рядом с посёлком «Николаевка», где базируются противолодочные вертолёты Ка–27 и противолодочно-патрульные самолёты Ил–38. Один дивизион С–400 находится на позициях южней Находки, на мысу разделяющем бухты Тунгус и Попова. Ещё два дивизиона развернуто в окрестностях аэродрома «Золотая долина». □ ■ Спутниковый снимок Gооgle Еarth: позиция ЗРС С–400 на аэродроме «Золотая долина» □ ► До 2007 года на сопке неподалеку от бухты Козьмина имелась позиция ЗРС С–300ПС. Однако после развёртывания под Находкой ЗРС С–400 с зенитными ракетами 48Н6 способными поражать аэродинамические цели на дальности до 250 км, устаревший С–300ПС был выведен из этого района. Дальность поражения воздушных целей ЗРС С–300ПС с ЗУР 5В55РМ составляет 90 км. В настоящее время рядом с бывшей позицией С–300ПС по прежнему функционирует стационарный радиолокационный пост в составе РЛС 5Н84А («Оборона–14») и маловысотных станций. Также на позиции имеются радиопрозрачные сферические укрытия, предназначенные для защиты радиолокаторов от ветра и осадков. □ □ Радиопрозрачные купола и РЛС дежурного режима метрового диапазона 5Н84А неподалёку от нефтеналивного терминала «Козьмино» (фото автора) □ ► Обнаружение воздушных целей и выдача целеуказания перехватчикам и зенитно-ракетным системам в Приморском крае осуществляется радиолокационными постами 344–го радиотехнический полка, штаб которого находится в городе Артём. □ ■ Спутниковый снимок Gооgle Еarth: радиолокационный пост в 5 км восточней посёлка Трудовое □ ► В советские времена, на господствующих над местностью сопках были оборудованы площадки с радиопрозрачными куполами предохраняющими радиолокационную технику от воздействия метеорологических факторов. Наряду со станциями советского производства: П–18, П–19, П–37, 5Н84А, 22Ж6 и 55Ж6, 36Д6 в войсках имеются радиолокаторы: 39Н6 «Каста–2Е», 55Ж6 («Небо»), 59H6–E («Противник–ГЕ») и 64Л6 «Гамма–С1». В общей сложности на территории Приморского края имеется 11 постоянно действующих радиолокационных постов. □ ■ РЛС 55Ж6 («Небо») □ ► Трехкоординатная РЛС дежурного режима метрового диапазона «Небо», предназначенная для обнаружения и выдачи координат (дальности, азимута, высоты) воздушных целей при работе в составе АСУ ПВО или автономно. □ ■ РЛС 59H6–E («Противник–ГЕ»)

Admin: ► Мобильная трёхкоординатная радиолокационная станция дециметрового диапазона «Противник–ГЕ», предназначена для обнаружения и сопровождения аэродинамических, баллистических воздушных объектов и обеспечения радиолокационной информацией истребительной авиации, зенитных ракетных комплексов, обеспечения безопасности полетов авиации. □ ■ РЛС 64Л6 «Гамма–С1» □ ► Трехкоординатная обзорная РЛС сантиметрового диапазона «Гамма–С1», разработанная для замены РЛС П–37 и предназначена для применения в АСУ ВВС и ПВО, а также для управления воздушным движением. □ ■ РЛС «Каста–2Е» □ ► Подвижная трёхкоординатная радиолокационная станция дециметрового диапазона кругового обзора «Каста–2Е» — созданная для замены мобильного радиолокатора П–19 служит для контроля воздушного пространства, определения дальности, азимута, эшелона высоты полета и трассовых характеристик воздушных объектов, в том числе летящих на малых и предельно малых высотах. ► Авиационное прикрытие центральной и южной части Приморского края осуществляет 22–й истребительный авиационный Халхингольский Краснознамённый полк, базирующийся под Владивостоком на аэродроме «Центральная Угловая». □ □ Истребитель МиГ–23МЛД установленный в качестве памятника неподалёку от КПП аэродрома «Центральная Угловая» □ ► В отличие от многих других авиационных частей, этот истребительный полк в прошлом вооруженный однодвигательными МиГ–23МЛД не был расформирован, а его пилоты прошли переподготовку на тяжелые истребители Су–27. В 2009 году в состав полка вошли техника и личный состав 530–го истребительного авиаполка, который ранее базировался в Соколовке. □ ■ Спутниковый снимок Gооgle Еarth: истребители 22–го иап на аэродроме «Центральная Угловая» □ ► В настоящий момент в составе 22–го иап две эскадрильи смешанного состава Су–27СМ, Су–30М2 и Су–35С и одна эскадрилья тяжелых перехватчиков МиГ–31 и МиГ–31БМ — в общей сложности более сорока машин. Кроме истребителей находящихся в лётном состоянии на аэродроме «Центральная Угловая» находится некоторое количество Су–27П с выработанным ресурсом и МиГ–31 ожидающие своей очереди на восстановительный ремонт и модернизацию. □ ■ Спутниковый снимок Gооgle Еarth: истребили Су–27СМ, Су–30М2 и МиГ–31 на аэродроме «Соколовка» □ ► После ремонта взлётно-посадочной полосы жизнь вернулась на аэродром «Соколовка». Начиная с лета 2016 года, он используется в качестве резервного аэродрома истребителями 22–го иап. Восстановления инфраструктуры и ВПП аэродрома в окрестностях села Чугуевка, позволило рассредоточить эскадрильи Халхингольского Краснознамённого полка и снизить их уязвимость на земле в случае начала боевых действий. ► Хабаровский край и Еврейская автономная область находятся в зоне ответственности 25–й дивизии ПВО созданной на базе 8–го корпуса ПВО со штабом в Комсомольске–на–Амуре. 25–я дивизия ПВО — это достаточно мощное соединение, в составе которого три зенитно–ракетных и два радиотехнических полка. Впрочем, территория, которую должна защищать 25–я дивизия, тоже весьма обширна. Исходя из количества развёрнутых дивизионов С–300ПС, в Хабаровском крае лучше всего прикрыт город Комсомольск–на–Амуре, являющийся важнейшим оборонно-промышленным центром. В городе Юности расположены крупные предприятия авиа– и судостроения, нефтеперерабатывающий завод, предприятие чёрной металлургии. В его окрестностях функционируют горнорудные добывающие мощности, а также заводы по производству боеприпасов и переработке взрывчатых веществ. Ответственность за оборону Комсомольска–на–Амуре от средств воздушного нападения возложена на 1530–й зенитно–ракетный полк, штаб которого до недавнего времени находился в ЗАТО Лиан. Этот полк был перевооружен с ЗРК первого поколения на ЗРС С–300ПС в начале 90–х. Всего в составе 1530–го полка до 2015 года числилось пять зенитных дивизионов, притом, что обычное их число в других полках два-три. При этом два дивизиона постоянного боевого дежурства не несли, их личный состав, техника и вооружение находились в месте постоянной дислокации в ЗАТО Лиан. □ ■ Спутниковый снимок Gооgle Еarth: позиция ЗРС С–300ПС неподалёку от села Верхняя Эконь □ ► До недавнего времени зенитные дивизионы были развёрнуты в окрестностях поселков Лиан (40 км северней Комсомольска), Большая Картель (30 км восточней города), и Верхняя Эконь( в 20 км к югу от городской набережной). Помимо города, под «зонтиком» двух последних зрдн находятся аэродромы «Хурба» и «Дзёмги». Техника зенитно–ракетного дивизиона в окрестностях посёлка Большая Картель стоит на площадке, где до 1997 года размещалась приёмная антенна ЗГРЛС «Дуга». В настоящее время 1530–й полк находится в стадии реорганизации, и по всей видимости следует ожидать, что сильно изношенные и устаревшие С–300ПС будут заменены новой техникой. В 2017 году в СМИ была опубликована информация, что зенитные системы нёсшие ранее боевое дежурство в Хабаровском крае, после восстановительного ремонта переданы союзникам по ОДКБ. ► Под Хабаровском в районе села Князе–Волконское дислоцирован 1529–й гвардейский зенитно-ракетный полк. До 2016 года в его составе имелось три зенитных дивизиона С–300ПС. Два зенитно–ракетных дивизиона в настоящее время развёрнуты на позициях где до начала 90–х несли боевое дежурство ЗРК большой дальности С–200ВМ. В конце 80–х для двух дивизионов С–300ПС были оборудованы позиции неподалёку от аэродрома «Калинка», сёл Нагорное и Казакеечево. Для личного состава там были возведены капитальные казармы и служебные помещения, склады и боксы для техники. В настоящее время эти сооружения заброшены, а всё построенное по большей части превратилось в руины. ► В составе 25–й дивизии ПВО имеется 1724–й зенитный ракетный полк двухдивизионного состава дислоцированный под Биробиджаном в ЕАО. Это единственный зрп в Хабаровском крае оснащённый ЗРС С–300В. Место постоянной дислокации зенитно–ракетного полка находится в 5 км к юго-востоку от центра Биробиджана. Зенитно–ракетные дивизионы несут боевое дежурство поочерёдно, на позиции в 1 км к югу от основного технического парка. □ □ ► Начиная с 2006 года зенитно–ракетные бригады ПВО сухопутных войск, в которых на вооружении состояли ЗРС большой дальности С–300В и ЗРК средней дальности «Бук» передавались в подчинение ВВС. На базе бригад формировались зенитно–ракетные полки, которые привлекали к несению боевого дежурства. Это было связано с тем, что в составе объединенного командования ВВС и ПВО, через 20 лет после развала СССР начал образовываться дефицит зенитных систем средней и большой дальности. Как известно, после 1994 года в течение следующего десятилетия в войска противовоздушной обороны страны не поставили ни одного нового ЗРС семейства С–300П, а строительство новых зенитных ракет велось в очень скромных объёмах. В 21 веке ресурс техники построенной в СССР в конце 70–х — середине 80–х стал подходить к концу, и объектовую ПВО крупных административно–промышленных и оборонных центров решили усилить за счёт ослабления войсковой противовоздушной обороны. Мера эта конечно вынужденная, войсковые комплексы и системы на гусеничном шасси, имеют лучшую проходимость по грунту, но разрушают дороги общего пользования, скорость их марша по шоссе меньше чем у колёсных С–300П. Кроме того С–300В обладающие неплохими возможностями противодействовать тактическим и оперативно–тактическим баллистическим ракета имеют меньшую огневую производительность чем С–300П и С–400 и гораздо большее время пополнения боекомплекта. Что касается ЗРК «Бук» то этот, безусловно, очень удачный комплекс не слишком подходит для несения длительного боевого дежурства. ► Освещение воздушной обстановки над Хабаровским краем и Сахалином осуществляется силами 343–го и 39–го радиотехнических полков. В общей сложности в зоне ответственности 25–й дивизии ПВО имеется 17 постоянно развёрнутых радиолокационных постов. Где–то с 2012 года началось масштабное обновление техники радиотехнических подразделений 25–й дивизии ПВО. Так на «Амурсталевской сопке» северней Комсомольска–на–Амуре к радиолокатору советского производства «Оборона–14» и радиовысотомеру ПРВ–13 добавились современные станции «Противник–ГЕ» и «Гамма–С1». ► Прикрытие Комсомольска–на–Амуре с воздуха осуществляют истребители 23–го авиационного истребительного Таллиннского полка. 23–й иап сформирован в августе 2000 года путём слияния на аэродроме «Дзёмги» 60–го иап и 404–го иап прежде базировавшегося на аэродроме Орловка Амурской области. По официальной версии это было сделано с целью повышения боеспособности и эффективности управления. Фактически же в двух полках количество исправной авиатехники не удовлетворяло штатной численности. Кроме того, взлётно-посадочная полоса и инфраструктура аэродрома Орловка нуждались в ремонте. После того как 404–й авиаполк покинул аэродром в Амурской области, он пришел в полный упадок и сейчас заброшен. Аэродром «Дзёмги» в силу того, что он совместно с истребительным авиаполком использовался авиационным заводом, напротив, поддерживался в хорошем состоянии. □ ■ Истребитель Су–27СМ на аэродроме «Дзёмги» (фото автора) □ ► 23–й иап стал первым, куда начались поставки модернизированных Су–27СМ и серийных истребителей Су–35С. Во многом это объясняется близостью завода–изготовителя. При базировании в шаговой доступности, имеется возможность оперативно лечить неизбежные «детские болячки». Впрочем, это не слишком помогло с освоением нового ракетного вооружения истребителя Су–35С. В силу ряда причин, до конца декабря 2015 года не удавалось довести до ума вооружение нового истребителя, и в его боекомплекте не было ракет средней дальности. По сути, самолёт находившийся в опытной эксплуатации около 5 лет был ограниченно боеспособен и мог вести только ближний воздушный бой с использованием 30–мм авиапушки и ракет ближнего боя Р–73. □ ■ Су–35С на аэродроме «Дзёмги» (фото автора) □ ► Согласно информации представленной Минобороны РФ к началу 2016 года в 23–м иап имелось: 24 Су–35С, 16 Су–27СМ и 3 Су–30М2. Спарки Су–30М2 заменили учебно–боевые Су–27УБ предназначенные в основном для тренировки пилотов. □ ■ Спутниковый снимок Gооgle Еarth: самолёты 23–го иап на аэродроме «Дзёмги» □ ► Истребители Таллиннского авиаполка частые гости на авиабазе «Хурба», где также базируются фронтовые бомбардировщики Су–24М и Су–34 277–го Млавского бомбардировочного полка. В 2015 году Су–35С и Су–30М2 из состава 23–го иап перебазировались на аэродром «Елизово» на Камчатке, где участвовали в крупных учениях. ► Согласно данным опубликованным в открытых источниках в состав 11–й А ВКС входит 26–я Мукденская дивизия ПВО (штаб в г. Чита). Сказать, что это соединение обладает большой боевой мощью нельзя. Постоянных позиций зенитно–ракетных систем большой дальности С–300П и С–400 на территории от Биробиджана до Иркутска нет. К тому же север Восточной Сибири имеет очень слабое радиолокационное покрытие, основная часть стационарных радиолокационных постов в этом районе была ликвидирована в 90–е годы. Силы единственного 342–го радиотехнического полка, просто не в состоянии охватить огромную территорию. В 26–й дПВО имеется один 1723–й зрп на ЗРК средней дальности «Бук» (посёлок Джида, Бурятия). □ ■ Спутниковый снимок Gооgle Еarth: истребители МиГ–29 и Су–30М2 на аэродроме «Домна» □ ► На авиабазе 27 км юго-западнее города Читы базируется 120–й отдельный смешанный авиационный полк. На вооружении полка стоят истребители МиГ–29 и Су–30СМ, а также штурмовики Су–25. □ ■ Истребитель МиГ–29 на аэродроме «Домна» □ ► В настоящее время легкие истребители МиГ–29 120–го авиаполка выработали свой ресурс и подлежат списанию. После целого ряда аварий и катастроф, эксплуатация МиГ–29 в Читинской области прекращена, но истребители до сих пор находятся на аэродроме. С находящегося неподалёку Иркутского авиационного завода в 2013 году поступили первые многофункциональные истребители Су–30СМ, в составе 120–го авиаполка имеется не менее 24 таких машин.. □ ■ Су–30СМ на аэродроме «Домна» □ ► К несению боевого дежурства в «Домне» на Су–30СМ приступили в 2014 году. С сентября 2015 года личный состав и техника 12–го авиаполка применяются в боевых действиях на территории Сирии. □ ■ Схема расположения позиций ЗРС С–300ПС и С–400 на Камчатке □ ► В данный момент самыми северным дальневосточными зенитно-ракетными частями являются дивизионы ЗРС С–400 и С–300ПС развёрнутые на Камчатке. В 2015 году началось перевооружение 1532–го зенитно-ракетного полка с С–300ПС на С–400. Зенитные позиции защищают базу АПЛ в бухте Крашенинникова, город Петропавловск–Камчатский и аэродром «Елизово». По информации озвученной российским МО в составе 1532–го зрп должно быть три дивизиона С–400. Однако по состоянию на 2017 год боевое дежурство несли два зрдн С–400 и один старый С–300ПС. □ ■ Спутниковый снимок Gооgle Еarth: позиция ЗРС С–400 южнее аэродрома «Елизово» □ ► Освещение воздушной обстановки, наведение перехватчиков и выдача целеуказания зенитно-ракетным дивизионам возложена на радиолокационные посты 60–го радиотехнического полка. Десять радиолокационных постов оснащённых РЛС: 35Д6, П–18, П–19, П–37, 5Н84А, 22Ж6 и 55Ж6 разбросаны не только по Камчатскому полуострову, но и на Чукотке и островах Курильской гряды. □ ■ Схема расположения радиолокационных постов на Камчатке □ ► В связи с суровыми климатическими условиями и сильными ветрами, около половины имеющихся радиолокаторов расположены в стационарных радиопрозрачных укрытиях возведённых в советское время. Как правило, такие укрытия строились на господствующих над местностью возвышенностях. □ ■ Спутниковый снимок Gооgle Еarth: стационарный радиолокационный пост на берегу Авачинского залива □ ► Вопреки утверждениям некоторых «экспертов» о наличии на Курильских островах «противоракетной обороны», постоянных позиций зенитно–ракетных систем и комплексов средней и большой дальности там нет. Не было их на Курилах и в советское время. Несколько лет назад в российских СМИ муссировались слухи, что на островах разместят ЗРК средней дальности «Бук–М1», что впрочем, оказалось «уткой». Возможно, что такие планы в МО РФ и имелись, но в итоге в 2015 году противоздушную оборону 18–й пулемётно–артиллерийской дивизии усилили зенитно–ракетным дивизионом ЗРК малой дальности «Тор–М2У» (8 ед). До этого в составе 46–го и 49–го пулемётно–артиллерийских полков имелось по зенитному ракетно-артиллерийскому дивизиону ( 6 ЗРК «Стрела–10» и 6 ЗСУ–23–4 «Шилка»). Но причислять «Стрелы» и «Торы» к противоракетным системам, конечно же нельзя. ► Контроль воздушной обстановки над южной частью Курильской гряды осуществляют несколько мобильных РЛС метрового диапазона П–18. Станции советской постройки на постоянной основе функционируют на аэродроме «Буревестник», расположенном на острове Итуруп. Ещё один радиолокационный пост действует на северной оконечности острова Симушир, здесь развёрнута РЛС 22Ж6 и возможно П–37. ► На аэродроме «Елизово» в 12 км западней Петропавловска–Камчатского базируются перехватчики МиГ–31 865-го иап. 01 июля 1998 года полк передан из 11–й армии ПВО в состав ВВС Тихоокеанского флота. Задача полка — истребительное прикрытие развертывания подводных сил Тихоокеанского флота, прикрытие от ударов с воздуха мест базирования на Камчатке, выполнение боевых задач по защите воздушной границы России на северо–восточном направлении. Однако количество перехватчиков способных выполнять боевую задачу в «Елизово» явно не соответствует штатной численности истребительного авиаполка, так как в лётном состоянии находится максимум полтора десятка МиГ–31. □ ■ Спутниковый снимок Gооgle Еarth: перехватчики МиГ–31 на аэродроме «Елизово» □ ► В настоящее время силы противовоздушной обороны, дислоцированные на Камчатке, организационно сведены в состав 53–й дивизии ПВО. В декабре 2017 года в российских СМИ со ссылкой на Минобороны РФ была опубликована информация, что в 2018 году начнется формирование ещё одной армии ПВО. В эту структуру будут включены авиационные части, ракетные и радиотехнические подразделения 53–й дПВО. В зону ответственности нового формирования войдут Сахалин, Курильские острова, Японское и Охотское моря. □ ■ Спутниковый снимок Gооgle Еarth: позиция ЗРС С–300В в районе Хомутово □ ► Также имеются планы восстановления зенитного прикрытия острова Сахалин. В 1991 году на территории Сахалинской области имелось 9 позиций ЗРК С–75 и С–300ПС и армейский комплекс средней дальности «Круг–М1». Однако в ходе «реформирования» и «оптимизации» вооруженных сил все они были ликвидированы. Дольше всего, до 2005 года продержалась бригада вооруженная ЗРК «Круг–М1», прикрывавшая Южно–Сахалинск с юга. Сейчас на этом месте развернут дивизион С–300В. В СМИ озвучены планы строительства гарнизона для техники и личного состава вновь создаваемого зенитно-ракетного полка в районе аэродрома «Хомутово». ► Р.S.: Все сведения, изложенные в данной публикации, почерпнуты в открытых и общедоступных источниках, список которых приведён. ► Продолжение следует... ► По материалам: https://forums.eagle.ru/index.php http://rbase.new-factoria.ru/missile/wobb/r37/r37.shtml http://mil.ru/files/files/pvo100/page80286.html https://bmpd.livejournal.com/ http://old.redstar.ru/2011/09/14_09/2_04.html http://rbase.new-factoria.ru http://bmpd.livejournal.com http://geimint.blogspot.ru https://www.kommersant.ru/doc/1015749 http://pvo.guns.ru/s300p/index_s300ps.htm http://forums.airforce.ru/matchast/3582-su-27-istoriya-serii/ http://rbase.new-factoria.ru/missile/wobb/c300ps/c300ps.shtml http://myzarya.ru/forum1/index.php?showtopic=6074 http://www.dom-spravka.info/_mobilla/rl_sovr.html http://www.arms-expo.ru/news/archive/v-nahodke-zastupil-na-boevoe-dezhurstvo-chetvertyy-polk-s-400-triumf-18-08-2012-10-11-00/ https://vpk.name/news/169541_tri_modernizirovannyih_perehvatchika_mig31bm_postupili_v_22i_istrebitelnyii_aviacionnyii_polk.html https://dv.land/news/7378 http://www.rusarmy.com/forum/forums/novosti-pvo-i-pro.45/ http://www.rusarmy.com/forum/threads/pvo-segodnja.8053/page-95 https://su-30sm.livejournal.com/963.html https://ria.ru/defense_safety/20171218/1511171497.html https://ria.ru/defense_safety/20171218/1511147489.html?inj=1 https://ria.ru/defense_safety/20171218/1511147489.html https://edition.cnn.com/2017/04/07/politics/russia-us-syria-strike/index.html https://www.defenseindustrydaily.com/agm-158-jassm-lockheeds-family-of-stealthy-cruise-missiles-014343/ https://fas.org/man/dod-101/sys/smart/agm-88.htm https://s3.amazonaws.com/files.cnas.org/documents/CNASReport-FirstStrike-Final.pdf The Military Balance 2017 □ ► Автор — Линник Сергей



полная версия страницы