Форум » Личные архивы, эссе, воспоминания, исторические очерки и тематические статьи » Литературный ресурс — Произведения авторов, рекомендуемых администрацией сайта » Ответить

Литературный ресурс — Произведения авторов, рекомендуемых администрацией сайта

Admin: □ Личные архивы, эссе, воспоминания, исторические очерки и тематические статьиЛитературный ресурсПроизведения авторов, рекомендуемых администрацией сайта

Ответов - 9

Admin: Армейские будниПодполковник в отставке Папсуев Михаил Дмитриевич о службе и жизни Первая часть ■ Полковник Санин в шестидесятых годах прошлого века был назначен начальником ракетной базы, не имея высшего образования. Он в то время только учился в педагогическом институте. ■ Говорят, что когда при присвоении генерал–лейтенантского звания (Жадову) Сталину доложили, что Жадов не имеет академического образования, Сталин сказал, что он в нём и не нуждается. ■ Может, что–то подобное было и с Саниным. Но ракетная база системы С–25 ( зенитно–ракетная система по защите Москвы) была организация внушительная. Её штатная численность в то время была 2220 человек (без прикомандированных и нештатных подразделений). Из них 300 офицеров. ■ Задача базы заключалась в том, что она должна была получать с заводов «пустые» ракеты без боевых частей (БЧ), некоторых агрегатов, топлива, окислителя и пр., хранить ракеты в различных степенях готовности, проверять, ремонтировать и транспортировать в зенитно–ракетные полки по двум «кольцам» вокруг Москвы. ■ Структурно база и состояла из подразделений, выполнявших эти задачи: 1 отдел занимался контролем исправности и ремонтом ракет в двух КИСах ( контрольно–испытательная станция) 2 отдел занимался заправкой ракет горючим, окислителем, сжатым воздухом, снаряжением боевой частью и при необходимости сливом топлива и нейтрализацией ( удаление и утилизация вредных и опасных веществ) ракет. 3 отдел занимался хранением и консервацией ракет. ■ Отдел транспортировки занимался транспортировкой ракет с заводов, в полки и по технической позиции базы (сотни тягачей, водителей, полуприцепов). ■ Отдел главного механика обеспечивал базу водой и теплом. Зимой котельная сжигала 60 тонн угля в сутки, а только для охлаждения компрессорных станций необходимо было огромное количество воды. ■ Отдельный батальон охраны (позднее и химзащиты) осуществлял охрану базы на объектах и по всему периметру техпозиции (6 километров). Батальон нёс охрану в 6 караулах (один в жилгородке вместе со складами тыла, вооружения и др., и пять — на техпозиции). ■ Была ещё масса мелких подразделений обслуживания. Служили там так же и девушки–военнослужащие ( это сейчас в армии полно женщин, тогда это было как исключение — прим. ред). ■ «Получение» девушек в военкомате, подготовка их в импровизированном и переделанном под эти цели войсковом приёмнике, было поручено командованию школы по подготовке младших командиров («школы сержантов» при базе). ■ В первой партии в войсковом приёмнике было 33 девушки. «Получены» они были в тогдашнем Звенигородском военкомате. ■ За ними на армейском автобусе поехал замначальника школы по политчасти. Приехал рано. Девушки только начали собираться. Военком сказал, что надо подождать. «Проведём последнюю комиссию». Какую — не сказал. ■ Предложил одеть белый медицинский халат и идти на комиссию, «если хочешь». ■ Комиссия оказалась медицинская. Отступать было уже некуда… Китель старшего лейтенанта был под халатом , и «новобранцы» приняли его за медика. Но несколько смутились (не все) , когда в автобусе увидели ст. лейтенанта без халата и узнали, что это их командир, которого между собой стали называть «мамой». ■ Пока девушки были вместе в войсковом приёмнике, дисциплина была «железная». Огромные проблемы оказались с обмундировкой. Три дня невыпускали из рук ножницы. Одна норовит подрезать шинель — пальто, вторая платье, третьей не нравится форма головного убора. ■ Доложили о трудностях полковнику Санину. Он пришёл. Ему собрали личный состав. Разговор был коротким: «Завтра быть на разводе по форме одежды. У кого будут нарушения и неуставные изменения формы одежды, новые предметы обмундирования будут выданы за счёт нарушителя». ■ На следующий день все были на разводе без нарушений формы одежды. ■ Питались девушки в солдатской столовой в отдельной комнате. Это сейчас нет ничего необычного в том, что девушка в военной форме. А тогда… Девушки–солдатки!!! ■ Девушки пришли на обед в свою комнату. Медик Манина Нина Климовна нарезает хлеб на столе. Солдат — «ловелас» из кухонного наряда слегка тронул Нину за бочок. Обернувшись, Нина ударила солдата буханкой хлеба. Конечно, не больно, мягко, но главное — неожиданно. ■ Солдат упал на топчан. И глубоко пожалел о случившемся, так как на всю оставшуюся службу стал предметом насмешек сослуживцев. ■ Народонаселение базы было большое. Жили все дружно. Квартирные условия были таковы — сколько комнат в квартире, столько и семей. Отопление — батареи. Плита — дровяная (газ провели через много лет). Ванна была, воду грели для ванной в дровяных титанах. А в холодной воде в ваннах ( из–за этого?) плавало масло в лохматой бумаге. Холодильников не было. ■ Эти условия считались райскими. Ведь в полках (их было 56 вокруг Москвы) каждый офицер в финском доме топил свой «мартен» — небольшой угольный котелок, а жёны и дети ходили мыться в солдатскую баню раз в неделю (после солдат). Естественно, солдаты из котельной в раздевалку сверлили дыру, через которую «смотрели телевизор», когда женщины раздевались. ■ Кстати о телевизорах. Они только начали появляться. Иногда был один на подъезд. Офицеры с жёнами и малыми ребятами шли в клуб на все торжества. Особый праздник был День Советской Армии. Торжества начинались накануне, 22 февраля. ■ Личному составу вручали награды, объявлялись приказы о присвоении очередных воинских званий. ■ Всегда был концерт художественной самодеятельности. Участвовали все — солдаты, офицеры, жёны и дети офицеров и сверхсрочнослужащих. Пойдёт жена офицера или сверхсрочнослужащего в самодеятельность, или нет — вопрос не стоял. Вопрос стоял — возьмут её или нет, это было престижно. А если жена не пойдёт, то её ребёнок не будет принят в детский сад, а сама она не будет принята на работу в часть при наличии вакансий. Причём никто не обижался, это считалось справедливым. Об обращении в прокуратуру, в редакцию (а это влекло быструю и эффективную реакцию госорганов) — мысли ни у кого не появлялось. Тогдашнее наше офицерское сообщество в «законниках» не очень нуждалось, всё решал на месте и быстро командир базы (полка). ■ 23 февраля проводилось торжественное построение и обязательные лыжные «скачки». На лыжные соревнования в качестве зрителей приходили жёны и дети офицеров, начиная с саночного возраста. ■ Тут бывали свои картинки. На старте стоит сам полковник Санин. С детских санок встаёт пацан лет 3–4 , подходит к полковнику. Дёргает его за шинель и говорит: «А ты почему моему папе медаль не дал?» (А папе было не положено). Полковник оказался в затруднении и говорит: «А ты почему в зале баловался, когда я давал медали?». И пацан решил, что в неполучении отцом медали виноват он. И страшно расстроился… □ ■ Полковник Санин начальником ракетной базы был назначен не случайно. Должность высокая. Штатная категория вилочная (на усмотрение начальства) — полковник — генерал–майор. ■ До этого Санин успешно командовал полком. Командиром слыл волевым, требовательным, офицером, способным навести порядок в любых условиях. (Беда в том, что другие некоторые командиры требовательность отождествляли с грубостью. Надо иметь в виду, что, например, матерщина не всегда является грубостью. Ею, как правило, командир пользуется тогда, когда в общении с подчинённым не хватает аргументов). ■ Полковник Санин матом не ругался. Но распекать подчинённого был великий мастер. Самое веское ругательство у него было: « Предел безобразия». Но и при этом он мог довести подчинённого до «белого каления». ■ Например, были случаи, что дежурные по части менялись к 24 часам ( долго сдавали книги учёта , оружие,боеприпасы и т.д. — прим. ред.). А командир всё время находил «существенные недостатки» при приёме–сдаче дежурства по части. ■ А начальника связи полка он довёл до самой крайности. В часть пришла какая–то телеграмма по службе связи. А телеграмм из вышестоящих штабов (корпуса, армии, округа , главкомата ПВО, Минобороны) шла масса. ■ Каждый отдел и служба вышестоящего штаба старались почаще послать телеграмму к исполнению в подчинённые части. И никто не мог сказать, сколько телеграмм за неделю, за месяц пришло в часть и возможно ли их выполнить реально и по установленному времени. Никто. Но начальник РТЦ, подполковник Алёшин Алексей Михайлович , проанализировал все свои записные книжки с указаниями к исполнению. Оказалось, чтобы исполнить всё, что предписывалось командиру подразделения лично, нужно, чтобы в сутках было не менее 42 часов. Без сна и отдыха. Командир перестал его ругать за невыполнение некоторых несущественных указаний. ■ На телеграмме по службе связи полковник Санин написал резолюцию к исполнениюначальнику связи майору Бурменко. Получив телеграмму к исполнению, майор пошёл к командиру. ■ На вопрос: «Тебе чего?», майор ответил: «Товарищ полковник, Вы написали по резолюции в телеграмме, что надо делать. Я считаю, что можно сделать несколько иначе». ■ Командир ответил: «Хорошо, делай как считаешь нужным». Майор ушёл. Через 5 минут стук в дверь кабинета командира. Опять заходит начсвязи, и говорит: «Товарищ полковник, Вы изменили указания, как выполнять телеграмму. По–моему, можно сделать ещё лучше». Полковник с раздражением сказал: «Да делай как считаешь нужным!» ■ Подобную «операцию» майор Бурменко проделал и в третий раз. Вот тут наш полковник Санин страшно заматерился. Майор своего добился. Командир был спровоцирован. Спокойнейшим голосом майор Бурменко заявил полковнику: «Товарищ полковник! Если Вы ещё когда–нибудь позволите подобное в обращении со мной, то как только я пойду дежурным по части и получу в руки пистолет, я Вас застрелю». ■ У полковника отвисла челюсть и произошёл запор слов. Однако он взял телефонную трубку и позвонил начальнику штаба базы, попросил его зайти в кабинет командира. ■ По прибытии начальника штаба командир приказал майору Бурменко: «Повтори, что ты только что сказал». Майор ответил: «Да ничего я Вам не говорил. Вы объяснили, как исполнить телеграмму. Я ответил: «Есть, и хотел идти, но вы не разрешили». ■ Командир начальнику штаба: «Ты знаешь? Он только что сказал, что меня застрелит». ■ Майор: «Шутите,товарищ полковник, я ещё в здравом уме. Но похоже, что мне надо писать рапорт с просьбой о переводе в другую часть». ■ … Майор рапорт не написал, в другую часть его не перевели, но командир майора больше не третировал. Чего и добивался… ■ А полковник пыл убавил, но требовательности не снизил. □ ■ Из части убежал солдат Монахов, уроженец недалёкого от части Чехова. Проведённым расследованием было установлено, что Монахов — разгильдяй, убежал домой. Командир базы приказал командиру батареи Монахова взять командирскую машину «Победу» и ехать в Чехов за Монаховым. ■ Когда Монахова «выловили», капитан Киселёв посадил его в «Победу» и повёз в часть. Ехать пришлось ночью. На пути их следования посреди бетонки появился огромный лось. Встал как копанный. Киселёв говорит солдату–шофёру: «Попробуй подъехать ближе — насколько он подпустит» ■ «Победа» подъехала вплотную к лосю. Киселёв говорит шофёру: «Пугни его сигналом». Шофёр пугнул. В результате лось так трахнул копытом по машине, что капот оказался на крыше. Детали встречи «Победы» с лосём командиру никто не рассказал. Но машину пришлось с трудностями ремонтировать. А начальник АТС (автотракторная служба) решил заодно подремонтировать движок, который сняли с машины. ■ Вдруг полковнику Санину потребовалось куда–то срочно ехать. Позвонил в автопарк, попал на начальника АТС и приказал: «Победу к штабу». Начальник АТС ответил, что «Победа» в ремонте. Полковник повторил: «Я сказал — «Победу» к штабу!» ■ Начальник АТС знал , что с командиром шутки плохи. И приказал солдатам «Победу» без двигателя руками подкатить к штабу. За руль сел шофёр. Командир вышел из штаба, сел в «Победу» и скомандовал: «Вперёд!». Шофёр отвечает: «Не могу, товарищ полковник. Двигателя нет…» ■ Полковник взбеленился, но быстро остыл, оценив комичность ситуации.

Admin: Армейские будниПодполковник в отставке Папсуев Михаил Дмитриевич о службе и жизни Вторая часть ■ Особое место в жизни любого зенитного ракетного полка занимает боевое дежурство. И ЗРС С–25 , конечно, тоже. ■ Зенитных ракетных полков системы С–25 «Беркут» в 1 Отдельной Армии ПВО Особого Назначения[1] было 56. Дежурство несли сокращёнными боевыми расчётами понедельно. Дежурство — дело нелёгкое для некоторых категорий офицеров. Например, в стартовой батарее ракетного дивизиона было 5 взводов и, следовательно, 5 их командиров, которые несли боевое дежурство. ■ Часто получался некомплект командиров взводов. Оставалось 4, если кто–то в отпуске. Оставалось 3, если кто–то в госпитале. Оставалось 2,если кто–то сдавал экзамены в заочном ВУЗе ( многие учились тогда — прим.ред.). ■ И вот оставался 1 (один!). И дежурил он бессменно какое–то время. Некоторые ретивые (сейчас говорят «горячие» — прим. ред.) молодые жёны ходили «проведать» мужей на КПП дивизиона. Благо, кругом был лес. ■ Из личного состава срочной службы некоторые дежурили бессменно. Например, электрик взвода Жандаров Муса Юсупович. ■ Правда он говорил, что Муса Юсупович он в Дагестане, а в Подмосковье Михаил Егорович. ■ По прибытии в полк Жандаров знал русский язык так же, как немецкий или английский. То есть никак. Но электрик был грамотный, имел к концу службы 1 класс (редкость для солдат срочной службы — прим. ред.). ■ На первой для Жандарова инспекторской проверке ему светила чистая двойка. Но рядом оказался замполит дивизиона, который посоветовал проверяющему майору разговаривать с Жандаровым языком формул, цифр и схем. В результате Жандаров получил «пять» с плюсом. И ниже никогда не получал, а постоянно находясь среди русскоязычных, проблем с языком позднее больше не испытывал. ■ Но случилась беда. ■ К замполиту дивизиона пришёл комбат капитан Киселёв и доложил, что Муса взбунтовался. Требует отпуск домой. У него украли невесту! ■ …Обсудив ситуацию, решили Жандарова в отпуск не отпускать. Может устроить «варфоломеевскую ночь». ■ Накал усиливался. ■ Киселёв пришёл к выводу, что Муса может уехать самовольно. В беседе с замполитом Муса заявил, что никаких разборок в Дагестане с похитителями не будет. Он хочет разобраться, почему не уберегли невесту те, кому было положено. ■ … Из отпуска Муса приехал подавленный… В беседе с Мусой замполит посоветовал ему остаться в армии на сверхсрочную, поступить в энергетический техникум, и «во всей этой красе» заявиться в Дагестан. ■ Осуществляя эту идею, Муса стал «рыть землю копытами». Но в дело вмешался дед Мусы,который написал ему, чтобы Муса после службы возвращался домой. □ ■ Личный состав срочной службы обустраивался на боевом дежурстве хорошо. Дежурный домик, возведённый самостроем, был очень комфортным (по тому времени — прим. ред.). В дежурных сменах появились телевизоры, упервых в полках. ■ В дежурном доме (дивизион, где стояли на старте ракеты — прим. ред.) была комната командира взвода, а в РТЦ (на станции наведения ракет — километрах в трёх от дивизиона — прим. ред.) — комната для офицеров. ■ Для солдат на этих объектах ( дивизион и РТЦ) были оборудованы спальные помещения, ленинская комната, столовая, но остальные удобства — на улице. Пища доставлялась в термосах из полковой столовой (жилгородок). ■ Иногда на боевом дежурстве личный состав сам себе готовил деликатесы. Например, жарились грибы. Чтобы нажарить на стольких мужиков грибов, проблемы в протвинях не было. Были затруднения в жАре. Но и тут вышли из затруднения. Ракетчикам поставлялись высококачественные смазки на органической основе. Среди солдат и сержантов были весьма грамотные технически люди. Они пришли к выводу, что для жарки грибов лучше всего подходит ЦИАТИМ–205. Испытания привели к положительному результату !)) ■ В дежурных сменах среди личного состава было много сельских парней, которые понимали толк в сельском хозяйстве. Жарить грибы на ЦИАТИМе, кстати, додумались как раз они. Эти парни во многих дежурных сменах разводили кроликов. В клетки к ним подсаживались маленькие зайчата.Но те так и оставались зайчатами — сидели, забившись по углам клеток. ■ Стартовая позиция дивизиона занимала огромную территорию. На ней было более 15 км бетонных дорог. Имелись луговины и водоёмы. Идеальные условия для выпаса скота. Каждый полк в соседнем совхозе закупал маленьких бычков. (Тёлочки шли на маточное поголовье). Бычки запускались на стартовую позицию и паслись там до глубокой осени. Вырастали в больших красавцев. Знали свои клички. Умели бодаться. Чётко знали время привоза пищи. Как только у дежурного дома загремели термоса, бычки как один появлялись из кустов. Они умели всё. Осталось научиться курить и ругаться матом. ■ Обязательной живностью в дежурной смене был кобель. Как правило по кличке «Дембель». Он исправно нёс положенную ему службу. Часовые службу по охране дежурных ракет несли круглосуточно. «Дембель» всегда, кроме трапезы, рядом с часовым. Ночью часовой ложился на чехол подъёмника ракеты и подрёмывал (нарушая Устав караульной службы — прим. ред.). «Дембель» — рядом. При появлении постороннего он поднимал страшный лай. Вот тут и раздавался уставной окрик проснувшегося часового: «Стой, кто идёт?» ■ В одном из полков на стартовой позиции жила лосиха. Жила мирно. В конфликты с личным составом не вступала до тех пор, пока у неё не появился телёнок. Начались проблемы. Один часовой больше часа просидел на шведской стенке у дежурного взвода, а второй простоял за вертикальными рассеятелями ППР ( пункт проверки ракет, рассеятели принимали газовую струю ракеты при испытании — прим. ред.) ■ Однажды караулы на стартовой позиции в выходной пришёл проверять , как офицер штаба, начальник связи полка майор БорисОвич, прибывший в полк вместо уволившегося в запас майора Бурменко. Ранее Борисович проверил состояние связи в дивизионе. Средств связи там было много. На каждой пусковой установке был телефон. А их в дивизионе — 60. Из телефонных трубок пусковых установок оказалось вынутым ВСЁ СОДЕРЖИМОЕ. Пошла мода собирать радиоприёмники прямого усиления (затем гетеродинные) в мыльницах. Как в кинофильме « Ключи от неба» у рядового Ладоги. ■ Борисович написал разгромный проект приказа о небоеготовности дивизиона (самое страшное, что может быть в ПВО — прим. ред.) и наказании виновных. ■ Замполит дивизиона доказал начальнику штаба полка, что личный состав дивизиона не виноват. Дивизионные солдаты менее грамотные в радиотехническом отношении, чем солдаты в РТЦ. Это они — солдаты РТЦ- разукомплектовали телефоны, когда ходили в дивизион в караул! Был такой период. □ ■ Солдаты знали этот случай. А тут Борисович пришёл проверять караул. И в постовую ведомость написал массу недостатков. Дело было ранним утром. Майор после проверки решил пособирать грибов. Но попал в поле зрения лосихи. Она была с лосёнком–телёнком , и пугнула Борисовича. Так, что он, как циркач , сиганул на силовой шкаф. Силовой шкаф — сооружение выше двух метров. Причём на нём не выступает ни одной ручки, ни болта. Всё сделано «впотай». Вот так, удивительно, что Борисович, вечно жалующийся на радикулит, оказался стоящим на силовом шкафу! ■ … Меняя часовых, разводящий увидел Борисовича на силовом шкафу. Но так как сделанные в постовой ведомости замечания майора грозили всем наказанием, разводящий с удовольствием «не заметил» Борисовича . Так майор Борисович простоял на силовом шкафу до тех пор, пока повара на дежурной машине не провозили мимо завтрак для дежурной смены (и заметили «пленника»). □ ■ Почти в каждой части были офицеры — «карьеристы» . Это , как правило, были седовласые капитаны предпенсионного возраста. Таким матёрым «карьеристом» в полку был Иван Максимович Подкопаев. Войну он закончил в Берлине в звании лейтенанта, а к шестидесятым годам был уже капитаном. Женат он был на фронтовой регулировщице Екатерине, и свадьба у них была сразу после Победы. А комендант Берлина генерал Берзарин выделил им огромную трёхкомнатную квартиру сбежавшего на Запад процветавшего адвоката со всей обстановкой и утварью. ■ В беседе с секретарём парткома полка Иван Максимович сказал, что кое–что из этой квартиры он привёз в Союз в качестве трофеев. Например, после разгрузки багажа в Союзе, Катерина вынесла в кювет 6 вёдер хрусталя. ■ Солдаты, заботясь о командире, предполагая, что хрусталь — вещь дорогая, погрузили его в ящики навалом. Подкопаев до ВОВ был матросом. А в декабре 1941 года в составе 64 морской бригады (см. материалы о битве в Белом Расте рядом с Трудовой и др.— прим. ред.) с Тихого океана учавствовал в битве под Москвой. Об этом свидетельствовал шрам страшной конфигурации под мышкой от немецкого штыка. ■ Как писал А.Т. Твардовский: «Немец был силён и ловок, ладно скроен, крепко сшит. Он стоял как на подковах. Не пугай, не побежит». Иван тоже был ловок. Но не так силён. А кроме этого, подковы у Ивана были оригинальные. Позиции моряков размещались в низине. В траншеях вода. А матросам выдали валенки, оставив флотскую форму. Валенки в сырости обувка гибельная. ■ Выход нашли. Опустив ноги в валенках в воду, выскакивали на сухое место на мороз. Сверху мокрые валенки обмерзали не пропускали воду. Но ходили в них, как на коньках. В такой обувке и предстал перед немцем Подкопаев в штыковой атаке. От штыка немца он увернулся, но не совсем. ■ Иван Максимович Подкопаев был человек чести и долга , в полку руководил ремгруппой. Было такое небольшое подразделеник в части. □ ■ Более позднего «помёта» были «карьеристы» и в 25–м зенитно–ракетном полку, которые ещё несли дежурство в дежурных сменах. ■ В дежурной смене РТЦ было около 10 офицеров. Неделю в дежурной смене, как уже говорилось, были безвылазно. В свободное время занимались спортом, играли в карты, кто–то готовился к поступлению в ВУЗ, кто–то уже учился заочно и готовился к сессии… ■ Своеобразно неформально принимали в коллектив молодых офицеров. Среди прибывших из училища молодых офицеров выявлялся самый младший по возрасту. Перед строем седой «карьерист» объявлял его «юным техником» , и ему вручался пионерский значок «юный техник» ( был такой в СССР, пионерам — любителям техники вручался — прим. ред.). ■ Значок берегли. Получивший его должен был носить его постоянно под лацканом тужурки, или клапаном полевой гимнастёрки. Наличие значка проверялось каждый день. И так до очередного прибытия из училища молодых офицеров. □ ■ А лейтенант Борушевский Бронислав Адамович носил значок «юный техник» два года, так как по прибытии в полк очередного выпуска офицеров, офицера «млаже» него не оказалось… □ [1] — Действительное (закрытое) наименование, присвоенное армии, эксплуатировавшей технические и боевые средства зенитной реактивной (ракетной) системы «Беркут» (система–25) — 1–я Армия особого назначения; открытое наименование — войсковая часть 32396.

Admin: Армейские будниПодполковник в отставке Папсуев Михаил Дмитриевич о службе и жизни Третья часть ■ Итогом боевой учёбы зенитного ракетного полка были практические пуски ракет по целям на полигоне Капустин Яр. ■ На «стрельбы» каждый полк выезжал раз в два года. О подготовке боевых расчётов не было и речи — тут «гудело» всё. Но готовились и тыловики. Для полигона заготавливались лучшие продукты. В подсобном хозяйстве изничтожались свиньи, готовилось спецобмундирование, зимой делались лопаты для чистки снега. ■ А снег в КапЯре особый — у лежащего на дороге какого–нибудь комочка или бугорка в степи, а тем более у пусковых установок, ветром наметался и утрамбовывался такой сугроб, что ракетный тягач в нём не проваливался. ■ Летом выжженная трава в степи как проволока. В ней бегают суслики, иногда хорьки, и масса змей. Но лучшее время на полигоне в Капустином Яре, это весна. Степь благоухает миллиардами разноцветных тюльпанов. ■ Воздух несравним ни с чем. Но любоваться красотой приехавшим ракетчикам некогда. ■ Вперёд полка высылался офицер, который вёз на полигон списки личного состава для пропусков. «Чекисты» бдили всюду. Казармы для приезжающих на полигон были пусты. Офицер их принимал и становился временным комендантом. Все удобства не в казармах, а на улице. ■ По этой причине в полку произошёл курьёзный случай. Тыловики помимо деликатесов, привезённых с собой, решили побаловать личный состав свежей рыбкой. Вместе с рыбой интендант привёз стручковый ядовитый перец. Раздал его по стручку офицерам. Бросая в борщ по кусочку, офицеры перец израсходовали быстро. ■ А «чекист» обманул всех — он стручок опустит в борщ, помочит, вытащит из борща — в бумажку и в карман. Вот и случилась с ним беда. В наружном туалете перегорела лампочка, туалетной бумаги ( газет — прим. ред.) там никто не положил. А «чекист» прихватить её не догадался. В туалете после завершения процесса стал искать прдручные средства. В кармане нашёл бумагу, в которую заворачивал перец, и использовал её по другому назначению… Дикие мучения и тайные процедуры продолжались до «конца полигона»… □ ■ Полигонный день сильно утомляет личный состав. А офицеры, как правило, встречают на полигоне своих однокашников. Подводят по вечерам итоги жизни. Все спешат отдохнуть. ■ И только полковой «чекист» продолжает прогуливаться от туалета до казармы. Кто это видел, думал , что «чекист» что–то бдит по своей службе. И никто не знал, что виновата бумажка, в которую бдительный страж завернул стручковый перец… □ ■ В день пуска ракет на полигоне, на стартовой позиции, собирается вся полковая челядь, не задействованная в полковой работе. Там же и доктор — обязательно. ■ Проведя зачётные пуски ракет, полигон попросил отстрелять опытные ракеты, после модернизации. Пошли пуски на дальних точках стартовой позиции ( по полигонному — площадки — прим. ред.) «Гости» сидят в курилке. Одна из ракет после доработки двигателя поднялась метров на 200 и зависла. ■ Тяги двигателя хватило для того, чтобы она не упала на землю. Командир дивизиона подполковник Иванов громовым голосом крикнул: «Разбегайся, кто может!» Тучный майор–медик Копейкин сиганул через колючую проволоку так, что даже не порвал гимнастёрку. Только на проволоке оставил санитарную сумку. □ ■ На наших полигонах проводили ракетные стрельбы и ракетчики стран Варшавского Договора. Поэтому проходили интересные встречи союзников. ■ Наши военнослужащие полки на полигон следовали товарными поездами, в теплушках, техника — в других вагонах под караулом. Давался на эшелон один пассажирский вагон для штаба и офицеров. ■ Теплушки хоть и называются в народе телятниками, но для перевозки людей приспособлены неплохо. (На каждой крупной жд станции имеется представитель ВОСО ( военных сообщений), который контролирует и помогает продвижению воинских эшелонов). У них имеется всё для оборудования теплушек под людей — тачки чугунки, нары, фонари «летучая мышь». А вот туалеты — простите, нет. На каждое подразделение полка давалась одна теплушка. А так же товарный вагон под кухню, под техимущество, под дрова и т.д. ■ Товарняк шпарит, как правило, часа по 3 без остановки. На дверях теплушки зимой уже огромная рыжая наледь от солдатских жидких стараний. На кухне давно готова еда, а поезд всё не останавливается, чтобы пищу разнести по вагонам. ■ Союзники наши (сейчас уже в скобках «союзнички», кроме белорусов — прим. ред.) ездили на полигон в пассажирских вагонах, и наших неудобств не испытывали. Под Волгоградом есть крупная товарная станция — Грязь. Там военные эшелоны стоят подолгу. Однажды там друг перед другом осановились два эшелона — наш, следующий на полигон, и болгарский, возвращающийся с полигона. ■ Форма у болгар тогда была точно такая же, как у нас. А вот значки… У нас «Отличник Советской Армии», а у них — «Отличный стрелец». Через 15 минут наши значки оказались у болгар, болгарские — у нас. ■ Болгары все довольно сносно говорят по–русски. Наши загремели бачками, разнося по вагонам термоса. Мероприятие заинтересовало болгар. ■ Спрашивают: «У вас что, обед?» Наши: « Да, обед. А у вас как с едой?» Болгары: «Мы пообедали. На обед была уха, бобы и пиво». ■ Из вагона в спортивном костюме вышел замполит нашего полка. Наши: «Во, товарищ подполковник, у них пиво!» Замполит: «Если бы тебя накормили ухой и пивом, ты бы к вечеру вагон развалил». Болгары: «Что у вас на обед?» Наши: «Борщ, гречка с мясом и компот». Болгары: «Что такое гречка?» Наши: «Гречка — это каша» Болгары: «Что такое каша?» Наши : «Ну, мудила, каша это во!!!» — и показывают большой палец. ■ В окно вагона смотрит болгарский подполковник, как оказалось, замкомандира полка по тылу. Засмеялся послесолдатской беседы про еду и говорит: «Когда я учился в Ленинграде, в академии тыла и транспорта, жена всё время покупала гречку». Наш замполит: «Гречку мы вам можем организовать запросто». Болгары: «Гречку не надо, дайте газет». Замполит: « Каких вам?» Болгары: « Правду» и «Красную Звезду». Молодой лейтенант–болгарин кричит : «И обязательно «Крокодил»! ■ … Но больше всего болгарских солдат удивила многонациональность нашего полка. Увидев ефрейтора–грузина, болгарин спрашивает его: «Ты кто?» Наш: «Я — грузин!» ■ Наши быстро поняли интерес болгар к этому вопросу. Перед вагоном без всякой команды построились человек 10 солдат и сержантов разных национальностей. А на правом фланге типичный кореец! ■ Плосколицый, кривоногий — старший сержант Хван. Ему болгары особенно удивились. Не русский и командир. В школе это им говорили. Но это в школе. А тут вот они, русские, то бишь СОВЕТСКИЕ. ■ И всё правда.

Admin: Армейские будниПодполковник в отставке Папсуев Михаил Дмитриевич о службе и жизни Четвёртая часть ■ Армия на Руси всегда пользовалась любовью и уважением народа ( были и другие времена — развала СССР в 90–е годы 20 века, когда стравили и советскую армию с населением, которому она якобы мешала идти к счастью и демократии. Не помешала, мы уже там. — прим. ред). Но всегда попадались остряки — «доброжелатели» , которые на армию смотрели иначе. ■ Некоторые из «гнилой интеллигенции» и в наше время говорят, что у офицера в мозгу две извилины и те от военной фуражки. ■ Кощунство! ■ В смутное время (1989—2005) был период , когда военные училища испытывали дефицит абитуриентов. Но, например, в 1954 году в Ярославском ракетном училище было по 8 абитуриентов на одно место ( в 1971 в Минское ВИЗРУ — 7 человек на место — прим. ред., поступившего в 1971 г. туда). Пока кто–то из них не пустил слух, что училище готовит каких–то ультраподводников. Половина разъехалась по домам. Слух сыграл свою роль потому, что секретность была страшная. Даже офицеры училища, не связанные с учебным процессом по спецпредметам, не допускались в учебные корпуса, и не должны были знать, кого готовит училище. ■ И только в 1956 году они были допущены в учебные корпуса и с ними были проведены ознакомительные занятия. ■ Не обошлось без курьёзов. В учебном корпусе в коридоре на «козелках» лежала пустая учебная ракета во всей красе. Большие отсеки были пусты, вместо металлических люков — прозрачный плексиглаз. Внутри всё видно. ■ Занятие с офицерами проводит подполковник Белов. После звонка в коридор из аудитории вышли курсанты. Закончил занятие и Белов. На его обращение к слушателям–офицерам, какие будут вопросы, спрашивает начальник физподготовки училища майор Кривошеин: «То, что вы объясняли, всё очень интересно и понятно. Я только не понял, куда в ракете садятся наши курсанты?» ■ Он долго ходил у отсека боевой части ракеты — «Для 300 кг взрывчатки места много, но отсек никак не приспособлен для пребывания там людей».))) ■ В ракетных войсках офицеры всегда представляли цвет (элиту , как сейчас говорят, но не шоу–бизнес и прочее подобное явление — прим. ред) молодёжи страны. И войска всегда испытывали дефицит достойных кадров. На этапе создания современной системы ПВО г. Москвы вопрос кадров решался кардинально. ■ Ракеты уже выпускал Тушинский завод. Позиции, дороги, коммуникации достраивали заключённые под руководством Л.П. Берия (а его сын был одним из Главных конструкторов этой системы «Беркут» (С–25) — прим. ред.), промышленники монтировали оборудование. А спецов–ракетчиков нет… ■ Как говорили раньше, Партия и Правительство толково решили задачу кадров. Из запаса были призваны все толковые военнообязанные с радиотехническими специальностями. Призваны были в армию и призывники, окончившие техникумы. На год их поместили в «чернышевские казармы» в Москве, в «коробочку». Занимаясь там теорией, они постоянно были и на практике на Тушинском заводе. Получив звание «младший лейтенант» (шуточно — «микромайор» ) , направлялись по частям 1 Армии особого назначения. Заодно поженившись на научных сотрудницах Тушинского завода (без приказа начальства). ■ Так решили вопрос с военными техниками — офицерами 1 Армии ОН. ■ А инженеры? ■ Так же призвали спецов из запаса и взяли выпускников с последних курсов профильных институтов. Определили их на полгода–год в военные академии и военные училища. Так решили вопрос с военными инженерами – офицерами 1 Армии ПВО ОН. □ ■ Офицеры всегда тянулись к знаниям и учились. Учились в академиях. Но туда было поступить нелегко. При поступлении в академию помимо знаний, необходима была и соответствующая должность, и ходатайство командования. ■ Например, в ВПА (Военно–политическая академия) им. Ленина можно было поступить только с должности командира роты и выше. Поэтому многие офицеры учились в профильных гражданских инженерных ВУЗах. Строевые офицеры и политработники учились в педагогических институтах. ■ А Малышев Сергей Иванович из ракетной базы окончил даже Ленинградский кораблестроительный институт. Учёба в гражданских ВУЗах поощрялась командованием. Заочнику давался учебный отпуск для сдачи экзаменов и зачётов. Но за время учебного отпуска офицер получал денежное содержание не более 100 руб. ( в сопоставимых ценах это неплохо — прим. ред.). ■ Были и студенты–подпольщики, которые учились тайно, не по профилю должности. Был такой офицер и на ракетной базе. Учился в институте иностранных языков. Изучал язык «Хинди». К концу учёбы в институте, решил уволиться из Армии. Не увольняют (тогда из армии до 45 лет уволиться можно было только через психушку или по серьёзной болезни, или через тюрьму — прим. ред). ■ Тогда он начал «молиться Богу». Купил икону. Повесил её в общежитии в угол и начал молиться. В 60–х годах 20–го столетия в армии это был великий криминал ( сейчас батюшки помогают воспитывать служивых, заодно заменяя советскую идеологию религиозной, раз другой нет — прим. ред.) Естественно, доложили начальнику политотдела. Тот вечером пришёл в офицерское общежитие . В углу действительно висит икона. Попытки начальника вразумить офицера не привели к успеху. Офицер уверяет начальника, что верит в Бога. ■ Начальник говорит: «Живёте то в комнате не один. Твои соседи атеисты. А ты повесил икону». Тогда офицер снял икону из угла и повесил на спинку своей кровати. Продолжает молиться. В конечном итоге офицер добился того, что его уволили из армии как «чокнувшегося». А через полгода он уже работал в Советском посольстве в Дели (Индия). ■ Решил уволиться из Армии и командир ракетного взвода ст. лейтенант Котов. Тот избрал другой путь. Боевое дежурство нёс исправно. Тут шутки плохи — враз посадят. Но сменившись с дежурства — пропадал из полка. Являлся в полк на 10–й день. Позже нельзя — будет дезертирство (по закону). Близко к трибуналу ( военный суд — прим. ред) ■ Решили прижать его за плохую подготовку подчинённого ему личного состава. Проверили его боевые расчёты, а они все действуют отлично. Он пока находится на боевом дежурстве, гоняет расчёты до изнеможения. Его наказывали, арестовывали. Но образ жизни Котов не менял. Уволили . ■ Кстати, об аресте офицеров. Был случай, когда арестованный старший лейтенант самостоятельно направлялся на гауптвахту. Ему выписали предписание убыть на гауптвахту, но он пропал на месяц. По возвращении в полк его призвали к ответу: «Где был?» ■ Отвечает: «Ходил на гауптвахту». ■ «Как?» ■ «А вот так — мне выписали предписание на гауптвахту, но проездных документов не дали. Денег у меня не было. Я ходил в Москву пешком. Это 100 км туда и 100 км обратно. По уставу режим движения: 5 км пути — 10 минут привал. Итак, все 200 км. В полк я прибыл по уставу вовремя». ■ Вот тебе и две извилины в мозгу…

Admin: Армейские будниПодполковник в отставке Папсуев Михаил Дмитриевич о службе и жизни Заключение ■ Армейские будни — понятие очень ёмкое. Оно включает в себя повседневную жизнь воинского коллективас его боевой деятельностью и трагикомичными случаями в быту, начиная с чистки сапог , и кончая несением службы на Посту № 1, то есть у Знамени части. Кстати, о сапогах. ■ Давайте ими и завершим наши рассуждения. Очень долго сапоги критиковали все, кому не лень. В том числе и те, кто понятия не имеет об армейской жизни. Сапоги — де не эстетичны, не удобны, портянки — мука. ■ Ложь! ■ Обувью в русской армии всегда были сапоги. И.А. Крылов в своё время писал: «Коль сапоги начнёт точать пирожник, а пироги печти сапожник, то дело не пойдёт на лад». ■ Когда дело поставлено по Крылову, результаты нам хорошо известны (оглянись, читатель, вокруг, чтобы убедиться — прим. ред). Например, все знают результаты работы «профессионалов»: пирожника — табуреткостроителя Сердюкова и его подельницы гениальной мошенницы экономкласса Васильевой. ■ А сапоги? ■ Что может быть лучше при российском климате, грязи и снеге? Даже в жару! Вспотели ноги — снял сапог, перевернул портянку другиой стороной, и вперёд! ■ Носок не перевернёшь, как портянку. Его нужно вовремя стирать, а где, и как, например в походе? Или носить с собой мешки постиранных заранее? □ ■ Не думаю, что замена сапог на ботинки в Армии большой прогресс. ■ А решать любые армейские вопросы на долгие времена должны люди компетентные и честные, любящие свою Родину. ■ Чтобы армейская служба была на пользу России и в радость её служивым.

RevALation: Когда в 2002 году меня призвали на военные сборы (учения) в ЗРП под Киржачем, стояла жара (горели торфяники). Нам выдали полусапоги и кадровые офицеры полка нам завидовали, поскольку в берцах им было несладко. НО! Сапоги сапогам рознь. Использовать для сапог кирзу образа прошлого века — это тоже не дело. Форма — одно, качества материала — другое.

Admin: Арсений ОдуорбИтак, она звалась ТатьянойИз воспоминаний подполковника Курильчика Виталия Куприяновича о первых послевоенных воинских частях ПВО, оснащённых специальным (ядерным) оружием. □ Справка: «Татьяна» стояла на вооружении с 1958 по 1965 г. Сам комплекс ПВО С–25 «Беркут» ( два «кольца» вокруг Москвы) стоял на вооружении с 1953 по 1989 г. □ ■ Передвижные ремонтно-технические базы (ПРТБ) в 1 ОА ПВО ОН были сформированы в 1957 году и предназначались для технического обслуживания , хранения и снаряжения специальных боевых частей ракет системы С–25. (Министр обороны Г.К. Жуков в конце пятидесятых годов потребовал так поставить дело, чтобы регламентными работами с данными «изделиями» могли заниматься не только доктора наук в белых халатах, но и обычные технари в линейных частях ПВО и стратегической авиации). ■ Личный состав необычного подразделения был из 36 человек — все офицеры. ■ Несколько месяцев, пока на базу не доставили специзделия, зубрили теорию под руководством специалистов из «ящиков», а в 1958 году поступили реальные боеголовки ракет. Основная модель ракеты имела маркировку 207Т, с 1957 года она серийно выпускалась на Тушинском машиностроительном заводе и благодаря индексу «Т» звалась на военном жаргоне «Татьяной». □ ■ Войсковая часть 03251 (Московская область) была сформирована в 1957 году .Первым командиром был назначен полковник Ерёмин Юрий Иванович, фронтовик, орденоносец. Это был порядочный, требовательный, прямой офицер, хороший командир и семьянин, большой любитель спорта, активной и тихой охоты, рыбалки, бильярда, преферанса и домино. ■ Главным инженером был назначен полковник Склауни Виктор Васильевич. Это был грамотный инженер, культурный, интеллигентный , самолюбивый, прекрасно играл на пианино.Он никогда не стеснялся высказать своё мнение любому начальнику, даже если это тому было не по нраву. ■ Для укомплектования и пополнения в/ч 03251 офицерами–ракетчиками резервом служила ракетно–техническая база в/ч 52147, на территории которой и расположилась новая спецчасть. Для заполнения вакансий оттуда в 1957 году были переведены на различные должности офицеры Калашников, Жильцов, Волошин, Губский, Стасенко, Герасимов, Кузьмин, Копачков, Завидеев, Машков, Якименко, Панов, Смоликов и другие. Всех, конечно, я не помню — ведь это было 58 лет тому назад… ■ Войсковая часть 03251 была предназначена для хранения, обслуживания и доставки в зенитно-ракетные полки 1 Отдельной Армии ПВО ракет со спецзарядами. ■ В полках в постоянной боевой готовности стояли ракеты с обычными боевыми зарядами , а со спецзарядами были в резерве на «особый период». Но даже во время «Карибского кризиса» эти ракеты так на БД поставлены не были, ответственность никто на себя не взял. ■ Охране ракет со спецзарядами придавалось особое значение, поэтому была сформирована специальная рота охраны, солдаты туда подбирались по особенному. ■ Режимные мероприятия были очень строгие — при вскрытии хранилища с ракетами должны были присутствовать не менее двух офицеров. Температурный и влажностный режим поддерживался в строго установленных пределах, и постоянно контролировался самописцами. Проход на территорию части со спичками и папиросами был строго запрещён. ■ Во всех зданиях несли службу солдаты–контролёры. ■ В в/ч 03251 во время её формирования в штатах не было должностей политработника и начальника штаба. Должность начальника штаба появилась только в 1970–х годах (начальник штаба в/ч 52147 был допущен только на территорию в/ч 03251, а в хранилища и технологические здания не допускался. А начальник политотдела «большой» в/ч 52147 не имел допуска даже на территорию в/ч 03251 , что очень задевало самолюбие полковника Караванского). ■ Технической подготовке личного состава придавалось большое значение. К регламентным работам на ракетах допускались только с оценкой «4» и «5». ■ По технике безопасности ежемесячно проводились занятия с оценкой знаний. Перед работами ежедневно проводился инструктаж по технике безопасности. ■ На рабочем месте при проведении регламентных работ должны были быть только те инструменты и расходные материалы, которые нужны были для конкретных проводимых операций на «изделии». Всё это проверялось по описи перед началом работ и по окончании их. Спецодежда была — белые халаты и кепочки. ■ Все работы выполнялись строго по инструкции — начальник группы зачитывает порядок выполнения операции ( а не на память, даже если знает наизусть), оператор выполняет операцию, начальник бригады (или сам главный инженер) контролирует выполнение операции. Итого- трое на одной операции. Таким образом, нарушения технологии выполнения операций были исключены. □ ■ Я в в/ч 03251 попал случайно. ■ Начальник группы майор Кузьмин перевёлся в другую часть, а на его место подобрали офицера из нашего отдела (в/ч 52147), хорошо игравшего в футбол.Но он купил в Москве у какого–то иностранца джинсы, а его проследили «сыщики» ( или сдали сослуживцы), и материалы «преступления» поступили к оперуполномоченному КГБ в гарнизоне Т. майору Мезинцеву. И «футболист» не прошёл проверку КГБ, и в в/ч 03251 его неперевели за контакт с иностранцем и покупку джинсов с рук. ■ Так , благодаря джинсам , я попал служить в элитную в/ч 03251. О моём переводе со мной никто не беседовал из командования этой части. В биллиардной (в клубе, на 1 этаже) я встретился с начальником отдела кадров капитаном Баляйкиным, и он мне сказал, чтоб я завтра утром пришёл к нему оформить документы о переводе. ■ У меня в это время были натянутые отношения с моим начальником отдела в/ч 52147 майором Малининым В.А. , поэтому это ещё сильнее подтолкнуло меня к переводу в в/ч 03251. ■ Так я стал офицером спецчасти. ■ В в/ч 03251 все офицеры ежегодно проверялись медицинской комиссией на допуск к работе с радиоактивными веществами. По этой причине из–за фронтовых ранений и сопутствующих заболеваний полковник Склауни В.В. был не допущен к работе и переведён на «большую базу» в/ч 52147. Вместо него на должность главного инженера пришёл полковник Алин Валентин Николаевич. ■ В в/ч 03251 я прослужил до 1982 года и уволился в запас подполковником. ■ В 1965 году меня послали в командировку в закрытый город Арзамас–16 для участия в разработке новой техники. ■ Билеты для поездки в Арзамас–16 продавались не на жд вокзале, а во дворе дома у Кузнецкого моста. Кассам же сообщалось о будущих пассажирах. ■ Поезд в Арзамас–16 приходил только ночью, из купе всех пассажиров высаживали для проверки купе и вещей, досмотр проводился без присутствия владельцев–пассажиров. Досмотр длился не меньше часа. И только после тщательной проверки вещей и документов разрешали возвращаться в купе, и поезд ехал в закрытую зону. ■ В самой зоне Арзамаса–16 был очень строгий режим. Для входа на объект надо было предъявить пропуск, который на руки не давался, а хранился в специальной ячейке под номером. Нажимаешь кнопку — выпадает пропуск, отдаёшь его контролёру–солдату, тот смотрит на фото и сличает с внешностью. Если претензий нет, передаёт пропуск другому контролёру — тоже солдату, тот проводит аналогичную проверку. ■ И так — каждый день. □ ■ В те годы в Арзамасе–16, в отличие от всей страны, было ИСКЛЮЧИТЕЛЬНОЕ обеспечение — все «дефициты» продавались свободно, что продукты, что продтовары. Машины «Волга», «Москвич», «Запорожец» были в СВОБОДНОЙ продаже, но только для постоянно проживающих и работающих в городе. («Жигулей» не видел, их пока не выпускали).Как говорил Н.С. Хрущёв, это был город коммунистического быта. □ ■ За время службы в в/ч 03251 я неоднократно был на госполигоне Капустин Яр. Там мы принимали участие в испытаниях новой техники и в подготовке наших ракет к пуску по целям с имитаторами спецзаряда. ■ Все пуски (пускали расчёты полков, мы только готовили и проверяли ракеты с имитаторами спецзарядов перед пуском) всегда проходили успешно. ■ Будучи в Капустином Яре, я однажды оказался невольным свидетелем атомного воздушного взрыва — зрелище весьма впечатляющее, ярчайшая вспышка, затмившая свет солнца, формирование «гриба», оглушительный звук. Это было в 1961 году (я тогда ещё служил в в/ч 52147). Наблюдал наш расчёт с 30–й площадки. Об этом взрыве упоминается в книге ветерана ГНПО «Гранит» Г.Г. Котова «Как это было». А об испытаниях наших ракет со спецзарядами очень подробно описано в книге Павла Гайдукова (г. Минск) «Атомные лейтенанты» https://ru.scribd.com/doc/93138812/АТОМНЫЕ-ЛЕЙТЕНАНТЫ, а так же в книге Бориса Чертока «Ракеты и люди. Горячие дни холодной войны»), М. Первова «Зенитное ракетное оружие ВВС и Войск ПВО», в официальной «Хронологии испытаний … оружия СССР. 1949—1962 гг.» взрывы 1 и 3 ноября 1958 г. (приведены в общей таблице под номерами 82 и 83 (http://militaryrussia.ru/blog/topic-788.html ) □ ■ До сих пор офицеры помнят и блок управления, и сам заряд в виде укрытого литиевыми брикетами шара размером с футбольный мяч (тяжелый этот шар можно было приподнять одной рукой), и шестнадцать серебряно–цинковых батарей напряжением 24 вольта… □ ■ Февраль, 2015 г.

Владимир Пузиков: Пострадавший гусьВладимир Пузиков Призвали Сашку Гречкина на воинскую службу в конце шестидесятых годов. Судьба – злодейка забросила его в секретную ракетную часть, в глухие леса и болотистую местность Калужской области. Даже название ближайшего старинного города говорит само за себя – Боровск. Зимы стояли суровые, с жесткими морозами, метелями и буранами. Служили в части призывники из республик Средней Азии и некоторых областей Союза. Но особенно много ребят было с Урала, а среди них немцев. После курса молодого бойца только Сашка и немец Коля Гофман были распределены в отличную роту майора Голобокова. Чему обязаны они такой великой чести – история умалчивает. Уралец из города Губаха Пермской области ежился от мороза так же, как и «сын степей» Сашка со Ставропольского хутора. Сашка интересуется: - Рядовой Гофман! Ты что, замерз? А еще с Урала, не позорься! Потирая красный нос армейской варежкой, отвечает: - У нас морозы сильнее, но ветра нет! А здесь и снег, и мороз и ветер! Рота по составу была специфическая: десять солдат и сорок офицеров. Боевая задача состояла в проверке и наладке бортового оборудования зенитных ракет. Вся страна, в том числе и Советская Армия, готовились к большому по тем временам Юбилею: 100 – летию со дня рождения В.И.Ленина. Соревновались под девизом «За достойную встречу!» В отличной роте, кроме двоих молодых, грудь сержантов и солдат украшали начищенные до блеска зубным порошком или пастой «Гойя» значки: «Отличник боевой и политической подготовки», «Спортсмен – разрядник», «Классный специалист». Но везде есть завистливые люди, в том числе и в армии. Находились «доброжелатели», которые хотели столкнуть роту с « пьедестала». Если приезжала проверка из штаба округа, ее сразу - в отличную роту. Мотив: - Вы отличники, вот и отдувайтесь! Ротный майор Голобоков и взводный старший лейтенант Скворцов «спуску» подчиненным не давали! Подъем, и каждое утро «легкая пробежка» три километра по бетонке. Воскресенье: лыжный кросс десять километров в кирзовых сапогах на тяжеленных лыжах, да к тому же без подбора смазки. От турника и брусьев у воинов на руках мозоли не проходили. А уж о строевой подготовке и говорить нечего: подошвы «горели», только успевай каблуки и подметки набивать. *** Январь 1970 года, инспекторская проверка министерства обороны. Заключительный этап – стрельбы из личного оружия на полигоне. Оружие у ракетчиков одно: карабин СКС 7,62, больше им ничего не положено. Рота выдвигается на полигон: снег в лесу лежит до метра, жесткий встречный ветер, узкую тропинку тут же заметает, мороз около тридцати. Пришли на полигон, заняли боевые позиции. Каждому раздали по пять патронов: два пристрелочных, три контрольных. Команда «К бою!», затем «Огонь!», осмотр мишеней. Осмотрели: у Сашки мишень чистая, у уральца – охотника Кольки два поражения и оба в десятку. Вернулись на исходный рубеж, Сашка шепчет другу: - Выручай, стрельни по моей мишени хоть разок. Две недели утром масло буду тебе отдавать. Иначе роту подведем. Коля заповедь знает: «Сам погибай, а товарища выручай!» Только и сказал: - По рукам… Снова: «К бою!», «Огонь!» Сашка лежит на снегу, затаил дыхание, как учили, ищет цель. А это непросто! Рукавицу с правой руки сбросил, пальцы примерзают к металлу, снег в лицо, тает, и влага застилает глаза. Но вот цель в прорези прицела, воин мягко нажимает на спусковой крючок, сильная отдача в плечо. Стреляют все; грохот, запах пороховой гари, во все стороны летят стреляные гильзы. Сашка отстрелялся, доложил: - Рядовой Гречкин стрельбу закончил! Звучит команда: - Подъем! К осмотру мишеней бегом… Подошли проверяющие. Полковник министерства с тетрадкой и карандашом: - Доложите! Доложил строго по армейскому Уставу: - Рядовой Гречкин! Три десятки! Проверяющий посмотрел на мишень, потом на сияющего рядового, недоверчиво ухмыльнулся, но циферки в ведомость пометил. У Гофмана результат был похуже, на троечку. Когда все отстрелялись, здесь же подвели итоги, поощрили отличившихся: - Рядовой Гречкин! За отличную стрельбу десять суток отпуска домой! *** Прошло три месяца, а в отпуск все не пускали. Отпускная практика была отрицательной: отгулявший отпуск уже не служил, а с ленцой дослуживал. В наряд на работу такой воин шел старшим, грязную работу не выполнял, а руководил молодым пополнением. В наряд на службу «дед» заступал заместителем начальника караула или разводящим. Старослужащий уже не мерз на периметре охраняемого объекта, когда от тридцатиградусных морозов в лесу трещали деревья, не мок под мерзким осенним дождем, когда не спасает ни шинель, ни плащ-накидка, а «служил» в теплом караульном помещении. Дедовщина и сейчас является самым негативным в армии, только приобрела она более жестокие и изощренные формы. Но сегодня это не наша тема, наша тема – гусь! Где же он? *** Наконец-то в штабе части Сашке выписали документы на проезд по железной дороге. Но, разве уважающий себя солдат позволит тратить на это дело отпускное время? Ведь, даже школьник сообразит: из пункта А в пункт Б самолетом быстрее! Сашка в аэропорту Домодедово доплатил разницу за билет и через два часа в Мин-Водах – воротах Северного Кавказа. А там до родного хутора рукой подать. *** Десять дней пролетели мигом, пора собираться в обратный путь. Сашка укладывает в большую спортивную сумку подарки для друзей: на дно - резиновую грелку, в нее полтора литра самогона, сверху - сало и чесночок, пару колец домашней колбаски, маринованные грибочки и соленые огурчики. А еще мамины пирожки с капусткой, картошечкой и печенкой, сдобные плюшечки и кренделечки. А на самый верх огромного, жирного, с блестящей корочкой, умопомрачительным запахом копченого гуся! И на десерт во все пустые места, куда только можно, натолкал шоколадных конфет. Посидели с родными «на дорожку», и в обратный путь. В штаб части рядовой Гречкин прибыл последней электричкой. Заспанный помощник дежурного сделал отметку в журнале, сумку проверять не стал. В казарме друзья не спали. В сушилке накрыли стол, отметили прибытие. Сашка устал с дороги, самогон пить не стал, посидел немного и ушел спать. На следующий день, четверг, регламентные работы. На своем рабочем месте надо скрести, грести, мести, все натирать до блеска. Рядовой Гречкин по штату был электриком и в электрощитовой кисточкой, техническим спиртом промывал окислившиеся контакты оборудования. Часов в одиннадцать в щитовую зашел капитан Фунтиков, начальник расчета, в котором состоял Сашка. Постоял, принюхался, помолчал, вышел. Минут через десять такую же процедуру проделал капитан Кудрявцев, начальник расчета, в котором по штату состоял рядовой Гофман. В полдень Сашку вызвали «на верх», в кабинет начальника отдела подполковника Зиневича. Здесь же с загадочными, таинственными лицами, молча, сидело все руководство отдела, вплоть до самого низшего звена - командира отделения. Понятно, в отделе – ЧП (чрезвычайное происшествие). Подполковник Зеневич, здоровый мужик, бывший моряк, попавший в ракетчики после Хрущевского сокращения Военно – Морского Флота, протер платочком массивные очки, начал решительно: - Предупреждаю, запираться бесполезно! Гофман во всем сознался! Отвечай, копченого гуся привез? Сашка быстро сообразил: «О спиртном начальник ни слова! А в копченом гусе криминала нет!» И ответил: - Да! Гуся привез… Угостить друзей…Подполковник Зеневич расцвел широкой, довольной улыбкой - вопрос разрешился без проблем: - Вот и чудненько. Вот и хорошо. Секретарь партийной организации, немедленно собирайте коммунистов на собрание! Сашка – молодой кандидат в члены КПСС, обреченно спустился на первый этаж, зашел в цех к Коле. Гофман был замечательным столяром – краснодеревщиком, и это пригодилось на службе. Он ремонтировал строгальный станок, руки тряслись, как у последнего алкоголика. Сашка спросил: - Коля! Ты чего? - Чего, чего … Видать самогонки перебрал… А капитан Кудрявцев «усек»! Уже через полчаса открыли собрание: утвердили повестку дня, обсудили и подвергли критике провинившихся. Постановили единогласно: за допущенные проступки «строго наказать»: - Рядовому Гофману – пять нарядов вне очереди! - Кандидату в члены КПСС рядовому Гречкину – ограничиться обсуждением! Из этой истории Сашка сделал для себя вывод: состоять в партии не так уж и плохо. Пострадавшим в этой истории оказался только гусь. А воины звание отличной роты не посрамили: на Юбилей рядовые Гофман и Гречкин были поощрены фотографированием у развернутого Знамени войсковой части. На фото: Слева направо: Коля Гофман, лейтенант Скворцов, автор. 2009 г. г. Благодарный http://www.proza.ru/2011/03/30/1298 Отредактировано — Admin

Владимир Пузиков: ЛАРИОНОВ ВАСИЛИЙ ИВАНОВИЧ НА ВОЙНЕ (Командир в/ч 02014 с 1967 по 1974 годы) Ларионов Василий Иванович родился в 1923 году. Весной 1941 года, в возрасте восемнадцати лет, Рубцовский райвоенкомат Алтайского края призвал его в РККА и направил на учебу в артиллерийское училище. Вскоре началась война. Курсантов обучили военному делу по ускоренной программе и направили в распоряжение штаба 443-й стрелковой дивизии, формировавшейся в г. Томске. В январе 1942 дивизия была переименована в 284-ю стрелковую дивизию (2-го формирования). В ее состав входили: 1043, 1045 и 1047 стрелковые полки, 820 артиллерийский полк, 334 отдельный истребительно-противотанковый дивизион и другие подразделения. В апреле 1942 года 284-я стрелковая дивизия была направлена на Брянский фронт, где вступила в первый бой в районе Касторное. Дивизия сдерживала врага на Воронежском направлении, прикрывала отход соседних частей для занятия ими обороны на реке Дон. Воины-сибиряки в сражениях с фашистами показали образцы мужества и стойкости. Вместе со своими земляками проверку на воинскую доблесть прошел и Василий Ларионов. В одном из июльских боев он был ранен. 3 августа 284-ю стрелковую дивизию, потерявшую в боях значительную часть личного состава, вывели на отдых и пополнение. К середине сентября командир 284-й СД, подполковник Батюк Николай Филиппович сумел хорошо укомплектовать и вооружить части дивизии. Ее численность составила 10 тысяч человек, в том числе три тысячи матросов. Василий Ларионов командовал 1-й батареей 820-го артиллерийского полка 284-й стрелковой дивизии. В конце сентября 1942 года дивизия вошла в состав 62-й Армии Сталинградского фронта, заняла на берегу Волги рубеж: овраг Банный – Мамаев курган – овраг Долгий. Кровью солдат и командиров была полита русская земля, 137 суток они сражались с фашистами, но не отступили ни на шаг. Это к ним напрямую относятся известные слова знаменитого снайпера дивизии В. Зайцева: «За Волгой для нас земли нет!» 3 ноября Василий Ларионов находился на наблюдательном пункте на высоте 102,0 в сотне метров от переднего края противника. Под шквальным артиллерийским и минометным огнем неприятеля ему удалось разведать четыре минометных, три артиллерийских батареи и подавить их нашей артиллерией. 12 ноября с того же наблюдательного пункта Василий Ларионов осуществлял корректировку боевыми действиями артиллерийского дивизиона 820-го артполка. В результате чего, были уничтожены два вражеских шестиствольных миномета, минометная батарея и подожжен склад с боеприпасами. 21 декабря части 284-й стрелковой дивизии пошли в наступление. Артиллерийский дивизион 820-го артиллерийского полка своими успешными действиями оказал большую помощь пехоте в продвижении вперед и выполнении боевой задачи. Огнем наших батарей было разрушено шесть блиндажей и уничтожено два станковых пулемета. 2 декабря 1942 года командир 820 артполка, майор Семерич Петр Романович и начальник штаба, старший лейтенант Адаховский Станислав Михайлович представили старшего лейтенанта Ларионова В. И. к первой боевой награде – ордену Красной Звезды. 16 декабря 1942 года командир 284-й стрелковой дивизии, подполковник Батюк Н. Ф. подписал приказ о его награждении орденом Красной Звезды. *** Указом Президиума Верховного Совета от 9 февраля 1943 года 284-я стрелковая дивизия была награждена орденом Красного Знамени. 1 марта преобразована в 79-ю гвардейскую стрелковую Краснознаменную дивизию. С 5 апреля полкам дивизии присвоили новые номера. 1043 стрелковый полк получил наименование – 216 гвардейский стрелковый полк; 1045 стрелковый полк – 220 гвардейский стрелковый полк; 1047 стрелковый полк – 227 гвардейский стрелковый полк; 820 артиллерийский полк – 172 гвардейский артиллерийский полк. 16 апреля 1943 года 62 армия была преобразована в 8 гвардейскую армию. В это время армия входила в состав Юго-Западного фронта и занимала линию обороны вдоль левого берега реки Северский Донец в районе города Изюм Харьковской области. ИСТОЧНИКИ: Ларионов Василий Иванович, 1923 г. р. Наградной лист. Сайт: Подвиг народа. 284 стрелковая дивизия. Выписка из журнала боевых действий за декабрь 1942 года. Сайт: Память народа. Владимир Пузиков Г. Благодарный 8 ноября 2015 г.



полная версия страницы