Форум » Ракетно–космическая оборона России » Из истории Войск ПВО страны » Ответить

Из истории Войск ПВО страны

Admin: Тематические обзоры, статьи и публикации в периодической печати и сети ИнтернетИз истории Войск ПВО страны

Ответов - 44, стр: 1 2 All

Admin: Военная инженерная радиотехническая орденов Октябрьской Революции и Отечественной войны академия противовоздушой обороны имени Маршала Советского Союза Говорова Л.А.Краткий исторический очеркСтановление академии (1947—1952)► Период становления академия как высшего военного учебного заведения для нашей страны и наших Вооруженных Сил характеризовался рядом моментов, которые оказали существенное влияние на сам процесс этого становления. ► Советский народ под руководством Коммунистической партии включился в активную и напряженную работу по восстановлению разрушенного войной народного хозяйства. Восстанавливалась промышленность, оживало сельское хозяйство, на месте разрушенных строились новые города и села. Материально–бытовые условия жизни советского народа с каждым годом заметно улучшались. Уже в 1948 году был достигнут и превзойден довоенный уровень промышленного производства. Партия намечала задачи дальнейшего коммунистического строительства. ► Вместе с тем, правящие круги США сразу не после войны взяли курс на установление мирового господства, развязали «холодную войну». Агрессивность политики ведущих империалистических держав особенно возросла после создания в 1949 году Североатлантического военного блока (НАТО). ► Главную ставку в решении задач будущей войны руководители НАТО делали на военно–воздушные силы США и других империалистических стран запада. США укрепили стратегическое авиационное командование в составе ВВС, а Великобритания усилила свое бомбардировочное авиационное командование. ► В таких условиях возрастала роль и усложнялись задачи противовоздушной обороны нашего государства. Коммунистическая партия и Советское правительство приняли необходимые меры по укреплению Войск ПВО страны. В 1948 году Войска ПВО страны были объявлены самостоятельным видом Вооруженных Сил и выведены из подчинения Командующего артиллерией Советской Армий. Командующим Войсками ПВО страны был назначен Маршал Советского Союза Л.А. Говоров. ► В июне 1948 года Постановлением Совета Министров СССР академия была переименована в Артиллерийскую ордена Отечественной войны радиотехническую академию Вооруженных Сил (АРТА). А в 1949 году приказом министра Вооруженных Сил СССР она была включена в состав Войск ПВО страны. ► Командование, преподавательский и весь личный состав в рассматриваемый период решали следующие основные задачи: • были разработаны и утверждены соответствующим образом учебные планы и программы по всем специальностям подготовки слушателей; • в основном была налажена учебно–методическая работа в академии, на факультетах и кафедрах; • продолжалось комплектование кафедр, отделов и служб личным составом; • уточнялась и совершенствовалась организационно–штатная структура в связи с уточнением задач академии; • в полном объеме проводился учебно–воспитательный процесс, были произведены первые выпуски специалистов для войск; •в основном была организована научно–исследовательская работа и работа по подготовке научно–педагогических кадров, первые адъюнкты успешно защитили кандидатские диссертации; • продолжалась работа по созданию учебно–материальной базы: близились к завершению строительные работы в основном здании академии на площади Дзержинского, началось строительство жилых зданий для офицеров постоянного состава и слушателей, развивалась учебно–лабораторная база кафедр. □ Учебно–методическая работа □ ► Одной из главных забот командования академии в становлении учебного процесса была разработка основных руководящих документов — учебных планов и программ учебных дисциплин. В первые месяцы 1947 года сложилась рабочая группа по составлению общей структуры учебных планов для всех факультетов. Ее возглавили заместитель начальника академии по учебной и научной работе генерал–майор технических войск Т.А. Туклин и начальник учебного отдела инженер–полковник Б.С. Рабинович. В состав группы вошли начальники либо исполнявшие обязанности начальников аппаратурных и тактических кафедр факультетов и некоторые из начальников общеакадемических специально–технических и тактических кафедр. Наиболее активными работниками группы были инженер–полковники Д.С. Стогов, В.А. Иванов, С.Г. Эпштейн, полковники В.Р. Бакрадзе, Л.Л. Борисов, инженер–майоры Г.Н. Шеин, Л.Г. Писаревский. Для решения отдельных вопросов привлекались другие военные и гражданские преподаватели, ранее работавшие в высших учебных заведе-ниях и имевшие опыт разработки основной учебной документации. ► Трудностью в работе группы было отсутствие каких–либо аналогов учебных планов военных и гражданских вузов: специалистов по радиолокации нигде ранее не готовили. Более других составу группы были известны учебные планы Военной академии связи им. C.М. Буденного и Артиллерийской академии им.Ф.Э. Дзержинского. Изучалась также постановка общенаучной подготовки в Харьковском государственном университете. ► При разработке учебных планов учитывалось отсутствие у слушателей предварительной радиотехнической подготовки, отсутствие у большинства из них нормального среднего военного образования, значительный перерыв между окончанием средней школы и учебой в академии. К моменту разработки учебных планов в некоторых родах войск еще не была принята на вооружение радиолокационная техника. По специальностям, соответствующим этим родам войск, не было полной ясности в планировании обучения слушателей. ► Первоначальным приказом Министра вооруженных Сил СССР (июль 1946 года) срок обучения в академии устанавливался 5 лет и 2 месяца. Учитывая изложенные выше причины, группа сочла необходимым ходатайствовать об увеличении этого срока до 5 лет и 8 месяцев. ► В разработанной общей структуре учебных планов предполагалось общенаучную подготовку слушателей академии построить по традиционной классической схеме инженерных вузов, т.е. примерно так, как она была построена на инженерных факультетах Артиллерийской академии им. Ф.Э. Дзержинского. К тому же уже по этой схеме обучался первый курс. Математические дисциплины (аналитическая геометрия и математический анализ) предполагалось изучать в течение 5 семестров, физику — в течение 3 семестров, химию и химические источники тока — в течение 2 семестров, теоретическую механику — в течение 3 семестров. ► Общеинженерная подготовка, по предложению группы, включала в себя такие дисциплины, как техническое черчение, детали машин, теория механизмов и машин, сопротивление материалов, технология металлов, теоретические основы электротехники. Изучение этих дисциплин могло заканчиваться лишь в пятом–шестом семестрах. ► Специально–техническая подготовка должна была складываться из изучения теоретических основ радиотехники и радиолокации, электронных и ионных приборов, электрических машин, электропитания радиотехнических устройств, электротехнических измерений, основ импульсной техники и индикации, радиоприемных, радиопередающих и антенно–фидерных устройств, основ автоматического регулирования. Изучение этих дисциплин предполагалось заканчивать в восьмом семестре. ► Параллельно с общеинженерными и специально–техническими дисциплинами, планировалось изучение общевоенных дисциплин: общей тактики, истории военного искусства, военной топографии, военной географии. В это же время можно было начинать изучение некоторых тактико–специальных дисциплин и материальной части основного вооружения родов войск по специальностям (пушек, минометов, самолетов), а также основ их боевого применения (артиллерийская стрельба, штурманское дело и т.п.). ► Профилирующая подготовка, таким образом, могла осуществляться в восьмом, девятом и десятом семестрах. Она предполагала изучение основ проектирования радиолокационного вооружения своего рода войск, изучение материальной части конкретных образцов радиолокационного вооружения и основ его эксплуатации и боевого применения. После этого предполагалась преддипломная производственная практика, войсковая стажировка и дипломное проектирование, на что в общей сложности отводилось восемь месяцев. ► Изучение общественных наук регламентировалось соответствующими постановлениями ЦК ВКП(б) и указаниями Главного политического управления СА и ВМФ. ► Детальная разработка учебных планов проводилась на факультетах. К этому времени среди командования всех факультетов были люди, имевшие ранее опыт организации учебного процесса в других учебных заведениях (начальник 2 факультета генерал–майор артиллерии Л.В. Нечаев, заместители начальников 1 и 3 факультетов инженер–подполковник И.А. Долгов и полковник П.М. Чупруков). Программы учебных дисциплин в соответствии с учебными планами разрабатывались на кафедрах. ► В июне 1947 года Командующим артиллерией Вооруженных Сил СССР Главным Маршалом артиллерии Н.Н. Вороновым был утвержден первый Совет академии, в состав которого вошли генералы и офицеры руководящего состава. Председателем Совета был утвержден начальник академии генерал–лейтенант артиллерии А.В. Герасимов, секретарем — инженер–полковник С.Г. Эпштейн. ► В августе Совет академии обсудил и одобрил учебные планы и программы, а в сентябре они были утверждены Командующим артиллерией. Его же приказом срок обучения был установлен 5 лет и 8 месяцев. ► Первые учебные планы и программы, как говорится, «рождались в муках». Естественно, они оказались не свободными от недостатков. Как вскоре выяснилось, учебные планы оказались перегруженными некоторыми дисциплинами, изучение которых не требовалось для подготовки инженеров радиолокации. В учебных программах ряда дисциплин содержались ненужные вопросы. Общенаучная и общеинженерная подготовки были растянуты более чем на половину срока обучения. ► Вместе с тем, большой объем общенаучной и общеинженерной подготовки позволял дать слушателям солидную базу для дальнейшего освоения специально–технических и профилирующих дисциплин, для последующей самостоятельной работы по изучению новых принципов радиолокации, новых образцов вооружения, а для многих выпускников — и для овладения новыми специальностями. ► Разработка учебных планов и программ была важным и трудным шагом в деле организация учебно–методической работы в академии. Но это был только первый шаг. Предстояло еще очень много работы для того, чтобы надлежащим образом поставить учебный процесс. ► Опыт проведения занятий в первом учебном году показал, что большинство преподавателей нуждается в основательной профессиональной подготовке. Многие не обладают элементарными навыками общения с аудиторией, не знают основ педагогики высшей школы. Часть же преподавателей, имеющая опыт работы в других вузах, начала работать в академии в соответствии со своим опытам, накопленным в условиях этих других и разных вузов, не в полной мере подходящим для академии. В сложившейся обстановке главным содержанием методической работы на первые пять–шесть лет должно было стать обучение молодых преподавателей и выработка единства взглядов на вопросы организации учебного процесса у всего преподавательского состава. ► Некоторые преподаватели, пришедшие в академию из других военных академий, пытались перенести в учебный процесс не только свою методику, но и содержание преподаваемых ими в других вузах учебных дисциплин без учета специфических требований новой академии. Необходимо было организовать работу по преломлению сложившихся в других вузах курсов и учебных дисциплин в духе требований специальностей академии. ► Командование академии, политический и учебный отделы решению этих вопросов уделили самое серьезное внимание. Начальник академии генерал–лейтенант артиллерии А.В. Герасимов неоднократно указывал начальникам кафедр и преподавателям, что академия должна готовить слушателей по таким специальностям, по которым не осуществлялась подготовка специалистов еще ни в одном учебном заведении. По этой причине содержание подготовки, методика обучения и воспитания слушателей в нашей академии не могут полностью повторять содержание и методику какого–либо другого вуза. ► Учебный отдел организовал и провел серию методических мероприятий для всех преподавателей академии. Наиболее опытные лекторы и хорошие методисты читали показательные лекции по своим дисциплинам с последующим обсуждением их, в ходе которого разбирались использованные лекторами методические приемы и другие методические вопросы. К чтению показательных лекций привлекались инженер–полковники Г.В. Ягодин, С.Г. Эпштейн, инженер–подполковник Б.П. Афанасьев. Профессорами Харьковского педагогического института был прочитан цикл лекций по педагогике. Многие преподаватели посещали лекции приглашенных на временную работу в академию профессоров А.А. Слуцкина, А.И. Ахиезера, С.Я. Брауде. ► Одновременно с этим решались вопросы оценки качества действовавших учебных планов и программ, соответствия их требованиям подготовки слушателей по заданным специальностям. В учебные планы и программы вно-сились необходимые изменения. Совершенствовалось содержание учебных дисциплин. В отдельных случаях вносились изменения в организационно–штатную структуру факультетов и кафедр. ► Однако методические мероприятия общеакадемического порядка могли решить лишь часть вопросов, связанных с установлением единства взглядов на методику преподавания. Центром же методической работы в вузе, как известно, должна быть кафедра. ► В 1949 году начальником учебного отдела был назначен инженер–полковник И.А. Долгов, ранее работавший заместителем начальника первого факультета. Учебный отдел под руководством Ивана Андреевича Долгова особое внимание уделил организации методической работы на кафедрах. Систематически стали проводиться заседания кафедр с обсуждением методических вопросов. На всех кафедрах стала действовать система показательных, открытых и пробных занятий. Был налажен контроль качества проведения занятий, как внутрикафедральный, так и в масштабе академии. Издаваемые конспекты лекций обсуждались предварительно на заседаниях кафедр, а учебные пособия проходили предварительное рецензирование на смежных кафедрах. Периодически стали проводиться межкафедральные семинары по методике проведения разного рода практик, курсового проектирования. Была упорядочена и унифицирована отчетность слушателей за лабораторные работы. ► Много внимания уделялось совершенствованию специальных знаний преподавателей. На аппаратурных кафедрах преподаватели осваивали новые радиолокационные станции. Преподаватели специально–технических кафедр изучали принципы построения и методику расчета и проектирования отдельных устройств радиолокационных станций. Тактические кафедры занимались вопросами боевых возможностей и боевого применения радиолокационной техники. На общеинженерных и общенаучных кафедрах углублялись знания преподавателей по прикладным вопросам своих наук. На всех кафедрах пе-риодически проводились семинары по новым вопросам науки и техники. ► Командование и политический отдел стремились поднять авторитет преподавателей в глазах всего постоянного и слушательского состава. Лозунг: «Преподаватель - центральная фигура академии» — звучал на всех собраниях партийного актива. Стали издаваться листовки, пропагандирующие работу лучших преподавателей академии. Преподаватели пользовались преимуществом в обеспечении квартирами. Все это способствовало улучшению методики преподавания, повышению качества учебного процесса. □ Становление и развитие кафедр □ ► Все направления работы академии по становлению ее как высшего военного учебного заведения хорошо прослеживаются на примерах развития ее кафедр в эти годы. □ Кафедры общественных наук □ ► В соответствии с учебными планами слушателям преподавались: история СССР, история нашей партии, марксистско–ленинская философия, политическая экономия, партийно–политическая работа в Советской Армии и Флоте. ► С июня 1947 года начальником кафедры марксизма–ленинизма стал кандидат философских наук полковник М.И. Пшеницин. Его заместителем с 1948 года работал доцент подполковник А.Н. Задонский. Кафедра пополнилась преподавателями подполковниками П.В. Лобановым, Г.Н. Алексеевым, Х.Э. Кловским. ► Осенью 1948 года из состава кафедры марксизма–ленинизма в самостоятельную кафедру выделилась кафедра политической экономии. Ее начальником был назначен успешно защитивший к тому времени кандидатскую диссертацию подполковник Г.Н. Алексеев. ► Преподаватели кафедр общественных наук в годы становления учебного процесса много внимания уделяли разработке лекций по основным разделам программ. Тексты лекций обсуждались на заседаниях кафедр и раз множались в типографии. За эти годы было издано несколько десятков наименований текстов лекций, оказавших большую помощь слушателям в овладении основами марксизма–ленинизма. В своих лекциях и на семинарских занятиях со слушателями, а также на занятиях по марксистско–ленинской подготовке с офицерами постоянного состава, преподаватели кафедр общественных наук стремились связывать важнейшие вопросы марксистско–ленинской теории с богатым опытом партийно–политической работы в Советской Армии и на Флоте, накопленным в годы Великой Отечественной войны, а также с решениями партии и правительства в послевоенный период. В период 1946—1948 годы Центральный Комитет нашей партии принял ряд важных постановлений по идеологическим вопросам, которые нашли отражение в работе преподавателей кафедр общественных наук. ► В мае 1948 года под руководством политического отдела в академии была проведена теоретическая конференция офицеров постоянного состава, посвященная 40–летию выхода в свет гениального философского труда В.И. Ленина «Материализм и эмпириокритицизм». Активное участие в подго-товке и проведении конференции приняли преподаватели кафедр общественных наук. С сентября 1947 года, когда в академии начал решаться вопрос о подготовке научно–педагогических кадров, при кафедре марксизма–ленинизма стал работать экстернат по подготовке преподавателей кафедр академии к сдаче кандидатского экзамена по диалектическому и историческому материализму. А с октября 1948 года в целях повышения идейно–теоретического уровня постоянного офицерского состава начал работать филиал вечернего университета марксизма–ленинизма Харьковского горкома КПУ с двухгодичным срокам обучения. На каждом курсе филиала ежегодно обучалось до 150 офицеров. Все занятия вечернего университета обеспечивали преподаватели кафедр общественных наук. ► Росло влияние кафедр общественных наук на работу других кафедр академии. Немало труда преподаватели кафедр общественных наук затратили на усиление идейной направленности лекций по всем учебным дисциплинам, на борьбу с низкопоклонством перед достижениями буржуазной науки, на изучение вклада русских и советских ученых в развитие науки и техники. ► С 1951 года на кафедрах общественных наук стали работать новые преподаватели — кандидат исторических наук майор Г.М. Скляднев, подполковники Д.А. Гелевера и П.В. Семенцов. ► В 1947 году на кафедрах общественных наук был создан кабинет марксизма–ленинизма, оказывающий помощь слушателям в изучении общественных наук и в подготовке к семинарским занятиям. □ Общенаучные кафедры □ ► Как уже говорилось, общенаучная подготовка слушателей строилась по классической схеме инженерных вузов. Но уже в первые годы становления учебного процесса стали вырисовываться специфические требования специально–технических и профилирующих кафедр к общенаучным дисциплинам. Это, естественно, отразилось на развитии кафедр общенаучной подготовки. ► Кафедра математики в соответствии с учебными планами на всех факультетах преподавала аналитическую геометрию, математический анализ и специальные главы высшей математики, охватывающие теорию векторного поля, некоторые уравнения математической физики, элементы теории аналитических функций и метод комплексных амплитуд. Изданные другими вузами учебники и учебные пособия оказались не в полной мере соответствующими программам академии. Поэтому уже с 1947 года кафедра математики начала издавать свои учебные пособия для слушателей. ► В период 1947—1952 годы кафедра пополнилась новыми преподавателя-ми доцентами Е.Н. Феликсом, Б.А. Шехтером и З.С. Аграновичем, преподавателями С.И. Гринбергом, И.Л. Ивановой, М.И. Ломоносовым. В 1949 году заведующим кафедрой математики стал работать широкообразованный и высококвалифицированный специалист и отличный лектор кандидат физико–математических наук доцент В.К. Балтага. Под руководством Всеволода Константиновича Балтаги кафедра математики сделала первые шаги в направлении приближения содержания математических дисциплин к требованиям специально–технических кафедр к математическим знаниям слушателей. Преподаватели кафедры математики начали изучать программы и содержание специально–технических дисциплин, участвовать в научных семинарах специально–технических кафедр. ► К работе на кафедре математики стал привлекаться имеющий хорошую математическую подготовку инженер одной из лабораторий капитан В.Г. Бондарев, что также способствовало приближению программ математических дисциплин к требованиям специально–технических кафедр. Впоследствии В.Г. Бондарев стал одним из активных разработчиков в академии курса военной кибернетики. ► В эти годы преподаватели кафедры математики издали ряд своих первых конспектов лекций и учебных пособий, главным образом, по отдель-ным темам специальных глав высшей математики. ► Решением начальника академии к исполнению должности начальника кафедры физики на период 1947—1949 годы был привлечен старший преподаватель прожекторного дела инженер–полковник З.С. Кириллов, которому была поставлена задача создания физической и химической лаборатории и оснащения курсов кафедры наглядными учебными пособиями. В качестве основного лектора по физике был приглашен доктор физико–математических наук профессор М.И. Корсунский, существенно повысивший научный уровень курса по сравнению с первым учебным годом. ► В 1948—1949 учебном году на кафедре были разработаны и поставлены лабораторные работы по механике, электричеству, магнетизму, молекулярной физике и оптике, полностью соответствующие программе учебной дисциплины. Начальником лаборатории физики в этот период работал ижненер-капитан В.В. Трубников, инициативный и активный инженер, впоследствии много лет работавший в академии, главным образом, в научно–исследовательских лабораториях. ► В 1949—1950 годах состав кафедры физики значительно обновился. Заведующим кафедрой стал кандидат физико–математических наук доцент Г.Д. Бурдун, а его заместителем — кандидат физико–математических наук доцент О.А. Хмелъкова. Практические и лабораторные занятия вели кандидат физико–математических наук П.Б.Кантор и преподаватель Б.Г. Сидоренко, вскоре защитивший кандидатскую диссертацию. Григорий Дмитриевич Бурдун через несколько лет успешно защитил докторскую диссертацию и стал профессором. ► Как говорилось выше, с осени 1947 года в состав кафедры физики влилась группа преподавателей химии и химических источников тока. В течение 1947—1948 учебного года эта группа создала химическую лабораторию, соответствующую программам учебных дисциплин. ► Кафедра теоретической механики продолжала читать классический курс, состоящий из трех частей: статики, кинематики и динамики. С 1948 года на кафедре стал работать доцент М.Ш. Флексер, в 1949 году назначенный заведующим кафедрой. Старшим преподавателем работала Г.И. Помельникова. ► Кафедра прикладной механики обеспечивала большое число разных учебных дисциплин общим объемом более 500 учебных часов. С переездом кафедры в здание на площади Дзержинского начались работы по оборудованию лаборатории сопротивления материалов и металловедения, а также кабинета деталей машин. Много труда в это вложил начальник лаборатории инженер–майор Д.М. Будиловский. В начале 1948 года произошло разделение кафедры на две самостоятельные: кафедру прикладной механики, которой последовательно руководили в течение непродолжительного времени доценты Б.М. Абрамов и С.В. , и кафедру начертательной геометрии и технического черчения, которой заведовали П.Н. Демковский и Г.В. Марков. Однако опыт показал, что в условиях радиотехнического вуза, где курсы прикладной механики и графики не играют основной роли в формировании специалистов, такое разделение было неоправданным и нежизненным. С осени 1951 года снова была создана единая кафедра прикладной механики и технического черчения. Заведующим ее стал кандидат технических наук доцент П.В. Гуляев. На преподавательских должностях работали В.С. Долгачев, А.И. Игнатов, Г.В. Марков, М.А. Пономарева, В.Л. Сербин, Л.С. Харитонов и несколько позднее инженер–подполковник Н.С. Третьяков. Последний был всесторонне образованным и общительным офицером, много внимания уделявшим воспитательной работе со слушателями. ► Преподаваемые дисциплины в течение еще нескольких лет остались прежними, но их объем сократился. Значительная часть занятий по технологии металлов проводилась в форме практики в учебно–экспериментальных производственных мастерских, созданных в академии в 1947 году. В процессе практики слушатели изготавливали механические инструменты, которые затем использовались в мастерских кафедр. Такое утилитарное использование результатов практики слушателей позднее стало традицией для практик по другим дисциплинам.

Admin: ► Кафедру теоретических основ электротехники с начала 1947—1948 учебного года, по решению начальника академии, возглавил кандидат технических наук инженер–полковник М.В. Румянцев. Допуская некоторое нарушение штатной дисциплины и ставя во главе гражданских кафедральных коллективов военных педагогов, начальник академии стремился организационно укрепить эти коллективы в трудные годы становления академии. И, как показал опыт, это себя оправдало. Под руководством военных начальников быстрее решались вопросы создания учебно–лабораторной базы и разработки основной учебно–методической документации, гражданские преподаватели в более короткие сроки адаптировались к условиям военного вуза. ► Михаил Васильевич Румянцев, как военный руководитель коллектива гражданских преподавателей, оказался весьма удачной кандидатурой. Позднее он несколько лет возглавлял научно–исследовательский отдел академии, а впоследствии был заместителем начальника Киевского высшего инженерного радиотехнического училища ПВО по учебной и научной работе. Успешная деятельность М.В. Румянцева по руководству научно–исследовательской работой и личный вклад в развитие педагогики высшей школы были по заслугам оценены. Ему было присвоено ученое звание профессор и воинское звание генерал–майор инженерно–технической службы. ► Уже в 1947 году на кафедре были развернуты лаборатории электрических цепей и электроизмерений. В 1948—1949 годах были созданы лаборатории по теории электромагнитного поля и по электроматериаловедению. ► В эти годы теорию электрических цепей преподавал доцент Д.С. Колобков, теорию электромагнитного поля — старший преподаватель А.П. Пинскер, курс электроматериаловедения, позднее преобразованный в курс электрорадиоматериаловедения — преподаватель Н.А. Чеботарев. Впоследствии участник войны и офицер запаса Николай Аркадьевич Чеботарев вернулся в кадры Вооруженных Сил и длительное время служил в академии на преподавательских должностях, защитил кандидатскую диссертацию, несколько лет возглавлял одну из кафедр. Ему было присвоено ученое звание профессор. ► В 1949 году заведующим кафедрой снова становится доцент Д.С. Колобков. Длительное время, возглавляя кафедральный коллектив, Дмитрий Сергеевич Колобков много внимания уделил совершенствованию преподаваемых дисциплин, разработке учебных пособий, а позднее и учебников. В последующие годы, разработанные им и под его руководствам учебники и учебные пособия использовались во многих вузах ПВО. Д.С. Колобков получил ученое звание профессор. ► Кафедра иностранных языков по первоначальным учебным планам проводила занятия со слушателями в течение девяти семестров. На изучение иностранного языка отводилось 350 часов аудиторных занятий. Целевой установкой программ от слушателей требовалось переводить тексты по специальности. В качестве основных использовались учебники гражданских вузов. Тексты для перевода по специальности подбирались из различных источников и размножались в типографии. ► В 1951 году количество часов аудиторных занятий было существенно сокращено. Занятия в сетке расписания заканчивались в четвертом семестре. Кафедра стала уделять много внимания внеаудиторной работе со слушателями. Для третьего и четвертого курсов были сведены факультативные занятия. Ежемесячно на курсах стали выпускаться стенные газеты на иностранных языках. Раз в семестр стали организовываться и проводиться литературно–художественные вечера и ежегодно — конкурсы среди слушателей на лучшее знание иностранного языка. ► С 1950 года заведующим кафедрой стал Григорий Тимофеевич Забияка, опытный педагог, офицер запаса. На кафедре работал большой коллектив преподавателей, в основном, выпускников Харьковского государственного университета. □ Специально–технические кафедры □ ► Специально–техническая подготовка в учебных планах занимала особое положение как по количеству учебных дисциплин, так и по количеству отводимого на нее учебного времени. В процессе изучения специально–технических дисциплин слушатели должны были получить глубокие знания по основам радиотехники и радиолокации, по принципам построения основных узлов и устройств радиолокационных станций, по методам их расчета и проектирования, а также должны были получить представление о перспективах развития техники радиолокации. ► Преподавательский состав специально–технических кафедр учитывал, что разрабатываемые и принимаемые на вооружение радиолокационные станции — это только начало развития радиолокации, что выпускникам академии в их дальнейшей службе придется встретиться со многими новыми образцами, построенными на новых принципах и с новой элементной базой. Академия долина была дать слушателям такую подготовку, чтобы они смогли самостоятельно осваивать новые образцы и принимать участие в дальнейшем развитии радиолокационной техники. ► Как говорилось выше, главное место в специально–технической подготовке слушателей, отводилось учебным дисциплинам кафедры теоретических основ радиотехники и радиолокации. Лишь некоторые специально–технические дисциплины по времени их изучения опережали теоретические основы. ► Существенный вклад в разработку и становление учебных дисциплин кафедры теоретических основ радиотехники и радиолокации внесли видные харьковские ученые, которых командованию академии удалось привлечь к работе на кафедре в первые годы. Такими учеными были действительный член Академии наук УССР профессор А.А. Слуцкин, доктор физико–математических наук профессор А.И. Ахиезер и доктор технических наук профессор С.Я. Брауде, впоследствии также действительные члены Академии наук УССР. Лекции, которые читались ими для слушателей, посещали многие преподаватели специально–технических и профилирующих кафедр. На этих лекциях они не только приобретали знания, но и учились тому, как нужно читать лекции. ► Абрам Александрович Слуцкин подготовил и прочитал курс лекций по теории и практике генерирования колебаний сверхвысокой частоты. К подготовке своих лекций он относился с исключительной добросовестностью и читал их блестяще. В процессе чтения лекций академик А.А. Слуцкин часто делал отступления, в которых рассказывал об особенностях методики преподавания тех или иных трудных для усвоения вопросов. ► Профессор А.И. Ахиезер в течение нескольких лет читал лекции по радиотехнике. Его лекции отличались физической ясностью, большой насы-щенностью и глубиной анализа материала, сочетавшимися с прекрасной формой изложения. Восприятие лекций Александра Ильича Ахиезера требовало от слушателей хорошей подготовки. Слушатели это скоро поняли и к лекциям повторяли соответствующие темы из математического анализа. Профессор А.И.Ахиезер, кроме чтения лекций слушателям, оказал помощь в подготовке первых кандидатов наук по радиотехнике и радиолокации в академии. ► Профессор С.Я. Брауде прочитал курс лекций по дисциплине «Распространение радиоволн» и оказал помощь преподавателям в разработке содержания этой дисциплины. Семен Яковлевич Брауде несколько лет принимал участие в работе Совета академии по присуждению ученых степеней. ► В короткий срок на кафедре теоретических основ радиотехники и радиолокации была создана лабораторная база по всем преподаваемым дисциплинам. Много сделали в этом направлении офицеры лаборатории капитан Н.П. Соколов и старший техник–лейтенант Н.Л. Гейвандов. Последний много лет работал в академии в лабораториях кафедр и на преподавательской работе. Некоторые лабораторные работы, разработанные и поставленные в те годы, длительный период времени использовались в учебном процессе. К числу таких работ можно отнести работы по исследованию длинных линий, по гармоническому анализу. ► В середине 1948 года, как отмечалось выше, начальником кафедры был назначен инженер–подполковник Б.П. Афанасьев. Борис Павлович отличался большой трудоспособностью, жесткой требовательностью к себе и подчиненным. За короткий срок коллектив кафедры под его руководством стал самым сильным коллективом среди других специально–технических кафедр. Хорошие традиции вдумчивого, творческого и инициативного отношения к учебному процессу и научно–исследовательской работе и в настоящее время живут в делах питомцев этой кафедры. ► В процессе становления специально–технической подготовки слушателей, развития и совершенствования учебных дисциплин и роста научного и методического мастерства преподавателей выявлялась необходимость вносить изменения в структуру этой подготовки, вплоть до перераспределения учебных дисциплин, между кафедрами. Так, в 1949 году дисциплины «Антенно–фидерные устройства» и «Распространение радиоволн», а в 1950 году — «Основы импульсной техники и индикации» были переданы на другие кафедры. В 1951 году была создана самостоятельная кафедра антенно–фидерных устройств и распространения радиоволн. ► Кафедра электрических машин и электропитания радиотехнических систем обеспечивала преподавание учебных дисциплин «Электрические машины», «Электропитание радиотехнических систем», «Автоматизация радиотехнических систем» и «Двигатели внутреннего сгорания». ► Дисциплину «Электрические машины» с начала 1947—1948 учебного года, как говорилось выше, преподавал старший лейтенант И.В. Сафоновский, временно исполнявший обязанности начальника кафедры. В следующем учебном году преподаватели инженер–подполковник А.П. Комарницкий и В.А. Вишневский подготовили и провели занятия по дисциплине «Двигатели внутреннего сгорания». ► В 1948 году прибыл назначенный на должность заместителя начальника кафедры кандидат технических наук инженер–подполковник И.Я. Соколинский, возглавивший работу по подготовке дисциплины «Автоматизация радиотехнических устройств». Эта дисциплина объемом 80 часов была им прочитана в 1949 году. Начальником лаборатория автоматики в то время был инженер–подполковник Н.Г. Ковтун. Под его руководством были разработаны и поставлены две первые лабораторные работы по этой дисциплине. ► В этом же году кандидат технических наук О.Н. Суетин разработал и впервые поставил дисциплину «Электропитание радиотехнических систем». Лабораторные работы по этой дисциплине создавались старшим техник–лейтенантом А.П. Голубем, много лет впоследствии работавшим на кафедре в лабораторий и на преподавательских должостях вплоть до заместителя начальника кафедры. ► Таким образом, уже в 1949 году кафедра обеспечивала преподавание всех своих учебных дисциплин. В 1949 году прибыл назначенный начальником кафедры кандидат технических наук инженер–подполковник А.М. Кренделев. Под его руководством совершенствовалось содержание преподаваемых учебных дисциплин, стали издаваться конспекты лекций и учебные пособия, оживилась методическая работа, произошло дальнейшее развитие лабораторий. ► Кафедра электронных и ионных приборов, возглавляемая инженер–полковником С.Г. Эпштейном, включилась в учебный процесс с начала 1947—1948 учебного года. Лекции по электронным и ионным приборам читал начальник кафедры. В следующем учебном году к преподаванию этой дисциплины подключилась кандидат технических наук доцент А.П. Афанасьева и инженер–капитан К.С. Лабец. В 1950 году кафедра издала свое первое учебное пособие «Электронно–лучевые лампы с фазовой фокусировкой (клистроны)», разработанное инженер–капитаном В.Ф. Нагаевым. ► В 1950—1951 учебном году по инициативе начальника кафедры создается вакуумная лаборатория. Работавшие в этой лаборатории техник–лейтенанты С.П. Бутенко, С.Е. Магура и М.Е. Райхлин изготавливали отдельные экспериментальные образцы электронных приборов для нужд учебного процесса и научно–исследовательской работы. Слушатели знакомились с технологией изготовления, электронных приборов. Лаборатория в течение десяти лет была гордостью кафедра. ► В 1950—1951 учебном году инженер–полковник С.Г. Эпштейн разработал и прочитал цикл лекций по основам телевидения. В лаборатории был создан отдел телевидения под руководствам инженер–капитана В.С. Вовченко. Владимир Семенович Вовченко, энтузиаст телевидения, активно участвовал в создании первого любительского телецентра в г. Харькове. В последующие годы дисциплину «Основы телевидения» преподавал В.С. Вовченко. ► На кафедре радиопередающих устройств, руководимой инженер–полковником Г.В. Ягодиным, работали преподаватели инженер–капитан И.С. Гарбер и старший лейтенант С.Д. Давыдов. В 1948—1949 учебном году в двух параллельных потоках преподавание дисциплины «Радиопередающие устройства» начали инженер–полковник Г.В. Ягодин и инженер–капитан И.С. Гарбер. Лекции инженер–полковника Г.В. Ягодина отличались лаконичностью изложения и в то же время большой насыщенностью информацией, включающей примеры из богатой практики лектора по эксплуатации радиоаппаратуры. Всегда бодрый и общительный Гавриил Владимирович Ягодин был любимым лектором слушателей. ► В лаборатории кафедры со дня ее создания работали старшие техник–лейтенанты В.П. Горошков и Я.Ф. Шатун. В 1948 году начальником лаборатории был назначен инженер–майор А.М. Педак. Все трое впоследствии стали преподавателями, и многие годы работали в академии и других вузах ПВО. А полковник А.М. Педак более десяти лет был начальником факультета Киевского высшего инженерного радиотехнического училища ПВО. ► По мере накопления опыта преподаватели кафедры стали издавать конспекты лекций и учебные пособия. Быстрый методический рост и успехи в развитии лабораторной базы вскоре были замечены командованием и политическим отделом академии. Кафедра радиопередающих устройств была признана образцом для многих специально–технических кафедр. ► Первыми преподавателями кафдеры радиоприемных устройств были инженер–майор Х.М. Виленский и инженер–капитан А.А. Письменецкий. В 1948—1949 учебном году лекции по дисциплине «Радиоприемные устройства» параллельно в двух потоках читали начальник кафедры инженер–полковник Д.К. Замков и инженер–майор Х.М. Виленский. К началу преподавания кафедра разработала 15 лабораторных работ по исследованию элементов приемных устройств типовых радиолокационных станций того времени. К этой работе привлекался весь состав кафедры. Особенно плодотворно работал начальник лаборатории инженер–капитан А.Ф. Макаровский. ► В 1950 году преподаватели кафедры по основным разделам своей учебной дисциплины издали конспекты лекций. ► На кафедрах теоретических основ радиотехники и радиолокация и радиоприемных устройств в 1947—1948 годах стали разрабатываться вопросы защиты радиолокационных станций от радиопомех как естественных, так и создаваемых противником. Вначале эти вопросы было решено включить в содержание дисциплины «Радиоприемные устройства». Затем преподаватели инженер–майоры Г.Н. Шеин и Ю.А. Митягия предложили программу небольшого по объему курса для слушателей всех факультетов. Ни в одном учебном заведении никогда подобных курсов не было. Работа Георгия Николаевича Шеина и Юрия Александровича Митягина была первой попыткой систематизации указанных вопросов. ► В 1948 году командование академии приняло решение па базе разработанной дисциплины создать кафедру защиты от радиопомех. Формирование кафедры было поручено инженер–майору Ю.А. Митягину, который вскоре был назначен заместителем начальника кафедры, а в 1949 году начальником кафедры стал инженер–подполковник Г.Н. Шеин. ► В период 1949—1951 годы в академии прорабатывалась идея существенной переработки ряда учебных дисциплин специально–технических кафедр в направлении внедрения в них вопросов защиты радиотехнических устройств от помех. С этой целью была сделана попытка передачи на кафедру инженер–подполковника Г.К. Шеина дисциплин «Антенно–фидерные устройства», «Распространение радиоволн» и «Импульсная техника и индикация». Однако, как вскоре выяснилось, эта попытка оказалась преждевременной. Не созрела еще научно–теоретическая и техническая база для осуществления в общем правильной и перспективной идеи. Кафедра осталась пока с одной учебной дисциплиной, содержание которой совершенствовалось и обрастало новыми вопросами. ► В 1951 году была создана кафедра антенно–фидерных устройств и распространения радиоволн, начальником которой был назначен инженер–подполковник Б.И. Молодов. Учебную дисциплину «Антенно–фидерные устройства» преподавали начальник кафедры и старший преподаватель инженер–подполковник А.Н. Казарин. Дисциплину «Распространение радиоволн» преподавал Ф.Б. Черный, впоследствии доктор технических наук профессор. Начальником лаборатории был назначен выпускник первого выпуска академии майор Г.В. Якубовский. ► Учебная дисциплина «Импульсная техника и индикация» была передана на кафедру электронных и ионных приборов, которая после этого стала называться кафедрой импульсной техники и электронных приборов. Начальником кафедры остался инженер–полковник С.Г. Эпштейн. В состав кафедры влились преподававшие импульсную технику и индикацию инженер–майоры И.А. Лыков и М.Д. Штерк. □ Кафедры общевоенной и тактической подготовки □ ► При формировании академии, как говорилось выше, было создано две кафедры, обеспечивающих общевоенную и тактическую подготовку, не считая кафедр тактики родов войск на факультетах. Кафедра общей тактики, кроме нового курса, совпадающего с ее наименованием, преподавала историю военного искусства, военную топографию и военную географию. На кафедру тактики войск ПВО в первые годы была возложена задача обеспечивать преподавание как общих дисциплин для всех родов войск ПВО, таких как «Организация современной ПВО», так и некоторых дисциплин по родам войск, таких как «Тактика зенитной артиллерии», «Организация и основы боевого применения современных ВВС». По мере становления факультетских тактических кафедр эти дисциплины передавались им. ► В 1949 году, после того как академия вошла в состав Войск ПВО страны, произошло объединение двух тактических кафедр в одну, получившую наименование кафедры тактики. Начальником ее стал генерал–майор артиллерии Георгий Христофорович Чайлахян, на которого, кроме командования кафедрой, была возложена задача координирования вопросов всей тактической подготовки слушателей в академии. ► Общую тактику преподавали полковники Л.Л. Борисов, Ф.И. Третьяков. С 1951 года к ним присоединились полковник С.И. Попов, назначенный заместителем начальника кафедры, и подполковник В.М. Конев. Историю военного искусства до 1950 года преподавал полковник И.Н. Войнаровский. В 1950 году была образована самостоятельная кафедра история военного искусства, начальником которой стал полковник В.П. Литвинов. Кроме него основными преподавателями этой кафедры были полковники И.Н. Войнаровский и И.У. Лещенко. Позднее на кафедре был создан кабинет истории военного искусства. ► Преподавателями военной топографии были полковник И.Т. Мяздриков, подполковники Д.Ф. Пузиков и В.А. Тыклин. Военная география была включена в учебный план с 1950 года. Ее преподавали подполковник С.М. Зеленин и полковник Н.П. Сыров, прибывший на кафедру в 1951 году. ► В первые годы на кафедре были созданы хорошо оборудованные учебные кабинеты общей тактики, военной географии и топографии. ► В создании кабинетов участвовали майоры М.С. Баштанюк, Н.Г. Микрюков, капитан П.А. Фурсов. Несколько позднее их сменили майоры С.П. Свириденко и А.А. Пивоваров. ► По всем преподаваемым учебным дисциплинам были разработаны конспекты лекций, учебные пособия, а по общей тактике, кроме того, и комплексные тактические задачи, в которых находили отражение вопросы применения радиолокационной техники и организации войсковой противовоздушной обороны. ► Занятия по общей тактике и военной топографии преподаватели кафедры проводили на местности в пригородах Харькова. Полковники Ф.И. Третьяков, И.Т. Мяздриков и подполковник В.М. Конев на этих занятиях передавали слушателям свой богатый боевой опыт и стремились развивать у них командирские качества. И теперь еще выпускники первых выпусков академии с большой теплотой вспоминают полевые занятия этих хороших военных педагогов. ► Секретарем партийной организации кафедры длительное время работал полковник Ф.И. Третьяков. Под его руководством партийная организация активно помогала начальнику кафедры решать больше задачи подготовки и постановки учебных дисциплин и создания учебно-материальной базы. □ Аппаратурные кафедры факультетов □ ► Первые годы становления учебного процесса в академии кафедры радиолокационной аппаратуры наземной артиллерии, зенитной артиллерии, истребительной авиации и службы ВНОС в обиходе назывались аппаратурными кафедрами. Это соответствовало их основной задаче преподавать слушателям конкретную радиолокационную аппаратуру. Лишь позднее, после существенной переработки программ учебных дисциплин, когда несколько изменилась основная задача, эти кафедры стали называть профилирующими. ► Кафедра радиолокационной аппаратуры зенитной артиллерии, по сравнению с другими аппаратурными кафедрами, в вопросах разработки и постановки своих учебных дисциплин находилась в наиболее выгодном положении. Радиолокационная техника к концу войны в зенитной артиллерия уже широко использовалась. Войска имели на вооружении станции орудийной наводки СОН–2, СОН–Зк, СЦР–584. В 1948 году была принята на вооружение станция СОН–4, ставшая основной на несколько лет. ► Весной 1948 года кафедра впервые проводила занятия по радиолокационной технике с офицерами курсов усовершенствования. Занятия со слушателями своего факультета кафедра начала проводить с 01 сентября 1949 года. Учебная дисциплина по изучению материальной части строилась в основном на базе станции СОН–4. Изучались также и станции других образцов, продолжавшие находиться на вооружении войск. ► В учебную работу со слушателями включились начальник кафедры инженер–полковник Василий Александрович Иванов, преподаватели — инженер–подполковники Н.Е. Майоров, В.Г. Миленин, инженер–майор В.С. Салов. Позднее в преподавательскую работу включились работавшие ранее в лаборатории офицеры В.Г. Подгорский, Н.А. Сизяков, Н.А. Шишонок, Е.М. Якимович. Занятия по изучению материальной части радиолокационных станций уже в первом цикле прошли вполне удовлетворительно. Были отработаны конспекты лекций для слушателей, необходимые наглядные пособия. На базе имевшихся в лаборатории образцов радиолокационных станций было подготовлено и поставлено десять лабораторных работ. ► Слабее была подготовлена дисциплина «Основы проектирования радиолокационной техники зенитной артиллерии». Кафедра не смогла установить тесных контактов с проектными организациями и промышленными предприятиями, занимающимися созданием техники, и, следовательно, не воспользовалась их материалами при разработке курса лекций. Этот пробел был устранен несколько позднее. ► Отработка вопросов эксплуатации и боевого применения радиолокационных станций со слушателями проводилась в полевых условиях в пригородах Харькова. На короткий срок слушатели вывозились на войсковые полигоны, где отрабатывались вопросы боевой стрельбы со станциями орудийной наводки. ► В значительно более тяжелом положении находилась кафедра радиолокационной аппаратуры наземной артиллерии. Лишь в 1947—1948 годах в научно–исследовательских и проектных организациях начались работы по созданию первых образцов радиолокационных станций для наземной артиллерии. Только благодаря энергии и настойчивости возглавлявших факультет и кафедру генерал–майора артиллерии Н.И. Полянского (с выпускниками факультета) и инженер–майора Л.Г. Писаревского удалось получить разрешение на допуск преподавателей кафедры к материалам разработок и начать подготовку лекционных курсов. ► В 1949—1950 учебном году кафедра могла проводить лишь ознакомительные занятия по принципам и методам радиолокации в наземной артиллерии. Радиолокационные станции еще не были приняты на вооружение. Нормальные занятия по изучению материальной части радиолокационных станций наземной артиллерии начались лишь с сентября 1950 года, т.е. меньше чем за год до первого выпуска специалистов. ► Со слушателями изучались две радиолокационные станции разных классов и назначений. Занятия по одной из них проводил инженер–майор Л.Г. Писаревский, по другой — инженер –подполковник А.Г. Молибог. Практические и лабораторные занятия проводил инженер–капитан Б.М. Лебедев. Он же читал лекции по одному самостоятельному разделу дисциплины, в котором изучалось устройство и принцип действия счетно-решающего прибора одной из станций. ► Опытный образец одной из станций удалось получить и развернуть в лаборатории к началу занятий. Основные системы и устройства другой станции били смакетированы силами лаборатории. Особенно много сделали при этом офицеры М.П. Майоров, А.И. Новиков, Ю.И. Поляновский, В.Н. Солдатов. По каждой из станций было подготовлено и поставлено по 6—8 лабораторных работ. ► В 1951 году преподаватели кафедры выпустили конспект лекций для слушателей по материальной части изучаемых станций. Крайняя необходимость такого конспекта объяснялась тем, что в академии в это время не было ни одного экземпляра технической документации по станциям.

Admin: ► Дисциплину «Основы проектирования радиолокационной техники наземной артиллерии» разработал и прочитал слушателям инженер–майор Л.Г. Писаревский. При подготовке лекций он пользовался проектной документацией. По этой причине курс получился вполне удовлетворительным и помог слушателям в выполнении первых дипломных проектов по специальности. В процессе подготовки курса инженер–майор Л.Г. Писаревский установил хорошие связи с конструкторами радиолокационных станций М.М. Косичкиным и Б.З. Белокриницким, и в 1952 году совместно с ними подготовил и издал массовым тиражом учебное пособие по проектированию. ► Специалисты по радиолокационной технике наземной артиллерии больше других нуждались в приобретения опыта проведения боевых артиллерийских стрельб с использованием радиолокационных станций. Кафедра в 1951 году с преодолением больших трудностей сумела организовать и провести такие стрельбы со слушателями первого выпуска и впредь проводила их ежегодно. ► Кафедра радиолокационной аппаратуры истребительной авиация и службы ВНОС, возглавляемая инженер–полковником Д.С. Стоговым, в январе 1948 года начала занятия с офицерами курсов усовершенствования. Основные занятия со слушателями академии начались с сентября 1949 года. Занятия по материальной части радиолокационных станций проводили инженер-майоры О.Б. Кащенко, П.В. Мазурин, а также переведенные из лаборатории на преподавательскую работу инженер–майоры М.П. Быков и Н.П. Евсеев. Лекции по основам проектирования радиолокационной техники прочитал инженер–полковник Д.С. Стогов, имевший опыт реального проектирования первых отечественных радиолокационных станций, о чем говорилось выше. ► К весне 1948 года в лаборатории кафедры были развернуты радиолокационные станции П–2М, П 3 и некоторые типы бортовой аппаратуры. Несколько позднее кафедра развернула станцию обнаружения и наведения СЦР–627. Ее антенна и антенна станции П–3 были установлены на крыше учебного корпуса академии, что позволяло наблюдать на экранах индикаторов станций сигналы от реальных самолетов. ► Офицеры лаборатория проявили большую инициативу и изобретательность как при развертывании станций, так и при изготовлении необходимого лабораторного оборудования и постановке лабораторных работ. Силами личного состава лаборатории под руководством инженер-капитанов Г.Е. Билюбы, М.П. Быкова и Н.П. Евсеева из блоков и деталей устаревшей техники были изготовлены двухлучевые осциллографы, блоки питания и другая аппаратура. ► С 1948 года в лаборатории кафедры стали работать выпускники других академий офицеры Е.С. Егоров, Н.И. Кравченко и В.С. Туманов. ► Практическое обучение слушателей проводилось так же, как и на факультете зенитной артиллерии, в полевых условиях в окрестностях города Харькова, где развертывались радиолокационные станции. ► К началу 50–х годов на вооружение войск поступают новые радиолокационные станции обнаружения и наведения. Намечается переход к единой радиолокационной системе. Это потребовало подготовки в большом количестве высококвалифицированных военных инженеров по радиолокационным станциям для службы ВНОС. Не уменьшилась потребность в специалистах для истребительной авиации. ► Возможности академии, кроме того, позволяли осуществлять подготовку инженеров по радиолокации и электротехнике для зенитно–прожекторных войск. По этим причинам на базе факультета радиолокации истребительной авиации и службы ВНОС в 1950 году было создано два факультета: радиотехнический факультет службы ВНОС и радиотехнический факультет истребительной авиации ПВО и зенитных прожекторов. ► Начальником факультета службы ВНОС был назначен инженер–полковник Г.И. Занегин. Георгий Иванович Занегин, участник Великой Отечественной войны, до службы в академии опыта работы в военно–учебных заведениях не имел, однако добросовестность и умение опираться на подчиненных помогли ему быстро разобраться с обстановкой и стать одним из лучших по тому времени начальником факультета. Позднее он руководил командным факультетом, и получил звание генерал–майора ИТС. Его заместителем по политической части на факультете ВНОС был подполковник (позднее — полковник) К.Ф. Можар, до этого работавший старшим инструктором политотдела академии. Заместителем начальника факультета — начальником учебной части был полковник А.Ф. Ложкин, ранее бывший начальником курса. ► На должность начальника радиотехнического факультета истребительной авиации и зенитных прожекторов прибыл полковник М.Н. Скотаренко. Михаил Никифорович Скотаренко, участник боев в Испании, в годы Великой Отечественной войны был начальником штаба авиационных бригады, дивизии и корпуса. После войны он закончил Высшую военную академию им. К.Е. Ворошилова. Командовал факультетом в академии он два года, после чего был уволен из Вооруженных Сил по состоянию здоровья. Его заместителем по политической части был полковник М.Д. Громов, участник Великой Отечественной войны, имевший опыт руководящей партийной работы в довоенный период. Заместителем начальника факультета — начальником учебной части был назначен инженер–полковник З.С. Кириллов, исполнявший ранее обязанности начальника кафедры физики. ► Кафедра радиолокационной аппаратуры истребительной авиации и службы ВНОС разделилась на две кафедры: кафедру радиотехники ВНОС и кафедру радиотехники истребительной авиации, соответственно вошедшие в состав двух новых факультетов. Одновременно с этим была создана кафедра тактики и техники зенитных прожекторов, основу которой составила переведенная из Военно–инженерной Краснознаменной академии им. В.В. Куйбышева кафедра военно–прожекторной техники. Среди прибывших с этой кафедрой были: начальник кафедры кандидат физико–математических наук доцент инженер–полковник В.И. Лутовинов, его заместитель — кандидат технических наук доцент инженер–полковник И.Д. Артамонов, старший преподаватель кандидат технических наук инженер–майор В.Р. Спренне и офицеры лаборатории инженер–майор Р.Б. Расин и инженер–капитан З.Д. Мордовский. Состав кафедры пополнили полковник Е.А. Луковский и инженер–капитан А.Ф. Терещенко, ранее работавшие в академии. Занятия со слушателями кафедра начала с сентября 1951 года. □ Тактические кафедры факультетов □ ► Сформированные в 1946 году на факультетах кафедры тактического направления долины были обеспечивать подготовку слушателей по тактике родов войск профилей факультетов, по технике основного вооружения родов войск и по боевому применению радиолокационных средств. ► Кафедра тактики наземной артиллерии, возглавляемая полковником А.И. Кривошаповым, обеспечивала преподавание дисциплин: «Тактика наземной артиллерии», «Стрельба наземной артиллерии», «Баллистика». В период полигонной практики, кроме того, проводилось небольшое число занятий по материальной части артиллерии и минометов. ► Тактику наземной артиллерии преподавали полковники А.И. Кривошапов и Т.Н. Вишневский. Занятия по стрельбе наземной артиллерии проводили полковник И.Ф. Филиппов и начальник курса полковник П.И. Логутенок, позднее работавший заместителем начальника факультета. Внутреннюю баллистику преподавал инженер-майор М.А. Буховер. Он не проводил занятия по материальной части артиллерия и минометов. Внешнюю баллистику и прикладные вопросы теория вероятностей преподавал капитан А.А. Челидзе, работавший в то время на кафедре зенитной артиллерии. ► В течение 1947—1948 учебного года на кафедре были оборудованы кабинет материальной части наземной артиллерия и баллистики и кабинет тактики и стрельбы с миниатюрполигоном. Начальниками кабинетов были майор А.И. Зюкин и капитан И.Г. Курков. ► Кафедра установила связи с учреждениями, занимающимися вопросами боевого использования радиолокационной техники, и с Артиллерийской академией им. Ф.Э. Дзержинского. С их помощью преподаватели кафедры уже с начала 1950 года в курс стрельбы внесли разделы по стрельбе артиллерии с радиолокационными станциями. Большую работу в этом направлении проделал первый адъюнкт кафедры подполковник Н.Н. Овчаренко. ► Кафедра стрельбы и техники зенитной артиллерии до 1949 года вопросами тактики не занималась и, по существу, тактической кафедрой стала лишь после передачи ей дисциплины «Тактика зенитной артиллерии», с кафедры генерал–майора артиллерии Г.Х. Чайлахяна. Задачами кафедры были обеспечение преподавания учебных дисциплин: «Основы теории ве-роятностей и теории ошибок», «Теоретические основы стрельбы зенитной артиллерии», «Материальная часть приборов управления зенитным артиллерийским огнем (ПУАЗО)», «Материальная часть зенитных пушек». ► Основы теории вероятностей и теории ошибок преподавал начальник кафедры полковник В.Р. Бакрадзе. Позднее к нему подключился выпускник Артиллерийской академии им. Ф.Э. Дзержинского капитан А.А. Челидзе. Теорию стрельбы преподавал заместитель начальника кафедры полковник И.М. Молчадский. Занятия по приборам управления зенитным артиллерийским огнем проводил инженер–майор Н.А. Лебедев, по материальной части зенитных пушек — инженер–подполковник А.Г. Тимченко и инженер–майор В.И. Паришкура. ► С сентября 1948 года кафедра включилась в учебный процесс, имея изданные для слушателей конспекты лекций по всем учебным дисциплинам. Учебно–лабораторная база на первых порах была удовлетворительной. ► Курс тактики зенитной артиллерии с 1949 года стал читать подполковник С.Ф. Багацкий. ► Кафедра тактики авиации обеспечивала преподавание дисциплин: «Тактика авиации», «Иностранные ВВС», «Основы самолетовождения», «Воздушная стрельба, бомбометание и вооружение самолетов», «Штурманское дело и наведение истребителей». Подготовку и преподавание этих дисциплин в первые годы проводили начальник кафедры полковник Г.Д. Войшицкий, его заместитель полковник Л.И. Александров, преподаватели подполковник Ф.А. Таран, майоры Б.Г. Бродский, М.Е. Попов и капитан А.С. Ильин. ► В 1947 году на кафедре были развернуты кабинет тактики авиации, учебный командный пункт истребительного авиационного полка, лаборатория техники авиации и лаборатория авиационного вооружения и воздушной стрельбы. Их начальниками были майор Ф.И. Тимоненков, капитаны В.А. Васильев, Л.Б. Фаин и инженер–капитан Л.И. Алехов. ► В проведении занятий со слушателями кафедра испытывала трудности, связанные с тем, что большинство слушателей до поступления на учебу в академию в авиации не служили. ► В 1948 году кафедра была переименована в кафедру тактики и техники авиации, что больше соответствовало содержанию преподавемых ею дисциплин. В марте 1949 года на кафедру дополнительно были переданы дисциплины расформированной кафедры связи и ВНОС: «Служба ВНОС», «Техника связи», «Организация связи». В состав кафедры вошли преподаватели подполковники С.Ф. Гришин, Г.В. Покроев и инженер–майор А.Л. Величко. В 1951 году из состава кафедры выделилась часть преподавателей, составивших отдельную кафедру тактики ВНОС, вошедшую в радиотехнический факультет службы ВНОС. Позднее эта кафедра была преобразована в кафедру тактики радиотехнических войск, которую возглавил полковник Г.В. Покроев. ► Таким образом, к началу 50–х годов все кафедры академии включились в учебный процесс. Кафедры, проводящие занятия на младших курсах, преподавали свои учебные дисциплины по нескольку раз. Начали преподавание своих учебных дисциплин аппаратурные кафедры факультетов. Использовались все виды занятий. Кафедры обеспечивали их методический разработками, конспектами лекций, учебными и наглядными пособиями, лабораторным оборудованием, образцами вооружения и техники. Преподаватели накапливали опыт проведения занятий и совершенствовали методическое мастерство. □ Научно–исследовательская работа и подготовка научно–педагогических кадров □ ► К началу 1948 года, когда в основном было закончено комплектование кафедр преподавательским составом, только 50% начальников кафедр были кандидатами наук, а среди их заместителей и старших преподавателей ученые степени имели лишь единицы. Поэтому вопросы развертывания научно–исследовательской работы и подготовки научно–педагогических кадров были поставлены и обсуждены на одном из первых заседаний Совета академии. ► Подчеркивая одно из основных положений Постановления СНК СССР и ЦК ВКП(б) от 23 июня 1936 года «О работе высших учебных заведений и о руководстве высшей школой» о том, что «без научно–исследовательской работы не может осуществляться высшими учебными заведениями подготовка специалистов на уровне требований современной науки немыслима подготовка научно–педагогических кадров и повышение их квалификации», Совет академии наметил ряд мероприятий, направленных на быстрейшее развертывание научно-исследовательской работы и подготовки научно–педагогических кадров. ► Планированием и организацией научно–исследовательской работы занимался научно–исследовательский отдел. Первые два года временно исполнял обязанности начальника отдела инженер-полковник К.Е. Попов. С ним работали инженер–капитан Ю.А. Митягин и старший техник–лейтенант Л.А. Герасимов, в последствии ставшие преподавателями. В 1949 году начальником научно–исследовательского отдела был назначен кандидат технических наук доцент инженер–полковник М.В. Румянцев, до этого исполнявший, как выше говорилось, обязанности начальника кафедры теоретических основ электротехники. ► Перед исполнителями научно–исследовательской работы в первые годы ставились весьма скромные задачи, решение которых служило прежде всего, интересам учебного процесса. В частности, тематическими планами на 1947 и 1948 годы на всех аппаратурных кафедрах была запланирована работа, способствующая разработке и постановке учебных дисциплин по основам проектирования радиолокационных станций своего рода войск. По существу, эта работа сводилась к установлению связей с научно–исследовательскими и проектными организациями и использованию их материалов по разработке новой техники в учебном процессе. Но вместе с тем, установление таких связей открывало возможности перед кафедрами в определении перспективных направлений развития техники, а, следовательно, в определении перспектив научно–исследовательской работы самих кафедр. Так, например, кафедра радиолокационной аппаратуры наземной артиллерии только благодаря успехам в этой первой работе определила для себя научное направление на несколько лет вперед. В этом направлении было выполнено несколько диссертационных работ, в последствии в определенной мере использованных при создании новой техники. ► В последующих планах научно–исследовательской работы академии все больший крен делался в сторону научно–прикладной направленности, в сторону исследований в интересах войск и промышленности. Так, в план на 1950 год вошли 13 тем по совершенствованию существующей и разработке предложений на создание новой радиолокационной техники, 5 тем по теории и методам боевого использования радиолокационного вооружения, 3 темы по разработке методов эксплуатации и ремонта техники в полевых условиях. ► С 1951 года в академии началось перспективное планирование научно–исследовательской работы. В перспективном плане на 1951—1955 годы, наряду с инициативными темами, содержалось 15 заказных тем, в том числе 7 комплексных межкафедральных, выполняемых совместно с другими учреждениями. Этот план согласовывался с заинтересованными управлениями Военного Министерства и был утвержден заместителем Военного Министра СССР Маршалом Советского Союза В.Д. Соколовским. ► С 1947 года в академии начал издаваться «Информационный бюллетень», в котором публиковались статьи преподавателей и научных сотрудников по вопросам боевого использования радиолокационного вооружения, по обмену опытом научно–исследовательской и учебно–методической работы кафедр. За период с 1947 по 1951 годы было выпущено 10 номеров «Информационного бюллетеня». ► Большое значение для развертывания научно–исследовательской работы имела 1–ая научно–техническая конференция академии, состоявшаяся в апреле 1949 года. В работе конференции с докладами выступали вице–президент Академии артиллерийских наук командующий артиллерией ПВО генерал–лейтенант артиллерии А.Ф. Горохов и представитель Главного артиллерийского управления, один из пионеров внедрения радиолокационной техники в военное дело, генерал–майор итс М.М. Лобанов. В их докладах была дана характеристика современного состояния военной радиолокации, были рассмотрены перспективы ее развития и сформулированы возможные направления развития научных исследований в академии. Конференция позволила преподавательскому составу академии определить и занять «исход-ное положение» для дальнейшего развития научно–исследовательской работы на уровне имевшихся достижений науки и техники. ► На конференции было заслушано и обсуждено несколько докладов преподавателей и научных сотрудников академии по итогам работы за пер-вые два года. Тематика большей части этих докладов касалась общих вопросов радиотехники и электротехники. Радиолокационный профиль академии был выражен слабо. ► Но уже на 2–ой научно-технической конференции академии, состоявшейся в декабре 1950 года, количество докладов представителей академии по военным вопросам и радиолокационной технике возросло настолько, что стало возможным организовать две самостоятельные секции — «Радиолокационная аппаратура» и «Боевое применение радиолокационной техники». ► Организация научно–исследовательской работы в академии позволила одновременно приступить к плановой подготовке научно–педагогических кадров. ► С сентября 1947 года был организован экстернат по подготовке к сдаче экзаменов кандидатского минимума. В помощь офицерам, готовящим-ся к сдаче кандидатских экзаменов, читались лекции по специальным вопросам математики, по диалектическому и историческому материализму, а также по тематике, определяемой самими соискателями. ► В мае 1948 года в академии начала действовать адъюнктура. Вопросами организации ее в научно–исследовательском отделе первые годы ведал подполковник М.П. Зарембо. Первыми адъюнктами, успешно сдавшими вступительные экзамены, были 7 офицеров: инженер–капитан В.А. Мисюра и Я.С. Шифрин — по кафедре теоретических основ радиотехники и радиолокации, инженер–майор В.Ф. Ширяев — по кафедре радиопередающих устройств, инженер–майор В.Я. Аверьянов — по кафедре радиоприемных устройств, инженер–капитан С.И. Геллер — по кафедре электрических машин и электропитания, инженер–капитан В.И. Кузнецов — по кафедре радиолокационной аппаратуры наземной артиллерии, инженер–майор О.Н.Баранов — по кафедре радиолокационной аппаратуры истребительной авиации и ВНОС. ► Для адъюнктов и соискателей были разработаны программы двух кандидатских экзаменов по специальности (широкий и узкий профиль), призванных обеспечить глубокую подготовку будущих преподавателей академии. Помимо фундаментальных вопросов радиотехники, значительное внимание в программах кандидатских экзаменов уделялось основам радиолокации, электротехнике сверхвысоких частот, импульсной технике, вопросам прикладной электродинамики. Ранее большинство этих вопросов в высших учебных заведениях не изучалось. ► Адъюнкты первых лет изучали два иностранных языка. Они широко привлекались к методической работе кафедр. ► Основными трудностями в организации адъюнктуры на первых порах были общий невысокий уровень науки в академии, недостаток высококвалифицированных специалистов, способных успешно руководить работой адъюнктов, узость экспериментальной базы кафедр, не обеспечивающей проведение экспериментов в процессе выполнения диссертационных работ. Нередко для руководства адъюнктами приходилось приглашать специалистов из других вузов и научно–исследовательских учреждений. В некоторых случаях адъюнкты на время работы над диссертациями прикомандировывались я организациям по месту работы их руководителей. ► Из–за отсутствия Ученого совета в академии (он был создан лишь в мае 1952 года) все адъюнкты первого набора защищали свои диссертации в других организациях, в основном, в Москве. ► Однако, несмотря на все трудности, адъюнкты первого набора успешно защитили кандидатские диссертации и были назначены на преподавательские должности в академии. В дальнейшем они сыграли заметную роль в постановке и совершенствовании учебного процесса, в развитии научных исследований, в подготовке научно–педагогических кадров. Двое из выпускников адъюнктуры первого набора впоследствии стали генералами и работали заместителями начальника академии (генерал–лейтенант–инженер В.И. Кузнецов, генерал–майор–инженер В.Ф. Ширяев), четверо — защитили докторские диссертации и стали профессорами (генерал–лейтенант В.И. Кузнецов, полковники–инженеры В.Я. Аверьянов, В.А. Мисюра, Я.С. Шифрин, пятеро — многие годы работали начальниками разных кафедр (генерал–лейтенант–инженер В.И. Кузнецов, генерал–майор–инженер В.Ф. Ширяев, полковники–инженеры О.Н. Баранов, В.А. Мисюра, Я.С. Шифрин. ► В первые годы становления академии защитили диссертации и первые соискатели. В основном это были те преподаватели, которые начали работу над диссертациями до поступления на службу в академию. В 1948 году диссертацию на соискание ученой степени кандидата экономических наук защитил преподаватель кафедры марксизма–ленинизма подполковник Г.Н. Алексеев, вскоре назначенный на должность начальника кафедры политической экономии. Кандидатом физико–математических наук стал преподаватель кафедры физики Д.М. Уманский. В 1949 году кандидатские диссертации защитили преподаватели кафедры математики З.С. Агранович и И.М. Сливняк. ► К концу 1949 года был разработан и одобрен Советом академии перспективный план подготовки научно–педагогических кадров на 1950—1954 годы. Он явился стимулом для инициативного поиска тематики научных исследований и заложил основы успехов в подготовке кандидатов наук. Многие преподаватели обнаружили стремление к своему научному совершенствованию, и это нашло отражение в плане. С 1949 по 1952 годы в академии обучались адъюнкты второго набора инженер–майоры А.Д. Дикий, С.И. Каплин, К.С. Лабец и инженер–капитан Н.П. Маглеванный. Их подготовка проходила уже с меньшими трудностями. Все они подготовили и успешно защитили диссертации в 1952 и 1953 годах. ► Одновременно с организацией научно–исследовательской работы было положено начало изобретательской и рационализаторской деятельности преподавателей и инженеров академии. В первые годы результаты этой работы были скромными. За первое пятилетие было подано несколько заявок на изобретения, но ни одного авторского свидетельства получено не было. Рационализаторские предложения в основном были направлены на развитие и совершенствование учебно–лабораторной базы. Но уже тогда часть предложений рационализаторов представляла интерес для войск, для других учебных заведений и научно–исследовательских организаций. ► Начиная с 1949 года академия стала издавать и рассылать в войска и военно–учебные заведения «Информационные бюллетени научно–исследовательского отдела», а с 1951 года — «Информации научно–исследовательского отдела». В них помещались рационализаторские предложения, значение которых выходило за рамки академии. Всего за 1949—1951 годы было издано 8 таких сборников. Сбором и обобщением материалов для них занимались сотрудники научно–исследовательского отдела инженер–полковник В.Я. Келехсаев, инженер–подполковник А.С. Сычев, инженер–капитаны Ю.С. Войдинов и Ю.В. Петров. ► В 1948—1949 учебном году на кафедрах были организованы военно–научные и научно–исследовательские кружки слушателей. Работающие в этих кружках слушатели объединялись в военно–научное общество. Был избран Совет военно–научного общества слушателей академии. Первым председателем Совета был слушатель третьего курса третьего факультета капитан В.Ф. Костиков, после окончания учебы работавший преподавателем одной из кафедр. В кружках под руководством преподавателей слушатели более углубленно изучали некоторые вопросы программ учебных дисциплин, приобретали навыки в простейших экспериментальных исследованиях, а зачастую — просто в монтаже радиосхем, выступали с рефератами и докладами по изученным вопросам. ► В начале 1949 года была проведена 1–я военно–научная конференция слушателей академии, на которой было заслушано и обсуждено около 10 докладов по итогам лучших слушательских работ. Три доклада слушателей майоров Д.С. Конторова, Е.Д. Тоньшина и капитана А.М. Сапожникова были направлены на межвузовскую военно–научную конференцию слушателей, которая состоялась в Ленинграде при Военно–транспортной академии. ► В последующие годы военно–научная работа слушателей совершенствовалась. Конференции стали проводиться ежегодно, военно–научные общества и их советы стали создаваться не в академии, а на факультетах. Некоторые активные участники военно–научной работы слушателей впоследствии стали видными учеными. Например, упомянутый выше Д.С. Конторов стал доктором технических наук профессором. Докторами наук и профессорами стали Н.Д. Колпаков, С.И. Красногоров, Ю.Н. Седышев, В.Е. Ярушек и некоторые другие.


Admin: Партийно–политическая работа □ ► Постоянной заботой политического отдела академии, партийных организаций в годы становления академии являлись вопросы организации учебного процесса, создания учебно–материальной базы, обеспечения высокого качества преподавания и высокой учебной успеваемости слушателей. Партийные организации стремились воспитывать слушателей и весь личный состав академии в духе коммунистической сознательности, ненависти к империализму, беззаветной преданности Коммунистической партии, убежденности в правоте нашего великого дела, любви к социалистической Родине, готовности защищать ее, не щадя своей жизни. Партийные организация систематически проводили работу по укреплению воинской дисциплины, учили слушателей и постоянный состав поддерживать постоянную бдительность и высокую боевую готовность, вести наступательную борьбу против антикоммунизма, давать обстоятельную научную критику различным антиленинским буржуазным и реформистским «теориям», решительно разоблачать проявление правого и «левого» ревизионизма. ► Начальник политического отдела полковник Ф.С. Вишневецкий, его заместитель полковник Ф.М. Гресь, инструкторы политотдела подполковники А.К. Мармалюков, К.Ф. Можар, В.И. Соколов, майор Д.А. Щухалов, капитан Я.С. Метелица, заместители начальников факультетов по политчасти и секретари партийных бюро факультетов работали с партийным активом непосредственно в партийных организациях по решению этих вопросов. ► В июле 1947 г. политический отдел провел совещание партийного актива, на котором рассматривался вопрос о ходе подготовка к новому, второму для академии учебному году. В сентябре состоялось собрание партийного актива, обсудившее задачи партийных организаций и всех коммунистов в новом учебном году. Как на совещании, так и на собрании партийного актива рассматривались конкретные задачи и мероприятия, решение и проведение которых вытекало из результатов проверки академии комиссией управления высших военно–учебных заведений. ► В феврале 1948 г. состоялась 2–я партийная конференция академии. На конференции был обсужден доклад начальника академии генерал–лейтенанта артиллерии А.В. Герасимова «Задачи политического отдела и партийной организаций академии по обеспечению передовой роли коммунистов в боевой и политической подготовке». Конференция заслушала и обсудила также доклад секретаря партийной комиссий подполковника М.В. Еременко и избрала новый состав партийной комиссии. Секретарем ее стал полковник М.Д. Громов. Прошедшая в обстановке деловой критики, конференция способствовала выявлению и быстрейшему устранению недостатков в процессе становления академий. ► В сентябре 1948 г. политический отдел провел общеакадемическое комсомольское собрание с повесткой дня: «Задачи комсомольских организаций в 1948—1949 учебном году». ► В феврале 1949 г. партийный актив обсудил вопросы повышения качества преподавания и повышения учебной успеваемости слушателей. Повышению учебной успеваемости слушателей также способствовало проведенное в апреле этого года собрание отличников учебы, такие собрания стали проводиться в академии систематически. Позднее собрания и совещания отличников учебы проводились на факультетах. ► Небольшая в первые годы комсомольская организация академия росла. Больше стало слушателей–комсомольцев и увеличилось количество комсомольцев в подразделениях обеспечения учебного процесса. В 1949 г. помощником начальника политотдела по работе с комсомольцами был назначен майор А.Т. Мартынов. ► В 1949 г. заместителем начальника академии по политической части — начальником политотдела стал полковник В.П. Иванов, сменивший получившего новое назначение полковника Ф.С. Вишневецкого. Кандидат технических наук доцент Василий Павлович Иванов в прошлом имел опыт преподавательской работы в высших учебных заведениях. Он быстро разобрался с состоянием дел в академии и включился в активную работу. Под его руководством политический отдел стал глубже вникать в работу партийных организаций кафедр по вопросам повышения идейного и научного уровня преподавания, развертывания научных исследований и подготовки научно–педагогических кадров. ► Напряженная работа командования, политического отдела, партийных организаций и всего личного состава по организации учебного процесса, идейно–политическому воспитанию давала свои положительные результаты уже в первые годы становления академии. В конце ноября — начале декабря 1949 г. академия подверглась второй проверке. Деятельность академии проверяла комиссия под председательством заместителя Командующего Войсками ПВО страны генерал–лейтенанта артиллерии А.Ф. Горохова. В акте комиссии было отмечено, что личный состав академия объединен, предан делу партии и его усилия направлены на укрепление Вооруженных Сил СССР. ► В феврале 1950 г. состоялась 3–я партийная конференция академии. С докладом «Состояние партийно–политической работы в академии по обеспечению боевой и политической подготовки и очередные задачи политотдела и партийных организаций» на конференции выступал начальник политотдела полковник В.П. Иванов. Участники конференции приняли решение, мобилизующее коммунистов на дальнейшее повышение качества боевой и политической подготовки. Особое внимание было уделено вопросам орга-низации завершающих форм обучения для слушателей первого выпуска. ► В 1949—1950 учебном году партийные организации провели большую работу по повышению учебной успеваемости слушателей. И результаты этой работы не замедлили сказаться. На летней экзаменационной сессии количество отличных и хороших оценок увеличилось почти на 10% по сравнению с летней экзаменационной сессией предыдущего года и превысило процент отличных и хороших оценок во всех прошлых сессиях. ► В сентябре 1950 г. состоялось второе общеакадемическое комсомольское собрание, на котором обсуждались итоги учебы в 1949—1950 учебном году и уточнялись задачи комсомольцев на новый учебный год. А в ноябре 1950 г. состоялась 1–я комсомольская конференция академии. На ней были подведены итоги отчетно–выборной кампании в первичных и ротных (в подразделениях обеспечения) организациях ВЛКСМ и обсуждены задачи комсомольцев по обеспечению примерности в учебе, дисциплине и службе. ► Партийная и комсомольская организации академии стали принимать активное участие в общественно–политической жизни города. Преподаватели кафедр общественных наук, преподаватели других кафедр и слушатели — участники Великой Отечественной войны выступали с докладами на военно–патриотические и политические темы перед коллективами рабочих и служащих промышленных предприятий и учреждений Харькова и области. В школах и техникумах слушатели проводили работу по военно–патриотическому воспитанию учащейся молодежи. В марте 1950 г. многие офицеры постоянного состава и слушатели проводили организационную и агитационно–пропагандистскую работу на избирательных участках города по выборам в Верховный Совет СССР. ► В сентябре 1947 г., когда академия перебазировалась в здание на площади Дзержинского, в распоряжение академии перешло небольшое здание по Сумской ул., 55. В этом здании разместилось общежитие для офицеров и клуб. Начальником офицерского клуба в то время был майор Ю.С. Панов. Будучи большим энтузиастом клубной работы и обладая музыкальными и танцевальными способностями, майор Ю.С. Панов в короткий срок создал вокруг себя актив художественной самодеятельности. Ежемесячно в клубе организовывались вечера отдыха офицеров с концертами художественной самодеятельности, охотно посещаемые как слушателями, так и постоянным составом. Коллектив художественной самодеятельности академия часто выступал в заводских и студенческих клубах. В ответ на это в клубе академии часто выступала с концертами художественная самодеятельность заводов и институтов. Организовывались шефские концерты лучших артистов харьковских театров. ► Надежной опорой командования и политического отдела во всей их многогранной деятельности в первые годы становления академии являлась профсоюзная организация. Профсоюзные группы и цеховые организации создавались по мере комплектования лабораторий, кафедр, отделов и других подразделений рабочими и служащими. Местный комитет в эти годы состоял из 7—9 членов и избирался общим собранием членов профсоюза. Председатель местного комитета выполнял свои обязанности, совмещая их с основной служебной деятельностью. Повседневная текущая работа выполнялась освобожденным секретарем. Председателями местного комитета в 1946—1951 гг. последовательно были преподаватель кафедры прикладной механики В.С. Долгачев и доцент кафедры физики Д.М. Уманский. ► Местный комитет много делал для укрепления трудовой дисциплины членов профсоюза, проявляя в то же время заботу об улучшении условий труда и быта, рабочих и служащих в трудные послевоенные годы. □ Учеба слушателей □ ► С переходом слушателей академии в здание на площади Дзержинского условия для занятий слушателей заметно улучшились. Аудитории и классы учебного корпуса были закреплены за факультетами и кафедрами. В вечернее время они выделялись слушателям для самостоятельной работы из расчета по одному помещению на курс. Выделить по одному помещению на учебное отделение еще не было возможности. ► Распорядком дня часы самоподготовки определены не были. Слушатели по своему усмотрению могли заниматься в любое, свободное от плановых занятий время, как в стенах академии, так и дома. Слушатели младших курсов большей частью занимались в домашних условиях, хотя они и были далеки от удовлетворительных. Начальники курсов следили за текущей успеваемостью слушателей, поддерживали постоянную связь с преподавателями, часто посещали слушателей на частных квартирах, помогали найти лучшие квартиры, оказывали помощь в получении топлива. ► Слушатели, не считаясь со временем, стремились выполнить обязательные домашние задания, готовиться к текущим групповым упражнениям и семинарам и осваивать текущий теоретический материал. Учебников и учебных пособий было мало. большинство слушателей занималось по своим записям лекций. ► Учебная успеваемость слушателей в первое пятилетие становления академий из года в год постепенно повышалась. Процент неуспевающих по итогам экзаменационных сессий в первые два года достигал 18—20%. К 1950 г. он стабилизировался на уровне 10—12%. Сказывалось то, что слушателя на старших курсах становились более зрелыми, приобретали опыт самостоятельной работы над учебным материалом, слабые отсеялись на младших курсах. Но главное, наладилась методическая работа на кафедрах, преподаватели научились работать со слушателями, выровнялась требовательность к знаниям слушателей у преподавателей всех кафедр. ► Большое внимание уделялось практической подготовке слушателей. Многие кафедры развернули лаборатории и при первом же преподавании своих учебных дисциплин включили в программы лабораторные практикумы по 6—9 и более лабораторных работ. Как уже говорилось, большинство слушателей первых наборов электротехнические и радиотехнические дисциплины изучали впервые и никакого опыта работы с электротехническими и радиотехническими схемами до поступления на учебу в академию не имели. Кафедры это учитывали и не жалели времени и усилий на то, чтобы восполнять этот пробел в знаниях слушателей. ► Лабораторного оборудования на первых порах не хватало. Лабораторные работы проводились, как правило, в две—три смены. Зачастую лабораторные работы проводились до 21—22 часов. Преподаватели и инженеры лабораторий иногда в процессе выполнения лабораторных работ с каждым слушателем занимались индивидуально. В памяти слушателей первых наборов на долгие годы остались имена энтузиастов кропотливой индивидуальной работы по привитию им навыков монтажа и настройки аппаратуры из числа преподавателей и инженеров лабораторий: майора М.П. Майорова, инженер–капитанов А.И. Новикова, В.Г. Подгорского, Л.К. Черняева, и др. ► Предусмотренные учебными планами практические занятия по дисциплинам кафедр прикладной механики, которые проводилась в виде практики в учебно–экспериментальных производственных мастерских, после первых двух лет учебы были преобразованы в практику по электрорадиотехнике. Слушатели на этой практике стали монтировать и настраивать усилители звуковой частоты, источники питания (выпрямители, стабилизаторы). Изменилось отношение к практике как со стороны преподавателей, так и со стороны слушателей. Эффективность практики повысилась. ► По дисциплинам специально–технических кафедр проводилась практика на промышленных предприятиях, изготавливающих радиолокационные станции. К организации и проведению этой производственной практика серьезно относились преподаватели кафедр радиопередающих и радиоприемных, устройств инженер–майор А.М. Педак, инженер–капитаны А.А. Письменецкий, С.Д. Давидов. В процессе практики слушатели знакомились с технологией монтажа, сборки и настройки отдельных блоков и устройств радиолокационных станций, с работой аппарата военных представителей, с методикой приемо–сдаточных испытаний. Преподаватели в это время изучали работу конструкторских бюро заводов, знакомились с новыми вопросами техники. Впоследствии этими вопросами обогащались лекционные курсы, ► В процессе обучения слушатели выполняли несколько курсовых проектов по разным дисциплинам. Первый курсовой проект выполнялся по дисциплинам кафедры прикладной механики. Слушатели рассчитывали и вычерчивали механические редукторы. Кафедра готовила несколько типов несложных редукторов. Слушатели должны были по расчетным формулам определить основные параметры и размеры деталей редукторов. Никакого прикладного значения для будущих специальностей слушателей эти проекты не имели и поэтому не вызывали профессиональной заинтересованности. Недостатков в постановке таких курсовых проектов оказалось больше, чем положительных сторон, поэтому после первых трех лет они были отменены. ► По дисциплинам специально–технических кафедр слушатели выполняли одно контрольное домашнее задание и один курсовой проект. ► Контрольное домашнее задание выполнялось по импульсной технике и индикации. Слушателю задавалось спроектировать и рассчитать устройство формирования импульса, сигнала, развертки и т.п. Задание согласовывалось с техникой будущей специальности слушателя. Выполнение его требовало определенной самостоятельности слушателя и знаний ме-тодики расчета импульсных схем. Для некоторой части слушателей задание носило экспериментальный характер. Требовалось не только рассчитать устройств, но и смонтировать и настроить его. ► Польза от этого контрольного домашнего задания была несомненной. Удачно выполненное задание вызывало истинное удовлетворение у слушателя. Он впервые приобретал уверенность в том, что и радиотехнические дисциплины можно усваивать. ► Для выполнения курсового проекта по специально–техническим дисциплинам слушатели разделялись на три части. Одна часть выполняла курсовые проекты по радиоприемным устройствам, другая — по радиопередающим и третья — по антенно–фидерным. Задания на курсовые проекты согласовывались с факультетским аппаратурными кафедрами с целью учета специальности слушателей. В заданиях формулировались основные технические требования к проектируемым устройствам, как правило, близкие к техническим показателям соответствующих устройств состоящей на вооружений радиолокационной станции. Поэтому слушатели в процессе проектирования вынуждены были самостоятельно изучать эти устройства. ► Преподаватели специально–технических кафедр требовали от слушателей оформлять свои курсовые проекты по правилам оформления проектной документации. Защита курсовых проектов организовывалась так же, как защита дипломных проектов. Слушатели, таким образом, получали первое представление о будущих дипломных проектах. ► Последний курсовой проект выполнялся слушателями на факультетских аппаратурных кафедрах. Он представлял собой генеральную репетицию перед дипломным проектом. В задании формулировалось лишь общее назначение и основные тактико–технические требования к радиолокационной станции. Слушатель в процессе проектирования должен был сам обосновать тактико–технические требования к разрабатываемому им устройству, принять техническое решение с соответствующим обоснованием, выбрать схему, рассчитать ее и при необходимости экспериментально проверить результаты расчета. К защите представлялось несколько листов чертежей и графиков и расчетно–пояснительная записка. ► Большинство слушателей к выполнению курсовых проектов по специально–техническим и аппаратурным кафедрам относилось со всей серьезностью. Соответствующее настроение к такому отношению создавали сами кафедры. ► Преподавателя факультетских аппаратурных кафедр, венчающие теоретическое обучение слушателей, сумели создать настроение серьезного отношения к делу изучения их дисциплин у всех слушателей. Следуя примеру напряженной работы преподавателей и офицеров лабораторий этих кафедр, слушатели выпускных курсов все свободное от плановых занятий время проводили в классах и лабораториях, упорно осваивая технику вооружения, основы ее построения, расчета и проектирования. Глубокое уважение и благодарность у слушателей первых выпусков снискали своим трудом и добросовестностью такие преподаватели аппаратурных кафедр, как полковник–инженер Л.Г. Писаревский, инженер–майоры М.П. Быков, О.Б. Кащенко, В.С. Салов. ► Большого труда для факультетов, преподавателей аппаратурных и специально–технических кафедр стоила организация и проведение первого дипломного проектирования. Большая часть слушателей первого выпуска выполняла дипломные проекты под руководством преподавателей факультетских аппаратурных кафедр. Каждый преподаватель этих кафедр имел под своим руководством не менее трех дипломников. А ведь большинство преподавателей опыта руководства дипломным проектированием не имело. И те немногие, что имели такой опыт, ранее руководили дипломными проектами не по радиолокации, а по радиотехнике или электротехнике. ► На специально–технических кафедрах руководство дипломным проектированием поручалось лишь наиболее опытным преподавателям. И даже самые опытные преподаватели более двух дипломников под свое руководство не получали. Для помощи слушателям в разработке тактико–технических требований в дипломных проектах, выполнявшихся на специально–технических кафедрах, назначались консультанты из числа преподавателей факультетских аппаратурных кафедр, так как преподавателя специально–технических кафедр, как правило, аппаратуру конкретных радиолокационных станций, состоящих на вооружении, знали слабо. Принципов же ее боевого использования они не знали вообще. ► Небольшая часть слушателей выполняла дипломные проекты в конструкторских бюро промышленных предприятий, в научно–исследовательских институтах и на полигонах. Для выполнения проектов в этих организациях назначались наиболее хорошо подготовленные и самостоятельные слушатели. Руководители дипломных проектов в таких организациях чаще всего были значительно слабее академических руководителей. Зато тематика дипломных проектов, предлагаемая, особенно, научно–исследовательскими институтами и полигонами, была актуальной и перспективной. ► Напряженный труд слушателей–дипломников и их руководителей привел к тому, что все слушатели успешно выполняли объемные задания и в срок представили свои дипломные проекты к защите перед государственной экзаменационной комиссией. ► Защита дипломных проектов выпускниками первого выпуска состоялась в апреле—мае 1951 г. как в академии, так и в научно–исследовательских организациях по месту их выполнения. ► Кроме защиты дипломных проектов, выпускники сдавали государственный экзамен по истории Коммунистической партии. ► Государственная экзаменационная комиссия высоко оценила военно–инженерную и политическую подготовку выпускников, отметила их способность к разносторонней самостоятельной работе, к решению практических задач на фундаментальной инженерной основе. В дипломных проектах и на их защите слушатели показали хорошую теоретическую подготовку по радиотехнике и радиолокации, умение хорошо ориентироваться в перспективах развития радиолокационного вооружения своего рода войск и в его боевом применении. Большинство дипломных проектов было защищено с оценками «отлично» и «хорошо». ► Вручение дипломов инженеров радиолокации осуществил заместитель Командующего Войсками ПВО страны — командующий зенитной артиллерией ПВО генерал–лейтенант артиллерии А.Ф. Горохов 12 мая 1951 г. Закончили академию в первом выпуске 101 офицер, из которых трое получили дипломы с отличием. На выпуске был зачитан приказ Командующего Войсками ПВО страны Маршала Советского Союза Л.А. Говорова, в котором отмечалась большая работа академии по подготовке военных инженеров высокой квалификация для Советских Вооруженных Сил. Командующий Войсками ПВО страны поздравил весь личный состав академии с торжественным днем первого выпуска и пожелал дальнейших успехов. ► Выпускники первого выпуска первый год обучались в Высшей военной школе ПВО, второй год, уже будучи слушателями академии, они проходили подготовку по переходным программам и лишь с третьего года учились по основным программам академии. ► В мае 1952 г. академия произвела второй выпуск специалистов радиолокации для Войск ПВО страны и артиллерии Сухопутных войск. В составе этого выпуска было 110 офицеров, из которых 11 закончили академию с отличием. Выпускники второго выпуска поступили на первый курс академия в 1946 г. и прошли обучение по полному учебному плану в течение 5 лет и 8 месяцев. ► Быстро развивающиеся Войска ПВО страны остро нуждались в кадрах военных инженеров радиолокации. Поэтому обучение слушателей очередного, третьего выпуска было сокращено до 5 лет. И уже в августе 1952 года Вооруженные Силы получили еще 133 специалиста, среди которых 14 закончили академию с отличием, а 5 выпускников, впервые в академии, были удостоены награждения золотой медалью: подполковники Р.В. Островитянов, М.А. Сталин, майор В.М. Ямпольский, капитаны С.И. Красногоров и В.М. Черницер. Из этих пятерых впоследствии полковники–инженеры С.И. Красногоров и Р.В. Островитянов стали докторами технических наук и профессорами, а Сергей Иванович Красногоров был удостоен Государственной премии СССР и звания заслуженного деятеля науки УССР. ► Отличительной чертой первых трех выпусков являлось то, что большинство выпускников имело богатый опыт участия в боевых действиях в годы Великой Отечественной войны, опыт командования подразделениями и работы в штабах частей и соединений. Свыше 99% выпускников были членами Коммунистической партии. Многие из них имели войсковой опыт работы на выборных партийных должностях. Почти все выпускники этих выпусков были награждены орденами и медалями. Такие кадры, сочетавшие в себе высокую идейную закалку, глубокие теоретические знания и богатый боевой опыт, представляли большую ценность для наших Вооруженных Сил. ► Спрос на выпускников академии был исключительно велик. Большинство из них было назначено в центральные учреждения Министерства обороны, научно–исследовательские и испытательные организации, в военно–учебные заведения. И теперь можно сказать, что выпускники первых выпусков оправдали доверие партии и правительства. Многие из них стали видными военными руководителями, учеными, принимавшими активное участив в решении инженерно–технических и организационных задач развернувшейся в 50–х годах научно–технической революции в военном деле и внесшими заметный вклад в техническое перевооружение войск. ► Среди выпускников первых выпусков несколько десятков человек удостоены генеральских званий. Вот некоторые из них: генерал–лейтенанты М.Т. Береговой, М.И. Воробьев, генерал–лейтенанты–инженеры Н.В. Баженов, Ю.С. Денисов. А.И. Палий, И.М. Пинчуков, М.И. Трофимчук, генерал–майоры В.В. Бражник, В.М. Галев, К.Г. Логвиновский, генерал–майоры–инженеры К.А. Дисский, А.И. Ерган, В.В. Конышев, О.А. Лосев, М.С. Любушкин, Н.А. Марков, М.В. Морозов, Н.И. Петров, В.И. Тодоракиев, А.В. Фадеев, М.А. Фоминский, Г.В. Якубовский. Генерал–лейтенант–инженер М.И. Трофимчук удостоен Ленинской премии. Генерал–майор–инженер О.Д. Лосев, генерал–майор–инженер В.И. Тодоракиев и полковник–инженер С.И. Красногоров удостоены Государственный премий СССР. Докторами технических наук стали генерал–лейтенант–инженер И.М. Пинчуков, генера–майор–инненер В.В. Конышев, полковники–инженеры Н.Д. Колпаков, Д.С. Конторов, С.И. Красногоров, Р.В. Островитянов. Доктором военных наук стал полковник Н.А. Танин. Около 30 генералов и офицеров стали кандидатами наук. Почетных званий заслуженных деятелей науки, или науки и техники, или заслуженных работников высшей школы республик Советского Союза удостоены генерал–лейтенант–инженер М.И. Трофимчук, генерал–майоры–инженеры А.И. Ерган, М.В. Морозов, полковники–инженеры С.И. Красногоров, Г.И. Просихин. Многие генералы и офицеры из числа выпускников первых выпусков к своим боевым наградам добавили высокие правительственные награды мирного времени. Среди них орденом Ленина награждены генерал–лейтенант М.И. Воробьев, генерал–лейтенанты–инженеры И.М. Пинчуков, М.И. Трофимчук, орденом Красного Знамени — генерал–лейтенант М.Т. Береговой, генерал–майор–инженер В.И. Тодоракиев. ► Последующая история академии связана с именами ее выпускников первых выпусков, оставшихся работать после ее окончания на преподавательской и инженерной работе на кафедрах и в лабораториях. Среди них ставшие начальниками факультетов генерал–майоры–инженеры А.И. Ерган, М.В. Морозов, Г.В. Якубовский, полковники–инженеры А.И. Исаев, Г.И. Просихин, ставшие начальниками кафедр — полковники–инженеры Н.Д. Колпаков, С.И. Красногоров, К.И. Штейнгауз. ► В порядке заключения по этому этапу истории академии можно сказать следующее. ► К 1952 г. становление академия как высшего военного учебного заведения в основном было завершено. Кафедры, лаборатории, отделы и службы в первом приближении были укомплектованы личным составом. На большинстве кафедр к этому времени работало хотя бы по одному— два преподавателя из числа имеющих опыт работы в вузах. Они сыграли заметную роль в организации учебно–методической работы, в подготовке и постановке учебных дисциплин. ► В академии были разработаны и опробованы первые учебные планы и программы. Все кафедры включились в учебный процесс. Была произведены первые выпуски специалистов. ► Учебно–материальная база нуждалась в дальнейшем расширении и развитии, но, вместе с тем, она обеспечивала работу кафедр по обучению слушателей. ► Была организована научно–исследовательская работа и подготовка научно–педагогических кадров. Успешно защитили кандидатские диссертации адъюнкты первых наборов и преподаватели–соискатели. Прошли первые научно–технические конференции академии. Была организована изобретательская и рационализаторская работа. ► Все это явилось результатом напряженной работы командования, политического отдела и партийной организации академии, сумевшими сплотить весь личный состав и нацелить его на решение трудных задач становления учебно–воспитательного процесса. ► Оценить работу помогла двукратная проверка академия комиссией под председательством заместителя Командующего Войсками ПВО страны — командующего артиллерией ПВО генерал–лейтенанта артиллерии А.Ф. Горохова, которая работала в 1949 и 1950 гг. В актах комиссии указывалось, что академия сделала значительный шаг в своем развитии, организационно и материально окрепла. Ее учебные планы, программы и организация учебного процесса обеспечивают подготовку инженеров радиолокации. ► Вместе с тем, комиссия отмечала, что качественное развитие основных кадров академии, их педагогический и научный рост отстают от уровня современных требований. Главным недостатком в организации учебного процесса комиссия считала то, что вопросы тактики родов войск, боевого использования радиолокационной техники и ее эксплуатации не получили должностного развития в содержании учебных дисциплин.

Admin: Центральный парк культуры и отдыха им. ГорькогоВыставка остатков сбитого американского самолета ► Посетители «Выставки остатков сбитого американского самолёта» стоят в очереди у входа на выставку. Центральный парк культуры и отдых им. Горького, г. Москва, лето 1960 года. □

Admin: ПВО на майском параде 1964 года► Две фотографии американца Томаса Хаммонда военного парада в мае 1964 года. На первом снимке транспортно–заряжающие машины ПР–11 с зенитными ракетами В–750 (1Д) из состава зенитного ракетного комплекса С–75 (шифр «Двина») стоят в ожидании проезда по Красной площади на Манежной площади. □ □ ► На втором снимке видны машины сразу несколько комплексов ПВО. Открывают парадную коробку транспортно–заряжающие машины ПР–11, за ними стоят транспортные машины с зенитными ракетами В–300 из состава стационарных огневых комплесксов системы С–25 («Беркут»), далее видны транспортно–заряжающие машины с зенитными ракетами большой дальности «400» из состава стационарной системы Даль», которая создане не была, но в 1960–е годы ракеты из ее состава активно катали по Красной площади, в результате чего американцы решили, что это противоракета мобильного комплекса ПРО, а замыкают коробку — самоходные пусковые установки 2П24 армейского ЗРК «Круг» с зенитными ракетами 3М8. □ □ ► Источник — defence.ru

Admin: ■ 15–09–2016Противовоздушная оборона железнодорожных коммуникаций в 1941—1943 гг. □ ► Великая Отечественная война внесла много нового в разработку вопросов организации и ведения боевых действий частей Войск ПВО страны при обороне железнодорожных коммуникаций. Несмотря на внезапность нападения Германии на СССР, войска ПВО сумели выдержать мощный удар вражеских ВВС и обеспечили сохранность многих железнодорожных объектов, в том числе и мостов через Днепр, Днестр, имевших важное значение. В течение первых месяцев войны фашисты не смогли разрушить ни одного крупного железнодорожного моста. ► Встретив сильное противодействие частей противовоздушной обороны у железнодорожных узлов, станций (их противовоздушная оборона заслуживает отдельной статьи в настоящей не рассматривается) и мостов, немцы стали наносить авиационные удары по незащищенным объектам (небольшим станциям, разъездам и др.). Например, в июле 1941 года фашистские самолеты на участке от Рудни до Гранки (район Смоленска) систематически бомбардировали разъезды и обстреливали эшелоны. Для противодействия им командиром 741–го зенитного артполка майором А.И. Букаревым была создана специальная маневренная группа в составе двух батарей среднего калибра, одной батареи малокалиберной зенитной артиллерии (МЗА) и четырех зенитных пулеметных установок (ЗПУ), которые своим огнем прикрывали различные объекты, чем препятствовали бомбометанию, а также вводили фашистов в заблуждение относительно имевшихся зенитных средств. В результате немецкая авиация отказалась от бомбардировки, прикрываемых маневренной группой объектов. ► По инициативе командиров частей ПВО такие группы создавались и на других фронтах. Действовали они скрытно и внезапно, и наносили врагу существенный урон. Учитывая этот опыт, начальник Главного управления ПВО РККА 02 октября 1941 года направил начальникам ПВО фронтов и командующим зонами ПВО директиву, в которой требовал организовать маневренные группы ПВО и широко применять их в борьбе с вражеской авиацией, наносящей удары по незащищенным объектам. ► Действовали эти группы обычно из засады на участках, выявленных разведкой маршрутов, полетов воздушного противника. Зенитные подразделения занимали огневые позиции в ночное время, а днем внезапным огнем сбивали вражеские самолеты. Такой способ применения зенитных средств заставлял противника тратить время на дополнительную разведку расположения сил ПВО и нередко отказываться от маловысотных полетов, что снижало прицельность бомбометания. Успешные действия зенитных подразделений из засад при защите железнодорожных коммуникаций явились новой формой боевого применения зенитной артиллерии (ЗА). ► Существенное влияние на развитие и совершенствование тактики зенитных частей оказала реорганизация войск ПВО, проведенная осенью 1941 года. Было создано единое централизованное управление войсками ПВО. Формирования зон ПВО стали подчиняться не фронтам (округам), а командующему Войсками ПВО страны. Это позволило более оперативно решать вопросы организации ПВО наиболее важных районов, объектов и железнодорожных коммуникаций, осуществлять широкий маневр силами и средствами, повысить качество боевой подготовки, наладить централизованное обобщение и распространение опыта борьбы с вражеской авиацией. ► К началу 1942 года были изданы и начали действовать новые правила ведения огня зенитной артиллерии, в которых учитывался полученный боевой опыт, излагались способы ведения заградительного огня и стрельбы по самолетам в пикировании и применяющим противозенитный маневр. Теперь командиры частей могли обучать личный состав новым тактическим приемам ведения борьбы с неприятельской авиацией. ► Существенную роль в ПВО железнодорожных объектов в начальном периоде войны сыграли отдельные зенитные бронепоезда ПВО, формирование которых началось с конца 1941 года. Как правило, они имели на вооружении три орудия калибра 76,2 мм, пару 37–мм автоматических пушек и три-четыре крупнокалиберных зенитных пулемета. Бронепоезда прикрывали станции, обеспечивали оборону наиболее важных эшелонов на опасных участках пути. □ □ ► В организационном отношении бронепоезда являлись самостоятельными единицами. Они находились в непосредственном подчинении командиров соединений ПВО, поддерживающих постоянную связь по радио с их командирами и органами ВОСО фронтов (армий). Знание плана железнодорожных перевозок позволяло командирам соединений ПВО своевременно перебрасывать бронепоезда на угрожаемые участки или использовать их для сопровождения наиболее важных эшелонов. Поначалу при использовании бронепоездов допускались ошибки. Так, 130–й зенитный бронепоезд, оборонявший станцию Себряково (Сталинградская железная дорога), 23 июля 1942 года оказался между проходящими поездами, что помешало ему оказать должный отпор при налете германской авиации. Более того, бронепоезд получил повреждения от сброшенных бомб и огня, загоревшихся соседних эшелонов. ► С началом войны для прикрытия железнодорожных магистралей стала применять и истребительную авиацию ПВО. Эту задачу она решала наряду с ПВО крупных центров и иных важных объектов страны. Так, летом 1941 года часть сил 7–го истребительного авиакорпуса ПВО была задействована для обороны участка Октябрьской железной дороги от Ленинграда до Чудово. В 1942 году 104–я иад ПВО обороняла Северную железную дорогу, на участке Архангельск–Няндома–Харовск. Основная задача 122–ой истребительной авиадивизии ПВО состояла в прикрытии Мурманского порта и участка Кировской железной дороги от Мурманска до Тайбола. ► Основным способом боевого применения авиационных сил ПВО было патрулирование в воздухе. Обычно штаб авиаполка составлял схему воздушного прикрытия участков железной дороги и график вылета истребителей на патрулирование. Иногда, для большей наглядности, их объединяли в один общий, исполненный графически, документ. Каждый летчик наносил на свою полетную карту район патрулирования, его границы, время вылетов, курс следования, запасные аэродромы и посадочные площадки. ► В некоторых случаях применялся способ засад истребителей на вероятных маршрутах пролета авиации противника. Так действовали в районе Чудово, Малая Вишера, Любань подразделения 44–го и 157–го истребительных авиационных полков 7–го авиакорпуса ПВО, которые нанесли ряд неожиданных ударов по немецким бомбардировщикам. ► Опыт противовоздушной обороны объектов железной дороги показал, что батареи среднего калибра ЗА необходимо располагать вокруг них на удалении от 1 до 2 километров, с расстоянием между ними 2—3 км. МЗА и зенитные пулеметы следует, как правило, размещать повзводно, непосредственно поблизости от наиболее важных сооружений: депо, водокачек, элеваторов, складов с интервалами одного до полутора километров. Вблизи входных и выходных стрелок узла (станции) обязательно оборудовались позиции взводов МЗА или зенитных пулеметов, так как пикирующие бомбардировщики пытались их уничтожить или вывести из строя в первую очередь. Противовоздушная оборона железнодорожной станции осуществлялась совместно с подразделениями истребительной авиации. Взаимодействие организовывалось по принципу разделения зон действий. При этом истребительная авиация действовала на дальних подступах к прикрываемому объекту. ► Для обороны эшелонов на маршруте следования от воздушных ударов командование ПВО организовывало зенитно–артиллерийские группы сопровождения. Каждая из них располагалась на 2—4 железнодорожных платформах, которые несли одно орудие МЗА и пулемет. Платформы включались в железнодорожный состав в двух–трех местах (в голове, в середине и хвосте состава). Авиация противника при нападении на поезда всегда стремилась повредить паровоз, чтобы лишить эшелон хода, поэтому головную платформу обычно усиливали огневыми средствами. Группы сопровождения в первом полугодии 1942 года стали применяться на Кировской, Сталинградской и других железных дорогах. Однако особенно широкое применение они получили в 1943 г. □ □ ► В ходе войны вопросы управления силами ПВО, оборонявшими с воздуха коммуникации, решались творчески, согласно текущей обстановки. Для управления отдельными частями, оторванными от соединений ПВО, создавались оперативные группы. Они обычно имели следующий состав: начальник, начальник штаба, офицеры от основных отделов штаба соединения, штаба артиллерии и политотдела, разведчики, телефонисты, радисты и обеспечивались автотранспортом и средствами радио- и проводной связи. Штабы групп располагались, обычно, в районах важных железнодорожных станций и их начальники являлись начальниками противовоздушной обороны этих объектов. ► Так как во втором периоде войны возросла интенсивность действия вражеских ВВС по прифронтовым железным дорогам, потребовалось увеличить количество зенитных средств для обеспечения обороны путей сообщения. Так, в августе 1943 года, по сравнению с началом лета 1942 года, число зенитных систем среднего калибра и ЗПУ увеличилось почти в 3 раза, орудий МЗА — более чем в 7 раз. В 1942 году германская авиация произвела 5848 налетов бомбардировщиков на железнодорожные объекты. В них было задействовано в общей сложности 18 730 самолетов. В 1943 году противник произвел 6915 налетов с участием 23 159 самолетов. ► Выбор объектов бомбардировочных ударов и тактика немецкой авиации против железнодорожных коммуникаций в ходе войны изменялись. Если зимой 1942/43 года противник стремился нарушить бесперебойную работу Кировской железной дороги действиями многочисленных небольших групп и одиночных машин, то весной и летом его ВВС уже наносят главным образом массированные удары по коммуникациям наших войск в районе Курской дуги. ► Боевые действия частей ПВО при обороне объектов железной дороги в этих районах представляют определенный интерес. После неудачных попыток разрушить наши северные порты Мурманск и Архангельск, через которые шли основные поставки по ленд–лизу, враг решил вывести из строя Кировскую железную дорогу на перегоне Лоухи—Кандалакша, имеющую протяженность 164 километра. Противовоздушная оборона этой железной дороги обеспечивалась частями Мурманского дивизионного района ПВО и приданная ему 122 истребительная авиадивизия ПВО. Для усиления железнодорожного перегона Лоухи—Кандалакша, в дополнение к располагавшимся здесь двум батареям малокалиберной ЗА и зенитной пулеметной роте, были срочно переброшены пять батарей ЗА среднего калибра, две МЗА и три взвода ЗПУ. Эти подразделения заняли оборону на станциях и разъездах. Также, в качестве маневренных групп использовались бронепоезд, часть подразделений малокалиберной ЗА и зенитных пулеметов. ► Противник изменил тактику и выбрал другие объекты для ударов. Основные усилия он перенес на неприкрытые или недостаточно защищенные участки дорог. Одновременно пары истребителей Bf–109 в течение всего светового дня атаковывали поезда в пути, стараясь вывести из строя локомотивы и остановить составы. Вслед за этим, через 20—40 минут, к месту остановки эшелона подлетали бомбардировщики Ju–88 и бомбили его. Чтобы поврежденные участки дороги ночью не были восстановлены, специально подготовленные группы самолетов противника поздним вечером с высоты полусотни метров сбрасывали на железнодорожное полотно мины замедленного действия. ► Сложившаяся обстановка потребовала принятия необходимых мер, и в первую очередь обеспечения обороны поездов в пути следования. Были срочно сформированы группы ПВО, предназначенные для защиты эшелонов. Всего было создано 5 групп сопровождения составов, каждая из которых насчитывала несколько малокалиберных орудий ЗА и два–три крупнокалиберных пулемета, которые монтировались на специально оборудованных платформах. Боевые расчеты постоянно находились у зенитных систем и были готовы без промедления открыть огонь по неприятельским самолетам. Для обеспечения управления группой сопровождения в поезде проводили телефонную связь. Один офицер группы располагался на тендере паровоза и, получая распоряжения от начальника ПВО поезда, передавал их машинисту и следил за точным выполнением. Сообщения о вражеских самолетах и установления связи начальника ПВО поезда с вышестоящим штабом обеспечивалось радиосвязью. □ □ ► Весной 1943 года закончилось строительство аэродрома для советской истребительной авиации, начавшей в мае патрулирование в воздухе на участке Лоухи–Кандалакша. Для управления всеми подразделениями ПВО создали оперативную группу. Размещалась она на станции Лоухи и обладала надежной связью со всеми подразделениями ПВО на своем участке дороги, с аэродромом базирования истребительной авиации и штабом ПВО района. Штаб группы также тесно взаимодействовал с органами ВОСО и управлением дороги. ► В результате напряженных боевых действий, попытка немцев нарушить работу Кировской железной дороги на перегоне Лоухи–Кандалакша была сорвана. Всего подразделениями Мурманского района ПВО и 122–й истребительной авиадивизии ПВО за 1943 год уничтожено порядка 140 и подбито не менее 30 самолетов врага. ► При организации системы ПВО фронтовых железнодорожных коммуникаций на Курском выступе в период весны–лета 1943 года творчески использовался предыдущий опыт, учитывались важность объектов и специфика действий немецкой авиации. ► Массовые железнодорожные перевозки в зоне Курской дуги не могли не привлечь внимание вражеской авиации. Фашисты активизировали свои действия на этом направлении, стремясь сорвать снабжение и пополнение Центрального и Воронежского фронтов, чтобы создать необходимые условия для благоприятного наступления своих войск. Массированному применению вражеской авиации советское командование противопоставило массирование сил и средств ПВО. ► ПВО железнодорожных магистралей в зоне Курского выступа возлагалась на войска Ряжско–Тамбовского, Воронежско–Борисоглебского, Тульского и Харьковского, дивизионных районов ПВО. Особо ответственные задачи выполнялись силами Воронежско–Борисоглебского дивизионного (впоследствии корпусного) района ПВО и 101–го истребительного иад ПВО. Они обороняли важнейший участок железнодорожной линии Касторное–Курск. ► Под Курском Войска ПВО страны тесно взаимодействовали с воздушными армиями и частями ПВО Воронежского и Центрального фронтов. Среднекалиберная ЗА Войск ПВО страны обеспечивали прикрытие наиболее значимых железнодорожных узлов и станций. При обороне коммуникаций широко применялись маневренные группы ЗА ПВО, в состав которых входили зенитные системы средних и малых калибров, а также крупнокалиберные пулеметы. 35 зенитных бронепоездов сопровождали эшелоны, прикрывали станции, на которых шла погрузка и выгрузка военной техники и личного состава, использовались для организации засад на небольших станциях и разъездах, где не было других сил ПВО. ► В свою очередь, за каждым истребительным авиационным полком закрепляли определенный объект или железнодорожный участок. Это было новым явлением в использовании истребителей. Авиачасти базировались на аэродромах, максимально приближенных к обороняемым участкам дороги или объектам. Для обеспечения широкого маневра строились запасные аэродромы и посадочные площадки. Основными способами действий истребителей ПВО при прикрытии железнодорожных коммуникаций являлись дежурство на аэродромах в готовности быстрого вылета на перехват и непрерывное патрулирование в районе движения поездов. □ □ ► Дежурство на аэродромах применялось тогда, когда система оповещения о самолетах противника обеспечивала своевременный вылет и перехват самолетов врага до подхода их к цели. Непрерывное патрулирование выполнялось над теми железнодорожными участками, которые были расположены вблизи линии фронта и где авиация противника действовала особенно интенсивно. Истребители, находившиеся в воздухе, как правило, атаковывали авиацию противника, непосредственно угрожавшую поездам или прикрываемым объектам. При появлении вражеских бомбардировщиков в радиусе действия истребительного авиаполка для их перехвата обычно поднимались машины с аэродромов, а патрулирующие самолеты продолжали выполнение своей задачи. При этом стоит отметить, что в отдельных случаях для перехвата могли быть использованы и находящиеся в воздухе патрули, но для обороны поездов всегда направлялись истребители с аэродромов. Наводка на воздушные цели производилась с помощью РЛС. Обеспечение ПВО участков железной дороги и поездов на пути их следования силами и средствами истребительной авиации ПВО оказалось очень действенным. Опыт же боевых действий ясно показал, что успешное обеспечение противовоздушной обороны железнодорожных коммуникаций, проходящих в прифронтовой зоне, возможно только при условии совместных действий Войск ПВО страны и фронтовой ПВО. Также полностью была подтверждена эффективность взаимодействия, имевшего в основе принцип разделения зон действий между зенитной артиллерией и истребительной авиацией. При подобной системе организации взаимодействия, авиация противника подвергалась последовательным ударам при подходе к прикрываемым объектам и при возвращении. Закрепление за частями ИА железнодорожных участков (зон) было новым явлением в использовании сил и средств истребительной авиации. Основным средством наведения на неприятельские самолеты стали радиолокационные станции. Примечательно, что 80% взводов ВНОС, оснащенных РЛС, было передано авиационным частям и соединениям. Эффективно действовали маневренные группы зенитной артиллерии. Их использовали для обеспечения прикрытия пунктов погрузки и разгрузки, промежуточных станций, разъездов, мостов, а также мест скопления эшелонов. ► Что касается групп ПВО созданных для сопровождения эшелонов в пути, то они играли положительную роль. Однако управление ими отвлекало внимание штабов частей ПВО страны от задач обеспечения противовоздушной обороны основных объектов. Поэтому в январе 1944 года все отдельные подразделения, сопровождающие поезда, были переподчинены органам ВОСО Красной Армии. Предварительно их свели организационно в отдельные дивизионы (полки). □ ► Источники: Светлишин Н. Войска ПВО страны в Великой Отечественной войне. М: Наука, 1979. С. 48–56. Яшин В. Противовоздушная оборона железнодорожных и водных коммуникаций в годы Великой. ВИЖ. 2012. №2. С. 73–79. Чедлеев Н.Из опыта ПВО железнодорожных коммуникаций. Военная мысль. 1977. № 8. С. 91–95 Группа авторов. Войска противовоздушной обороны страны. М.: Военное издательство, 1968. С. 119–122. Куманёв Г. Война и железнодорожный транспорт СССР 1941—1945. М.: Наука, 1988. С.41–44 □ ► Автор: Инженер–технарь

RevALation: А я был на этой выставке. Дело в том, что у нас в Москве в это время находился в командировке мой дядя Володя из Новосибирска. Он остановился у нас в Балашихе и предложил сходить на эту выставку. Тем более, что весь гарнизон "Северный" туда ездил. Женщины не поехали, а я напросился с ним, поскольку Парк Горького был для пацанов "Меккой" Помню очень огромную очередь и груды обломков, лежащих на подставках. Я был разачарован, поскольку ожидал увидеть... большой шпионский самолет, который часто видел на картинках и сбитого летчика под охраной, а мне показали какие-то искореженные железины зеленого цвета... И было мне тогда 7 лет от роду.

Admin: ■ 20–01–2017Система ПВО для противодействия… собственной авиацииОсобенности отечественного военного строительства в дореволюционный период □ Испытания автомобиля «Руссо–Балт Т 40/60 НР» с 76–мм пушкой конструкции Лендера–Тарновского из состава автомобильной полубатареи, входившей в Отдельную батарею для воздушной охраны Императорской резиденции, на Главном артиллерийском полигоне. Фото 1915 года □ ► С приближением 100–летия Февральской революции усиливается полемика между теми, кто считает Николая II кровавым царем, стоявшим во главе эксплуататоров народа — помещиков и капиталистов, и их оппонентами, убежденными в том, что последний царь был святым, Российская империя процветала, а народ обожал своего монарха. То есть попросту идет продолжение столетнего спора большевиков с монархистами и либералами. ► Печально, что обе стороны не интересуют важнейшие события русской истории, происходившие накануне революции. Например, эмиграция около 7 млн человек за время царствования Николая II (для сравнения: белая эмиграция 1918—1920 годов составила около 800 тыс. человек). □ Эмиграция и бесполезные расходы □ ► Строительство Либавской крепости и порта императора Александра III обошлось казне в два раза дороже, чем строительство Порт–Артурской крепости. Крепость строили с 1895 по 1908 год, а затем увидели, что она никому не нужна, и бросили. ► Строительство Царицынского орудийного завода обошлось казне во многие миллионы рублей. Завод в 1915 году уже должен был сдавать 14–дюймовые (356–мм) пушки, но к 1917 году не мог изготавливать даже 3–дюймовые (76–мм) орудия. Большевики в 1923 году нашли в цехах завода голые стены и начали его строительство с нуля. В итоге первые пушки сталинградский завод «Баррикады» сдал в 1936 году. Перечень подобных историй можно продолжить. ► В США и странах Западной Европы аналогичные явления стали бы предметом парламентского расследования, приведшего если не к смене правительства, то как минимум к отправке ряда министров и генералов на скамью подсудимых. В царской России подобное никогда не происходило. А после революции большевики прагматично подходили к событиям истории: если в событии нет признаков классовой борьбы и не просматривается роль Ленина и Коммунистической партии, то событие предавалось забвению. Ну а антикоммунистическим историкам и подавно не резон рассматривать подобные белые пятна. ► А мы все же попробуем рассмотреть одно из белых пятен «великой войны». Речь идет о сверхмощной системе ПВО в районе Царского Села под Санкт–Петербургом. Система отвечала всем требованиям к 1917 году и резко контрастировала с убогой ПВО русской армии. □ Догнать германцев □ ► К 1914 году русские армия и флот в отличие от германских не имели зенитных орудий. В результате в 1914—1916 годах были созданы десятки кустарных самоделок «на коленке» — приспособлений для стрельбы по самолетам из состоявших на вооружении орудий: 76–мм полевых пушек образца 1900 и 1902 годов, 75–мм морских пушек Кане, 57–мм капонирных пушек Норденфельда и даже 122–мм гаубиц. Так, к примеру, поручик Рекалов создал 76–мм зенитную установку на базе паровой молотилки. ► Уже осенью 1914 года для защиты резиденции царя — Александровского дворца в Царском Селе — отправили первую зенитную батарею на кустарных установках. А 15 апреля 1915 года была сформирована Отдельная батарея для воздушной охраны императорской резиденции в Царском Селе. Она состояла из трех полубатарей с 12 76–мм полевыми пушками образца 1900 года на неподвижных кустарных установках системы генерала Розенберга и автомобильной полубатареи с четырьмя пушками образца 1914 года, а также пулеметной команды. ► Пушка образца 1914 года — это первый образец 76–мм пушек конструкции Ф.Ф. Лендера — первого отечественного специального зенитного орудия. ► Зенитная батарея была непосредственно подчинена дворцовому коменданту, форма одежды прислуги установлена походная «по образцу гвардейской легкой артиллерии». ► 76–мм пушки Лендера были установлены на бронированных автомобилях, которые для «самообороны» были оснащены 7,62–мм пулеметами «Максим». Но от кого нужна была эта «самооборона»? От парашютистов кайзера? ► Кроме того, в батарее было четыре броневика, выполнявших функции зарядных ящиков. В каждом из них перевозилось по 96 трехдюймовых шрапнельных выстрелов и по 330 кг бензина и масла. ► Руководство дворцовой охраны понимало, что действие 76–мм зенитных орудий на малых и сверхмалых высотах малоэффективно. Поэтому еще 5 октября 1914 года был выдан заказ на изготовление в США 40–мм автоматов типа Виккерс. ► Причем Морское министерство заказало автоматы на тумбовых станинах, а Военное ведомство — 16 зенитных автоматов, установленных на бронеавтомобилях и 4 автомата на полевых колесных лафетах системы Депора. Общая стоимость заказа военного ведомства составила 319,2 тыс. руб. ► Замечу, что автоматы Виккерса действительно были эффективным средством ПВО. Темп стрельбы их составлял около 300 выстрелов в минуту, а ленточное питание и водяное охлаждение ствола позволяли вести длительную стрельбу. В этом отношении они даже превосходили основные советские автоматические пушки времен Великой Отечественной войны — 37–мм армейскую 61К и морскую 70К. ► 40–мм автоматы Виккерса монтировались на тумбах в кузове бронированного трехтонного грузовика «Пирлесс». Первые автоматы прибыли в Архангельск 21 марта 1916 года без автомобилей. Начальник Морского генерального штаба потребовал немедленно отправить орудия в Ревель «для срочной установки на миноносцы Балтийского флота». Однако по пути автоматы были переадресованы в Царское Село — там они нужнее! ► В Царском Селе мобильные 76–мм и 40–мм установки использовались достаточно эффективно. Во время приезда царя их перемещали в район вокзала. А когда царица отправлялась в госпиталь в Феодоровский городок — она ведь числилась сестрой милосердия, — туда отправлялись и бронеавтомобили. ► Замечу, что первые четыре 3–дм пушки на зенитных установках Розенберга прибыли в Царское Село еще в октябре 1914 года. Формально они числились в составе роты Офицерской артиллерийской школы. Командовал ими капитан Владимир Никанорович Мальцев. С 15 апреля 1915 года и до 3 марта 1917 года он командовал уже Отдельной батареей. ► В 1916 году именно солдаты Отдельной батареи рыли могилу Григорию Распутину. Мальцев, ставший к тому времени полковником, 21 декабря 1916 года руководил погребением «старца». ► Обратим внимание, что в состав Отдельной батареи Мальцева входили стационарные пулеметные расчеты: на Белой башне в Александровском парке, на Певческой башне у Екатерининского дворца, на Орловской башне близ Софийских казарм царскосельского гарнизона и на крыше церкви в селе Большое Кузьмино. Как не вспомнить строчки из стихотворения Анны Ахматовой, посвященного Царскому Селу: На Белой башне дремлет пулемет, Вокруг дворца гусарские разъезды… □ Царскосельский авиаотряд □ ► Но наземных средств ПВО для защиты Царского Села оказалось мало, и вот по приказу Ставки от 04 июня 1915 года в Царском Селе формируется специальный авиационный отряд под командованием капитана Виктора Алексеевича Павленко. Павленко в 1912—1913 годах учился в Качинской авиационной школе, а с 20 июля 1914 года по 04 апреля 1915 года служил в 18–м корпусном авиаотряде. В Царское Село Павленко прибыл вместе со своим самолетом — трофейным германским бипланом «Румплер». ► Первоначальный штат отряда состоял из восьми двухместных самолетов (пилот и пулеметчик). Экипажи укомплектовывались проверенными офицерами. ► 12 июня 1915 года генерал–адъютант Рузский утвердил инструкцию для действий специального авиационного отряда для воздушной обороны императорской резиденции: «Отряд назначается для воздушной обороны императорской резиденции в Царском Селе. Отряд должен быть расположен в Царском Селе. По тревоге отряд изготовляется к подъему, на что необходимо около 20 минут. По приказанию заведующего обороной императорской резиденции отряд поднимается над дворцом на разные высоты от 1700 до 3000 м. Для подъема на высоты от 1700 до 2500 м необходимо около 1 часа. О подъеме каждого аппарата отряда заведующий обороной Царского Села предупреждает каждый взвод батареи отдельно. Задача отряда — не допустить появления неприятельского аппарата над дворцом, причем преследовать противника вне района Царского Села воспрещается». ► Личный состав специального авиаотряда разместился в казармах 1–го Железнодорожного полка в селе Большое Кузьмино, рядом с царским павильоном собственной железной дороги. Там же разместили и авиационную технику. Первоначально предполагалось, что аэропланы в случае авиационной атаки на Царское Село будут взлетать прямо с Кузьминского шоссе. Но затем в Царском Селе построили специальный аэродром. ► В 1916 году планировалось усилить авиаотряд еще одним подразделением. У станции Средняя Рогатка на 13–й версте Московско–Виндаво–Рыбинской железной дороги началось строительство аэродрома и служебных помещений для авиаотряда, который предполагалось перевести с Гатчинского аэродрома. ► Как видим, в Царском Селе была создана образцовая для Первой мировой войны ПВО. Беда лишь в том, что в 1915—1916 годы Царское Село отстояло от линии фронта на расстояние свыше 700 верст, и никаких аэропланов, способных долететь туда и вернуться обратно даже без бомб, у немцев тогда не было. Чисто теоретически можно было предположить налет цеппелинов. Но какой был резон кайзеру бомбить Александру Федоровну и Распутина? Вспомним манифест царя Фердинанда в октябре 1915 года о вступлении Болгарии в войну: «Клика Распутина объявила нам войну». Перефразируя Вольтера, можно сказать, что если бы Александры Федоровны и Распутина не существовало, Вильгельму II их следовало выдумать. Так что если бы немцы и стали что–либо бомбить, так это Обуховский завод — крупнейший артиллерийский завод России и единственный, где производилась морская артиллерия и артиллерия большой и особой мощности. Но, увы, до февраля 1917 года ни Обуховский, ни Путиловский, ни Адмиралтейский, ни другие военные заводы Петрограда не имели ни одной зенитной пушки прикрытия. ► В Царском же зенитчики готовились к встрече… собственных самолетов. ► А это не фантазии автора? Ведь подобного никогда не было в мировой истории. Увы, увы… □ Придворные страхи и прожект Бухало □ ► В 4 часа утра 23 мая 1881 года на площади Коннетабля рядом с Гатчинским дворцом со страшным грохотом рухнул огромный обелиск. Судя по всему, в медный шар, венчавший обелиск, ударила молния. Однако в Петербурге все, от министров до лавочников, были уверены, что обелиск был уничтожен бомбой, сброшенной народовольцами с аэростата. Александра Викторовна Богданович — жена генерала от инфантерии, товарища министра внутренних дел Евгения Васильевича Богдановича, записала в дневнике: «Не дай бог, чтоб это была правда, но от нигилистов всего можно ожидать, они до всего дойдут». □ ■ Последствия очередного налета германских «цеппелинов» на французскую столицу. Фото 1917 года □ ► И нигилисты, и сановники рассказывали анекдоты о «гатчинском пленнике революции». Всех интересовало, каким способом злодеи решат достать Александра III, и, как видим, уже тогда публика считала, что лучший способ — это удар с воздуха. ► Организацией первого в истории воздушного теракта занялся в 1906 году руководитель боевой организации эсеров Азеф. Проектирование аэроплана, который должен был бомбить царскую резиденцию, вел инженер Сергей Иванович Бухало. Он эмигрировал из России и жил в Мюнхене. О своем детище Бухало сообщил эсерам минимум сведений: аппарат должен лететь со скоростью аж 140 верст в час и поднимать большой груз. На строительство аэроплана Бухало запросил у Азефа 20 тыс. руб. — огромную по тем временам сумму. ► В кассе боевой организации таких денег не оказалось, и Евно Фишелевич обратился к эсеру Гершуни, бежавшему в США с акатуйской каторги, с просьбой набрать там необходимую сумму. Тот немедленно согласился: «У меня голова кружится от этого дела, это такой грандиозный план!» Гершуни удалось собрать, в основном у американских евреев, 160 тыс. долл. — деньги немалые! ► Если верить мемуарам Бориса Савинкова, в январе 1907 года он высказал свои сомнения Евно Фишелевичу: «Я слушал слова Азефа как сказку. Я знал об опытах Фармана, Делагранжа и Блерио, знал и о том, что в Америке братья Райт достигли в воздухоплавании крупных успехов. Но аппарат, развивающий скорость в 140 километров в час и подымающий на любую высоту большой груз, казался мне несбыточной мечтой. Я спросил: «Ты сам проверял чертежи?» Азеф ответил, что он в последнее время специально изучал вопрос о воздухоплавании и сам проверил все формулы Бухало. Тогда я сказал: «Ты веришь в это открытие?» Азеф ответил: «Я не знаю, сумеет ли Бухало построить свой аппарат, но задача, повторяю, в теории решена верно»... Я посетил Бухало в его мастерской, в Моссахе около Мюнхена. За токарным станком я нашел еще нестарого человека лет 40, в очках, из–под которых блестели серые умные глаза. Бухало был влюблен в свою работу: он затратил на нее уже много лет своей жизни. Он принял меня очень радушно и с любовью стал показывать мне свои чертежи и машины. Подойдя к небольшому мотору завода Антуанетт, он сказал, хлопая рукой по цилиндрам: — Привезли его. Я обрадовался. Думал, у него душа. А теперь пожил с ним, вижу — просто болван. Придется его переточить у себя... Точно так же, как к живым существам, он относился к листам стали, к частям машин, к счетной линейке, уже не говоря о его чертежах и сложных математических вычислениях. От каждого его слова веяло верой в свой аппарат и упорной настойчивостью. О революции он говорил мало, с пренебрежением отзывался о нелегальной литературе и отмечал многие, по его мнению, ошибки в тактике партии. Зато террор он считал единственным верным средством вырвать победу из рук правительства. Уезжая из Мюнхена, я уносил с собой если не веру в ценность его открытия, то полное доверие к нему». ► В разговорах с Савинковым и Верой Фигнер Азеф превозносил возможности аэроплана: «Подъемная сила позволяла сделать попытку разрушить весь Царскосельский или Петергофский дворец». Фигнер писала в своих воспоминаниях: «Он (Азеф. — А.Ш.) под большим секретом посвятил меня в проект истребления всей царской семьи посредством аэроплана, с которого можно бросить на дворец достаточное количество бомб». ► Уверен, кто–то возмутится: бомбить дворцы, культурные ценности, да там еще будет сотня трупов! Да, но это лишь план одной стороны. А на совести другой стороны реалии: расстрел рабочих с семьями 09 января 1905 года, Ленский расстрел 1912 года, массированное применение артиллерии против безоружного крейсера «Очаков», рабочих районов Пресни в декабре 1905 года и т.д. ► Разоблачение Азефа в самом начале 1909 года вынудило руководство боевой организации задуматься над дальнейшей судьбой аппарата Бухало. В конце концов решили перенести его мастерскую из Мюнхена в окрестности Штутгарта, подстраховавшись, таким образом, на случай выдачи Азефом ее местоположения жандармам и последующего захвата ее германской полицией. Раскрытие же самого плана авиаудара эсеров не беспокоило, поскольку реальных средств защиты у полиции тогда не было. □ Предложение летчика Костенко □ ► В начале 1910 года Бухало приступил к сборке аэроплана, но вскоре дело застопорилось: денег потребовалось гораздо больше, нежели планировалось. Эсеры же давать новые средства отказались, хотя касса их в 1910—1912 годах вовсе не пустовала. ► В итоге Бухало продал документацию на свой аэроплан немецкому заводчику. В августе 1913 года Бухало с горечью писал Савинкову: «Работал для России, получит Пруссия; работал для мира, получит военное ведомство». ► Любопытно, что и охранка тщательно следила за успехами в воздухоплавании. Так, жандармский генерал Александр Васильевич Герасимов летом 1909 года писал своему агенту эсеру А.А. Петрову: «Читал в газетах, что в первых числах октября в Париже будет какой–то конкурс аэронавтики, и мне пришла в голову мысль: не воспользуется ли наша братия этим новым изобретением для своих высоких целей? Как Вы думаете — сообщите». ► В 1915 году идеей авиационного теракта заинтересовались военные. Дело в том, что еще Русско–японская война показала полнейшую неспособность Николая II управлять империей. А в 1914 году целый ряд прозорливых людей из всех сфер общества указывали на неизбежность краха монархии и революции в России в случае начала войны с Германией. Среди них были министр внутренних дел Петр Николаевич Дурново, великий князь Николай Михайлович и др. Ну а поражения 1915 года, министерская чехарда и многое другое заставили прийти к аналогичным выводам сотням, если не тысячам русских генералов и офицеров. ► Как известно, у думающих военных застольные разговоры о любви к отечеству автоматически приводят к вопросам: «почему все так плохо?», «кто виноват?», «что делать?» и «с чего начать?» Уже в конце 1915 года военные заговорщики разработали два варианта устранения императора — «железнодорожный» и «авиационный». ► История «авиационного варианта» покрыта тайной. Александр Федорович Керенский в книге «Россия на историческом повороте» писал, что в 1915 году одну из версий «авиационного варианта» предложил летчик–истребитель капитан Костенко. О том же глухо упоминают и другие авторы. ► Как мне удалось установить, Николай Михайлович Костенко в 1904 году окончил Николаевское инженерное училище и через три года был зачислен в состав Брест–Литовского воздухоплавательного отделения. Дело в том, что с конца XIX века при больших крепостях начали создать воздухоплавательные отделения, а с 1910—1911 годов — авиационные отряды. Приблизительно в это время Костенко и перевелся в авиационный отряд при Брестской крепости. Замечу, что в 1912 году инженерное ведомство заставили построить подземные бетонные ангары для этого отряда. ► Если верить воспоминаниям современников, было два основных способа реализации «авиационного варианта» — разбомбить императорский автомобиль с горизонтального полета на сверхнизкой высоте или сбросить бомбу из пикирующего самолета. В последнем случае не было ясно, сумеет ли летчик вывести аппарат из пике. Скорей всего он в этом случае стал бы камикадзе. ► Но вот грянула Февральская революция. ► 27 февраля в 17.00 телефоны в Александровском дворце, где находилась царская семья, были отключены по указанию руководителей переворота. ► 28 февраля в 21.00 к Александровскому дворцу по тревоге были вызваны две роты Сводного полка, две сотни конвоя, рота Железнодорожного полка и взвод зенитных орудий — две 76–мм пушки Лендера на бронеавтомобилях. ► Увы, кто–то из генералов по дурости, а может и с умыслом, разместил в Царском Селе запасные части. Солдаты этих частей меньше всего мечтали попасть на фронт и с большим удовольствием объявили себя «революционными войсками» и приступили к разграблению винных магазинов. ► Около 5 часов утра 01 марта прислуга батареи 1–го дивизиона запасной тяжелой артиллерии (судя по всему, это были английские гаубицы) решила пострелять по Александровскому дворцу. Однако был выпущен всего один снаряд, который пролетел выше крыши дворца, упал в сад и не взорвался. Но этого оказалось достаточно, чтобы бронеавтомобили с 76,2–мм пушками укатили к себе в казармы. ► Весной 1917 года Отдельная батарея и Особый авиационный отряд Царского Села были расформированы и частично отправлены на фронт. Причем не менее двух 40–мм автоматов Виккерса были взяты большевиками для охраны Смольного. ► Любопытно, что два «героя–авиатора» — подполковник Костенко, собиравшийся бомбить царя, и подполковник Павленко, хоронивший Распутина, — весной 1917 года отправились в Киев делать карьеру в структурах Центральной рады. Далее они последовательно служили гетману Скоропадскому и Симону Петлюре. С 01 апреля по 12 ноября 1918 года Костенко служил начальником технического отдела Управления инспектора воздухоплавания при «державной» армии. Ну а Павленко с ноября 1918 года до декабря 1920 года был командующим авиацией Армии Украинской Народной Республики. Самолетов было «трошки», но все же — командующий! Далее Виктор Алексеевич подался в эмигранты, но за бугром бедствовал и в 1926 году вернулся в СССР на родную Кубань, где и умер своей смертью в 1932 году. □ ► Автор — Александр Широкорад

Admin: ■ 10–07–2017Рассказы об оружии. 85–мм зенитная пушка □ ► Много непонятного в истории этой пушки, от момента разработки, начиная с калибра и заканчивая тем, что появилось в итоге. Но главное — итог, не правда ли? ► Откуда взялся калибр 85 мм, вообще установить не удалось. Источники вообще молчат на эту тему, как будто просто кто–то взял и решил такое изобрести. Единственное, что более–менее могло служить отправной точкой, это британская 18–фунтовая (83,8 мм или 3,3") пушка QF образца 1904 года, которая являлась увеличенной версией 13–фунтовой (76,2–мм) пушки и очень сильно походила на нее во всем, за исключением размеров. □ □ ► Некоторое количество таких орудий попало в РККА еще во время Гражданской войны, а также стояло на вооружении прибалтийских государств. ► До 1938 года калибра 85 мм в отечественной артиллерии вообще не было. Эпизодически он появлялся в эскизных проектах, но даже до конкурсов дело не доходило. Похоже, что явление этого калибра действительно оказалось случайным. ► В 1937/1938 годах конструкторы завода № 8 решили использовать хорошие запасы прочности, заложенные в проекте германской пушки «Рейнметалл», принятой у нас под наименованием «76–мм зенитная пушка обр. 1931 г.» и увеличить ее калибр. □ □ □ ► По расчетам, предельным калибром, который можно было поместить в кожух 76–мм пушки, стал 85 мм. Понимание необходимости принятия на вооружение среднекалиберной зенитной артиллерии было обоснованным, поэтому 85–мм зенитки перед войной запустили в массовое производство. ► Но это, повторюсь, только домыслы. ► Очень сложно также сказать, чем не устроила РККА новая 76–мм зенитная пушка конструкции Логинова, представлявшая собой доработку пушки 3–К, о которой уже писалось у нас. ► 76–мм зенитная пушка образца 1938 года только была принята на вооружение, как тут же на смену ей пошла 85–мм зенитная пушка образца 1939 года. ► За основу конструктором Г.Д. Дорохиным была взята разработка всё того же Логинова — 76–мм зенитное орудие образца 1938 года. Дорохин предложил наложить новый 85–мм ствол на платформу 76–мм зенитного орудия, использовав также его затвор и полуавтоматику. ► Испытания показали необходимость дальнейших доработок, вызванных увеличением калибра снаряда, веса порохового заряда и веса самой установки. После увеличения опорной поверхности клина затвора и гнезда казенника, а также установки дульного тормоза, орудие было принято на вооружение Красной Армии под названием «85–мм зенитная пушка обр. 1939 г.» или 52–К. □ □ □ □ ► Многие авторы пишут о том, что важной особенностью нового зенитного орудия была и его универсальность: 52–К годилась не только для огня по вражеским самолетам, но с успехом применялась и в качестве противотанковой, ведя огонь по бронетехнике противника прямой наводкой. □ □ □ ► Учитывая, что все механизмы 52–К получила от 76–мм пушки, для предшественницы все было справедливо в той же степени. Однако, применение более мощного снаряда и порохового заряда, обеспечило большую по сравнению с 76–мм пушкой бронепробиваемость. ► 76–мм пушка стреляла осколочно–фугасным и бронебойным снарядами. Для 85–мм пушки были разработаны бронебойно–трассирующий остроголовый калиберный снаряд 53–УБР–365К и бронебойно–трассирующий подкалиберный снаряд 53–УБР–365П. ► У 76–мм пушки бронебойный калиберный снаряд при начальной скорости 816 м/с на дальности 500 м пробивал броню толщиной 78 мм, а на дальности 1000 м — 68 мм. Дальность прямого выстрела составляла 975 м. ► Снаряд для 85–мм пушки имел показатели получше. ► При стрельбе под углом встречи 60° 9,2–кг снаряд пробивает на дальности 100 м броню толщиной около 100 мм, на дальности 500 м — 90 мм, на дальности 1000 м — 85 мм. ► При угле встречи 96° на дальности 100 м обеспечивается пробивание брони толщиной около 120 мм, на дальности 500 м — 110 мм, на дальности 1000 м — 100 мм. ► Еще большей бронебойной способностью обладал 85–мм подкалиберный бронебойно-трассирующий снаряд весом 4,99 кг. Дальность стрельбы у 85-мм пушки тоже была несколько больше, чем у 76–мм пушки. По высоте: 10230 м, по дистанции: 15650 м, для 76–мм пушки соответственно по высоте: 9250 м, по дистанции: 14600 м. □ □ □ ► Начальная скорость снаряда была приблизительно равной, в районе 800 м/с. ► В принципе, получается, что появление 85–мм пушки было оправдано. Равно как вполне оправдывается и некоторая скоропалительность в разработках. Пушка вышла более мощной, сразу на более транспортабельной четырехколесной платформе, а главное — успешно могла действовать как противотанковое орудие на момент появления у немцев тяжелых танков в 1942/43 годах. □ □ ► Создание новой, четырехколесной платформы ЗУ–8 позволило транспортировать зенитку на скорости до 50 км/ч, вместо 35 км/ч у предшественниц. Также уменьшилось время боевого развертывания (1 минута 20 секунд против 5 минут у 76–мм пушки 3–К). Кроме этого 52–К послужила базой для создания танковых пушек Д–5 и ЗИС–С–53, устанавливаемых впоследствии на САУ СУ–85 и танках Т–34–85, КВ–85 и ИС–1. ► В целом, для своего времени, в которое входят и конструкторские возможности, и возможности промышленности, пушка 52–К была весьма неплоха. □ □ ► Скажу больше: лучше на период 1941—1944 не было. В 1942 году, когда у немцев появились «тигры», 52–К была единственным орудием, которое могло почти без проблем поражать эти танки. ► Снаряд 76–мм пушки мог пробить «Тигра» в борт с 300 метров, да и то, с 30% вероятностью. Бронебойный снаряд 85–мм пушки вполне уверенно поражал «Тигр» с дистанции в 1 км в лобовую проекцию. ► В 1944 была проведена модернизация, которая улучшила показатели 52–К, но в серию не пошла по причине того, что острая необходимость уже отпала. □ □ ► Всего за период с 1939 по 1945 годы промышленность СССР выпустила 14 422 пушек 52–К. ► После снятия с вооружения, пушка широко поставлялась за рубеж. И продавалась весьма неплохо. ► И даже в наше время 52–К вполне успешно применяется в качестве противолавинной пушки. ► В наше время неоднократно обсуждались сильные и слабые качества 85–мм советской и немецкой 88–мм зенитной пушки. Действительно, «ахт–комма–ахт» покрыла себя славой и заслужила репутацию отличного орудия. Но факт в том, что 52–К ей ни в чем особо не уступала. И точно так же роняла на землю немецкие самолеты и останавливала танки. ► Повторяться не стоит, факт в том, что пушка вышла весьма достойной, судя по результатам. □ ► Источники: Музей военной истории, с. Падиково Московской области. Шунков Виктор. Красная Армия. □ ► Автор — Роман Скоморохов

Admin: ПРИКАЗ народного комиссара обороны СССР 10 июня 1941 г. № 0035 О факте беспрепятственного пропуска через границу самолета Ю–52 15 мая 1941 г. 15 мая 1941 г. германский внерейсовый самолет Ю–52 совершенно беспрепятственно был пропущен через государственную границу и совершил перелет по советской территории через Белосток, Минск, Смоленск в Москву. Никаких мер к прекращению его полета со стороны органов ПВО принято не было. Посты ВНОС 4–й отд. бригады ПВО Западного особого военного округа, вследствие плохой организации службы ВНОС, обнаружили нарушивший границу самолет лишь тогда, когда он углубился на советскую территорию на 29 км, но, не зная силуэтов германских самолетов, приняли его за рейсовый самолет ДС–3 и никого о появлении внерейсового Ю–52 не оповестили. Белостокский аэропорт, имея телеграмму о вылете самолета Ю–52, также не поставил в известность командиров 4–й бригады ПВО и 9–й смешанной авиадивизии, так как связь с ними с 9 мая была порвана военнослужащими. Командование 9–й смешанной авиадивизии никаких мер к немедленному восстановлению связи не приняло, а вместо этого сутяжничало с Белостокским аэропортом о том, кому надлежит восстановить нарушенную связь. В результате командир западной зоны ПВО генерал-майор артиллерии Сазонов и начальник штаба 4–й отд. бригады ПВО майор Автономов никаких данных о полете Ю–52 до извещения из Москвы не имели. В свою очередь вследствие плохой организации службы в штабе 1–го корпуса ПВО г. Москвы командир 1–го корпуса ПВО генерал–майор артиллерии Тихонов и зам. начальника Главного управления ПВО генерал–майор артиллерии Осипов до 17 мая ничего не знали о самовольном перелете границы самолетом Ю–52, хотя дежурный 1–го корпуса ПВО 15 мая получил извещение от диспетчера Гражданского воздушного флота, что внерейсовый самолет пролетел Белосток. Никаких мер к прекращению полета внерейсового самолета Ю–52 не было принято и по линии Главного управления ВВС КА. Более того, начальник штаба ВВС КА генерал-майор авиации Володин и заместитель начальника 1–го отдела штаба ВВС генерал-майор авиации Грендаль, зная о том, что самолет Ю–52 самовольно перелетел границу, не только не приняли мер к задержанию его, но и содействовали его полету в Москву разрешением посадки на Московском аэродроме и дачей указания службе ПВО обеспечить перелет. Все эти факты говорят о неблагополучном состоянии службы ПВО Западного особого военного округа, о плохой ее организации, слабой подготовленности личного состава ВНОС ПВО, потере бдительности в 4–й отд. бригаде ПВО и отсутствии должной требовательности со стороны командующих военными округами и высшего начсостава ПВО и ВВС к четкости несения службы ПВО. Приказываю: 1. Военному совету Западного особого военного округа тщательно расследовать факт самовольного пролета самолета Ю–52 через территорию округа, выявить всех виновных лиц и наложить на них взыскания своею властью. Немедленно восстановить телефонную связь Белостокского аэропорта с 9–й смешанной авиадивизией и штабом 4–й бригады ПВО и в пятидневный срок проверить состояние связи аэропортов со штабами ПВО. Исполнение донести к 20.6.41 г. 2. Военным советам округов (ДВФ) назначить авторитетные комиссии, которые обязать к 1.7.41 г. обследовать всю систему ПВО на территории округов, обратив особое внимание на ее боеготовность, состояние службы наблюдения, оповещения, связи и подготовку постов ВНОС. Все недочеты, вскрытые комиссиями, устранить на месте в процессе их работы. Результаты обследования и о принятых мерах донести мне к 5.7.41 г. 3. Начальнику Главного управления ПВО до 1.7.41 г. обследовать состояние ПВО в Западном особом и Московском военных округах и результаты обследования доложить мне лично. Его же распоряжением обеспечить к 1.7.41 г. все посты ВНОС силуэтами самолетов и организовать поверку знаний постами ВНОС силуэтов и умения определять по ним принадлежность самолетов. 4. За плохую организацию службы ВНОС, отсутствие должного воинского порядка в частях ПВО и слабую подготовку личного состава постов ВНОС командующему Западной зоной ПВО генерал–майору артиллерии Сазонову, начальнику штаба 4–й бригады ПВО майору Автономову объявить выговор. 5. За самовольное разрешение пролета и посадки Ю–52 на московском аэродроме без поверки прав на полет в Москву начальнику штаба ВВС генерал–майору авиации Володину и заместителю начальника 1–го отдела штаба ВВС генерал–майору авиации Грендалю объявить замечание. 6. Командиру 1–го корпуса ПВО генерал–майору артиллерии Тихонову и заместителю начальника Главного управления ПВО генерал–майору артиллерии Осипову обратить особое внимание на слабую организацию системы наблюдения и оповещения. Народный комиссар обороны СССР Маршал Советского Союза С. Тимошенко Начальник Генерального штаба Красной Армии генерал армии Г. Жуков

Admin: ■ 25–05–2017Руста прикрыли облакаКак 30 лет назад немец Матиас Руст преодолел систему ПВО СССР □ Самолет Cessna 172 P перед собором Василия Блаженного на Красной площади в Москве, 1987 год Источник: Picture Alliance/AP □ 28 мая исполняется 30 лет со дня исторического полета Матиаса Руста, посадившего свой легкомоторный самолет возле Кремля. До сих пор не утихают споры о том, почему немецкому авантюристу удалось «взломать» признававшуюся надежной систему ПВО СССР. Военный обозреватель «Газеты.Ru», экс-офицер Главного штаба Войск ПВО страны полковник Михаил Ходаренок напоминает, как такое стало возможным. ► Утром 28 мая 1987 года немецкий авиатор–любитель Матиас Руст взлетел на моноплане Cessna 172R с аэродрома возле Хельсинки, на котором за сутки до этого он прилетел из Гамбурга. В полетных документах конечной точкой маршрута значился Стокгольм. ► В 13.10, получив разрешение, Руст поднял свою машину в воздух и направился по запланированному маршруту. Через 20 минут полета он доложил диспетчеру, что на борту у него порядок, и традиционно попрощался. После чего, выключив бортовую радиостанцию, круто развернул самолет в сторону Финского залива и начал снижение до высоты 80—100 м. Этот запланированный маневр должен был обеспечить надежный выход самолета из зоны наблюдения диспетчерского радара и скрыть истинный маршрут полета. ► На этой высоте Матиас направился в расчетную точку Финского залива вблизи воздушной трассы Хельсинки—Москва. Развернув самолет в сторону первого наземного ориентира на побережье Советского Союза (сланцевый комбинат города Кохтла–Ярве с его дымами, которые были видны за сто километров) и сверив показания радиокомпаса с расчетными, Руст лег на «боевой курс». □ ■ Примерный маршрут Руста из Гамбурга в Москву □ ► Замеченный на подлете нарушитель государственной границы СССР следовал по международной воздушной трассе. Информация о нем была выдана на КП радиотехнического батальона в эстонском городке Тапа, 4–й радиотехнической бригады и Разведывательного информационного центра 14–й дивизии. Фактически информация о цели уже с 14.31 была отображена на экранах автоматизированных рабочих мест дежурного боевого расчета КП дивизии. ► Оперативный дежурный КП бригады майор Криницкий не стал сразу объявлять цель нарушителем госграницы и продолжил уточнение характеристик объекта и его принадлежность, пока Руст не вышел из зон видимости РЛС бригады. Заместитель дежурного майор Черных, согласно донесению, зная реальную обстановку и то, что цель идет со стороны Финского залива к береговой черте, «действовал безответственно» и присвоил ей номер только в 14.37. ► Оперативный дежурный КП дивизии подполковник Карпец не потребовал четких докладов и уточнения типа и характера цели, «нарушив тем самым требования о немедленной выдаче цели на оповещение», а также порядок принятия решения о взлете дежурных экипажей для опознавания цели. ► По сути, было принято решение: до полного выяснения ситуации информацию «наверх» не выдавать. Над территорией Эстонии в этот момент находилось не менее десяти легкомоторных самолетов самой разной ведомственной принадлежности. Ни один из них не был оборудован системой государственного опознавания. ► В 14.28 окончательно выясняется, что гражданских самолетов малой авиации в этом районе нет. В 14.29 оперативный дежурный командного пункта 14–й дивизии ПВО принял решение о присвоении нарушителю «боевого номера» 8255, о выдаче информации «наверх» и объявлении готовности №1. ► Только в 14.45 о движении Руста сообщили на вышестоящий КП 6–й отдельной армии ПВО. ► «Таким образом, по вине КП 14–й дивизии ПВО было потеряно 16 минут времени, а главное — исчезла острота восприятия воздушной обстановки КП армии, исходя из того, что цель шла со стороны Финского залива и вошла в границы СССР», — утверждается в донесении. ► При этом дежурный КП 656–го истребительного авиационного полка в городе Тапа лейтенант Филатов еще в 14.33 привел в готовность №1 дежурные истребители, неоднократно запрашивая разрешение на их подъем, однако в дивизии дали добро только в 14.47. ► Самолет Руста тем временем приближался к Чудскому озеру. В 14.30 по маршруту полета Cessna 172R погода резко ухудшилась. Руст принял решение уйти со снижением под нижнюю кромку облаков и изменить курс в район запасного ориентира: железнодорожного узла станции Дно. □ □ 28 мая 1987 года в 18.15 гражданский самолет Cessna беспрепятственно прилетел из Германии на Красную площадь в сердце Советского Союза. В кабине: Матиас Руст из Гамбурга. Picture Alliance □ ► Цель фактически уже проходила зону сплошного дежурного радиолокационного поля на малых высотах и зоны поражения дежурных зенитных ракетных дивизионов. Было упущено драгоценное для перехвата время. ► Позже командование расценило промедление расчетов 14–й дивизии как «ничем не объяснимые, кроме как полной безответственностью, граничащей с преступлением». ► Прибывшему на КП в 14.53 командиру 14–й дивизии было доложено, что для уточнения типа цели в районе коридора №1 трассы Хельсинки—Москва был поднят истребитель. О том, что цель была обнаружена еще вблизи госграницы над Финским заливом, дежурный офицер умолчал. ► Оперативный дежурный на КП 6–й армии полковник Воронков, получив информацию о цели, спустя минуту — в 14.46 — привел в готовность № 1 дежурные силы 54–го корпуса ПВО и разрешил наконец подъем дежурной пары истребителей 656–го полка в воздух с задачей одному из них перекрыть границу, другому — опознать нарушителя режима полетов. ► Спустя еще пять минут на КП армии прибыл ее командующий — генерал Герман Кромин, который взял на себя руководство дежурными силами. Он привел в готовность № 1 все соединения и части 54–го корпуса ПВО. Командиры трех зенитных ракетных дивизионов 204–й гвардейской бригады в Керстово, находившихся на маршруте полета Руста, доложили, что цель наблюдают и готовы к пуску ракет. ► Поднятый в воздух МиГ–23 старшего лейтенанта Пучнина до 15.00 ждал, пока начальник смены Регионального центра единой системы управления воздушным движением зоны ответственности ВВС Ленинградского военного округа полковник Тимошин даст разрешение на вход в район воздушного пространства. ► Только в 15.23 при управлении с пункта наведения 54–го корпуса ПВО летчик был подведен к цели для ее опознавания. «МиГ» подлетал к цели на высоте 2 тыс. м в условиях 10–балльной облачности с нижней кромкой 500—600 и верхней 2,5—2,9 тыс. м. Руст шел почти на 1,5 км ниже, прямо под облаками — на высоте 600 м. ► При первом заходе Пучнин цель не обнаружил. При повторном заходе уже на высоте 600 м летчик визуально обнаружил цель ниже себя на 30—50 м и в 15.28 передал на пункт наведения ее характеристику: «Легкомоторный самолет белого цвета типа Як–12». ► О типе цели было доложено командованию 6–й армии, однако там не приняли никакого решения, одобрив увод истребителя. При этом у «МиГа» оставалось топливо для еще одного захода и более точного опознавания цели и, главное, определения ее государственной принадлежности. □ ■ Пролет между собором Василия Блаженного и кремлевской стеной Picture Alliance □ ► «Сигнал «Ковер» (требование немедленной посадки. — «Газета.Ru») объявлен не был», — подчеркивается в официальных документах. ► В ходе следствия Русту задавали вопрос о том, видели ли он истребитель. Немец подтвердил и говорил, что даже поприветствовал советского летчика, но никаких ответных сигналов не получил. Радиостанция самолета Cessna 172R была выключена. ► Доклад пилота МиГ–23 остался без внимания, так как посчитали, что обнаруженный самолет принадлежит одному из местных аэроклубов, где в это время шли плановые полеты. ► В это время уже почти в течение двух часов продолжались спасательные поиски Руста финской стороной. В связи с неожиданным исчезновением с экрана диспетчерского радара аэропорта отметки от взлетевшего самолета диспетчер попытался связаться с Матиасом Рустом. После нескольких безуспешных попыток самолет был объявлен терпящим бедствие, а в предполагаемый район падения направлены спасатели. ► Поиски продолжались несколько часов. Позже с Руста взыщут около $100 тыс. за «оказанные услуги». ► В 15.31 с аэродрома Тапа был поднят второй истребитель. Повторился прежний порядок наведения с задержкой перед зоной ответственности ВВС Ленинградского военного округа. Только в 15.58 на высоте 1,5 тыс. м советский летчик оказался в районе цели, но визуально ее не обнаружил и вернулся на аэродром базирования без результата. К тому моменту советские радары потеряли слабый сигнал от низколетящего одномоторного самолета Руста и переключились на сопровождение напоминавших его отражений от метеообразований. ► Здесь требуются некоторые пояснения. В середине 70–х, когда на вооружение РТВ ПВО начали поступать мощные высокопотенциальные локаторы, уже в ходе их полигонных испытаний стали обнаруживаться отметки с параметрами движения, соизмеримыми с характеристиками легкомоторных самолетов. Их шутливо окрестили эхо–ангелами. Это явление вызвало серьезные трудности при автоматизированной обработке информации. Если даже оператор их плохо различает, как научить «автомат» работать без ошибок? ► В ходе серьезных исследований и массы экспериментов было установлено, что РЛС за счет высокого излучающего потенциала могут наблюдать специфические метеорологические объекты. Это явление характерно для весеннего периода в средних широтах и при движении мощного теплого фронта. Кроме того, очень похожий эффект создает сезонная миграция плотных стай птиц. Операторам РЛС требовалась помощь в распознавании объектов такого класса. Для органов управления Войск ПВО были разработаны подробные методики и инструкции. ► Произошедшие в определенный момент значительные изменения параметров цели в течение всего лишь одной минуты не насторожили расчет и остались без должного внимания. Операторам явно не хватило квалификации. Кроме того, утрата радиолокационного контакта с самолетом Руста произошла на стыке границ ответственности двух соединений ПВО — 14–й дивизии и 54–го корпуса, где слаженность расчетов командных пунктов играет важную, если не решающую роль. ► Поднявшиеся в дальнейшем последовательно в 15.54 и 16.25 истребители с аэродрома Лодейное Поле в Ленобласти заходили уже на ложные цели. ► В это время по маршруту Руста теплый воздушный фронт передвигался на юго-восток. Наблюдалась сплошная облачность, местами дожди, нижний край облаков — 200—400 м, верхний край — 2,5—3,0 тыс. м. Поиск осуществлялся в течение 30 минут. Опускаться в облака истребителям запретили, это было слишком опасно. ► Лишь в 16.30 командующий 6–й армией лично информировал о сложившейся ситуации дежурного на КП Московского округа ПВО, сделав вывод, что цель 8255 представляет собой плотную стаю птиц. При этом в действующих методиках и инструкциях содержались необходимые сведения о том, какие виды птиц и в какое время суток могут летать в тумане и облаках, а также при каких обстоятельствах плотная стая может изменить направление полета. ► Если руководствоваться этими рекомендациями, то самолет Руста никак нельзя было отождествить с птичьей стаей. ► После получения сведений от 6–й армии Московским округом ПВО в 16.32 были включены РЛС 2266–го радиотехнического батальона в городе Старая Русса Новгородской области, а в готовность № 1 переведены дежурные экипажи на тверских аэродромах Андреаполь и Хотилово. Подъем двух истребителей оттуда к обнаружению цели не привел: летчиков продолжали наводить на призрачные метеообразования. □ □ В суде Матиас Руст должен был отвечать за нарушение советской государственной границы, нарушение международных правил полетов и тяжкое хулиганство □ ► Как выяснилось позже, потерянный самолет–нарушитель в 16.16 был обнаружен дежурной РЛС 1074–й отдельной радиолокационной роты 3–й радиотехнической бригады 2–го корпуса ПВО в Тверской области. Данные цели до 16.47 в автоматическом режиме выдавались на КП вышестоящего радиотехнического батальона. ► На КП 2–го корпуса ПВО на специальной аппаратуре «Протон–2» позже нашлись данные проводки самолета–нарушителя с 16.18 до 16.28, однако из–за низкой подготовленности соответствующих расчетов информация не была использована. ► Матиас в это время находился в 40 км западнее города Торжок, где накануне произошла авиакатастрофа. ► В воздухе столкнулись два самолета — Ту–22 и МиГ–25. На месте падения фрагментов машин работали несколько групп спасателей и специалистов по расследованию происшествия. К месту катастрофы люди и грузы доставлялись вертолетами авиационной части в районе города Торжок. Один из вертолетов находился в воздухе в роли связного ретранслятора. В 16.30 самолет Руста отождествили с вертолетом, поэтому никакого беспокойства он на этом участке полета ни у кого не вызвал. ► Воздушная обстановка в зоне обнаружения следующего подразделения, куда вошел самолет Матиаса, была тоже напряженной. Здесь боролись с пресловутыми долгоживущими метеорологическими объектами. Они наблюдались на экранах индикаторов РЛС уже в течение 40 минут (причем по нескольку одновременно). Все объекты двигались на юго–восток. Здесь Руст вновь попал «под амнистию» — был снят с сопровождения как метеорологический объект. Это случилось уже на выходе из зоны обнаружения подразделения. ► Тем не менее на командном пункте заметили курсовое отличие этой трассы от ранее сбрасываемых с сопровождения воздушных объектов. В 16.48 решением командира 2–го корпуса ПВО были подняты два дежурных истребителя с аэродрома Ржев с задачей — поиск самолетов малой авиации или других летательных аппаратов юго-восточнее города Старица. Поиск результатов не дал. ► К 17.36 на КП Московского округа ПВО появился заместитель командующего МО ПВО генерал–лейтенант Бражников, который, оценив обстановку, в течение нескольких минут поставил задачу на приведение в готовность № 1 дежурных сил зенитных ракетных войск 2–го корпуса ПВО и приказал искать цель радиолокаторами подсвета цели комплексов С–200. Это тоже не принесло результатов, так как к этому времени Руст прошел границу ответственности вышеназванного корпуса. Задачи прикрывающей Москву 1–й армии особого назначения поставлены не были. ► В 17.40 самолет Матиаса попал в зону действия гражданских радаров Московского аэроузла. В плане самолет не значился, осуществлял полет с нарушениями правил, связи с экипажем не было. Это серьезно угрожало безопасности воздушного движения в Московской авиационной зоне. До выяснения ситуации администрация аэропорта Шереметьево прекратила прием и отправку пассажирских лайнеров. ► При согласовании плана совместных действий с командованием Московского округа ПВО было принято решение о том, что гражданские специалисты сами разберутся с нарушителем режима полетов. ► Когда же обнаружилось, что нарушитель уже над городской застройкой Москвы, где полеты вообще запрещены, предпринимать что-либо было поздно. ► В 18.30 самолет Руста появился над Ходынским полем и продолжил полет к центру города. Решив, что приземлиться на Ивановской площади Кремля невозможно, Матиас предпринял три безуспешные попытки приземлиться на Красной площади. Размеры последней позволяли это сделать, но на брусчатке находилось много людей. ► После этого немец принял рискованное решение — приземлиться на Москворецком мосту. Развернувшись над гостиницей «Россия», он начал снижение над улицей Большая Ордынка, включив посадочные огни. Постовой службы ГАИ во избежание аварии на мосту включил красный свет светофора. ► Посадку Руст выполнил мастерски, если учесть, что ему пришлось снайперски попасть в область между растяжками контактной троллейбусной сети. ► Это произошло в 18.55. Подрулив к Покровскому собору и выключив двигатель, Матиас вышел из самолета в новеньком красном комбинезоне, поставил колодки под шасси и начал раздавать автографы. □ ■ Cessna на краю Красной площади. Picture Alliance □ ► Уже на первом этапе начали проявляться последствия реформы — расчленения единой системы управления Войсками ПВО страны между военными округами в 1978 году. ► Войска противовоздушной обороны СССР во второй половине 70–х развивались настолько активными темпами, что на Западе признавали их превосходство над подобными системами других стран мира. ► Завершалось переоснащение Войск ПВО на новейшие по тем временам вооружение и военную технику. Система ПВО страны в этот период представляла собой единый автоматизированный организационно–технический комплекс, который находился в постоянной боевой готовности и непрерывно совершенствовался. ► Воздушные рубежи СССР в годы «холодной войны» постоянно подвергались проверкам на прочность. Кстати, еще в середине 70–х настоящим бичом системы ПВО СССР в Северо–Западном регионе стали нарушения госграницы легкомоторными самолетами (типа Cessna, Beechcraft, Piperи др.) со стороны Финляндии. ► Как правило, причиной таких инцидентов была потеря ориентировки летчиками–любителями. ► Однако этим дело не обходилось. 20 апреля 1978 года в районе Кольского полуострова госграницу пересек пассажирский самолет Воеing 707 южнокорейской авиакомпании KAL. После безуспешных попыток принудить самолет к посадке командующий 10–й армией ПВО принял решение применить оружие. Истребитель ПВО Су–15 открыл огонь на поражение и повредил левую консоль крыла лайнера. Тот совершил вынужденную посадку на лед озера Колпиярви в районе города Кемь. Погибли два пассажира, несколько человек получили ранения. Действия командования ПВО впоследствии были признаны правильными, а все участники перехвата представлены к государственным наградам. ► К тому времени влиятельная группа высших руководителей Министерства обороны замыслила реформу ПВО СССР, которая предусматривала передачу большей, лучшей и наиболее боеспособной части Войск ПВО в состав приграничных военных округов. Решительно против этого выступал главнокомандующий Войсками ПВО страны маршал Советского Союза Павел Батицкий. ► Летом 1978 года вредное решение было принято. Корпуса и дивизии ПВО отдавались в распоряжение административно–хозяйственных структур, каковыми на практике были военные округа. Реформа проходила в неоправданной суете. Через несколько лет было все–таки принято решение вернуть войска в исходное состояние, но ущерб в ПВО вспоминают до сих пор. ► Тем временем напряженность в сфере охраны госграницы не спадала. Только на Дальнем Востоке в начале 80–х операторы радиотехнических войск сопровождали на экранах PЛC вблизи границ более трех тысяч воздушных объектов ежегодно. ► Трагической кульминацией стал сбитый 01 сентября 1983 года после проникновения в воздушное пространство СССР южнокорейский авиалайнер Boeing 747. ► Именно после этого Советский Союз был объявлен «империей зла», а на внеочередной сессии ИКАО было принято дополнение к третьей статье Чикагской конвенции 1944 года «О международной гражданской авиации», которое запрещало сбивать гражданские самолеты вне зависимости от того, над территорией какого государства они оказались. Советским руководством принимается политическое решение об ограничении применения оружия Войсками ПВО. Приказ министра обороны предписывал всеми силами и средствами принуждать нарушителей к посадке. Этот документ ситуацию не упростил, а скорее усложнил. □ ■ Матиас Руст участвует в ток-шоу, 2012 год Picture Аlliance/Jazzarchiv □ ► Офицеры ПВО стали заложниками принятых решений политического характера. И процедура принуждения к посадке таких нарушителей госграницы однозначно не определена до сих пор. ► Во время подлета Руста к территории СССР был нарушен и «святой принцип границы» — немедленная выдача информации по цели до выяснения ситуации. Однако вместо рационального анализа случившегося провала начался поиск виновных, которые обнаружились почти сразу. ► Руководством страны были сняты со своих постов три маршала Советского Союза и около трехсот генералов и офицеров. Такого кадрового погрома армия не знала буквально с 1937 года. ► В итоге к руководству Вооруженных сил и видов ВС пришли люди, на порядок (а то и на два) уступающие по своим профессионально–деловым и моральным качествам снятым маршалам и генералам.

Admin: ■ 25–05–2017Невероятный полет Матиаса Руста □ ► 30 лет назад прямо на Красной площади сел самолет «Цессна–172», за штурвалом которого находился 19–летний немец Матиас Руст. Вылетев в 13.30 из аэропорта в Хельсинки, он с отключенными, кроме приемника бортового радиокомпаса, средствами радиосвязи пересек границу воздушного пространства СССР, долетел до Москвы и приземлился на Большом Москворецком мосту. За полетом наблюдали войска ПВО, для опознания объекта были высланы истребители. Однако сбивать самолет было запрещено, так что до Москвы он добрался невредимым. Сам Руст называл свой полет «полетом мира». «Прежде всего, этим полетом я хотел способствовать миру во всем мире, — говорил он. — Вторая моя цель — посодействовать взаимопониманию между нашими народами через этот полет». Однако от тюремного заключения мирные намерения его не уберегли: юноша был обвинен в хулиганстве, нарушении авиационного законодательства и незаконном пересечении советской границы и осужден на четыре года. Впрочем, уже в следующем году он был амнистирован и вернулся в Германию. □ □ □ □ ► Произошедшее повлекло за собой многочисленные перестановки в составе высшего и среднего генералитета. Должностей лишились министр обороны СССР маршал Соколов, главный маршал авиации СССР Колдунов, главком ВВС страны маршал авиации Ефимов и еще около 300 генералов и старших офицеров. Представители советских Вооруженных сил придерживались версии о том, что полет был акцией иностранных спецслужб, причем проведенной с согласия руководства СССР. Впоследствии даже якобы появились признания высокопоставленных военных, что эта операция проводилась по указу Горбачева именно с целью чистки. □ □ □ ► Сам же Руст, вернувшись на родину, был лишен лицензии пилота. Он поступил на альтернативную военную службу в госпиталь, где набросился с ножом на медсестру, отвергшую его ухаживания. После этого он провел в тюрьме еще несколько лет, открыл в России обувной магазин, который не принес ему особого дохода, подался в индуизм и женился на девушке из Индии. На жизнь зарабатывал игрой в покер, преподаванием йоги и аналитикой для инвестиционного банка. Был еще несколько раз судим за кражи из магазинов. ► Самолет же до 2008 года находился в собственности богатого японского бизнесмена, который надеялся, что с годами его стоимость вырастет. В 2008 году он продал «Цессну» Немецкому техническому музею, в фойе которого она сейчас и находится.

Admin: ■ 26–02–2018Небо Гулаева: как самый эффективный летчик–истребитель оказался в тени ■ Николай Гулаев, летчик–истребитель, дважды Герой Советского Союза гвардии капитан. © РИА Новости/ Рунов □ ► Пятьдесят семь сбитых самолетов, два ранения и две звезды Героя — сегодня исполняется 100 лет со дня рождения советского супераса Николая Гулаева. Летчик признан самым эффективным воздушным бойцом не только в СССР, но и во всем мире. После войны его имя оказалось в тени звездных Ивана Кожедуба и Александра Покрышкина, а сегодня он и вовсе известен лишь узкому кругу любителей военной истории. О том, как воевал Гулаев, — в материале РИА Новости. □ Пять побед за бой □ ► Первая звездочка на фюзеляже «Яка» старшего лейтенанта Гулаева появилась в августе 1942–го. Летчик, не имевший тогда допуска к полетам в темное время суток, самовольно поднял самолет в ночное небо и сбил немецкий бомбардировщик. За этот бой молодого офицера «наградили» выговором и представили к ордену. ► Асом Гулаев станет в 1943–м, после того как проведет серию сверхрезультативных боев. Четырнадцатого мая в районе Курской дуги летчик в одном бою уничтожил три бомбардировщика Ju–87. Пятого июля Николай Гулаев сбил уже четыре машины противника — два истребителя Ме–109 и два Ju–87. В конце сентября 1943 года на личном счету летчика было 27 побед, за что ему присвоили звание Героя Советского Союза. Самый результативный поединок Гулаев провел весной 1944 года в небе над Румынией. Ведомая им шестерка ленд–лизовских «аэрокобр» атаковала группу из 27 немецких бомбардировщиков и восьми истребителей прикрытия. Во время боя, длившегося всего четыре минуты, Гулаев лично сбил пять машин. Первого июля 1944 года гвардии капитана удостоили второй звезды Героя. □ ■ Дважды Герой Советского Союза летчик Николай Дмитриевич Гулаев. © РИА Новости □ ► «Это был выдающийся летчик, — рассказал РИА Новости историк авиации Николай Бодрихин. — Например, над двухмоторными самолетами он одержал больше побед, чем кто–либо другой. Кожедуб сбил пять, а Гулаев — более десяти двухмоторников». ► Боевую работу на фронте Гулаев закончил в августе 1944–го — летчика, несмотря на его протесты, отправили на учебу в академию. На тот момент на счету аса было уже 57 побед, причем такое количество вражеской техники Гулаев успел «накрошить» в 69 воздушных боях. Гулаев поставил абсолютный рекорд по боевой эффективности — соотношению боев к числу сбитых самолетов. Как подсчитали исследователи, у Ивана Кожедуба эффективность составляла 0,5, у немецкого аса Эрика Хартмана — 0,4, тогда как у Гулаева — 0,8. Практически каждый его бой заканчивался победой. □ Неудобный генерал □ ► Однако Гулаев не снискал славы и регалий, которые достались его именитым коллегам Ивану Кожедубу и Александру Покрышкину. Причиной тому — непростой характер. Некоторые источники утверждают, что Гулаев в 1944–м был представлен к третьей звезде Героя, но представление «завернули» за то, что он якобы устроил дебош в московском ресторане. После войны летчик–ас командовал авиадивизией в Ярославле, затем дослужился до командующего 10–й армией ПВО со штабом в Архангельске. ► «Я лично знал Николая Дмитриевича, он был очень достойный человек, но характер у него был гусарский, любил погулять, — вспоминает Николай Бодрихин. — Возможно, поэтому он кому–то не угодил в Министерстве обороны и Центральном комитете партии». ► Сослуживцы Гулаева по 10–й армии ПВО рассказывают, что генерал не воспринимал жизнь на Севере как ссылку и всецело отдавался службе — объем возложенных на него задач был запредельный. ► «Десятая армия тогда была самая сильная и самая мощная в системе ПВО СССР, — свидетельствует председатель архангельского регионального отделения союза ветеранов ПВО Сергей Зеленин. — Главное направление пролета американских бомбардировщиков и крылатых ракет шло через Север. Под руководством Гулаева здесь создавалась сеть аэродромов и радиолокационных станций. Это грандиозная работа». ► Как вспоминают сослуживцы, среди офицеров армии все–таки ходили слухи, что у Гулаева были высокопоставленные недоброжелатели в Москве. Он мог стать главкомом войск ПВО, но кто–то тормозил его продвижение по карьерной лестнице. Возможно, свою роль сыграли фронтовая прямолинейность и нежелание пресмыкаться. □ □ ■ Трижды Герой Советского Союза летчик Александр Покрышкин, дважды Герой Советского Союза Григорий Речкалов и Николай Гулаев (слева направо) на Красной площади. © РИА Новости □ ► «Гулаев имел высочайший авторитет, хотя и не любил рассказывать о своих подвигах, — утверждает бывший офицер штаба 10–й армии ПВО полковник Георгий Мадлицкий. — С одной стороны, он был жесткий, требовательный начальник, который на дух не переносил разгильдяев и бездельников. В то же время он очень внимательно относился к людям, всеми способами старался улучшить условия их службы и жизни. Только представьте, в 1968 году он лично пригласил в нашу «деревню» Владимира Высоцкого, который приехал и выступил в Доме офицеров. Это было большое событие». ► В 1974 году Гулаева назначили на должность начальника управления боевой подготовки войск ПВО страны. Формально это было повышением, но фактически означало почетную отставку. Этому назначению предшествовали драматические события. В 1973–м норвежские экологи сообщили в Москву о том, что личный состав 10–й армии занимается браконьерским отстрелом белых медведей. ► «После двух случаев нападения белых медведей на солдат Гулаев дал распоряжение отстреливать медведей при приближении к части, — рассказывает Георгий Мадлицкий. — Генерала вызвали в Москву на парткомиссию и устроили ему разнос. Гулаев не выдержал и сказал: «Прошу встать тех, кто был на фронте». Поднялись единицы…» ► Генерал–полковник Николай Гулаев вышел в отставку в 1979–м и умер в сентябре 1985 года. Три года назад ветераны 10–й армии установили на его доме в Архангельске мемориальную доску. Ежегодно в День Победы и День ПВО к ней приносят цветы. □ ► Автор — Вадим Саранов



полная версия страницы