Форум

Политика, экономика, общество, культура — расследования, мнения, комментарии. Часть 1

Admin: ■ Тематические и аналитически публикации, статьи, обзоры, эссе и комментарииПолитика, экономика, общество, культураРасследования, мнения, комментарииЧасть 1

Ответов - 300, стр: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 All

Admin: ■ Мир вокруг нас ■ Опубликовано 15—03—2014 ■ Александр ЯгольникЗачем России нужны дополнительные войска в Крыму? Часть 7Когда водителю нужно объехать препятствие слева, он резко крутит руль вправо, а потом выравнивает его в нормальное положение. Режиссеры украинской революции решили применить похожий маневр. Вначале привести к власти правых, а потом «спасти» от них страну, поставив того, кого надо. □ ■ Mykhaylo Palinchak, Shutterstock.com □ ■ Национальная украинская буржуазия 20 лет пытается вырваться из крепких братских российских объятий. «Братские объятия» — это не только риторика. Это миллионы родственных и дружеских связей. Это тысячи совместных предприятий и проектов. Это стандарты, наконец. Как такие объятия разорвать? Но «брат» не дает себя обогнать. А хочется. ■ В 1995 году герой предыдущих глав Коломойский получил паспорт Израиля. «Время было такое», — скромно поясняет он. Только что прошла ваучеризация. У Игоря Валерьевича неплохой стартовый капитал и планов громадье. А он собирается на историческую родину, как минимум, и в США, как максимум. Почему? ■ После распада СССР как грибы после дождя появляются националистические организации от умеренных до откровенно нацистских. Даже в России появились свои почитатели Гитлера. Что уж говорить об Украине? Из всех республик СССР здесь в наибольшей степени был распространен бытовой антисемитизм. Это не когда в газетах и Интернете пишут, что все скупили евреи. Это когда соседа по даче называют жидом. ■ Конфликт между украинцами и евреями имеет глубокие исторические корни. Герой Украины Богдан Хмельницкий пролил достаточно еврейской крови, чтобы предстать перед Гаагским трибуналом. В гражданскую войну на украинских евреев нагнал страху Петлюра. Во Второй мировой войне сгорело около миллиона украинских евреев. Многие — в украинских лагерях смерти. Бабий Яр из топографического названия стал символом геноцида. Только в нем одном убили 150 тысяч евреев. Такое количество жертв объясняется активной помощью части украинского населения в решении «еврейского вопроса», в частности, организациями ОУН и УПА. Поэтому на все упоминания о Бандере и его последователях украинские евреи реагирую очень нервно. ■ Ясно, что если бы в 90—х годах нацистские идеи имели широкое хождение в украинском народе, если бы националистические партии обрели силу, то решение перебраться в Израиль для Коломойского было вполне логичным. Но наш гениальный политический шахматист просчитал на несколько ходов вперед и остался. ■ В 1991 году появляется Социал—национальная партия Украины. С первых дней её членом, а затем и лидером становится уроженец Львова Олег Ярославович Тягнибок. В 2012 году он был включен американским еврейским Центром Симона Визенталя в топ—10 антисемитов. Почему? ■ На одном из выступлений летом 2004 года Тягнибок сказал об УПА (перевод с украинского): «Они не боялись, как и мы сейчас не должны бояться, они взяли автомат на шею и пошли в те леса, они готовились и боролись с москалями, боролись с немцами, боролись с жидвой и с другой нечистью, которая хотела забрать у нас наше украинское государство… Нужно отдать Украину, наконец, украинцам. Эти молодые люди и вы, седоголовые, это есть та смесь, которой больше всего боится москальско—жидовская мафия, которая сегодня руководит на Украине». ■ Выступление попало на экраны ТВ. Ющенко публично отрекся от бывшего соратника Тягнибока. А за последним закрепилась слава главного антисемита Украины. ■ После такого политического провала Олег Ярославович стал осторожнее в формулировках. Придумал новое название партии — «Свобода». Приобрел солидность. Нашел спонсоров. И его акции пошли вверх. Из местечкового пугала, каким он был до 2004 года, Тягнибок стал руководителем фракции в Верховной Раде в 2012 году. На выборах в Киеве «Свобода» получила 17% голосов, а на западе — больше трети. ■ Тягнибок: «Борьба за украинские идеалы стоит пролитой крови. Думаю, что граждане Украины устали от так называемой политкорректности и толерантности». ■ «Украина — для украинцев» — как это знакомо! А все остальные «оккупанты» должны постараться доказать, что они полезны для новой Украины. Такая идеология вдруг стала популярной после 2005 года. Еврейская община забеспокоилась. Государство Израиль выразило озабоченность и надежду, что, став парламентской, эта партия будет более ответственна в высказываниях. И лишь один еврей Украины хранил спокойствие. ■ Коломойский: «Свобода» явно сместилась от ультранационализма ближе к центру, стала более умеренной. Если раньше их электорат составлял 2—3 процента маргинального населения, то теперь их электоральная база выросла. Они вполне в ближайшее время могут стать лидерами Запада и Центра Украины». ■ Впрочем, антироссийская программа у партии осталась прежней. В планах партии было лишение Крыма автономии, изгнание Черноморского Флота России из Севастополя, предоставление привилегий по этническому принципу украинцам, использование исключительно украинского языка во всех госучреждениях, включая школы. Этнические меньшинства могли бы при этом изучать свой язык в воскресных школах. Все, кто может быть заподозрен в сотрудничестве с Москвой, должны быть изгнаны из Украины. Добавьте к этому возврат статуса ядерной державы и курс в НАТО, и вы получите отличное пугало для России и юго—востока Украины. ■ В украинское общество просачиваются слухи, что Тягнибока финансирует Коломойский. Оба политика активно это отрицают. Но подумаем, может ли такое вложение денег быть выгодным Коломойскому? ■ К середине нулевых годов Игорь Валерьевич разочаровался в Тимошенко. На какого лидера поставить? Нужен такой, чтобы заклятые российские друзья вздрогнули. Такой, чтобы все промосковские олигархи за бесценок продали свои активы. И желательно ему, Коломойскому. А еще хорошо бы, чтобы вся Украина увидела, какой у нее ужасный враг под боком, какие русские нехорошие люди. И как хороша своя, национальная буржуазия. ■ Такой политик был найден — Тягнибок. В руках Коломойского оказался дробовик, направленный в сторону России. А то, что между дулом и Москвой находятся юго—восточные регионы, населенные русскими, так это не его проблемы. ■ Надо заметить, что план удался. Сегодня большая часть украинцев видит в России не партнера, не брата, а врага. И началось это задолго до Крымского кризиса. Иначе как объяснить рост популярности «Свободы», особенно среди молодежи? ■ Парадокс, но временно интересы главного еврея Украины и главного антисемита совпали. Еще немного, и «московские» сами начнут отдавать «награбленное». Правда, что будет потом? Не набросится ли тигр на своего дрессировщика? ■ Во—первых, у Коломойского свито уютное гнездышко на берегу Женевского озера. И только события последних дней вынудили его появиться на Украине. А во—вторых, у него есть Правый сектор. ■ Что—то утомили меня украинские политики. В следующей части я для разнообразия расскажу, о чем молчал Путин. □ ■ © Shkolazhizni.ru

Admin: ■ Мир вокруг нас ■ Опубликовано 16—03—2014 ■ Александр ЯгольникО чем молчал Путин? Часть 1Путин знал! Все произошедшее на Украине в конце 2013 — начале 2014 года не оказалось для него новостью. Скорее — ожидаемыми событиями. Он не только знал, но и хорошо готовился к Крымскому кризису. Когда складываешь разрозненные факты воедино, то открывается пугающая и в то же время величественная картина. □ ■ Ekaterina Bykova, Shutterstock.com □ ■ Вот факт первый: 21 декабря 2012 года Государственная Дума приняла закон, запрещающий чиновникам и членам их семей иметь счета и собственность за рубежом. ■ При чем здесь Крым? Вспомните, когда Янукович не решался разогнать Майдан, многие говорили, что он боится за свои деньги в американских и европейских банках. Разгонит майдан — потеряет кровно нажитое. Сегодня Госдеп грозит российским чиновникам санкциями. Но как он их может наказать? Денег и собственности за границей нет. Самый чувствительный орган чиновников в руках не Обамы, а Путина. Я говорю про кошелек. А отдыхать они поедут не в Майами, а … в Крым. ■ Кстати, про Крым. В декабре промелькнуло предложение Ростуризма оплачивать отдых граждан из средств работодателей, относя его не к прибыли, а к расходам предприятия. То есть не облагая никаким налогом. Речь шла об отдыхе на территории России. Где? В Сочи? Всей стране в маленьком Сочи? Другое дело, если в сфере Ростуризма окажется такая жемчужина, как Крым. Теперь понятно, почему в вариантах референдума нет третьего пункта: независимое государство. Кому оно нужно? ■ Что же, с «пятой колонной» среди чиновников разобрались. С пряником в виде Крыма решили. А чем, собственно, жар загребать? ■ Есть замечательный канал «Звезда». На нем постоянно крутят программы, посвященные российским армии и флоту. Весь 2013 год нам показывали, как Путин ездит по «внезапным проверкам войск» и «крупнейшим за последнее время» учениям, принимает новую технику, беседует с министром обороны. Кто это смотрел по ТВ? Кто считал эти масштабные проверки—учения? Кстати о министре. Как тонко — назначить вороватого специалиста по табуреткам министром обороны и терпеть его почти шесть лет. Как изощренно — прикрыть серьёзное перевооружение армии фарсом с формой «от Юдашкина». Как умно — поймать приближенных министра на злоупотреблениях и поставить ему на замену Шойгу, бывшего министра по чрезвычайным ситуациям, якобы для исправления грубых ошибок Сердюкова. И обратите внимание на дату: новый министр назначен 06 ноября 2012 года. Уважаемый в народе и армии, не запятнанный, преданный. На такого можно положиться при любой чрезвычайной ситуации. ■ И вот уже на канале «Россия 1» Киселев представляет сюжет, в котором рассказывается о Силах специальных операций, предназначенных для (та—дам!) «нелегальной работы на сопредельной территории, то есть за границей». Это всё открыто, прямым текстом. Смотри — не хочу. Кто после этого обвинит Киселёва во вранье? По моему, он слишком откровенен. ■ Кстати, про Киселёва. Когда объявили о ликвидации «РИА Новости» и создании «Россия сегодня» под руководством Дмитрия Константиновича, многие были в шоке. Все гадали, зачем ломать такое замечательное, современное, популярное агентство. И лишь секретарь Союза журналистов России Павел Гутионтов заявил, что «создается масштабная пропагандистская машина». Время либеральных соплей закончилось. Пришло время надежных, преданных профессионалов. ■ Кстати, о либералах, терроризме и прочем. 15 января сего года в Государственную думу внесен законопроект № 428884—6 с поправками к закону «Об информации, информационных технологиях и о защите информации». В соответствии с этим законом провайдеры интернета обязаны хранить до полугода и предоставлять госорганам данные о любом пользователе, его переписке и активности в сети. Skype, Google, Яндекс, Mail.ru выразили готовность передавать такую информацию ещё до принятия поправок. Надо объяснять, что это значит? Добавьте для полноты картины уже принятые в прошлом году поправки о блокировании сайтов с экстремистским содержанием. ■ Итак, информационная поддержка и защита обеспечены. Но это только в зоне RU. А как взять достоверную информацию из других зон? Вспомним, кем был Путин до политической карьеры. Внешняя разведка — вот что надо усилить. Причем, на самом высоком техническом уровне. ■ Как вовремя застрял в московском аэропорту Сноуден. Владимир Владимирович нарочито игнорировал его присутствие. А всем заинтересованным лицам сообщал, что он не может запретить иностранцам находиться на территории российского аэропорта на законных основаниях. А вообще—то он предательство не одобряет. И властям США сочувствует. Но... ■ На пресс—конференции 19 декабря Владимир Владимирович сказал буквально следующее: «Как я отношусь к Обаме после разоблачений Сноудена? Я ему завидую. Завидую, потому что он может это сделать, и ему за это ничего не будет». Как потом оказалось, Путин тоже может, как Обама. Вспомним прозвучавшие на весь мир разговор Нуланд и Паэта о распределении ролей украинской оппозиции в новом правительстве, SMS переписка секретаря посольства США Тимоти Пергальски и Александра Данилюка об освобождении здания Минюста в Киеве (привет владельцу «Киевстар»), разговор Эштон и Паэта о снайперах. Как понимаете, это не «случайно подслушанные» разговоры. И «очень хорошего качества запись» (Нуланд). Вы думаете, это всё? Как бы не так! Но об этом в следующей статье. □ ■ © Shkolazhizni.ru

Admin: ■ Мир вокруг нас ■ Опубликовано 17—03—2014 ■ Александр ЯгольникО чем молчал Путин? Часть 2В предыдущей статье мы узнали, как Путин подготовил тылы и армию, обеспечил информационную защиту и нападение, укрепил разведку. Но любой лояльный чиновник, любой преданный солдат, любой патриотичный блогер хочет есть. Подумал ли Путин об экономической безопасности? □ ■ Viacheslav Lopatin, Shutterstock.com □ ■ Сегодня в Сети ходит грустная шутка: самый ходовой политический товар в Европе – это сочувствие. Когда Югославию бомбили, когда её разрывали на части, Европа активно сочувствовала. Теперь, когда экономика Украины катится в пропасть, когда её разрывают на части, Европа продолжает активно сочувствовать. В этом вежливом равнодушии европейских политиков прослеживается прагматичный патриотизм. Революции революциями, а свой бюджет ближе к телу. Это СССР сорил деньгами, технологиями и вооружениями «за идею», одаривая любого людоеда, «идущего по социалистическому пути развития». Европейцы предпочитают вначале думать о своей экономике, а уж потом о защите демократии в других странах. И такой разведчик, как Путин, прекрасно знает европейскую натуру. ■ В 2010 году началось строительство «Северного потока». Этот грандиозный проект позволит передавать по двум ниткам 55 млрд кубометров газа в год прямо в Германию. Запасов разведанного газа хватит на 80 лет. Надо сказать, Германия ещё с советских времен активно вкладывается в российские газовые проекты, чем сильно злит многих своих политических союзников. А теперь представим на минуту, что газопроводы на Украине перестают работать в результате беспорядков. К кому вся Европа побежит за газом? К Германии! Но это при условии, что у неё будут прекрасные экономические отношения с Россией. Поэтому все угрозы Меркель разбиваются на аргумент простых бюргеров: «Ангела, дровами запаслась?» Впрочем, это не мешает активно осуждать «некрасивое поведение Путина» теми же бюргерами. ■ Кстати, зачем далеко бегать? Эстония, наша соседка. Любит ли она Россию? Но, что интересно, когда всплыла запись разговора эстонского министра о снайперах, Эстония не стала её опровергать. А мэр Таллинна вообще отжег: «Ситуацию на Украине можно начать решать только после того, как в государстве появится легитимная власть. Только тогда в Киеве, а также в Восточной и Западной Украине можно будет установить элементарный общественный порядок, тогда на каком-то уровне начнет работать госэкономика, и лишь тогда можно будет обсуждать оказание этой стране массивной помощи извне». Он добавил, что нынешнее правительство на Украине создано «под диктат радикалов». Позвольте, а как же европейская солидарность? А никак. Достаточно вспомнить, что в 2013 году Украина поставила России продовольствия на $3 миллиарда. В случае продолжения беспорядков реален срыв посевной. Да и кто сегодня решится заключать контракты с Украиной на год? А вот Эстония всегда готова поставлять качественную сельхозпродукцию. Правда, впереди по очереди Беларусь, а в затылок дышит Латвия. ■ Кстати, латвийский министр «сболтнул», что когда посещал штаб Правого сектора, то видел, что там половина имеют автоматы. Вот—те раз! А мы думали, там одни безоружные студенты, беременные девушки и профессора консерваторий. Впрочем, если вспомнить, что Латвия тоже не прочь поставлять свою продукцию в Россию, то разговорчивость латыша объяснима. ■ Кого забыли? Франция! Как Оланд громко осуждал Россию, как он горячо поддерживал «молодую украинскую демократию»! А как до санкций, так у Франции «Мистраль». При Сердюкове был заключен контракт с французскими судостроителями на постройку гигантских вертолетоносцев «Мистраль». Сколько критиковали эту сделку наши патриоты. Зачем нам кормить французских корабелов, когда свои не кормлены? Зачем нам покупать вооружение у страны НАТО? Они же могут на нас шантажировать и самим контрактом, и поставками запчастей. Мы будем зависимы от Франции и НАТО. Караул! А что получилось на практике? Санкции санкциями, а такими заказами не разбрасываются. И кто у кого на крючке? ■ Можно вспомнить и о приостановке поставок свинины из Италии, Польши, Литвы, о сорванных поставках говядины из Новой Зеландии. Сегодня мясное хозяйство России уверенно стоит на двух ногах, но пока ещё уязвимо перед поставками дешевого мяса из—за рубежа. Санкции будут для наших животноводов отличным подарком. Однако заграничные фермеры уже начали давить на правительства, требуя отменить санкции к России. ■ А теперь про визы и туризм. Недавно знакомые ездили в Финляндию. Там население в панике. Вдруг границы закроют? Вдруг русские перестанут ездить в/через Финляндию? И маленький гордый народ поставил огромные билборды на трассе на русском языке: «Спасибо, что приехали в Лаперанту. Приезжайте ещё!» ■ А теперь опять про экономику. Когда, скажите мне, наше правительство честно заявляло, что рубль будет падать? Обычно нас баюкали сказками, что обвала не будет. А потом — раз и дефолт. Здесь же с конца 13—го года нам подробно рассказывали, почему доллар растет, а рубль падает. И не надо паниковать. И не надо скупать доллары. Но кто верит правительству России? Тысячи предпринимателей, компаний, частных лиц начали изымать из российского банка зеленые бумажки. Цены на акции российских компаний начали падать. А когда начались серьёзные дела в Украине, когда слишком много вооруженных людей появилось в Крыму, началась паника на бирже. Всё российское и украинское продавали за копейки. ■ Догадайтесь с трех раз, кто это скупил? По сути, мы были свидетелями глобальной ренационализации российских предприятий. Без революций и ущерба бюджету. Кто что скупил на украинском рынке, мы узнаем в ближайшее время. По самым скромным прикидкам выигрыш составил три миллиарда долларов. Где—то я эту цифру уже слышал? Конечно! Это же первая часть российской финансовой помощи Украине. Впрочем, дело даже не в деньгах. Во многих компаниях, таких как Сбербанк и Газпром, была большая доля иностранного капитала. А теперь она маленькая. ■ Таким образом, мы видим, что к 2014 году Россия была полностью готова к событиям в Украине: лояльное правительство, боеспособная армия, внедренная разведка, пропагандистская машина, экономическое обеспечение, политическое прикрытие. Невольно напрашивается вывод: если Россия так готовилась к Украинскому кризису, то не она ли всё организовала? И Майдан, и выступления на востоке и в Крыму, и ужасный Правый сектор, который кошмарит русскоязычных, толкая в объятия Москвы, и Нуланд … ■ Э, постойте, и Нуланд? Да там что, все куплены Путиным? Об этом в следующей статье. □ ■ © Shkolazhizni.ru

Admin: ■ Мир вокруг нас ■ Опубликовано 19—03—2014 ■ Александр ЯгольникО чем молчал Путин? Часть 3Из предыдущей статьи становится окончательно понятно, что Россия готовилась к украинскому кризису несколько лет. И напрашивался вывод, а не она ли сама всё подстроила? □ ■ sergeevspb, Shutterstock.com □ ■ Когда оглядываешься на прошедшие три месяца противостояния, то не покидает ощущение, что перед тобой разыграли дешевый фарс, от Майдана с дискотекой и министрами со всей Европы и заканчивая Музычкой с автоматом в Ровенском совете. ■ По сути, в ноябре решался рядовой экономический спор между двумя таможенными союзами и Украиной. Каждый хотел максимальной выгоды для себя, что нормально. Но потом экономический спор резко превратили в политический кризис. ■ При этом с самого начала Россия призывала не вмешиваться во внутриполитические дела Украины. Готова была признать любое решение украинского народа. Дала кредит 15 млрд долларов без каких—либо условий. Ни пенсий урезать, ни тарифы повышать, ни руководителей менять не нужно. Также была дана существенная скидка на газ. Чтобы понять важность этой помощи, достаточно изучить состояние бюджета Украины на середину декабря прошлого года. Без проволочек были выделены 3 млрд долларов. ■ А что происходило на Майдане? Ладно, вы хотите в Европу. Но при чем здесь «Кто не скачет, тот москаль», который плавно скатился к «Москалей на ножи»? Ладно, вы, уважаемые люди, приехали из Германии, Польши, Литвы, США, чтобы оказать моральную поддержку печеньками митингующим. Но зачем жать руки Тягнибоку, лидеру партии «Свобода», в программе которой — лишение Крыма автономии и изгнание Черноморского флота из Севастополя? Ладно, вы расколошматили одну из красивейших площадей Европы, сожгли пару зданий, разгромили множество других. Но Ленина—то зачем ронять? Вы же знаете, что это больная тема не только для России, но и для юго—востока Украины. В итоге юго—восток проснулся. Кто там говорил за ватников, быдло, рабов и титушек? ■ Наконец, когда Майдан стал стремительно скатываться к экстремизму. Когда на первый план вышел Правый сектор. Тогда—то зачем было ходить латвийскому министру на экскурсию в штаб Правого сектора и рассказывать потом, какие они все вооруженные? ■ Самый большой плевок в душу Владимиру Владимировичу: начало и завершение острой фазы Майдана аккурат в Олимпиаду. Совести у вас нет, господа хорошие. Человек семь лет готовился, лелеял мечту, даже границу Грузии подвинул подальше от олимпийской деревни. Кадры растил, миллиарды вкладывал. А вы взяли и нагадили на праздничный стол. Подождать не могли? Я уж не говорю о простых зрителях, которые разрывались между репортажами из Сочи и из Киева. ■ И наконец, когда ненавистный Янукович сбежал, кто тянул за язык некоторых панов—революционеров поднимать вопрос о русском языке? А этот бред о переходе на латиницу? А эти заявления в прямом эфире о моральном облике русскоязычного «быдла второго сорта»? Даже западные партнеры пожурили за несвоевременность таких заявлений. Но слово — не воробей. Ютьюб не вырубишь топором. ■ Кстати, про Ютьюб. Феерический выход на сцену Александра Музычко с автоматом в одной руке и галстуком прокурора в другой сделал для российской пропаганды гораздо больше, чем десять Киселевых. Если бы он не напоминал постоянно, кого резал в Чеченскую войну, то напугал бы только депутатов и прокуроров. Сам министр Аваков его урезонить не смог. Вот уж правда — «только пуля казака во степи догонит». ■ Да что там Сашко Билый! Заместитель новоиспеченного Губернатора Днепропетровской области в своем Фейсбуке пишет, что врагам нужно обещать всё, что угодно, а потом их нужно вешать. А ведь не глупый человек. Знает, что враг не дремлет и его Фейсбук читает в поисках компромата. Сегодня уже мало кто помнит, кто и когда обещал вешать. Но все уверены, что будут. ■ Таким образом, на ум приходит только одно. Организаторы Майдана и последующего переворота стремились всеми силами вывести Россию из себя. В ход пошло всё. И личные оскорбления, и Севастополь, и «русский вопрос». Из всех возможных вариантов выбирали самый обидный для России. ■ Мне вспоминается одна история. У знакомых была овчарка. Сильный, красивый, спокойный, дрессированный зверь. Каждый раз, когда они выводили её на прогулку, к ней подскакивала болонка и начинала ей лаять в морду. На все просьбы к хозяину болонки убрать питомца от греха подальше, тот гордо отвечал, что у нас свобода, где хотим, там и гуляем, на кого хотим, на того и лаем. Не нравится – сами уберите свою собаку. И так продолжалось изо дня в день. Но как-то раз овчарка сказала «ГАВ» и спокойно пошла дальше. А на земле остались лежать две половины болонки. Такая вот реальная история из жизни. ■ С момента бегства Януковича Путин молчал почти неделю. За это время новая власть показала себя во всей красе и России, и юго—востоку Украины. А потом выступил глава МИД Польши Сикорский, тот самый, который подписал договор с Януковичем и гарантировал его безопасность. С его слов, Янукович сам виноват, что убежал от расправы. И вообще, революция отменяет все прежние договоренности. И бывшие гаранты безопасности Януковича признали спикера Рады достаточным заместителем президента, а ему посоветовали думать над речью в суде. ■ И вот тут Путин стал действовать. Начал в Крыму. На все возражения он отвечал, что либо вы соблюдаете полностью Конституцию Украины и договор от 21 февраля, либо признаете, что прежние законы перестали действовать. А раз так, то и договор по Крыму с прежним правительством и прежней Конституцией тоже теряет силу. ■ Бонапарт говорил: «Не мешайте своим врагам делать ошибки». По моему мнению, начиная с 2004 года, команда Путина просчитывала возможные сценарии в Украине и в 2012 году пришла к выводу, что высока вероятность именно такого, который мы видели: незаконное свержение законной власти. Удерживать Януковича от глупостей? Зачем? Вразумлять оппозицию? Боже упаси! Своей хватает. Куда катится, туда и катится. А мы приготовим в нужном месте лунку. Чтобы дальше не покатилась. ■ В этом кризисе каждый вел свою игру. Россия, похоже, подготовилась к игре лучше других. Кто проиграл — судите сами. Однако игра не окончена. Хотите знать, где предел «гав»? Вот вам вводные: в начале 2013 года Министерство обороны России заказало комплекты модернизации танков для ведения боев в условиях города. Они будут оснащены бульдозерными ковшами для разгребания завалов и дополнительной защитой от гранатометов. С другой стороны, сейчас в России не проводятся ученья гражданской обороны и мобилизация резервистов. Думайте. ■ Впрочем, танк—бульдозер — не последний козырь в рукаве Путина. □ ■ © Shkolazhizni.ru

Admin: ■ Галерея ■ Опубликовано 19—03—2014Танк Т—72БМ3■ Танк Т—72БМ3 с комплектом средств защиты — модернизирован для ведения боевых действий в городских условиях. □ ■ Vitaly V. Kuzmin, commons.wikimedia.org

Admin: ■ Геополитика Евгений Сатановский, президент Института Ближнего ВостокаУрок украинскогоНекоторые выводы из происходящего на Украине и вокруг нее Автор, как, очевидно, известно читателю, не является узким специалистом по Украине и ее отношениям с Россией. Строго говоря, ему лично такие специалисты за четверть века непосредственного знакомства с международным экспертным сообществом и политиками встречались редко. Работали они в разведывательных центрах стран НАТО, что было по крайней мере логично. Специализация по Украине для получения работы в российских аналитических центрах еще недавно была делом таким же бессмысленным, как по Татарстану или Якутии. Во всяком случае для поколения, к которому автор принадлежит. За исключением «политтехнологов», чья профессия ставит их, по мнению автора, на место в одном ряду с астрологами и шарлатанами. □ Единственное, что оправдывает автора перед читателем в части написания этой статьи, помимо предложения редакции, — его неплохое знакомство с прошлым и настоящим Украины, а также внешними и внутренними игроками, которые ведут борьбу за доминирование на ее территории сегодня. Благо, семья автора родом с Украины и родных у него там живет много до сих пор. Непосредственное участие старших поколений в Гражданской и Великой Отечественной войнах на Украине, а также в создании ее промышленности и до революции, и после нее дает хорошую основу для обобщений. Корпорация, возглавляемая автором в свободное от занятий Ближним Востоком время, работает в реальном секторе экономики и с украинскими металлургическими заводами взаимодействует непосредственно. □ В поисках корней □ Понятно, что личные контакты и семейные связи настолько прочно связывают Украину и Россию, что в представлении большинства их населения они существуют в едином пространстве. Точнее, до определенного момента существовали, хотя уже более двадцати лет существовать перестали и расходятся все дальше. Общее прошлое — неплохая, но недостаточная основа для выстраивания отношений, основанных на реальных интересах. Тем более для стран, находящихся в процессе трансформации основ, что касается и Украины, и России, или пытающихся найти свое место в мире, рискуя самим своим существованием, что вопреки лозунгам киевского официоза и происходит на Украине. Никакой отдельной единой государственности, за исключением советской, у нее нет и никогда не было. Попытки избавиться от советского прошлого и тем более от периода, когда Украина была в составе Российской империи, неизбежно привели к тому, что отдельные части этой страны, сколоченной в рамках модернизации российского имперского проекта Иосифом Сталиным и расширенной Никитой Хрущевым, пошли вразнос. Поскольку местные элиты в поисках корней вспомнили, что какие—то из них когда—то были Европой (в рамках Австро—Венгрии или Польши), другие — Россией, а третьи вообще частью Оттоманской Порты. Что также способствует национальному единству, как воспоминания о временах, когда отдельные регионы современной Украины входили в состав Боспорского царства, Римской или Византийской империй, Хазарского каганата, княжеств Рюриковичей или империи Чингисхана. Такие страны, как Украина, могут стабильно существовать исключительно в качестве части империи — многонациональной и поликонфессиональной либо как вненациональное гражданское государство, подобно США, Канаде или Аргентине. Попытка загнать всех ее жителей в прокрустово ложе национального государства, тем более выстраиваемого под понимание национальной идентичности, сконструированного в рамках одной лишь части украинского этноса, самоубийственна для единства страны, поскольку неизбежно ведет к притеснению меньшинством большинства населения — в том числе украинского. Отличия, естественные и неизбежные для крупного этноса, которые в нормальном гражданском обществе составляют основу многообразия, укрепляющего целое, в таком государстве работают на его разрушение. Примеры Югославии, Молдавии и Грузии в данном случае более чем показательны. Их распад, в Югославии признанный мировым сообществом де—юре, а в Грузии и Молдавии существующий де—факто, явился естественным следствием попытки центральных властей провести силовую унификацию — под сербскую, грузинскую (в понимании Тбилиси) или молдавско—румынскую матрицу. Роль внешних центров силы, включая США, Евросоюз и Россию, там была вторичной и просто закрепила линии раскола. Что более чем возможно и для Украины, хотя Россия вопреки убеждению Брюсселя, Вашингтона и Киева будет последней страной в мире, которая в этом заинтересована. О чем говорят все ее действия и предложения, включая идею федерализации Украины по примеру Германии или Канады, являющейся единственным способом, который может позволить сохранить ее как единое государство. □ Проблема для соседей □ Современная ситуация на Украине демонстрирует, к чему могла привести в России в 1993 году победа парламента над президентской вертикалью власти с сохранением того влияния олигархических кланов, которое на протяжении двух десятилетий демонстрируют как центральная власть в Киеве, так и «регионалы». Борьба за власть и собственность между олигархическими кланами, криминальными группировками, мало что решающими политическими партиями—однодневками, работающими на лидеров—вождистов, и националистами самого разного плана — от крымско—татарских до бандеровских имеет мало общего с эффективным национальным строительством. Назвать Украину бывшим государством наподобие Ливии или Ирака пока рано, однако она балансирует на грани превращения в такое бывшее государство, и это ставит вопросы перед ее соседями. В первую очередь перед Россией. □ ■ Коллаж Андрея Седых □ Проблема даже не в том, что ощущение от ряда заявлений новой украинской власти такое, как будто Киев взяла дивизия СС «Галичина» и требуется общевойсковая операция то ли Первого, то ли Второго Украинского фронта, а в реальной опасности возникновения у границ России коллапсирующей территории, власть на значительной части которой может оказаться в руках «народных масс». То есть толпы, насыщенной радикальными и криминальными элементами. Из отечественной, в том числе украинской истории начала ХХ века хорошо известно, насколько быстро это может произойти. Опыт «арабской весны» и «цветных революций» в Грузии и Киргизии демонстрирует, что государственные перевороты начала ХХI столетия ничем от их непосредственных предшественников не отличаются. Как минимум это означает необходимость в жестком контроле над приграничными с Украиной территориями Польши, Белоруссии, России и т.д. Заверения в том, что беженцы и мигранты с Украины никуда не двинутся, хорошо звучат, но судя по опыту, цена им — ноль. Что для России (вопросы безопасности других сопредельных с Украиной государств в сферу интересов автора не входят) означает необходимость их приема и обустройства — минимум. И фильтрации на предмет выявления потенциально опасных радикалов, террористов, наркоторговцев и уголовников — максимум. Благо, влиятельные представители ставшего основой боевиков киевского майдана «Правого сектора» открыто объявили не только о том, что в их рядах проходили военную подготовку российские «патриоты», но и о намерении перенести подрывную деятельность на территорию РФ. □ Дестабилизирующие факторы □ Опыт партизанско—диверсионной войны против России в Чечне украинских радикалов дополняется практикой их действий в горячих точках за пределами постсоветского пространства — от бывшей Югославии до Ближнего и Среднего Востока. В этой части необходимо отметить, что Украина с начала 90—х годов является на черном рынке военной техники и вооружений таким же источником крупных их партий, как Балканы. В том числе для террористических группировок, воюющих в Сирии. Это касается и ее значения в качестве транзитного коридора для переправки боевиков как в Сирию и другие страны БСВ, так и на российский Северный Кавказ. Высшее политическое украинское руководство на протяжении длительного периода (особенно во времена президента Ющенко) демонстративно закрывало на это глаза или прямо способствовало антироссийским радикалам в непосредственном союзе с Грузией Саакашвили. Прямое участие украинских военных в августовском конфликте 2008 года на стороне Тбилиси хорошо известно. Это же касается оси Киев — Анкара в вопросе использования крымских татар для дерусификации Крыма. Молодежь из этой этнической общины может в перспективе сыграть серьезную роль в дестабилизации положения на полуострове, тем более что идеи пантюркизма и радикального ислама широко распространены в ее среде. Несмотря на нежелание официальной Анкары конфликтовать с Россией — крупнейшим торговым партнером и основным поставщиком энергоресурсов Турции, боестолкновения с участием крымских татар автоматически вызовут реакцию как минимум правящей Партии справедливости и развития (ПСР), а также турецких националистов из оппозиции. Заявления, которые были сделаны в начале марта министром иностранных дел Турции Ахмедом Давутоглу, подтверждают это. Вывод: нейтралитет крымских татар является важной составной частью нормализации кризиса на Украине. Что дает существенные возможности по дестабилизации обстановки тем, кто может и хочет углубить конфликт, в первую очередь Соединенным Штатам. □ Американские планы □ Автор неоднократно нелицеприятно высказывался в отношении «теории заговора», в соответствии с которой США в целом либо какая-то отдельная группа американской военно—политической и экономической элиты формируют «теневое правительство», идут к мировому господству или каким—либо иным способом реализуют штампы отечественной пропаганды времен холодной войны. Я убежден, что никакого заговора Штатов против России, в том числе касательно Украины, не существует в природе. Напротив, в своих действиях, направленных против укрепления влияния РФ (как прежде Советского Союза), Китая и всех прочих стран, в отношении которых США ведут ту деятельность, которую они ведут, американская политика абсолютно публична. Политика эта последовательно параноидальна, агрессивна, непрофессиональна с точки зрения безопасности самих США и максимально деструктивна, однако легко объяснима. Для американской элиты страны могут либо входить в близкий круг, то есть быть союзниками и следовать в рамках общей стратегии, либо находиться в сфере американского влияния, либо представлять собой противника — реального или потенциального. Никакие другие варианты в Вашингтоне не рассматриваются по определению. Интересы в конечном счете учитываются только американские, причем это в равной мере могут быть интересы крупной бизнес—корпорации, влиятельного конгрессмена или отдельно взятого чиновника Госдепартамента (в случае Украины — Виктории Нуланд). Все соглашения, в том числе с союзниками, и тем более со странами, не входящими в их число, рассматриваются как временные. Союзников можно прослушивать (как показал скандал вокруг информации Сноудена), оказывать на них давление вопреки их жизненным интересам (как делает госсекретарь Джон Керри в отношении Израиля по вопросу палестино—израильского мирного соглашения) и отказываться от выполнения любых обязательств исходя из сиюминутных авантюр (в отношении Израиля и Саудовской Аравии в их противостоянии с Ираном или Саудовской Аравии в сирийском кризисе). Касательно государств, входящих в сферу влияния США, допустимы любые формы эксплуатации, давления и игнорирования их интересов. О тех, кто не зависит от Соединенных Штатов либо эта зависимость по тем или иным причинам не дает оказывать на них влияние в той мере, в какой руководство США полагает это необходимым (в том числе Россия и Китай), речи вообще не идет: необходимость их ослабления является неотъемлемой частью американской политики. Вопрос о том, насколько эта политика объективна и реалистична, перед американским руководством не стоит в отличие от текущих проблем в отношениях между конгрессом и администрацией, партиями и лоббистскими группами. Ключевые догмы американской политики требуют снижения влияния Москвы на Украине до нуля, а в идеале превращения Украины в противника России. Именно этим небезуспешно занимался в отношении ряда стран постсоветского пространства в начале 2000—х вице—президент США Ричард Чейни (что в конечном счете привело к военному столкновению России с Грузией в 2008—м). Понимание всего вышеизложенного позволяет трезво оценить реакцию Вашингтона (включая госсекретаря Керри, а также президента Обаму) в отношении действий и намерений России в ходе украинского кризиса властных структур — далеко не только по поводу Крыма. Это значительно осложняет для главы МИДа РФ Сергея Лаврова переговоры с руководством США в отношении будущего Украины. Требования Вашингтона для Москвы абсолютно неприемлемы. Резонная и обоснованная позиция Москвы не имеет никакого шанса быть оцененной и принятой в Вашингтоне. Классический тупик, как представляется, и вызвал шквал обвинений и угроз с американской стороны, которые в случае их реализации означают возвращение к холодной войне. Вопрос лишь в том, в какой мере они являются блефом. При этом возможность прямого военного конфликта РФ с блоком НАТО автор в соответствии с логикой поведения этого военно—политического объединения в течение последних кампаний на Ближнем и Среднем Востоке полагает нулевой. Точно так же, как заявление новых киевских властей о стремлении Украины, как ранее Грузии, в НАТО представляется ему не более чем декларацией. Блок провалил кампании в Ираке и Афганистане. Война в Ливии убедительно доказала слабость современной военной структуры НАТО и нескоординированность его членов. Страны — члены НАТО, включая США, отказались от атаки на ядерные объекты Ирана и интервенции в Сирии. Ожидать после этого, что они рискнут вступить в прямое военное столкновение с Россией при ее ядерном и космическом потенциале, а также системе ПВО, было бы преувеличением, находящимся за рамками разумного. Последнее не означает, что украинский кризис обойдется без провокаций, возможно, с большими жертвами. Действующие украинские власти, трезво оценивающие невозможность удовлетворить обещания населению и своим сторонникам, заинтересованы предстать перед мировым сообществом в качестве жертвы агрессии. Не виртуальной, как в Крыму, а реальной. Что означает значительное увеличение не только внимания к ним персонально (что само по себе для них важно), но и средств, которые могут быть выделены Украине США, ЕС, МВФ и прочими донорами. Какие регионы будут выбраны для организации провокации, как именно она будет срежиссирована и как будут развиваться события в дальнейшем, в настоящее время спрогнозировать невозможно. Не исключено, что ответ на эти вопросы дадут публикации телефонных разговоров украинских политиков с их западными партнерами, примеры которых появились в Интернете в начале марта. □ Этнический вопрос □ Необходимость повышенной боеготовности соответствующих подразделений ВС РФ на случай инцидентов с возможной массовой гибелью населения обоснована не только югославским, но и иракским, а также сирийским опытом. Этнические чистки на Украине, в основном в отношении поляков и евреев, были проведены в первой половине ХХ века. В итоге этнический состав населения Украины, в первую очередь ее городов, принципиально изменился. Опыт Гражданской войны позволяет предположить, что в случае реализации конфликтного сценария в современных условиях число жертв среди гражданского населения может быть значительным. Во Львове украинцы составляли в предвоенный период 7,8 процента населения (около 90 процентов были поляками и евреями). В крупных украинских городах того периода евреев было от 20 процентов (на Восточной Украине) до трети и более (в Житомире — свыше 40 процентов). В мелких — абсолютное большинство. Поляки перед войной составляли около трети населения Западной Украины. Это объясняет повышенное внимание к происходящему на Украине в настоящее время со стороны Иерусалима и Варшавы, тем более что героизация Петлюры, Бандеры, Шухевича и воевавших под их знаменами гайдамаков Гражданской и эсэсовцев Великой Отечественной войн является составной частью политики новых украинских властей. К сожалению, ни США, ни ЕС проблемы пересмотра итогов Второй мировой войны, героизации нацизма и участия радикалов, включая открытых фашистов, в переделе власти на Украине не волнуют. Такую же политику американцы и европейцы вели в отношении исламистов из террористических организаций в ходе «арабской весны». Имеет смысл вспомнить о миллионах выходцев с Украины в США, Канаде и странах Запада, среди которых позиции радикальных националистов чрезвычайно сильны. Влияние их лобби на правительства этих стран в пользу современных украинских властей ни в коем случае нельзя преуменьшать. □ Экономический коллапс □ Возвращаясь к угрозе экономических санкций в отношении России, следует отметить, что она пока является скорее «войной нервов», чем реальностью, особенно касательно стран ЕС. Принципиальная позиция США по выводу на европейский рынок их сланцевого газа, а также Европы по диверсификации источников природного газа за счет «Газпрома» достаточно хорошо известна. Сохранить свою долю европейского рынка России не удастся. Переориентация на рынки Азии — единственная альтернатива, своевременная реализация которой находится целиком и полностью в руках руководства РФ. В любом случае экономический кризис в Европе исключает потерю ею российского рынка вне зависимости от того, что происходит или будет происходить на Украине. Ход переговоров европейских игроков с куда менее заметным на рынке ЕС Ираном после ослабления санкций предметно демонстрирует это. Подведем итоги. Президент Янукович и его клан власть потеряли необратимо. Угроза распада Украины на фоне резкого подъема там национализма самого радикального толка реальна. Запад провоцирует конфликт с Россией, игнорируя ее жизненные интересы и демонстрируя двойные стандарты. Экономика Украины в коллапсе и спасать ее кроме России некому — если ее вообще еще можно спасти. Вне зависимости от того, кто и что хочет в самой этой стране и за ее пределами. □ Опубликовано в выпуске № 9 (527) за 12 марта 2014 года

Admin: ■ Геополитика Евгений Сатановский, президент Института Ближнего ВостокаВсе только начинаетсяВ случае разрушения экономики Украины существует вероятность ее территориального распада, сопряженного с гражданской войной Насколько можно судить по результатам референдума, проведенного в Крыму насчет будущего полуострова, его население намерено войти в состав России. Точно так же большинство населения России полагает принятие в ее состав Крыма неизбежным. При этом политики, политологи, представители общественности и пресса могут сколько угодно выражать сомнения по поводу того, признавать или не признавать итоги референдума или сам референдум. На его итогах отношение к нему руководства Украины, ЕС, США и отечественных «крымоскептиков» не отразится. □ Если демократия — это волеизъявление народа, то референдум в Крыму — это именно демократия. Если волеизъявление Вашингтона или Брюсселя, транслированное через доверенных лиц, — обиду руководства стран, входящих в западное сообщество, понять можно. Хотя помочь им никак нельзя. Москва, как это ни странно звучит для тех, кто полагает происходящее на Украине частью плана по ее расчленению, составленного президентом РФ, ни Крымом, ни происходящим на Украине в целом не управляла и не управляет. Было бы более чем наивно полагать, что руководство России будет с олимпийским спокойствием наблюдать за коллапсом соседней страны, тем более такой значимой для нее, как Украина. Но если бы объективные процессы, идущие далеко не только в Киеве, не привели к тому, к чему в случае Крыма привели, ни один российский чиновник не взял бы на себя ответственность за такой кунштюк, как расширение России за счет вхождения в ее состав новой территории. Нахождение вне России Приднестровья, Абхазии и Южной Осетии свидетельствует об этом так же ясно, как многолетние попытки российского МИДа найти приемлемый для участников конфликтов в Молдове и Грузии компромисс между властями Кишинева и Тбилиси с одной стороны и руководством и населением бывших советских автономий — с другой. Россия более двух десятилетий маневрировала, пытаясь договориться с участием Запада или без него о воссоединении в рамках единых государств территорий, о которых идет речь. И это есть факт. Ни благодарности за проявленную ею сдержанность, ни понимания ее позиции, ни сотрудничества в разрешении упомянутых выше конфликтов со стороны мирового сообщества она в итоге не получила. Что ставит много вопросов не столько в отношении России, сколько к вышеназванному сообществу, которое упоминается к месту и не к месту в речах и статьях, посвященных международной политике, превратившись в священную корову этой занимательной отрасли человеческой деятельности. Насколько можно судить, под «мировым» или «международным» сообществом нужно непременно понимать «Большую восьмерку». То есть группу стран, составляющих основу НАТО, европейские участники которого являются основателями ЕС, плюс Япония. Это возвращает нас к истории взаимоотношений великих держав, колониальных империй и прочим сюжетам начала ХХ века. Присутствие в этой структуре России необходимо прочим ее участникам ничуть не меньше, чем ей самой. Ровно в соответствии с грубой, но верной поговоркой о том, что разумнее держать серьезного игрока внутри круга, чтобы он плевал наружу, чем снаружи, понимая, что тогда он будет плевать внутрь (из уважения к читателям автор максимально смягчил данное выражение). Соответственно исключение ее из этого почтенного клуба грозит ей тем меньше, чем меньше его учредители сегодня обходятся или намерены обходиться в будущем без сотрудничества с ней в его рамках. □ ■ Коллаж Андрея Седых □ В любом случае вывести Россию за рамки «Восьмерки» легче, чем осложнить ее положение в «Большой двадцатке» — объединении куда более сложном, чем клуб «великих держав». Поскольку у большинства его членов есть свои «скелеты в шкафу». Примеры Северного Кипра, оккупированного Турцией, китайского Тибета или Кашмира, оспариваемого Индией и Пакистаном, только наиболее известные из них. Да и в «Восьмерке» у Москвы есть незадействованные резервы, которые в случае их освоения руководством страны могут не только опрокинуть гипотетический режим ее изоляции, но и принципиально изменить систему мироустройства. Наиболее существенно в этой связи возможное достижение компромисса по Курильским островам с Японией. «Сохранение лица» обоими государствами при выстраивании ими стратегического партнерства по развитию Восточной Сибири, Дальнего Востока и не исключено Заполярья, по мнению экспертов, вполне достижимая задача в случае наличия у сторон политической воли на соответствующем уровне. Помимо прочего, такое развитие событий позволит раз и навсегда разрешить задачу развития этого важнейшего для будущего России региона и его полноценного вовлечения в экономику стран АТЭС, а также сбалансировать влияние на российском Дальнем Востоке Китая. Благо, современная японская демография исключает угрозу со стороны этого государства в отношении территориальной целостности соседей. Направлениями прорыва любой потенциальной экономической и технологической блокады России являются в том числе государства ЮВА и Латинской Америки, Индия и Израиль, ЮАР и Турция, такие страны арабского мира, как Марокко, Иордания и ОАЭ, а также, как это ни парадоксально, Иран. Притом что ни о каких санкциях против России со стороны западного сообщества на уровне действующих в отношении того же Ирана говорить не приходится. Не приходится говорить и о разрыве или ослаблении взаимодействия с Россией таких ключевых государств постсоветского пространства, как Казахстан или Азербайджан. Хотя можно не сомневаться в том, что все возможное, чтобы осложнить взаимодействие их президентов и действующего руководства России, организаторами украинского кризиса будет сделано. Разыгрываться (Вашингтоном, деятельность Брюсселя здесь пока не просматривается) будет в первую очередь фактор приграничных с Россией территорий, населенных русскими в Казахстане и этносами, родственными дагестанцам, в Азербайджане. Благо, определенный уровень национального сепаратизма в этих районах отмечается, хотя с российской стороны не приветствуется и на уровне руководства РФ пресекался и пресекается. Эксплуатация идеи о том, что Москва готовится к попытке восстановить под своим контролем в той или иной форме СССР и референдум в Крыму только начало этого процесса, не новость. Всерьез повлиять на отношения Астаны и Баку с Москвой она, учитывая устойчивость правящих там режимов и интенсивность их сотрудничества с Россией, вряд ли сможет. Однако как фактор антироссийской геополитической игры это учитывать необходимо. Угроз в отношении России в связи с ситуацией на Украине в последнее время было высказано много. Необходимо понимать, что они имеют весьма ограниченное применение на практике, поскольку эти угрозы обращены в адрес ядерного государства, обладающего космическими технологиями, отнюдь не идеальным, но далеким от развала хозяйством, колоссальными сырьевыми ресурсами, мощной военной машиной, открытой экономикой и разветвленной системой международных связей, не зависящей от западного сообщества. Великие державы потому так и называются, что могут себе позволить все, что угодно, и им за это ничего не будет. Причем не в связи с величием их истории, культуры и вклада, который они внесли в мировую цивилизацию, а по той простой причине, что они могут нанести вероятному противнику соответствующий удар, используя имеющийся у них военный потенциал. В настоящее время в первую очередь — ядерный. Не уничтожив, но нанеся ему неприемлемый для его дальнейшего выживания ущерб. Все они имеют свою сферу исключительных интересов и будут защищать ее любой ценой. Как в свое время доказала Маргарет Тэтчер на Фолклендах. Супердержавой в свою очередь является страна, которая качественно, на порядок превосходит все остальные — и противников, и союзников по ряду параметров, включая все тот же военный потенциал. В первую очередь — ядерный. Она имеет свои интересы во всех уголках мира и готова продвигать их там любыми способами. Равно, как любыми способами готова защищать свою сферу исключительных интересов, имея для этого куда больше возможностей, чем все прочие мировые игроки. Что доказал Джон Кеннеди в ходе Карибского кризиса. Все это печально. Но так устроен мир. И судя по судьбе Югославии, Ирака, Ливии и прочих стран, «демократизированных» за последние 20 лет с непосредственным участием единственной на текущий период сверхдержавой планеты — США, в сравнении с неприкасаемой Северной Кореей устройство это изменится не завтра. Слова о «мире во всем мире» — хорошая, добрая, но не имеющая отношения к действительности мечта. При искреннем сочувствии автора к пацифизму и пацифистам. В России после самороспуска СССР и отказа от коммунистической идеологии в самых широких кругах, включая высшие эшелоны власти, долгое время царили иллюзии о возможности основанного на равноправии и взаимоуважении сотрудничества со странами, бывшими ее противниками на протяжении большей части ХХ века. Однако два десятилетия — достаточный срок для того, чтобы признать, что со времен классической римской фразы «Хочешь мира — готовься к войне» ничего не изменилось. Все остальное — беллетристика. Россия более не является супердержавой, которой был СССР, и не претендует на этот статус. Причем отказалась от него добровольно, в пользу прекращения противостояния со странами западного мира и Китаем, а отнюдь не потому, что была ими побеждена. Хотя в военно—политическом руководстве стран НАТО доминирует и периодически прорывается взгляд на Москву как столицу государства, потерпевшего поражение в войне. Попытки, не обращая внимания на интересы России, ничем не отличающиеся от интересов прочих великих держав, превращать ее соседей в плацдармы потенциальной агрессии против нее оказались наиболее успешны в случае Грузии и Украины. Итогом стали как августовский конфликт 2008 года между Москвой и Тбилиси, так и все то, что происходит в отношениях между Москвой и Киевом в настоящее время. Сколько бы действующее российское руководство ни критиковали изнутри страны или из—за границы и ни обвиняли в стремлении к доминированию или к возрождению СССР, Россия ни разу не организовывала и явно не собирается организовывать государственные перевороты на постсоветской территории. Это касалось и переворота в Тбилиси, в рамках которого Шеварднадзе потерял власть в пользу Саакашвили, и падения режима Януковича в Киеве. Объяснять это мировому сообществу бессмысленно. Освещение любых ситуаций, касающихся России, в западных и, к слову, арабских СМИ в любом случае выстроено и будет выстроено по логике холодной войны. Касается это Югославии, Ирака, Молдовы, Грузии, Центральной Азии, стран «арабской весны» или Украины — Москва заранее назначена возмутителем спокойствия и виновником всего плохого, что происходит или произойдет на их территории. Такой подход доминирует, несмотря на то, что во всех случаях, когда Россия могла уклониться от участия в конфликтах в вышеперечисленных или любых других странах, она от них уклонялась, хотя в ряде ситуаций в стране существовало влиятельное лобби, требовавшее противоположного. Не на уровне частной инициативы отдельных граждан, как в Сербии, но именно как государства. Что могло чрезвычайно осложнить положение ВС НАТО в Югославии и Ираке (где они были основой антисаддамовской коалиции), а в Ливии и их арабских союзников — Саудовской Аравии и Катара. В Сирии Россия сыграла ключевую роль в достижении соглашения об уничтожении арсеналов химического оружия, а в Афганистане оказала силам международной коалиции, в том числе американским, важную логистическую поддержку. Результата по взаимодействию с западными партнерами, адекватного проделанной Москвой работе, в обеих этих странах не получено. Насколько можно судить, сам факт того, что без сотрудничества с Россией в ряде конфликтных регионов в кризисных ситуациях западное сообщество обойтись не смогло, послужил причиной дальнейшей эскалации геополитического противостояния с ней. Включая разворачивающееся в настоящее время на Украине. Впрочем, России едва ли следует на это обижаться, наблюдая, как Соединенные Штаты ведут себя в отношении ближайших союзников и тем более партнеров. Будь то сданный «Братьям—мусульманам» экс—президент Египта Хосни Мубарак, не говоря уже о других лидерах светских авторитарных режимов арабского мира. Саудовская Аравия и Израиль — в рамках их противостояния с Ираном. Или тот же Израиль — в ходе беспрецедентного давления на его руководство в попытке добиться экстренного подписания опасного для Иерусалима соглашения с властями ПНА. Отметим тот вряд ли случайный факт, что обострение политических кризисов на постсоветском пространстве, касающихся России, второй раз за короткое время происходит в период проведения Олимпийских игр, когда по идее организаторов этих событий прямое участие в их разрешении действующего российского президента было максимально затруднено. Первый раз он находился на пекинской Олимпиаде в качестве премьер—министра. Второй — проводил Олимпиаду в Сочи. Можно ждать проведения следующих Олимпийских игр, поскольку «Бог троицу любит», однако делать из происходящего выводы уже можно. Выводы эти следующие: • Россия не принята и не будет принята в мировое сообщество, точнее, в клуб западных стран как равноправный партнер. Для этого она, с их точки зрения, слишком велика, потенциально опасна и воспринимается руководством государств НАТО в качестве серьезной угрозы. Как вследствие проявления ею избыточной для страны, рассматриваемой как побежденная, политической и экономической самостоятельности, так и из—за сохранения технологического потенциала в сфере ВВТ — в первую очередь ядерных и космических; • ослабление России по всем возможным направлениям является таким же приоритетом западного военно—политического блока — в первую очередь США, как и во времена СССР. Это происходит в том числе вследствие объективной неспособности истеблишмента Штатов и их ближайших союзников по НАТО перестроить политические и военные институты этого блока на полноправное сотрудничество с Россией; • взаимное сдерживание, в том числе территориальное, в виде выстраивания сфер национальных интересов по—прежнему актуально. Требования к России отказаться от него в соответствии с «новой эпохой» представляют собой не более чем часть информационной войны; • противостояние с Россией идет не потому, что она на самом деле является для Запада идеологическим или геополитическим противником, а просто потому, что она такая, какая есть. В соответствии со сказанной автору одним из ведущих отечественных специалистов по Европе и НАТО фразой: «Мы думали, что нас не любят потому, что мы «красные», а нас не любят потому, что мы русские»; • для реализации истинных или надуманных геополитических интересов политический истеблишмент стран Запада будет взаимодействовать с любыми союзниками, используя двойные стандарты. Его временными союзниками в зависимости от ситуации могут быть авторитарные или монархические диктатуры, исламисты, террористы, коррумпированные олигархи, наркоторговцы, националисты самого экстремистского толка, международные преступники или фашисты. Иллюзий здесь быть не должно. Украины это касается в такой же мере, как Югославии, Ливии или Сирии; • профессионалы, трезво оценивающие ситуацию, в том числе военные, в высших эшелонах стран НАТО не имеют преимущества перед популистами и в случае прямого конфликта с политическими назначенцами выводятся за рамки властных структур; система мироустройства, в том числе ООН, в настоящее время подвергается проверке на прочность. США и Запад в целом теряют одностороннее подавляющее преимущество в мире и в качестве реакции на это пытаются ослабить ничем не угрожающую им Россию в преддверии будущего наступления на позиции Китая; • реальные возможности введения странами НАТО против России эффективных санкций незначительны. Опасность прямого военного противостояния НАТО с РФ в настоящее время равна нулю. В то же время в случае распада Украины, вероятность которого весьма высока в краткосрочной перспективе, обострение противостояния неизбежно и сценарии его могут включать локальные конфликты, готовиться к которым необходимо; • главную роль в организации вооруженных провокаций, призванных втянуть Россию в прямое противостояние с НАТО, играют боевики «Правого сектора» и других украинских формирований экстремистского толка. Не исключено участие в событиях на Украине частных военных компаний из стран Запада, что подтверждает информация о прибытии в Киев в марте 400 профессионалов из бывшей Blackwater; в случае разрушения экономики Украины существует вероятность ее территориального распада, вплоть до гражданской войны. В этой ситуации руководству РФ придется так или иначе реагировать на ситуацию, в том числе на востоке и юге страны, вплоть до Приднестровья. Высока вероятность развития событий в ряде регионов Украины по аналогии с Крымом. Возможность сотрудничества с Западом в этой ситуации не просматривается; • опасность для России представляет утечка из воинских частей, а также со складов и предприятий ВПК Украины современных систем вооружений, в том числе ПЗРК. Особую угрозу представляет безопасность украинских ядерных объектов. Предотвращение аварий на них, а также утечки ядерных материалов является в рамках украинского кризиса абсолютным приоритетом и должно быть осуществлено вне зависимости от внешней реакции с чьей бы то ни было стороны; • проблема сохранения собственности и финансовых авуаров коррумпированных государственных служащих РФ, выведенных на Запад, — главный инструмент воздействия на отечественную элиту; • в условиях неизбежного усиления внешнего давления степень безопасности России зависит от прочности экономики, гибкости и эффективности руководства, оптимизации государственных расходов, верной кадровой политики, консолидации общества, снижения уровня коррупции, свободы действий бизнес-сообщества и дебюрократизации страны не меньше, чем от ее военного потенциала. □ Опубликовано в выпуске № 10 (528) за 19 марта 2014 года

Admin: Нас хотят отбросить на двести лет назадИсторик и писатель Николай Стариков: украинскую государственность могут разорвать на части Зачем Запад дестабилизировал и хаотизировал Украину? Почему Польша так трогательно заботится об украинских националистах, помогая им «отстаивать права» и «бороться за свободу»? Неужели польские политики забыли о волынской резне? □ □ Нет, чудес и наивных юношей в политике такого уровня не бывает. Есть все основания полагать, что Запад помогает «правосекам» и «свободовцам» с одной корыстной целью: когда эти хлопцы развалят Украину своими неумными шагами, забрать себе «осколки» того, что до государственного переворота в Киеве было украинским государством. □ «Нас хотят отбросить на двести лет назад» □ — Николай Викторович, все ваши книги посвящены одной теме — геополитике, борьбе разных стран за мировое господство. Как эта борьба воплотилась в событиях на Украине? — Ничего нового не происходит. Геополитические соперники России пытаются выдавить ее из стратегически важных морских областей. Им удалось отрезать нас от Балтийского моря, ведь все бывшие советские прибалтийские республики приняты в НАТО. При этом Рига и Таллин вошли в зону влияния России еще в начале 18—го века, это города, взятые осадой, штурмом Петром I и потом по Ништадтскому миру перешедшие к России. То есть они почти 300 лет были российскими городами, и никто не оспаривал бы их принадлежность к России, если бы не революция, а потом предательство Горбачева, которое, таким образом, отбросило Россию на 300 лет назад. Сегодня мы видим точно такую же попытку выдавить Россию из Причерноморья, лишить Черноморский флот стоянки в Крыму и, соответственно, вообще притворить нам «окно», которое в 1783 году «прорубила» Екатерина II. На этом направлении нас хотят отбросить более чем на 200 лет назад. □ — Стратегически Черное море — это в первую очередь выход в Средиземноморье? — Это выход в Мировой океан через узкие турецкие проливы и Средиземное море. На протяжении многих веков Россия старалась взять под контроль Босфор и Дарданеллы именно с этой целью — выбить пробку, которая закупоривала наш флот в Черном море. Не получилось: каждый раз на стороне Турции — мы можем посмотреть историю русско—турецких войн — явно или тайно выступали Великобритания или другие европейские державы. Что—то изменилось? Ничего. Пользуясь крушением Советского Союза, американцы создали украинское государство как антирусский проект: привести к власти экстремистов, постараться выдавить наш флот из базы в Крыму, а дальше — перспектива военного конфликта между Украиной и Россией и создание зоны хаоса, который они постараются перекинуть в Россию. Через два года у нас парламентские выборы, а потом президентские — самое время. □ — Где еще вслед за украинским могут вспыхнуть очаги хаоса? —Во—первых, это наши области, прилегающие к Украине. А во—вторых, — здесь мы тоже ничего нового не увидим — сложное положение в некоторых кавказских регионах России, они тоже имеют выход в море, как Дагестан. Кроме того, будут финансировать и вооружать тех, с кем якобы борются в Афганистане — чтобы разжечь, условно говоря,«арабскую весну» в Таджикистане, Узбекистане и по возможности в Казахстане. Мы снова видим, что антироссийские действия готовятся с двух сторон, нас берут в клещи. Как когда—то с одной стороны — антироссийская Польша и приведенный к власти Гитлер, а с другой стороны — Япония, которая последовательно откусывала куски китайской территории, Манчжурии и выходила на границу с Советским Союзом, чтобы нанести удар одновременно с Германией. □ «Сегодня Германия и другие европейцы — люди подневольные» □ — К слову, о Германии. Одни подозревают ее в активном участии в украинском кризисе, другие утверждают, что дестабилизация на Украине ей невыгодна. Какие у нее намерения в этих событиях, какую роль она в них играет — самостоятельную или подчиненную, опять роль тарана? — Есть ли у нее свои интересы? Безусловно. Германия достаточно большая страна, чтобы не иметь своих интересов, поэтому мы видим, что среди украинских политиков есть немецкие протеже, в данном случае — Кличко. А есть протеже американские, как Арсений Яценюк. Это было прекрасно видно по прослушке телефонного разговора Виктории Нуланд, которая не хотела, чтобы Кличко входил в правительство, и очень хотела, чтобы вошел Яценюк. Как мы видим, правительство сформировано во главе с протеже Америки, значит, американское влияние там сильнее, чем европейское. Вообще, сегодня Германия и другие европейцы — люди подневольные. Германия — оккупированная страна. Советские войска были выведены из ГДР, а американские войска из ФРГ никто не вывел, они остались, чтобы присматривать за немцами. □ — Германия, если что, может выступить серьезной военной силой? — Я не вижу военных возможностей у сегодняшней Германии, в отличии от США. Сегодняшняя немецкая армия, если не ошибаюсь, это меньше 300тыс. человек. То есть она немногим отличается от армии Веймарской республики, только вооружением. На сегодня американцы являются главной боевой силой на планете, и сохранить это положение — цель, к которой они стремятся. Посмотрите, что сделали проамериканские президенты Украины (а мы должны понимать, что Янукович ровно такой же проамериканский президент, как Ющенко и Кучма), что все они сделали с украинской армией. Она больше похожа на опереточную, нежели на реальную боевую силу: 40 тыс. человек сухопутных войск, из них боеспособны 6 тысяч. Вопрос: почему НАТО не оказывает помощь Украине в поддержании ее боеспособности? Да просто Украина — это часть русского мира, а американцы хотят разоружить своих бывших соперников по очереди. Они не дают иметь серьезную армию Германии, сейчас — Украине. □ — Потому что она потенциально опасна? — Конечно. И поэтому в Украине не должно быть армии. А если демократия победит в России, они точно так же будут уничтожать русскую армию, как они уничтожали ее в 90—е, и только Путин не дал завершить этот сценарий. На их взгляд, Россия должна остаться с крошечной «профессиональной» армией, а на самом деле — наемной, никого призыва. Вот что пытаются нам навязать российские либералы. Этот сценарий уже реализован на Украине: там нет призыва в армию, есть призыв только во внутренние войска. И к чему это привело? □ «Киевский путч запустил цепную реакцию распада Украины» □ — Наши эксперты сходятся на том, что война между Украиной и Россией, НАТО и Россией — это ненаучная фантастика. А как вам экономические санкции, обещанные России Америкой и Европой? — Они как из плохого анекдота. Из Канады выслали 7 наших курсантов, прекратили военное сотрудничество. Можно подумать, без сотрудничества с Канадой российская армия тут же потеряла всякую боеспособность, эти 7 курсантов были ключевым звеном нашей боеспособности. Прекратили переговоры по безвизовому режиму — так они идут 20 лет и еще полвека будут идти. Потому что если кто—то хочет ввести безвизовый режим, он берет и вводит, а кто не хочет, затягивает переговоры под любыми предлогами. Израиль печется о своей безопасности больше, чем весь Евросоюз, но взял и отменил визовый режим с Россией. Что—то страшное произошло после этого с Израилем? Его заполонили беженцы? Может, узбекские гастарбайтеры наводнили Израиль? Нас хотят исключить из «Большой восьмерки»? Но это никакая не организация, это место, где встречаются руководители восьми государств. Все это носит символический характер и в основном направлено на корреспондентов политических изданий, а к реальной политике имеет отдаленное отношение. За два дня нельзя обсудить всю мировую политику да еще принять решения. Китай не является членом «Большой восьмерки», это как—то мешает Китаю? Никак. Даже если нас исключат из Совета Европы, да слава богу! Мы что, из—за этого перестанем находиться на европейском континенте? □ — А если санкции пойдут дальше? Скажем, США подружатся с Ираном, тот выйдет на европейский рынок со своими углеводородами, опустит цены — и с Россией случится то же, что с СССР. — Сценарии можно рисовать любые, но мы должны понимать, что Иран не является самоубийцей и снижение цен на углеводороды не представляет для него никакой экономической целесообразности. Да и газопровода у него нет, который бы вел газ в Европу, газопровод есть только наш. Реалии таковы, что Запад во многом зависит от энергопоставок из России. А что касается обрушения цены на нефть, то в 2008 году они это сделали, мы видели падение цены со 148 до 40 долларов, она продержалась в течение полугода—месяцев восьми, держать эту цену дольше они не смогли: дорогая нефть выгодна самой Америке. И потом, любые действия против России в экономической сфере, как ни странно, могут использоваться нами для пользы. Например, прекращаются поставки какого—либо товара или продовольствия в Россию — это подтолкнет нас быстро создать соответствующее производство внутри нашей страны. В случае введения каких—либо весомых санкции против России мы можем поставить вопрос о выходе из международных соглашений и организаций, которые наносят вред нашей экономике, вроде ВТО. И это только даст нашим предприятиям дополнительный импульс. Да и громкое заявление Сергея Глазьева об отказе от расчетов в долларах было сделано не просто так: хоть намек и был дезавуирован Кремлем, Глазьев все—таки советник президента. □ — Я понимаю, когда Америка вставляет нам палки в колеса, но разве европейские лидеры не понимают, что они своими санкциями потворствуют бандформированиям, которые могут прийти в любое европейское государство и свергнуть любую законную власть? — Во—первых, сегодняшние европейские лидеры являются назначенцами политической элиты США и находятся под ее гнетом. А во—вторых, то, что происходит на Украине их, на самом деле, мало волнует. Уничтожение легитимной украинской власти привело к тому, что соседи Украины получили возможность отрезать себе кусочки ее территории. И речь не о России, не мы инициаторы киевского переворота. Крым и восточные области, тяготеющие к России, не на шутку напуганы, а сильнейшие пророссийские настроения там – историческая традиция. Это недальновидные украинские националисты, поддержав путч, приняв активное участие в вооруженном мятеже, привели к тому, что началось уничтожение украинского государства, вот в чем парадокс. Мы видим напряжение, например, на границе Украины и Румынии, которая проводит военные учения и одновременно напоминает, что некогда часть Украины когда—то была Румынией (а в первой половине Великой Отечественной войны под управлением румын находилась территория вплоть до Одессы). Ну и главное: столица украинского национализма Львов до 1939 года был польским городом. Думаете, Польша забыла об этом? Свержение легитимной власти на Украине привело к тому, что множество ее соседей тут же вспомнили о своих претензиях. И сегодня украинская государственность находится в состоянии, когда ее могут просто разорвать на части. Киевский путч запустил цепную реакцию распада Украины, и я бы не стал утверждать, что в течение пары десятилетий она останется в сегодняшних границах. Территории, граничащие с Польшей, Венгрией и Румынией, могут каким—то чудесным образом оказаться в этих странах. И Европа ее не защитит, потому что это будет совпадать с планами Европы. В этом смысле стремление Крыма защититься от хаоса и распада — это взгляд на несколько шагов вперед. □ «Турция понимает, что она будет следующей» □ — Николай Викторович, а кто повел себя как союзник России? — У России, как справедливо заметил император Александр III, нет союзников, кроме армии и флота, в этом смысле тоже ничего не изменилось. Тот, кто сегодня поддерживает Россию, поддерживает ее ситуационно. Это, в частности, Турция. Летом прошлого года на стамбульской площади Таксим руководство Турции почувствовало легкое покачивание государства без цели его ликвидации — была просто демонстрация, «презентация» возможностей американской разведки. Турция понимает, что она будет следующей, об этом говорят не какие—то политологи, а сами руководители страны: то, что произошло в Турции и на Украине, было организованно одними и теми же силами. Мы же с вами понимаем, что турецкие руководители имеют в виду не «Правый сектор», не украинских националистов, которые, понятно, не могут организовать в Турции никаких волнений. Значит, когда турецкие руководители говорят, что действуют одни и те же силы, они имеют в виду тех, кто дирижирует Майданом, кто спонсирует «Правый сектор», как и турецких радикалов. Турция не хочет себе такой судьбы, естественно, она на нашей стороне, и это может выразиться в ограничении пропуска американских кораблей через проливы. Кто еще на нашей стороне? Безусловно, страны СНГ, страны Таможенного союза — и Белоруссия с Казахстаном, и Армения, и Азербайджан: как бывшие советские республики они прекрасно понимают, что американцы в любой момент могут попытаться дестабилизировать обстановку, исходя из своих интересов. Китай однозначно занял пророссийскую политику, 8 марта руководитель китайского МИДа сделал заявление о том, что китайско—российские отношения будут только улучшатся. Сказано дипломатическим языком, тем не менее все ясно, намек абсолютно прозрачный. Россия для Китая — стратегический партнер, мы снабжаем его полезными ископаемыми, и Китай заинтересован в стабильности на территории России. Но судья в конечном итоге все равно один — русский народ, народ России, многонациональный народ русской цивилизации. А народ поддерживает действия президента России, это значит, что политика соответствует чаяниям народа и мы движемся в правильном направлении. □ — Страны, которые вы сейчас назвали — это прообраз блока стран, противодействующих мировому доминированию доллара и Америки? — Когда—то «призом» в победе были территории с полезными ископаемыми, дань, человеческие ресурсы — рабы. Сегодня доминирование державы выражается в том, что ее валюта является основной резервной валютой мира. Сегодня таковым является доллар, на втором плане — евро, швейцарский франк, японская йена, британский фунт, и все они хотят сохранить свое доминирующее положение и не допустить возникновения новых резервных валют. Именно за это идет вся борьба — не допустить создания новых эмиссионных центров, перехода юаня, рубля или друг валют в ранг резервных. Внешне борьба разворачивается на территории Югославии, Ирака, Афганистана, Египта, Ливии, Сирии, но в конечном счете речь идет о том, кто будет, сидя за компьютером, выпускать ничем не обеспеченную валюту и не давать другим странам выскочить из этой «пирамиды», которую строят американцы и их союзники. Можно вспомнить, что в середине двухтысячных в арабском мире активно говорили о проекте «динара Залива» (имеется в виду Персидский залив) — валюте, которая, в отличие от доллара, могла бы быть обеспечена золотом. Следом в этом регионе мира прошла целая цепь революций — и где этот динар? Сегодня о нем вообще никто не говорит. То есть путем так называемой «народно—освободительной войны» в Ливии, Египте, Йемене, Сирии и других странах американцы ликвидировали опасность появления альтернативного эмиссионного центра. □ — Возможны ли попытки поссорить нас, например, с Китаем? — Ссора России и Китая с потенциальным военным конфликтом является стратегической целью западной политики на много десятилетий вперед. Запад хочет повторить сценарий Первой мировой войны, когда роль Китая выполняла Германия: взаимоуничтожающая борьба России и Германии привела к дальнейшему возвышению англосаксов. То же самое они планируют сделать и сейчас. Сегодняшнее руководство России и Китая прекрасно понимают планы Запада, поэтому Запад ставит на повестку смену руководства России и Китая. Если Путин и руководители китайской компартии явно демонстрируют нежелание какого бы то ни было конфликта, значит, нужно изменить фамилии руководителей, поменять систему руководства этими государствами и столкнуть их. Где поменять систему власти легче — в Китае или в России? Очевидно, что в России. Поэтому события на Украине мы должны рассматривать как подготовку трамплина к смене власти в России, которая в прошлый раз, на рубеже 2011—2012 годов, слава богу, им не удалась. Западу нужно, чтобы в России победила «демократия», чтобы к власти пришли новые руководители, которые под какими—то красивыми лозунгами перестанут продавать полезные ископаемые «тоталитарному» Китаю и захотят продавать свою нефть исключительно «демократическим» европейским странам. Еще несколько недружественных актов в сторону Китая, например, заявление НАТО о том, что Россия могла бы вступить туда в течение 10 лет — и отношения резко обострятся. А дальше уже дело техники создать повод для военного конфликта между двумя государствами. □ «Запад не хочет возврата в легитимное русло, и события будут развиваться непредсказуемо» □ — Николай Викторович, каким вы видите выход из украинского «узла»? — Все стороны украинского конфликта должны заявить о возвращении к договоренностям 21февраля. Это значит, что все постановления Рады, выпущенные после и подписанные и.о. президента, все приказы министров объявляются незаконными и отменяются. Янукович вместе с руководителями оппозиции назначает дату выборов ближе к концу 2014 года. Все боевые формирования немедленно распускаются, если будет оказано сопротивление — силой, в случае необходимости — с введением чрезвычайного положения и применением армии. И только когда на всей территории Украины будет наведен порядок, должна стартовать избирательная кампания, чтобы никто не мог сказать, что выборы прошли под дулом автоматов и результаты выборов нелегитимны. После выборов формируется новая власть. Других сценариев, как избежать войны на Украине, я просто не вижу. Но у меня ощущение, что Запад как раз не хочет возврата в легитимное русло и события будут развиваться непредсказуемо, в любом направлении. □ — Пример Януковича и его сподвижников, чьи европейские счета заморожены, — хороший урок нашей «элите». Глядишь — она поневоле начнет «национализироваться». Есть в украинской истории еще какие—то положительные стороны для внутренней политики России? — У многих с ситуацией на Украине произошло отрезвление, простые люди, далекие от политики, увидели, как государство может исчезнуть в считаные дни, как к власти могут прийти нацисты. Это казалось невозможным, но теперь это реальность, причем у самых наших дверей. Думаю, многие соотечественники теперь будут бережнее относиться к нашему государству, к нашей власти.

Admin: ■ Хоть и не очень хочется в этом признаваться, но я иногда просто завидую тем, кто умеет разложить всё до самой мелочи по нужным полочкам. Причём сделать раскладку так, что как—то возражать в ответ, думаю, даже самому упёртому оппоненту, не слишком—то захочется. Какой вывод тогда? Такой — нужно это внимательно прочесть, и намотать себе на ус на будущее. Вдруг доведётся, например, с кем—то поспорить по теме, и тогда можно быть уверенным, что в этом споре, что достаточно редко бывает, всё—таки родится истина, от которой не отмахнёшься. ■ 10 апреля 2014 года | Юрий БолдыревС шизофренией во власти пора кончатьЮрий Болдырев о нашей ответственности за судьбу повстанцев на юго—востоке Украины ■ Фото ИТАР—ТАСС/EPA Бывают в жизни ситуации, когда требуются сложные и глубокие рассуждения. А бывают и такие, когда требуется предельная ясность и простота позиции. Где—то, может быть, даже гиперболизация, но лишь для большего прояснения. Оставляя при этом, разумеется, всю сложность исходных посылок, суждений и промежуточных выводов за скобками: они были, они есть, но изложению в краткой форме подлежат лишь результирующие выводы. ■ И еще: всегда стараюсь не провоцировать других на действия, которые для них могут быть опасными. Но если действия уже осуществляются, если эти действия обоснованы ситуацией и оправданы с точки зрения законных прав и интересов людей, если эти действия, к тому же, еще и соответствуют нашим ожиданиям и интересам, то нельзя стоять в сторонке и делать вид, что мы здесь ни при чем. □ Защитить тех, кто нам поверил □ ■ Итак, меня интересуют геополитические интересы моей страны. Меня волнуют права человека вообще. Особенно, моих сограждан и/или в моей стране. Сегодня так же, особенно, и на Украине. Но более всего меня сейчас заботит вопрос о правах, жизни и безопасности тех на Украине, в ее южных и восточных областях, кто поверил нам, поверил России, что мы не бросим, защитим. А над этими людьми нависла реальная угроза. ■ Это касается, как минимум, и шести десятков харьковчан, уже лишенных свободы и находящихся под следствием. Это касается и тех в Донецкой и Луганской областях, кто держится, кто у себя на малой Родине смог бы отстоять свои взгляды и позиции, но неизвестно, сможет ли противостоять хорошо натренированным и вооруженным силам, перебрасываемым из западной и центральной Украины. ■ Всем этим людям грозит теперь до пятнадцати лет тюрьмы за то, что они всего лишь считают себя не менее достойными права выбора, как и с кем, в каких союзах им жить дальше, нежели те, кто свергал законную власть на Украине всего полтора—два месяца назад. Да даже и тюрьма им грозит лишь в том случае, если после применения к ним обещанной самозваными киевскими «властями» силы они останутся живы. ■ Но что можем сделать мы — здесь, в России? ■ Прежде всего, проясним ситуацию. ■ Переворот на Украине произошел не потому, что власть была коррумпирована и народ не мог ее терпеть. Переворот ПРОИЗВЕЛИ потому, что законная власть в последний момент приостановила сдачу Украины под полный контроль Запада, в так называемую «ассоциацию» с ЕС. ■ Сейчас Россию обвиняют в «аннексии» Крыма. Но что такое было бы включение всей Украины в ассоциацию с ЕС? По сути — разве это была бы не аннексия? Да даже и более того, точнее, хуже того. □ Аннексия аннексии рознь □ ■ Важное отличие, на которое тщательно стараются не обращать внимание: Россия включила в свой состав самоопределившийся на референдуме Крым как РАВНУЮ всем прочим территорию страны, с распространением на жителей Крыма всех не только обязанностей, но и прав граждан России, включая и права социальные. Но ничего подобного «ассоциация» с ЕС не предполагала: для жителей Украины - только обязанности. Никаких прав. Никакого принятия на себя аннексирующей стороной ответственности за аннексируемую территорию. ■ Здесь адекватен был и иной термин — «порабощение». ■ Ладно, народ вправе ошибаться. Народ вправе даже и сдаться историческому противнику. Мы пытались отговорить, мы пытались убедить, но ни в коем случае не применили бы силу (верно ли было бы это с исторической точки зрения, с точки зрения ответственности перед поколениями, это отдельный вопрос; я в данном случае лишь о развитии ситуации). Но когда законная власть Украины (президент Янукович) на какой—то момент вдруг одумалась, приостановила сдачу страны, что сделала сторона, уже приготовившаяся аннексировать Украину? Известно — применила силу. Ведь препятствование Януковичу в использовании законных методов наведения в стране элементарного порядка и пресечения массовых беспорядков в центре столицы — тоже осуществлялось и американской, и европейскими администрациями исключительно с позиций силы. Аннексирующая Украину сторона (Запад) открыто финансировала (в чем представители США не постеснялись даже и признаться), недвусмысленно поощряла, содействовала (в том числе, путем втягивания в обманные переговоры под своим покровительством) и, таким образом, практически, организовала государственный переворот на Украине с целью осуществления своими марионетками все—таки сдачи Украины под свой контроль — договор о политической «ассоциации» с ЕС нынешние незаконные «власти» Украины, как известно, поспешили подписать. ■ Таким образом, обращаю внимание уже и на процедурную разницу между двумя «аннексиями». ■ Крымчане добровольно самоопределились на референдуме, после чего Россия приняла Крым в свой состав в полном соответствии с ясно и недвусмысленно выраженной волей народа Крыма. ■ Украинцы и русские, живущие на Украине, не проводили никакого референдума, который бы явился основанием для сдачи Украины Европейскому Союзу. А договор о сдаче Украины Западу (об «ассоциации с ЕС») подписали узурпаторы, пришедшие к власти в результате Западом же организованного переворота. ■ И что же из этих двух событий на самом деле преступная аннексия? □ Право на сопротивление аннексии □ ■ С учетом выше изложенного, нужно ясно понимать, что события на юге и востоке Украины — это не сепаратизм внутри нормального и общепризнанного государства. Это даже не только попытка реализации своего права на самоопределение после произошедшего государственного переворота, разрушившего прежнюю государственность Украины. Но это еще и борьба против фактической аннексии Украины Западом, пусть и осуществленной в таких удобных для Запада и по идее своей формально не разрушающих украинской государственности формах, как «ассоциация». Хотя в данном случае, как мы видим, без разрушения украинской государственности «ассоциация» все—таки не прошла. ■ Главное: законность и легитимность повстанцев на юге и востоке Украины ничуть не меньше, нежели у украинских «властей» после переворота. А, значит, между ними возможны только два способа взаимодействия: - либо переговоры на равных, что российская сторона сейчас и предлагает, в том числе, при посредничестве США, ЕС и России; - либо то, чего, разумеется, хотелось бы избежать — военные действия. □ Полицейская операция или гражданская война? □ ■ Специально это подчеркиваю: киевскими «властями» готовится никакая не «полицейская операция», а вооруженное нападение. ■ Жители юга и востока Украины не претендуют на то, чтобы диктовать центру и западу Украины, как им жить, с кем вступать в союзы. В сложившейся ситуации крушения (разрушения Западом) украинской государственности они предлагают всем частям Украины провести референдумы о самоопределении. Но «власти» Украины и, что важнее, их западных кураторов, самоопределение частей Украины не утраивает. Наивный вопрос: почему? Ведь демократия — это же святое? ■ Ответ известен, прост и циничен — они намерились аннексировать всю Украину. ■ Нас ждет военная стадия конфликта, инициируемая и организуемая одной стороной — киевскими «властями» и стоящими за ними, уж извините за прямоту, поработителями Украины. Но если одни, защищающие свои взгляды и интересы, нападают, то другие, также защищающие свои взгляды и интересы, вынуждены будут сопротивляться. ■ В этих условиях сопротивление повстанцев на юге и востоке Украины — это — не сепаратизм и не бандитизм, а защита своей земли от агрессора. Каковым, на самом деле, в данном случае является Запад, использующий узурпаторов после организованного им переворота лишь как своих марионеток. □ Что Россия должна заявить? □ ■ Главное, что должна сейчас Россия — не допустить развязывания самопровозглашенными после переворота киевскими «властями» гражданской войны против повстанцев на юго—востоке Украины. ■ Притом, что мы, в отличие от Запада, потворствующего переворотам и самопровозглашенным в результате переворота «властям», не считаем, что воля повстанцев может быть приравнена к воле всего народа. Мы лишь поддерживаем требование повстанцев о референдуме — с тем, чтобы истинная воля народа могла быть в результате выявлена и реализована. ■ А маховик гражданской войны уже запущен. Пока — как террористические операции. Специально подчеркиваю: не «контр—террористическая», как они сами пытаются это определять, а именно террористические. Захваченных киевскими «властями» сторонников самоопределения Харьковской области, например, у нас есть все основания признавать, как минимум, военнопленными - с требованием распространения на них соответствующих конвенций. Даже если такое предложение и покажется кому-то гиперболизацией в связи с тем, что война между частями Украины официально не объявлена, тем не менее, это была бы адекватная ситуации позиция российских властей. Или, более того, раз гражданской войны официально нет, то надо признавать эти шесть десятков человек заложниками, захваченными террористами. Повторю: террористами — а кем еще? Считать их легитимными властями Украины у нас оснований точно нет. ■ Для сравнения: крымские и затем российские власти никоим образом не ограничили в правах тех военнослужащих украинской армии, которые остались на стороне нынешних киевских «властей», а лишь разоружили, но затем отпустили на свободу, а теперь передают украинской стороне и соответствующей оружие. ■ Допустима ли такая разница в поведении сторон? ■ Одни (уже самоопределившаяся часть Украины — Крым) — отпускают противников с миром. ■ Другие — киевские якобы «власти» — держат плененных в застенках и угрожают пятнадцатилетними сроками… ■ Соответственно, киевские «власти» уже сейчас должны быть жестко и однозначно предупреждены, что если только они попытаются разрешать конфликт между собой — «революционерами с Майдана» и такими же равно революционными сторонниками самоопределения юго—востока Украины силовым путем, то Россия, не признающая нынешние киевские «власти», будет рассматривать эти действия как агрессивные и бандитские (а от бандитов мы своих близких, пусть и на территории формально все еще другого государства, просто обязаны защитить). Или даже как террористические — с последующим преследованием террористов по всему миру, как это делают ныне США. □ И что должна Россия делать? □ ■ Делать надо, ясное дело, то, что пообещаем. ■ …Правда, для этого или, как минимум, параллельно нам надо еще и стать такими же сильными и самостоятельными, как США. Но возможно ли это при сохранении прежней шизофрении во власти, когда по вопросам геополитическим и военно—стратегическим российские власти, вроде как, самостоятельны, но по вопросам экономической политики — остаются покорно подчинены концепциям и интересам наших геополитических конкурентов? Возможно ли радикально изменить экономический курс и стать более сильными и самодостаточными под руководством Дворковича, Набиулиной, Улюкаева, Шувалова и всей этой компании, включая Грефа и Кудрина (экономический совет при Президенте)? ■ …Раскол в нашем нынешнем обществе по вопросу об Украине представляется как раскол между теми, кто нашу власть в воссоединении с Крымом поддерживает, и теми, кто осуждает, кто против. Но это, мягко говоря, неадекватное упрощение. ■ Ведь кто—то, может быть, и за нашу страну как самостоятельную и сильную, но, все—таки, не вполне разделяет действия по Украине и Крыму. Например (я таких людей знаю), полагает, что тактика должна была быть иной: что надо было не отделять Крым, а бороться за всю Украину целиком, в том числе, не допуская провоцирования антирусских настроений в связи с «аннексией» Крыма. Мы можем соглашаться или не соглашаться, но такую позицию можно уважать. ■ Подлинный же раскол, пока еще прикрываемый последними геополитическими событиями, другой: между теми, кто за продолжение нынешней экономической деградации страны, встроенной в мировую систему разделения труда как сырьевой придаток, и теми, кто за радикальную смену экономического курса, за мобилизацию всех сил на достижение максимальной самодостаточности и, тем самым, подлинной независимости государства. ■ Вот только осознает ли этот раскол Верховный главнокомандующий? И готов ли сделать адекватный выбор и в этой части? ■ Каждый день промедления с этим фундаментальным выбором работает против нас — на наших геополитических противников. А, значит, и предает тех на юге и востоке Украины, кто в нас (в Россию) поверил и ждет от нас действенной поддержки и помощи.

Admin: ■ 15 апреля 2014 года | Андрей ВоронцовПанночка помэрлаАндрей Воронцов о недолгой агонии унитарной Украины ■ Фото ИТАР—ТАСС/EPA «Когда проснулся философ, то весь дом был в движении: в ночь умерла панночка». Н.В. Гоголь. «Вий» □ ■ Панночка померла. Як, вже помэрла? Да, помэрла. ■ То, что она еще не раз встанет из гроба, будет синеть, трястись, лязгать зубами (вариант: танковыми гусеницами), страшно грозиться, призывать директора ЦРУ в качестве Вия, ничего не значит — она мертва. Ее убил Крым. Что бы не делала теперь панночка—Украина, она пребывает в жестоком путинском цугцванге: каждый ее новый ход будет хуже предыдущего. ■ Я не нахожу в себе огорчения ее смертью, даром что наполовину украинец. Ее неприличные приставания всем надоели: «Дай, говорит, Микитка, я положу на тебя свою ножку. А он, дурень, и рад тому: говорит, что не только ножку, но и сама садись на меня». Но перевелись Микитки. Красавица—панночка налеталась до одурения на разных боровах — главным образом на Ельцине. Всю свою молодость, можно сказать, прокаталась. И ей, говоря откровенно, эти полеты во сне и наяву не пошли на пользу. Теперь это старуха — носатая, беззубая и страшная, как Ирина Фарион. Ее некогда «полная и белая ножка» превратилась в костлявую, дряблую, с выступающими узлами вен. Никому уже не хочется, чтобы она положила не него свою «ножку». Всякий нормальный человек (читай: государственный деятель) когда эта бабка направляется к нему с распростертыми объятиями, думает точно так же, как гоголевский Хома Брут: «Эге—ге!.. Только нет, голубушка, устарела!» Скажу по секрету: так думают даже высокопоставленные деятели США и ЕС, продолжающие расточать молодящейся ведьме комплименты. ■ Злоба старой, всеми отвергнутой кокетки — вот что такое злоба Яценюков, Турчиновых и их «политмамки» Тимошенко. Вот он, язык украинской прессы: «Глухо стала ворчать она и начала выговаривать мертвыми устами страшные слова; хрипло всхлипывали они, как клокотанье кипящей смолы». Так и видишь: сидит всклоченная, седая Украина у каббалистического семисвечника и неистово тыкает цыганской иглой тряпичную куклу Путина. Ей так хочется снова быть молодой, кататься на доверчивых Хомах и Микитках, пить кровь невинных младенцев, подобно гоголевской панночке. Но страшная слава о ней давно известна ближним и дальним соседям, и обходят они ее развалившуюся хату за версту. Все только ждут смерти панночки — в том числе и те, кто тайком заказывает ей порчу на соседа. ■ И вот она померла. ■ Но погубленной душе ее нет упокоения: оттого, пока не минуло сорока дней с 16 марта, всё встает она из гроба, «беспрестанно расправляя руки, как бы желая поймать кого—нибудь», или даже летает в нем, как на реактивном истребителе. Кому—то надо, по совету Тиберия Горобца, перекрестившись, плюнуть на самый хвост ей, да, видимо, не так—то просто попасть. ■ Нет, я вовсе не хочу посоревноваться в остроумии с «гиенами пера и шакалами ротационных машин» из незалежной. Мои аллюзии и метафоры вызваны искренней убежденностью в кончине украинской государственности. Только в лучшем случае — если киевская хунта согласится на федерализацию — это будет медленная смерть, а в худшем — если она пойдет войной на Юго—Восток — быстрая. Ведь вынужденная, вымученная левой стороной Днепра федерализация станет всего лишь промежуточной формой развода земель государства под названием Украина, а в гражданскую войну неминуемо вмешается Россия, какие бы санкции Запада ей ни грозили. Ей—то вовсе не хочется, это ясно, но куда она денется после прогремевшего выступления Путина перед Федеральным собранием 18 марта? Слово — не воробей, сказал: встанет на защиту «Русского мира», значит — встанет. И неважно, дойдет ли русская армия до Киева или не дойдет, как в случае с Тбилиси, — в любом случае Украины не будет. Даже в форме союза западных и центральных областей. ■ Мы увидим удивительную метаморфозу этих самых центральных: они вдруг попросятся в состав отделившихся юго—восточных земель, если таковые захотят образовать свое государство, или в состав России, если Юго—Восток войдет в ее состав. Дело в том, что «западенцев» на Украине на самом деле никто не любит — их просто боятся, как «ботаники» обыкновенно боятся «гопников». Когда же они перестанут быть страшны, задавленные ими «центровые хохлы» стремительно побегут на восток. Так было, так будет. ■ Есть ли еще варианты? Уже нет — ищи, ни ищи. Если бы Янукович увел «унитарную Украину» в Таможенный союз, она бы еще пожила. А так — даже боги не могут сделать бывшее не бывшим, как говаривал товарищ Сталин мистеру Черчиллю. Крым уложил в гроб «унитарную», а Луганск и Донецк заколотят в него последние гвозди. Причем совершенно неважно, отважатся ли в Киеве подавлять их протест или не отважатся. Не отважатся — мятежные области всё равно уйдут, слишком долго и изощренно их унижали, а коли отважатся, не дай Бог, на кровопролитие — повторится грузинский вариант, когда они уйдут быстрее. Луганск и Донецк — это не менее серьезно, чем Крым, кто не понимает. Даты провозглашения Донецкой и Луганской народных республик можно занести в синодик нынешних киевских властей такими же черными буквами, как и дату крымского референдума. ■ Я вовсе не злорадствую. Украинцы мне не чужие, и я не формально «наполовину» украинец, потому что, например, считал необходимым знать язык своей матери, хотя собственно на Украине (Крым, естественно, не в счет) жил только в раннем детстве, причем в самой западной области — в Закарпатье. Но не подумайте, что я там обучился украинской мове: как—то не припоминаются мне вообще в Закарпатье украинцы с их мовой — всё больше русины, венгры, румыны, словаки, цыгане… Цыгане (ромы, по—местному) — особенно. Как появлялись шумной и многодетной толпой они, очень смахивающие на цыган из фильма «Табор уходит в небо» (сейчас — не такие), сразу мама тащила меня в дом и прятала в самом дальнем углу. Не меньше она опасалась румын — говорила, они злые. Мне же все нравились. Вообще, «унитарная» Украина — миф. Она столь же многонациональна по своему составу, что и бывший СССР. Представители всех без исключения народов СНГ и ближнего зарубежья в «незалежной» имеются, и в немалом количестве, между прочим. И все эти очень разные народы объединяет одно — русский язык. В конституции УССР мудро было написано, что он — язык межнационального общения. Украинский такой функции не выполнял и не выполняет. ■ Все 23 года «незалежности» я честно пытался понять это государство, но так и не понял. Точнее, понял только то, что стержнем своего существования оно считает зоологическую русофобию. Ничего более идиотского для людей, которые еще в начале прошлого века сами называли себя русскими, я не знаю. Это всё равно, что сделать реальностью такие, например, как анекдоты, как про «пыво» и «пиво». Людям вообще свойственны различные бытовые фобии, без них существование даже кажется пресноватым, но умный человек любой нации отличается от глупого тем, что знает: границы фобии — это границы анекдота. Если же он этого не знает, то нормальное общение с ним представляется невозможным. ■ Антагонизм между «хохлами» и «москалями» существовал всегда, даже в самое благополучное советское время. Но, встречаясь в ту пору, мы неизменно переводили его в плоскость анекдота, что очень даже неплохо получалось под водочку и сало. Когда же ненависть к тем, кто говорит «пиво» вместо «пыва», становится геополитикой, я говорю «свидомым братам»: идите вы к черту! Я понял вдруг: мои украинские земляки с их бесконечной «ганьбой» и «гэтью» мне смертельно надоели. Все эти 23 года я обращался к ним со статьями, говоря, что для русских, украинцев и белорусов нет третьего пути, кроме альтернативы гениального Пушкина: «Славянские ль ручьи сольются в русском море? Оно ль иссякнет? вот вопрос». И что лишить украинцев русского языка — означает дебилизацию украинцев, потому что русский язык не просто русский — он общерусский. А они в ответ только навешивали на меня ярлыки «шовиниста» и «украинофоба». Настал момент, когда я им больше ничего не хочу говорить. ■ Дебилизация, о которой я так долго твердил, свершилась. Это факт. И как я понимаю одного своего крымского знакомого, который в разгар госпереворота сказал: «Пора нам расходится, мы очень от них устали». Да, пора! Трудно долго вместе жить с дураками. Как мне сказал один мой знакомый о своей жене: «Знаешь, очень тяжело жить с глупой женщиной». Да, тяжело! Прощай, Украина! Вот тебе Бог, а вот порог! Ступай на свои подаренные Сталиным «исторические земли», на которые уже с нескрываемой жадностью поглядывают поляки, румыны и венгры. Жириновский—то неглупое письмо им написал! Они повозмущались для приличия, но на ус—то намотали — и уже 9 апреля член венгерской парламентской делегации в ПАСЕ заявил о претензиях на Закарпатье. Я, честно говоря, думал, это случится попозже. ■ А вообще, всем спасибо! И бомжеватому фюреру Ярошу, заработавшему за прошлый год 840 гривен, и брутальному толстячку Тягныбоку, и клинической идиотке Фарион, и обладателю полутора извилин Кличко, который, по его словам, «встречался с погибшими милиционерами», и знаменитому исполнителю «песни про зайцев» Яценюку, и небритому индюку Турчинову — «верховному главнокомандующему», и его комсомольской подруге Тимошенко, посулившей ядерную бомбардировку Юго—Востоку. Низкий вам, дятлы, поклон от русского народа! Еще полгода назад я не мог представить, что Крым восстанет, а не то, что Донецк, Луганск и Харьков! Вы сделали то, что мы, писатели, пишущие на украинскую тему, не смогли сделать за 23 года! Мы вам памятник в будущем поставим в Киеве на Софийской площади, аккурат под копытами коня Богдана Хмельницкого, в виде раздавленных гоголевских упырей и уродцев.

Admin: ■ 16 апреля 2014 года | Виталий ТретьяковКто похоронил единую незалежную Украину?Виталий Третьяков: 20 тезисов, похожих на эпитафию ■ Фото: РИА Новости/Виталий Белоусов 1. Сегодня мы уже знаем имена тех, кто похоронил недолго существовавшее в искусственных границах 1991 (1954) года независимое государство Украина: Яценюк, Кличко, Ярош, Турчинов и Аваков. Это первая пятёрка. Её можно дополнить, но это главная похоронная команда незалежной Украины. □ 2. Украинская элита не воспользовалась уникальным историческим шансом, который возник в 1991 году — получив территорию, в четыре раза превосходящую по размерам ту, с которой несколько областей запорожского казачества (а отнюдь не Украина, которой вообще тогда не было) вошли в состав Российской империи, и сложенную благодаря Ленину, Сталину и Хрущеву, сохранить её в виде единого и демократического государства. □ 3. При всех ошибках и всём двуличии Кравчука, Кучмы, Ющенко и Януковича, при них Украина в границах УССР 1954 года выживала. И продлись это ещё лет двадцать — сохранилась бы такой, возможно, до середины ХХI века. □ 4. Все четыре украинских президента, включая и Януковича, вели примерно одну, традиционную для украинской элиты, но всё—таки самостоятельную политику, суть которой — более или менее скрытая украинизация русского населения Украины и постепенное «ввинчивание» Украины в Евросоюз и, скорее всего, в НАТО. Это — стратегия. А тактика и политика — осуществить всё это за счёт России и на деньги России (это и Западу подходило) и на наиболее выгодных для украинской элиты (прежде всего олигархата) условиях. Конечно, это была традиционная для украинизма политика маневрирования между Москвой и Западом, причём чем более долгого, тем лучше. Но всё—таки это была своя, национальная, можно даже сказать — независимая политика. □ 5. Янукович проводил её не менее последовательно, чем Кучма, но не так прытко, как Ющенко. И при Януковиче Украина как государство существовала, территориальная целостность её сохранялась, экономика функционировала, постепенное вползание в Евросоюз продвигалось. Более того, Янукович мог позволить себе и отказаться от вступления в Таможенный союз, и отложить подписание соглашения об ассоциации с Евросоюзом. Чем не независимость? При этом ему удалось (конечно, благодаря благосклонности к «братской стране» со стороны России) уговорить Москву в очередной раз спасти Украину от экономического краха. Янукович был слабый и эгоистичный президент, но он всё—таки был президент своей, пусть и искусственно сложенной, по—украински незалежной страны. □ 6. А что мы видим после свержения Януковича? Территориальной целостности Украины уже нет. И, скорее всего, это только начало. Украинское государство и государственная власть вообще рухнули. Значительная часть территорий, входящих в Украину, либо не подчиняется, либо не желает подчиняться нынешним киевским властям. Экономический коллапс Украины не за горами. Москва, наконец, сказала: всё, ребята, теперь доите тех, к кому окончательно перекинулись. Но Запад, конечно, не будет спасать Украину десятками миллиардов долларов. «Братства» с её «народом» он не чувствует, а деньги готов давать тем, у кого в руках реальная власть, а не подмайданникам. Наконец, Украина стремительно вползает в гражданскую войну. Вот почему я утверждаю, что незалежную Украину в границах 1991 года умертвили и похоронили Яценюк, Кличко (теперь куда—то слинявший), Ярош, Турчинов и Аваков. Где—то там, рядом и Тимошенко, но она, видимо, во—первых, не хочет быть внесённой в этот список, каждое имя которого будет проклято будущими украинцами, а во—вторых, надеется стать украинским Пиночетом. □ 7. Но президентские выборы 25 мая вряд ли состоятся (сейчас за это не более 50 шансов из 100, то есть фактически ситуация подброшенной в воздух монетки), а если и состоятся, они почти ничего не изменят. Тот, кто на них «победит», будет иметь реальной власти не больше, чем и.о. то ли Януковича, то ли самого себя Турчинов. □ 8. Почему Запад не даст Киеву денег, нужных Турчинову—Яценюку—Авакову для проведения выборов в более или менее стабильной ситуации? Да потому что сам Запад не верит этой тройке. Не верит, что они удержат власть как до 25 мая, так и после 25 мая — в союзе с новым «президентом» Украины. Не верит, что они удержат власть на всей оставшейся территории Украины. Не верит, что Украина не распадётся. Не верит, что люди, за один месяц промотавшие то, что предыдущие президенты Украины хитростью и изворотливостью сохраняли 23 года, сумеют разумно распорядиться такими деньгами. И, конечно, Запад понимает, что бросать миллиарды евро или долларов в топку гражданской войны и распадающегося государства не есть «эффективная» трата денег. □ 9. Почему Запад помог свергнуть Януковича? То ли потому, что решил отомстить Путину за его внешнеполитические успехи. То ли в качестве наказания Януковичу за отказ подписать соглашение с Евросоюзом. А скорее всего, потому, что решил — настал удобный момент и, возможно, последний шанс окончательно оторвать Украину от России. Но это уже не важно. Важно то, что Запад совершил катастрофическую ошибку, плоды которой он пожинает сейчас. Но Запад—то их пока пожинает скорее теоретически, а вот Украина и её население — практически. □ 10. Запад поверил Киеву (и своим собственным иллюзиям, которые были столь сладостны) в том, что на Украине живут только украинцы и ещё несколько (но немного) миллионов «русскоязычных москалей», которые, раз они 23 года терпели украинизацию и обман со стороны всех предыдущих президентов, то и сейчас ничего не сделают. Однако этого не случилось. □ 11. Политика, построенная на невежестве, предрассудках и иллюзиях, рано или поздно кончается крахом. Население Украины как состояло до 1991 года, так и состоит до сих пор из двух примерно равных по численности этносов - украинцев и русских. Плюс национальные меньшинства. 20—25 миллионов русских можно сколько угодно украинизировать, но рано или поздно им это надоест. Что и случилось, когда эти 20—25 миллионов русских увидели, что на смену постоянно их обманывавшему Януковичу пришли отъявленные националисты, почти нацисты, точно - расисты и шовинисты. Причём пришли они путём государственного переворота и вооружённого захвата власти с физическим подавлением всех несогласных. После 21 февраля 20—25 миллионов русских на Украине поняли, что теперь начнётся уже не ползучая украинизация, а открытая и действительно насильственная. □ 12. Как «цивилизованная и просвещённая Европа» могла спокойно, делая вид, что она ничего не замечает, наблюдать, как не тысячу, не миллион, а 20—25 миллионов русских пытаются лишить их национальной идентичности и родного языка, не говоря уже о власти, вопрос риторический. Евросоюз-НАТО желали этого, помогали этому, стимулировали это, участвовали в этом. Но европейские «гуманисты», цинизм которых равен только их фанаберии, ошиблись. Вместо целостной и покорной Украины, которую они желали получить под свой политический протекторат и под своё экономическое управление, они получили распадающуюся страну, временную власть в которой захватили странные люди, требующие только двух вещей - денег (много денег) и натовских солдат для подавления восстания «недоукраинизированных москалей с Востока». □ 13. Но к этому моменту Запад уже понял (не делясь этим пониманием со своими СМИ), что русских—то на Украине не 2 и не 22 человека, не 22 тысячи, а не менее 20 миллионов. И сдаваться Турчинову—Яценюку—Авакову, а тем более Ярошу они, русские, не собираются. □ 14. Киевская власть ждёт, когда «Запад поможет», а Запад хочет, чтобы киевская власть сама усмирила русских на Востоке Украины. Желательно, без большой крови. А деньги - потом. Но Киев не может усмирить Восток, тем более без крови. Он и с кровью-то не сможет, но это отдельная тема. Что делать Турчинову—Яценюку—Авакову? Отступить? Тогда тюрьма — самое малое, что их ждёт. Значит, надо идти на кровь, после которой, во—первых, они неизбежно будут дискредитированы и в глазах многих на Западе, который их, естественно, быстренько сдаст, а во—вторых, вынуждены будут устанавливать диктатуру. Иначе из крови не выходят — если только не в сторону скамьи подсудимых. □ 15. А вы представляете, что такое установить диктатуру в огромной по площади стране с населением в 45 миллионов человек? Это вам не Косово. И долго она, диктатура, всё равно не продержится. А гарантий безопасности — вы сделайте своё дело, а мы вас потом в Брюсселе или Париже спрячем до конца вашей жизни — Запад Турчинову с Яценюком не даёт. Не такое у Запада воспитание. □ 16. Более того, может, кто на Западе до сих пор и этого не знает, но Путин, надо думать, Обаме и Меркель, а Лавров Керри всё—таки объяснили, что вообще—то и единой украинской нации нет. А есть, по мнению многих настоящих, а не прибалтийских и грузинских экспертов и Ющенко-Чумаченко, как минимум, малороссы (практически русские или во всяком случае максимально к русским лояльные), собственно украинцы (типа Януковича и Кучмы) и есть галичане. И все эти три (а можно выделить и другие составляющие) части «единой украинской нации» между собою не очень—то ладят. Посему, раз уж начался распад Украины, то распадётся она в конечном итоге (через несколько лет хаоса и анархии) не на Восток (Новороссию) и всё остальное во главе с Киевом, а на Новороссию (Харьков-Донецк), на Малороссию (с центром в Киеве), на Южные новороссийские земли (Одесса-Николаев), на собственно «Украину» (северные и восточные области) и на Галичину. Это минимум. Да ещё в этом случае Польша захочет спасать поляков, живущих на Украине, Румыния — румын, Венгрия — венгров... Такая внутриевросоюзовская каша заварится! С кем тут Евросоюзу подписывать соглашение об ассоциации? Куда вводить войска НАТО? Кому давать десятки миллиардов евро? Наследникам дивизии СС «Галичина»? Привыкшим жить за счёт заводов и шахт Новороссии киевским письменникам и журналистам? □ 17. Запад хотел наказать Россию и, видимо, лично Путина. Сделал ставку на политических маргиналов из Киева (Турчинов, Яценюк, Кличко) и обещавших запугать москалей украинских шовинистов—русофобов (кстати, заодно и антисемитов) типа Яроша. А в результате создал: 1) все необходимые условия для распада Украины; 2) получил в виде своих политических партнёров в Киеве певицу Руслану и ненавидимых половиной населения Украины ни на что не способных марионеток, думающих теперь только о сохранении своей жизни и равно боящихся и русских с Востока, и западенцов, и Запада, и Путина. В чём, видимо, лично и убедился прилетевший в Киев директор ЦРУ Джон Бреннан. □ 18. Если на землю левобережной Украины вступят войска НАТО, то есть немцы (а кто ещё там боеспособен?), то это для всех русских (кроме, разве что Макаревича и Ахеджаковой) как в России, так и на Украине будет означать 22 июня 1941 года. Если на землю нынешней Украины вступят американцы, то это прямой шаг к непосредственному военному противостоянию с Россией. Как если бы русские солдаты высадились в Канаде или в Мексике. Конечно, американцы могут высадить десант в Киеве. Так Турчинову и всей (почти всей) киевской политической тусовке будет спокойнее. Но, во-первых, Киев теперь контроль над всей территорией Украины не имеет. Во—вторых, накормить огороженный американскими штыками от всей остальной Украины привыкший вкусно есть и красиво жить киевский политикум — никаких денег не хватит. □ 19. Создание (воссоздание) суверенной Новороссии (Донецко—Криворожской республики или чего—то подобного) теперь уже практически неизбежно. Ну и так далее. Запад, желая противоположное, сделал своё дело. Теперь бы ему в сторонку отойти и погрузиться в изучение истории России и Восточной Европы вообще. Так было бы всем, включая Украину, спокойнее. □ 20. Но в сторонку Запад отходить не привык. А потому нужен, нужен Западу демократический украинский диктатор. Но где он? Тимошенко, видимо, ждёт, что Вашингтон, наконец, сделает ставку прямо на неё. Даст соответствующий сигнал. Однако и популярность Юлии Владимировны поизносилась, и гарантий и денег она потребует больше, чем Яценюк с Турчиновым вместе взятые. Да и проблема «не сильно кровавого усмирения Востока» остаётся — её же нужно решить прежде всего. И для собственно «усмирения». И для того, чтобы вынудить Россию послать своих военных для спасения русских и малороссов в восточных областях Украины. И для того, чтобы в очередной раз свалить на Россию, русских и Путина вину за собственное невежество, за свою алчность, за свой провал в деле «мирного поглощения Украины».

Admin: ■ 18—04—2014Британский журналист:Я сбит с толку. Кто—нибудь мне объяснит? ■ © РИА Новости/ Ирина Горбасева □ Нил Кларк (Neil Clark) — колумнист The Guardian, Morning Star, Daily Express и многих других газет — опубликовал на сайте RT статью о двойных стандартах и противоречиях в позиции Запада. Поддерживая Майдан, западные политики не удостаивают своим вниманием протесты в Европе, а кровавое вторжение в Ирак, по их мнению, демократичнее референдума в Крыму. □ ■ Я сбит с толку. Несколько недель назад нам на Западе говорили, что люди, занявшие правительственные здания на Украине, — это хорошо. Эти люди, говорили нам наши политические лидеры и обозреватели ведущих СМИ, «протестуют за демократию». ■ Правительство США предостерегло власти Украины от использования силы против этих«демократических протестующих» — даже в том случае, если, как мы видели, некоторые из них неонацисты, которые бросают в милицию «коктейли Молотова» и другие предметы, разбивают статуи и поджигают здания. ■ Теперь же, спустя всего несколько недель, нам говорят, что люди, занявшие правительственные здания на Украине, никакие не «демократические протестующие», а «террористы» или «боевики». ■ «Политические лидеры в Киеве пришли к власти насильственным путём. Они силовыми методами свергли демократически избранное правительство и теперь сажают людей в тюрьмы за то, что те протестуют». ■ Почему в январе захватывать правительственные здания на Украине было хорошо, а в апреле стало очень плохо? Почему применение силы властями против протестующих совершенно неприемлемо в январе, но допустимо сейчас? Повторюсь: я сбит с толку. Кто—нибудь мне объяснит? ■ Зимой антиправительственных демонстрантов на Украине навестили некоторые выдающиеся западные политики, в числе которых сенатор Джон Маккейн и Виктория Нуланд из Госдепартамента, раздававшая печенье. За последние недели во многих странах Западной Европы прошли крупные антиправительственные протесты. Но они не получили такой поддержки ни со стороны этих персон, ни со стороны обозревателей из ведущих западных СМИ. Протестующие также не получили бесплатного печенья от чиновников Госдепартамента США. ■ Наверное, если бы Маккейн и Нуланд так любили антиправительственные уличные протесты в Европе и видели бы в них подлинную форму «демократии», они проявили бы солидарность и с демонстрантами в Мадриде, Риме, Афинах и Париже? Я сбит с толку. Кто—нибудь мне объяснит? ■ Несколько недель назад я посмотрел интервью с госсекретарем США Джоном Керри. Он заявил: «Нельзя просто так вторгаться в другую страну под надуманным предлогом, чтобы отстаивать свои интересы». Но я, кажется, припоминаю, что за последние 20 лет США не раз поступали именно так. ■ Может, я забыл заявления о том, что у Ирака есть оружие массового уничтожения? Может, в 2002—м и начале 2003 года мне приснилось, как политики и эксперты—неоконсерваторы ежедневно появлялись в телеэфире, чтобы сказать нам, черни, что мы должны воевать с Ираком из—за угрозы со стороны смертоносного арсенала Саддама? Почему демократическое голосование в Крыму по вопросу воссоединения с Россией хуже, чем жестокое, кровавое вторжение в Ирак — вторжение, в результате которого погибло около миллиона людей? Я сбит с толку. Кто—нибудь мне объяснит? ■ Кроме того, западные политики и медийные «эксперты» с серьезным видом говорили нам, что крымский референдум недействителен, потому что он проведен в условиях «военной оккупации». Но я только что посмотрел репортажи о выборах в Афганистане, которые проходят в условиях военной оккупации. Западные деятели, такие как глава НАТО Андерс Фог Расмуссен, восхваляли их как«исторический момент для Афганистана» и великий успех «демократии». Почему голосование в Крыму списывается со счетов, а выборы в Афганистане превозносятся? Я сбит с толку. Кто—нибудь мне объяснит? ■ Сирия тоже весьма озадачивает. Нам говорили и говорят, что группы радикальных исламистов представляют собой серьезнейшую угрозу миру, безопасности и нашему «образу жизни» на Западе. Что «Аль—Каида» и другие подобные группы должны быть уничтожены, что нам нужно вести против них беспрестанную «войну с террором». Тем не менее в Сирии наши лидеры встали на сторону таких радикальных групп в их войне против светского правительства, которое уважает права религиозных меньшинств, в том числе христиан. ■ Когда бомбы «Аль—Каиды» и ее союзников взрываются в Сирии и погибают невинные люди, наши лидеры это не осуждают. Они осуждают только лишь светское сирийское правительство, которое борется с радикальными исламистами и свержения которого отчаянно жаждут наши лидеры и обозреватели ведущих СМИ. Я сбит с толку. Кто—нибудь мне объяснит? ■ А еще права геев. Нам говорят, что Россия — очень плохая и отсталая страна, потому что она приняла закон, запрещающий пропаганду гомосексуализма среди несовершеннолетних. Однако наши лидеры, бойкотировавшие из—за этого закона зимнюю Олимпиаду в Сочи, посещают страны Персидского залива, где гомосексуалистов могут посадить в тюрьму и даже казнить. И они тепло приветствуют местных правителей, не упоминая о правах геев. ■ Наверно, тюремное заключение или казнь геев — это намного хуже, чем закон, который запрещает пропаганду гомосексуализма среди несовершеннолетних? Почему наши лидеры, если они так искренне обеспокоены правами гомосексуалистов, нападают на Россию, а не на те страны, где геев сажают в тюрьму или казнят? Я сбит с толку. Кто—нибудь мне объяснит? ■ В многочисленных газетных статьях нам говорят, что венгерская ультранационалистическая партия «Йоббик» очень плохая. Ее подъем вызывает большое беспокойство, хотя эта партия даже не представлена в правительстве и вряд ли там окажется. Однако на Украине неонацисты и ультранационалисты занимают посты в новом правительстве, которое наши западные лидеры с энтузиазмом поддерживают. В феврале неонацисты и ультраправые сыграли ключевую роль в свержении демократически избранного правительства Украины, в «революции», которую приветствовал Запад. Почему ультранационалисты и ультраправые группировки недопустимы в Венгрии, но допустимы на Украине? Я сбит с толку. Кто—нибудь мне объяснит? ■ Нам говорят, что Россия — агрессивная, империалистическая держава, и что НАТО беспокоится о противодействии российской «угрозе». Но на днях я посмотрел на карту: я увидел, что с Россией граничат или находятся поблизости уйма стран, входящих в НАТО — возглавляемый США военный альянс, члены которого за последние 15 лет бомбили и нападали на множество стран. Но я не увидел ни одной страны рядом с Америкой, которая входила бы в российский военный альянс, я не увидел российских военных баз или ракет в странах, граничащих со Штатами или находящихся поблизости. И все же нам говорят, что «агрессор» — это Россия. Я сбит с толку. Кто—нибудь мне объяснит? □ ■ Дата публикации 15 апреля 2014 года.

Admin: ■ 29 апреля 2014 года | Виталий ТретьяковСправедливость историиВиталий Третьяков о фантомных болях прежних империй и миражах новой независимости ■ Фото: ИТАР—ТАСС/ Вячеслав Юрасов И умные, и глупые люди любят рассуждать о фантомных болях по бывшим своим территориям, которыми страдают распавшиеся империи. Такие боли, действительно, существуют. Имеются они и у России. И не только у неё. И к этим болям я ещё вернусь. А вот только умные люди способны рассуждать о том, что существуют ещё и миражи недавно приобретённой независимости. Как эти миражи выглядят? А вот так — на постсоветском пространстве, например. В 1991 году распался Советский Союз. Из него вышли, как считается, 15 государств, которые обычно называются новыми независимыми государствами. В этом названии всё неточно. Во—первых, не все эти государства де—юре были государствами де—факто. Примерно половина из них истории своей государственности никогда до того не имели, и поэтому, в частности, реально не приобрели её и поныне. А некоторые имели, но ограничивалась эта история кратким историческим периодом от распада Российской империи до 1939 года. Во—вторых, что главное для нашей темы, государств—то оказалось не 15, как удобно некоторым считать, а, что выяснилось ещё и до 1991 года, а в некоторых случаях сразу после, 19. Ибо кроме тех, что раньше были союзными республиками в составе СССР, то есть как раз 15, образовались ещё четыре непризнанных (два — до 2008 года) государства: Нагорно—Карабахская республика, Приднестровская Молдавская республика, Республика Абхазия и Республика Южная Осетия. То, что данные территории не признавались государствами, сути дела не меняло. Ведь те новые независимые государства, которых все признали и которые считали, что эти территории входят в них, реальной власти над этими непризнанными независимыми государствами не имели и не имеют до сих пор. Итак, по умолчанию считалось, что в 1991 году распался Советский Союз и на этом история данного пространства, да и вообще Европы остановилась. То есть то, что СССР (а фактически — Большая Россия) распался, это свершившийся раз и навсегда факт. Но вот все, кто из СССР вычленился, теперь останутся таковыми навеки вечные. Этот странный для образованных людей или людей со здравым смыслом вывод сделали многие. И в первую очередь — так называемые элиты как новых независимых государств, так и западных стран. Но и внутри России многие так считали или хотели считать. Несмотря на то, что это противоречило не то что самой истории человечества, но даже и тому, что происходило в последние десятилетия в самой Европе и даже на постсоветском пространстве. Давно уже у меня не было возможности дискутировать с грузинами, живущими в Грузии, а когда такая возможность была, я им говорил: «Скажите, почему вы думаете, что если распался СССР, то, во—первых, это должно было и могло случиться, а то, что фактически распалась Грузия в границах Грузинской ССР, то это нонсенс и злая воля Москвы?» Большинство моих оппонентов просто не понимали или делали вид, что не понимают вопроса. Я пытался им (а также ещё и многим украинцам) объяснить простые вещи. История человечества есть история возникновения и исчезновения государств, история объединения государств и история их распада. Так было всегда. Почему вы думаете, что с возникновением вашего государства история остановилась? Почему вы думаете, что история выбрала именно вашу страну в качестве единой и неделимой на ближайшие тысячу лет? Скажите, а каким образом получилось так, что в середине ХХ века в мире было 50 государств, а сейчас их уже больше двух сотен? Откуда новые 150 взялись? Из воздуха или образовались из тех 50—ти, что были раньше? Почему вы считаете, что территории (и живущие на них народы), которые были вписаны в ваши границы как союзных республик в составе СССР, останутся вашими навеки? Согласно соответствующему постановлению Президиума Верховного Совета СССР? Примерно в этом месте мои оппоненты обычно приходили в себя и вспоминали, разумеется, о Заключительном акте Совещания в Хельсинки от 1975 года. То есть — о нерушимости послевоенных границ в Европе. А я им говорил: но где государства, подписи чьих тогдашних глав стоят под Хельсинкским актом? Где СССР? Где ГДР? Где Чехословакия? Где Югославия? Какая нерушимость границ? Но если её нет для СССР и Югославии, если её нет для Чехословакии, если её нет для ГДР, поглощённой ФРГ, то почему эта нерушимость есть для Грузии, Молдовы или Украины? Кто это сказал? Господь Бог? Он этого точно не говорил. Сама История? Ну так она, как я вам уже объяснил очевидное, только и состоит из возникновения и исчезновения государств, из их размножения... Или это сказали те, кто Хельсинкский акт подписывали? Так и их уже нет на этом свете. Или это вам сказали в сегодняшнем Вашингтоне, Лондоне, Париже и Брюсселе? А разве те, кто там сидит и говорит, сильнее истории? И почему вы тогда не контролируете якобы вам принадлежащие Нагорный Карабах, Приднестровье, Абхазию, Южную Осетию? Почему Сербия потеряла Косово? Почему Румыния мечтает присоединить к себе Молдову, а Албания — Косово? Согласно предписаниям 1975 года? Дискуссия, конечно, тупиковая. Так как я исхожу из реального хода реальной истории, а образовавшиеся в 1991 году государства — из своих пожеланий (психологически понятных) и уверенности (а вот это уже совсем непонятно), что именно их и именно в желаемых ими границах (очень часто искусственных) история теперь будет обходить стороной. Ибо иное будет несправедливо. Почему именно на этих государствах история решила продемонстрировать свою справедливость — внятных объяснений не следует. Итак, здесь прослеживается именно то, что я и называю миражом новой независимости и территориальной целостности. А теперь, как и обещал, вернусь к фантомным имперским болям. Совершенно очевидно, что некоторые из них никогда не заменятся воссоединениями, которое мы только что своими глазами видели на примере России и Крыма или которое непременно рано или поздно увидим на примере Армении и Нагорного Карабаха. Но также очевидно (для тех, кто не рассматривает историю, как любезный ему ход событий, то есть распада других и вечного сохранения себя), что в нашей земной цивилизации как суммы территорий и заселяющих их народов существуют вполне определённые союзообразующие (или, если хотите, имперские) полюса. Это и Западная и Центральная Европа, которая, однажды возникнув как Священная Римская империя, много позже возродилась в виде Европейского Союза. Это и Великобритания, вроде бы и распавшаяся империя, но, во—первых, продолжающая существовать в виде Британского Содружества наций, во-вторых, передавшая свой имперский центр Соединённым Штатам Америки, которые сегодня стали фактически новым форматом Британской империи, внутри которого бывшая метрополия стала вассалом своей бывшей колонии. Это и демократическая Французская республика, сохраняющая и пестующая зону франкофонии. Это и нынешняя Турция, по мнению многих, пытающаяся постепенно воссоздать в новом формате Османскую империю. Это и древнейшие Китай, Индия и Иран (Персидская империя). Это, конечно, и Россия — союзообразующий полюс Востока Европы, Кавказа, Средней Азии, ну и Сибири и Дальнего Востока, разумеется. Да, есть имперские центры, которые, кажется, исчезли навеки. Например, Рим и сама Италия это уже не та славная Древнеримская империя в новом формате, а всего лишь часть Священной Римской империи эпохи модерна и постмодерна. И Португалии как империи больше нет. И Япония уже не империя, хотя её и возглавляет император. Есть те, кто недолго претендовал на создание собственной империи, но не смог эти претензии реализовать — в Европе это, например, Швеция и Польша. Не выдержали конкуренции с другими геополитическими субъектами. Конкретно - с Россией. Как иные претенденты не выдержали конкуренции со своими конкурентами. Но вот чего мы точно не видели за последние сто лет, так это возникновения абсолютно новых союзообразующих центров, к которым естественно и автоматически (таков закон истории) примыкают соседние средние и малые государства, часто распадающиеся, так как разные их территории тяготеют к разным союзообразующим полюсам. Пока нигде таких новых стран—полюсов не возникло. Видимо, потому, что цивилизационные (они же - имперские) полюса мира сформировались веками назад. Разве что в Латинской Америке такой полюс возникнет, хотя многие считают, что Испания может (и отчасти желает) возродить свои имперские (но в новом формате) границы. Но вот что точно можно сказать, что на территории Европы новых имперских центров нет и не просматривается. Ни Грузии, ни Украине таковыми не стать. Следовательно, историческая судьба их территорий — распределиться между давно уже существующими цивилизационными полюсами. Обрадованный распадом СССР и фактическим исчезновением коммунистических партий в странах Запада, Фрэнсис Фукуяма объявил, чем и прославился, о конце истории. В том смысле, что коммунизма—социализма больше никогда не будет, а будет повсюду только одна либеральная демократия. Довольно скоро ему пришлось отказаться от своего вывода. По той простой причине, что Фукуямы приходят и уходят, а история продолжает развиваться. В свете последних событий на Украине кажется, что Киев, Вашингтон и столицы многих государств—членов Евросоюза населены сотнями Фукуям, считающих, что если они громко и хором будут кричать, что история закончилась (для них — благостно, для других — так, как им, Фукуямам, пришлось по душе), то так тому и быть. Нет, ребята Фукуямы, как не все фантомные боли восполнятся, так и не все миражи воплотятся в желаемую реальность. Петух ведь тоже думает, что солнце всходит, потому что он кричит. А оказывается, что наоборот. Но петуху простительно этого не понимать. Петуху, но не людям. Даже если они политики.

Admin: ■ 22 мая 2014 года | Сергей ОрловУсть—Луга мстит за «Бронзового солдата»Снос памятника воину—освободителю до сих пор бьет по экономике Эстонии ■ Фото ИТАР—ТАСС/ Коммерсантъ Утверждения о том, будто Эстония полностью оправилась от экономических потрясений, связанных с возмущением россиян после сноса в центре Таллина в 2007 году «Бронзового солдата», оказались пропагандистскими трюками местной элиты. Правду на днях озвучил крупный предприниматель Тийт Вяхи — бывший премьер—министр Эстонии, один из лидеров борьбы за независимость республики, организатор «Народного фронта». На мероприятии, носящем красноречивое название «Кризисное совещание — TransEstonia» он сообщил, что после переноса монумента на кладбище потери республики составляют по 8 миллиардов долларов в год. ■ После этой оглушительной цифры становится понятным, почему совещание — кризисное, почему проводит его TransEstonia — местное Агентство по развитию логистики и транзита. «После событий с перемещением «Бронзового солдата» эстонские порты на Балтике откатились в транзитной отрасли с первого на четвертое место, — заявил Тийт Вяхи. — С учетом того, что на транзит приходилось 16% эстонской экономики, убытки составили 8 миллиардов евро ежегодно». ■ Самого Вяхи, тоже по понятным причинам, волнует эта ситуация: он смотрит на нее не только как патриот своей страны, но и как крупный бизнесмен — совладелец порта в Сялламяэ, член правления Ассоциации крупных предпринимателей Эстонии. Недаром в 2007 году его возмущение вызвали действия правительства против памятника воину-освободителю, стимулировавшие массовые волнения в Таллине и возмущение в России. «Ошибка не в том, что останки павших хотят перезахоронить из центра города на Военное кладбище, а в том, как это делается, в риторике, которая при этом используется, — писал в те дни Тийт Вяхи. — Разводят демагогию про то, что захоронены на Тынисмяги (холм в центре Таллина. — «СП») мародеры и насильники, что памятник символизирует массовых убийц и бандитов, что это не «памятник погибшим во Второй мировой войне» (как было объявлено в период правительства Марта Лаара), а оскорбляющее эстонский народ надгробие тем, кто проводил депортации...». Возможно, кстати, что недавнее падение кабинета Андруса Ансипа, который как раз и был инициатором сноса «Бронзового солдата», косвенно связано с теми событиями: ему так и не удалось решить ключевых задач экономики. ■ По словам Тийта Вяхи, «Бронзовым солдатом» политики Эстонии «оскорбили самое чувствительное для России…». «Каждая российская семья потеряла во Вторую мировую войну кого—то из родственников, эта тема там касается каждого. Поэтому неадекватная трактовка темы «Бронзового солдата» отозвалась самым резким осуждением в России. Нас не понимают, вернее, осуждают даже наши традиционные друзья там — предприниматели и деятели культуры», — утверждал он. «Поведение правительства было глупым, провокационным и противоречивым на всем протяжении саги о «Бронзовом солдате», — заключил Тийт Вяхи. ■ Реакция политиков и бизнес—сообщества России на те события тоже была понятной и адекватной. Многие граждане нашей страны отказались от покупок эстонских товаров. Призвал к этому и тогдашний первый вице—премьер РФ Сергей Иванов, выступая на совещании ветеранского актива в Москве. Ряд крупных российских торговых сетей в тот период прекратил продажу товаров, произведенных в Эстонии. Госдума потребовала от правительства ввести против республики экономические санкции, правда, вопрос этот оказался спорным, так как жесткие санкции били бы по русскоязычным жителям республики — рабочим и инженерам. ■ Российские железные дороги объявили о прекращении поставок нефти в Эстонию под предлогом ремонта. Ряд компаний приостановили инвестиционные проекты. Эстонской железной дороге пришлось сокращать рабочих из—за падения грузопотока. Ее прибыль в тот период упала в четыре раза. Из—за ограничения российского транзита закрылось более десятка транзитных компаний. Ну, а про эстонские порты сказал сам Тийт Вяхи. ■ При этом предсказать последствия было не так уж сложно. Не только экс—премьер осуждал правительство Эстонии. Профессор политологии Таллинского университета Райво Ветик накануне событий предупреждал в открытом письме, написанном вместе с коллегами: действия правительства с «Бронзовым солдатом» приведут к серьезным последствиям. На его взгляд, перенос монумента в итоге нанес серьезный ущерб не только экономическим, но и стратегическим интересам Эстонии, разрушил доверие русскоязычного населения к государственным учреждениям республики. ■ Острота идеологического конфликта со временем все же стала стираться, экономические отношения понемногу восстанавливаться. И, тем не менее, последствия сказываются до сих пор. Тийт Вяхи пытается их сгладить. В этом году он побывал в Москве, встретился с президентом Российского союза промышленников и предпринимателей Александром Шохиным. Естественно, особое внимание уделил сотрудничеству в сфере транспорта, транзита и логистики, в том числе на примере партнерства в работе порта Силламяэ. Однако для работы портов Эстонии и других стран Балтии возникли непреодолимые препятствия, связанные, как кажется, не только с естественной конкуренцией. Российские Приморский порт на Балтике и стремительно развивающийся порт в Усть—Луге не оставляют шансов конкурентам. По сути, об этом говорилось в последнем отчете работающей в области налогов, аудита и консультаций компании KPMG Baltics SIA «Исследование конкурентной позиции портов Балтии». Сравнительные данные показали: грузооборот лучшего в странах Балтии порта — Рижского — вдвое уступает Приморскому и довольно заметно — новому в Усть Луге. А Таллинский порт уступил даже Вентспилскому. Это и вызвало тревогу Тийта Вяхи. ■ Тут могут заметить, что «Бронзовый солдат» не имеет отношения к развитию порта в Усть—Луге, заложенного еще в 2001—м. Но это как сказать. Обратим внимание на слова Сергея Иванова, которые он произнес в бытность первым вице—премьером. Фактически Иванов поставил не только экономическую, но и политическую задачу, которую политологи связали и с антироссийскими настроениями, в том числе эстонской элиты. Иванов пообещал: к 2015 году у России будет достаточно своих ресурсов, чтобы прекратить любой экспорт через прибалтийские порты. И лексика была соответствующей моменту: он заметил, что наша страна «не будет кормить» порты Прибалтики. ■ Пока, похоже, с этой задачей мы не вполне справились, однако перспектива проясняется. Если в 2012—м грузооборот порта в Усть—Луге составил около 47 миллионов тонн, то к 2020—му планируется достичь 180 миллионов. А вот данные того отчета KPMG Baltics: Рижский порт — 36,1 миллиона тонн, Клайпедский — 35,2, Вентспилсский — 30,3, Таллинский — 29,5...

Admin: ■ 26 мая 2014 года | Сергей СлободчукМежду лисой Алисой и котом БазилиоО трех настоящих победителях президентских выборов на Украине ■ Фото ИТАР—ТАСС Президентские выборы, в какой бы стране они не проходили, — это всегда в первую и главную очередь ответ на несколько ключевых вопросов. Первый вопрос — как изменится политико-экономический курс правящей элиты. Вопрос № 2 — повлияет ли приход нового главы государства на экономическую модель. И, наконец, отразятся ли результаты президентских выборов на схеме отношений, принятой в обществе. И в этом смысле первые в истории независимой Украины президентские выборы в один тур — это на самом деле выбор не между Порошенко или Тимошенко, а между котом Базилио и лисой Алисой. □ Кредитная игла □ ■ С первых же дней своего существования, украинское государство настойчиво проводит неолиберальный курс в экономике, социальной сфере, культуре etc. Вот и первые шаги кабинета Арсения Яценюка, несмотря на всю «революционную» риторику, продемонстрировали: новые власти нацелены продолжать неолиберальную экономическую политику. Суть неолиберализма по—украински сводятся к установлению рыночных отношений между государством и гражданином. Если одной фразой, то «интересуют только те направления, что приносят прибыль, все остальное — в отбой». ■ Тезисно неолиберальный курс «по-киевски» сегодня выглядит так: • уход государства из экономики путем распродажи «своим» финансово—промышленным группировкам стратегических активов (облэнерго, ТЭЦ, горгазы и т.д.); • монополизация, когда министерства, госкомпании, заводы, комбинаты, аграрные предприятия и даже целые отрасли передаются олигархическим кланам «на кормление»; • наступление на права наемных работников с целью превратить возможность работать и зарабатывать в привилегию «не для всех»; • сокращение расходов на социальную сферу, культуру (в виде финансирования школ, вузов, театров и т.д.), а также армию. Зачем финансировать то, что не приносит быстрой прибыли? ■ Что же изменилось после Майдана? Правительство Яценюка демонстрирует, что государство и дальше будет уходить из экономики, распродавая предприятия в частные руки, в том числе, стратегические фабрики и заводы. А в условиях тотальной коррупции это означает, что самые доходные сектора экономики достаются «своим». А еще государство декларирует отказ от социальных обязательств перед гражданином. Вот почему такие сферы как образование, культура, оборона финансируются по остаточному принципу. ■ Украинский неолиберализм — это жизнь в долг. Сегодня главный кредитор Украины — это Международный валютный фонд. А МВФ является идеологом и локомотивом неолиберализма во всем мире, действуя по схеме «мы даем кредит, но взамен диктуем экономический курс, чтобы вы могли вернуть нам наши деньги с процентами». И здесь нынешняя власть повторяет практику времен президента Леонида Кучмы — когда социальные статьи бюджета финансировались за счет международных займов. Естественно, такая практика — это классика ростовщичества и долговой ямы. Ведь спустя пару лет опять приходится просить в долг — теперь уже для того, чтобы расплатиться за предыдущие долги. Дальше — по кругу. Поэтому первый победитель президентских выборов в Украине — это кредитомания. □ На олигархическом фронте без перемен □ ■ Конечно, новый президент в лице Петра Порошенко мог бы разорвать замкнутый круг. Но для этого необходимо изменить экономическую модель, отказавшись от олигархического капитализма. Так, может, новый президент изменит экономическую модель Украины? Это невозможно. ■ В украинской политике первую скрипку играют финансово—промышленные кланы. Именно олигархи «заводят» фракции в парламент, создают партии и кандидатов, и т.д. Вот почему олигархия настойчиво продвигает тему парламентско—президентской республики — за период после Кучмы кланы окрепли и им больше не нужен арбитр и «разводящий». Именно отсюда и неприятие идеи сильного президента с народным мандатом. Наилучший вариант для олигархии — это декоративный президент вроде польского короля при сейме магнатов. И наоборот, сильный премьер с парламентским (то есть, выданным самими кланами) мандатом — это то, что нужно. Именно поэтому олигархи и их парламентские группы заинтересованы в широких полномочиях для главы Кабинета министров, справедливо считая, что его полномочия — это эффективный рычаг для лоббирования экономических интересов ведущих финансово—промышленных группировок. ■ Сегодня Украина — это российский вариант «семибанкирщины» середины 90—х. Разве что еще в более запущенной форме — в ельцинской России олигархи диктовали политический и экономический курс, а здесь вообще Бориса Березовского выбрали в президенты. А движущая сила олигархии — это коррупция, ведь олигархическая модель возникает и может существовать только благодаря взяточничеству чиновников, судов, прокуратуры и милиции. ■ Показательно, но во время выборов ни один из кандидатов — ни Петр Порошенко, ни Юлия Тимошенко, ни Сергей Тигипко, ни Олег Ляшко, ни Михаил Добкин — не предлагал трансформировать олигархический капитализм во что—нибудь более человеческое. Не предлагал, в расчете на то, что удастся возглавить сложившуюся систему лично. ■ Конечно, Тимошенко в своих заявлениях грозно обещала «пообломать олигархам рога», но не предложила ни единого конкретного способа, как это можно сделать. А значит, цена таким обещаниям — как слову на заборе. Поэтому второй реальный победитель выборов 25 мая — это олигархическая модель экономики. А для миллионов простых украинцев — это победа коррупции как неотъемлемой составляющей олигархического капитализма. Значит, и дальше нужно будет нести конверт в школу, «давать на лапу» врачам, совать купюру гаишнику. А как иначе? Ведь украинский неолиберализм — это максимальная экономия на «народных» направлениях, вроде медицины и образования. □ Украина «на кормление» □ ■ Как ни удивительно, но в результате «народной революции» на Майдане Украина еще сильнее скатилась в феодализм. Отныне Киев жалует олигархам целые города и области — спикер—президент Александр Турчинов в марте впервые в истории Украины назначил крупных бизнесменов руководить областными администрациями: Игоря Коломойского — губернатором Днепропетровской, а Сергея Таруту — Донецкой области. Не стоит сбрасывать со счета и другие области Украины — пусть там олигархов не ставят губернаторами напрямую, зато назначают их ставленников. К примеру, после трагедии 02 мая в Одессе Турчинов назначил новым губернатором народного депутата Игоря Палицу, близкого к группе «Приват» Коломойского. Не хватает разве что официальной формулировки «на кормление», но все еще впереди. Если продолжать в том же духе, то скоро кто—нибудь из политиков предложит официально закрепить статус Украины как феодального государства со своей родовой аристократией, служилым дворянством, холопами и т.п. Ах да, еще с королем! Правда, самый выгодный для украинских феодалов вариант — это слабый король, избираемый на свою должность советом крупнейших магнатов и их представителей. Что—нибудь по аналогии с польским сеймом XVIII века. ■ Поэтому третий настоящий победитель выборов 25 мая — это украинская версия феодализма. А для простого украинца это означает, что социальные лифты будут и дальше работать по принципу кумовства—сватовства. В политике, на государственной службе и в коммерции будет править клановость. Ведь феодализм — это в первую очередь передача статуса, должности, земель, да и вообще любых активов по наследству. ■ Именно поэтому самая популярная интрига нынешних выборов — Порошенко или Тимошенко — изначально не имела никакого отношения к настоящей жизни. Ведь любые выборы ценны для нас только, если могут что—то изменить в нашей жизни. А здесь, какая разница, кто будет заманивать Буратино на Поле чудес в Стране дураков — лиса Алиса или кот Базилио?

Admin: ■ 25 мая 2014 года | Исраэль ШамирСтратегическая осьИсраэль Шамир о значении газового соглашения между Москвой и Пекином ■ Фото: israelshamir.net Сегодня мы становимся свидетелями крутого поворота мировой истории. Интереснейшая геополитическая партия разыгрывается, с многочисленными игроками, на многих досках, да и правила меняются от места к месту. Где—то играют в лапту, где—то в тайский кикбоксинг, где—то по шахматным правилам, а высшие игроки — в бесконечное го, хитрую японскую игру для стратегов. ■ Россия — один из ведущих игроков; она старается положить конец американской гегемонии и возвратить миру его цветущую сложность. Америка пытается удержать позиции, которые она захватила в результате ряда побед. В 1945 она подмяла под себя Западную Европу, в 1991 — Восточную Европу и Россию. И вот наступил поворот. Покоренные страны стараются вырваться из—под американского ярма. Их лидером стала Россия. ■ Вся хитрость великого стратега в том, чтобы одновременно держать в уме и основную игру, и отдельные фронты. Путин это умеет. Он показал себя — снова — как мастер ассиметричных ответов. Пока мы разглядывали на карте Донбасса Славянск и Горловку, Путин обошел противника с востока на карте мира, и одержал блистательную победу, заключив гигантский газовый контракт с Китаем. Значение этого контракта невозможно переоценить. Он меняет глобальный расклад сил. Впервые с пятидесятых годов прочится союз Москва—Пекин, не как фраза, но как новая реальность. ■ Этот союз выстраивался Сталиным начиная с двадцатых годов, когда рукоплескал Ярославль вести о том, что рабочими и войсками Кантона взят Шанхай. Маяковский назвал это своим лучшим стихом. Советская Россия отдала китайцам всё, что забрала Россия царская в пору китайского бессилья. Хрущев разбазарил заработанный Сталиным кредит доверия; хорошо, что хоть до войны дело не дошло. Путину пришлось восстанавливать отношения, и пойти на заметные территориальные уступки Китаю при размежевании границ. Тогда его упрекали русские патриоты, но он оказался прав — без решения территориальных споров союз был бы невозможен. ■ Союзничество Москвы и Пекина против американской гегемонии реально началось несколько лет назад, в январе 2007 года, когда Россия и Китай наложили вето на проект западной резолюции Совбеза по Мьянме (Бирме). Это был шок для Запада — война против Бирмы была уже запущена, уже вышел фильм о Джеймсе Бонде, бомбящем Янгон (Рангун), а совместных русско—китайских вето не было с 1972 года. Бирма была другом Китая; России было, по большому счету, все равно — но Путин решил дать политический кредит Пекину. Без Москвы, Пекин не посмел бы наложить вето. ■ Вслед за этим, в феврале 2007 года, в Мюнхене Путин бросил открытый вызов американской гегемонии. Его оценили как one of Russia's periodic bouts of letting off steam at its diminished world status («Россия периодически выпускает пар по поводу падения своего статуса в мире»). Но эта речь объяснила и голосование по Мьянме, и последовавшее голосование в июле 2008 года, когда Россия и Китай совместно наложили вето на проект западной резолюции по Зимбабве в Совете Безопасности. (Хорошо вспомнить, что тогда президентом уже стал Медведев, которому ставят в вину голосование по Ливии, забыв о его достижениях). ■ Вето по Зимбабве было настоящим ударом по гегемонии — Запад не посмел через него перешагнуть, и Зимбабве избежала судьбы Сомали (западная резолюция по Сомали прошла, и эта страна погибла). И тут у России, в отличие от Китая, не было интересов в Зимбабве, но без России Пекин бы не посмел применить вето. Так Россия второй раз дала политический кредит Пекину, и взяла на себя роль лидера в борьбе за многополярный мир. Американским ответом на это стала российско—грузинская война в августе 2008 года, проверка боем, которую наша армия с честью выдержала. ■ Мьянма и Зимбабве беспокоили Англию, но не континентальную Европу. Следующее серьезное совместное русско—китайское выступление — в Сирии — было ближе к Европе, но тоже не критично для европейцев. В Сирии русским (при поддержке Китая) удалось прищучить американцев. Американская гегемония начала рушиться. ■ В ответ американцы устроили переворот на Украине. Одной из целей было восстановить Западную Европу против России. Пусть Западная Европа сплотится под американской эгидой, ужаснувшись русской угрозе. Они устроили массовую истерию в прессе: можно было подумать, что русские танки уже на пути к Ла Маншу. ■ Россия поначалу ответила Олимпиадой. Церемонии открытия и закрытия игр должны были показать европейцам, что Россию не надо бояться — ее можно любить, как давешнего собрата и партнера в рамках одной великой европейской цивилизации. А значит, не нужно НАТО, не нужны американские ракеты и базы в Европе. ■ Именно так поняли Олимпиаду стратегические противники России — и именно поэтому они развязали безумную кампанию ненависти против Сочи, города—курорта на немодном берегу Черного моря — как против Мордора. Шла борьба за сердца и умы европейцев. Американцы покорили Западную Европу тогда же, когда русские взяли Европу Восточную — в 1945 году. Но русские отказались от своей половины в роковом 1990, позволив этим странам самим определять свою судьбу. Американцы и не подумали вывести свои войска из Западной Европы. Они поставили во главе этих некогда великих держав своих ставленников, используя подкуп, силу, убийства, и в первую очередь — свое владычество над дискурсом. ■ Европейские политики во власти и в основной оппозиции — в основном американские пудели и болонки, готовые предать интересы своих стран и народов по велению Вашингтона. Но за пределами контролируемого дозволенного дискурса возникли партии и движения радикальной оппозиции, крайне левые и крайне правые, поскольку это деление большого смысла в наши дни не имеет. Лидеры этих партий смело говорят — будущее Европы в союзе с Россией. Геть американцiв, как сказали бы на мове. ■ Благодаря интернету возникло и мощное неструктурированное общественное мнение. К нему — через головы хозяев дискурса — потянулся Путин. Положительное влияние имело быстрое присоединение Крыма, потому что оно просигнализировало — Россия смеет. Не только говорить и протестовать, но и действовать. Так впервые с пятидесятых годов общественное мнение на Западе (в отличие от позиции крупных партий) склонилось на сторону России. Посмотрите комментарии к статьям про Россию в самых антирусских газетах — «Гардиан» и «Шпигель» — и вы увидите, что общественное мнение склоняется в пользу России. И это — несмотря на модераторов, несмотря на «дочерей офицера из Крыма», пишущих из Лэнгли, несмотря на ангажированность и необъективность «Гугла» и других интернет—ресурсов. ■ Газовый контракт с Пекином — это важное сражение за будущее не столько Украины, сколько Западной Европы. Газ играет ключевую роль в этой конфигурации. ■ «Европа перестанет покупать русский газ, и Россия загнется», — говорят американцы и их европейские марионетки. ■ «Мы замерзнем раньше, чем у России кончатся деньги», говорит европейская оппозиция. ■ Контракт с Китаем дает мощное оружие в руки европейских политиков, стремящихся освободиться от американского контроля. Теперь они могут сказать своим избирателям: «Рссиия продаст газ Китаю, а мы замерзнем — потому что так захотелось американцам. Долой американскую оккупацию! Даешь Европу с Россией во главе!» ■ Американцы думали пожертвовать России Крым, и натравить на нее европейцев. Но ввязавшись в заварушку, американцы могут потерять Германию — если там поймут, что с Россией дружить лучше, выгоднее, и более созвучно национальному духу. Мы, конечно, хотим, чтобы Путин вернул Украину, но Германия — круче. Если подружимся с Германией, то Украина придет сама. А ключи к сердцу Германии лежат в Пекине, в газопроводе из Сибири. ■ Во Франции хозяева дискурса переборщили. У власти там находятся оголтелые сторонники всеобщего изменения пола и массовой иммиграции. Народу это не нравится. Но так хитро устроена политическая система Запада, что она предлагает выбор между правыми американскими марионетками и левыми американскими марионетками. Французы проголосовали за Саркози — и вернулись в НАТО. Проголосовали за Олланда — и пришлось сдавать выгодный заказ на вертолетоносцы. Сейчас некогда маргинальная партия НФ становится реальной претенденткой на Елисейский дворец и готова выстроить союз с Москвой. ■ Если в результате газовой сделки выстроится союз Берлин—Москва—Пекин, мир станет иным. И тогда мелочи вроде Ахметова в Донбассе решатся сами собой. Но на Бога надейся, а сам не плошай. На то она игра на сотнях шахматных досок, что ни про одну из них нельзя забыть. И ни одну нельзя сдать. ■ Россия — важная региональная держава, проворчал обиженный Обама. Но нет! Россия — мировая держава. Недаром русские бомбардировщики дальнего действия показались над Гуамом в Тихом океане, пролетели вдоль берегов Калифорнии, свили себе гнездо в освобожденном Крыму. Русские нефте— и газопроводы соединяют Иран, Туркмению, Китай, Сибирь и идут в Западную Европу. И главное, что есть в России — это умы, образованные люди, способные помочь миру освободиться от американского диктата и зажить свободной жизнью.

Admin: Почему Запад ненавидит Путина?Руководитель Центра гражданских инициатив из Калифорнии считает, что по мере ухудшения ситуации на Украине, на Россию и ее президента выплескивается немыслимый объем дезинформации и злобы. □ Да, я апологет Путина □ ■ Такое ощущение, что журналисты и обозреватели роются по Интернету и словарям в поисках новых непристойных эпитетов для страны и ее лидера. Когда я выступаю по всей Америке, в первую очередь мне задают вопрос с подковыркой: «А что вы скажете о Путине?» ■ Вот я и решила поделиться своими соображениями. □ □ ■ Конечно, у Путина есть недостатки и он делает ошибки. Однако основываясь на моем собственном опыте давнего общения с ним и на опыте людей, которым я доверяю, включая американских должностных лиц, которые работали с ним в разные годы, считаю, что Путин — это прямой, надежный и на редкость изобретательный человек — руководитель, который спокойно работает, пренебрегая оскорблениями и мифами, которые плодятся вокруг него с тех пор, как он стал вторым президентом России. Как и многие из тех, кто имел дело с этим до поры никому не известным человеком, я не хотела, чтобы меня записали в апологеты Путина. Пустое. Даже если вы относитесь к нему нейтрально, вам скажут, что вы к нему чрезмерно снисходительны. Скажут обозреватели, шакалы журналистики, а также граждане, которые все свои новости черпают из телеканалов CNN, Fox и MSNBC. ■ Я не считаю себя экспертом. Просто я 30 лет работала в СССР и России в области гражданских инициатив. Но за это время у меня было куда больше возможностей общаться с самыми разными гражданами России на всей их территории протяженностью в 11 часовых поясов, чем у любого западного репортера или, в конце концов, вашингтонского чиновника. ■ Я позакомилась с Путиным в те годы, когда ему самому еще не приходило в голову, что он будет президентом России. Было это в Санкт—Петербурге в 1990—е годы. Далее мои личные впечатления о Путине. □ История отношений и наблюдений □ ■ Шел 1992 год. Минуло два года после краха коммунизма. Дело было в Санкт—Петербурге. Годами к этому времени я создавала программы, которые должны были наладить человеческие отношения между двумя нашими странами и по возможности помочь советским людям преодолеть комплекс «осажденной крепости». В голове у меня возникла новая идея. Поскольку я догадывалась, что для ее осуществлении понадобится санкция мэрии, мне организовали там встречу. ■ Мы с моим другом Володей Шестаковым пришли в Мариинский дворец. Оказались в маленьком унылом кабинете пред лицом сухощавого невыразительного человека в костюме коричневых тонов. Он поинтересовался целью нашего визита. Пробежав глазами наше предложение, стал задавать разумные вопросы. На каждый ответ следовал новый вопрос по делу. Я поняла, что этот человек разительно отличается от привычного типа советского бюрократа, который затеивает с иностранцами панибратские разговоры, в надежде получить взятку за свои услуги. Наша организация принципиально не давала взяток. Этот бюрократ был открытым, заинтересованным и не переходил на личности. После почти часового подробного разговора он сказал, что пытался понять, соответствует ли наше предложение действующему законодательству. Оказалось, что нет. Под конец, он сказал несколько теплых слов о нашем предложении. Вот и все. Он проводил нас до дверей. Оказавшись на улице, я сказала: «Володя, впервые я встретилась с советским бюрократом, который не попросил организовать ему поездку в Штаты». Я, наконец, изучила его визитку. Там было написано: Владимир Владимирович Путин. ■ 31 декабря 1999 года: Внезапно президент Ельцин решает оставить свой пост и передать Россию в руки никому не известному Владимиру Путину. Узнав об этом, я подумала: не тот ли этот Путин, которого я помню. Ему—то точно не по силам руководить Россией. На следующий день я увидела фотографию в «Нью—Йорк таймс». Это был тот самый Путин. Я была в шоке и сказала друзьям: «Это катастрофа для России. Я с ним общалась. Он слишком закрыт и слишком умен, чтобы его принял русский народ». И продолжила размышления: «Для того, чтобы Россия поднялась с колен, нужно сделать две вещи: 1.) отлучить от Кремля молодых олигархов; 2.) найти способ добиться повиновения от региональных боссов (губернаторов), которые превратили свои регионы в феодальные владения. Я была уверена, что невысокий человек в коричневом костюме не способен справиться с этой двуединой задачей. ■ Февраль 2000 года: Практически с начала своего правления Путин стал «строить» олигархов. В феврале его спросили о них и он сказал: отношения с ними будут такими же, как со всеми остальными. Как с владельцами маленькой пекарни или мастерской по ремонту обуви. Это был первый сигнал, что олигархам отныне не будет позволено управлять правительством по своему усмотрению или пользоваться особым доступом к Кремлю. И тогда впервые задергались западные капиталистами. В конце концов, эти олигархи были богатыми неприкасаемыми бизнесменами — добрыми капиталистами и какая разница, что они приобрели свои капиталы незаконным путем и тут же увели финансовые потоки в оффшоры. ■ Путин приласил олигархов в Кремль и предложил им сделку: пусть оставляют себе недобросовестно полученные компании, но с условием добросовестно платить налоги и не лезть в политику. Это было первое из путинских «элегантных решений» для почти неразрешимых проблем, стоящих перед новой Россией. Но оно же поссорило его с американской прессой и чиновниками, которые выступили на стороне олигархов. В первую очередь, Михаила Ходорковского. Последний политизировался, не платил налогов и к тому моменту, как его посадили, вел переговоры о продаже значительного пакета акций крупнейшей российской нефтяной компании «Юкос» американской Exxon Mobil. К сожалению, Ходорковский превратился в жертву (каковой и остается) в глазах американской прессы и американских властей. ■ Март 2000 года: Я приехала в Петербург. Меня навестила давняя русская подруга (психолог). Первый вопрос, который я ей задала: «Лена, а что представляет собой ваш новый президент?» Она засмеялась и сказала: «Володя? Он мой одноклассник!» А на вопрос, как он поступит с ельцинскими преступниками в Кремле, она сказала «Насколько я его представляю, сначала он за ними понаблюдает, чтобы разобраться, чем они занимаются. Затем он даст им понять, что он за ними наблюдает. Если они не откликнутся, он поговорит с ними лично, а если они и после этого не образумятся, некоторые через пару лет окажутся в тюрьме». Я поздравила ее по электронной почте, когда ее предсказания стали сбываться. ■ Конец 2000 года: К концу этого года американским должностным лицам стало казаться, что Путин будет враждебен американским интересам. Каждый его шаг стал подвергаться осуждению. Мне это было непонятно. ■ С 2001 года и по сей день я наблюдаю за тем, как медиа становятся к нему все более враждебны: обвинения в убийствах, отравлениях, сравнения с Гитлером. Ни одного конкретного доказательства ни разу предъявлено не было. Все эти годы я путешествовала по России и видела, как страна меняется к лучшему. Россия начинает выглядеть как вполне достойная страна. Невероятно, какого прогресса она добилась с тех пор, как 14 лет назад ее принял никому не известный неопытный президент. □ На воре шапка горит □ ■ Так почему же наши руководители издеваются над Россией и Путиным и демонизируют их? Нет ли здесь эффекта «На воре шапка горит?». Не приписываем ли мы им те черты, которые боимся признать в самих себе? ■ Не потому ли мы постоянно проклинаем Путина и Россию, что: • переносим на Путина грехи свои и собственных лидеров? • обвиняя Россию в коррупции, нам легче делать вид, что у нас нет никакой коррупции? • клеймя Россию за нарушение прав человека, нам легче игнорировать их в собственной стране? • обвиняя Россию в возрождении СССР, мы прикрываем наши собственные деяния в качестве мирового «гегемона»? • называя ее воинственной, уклоняемся от признания того, что воинственность была политикой наших собственных нескольких последних администраций? □ Досье «КП» □ Шарон Теннисон (США) — основательница и президент Центра гражданских инициатив (Center for Citizen Initiatives). C 1983 развивает контакты между гражданами двух стран — как человеческие, так и деловые в области образования, здравоохранения, сельского хозяйства, экологии. Основатель сайта Russia: Other Points of View («Россия: другие точки зрения»), где публикуются объективные материалы о положении в нашей стране.

Admin: ■ Хотел сказать несколько слов в качестве комментария. Начал подбирать эти слова, и понял, что написанное Виталием Третьяковым в принципе в каких—либо комментариях не нуждается. Просто Россия обязана публично довести до сведения всех без исключения, что национально—освободительную войну одной из частей русского народа, оказавшейся на территории враждебной этому народу страны, Россия не может не поддержать. И поддержать не на словах, а на деле! ■ 09 июня 2014 года | Виталий ТретьяковНационально—освободительная война НовороссииВиталий Третьяков: 10 аргументов, которые Россия может предъявить «мировому сообществу» ■ Фото: ИТАР—ТАСС/ Михаил Клементьев Политики редко говорят то, что думают. Двусмысленности, умолчания и прямой обман - обычное оружие политиков. И самых злокозненных, и самых праведных. Лгать — проще и привычней, говорить правду — труднее и рискованно. ■ Ведь правды потому и боятся, в том числе и в первую очередь политики, что она разит наповал. Часто тех, кто ею неумело воспользуется. Однако случаются моменты, когда максимальная правда, способность называть вещи своими именами является самым сильным оружием. Причём единственным, которое обеспечивает победу. ■ Возьмём историю с Крымом. С точки зрения властей Украины и стран Запада, Россия просто аннексировала Крым. И формально они правы. Но только в том случае, если рассматривать Крым как не более чем один из регионов Украины в границах 1991 года. ■ А вот если рассматривать крымский казус как воссоединение русского народа и территории, на которой он веками проживал, с Россией, то тут и формально нетрудно найти аргументы для юридического обоснования возвращения Крыма в состав России. ■ Однако для этого России как государству нужно было давным—давно официально заявить о том, что с момента исчезновения Советского Союза русский народ является разделённым народом. ■ Насколько мне известно, лишь единожды — и уже после проведения референдума в Крыму — Россия официально (устами президента Путина) заявила об этом. Однако разовое выступление, тем более — не оформленное как официальный документ, является слишком мягкой формой для столь важной декларации. ■ Фактически и политически проблема Крыма решена, хотя юридически России ещё очень долго придётся доказывать правомерность того, что случилось весной 2014 года. ■ А вот гораздо более сложная (в том числе и юридически) проблема Новороссии (в ином варианте: Юго—Востока Украины или Донецкой и Луганской республик) не только стоит во всей своей остроте — вообще и для России в особенности. Это вопрос жизни и смерти для сотен тысяч людей, дальнейших судеб миллионов. ■ Ясно, что Россия не имеет права вооружённым путём пресечь карательную операцию киевской власти против населения восточных областей Украины. Ясно, что США не позволят Совету безопасности ООН проголосовать за миротворческую операцию России в Донецкой и Луганской областях, если даже украинская армия, т.н. национальная гвардия, частные армии украинских олигархов и даже просто банды вооружённых украинских националистов будут десятками тысяч уничтожать «сепаратистов и террористов, восставших против законной власти и выступающих против территориальной целостности Украины». Запад патронирует киевский режим (на ближайшие месяцы - режим Порошенко) и в ближайшие годы от этого не откажется. ■ Увы, Россия сама даёт аргументы для того, чтобы быть в этой ситуации связанной по рукам и ногам т.н. международным правом. Вернее, не осмеливается предъявить публично аргументы противоположного свойства. Аргументы, которые являются правдой, однако правдой, до сих пор никогда не произносимой Россией официально. ■ Но если Россия эту правду не произносит сама, что же удивляться, что украинские националисты и Запад на неё не реагируют, лицемерно или по невежеству её не замечают, постоянно бубня о каком—то «народе Украины» и о какой—то «единой Украине», во внутренние дела которой Россия вмешивается или желает вмешаться? ■ О чём же должна заявить Россия, чтобы эта правда стала, наконец, фактом международной политики? О следующем: 1. С декабря 1991 года русский народ является самым большим разделённым народом Европы. 2. Россия ставит целью своей политики воссоединение русского народа, особенно в том случае, когда русские, оказавшиеся помимо своей воли на территории других государств, подвергаются каким—либо видам систематических и массовых преследований или дискриминации по национальному признаку, а особенно в случае прямой угрозы физического насилия или уничтожения с помощью оружия. 3. Большая отделённая часть русского народа, численностью до 25 миллионов человек, осталась в 1991 году на территории Украины. Причём русские граждане Украины живут на территории этой страны на своих землях. 4. Население возникшего в 1991 году государства Украина, помимо многочисленных национальных меньшинств, состоит из примерно равных по численности двух народов — украинцев и русских. Однако этот факт украинским государством не признан, а власти Украины при всех её президентах последовательно и целенаправленно проводили политику украинизации русского населения Украины. 5. У Украины был шанс создать своё государство как украино—русскую демократическую республику (федеральную или унитарную), в которой украинцы и русские пользовались бы равными правами во всех сферах - от политической до языковой, но этого не случилось. Более того, центральная власть Украины по собственной инициативе или под давлением украинских националистов сделала всё, чтобы помимо их воли «превратить русских в украинцев», а сам русский народ на Украине свести до уровня и статуса всего лишь «национального меньшинства», а не признать его как одну из двух (наряду с украинцами) государствообразующих наций Украины. 6. Весной 2014 года центральная власть Украины окончательно приняла идеологию «украинизма» (украинского национализма) как государственную идеологию и перешла к форсированному и насильственному строительству этнократического государства украинцев. 7. Русские и русскоязычные граждане Украины — в первую очередь жители юго—восточных областей Украины, но не только их — не пожелали признать эту идеологию, ибо она напрямую предписывала превращение их из русских граждан Украины в «украинцев». В ответ центральная власть Украины, сформированная в результате государственного переворота, перешла к прямому политическому и физическому преследованию всех несогласных. Более того, она допустила и даже институализировала вооружённый националистический (украинский) террор против русских. 8. Украинские националисты, перейдя к вооружённому физическому насилию против инородных граждан своей страны, развязали гражданскую войну на Украине. Русские вынуждены были перейти к самообороне, сначала политической, а затем и вооружённой. 9. Однако после того как центральная власть Украины встала в этой гражданской войне на одну сторону, а именно — на сторону украинских националистов, гражданская война на Украине превратилась в национально—освободительную войну русского населения Украины (в основном на территории Новороссии, то есть на землях своего исторического проживания) против националистической власти Украины и поддерживаемых ею незаконных формирований украинских националистов, часть из которых открыто исповедуют расистские, шовинистические и прямо нацистские идеи. 10. Россия не может рассматривать национально—освободительную борьбу многомиллионного русского населения против государственного и неофициального украинского национализма и за своё физическое выживание на своей собственной земле как внутреннее дело Украины, а посему будет принимать решения, исходя из реального понимания происходящего на территории, ранее признававшейся ею территорией суверенного государства Украина. ■ Вот в этом и состоит правда. И эту правду Россия обязана публично продекларировать и официально довести до сведения всех правительств мира и до ООН. Национально—освободительную войну части русского народа, оказавшейся на территории другой и враждебной этому народу страны, Россия не может не поддержать. А уж какими методами, вопрос даже уже не политический, а скорее технический. ■ Без этой правды мы не сможем сделать ничего. Это значит, не сможем спасти от уничтожения или изгнания с их собственной земли не менее чем 20 миллионов русских. Вот такой выбор. И его надо делать.

Admin: ■ 10 июня 2014 года | Виталий Третьяков«Марш ватников» против нацизмаВиталий Третьяков призывает москвичей выступить в поддержку Новороссии ■ Фото: ИТАР—ТАСС/ Вячеслав Юрасов Через портал «Свободная пресса», с которым в последние месяцы в меру своих сил сотрудничаю, обращаюсь со следующим предложением или даже призывом ко всем, кому надоело пассивно наблюдать, как украинские вооружённые силы и националисты убивают мирных людей на востоке Украины. 1. Предлагаю провести в Москве и в других крупных городах России «Марш ватников» в поддержку национально—освободительной борьбы жителей Новороссии за свои жизни, за свою землю, за свою свободу, за свои права и за свой язык. 2. На Марш предлагаю выйти в знаменитых русских ватниках, этой универсальной и всепогодной одежде, которой не страшны ни солнце, ни дождь, ни снег, ни ветер, ни санкции, ни пули. Ватники украсить георгиевскими лентами. 3. Прошу редакцию «Свободной прессы» в сотрудничестве с любыми иными организациями, готовыми поддержать идею «Марша ватников», немедленно приступить к подготовке этой акции. 4. Думаю, что такой Марш необходимо провести как можно быстрее — не позже, чем до конца июня. 5. Уверен, что только в Москве этот Марш может и должен собрать не менее чем полмиллиона участников. 6. Уверен также, что если мы сумеем провести такой Марш, то его не смогут не заметить ни в политически обезумевшем Киеве, ни в Брюсселе, ни в Берлине, ни в Варшаве, ни в Вашингтоне. А главное — о нём узнают в Славянске, в Донецке, в Луганске, в Мариуполе, в Краматорске, в Одессе, в Харькове, в Днепропетровске, в Мукачеве и Ужгороде. Да и кое—кто в Москве вынужден будет лицезреть этот Марш — как те, кто пока молчит, так и те, кто слишком уж осмелел в поддержке украинской этнократии. 7. Граждане России и прежде всего мы, благополучные москвичи, должны, наконец, массово, сплочённо, плечом к плечу, ватник к ватнику открыто — на улицах своих городов, продемонстрировать, на чьей мы стороне в борьбе наших соотечественников, родственников, братьев, друзей за их жизнь и свободу. Виталий Третьяков 10 июня 2014 г.

Admin: ■ ■ 15—06—2014 Почему Владимир Путин не должен отвечать на украинские провокацииУкраина упорно провоцирует Россию на ввод войск. И с каждым днем эти провокации становятся все циничнее. Однако Кремль на них поддаваться не собирается. □ □ Шантаж, мат и погромы □ ■ Так, за последние дни украинские власти пошли на ряд демонстративных шагов, на которые Москва обязана была дать адекватный ответ. Подразделения украинских вооруженных сил регулярно осуществляли вторжение на российскую территорию, а одна из украинских БМП там и осталась. Причем в Киеве вину за собой не признают и дают понять, что и в дальнейшем не собираются уважать российскую госграницу. «Российская Федерация, которая фактически ввела войска на территорию Украины в Крыму, совершившая военную агрессию, не имеет никакого морального права7 обвинять Украину», — заявил министр юстиции страны Павел Петренко. ■ Помимо пересечения границы, украинские власти снова взяли в заложники российских журналистов, и снова корреспондентов телеканала «Звезда». По традиции их обвинили в шпионаже за украинскими военными и сборе разведывательной информации. Сейчас российские корреспонденты находятся в Днепропетровске. ■ Нападению подверглись не только российские журналисты, но и дипломаты. В Киеве группа демонстрантов напала на российское посольство. Они забросали его яйцами и бутылками, повредили фасад, сдернули российский флаг и перевернули машины дипломатов, находившиеся у входа. Украинские власти, ничего не сделавшие для защиты диппредставительства, уверяют, что они—де не знали о нападении. Однако в Москве считают иначе. «Нападение на наше посольство в Киеве, безусловно, организовано. Откуда иначе у пикетирующих взрывпакеты?! Это не стихийная, а продуманная акция», — заявил председатель комитета по международным делам Госдумы Алексей Пушков. Аргументы странные — после Майдана такой тип оружия на руках у многих — однако поведение украинских официальных лиц, нежелание милиции защищать посольство подтверждают продуманность этой акции. Лишь когда накал страстей возле посольства достиг апогея, туда, наконец, прибыли украинские чиновники, в частности глава украинского МИД Андрей Дещица. Однако его присутствие там запомнилось лишь невиданным дипломатическим скандалом — министр иностранных дел Украины в окружении демонстрантов открыто обматерил Владимира Путина в прямом эфире. Попытки России добиться международного осуждения атаки на посольство закончились ничем — даже проект соответствующего заявления Виталия Чуркина был заблокирован в Совете безопасности странами Запада. ■ По сути, провокацией является и позиция Киева на газовых переговорах с Москвой. Украинские власти попросту не хотят договариваться — они требуют, чтобы Кремль принял их условия (цена в 268 долларов). И фактически отвергли компромисс, предложенный Россией — цену, которая существовала до декабрьских соглашений с Януковичем. Россия же заявила, что больше переносить перевод Украины на предоплату не будет, и если деньги на счет Газпрома не поступят, то в 10 утра 16 июня отключит Украине газ. По всей видимости, Украину эта угроза не испугала и не заставила занять более вменяемую позицию, так что вчера после нескольких часов разговоров российская делегация попросту покинула стол переговоров. Переговоры должны продолжиться сегодня, и если Евросоюз не убедит Киев пойти на уступки, то газ Украине с большой долей вероятности будет все—таки отключен. В свою очередь, Киев к этому готов — премьер—министр Арсений Яценюк уже поручил всем ведомствам подготовиться к переходу на план функционирования энергетической отрасли в условиях прекращения поставок российского газа. Однако учитывая, что за последние месяцы Украина выкачала максимальные объемы газа (поэтому ее долг уже вырос до 5 миллиардов), а также то, что сейчас лето и страна не нуждается в отоплении, она вполне может как минимум несколько месяцев прожить на украденные запасы. □ Это не предательство, это стратегия □ ■ Ряд российских общественных деятелей а также значительная часть населения возмущаются «страусиной» позицией Кремля — они требуют от Владимира Путина ответить на украинские провокации и массовое убийство гражданского населения вводом миротворческого контингента. Программой минимум которого будет защита жителей Донбасса и обеспечение «бесполетной зоны» над территорией ДНР и ЛНР, а программой максимум — освобождение всей Новороссии от присутствия украинских подразделений по крымскому сценарию. И чем дольше Кремль отказывается от реализации такого сценария, чем больше издает «последних китайских предупреждений», тем чаще начинают звучать обвинения Владимира Путина в предательстве русскоязычных жителей Донбасса в частности и российских национальных интересов в целом. ■ Между тем, Кремль руководствуется своей логикой. Кому—то она покажется циничной, но в политике другой и не должно быть. Киев и стоящий за ним Вашингтон пытаются вынудить Москву ввести войска на Украину потому, что только этот ввод войск может спасти их от фактического и дипломатического поражения. Так, в Киеве рассчитывают, что захват российскими подразделениями восточной Украины послужит колоссальным мобилизационным стимулом для украинского населения. Сейчас это население (точнее та его часть, мозги которой до сих пор не промыты украинской пропагандой) воевать не хочет. Родители отказываются отпускать своих детей в Донбасс, а сами контрактники отказываются ехать. Все большее число понимает, что на востоке воюют не террористы или обезличенные «ватники» и «колорады», а украинские граждане, которые недовольны превращением нынешней властью убогой националистической галицийской идеологии в общегосударственную. В крупных городах страны начинают проходить антивоенные митинги. Власти, конечно, пытаются убедить людей в том, что война на Донбассе является «отечественной», что речь идет о защите украинской территории от российского вторжения. Им в этом деле помогают европейские политики. «Вооруженные бойцы пользуются внешней поддержкой, включая поставку оружия и подкрепление иностранными бойцами, — заявил Херман ван Ромпей. — Россия, как пограничное государство, несет первостепенную ответственность за обеспечение немедленного прекращения этого потока и внешней поддержки через ее границу. Любое другое отношение и публичная двойственная позиция в отношении происходящего не совместима с российскими международными обязательствами в рамках ОБСЕ и ООН». Однако все эти заявления разбиваются об элементарное отсутствие фактуры. Вопреки заявлению о захвате российских диверсантов и российской техники до сих пор Украина не предоставила внятных доказательств российского вторжения. ■ Украинскому президенту Петру Порошенко нужно российское вторжение не только для того, чтобы мобилизовать население, но и для оправдания экономических сложностей, с которыми Украина столкнется в ближайшее время. В бюджете огромная дыра, военная операция требует расходов, а украинские олигархи типа Игоря Коломойского будут требовать компенсации за поддержку антитеррористической операции. Наконец, народ в ближайшее время ощутит последствие принятия Киева жестких условий МВФ, а также возможного подписания соглашения об Ассоциации, уничтожающего остатки украинского производственного сектора. Все это может грозить Порошенко новым Майданом — если конечно не обвинить в этом Россию. ■ Наконец, Вашингтону российское вторжение серьезно облегчит процесс достижения договоренностей с ЕС по совместному экономическому давлению на Россию. Сейчас европейские политики под давлением своих бизнесменов и избирателей отказываются вводить санкции против Москвы, тем самым не только сохраняя отношения с Россией, но и ставя под сомнение сам факт американского лидерства. Поводом для отказа является внешне конструктивная позиция Кремля — Москва всячески выступает за мир, Владимир Путин согласился на встречу с Порошенко, не поддержал проведение референдумов. Российское вторжение же перечеркнет все европейские аргументы — Германии и Франции просто нечем будет крыть американские аргументы о том, что российскую агрессию нужно остановить. ■ Однако отказ от вторжения не значит, что Россия должна бросить на произвол судьбы жителей Донбасса и спокойно смотреть на то, как украинские вооруженные силы и поддерживающие их «иррегуляры» из частных армий олигархов убивают мирных жителей. Для изменения баланса сил России нужно открыть границу для притока добровольцев на Донбасс, а также поставлять ополченцам ДНР и ЛНР тяжелое оружие — что и происходит, если, конечно, не верить в то, что захваченный ополченцами у украинской армии танк начал размножаться почкованием. Особое значение тут имеют поставки ПЗРК, которые уже дали эффект. Так, в ночь с 13 на 14 июня под Луганском был сбит военно—транспортный самолет Ил—76. Сами украинские власти признают, что в нем было 40 военных и 9 членов экипажа, хотя некоторые аналитики говорят, что жертв должно быть значительно больше — ради 40 человек такой самолет никто гонять не будет. Также ополченцы сбили один из штурмовиков, который обстреливал здание УВД в Горловке. Если украинская авиация и дальше будет такими темпами терять боевые машины, то от нее в ближайшее время вообще ничего не останется. А без авиации эффективность антитеррористической операции серьезно снизится. И цель — прекращение убийств мирных жителей, безопасность ДНР и ЛНР, принуждение Петра Порошенко к переговорам — будет достигнута. Причем с куда меньшими рисками, чем при открытом вторжении.

Admin: ■ 18 июня 2014 года | Виталий ТретьяковПлан упреждающих мерВиталий Третьяков: что нужно сделать, чтобы не вводить войска на Украину? ■ Фото: ИТАР—ТАСС/ Александр Мудрац Не подлежит сомнению, что Вашингтоном перед киевским режимом поставлено несколько целей. И одна из главных — вынудить Путина принять решение о вводе войск в восточные области Украины, нарушив тем самым суверенитет этой страны. В этом случае Россия, естественно, будет объявлена агрессором. Евросоюз, многие лидеры которого всё понимают, но как некоторые животные, сказать ничего не могут, точнее — боятся, с таким определением согласятся. То, что США в ситуации на Украине и вокруг Украины превратили Евросоюз в полное политическое ничтожество, идущее как против своих экономических интересов, так и навстречу военному конфликту с Россией, печально, но и с этим фактом приходится считаться. В обозримой исторической ретроспективе только перед Гитлером руководители тогдашних европейских стран трепетали больше, чем перед нынешним американским руководством. Американская администрация, возглавляемая лауреатом Нобелевской премии мира (!), прекрасно понимает, что Путин не хочет вводить вооружённые силы России на территорию Украины. Значит, нужно его вынудить это сделать. Этим императивом по сути определяется вся нынешняя политика США на европейском пространстве. Киевский режим — исполнитель. Евросоюз — клака. Западные правозащитники, как по команде, онемели. Заговорят, когда нужно будет осуждать «агрессию России». Для реализации поставленной цели Киеву дан карт—бланш на убийство мирных жителей в восточных областях Украины, да и в других, буде нужно, тоже. Более того, Киеву уже позволено убивать и граждан России, например, журналистов. Чтобы Путин дал приказ на ввод войск в восточные области Украины (Донецкую и Луганскую народные республики) нужно убить как можно больше мирных граждан на этих территориях. Сколько? Да столько, сколько будет нужно для получения искомого результата. Итак, если Путин даст команду на ввод войск, то США объявят Россию агрессором, а Путина — военным преступником. Но и если не даст, то тоже хорошо. Юго—Восток Украины будет окончательно «зачищен», а украинские войска и так называемая нацгвардия будет брошена на Крым. Тут уже от прямого военного столкновения России и Украины не увернуться. Но при этом у Путина уже не будет той народной поддержки, которая у него есть сейчас. Коллаборационисты в московской политической элите возьмут верх, а снизу их поддержит примолкшее в последние месяцы, но ждущее команды Болото. Программа—максимум: Путин свергнут, Севастополь — база американского военного флота, Россия полностью деморализована, и во главе её поставлены какие—нибудь местные Порошенко с Яценюком. Всё. России как великой державы и даже как самостоятельного государства больше нет. Евросоюз политически тоже уничтожен. И его как субъекта мировой политики тоже больше нет. Естественно, тут ещё множество всякого рода нюансов, но сути дела они не меняют. Итак, проводить упреждающую военную операцию по спасению сотен тысяч и миллионов жителей восточных областей Украины от физического истребления и превращения в узников «фильтрационных лагерей» или бессловесных и безъязыких рабов украинских националистов, России опасно. Но и не проводить рано или поздно станет уже невозможно. Не решится Путин на упреждающую — придётся после того, как трупы в восточных областях Украины будут вывозить не автомобилями—рефрижераторами, а вагонами. Избежать войны всегда лучше, чем в неё ввязаться. Тем более, ввязаться по чужой прихоти. Но только в том случае, если есть возможность её избежать, не став при этом колонией того, кто тебе эту войну навязывает. И не жертвуя десятками тысяч жизней своих соотечественников и судьбами миллионов изгнанных со своей земли, из своих домов людей. Кстати, в основном родственников граждан России. Думаю, что, к сожалению, шансов избежать превентивной военной операции по спасению мирных жителей Новороссии (перейду теперь к этому обозначению земель, на которых по инициативе Вашингтона и Киева и при попустительстве и глупости Брюсселя, Парижа и Берлина разразилась уже кровавая и уже трагедия), очень мало. И не по вине России. Однако попытаться необходимо. И это даже обязанность Москвы — предпринять такую попытку. Для этого нужно, наконец, перехватить у Киева и стоящего за ним Вашингтона инициативу. Слов они не понимают. Только готовность проявить волю и применить силу, о чём Путин, кстати, прекрасно знает. Но, несмотря на всю военную беспомощность киевского режима, именно он все последние недели диктует ход событий на востоке Украины. И в этом смысле —укрепляется. Умиротворить этот режим нельзя. Он создан для иных целей. Его можно только отрезвить. Если хотите, напугать. Что же должна сделать Россия? Повторяю, и для того, чтобы не вводить свои войска на территорию Украины и не вступать по собственной инициативе в прямое столкновение с украинскими войсками, и для того, чтобы реально спасти население Новороссии от физического уничтожения и изгнания с его исторических земель. На мой взгляд, помимо тех действий, о которых нет резона распространяться публично, необходимо официально объявить о следующем. 1. Россия заявляет, о чём я неоднократно писал и говорил, что русский народ является самым большим разделённым народом Европы, а в пределах Украины в границах 1991 года проживает не менее 20 миллионов русских. И всем им теперь угрожает опасность — вплоть до физического уничтожения. 2. Россия предъявляет киевскому режиму официальное обвинение в геноциде русского народа. Кстати, ещё и людей других национальностей — малороссов и самих украинцев, не признающих законность нынешней киевской власти. ООН при Пан Ги Муне, естественно, это обвинение не поддержит. Но ждать, когда следующим генеральным секретарём ООН американцы назначат какого—нибудь Дешицу, резона точно нет. 3. В случае отказа «подкаблучного» так называемого мирового сообщества признать факт геноцида русских в восточных областях Украины, Россия объявляет, что она вынуждена сама принять все необходимые меры для спасения русских (и не только русских) в восточных областях Украины. И меры эти будут в первую очередь политические и дипломатические. А именно... 4. Россия признает действия сил самообороны Новороссии национально—освободительной войной. 5. Россия признает Донецкую народную республику и Луганскую республику независимыми государствами, уже обеспечившими собственными силами минимизацию геноцида населения Новороссии, а потому и естественными союзниками России. 6. Россия обязуется выполнить все просьбы ДНР и ЛНР, или Народной республики Новороссия (если ДНР и ЛНР объединятся), направленные на защиту их населения от уничтожения или выселения с их исторических земель. 7. Россия будет готова заключить с Народной республикой Новороссией военный союз, взяв на себя обязательство ввести на территорию Новороссии необходимый для отражения любой агрессии из любой точки мира воинский контингент. 8. До заключения такого союза Россия не будет препятствовать своим гражданам, желающим добровольно отправиться в Новороссию и вступить в ряды сил самообороны Новороссии. 9. Россия объявит, что с момента признания ею независимости ДНР и ЛНР или объединённой НРН любые вооружённые действия любых воинских формирований третьих стран или отдельных граждан этих стран будут рассматриваться ею как военная агрессия против самой России. 10. До создания Народной республикой Новороссией собственного Министерства иностранных дел Россия, если о том попросят органы власти Новороссии, будет готова представлять интересы республики на международной арене. 11. Постоянным жителям Новороссии, пожелавшим покинуть пределы НРН как места постоянного проживания, такая возможность будет беспрепятственно предоставлена, причём с возмещением (за счёт бюджета Новороссии, но под финансовые гарантии России) стоимости оставленных жилищ. Думаю, что именно такой или примерно такой план, причём — напоминаю — объявленный загодя и открыто, а также параллельное развёртывание необходимого воинского контингента в приграничных с Новороссией областях России, но пока, до признания Россией независимости Новороссии, без вступления на её территорию, во—первых, заставят Вашингтон задуматься, к какой роковой черте он подвёл не только Украину и Европу, но и сами США; во—вторых, продемонстрируют военнослужащим Украины, что если они не образумятся, вскоре им предстоит встретиться на поле боя уже не с ополченцами (хотя и их они победить и покорить не могут), а с регулярными и хорошо подготовленными войсками; в—третьих, выведут из бессознательного состояния лидеров ведущих стран Евросоюза, которые, наконец, признаются сами себе, к чему привела их народы и Европу в целом их собственная или навязанная им Вашингтоном политика. Не стоит и говорить, какое воодушевление вызовет обнародование такого плана у абсолютного большинства жителей Новороссии. [Думаю, такому решению будут аплодировать про себя, а кто посмелее — и вслух, руководители абсолютного большинства стран мира. Если и после этого Киев не прекратит карательную операцию против жителей Новороссии и не сядет без всяких условий за стол переговоров с лидерами ДНР и ЛНР (что ещё может позволить сохранить Украину в её нынешних границах), то означенный план должен перейти в стадию стремительной реализации. И это тоже позволит избежать прямых военных столкновений между вооружёнными силами России и Украины, то есть украино—русской войны. Если, конечно, в Вашингтоне и Киеве у власти сохранились хоть сколь—нибудь вменяемые люди.

Admin: ■ 23 июня 2014 года | Михаил ДелягинБывшая Украина: клубок глобальных инициативМихаил Делягин о роли мирового капитала в трагедии «незалежной» ■ Фото: ИТАР—ТАСС/ Зураб Джавахадзе Украинская катастрофа знаменует начало новой Мировой войны (холодной или «горячей» — это уж как повезет) не потому, что, в отличие от прошлых разжигаемых США конфликтов, касается нас непосредственно и потому производит глубокое и страшное впечатление. Конечно, «гвоздь в моем сапоге кошмарней, чем фантазия у Гете», — но в данном случае речь не о традиционной интеллигентской мании величия. Мировая война началась потому, что на Украине столкнулись практически все существующие сейчас глобальные интересы, за исключением разве что политического ислама. Организаторы катастрофы, безусловно, США — и потому заслуживают описания их разнообразных (и частично противоречивых) интересов в первую очередь. Американская элита как целое, объединяющее глобальные капиталы и национально ориентированную бюрократию, взрывает Украину, чтобы отсечь Евросоюз от Китая. В условиях нехватки спроса, нарастающей по мере приближения к срыву в глобальную депрессию, доступ на рынки становится абсолютной и при этом всевозрастающей ценностью. Для захвата европейского рынка США выдвинули концепцию создания трансатлантической зоны свободной торговли, которой евробюрократия, подмявшая сохранившие адекватность старые национальные европейские элиты, в силу своей рабской (и не только интеллектуальной) зависимости от них не в силах противостоять. Одновременно с ними на европейский рынок нацелился Китай, для которого в силу неизлечимо экспортной ориентации его экономики завоевание новых рынков становится вопросом выживания. Морские транспортные пути подконтрольны американскому флоту. Несмотря на спуск на воду в следующем году двух авианосцев (что делает Китай второй океанской державой мира), США могут внезапно парализовать любые морские перевозки. Поэтому стратегически морские пути, как бы дешевы они ни были, на те рынки, где Китай будет конкурировать с США, могут быть для него лишь вспомогательными. Понимание этого породило концепцию «нового Шелкового пути» (в точном переводе «пояса») из Китая на рынки Европы (которая будет все более восприимчива к китайским товарам по мере разрушения своей экономики американской конкуренцией в рамках евроатлантической зоны свободной торговли) по континенту, вне досягаемости для США. Страны Восточной Европы, европейские лишь экономически, а политически контролируемые США, также не являются приемлемой для Китая транзитной зоной. Именно поэтому Китай добился от Януковича согласия на создание транспортного узла в Крыму (при нелепости этого проекта с сугубо транспортной точки зрения). В свою очередь, США и их бездумные европейские сателлиты «зажгли» Украину так спешно, именно чтобы сломать этот проект. Кстати, их истерическая реакция на воссоединение Крыма с Россией была вызвана в том числе и возможностью возрождения этого проекта (вероятно, теперь они потребуют от стран Черного моря транспортной блокады Крыма). Роль бывшей Украины в стратегии Китая очевидна из изложенного; с учетом того, что Крым без Новороссии – «чемодан без ручки», Китай объективно заинтересован в выделении как минимум Юга из охваченной гражданской войной территории в относительно стабильное и благополучное образование. Ведь без него глобальные транспортные коммуникации через Крым будут требовать чрезмерных усилий по своему поддержанию и в целом находиться в постоянной опасности. Однако интересы США на бывшей Украине этим не исчерпываются. Помимо отсечения Евросоюза от китайских товаров, зажженная территория Украины прекрасно может отсечь ее и от российского газа, вынудив приобретать дорогой американский сланцевый газ, экспорт которого начнется с 2016 года. Разумеется, этот экспорт не будет масштабным: в силу технологических особенностей наращивать добычу сланцевого газа можно лишь до определенного уровня, а приоритетом США является укрепление своей конкурентоспособности за счет поддержания дешевизны энергии на их внутреннем рынке. Кроме того, главной целью американского экспорта станет рынок Японии, где газ существенно дороже, чем в Европе. Однако эти соображения не учитывают бюрократической разобщенности американского госаппарата, различные фрагменты которого способны проявлять колоссальное рвение и выдающуюся эффективность для достижения частичных, локальных целей, даже совершенно ненужных с точки общей американской стратегии. Поэтому бывшую Украину могут уничтожать и просто «на всякий случай», чтобы при возникновении потребности пресечь российский газовый экспорт в Европу, какой бы низкой ни была вероятность ее возникновения, это можно было сделать в один день. Значительно более важным (но ведущим к тем же последствиям) фактором является то, что создание зоны свободной торговли с ней существенно укрепит экономику Евросоюза, который является не только политическим сателлитом, но и экономическим конкурентом США. Это заинтересовывает последних в том, чтобы к моменту получения европейцами свободного доступа на украинский рынок тот прекратил существование, а страна превратилась в руины. Разумеется, американский бизнес — от «Вестингауза» (замена которым российского топлива на украинских АЭС в случае успеха принесет 1 млрд долл. дохода в год; только эта операция, даже без организации в районе Чернобыля общеевропейского хранилища отработанного ядерного топлива, с лихвой окупит все затраты США на организацию нацистского переворота), до вошедшего в капитал частных военных компаний гиганта по производству генно—модифицированной продукции «Монсанто», — заинтересован в захвате украинской экономики. Родственники руководителей США уже вошли в руководство компаний, нацелившихся на украинские нефть и газ; объектом американских интересов является также газотранспортная система. В этом интересы американского бизнеса соответствуют интересам бизнеса европейского, в первую очередь немецкого, нацелившегося на черноземы, электроэнергетику (кроме атомной), речные и морские порты (принадлежащие на Украине государству), химическую промышленность и угольный бизнес (особенно важный в условиях «угольного ренессанса» европейской энергетики). Однако контроль над ресурсами, в отличие от контроля над рынками, не заинтересовывает в сохранении нормальной жизни осваиваемой страны; примеры же бесперебойного функционирования экспортной инфраструктуры в условиях жесточайших внутренних конфликтов дает вся новейшая история Африки. Кроме того, реальный сектор всегда (по крайней мере, до срыва мира в глобальную депрессию с выжиганием наиболее спекулятивных рынков) качественно слабее финансового. Поэтому та часть реального сектора, которая заинтересована в сохранении нормальной жизни на территории бывшей Украины (так как электроэнергию и газ кто—то должен потреблять, а порты должны быть загружены не только экспортными грузами), будет проигрывать глобальному (в первую очередь американскому) финансовому сообществу, которому нужен на этой территории самоподдерживающийся хаос, желательно, распространяющийся на Россию. Способ этого распространения прост и блистательно выражен Псаки (которую на фоне Киссинджера считают дурой и которая на самом деле — на фоне Керри и Обамы — является мыслителем): «Я ничего не знаю, но виновата Россия». Причина столь разрушительной мотивации проста и действенна: именно благодаря ей мир, балансируя на грани глобальной депрессии с 2001 года, все еще не сорвался в нее. Фундамент глобальной финансовой системы — государственные облигации США. Чтобы наращивать американский долг, надо поддерживать спрос на них. Государства не могут скупать их по разным причинам: у Евросоюза нет денег, Китай хочет гарантий от обесценения доллара (в котором заключается весь смысл системы), а возможностей Японии, даже после преодоления последствий Фукусимы, недостаточно для нужд американской экономики. Значит, в американские ценные бумаги надо загнать глобальный спекулятивный капитал — благо его масштабы растут (в том числе потому, что крупные экономики, противодействуя угрозе депрессии, замещают сжимающийся коммерческий спрос растущим государственным, и эта «накачка», неминуемо не полностью контролируемая, питает глобальный бизнес). Для этого его надо смертельно испугать, наращивая масштабы хаоса, погружая в него все новые территории и создав США как организатору этого хаоса репутацию единственной «тихой гавани» мира. Вся политика США, начиная с уничтожения Югославии, была подчинена этой цели. К настоящему времени она выработала свой ресурс: от наращивания долга требуется переходить к его списанию, от расширения зоны хаоса — к полномасштабной катастрофе. Если вслед за Украиной удастся «зажечь» и Россию, эта задача будет решена за наш счет; однако, поскольку это пока не получается, наиболее вероятным путем следует считать мобилизацию политического суннитского ислама (еще в Каирском университете провозглашенного Обамой, по сути, инструментом американской политики) на уничтожение Израиля и последующее его натравливание на Иран. Слабейшим звеном отжившей, государственной организации исламского мира является Саудовская Аравия: смерть (формально от старости) ее нынешних руководителей позволит при помощи драматических терактов (например, во время хаджа) уже этой осенью превратить ее в ядро качественно нового социума, способного при структурирующей роли саудовских военных стать «новыми кочевниками» и решать серьезные региональные задачи. Таким образом, глобальный бизнес и США как государство заинтересованы в хаотизации Украины. Часть европейского (в основном немецкого) бизнеса, желающего захватить производительные активы, ориентированные в том числе на ее внутренние нужды, и потому нуждающиеся в стабилизации, слаба и не способна серьезно скорректировать даже внутреннюю политику своих стран. Китай не имеет ни возможностей, ни желания реализовывать свои интересы на бывшей Украине, полагая, что России придется реализовать обязательства Януковича по созданию крымского транспортного узла и взять на себя всю полноту обязательств по обеспечению его безопасности. В этой ситуации единственным реальным источником нормализации жизни на Украине может быть Россия, — но ее государство не только не имеет своих глобальных целей и не сознает своих потенциальных возможностей, но и не является чем—то целостным. Огромную роль продолжают играть «пятая колонна» либерального клана, ориентированного на обслуживание интересов глобального бизнеса против интересов России, и «офшорная аристократия», готовая, подобно Януковичу, на любые уступки ради сохранения своих европейских и американских активов. Строго говоря, после воссоединения с Крымом российское государство не демонстрировало внятных признаков служения интересам России и ее народа. Робкие патриотические предположения о разложении украинской армии не оправдываются: вооруженные силы сколачиваются ударным финансированием, террором и интеграцией в них идейных нацистов. Только численность боевиков «Правого сектора» выросла по завершении нацистского переворота уже на порядок. Разрушение экономики сделает службы карателям единственным способом прокормиться, что дополнительно укрепит военную компоненту нацистского режима. Ожидающие весеннего восстания Новороссии по социально—экономическим причинам не учитывают парализующего воздействия террора и пропагандистского зомбирования. Кроме того, ключевые регионы Новороссии входят в каганат Коломойского, а в раннефеодальном обществе не действуют привычные для современных аналитиков закономерности. Россия продолжает на Украине политику невмешательства, являющуюся по сути попустительством агрессору, терпя даже обстрелы своей территории и налеты на нее. Реальная помощь ополченцам Востока, насколько можно судить, носит частный и преимущественно гуманитарный характер; она позволяет лишь надеяться на их выживание, но не дает возможности планировать необходимый для стабилизации Украины и запирания нацистской чумы в «великой Украине от Львова до Тернополя» освободительный поход на Киев. А это значит, что вынесенный в заголовок статьи термин «бывшая Украина» с каждым днем все в большей степени становится реальностью. □ Автор — директор Института проблем глобализации, д.э.н., издатель журнала «Свободная мысль» (до 1991 года — «Коммунист»).

Admin: ■ 27—06—2014 МнениеГражданская война как она есть■ Считается, что первым толчком процесса, ведущего к разрушению Украины, была вполне классическая как бы «революция» (в реальности в форме госпереворота), приведшая, разумеется, к потере государственного управления. Как и всякая «революция». Вторым шагом (вполне инстинктивным в условиях утраты госуправления) было создание «временного правительства», которое по задумке должно было управляемость вернуть, но оказалось абсолютно некомпетентным и действующим в параллельной реальности «глобуса Украины». Так бывает довльно часто. В результате Украина докатилась до гражданской войны всего за три месяца. □ □ ■ Характерной особенностью подобных гражданских конфликтов, перерастающих в гражданскую войну, является то, что к ним никто заранее не готовится. Они возникают спонтанно, часто в нескольких независимых очагах. Знаете почему? Потому что первой фазой гражданской войны является не стрельба на улицах и не расстрелы заложников, и даже не взаимное остервенение сторон. Первой фазой всегда является потеря возможности диалога внутри общества. Пока «бандерлог» Остап и «колорад» Василий что—то друг другу объясняли и пытались доказать — войны еще не было. Как только они потеряли надежду объяснить противнику свою точку зрения, и соответственно достичь в перспективе компромисса — всё, война началась. ■ Начиная с этого момента противостоящие части общества используют приемы классической военной пропаганды (крепко замешанной на дезинформации противника) не в направлении противника, а в направлении самих себя и таких же, как они сами. Как следствие, обе стороны начинают дезинформировать и накручивать себя самих, и их представления о реальности стремительно расходятся. Фактически, через некоторое время восприятие реальности на разных сторонах конфликта становится уже несовместимым. «Свидомые украинцы» уверены, что строят независимую свободную Украину, которая вот—вот превратится в рай — нужно только перебить тех, кто этому мешает. На другой стороне «русские ополченцы» уверены, что никакой Украины нет вовсе, а есть концлагерь, в котором копошатся одураченные рабы олигархов и западных монополий. Свидомые уверены, что против них стоят сплошные агенты ФСБ и ГРУ из завидующей хохляцкому счастью «разваливающейся нищей Рашки», а русские уверены, что свидомыми руководят прямо из Вашингтона враги России, а непосредственно в поле толпами «свидомых» рабов командуют боевики из ЦРУ и армии США. ■ На самом же деле с обеих сторон воюют, как сказали бы в СССР, широкие народные массы. Засланные из—за границы диверсанты могут совершить отдельный теракт, убить кого—то, подтолкнуть ситуацию — но месяцами удерживать города или штурмовать их они не могут. Как сказал Дмитрий Галковский — «украинцам пора понять, что это они сами спотыкаются друг о друга». ■ Так вот это «спотыкание друг о друга» как правило начинается сразу во многих местах, очаги вспыхивают то тут, то там, и в конце концов гражданская война начинает полыхать практически повсюду. ■ Но самое плохое даже не в этом. Самое плохое в том, что гражданская война — это худшая из возможных войн (за исключением разве что ядерного уничтожения всей планеты), поскольку последствия ее воистину ужасны. Вспомните — в 1945 году Германия лежала в руинах, разбомблено было буквально всё, но уже через 15 лет почти всё было восстановлено, промышленность заработала и люди начали богатеть, переходить с велосипедов на кабиненроллеры, а с них на нормальные автомобили, хоть и микролитражки. Это же происходило и в Японии, которую казалось бы вбомбили в каменный век. ■ Но после гражданской войны последствия куда более глубокие. И если удалось полностью физически уничтожить одну из сторон — это еще не худший вариант, он позволяет оставшейся, выжившей половине социума двигаться дальше. А вот если обе стороны остались — взаимная ненависть будет тлеть, пока они не доведут дело до конца. Посмотрите на Корею — при всем видимом преуспеянии южане пропитаны ненавистью и паранойей ничуть не меньше, чем северяне. Но северяне, отказавшись от личных автомобилей, сделали атомную бомбу и баллистические ракеты — так что на самом деле еще неизвестно, кто более готов к финальной битве и кто, таким образом, докажет, что лучше использовал выпавшую им передышку. Казалось бы — ну какое дело нынешним поколениям корейцев до событий на 38—й параллели. Ну протяните же друг другу руки и объедините страну. Ан нет, этого не будет. ■ Есть еще и такая грань гражданской войны: «профессиональные» войны ведутся профессиональными военными, которые за много столетий научились соблюдать определенные военные правила, игнорирование которых потом оказывается себе дороже. Как вы знаете, даже Гитлер и даже в ситуации краха государства и всего своего дела не решился использовать, скажем, химическое оружие — хотя всё для этого имел. А вот участники гражданских войн, будучи в массе непрофессионалами, этого знания не имеют, уповают только на дальнейшую накрутку спирали жестокости и тотального уничтожения врага. Как следствие, ситуация быстро доходит до взаимной катастрофы, и нет такой гадости, которую бы в рамках гражданской войны стороны не применили, если имели хоть малейшую возможность применить. ■ Как вы помните, майданутые начали с палок и щитов в ответ на дубинки и щиты милиции. Видя, что это не помогает одержать победу, они начали кидать «коктейли Молотова». Потом в ход пошли самодельные гранаты, луки и топоры. Затем появились охотничьи ружья, за которыми последовали автоматы, пулеметы и бронетранспортеры. Сейчас уже дело дошло до самолетов с кассетными бомбами, «Града» и 240—мм минометов стратегического резерва. И я слышал, что Киев уже готовится применить системы РСЗО «Смерч» резерва главного командования, уничтожающие целые города на дальности до 90 км. Идея лить отраву в систему водоснабжения целых городов тоже озвучивалась — причем не какими—то психами из низов, а на уровне генералов, командующих войсками. На этом этапе диалог уже невозможен. Пружина взаимной ненависти взведена, и она может распрямиться только с полной ликвидацией (физической или путем вытеснения очень далеко) противоположной стороны. ■ Но вот в чем парадокс: гражданская война — это действительно крах всего и национальная трагедия, однако только для граждан данной страны. Для окружающих же — это нечто, что происходит не с ними. Проиллюстрирую примером Ливии: страна раскурочена, там до сих пор все убивают всех — но кого в реальности это сейчас волнует? Ситуация утратила свежесть, СМИ перестали показывать картинку — ну и все, мир про это забыл. Изредка что—то выкидывается на экраны — типа когда разгромили посольство США и убили посла, или когда начинаются большие бои между бандами за контроль над конкретным нефтеперегонным заводом, но в целом уже всё, мир всё забыл. ■ Такая же штука будет и с Украиной — там будут воевать и воевать, никакого мира уже не будет, как в Косово, но «мировому сообществу» будет пофигу. ■ Более того - есть мнение, что «спасать Украину» вообще никому не интересно и не выгодно (кроме ее собственного населения, разумеется). Но население уже увлеченно убивает друг друга, ему не до спасения. Внешним же силам выгодно поддерживать состояние беспомощности распадающейся «Украины». ■ Свидомые почему—то думают, будто США, НАТО и ЕС спят и видят, как бы двинуть войска на Москву ради защиты Остапа и его обгаженной мазанки в Ивано—Франковске. Они искренне не понимают, что их проблемы Западу ничуть не ближе, чем проблемы каких—нибудь сомалийцев или угандийцев. Вот в Руанде за 100 дней население вырезало 10% этого самого населения — и всем в мире это было пофигу. «Но ведь Украина цэ Европа» — думает свидомый, не понимая, что «цеевропа» она только в его больных, пропитанных беспочвенными фантазиями и самогипнозом, мозгах. Для европы же Украина цэ Руанда. Она Запад не интересует вообще. Она нужна только как информационный повод что—то там предъявлять России. ■ Собственно, США нужен хаос на Украине — для того, чтобы Европа поимела проблемы с транзитом русского газа. И поэтому США будут изо всех сил мешать прекращению украинской гражданской войны. Да—да — США вовсе не выгодна победа Порошенки и Яроша. Поэтому ее не будет. ■ России же этот хаос создает лишь кратковременные проблемы — зато дает стратегический выигрыш, поскольку посаженная на «голодный паек» Европа куда охотнее впишется в новые российские трубы. Поэтому Россия не позволит Востоку Украины проиграть, но и в быстром выигрыше не заинтересована. ■ Казалось бы — ну хотя бы Европа должна быть заинтересована в стабильном транзите, поэтому уж она—то заступится за несчастных хохлов? Отнюдь. Хохлы сами, руками Яйценюха и прочих идиотов (а скорее не идиотов, а марионеток США) этот транзит загубили. А если транзита нет — то Европе Украина вообще до фени, пусть сгорит, пусть украинцы убивают друг друга как можно больше, так меньше выйдет нагрузка на экономику ЕС. ■ В эту гражданскую войну все готовы подбрасывать топливо — и никто не собирается серьезно ввязываться. Россия не двинет танковые колонны на Донбасс, и НАТО не двинет танковые колонны на Киев — не те ставки, чтобы начинать мировую войну. ■ Вот и Ливия тоже не была достаточной ставкой. Хотя ее города выглядят теперь вот так: □ □ ■ Сирия тоже не была достаточной ставкой — хотя ее города уже выглядят вот так: □ □ ■ Надо отметить, что Сирия сделала ставку на Россию — и в целом сумела удержаться и выдавить основную массу «майданутых» из страны (сейчас часть этих сирийских майданутых громит Ирак). Ливия решила ориентироваться на Запад — там местные «майданутые» победили, Каддафи зарезали, однако ничего хорошего на выходе не образовалось, и даже главных «борцов с режимом» сейчас там убивают одного за другим — так что ничего они не получили, кроме кратковременной возможности пограбить и поубивать. ■ На выходе гражданской войны — всегда опустошенная, разрушенная страна. В таком виде она мало кому нужна. Ну да — если в стране есть какие—то полезные ископаемые, их конечно за три копейки скупят, и даже позволят гражданам победителям за те же три копейки гнуть спину на шахтах, в карьерах и на буровых вышках, но вкладываться в восстановление разрушенного — никто не будет. ■ Правда, в этом беспросвете есть один нюанс. Дело в том, что «свидомые укры» и «русские новороссии», хотя и жили в одной стране, имеют важное отличие. Русские Новороссии имеют за спиной Россию, 1/8 мировой суши с ядерными ракетами и немерянными полезными ископаемыми, которые ждут людей для своего освоения. Русских людей ждут. В то время как свидомые — никому не нужны. Их все соседи ненавидят. ■ Русские Новороссии ощущают это спиной — что им есть куда отойти, если совсем прижмет, и за них есть кому вступиться, если совсем край. А вот свидомым отходить некуда — не в Польшу же с Венгрией, ей—богу, и никто всерьез вступаться за них не будет. Они — гомункулусы, выведенные в бутылке австрийским генштабом, чтобы гадить русским. Австрия давно про них забыла, и они уже никому не нужны. Разве что поляки еще прикидывают — как бы бросить «свидомых» на русские штыки, чтобы одним махом и русских чем—то занять на время, и свидомых ликвидировать, окончательно отомстить за волынскую резню. ■ В общем, если дело пойдет к реальному массовому уничтожению — Москва за «русских Новороссии» скорее всего вступится, а вот всякие Словакии и Польши за «свидомых Укров» — нет. Не нужны они никому. Собственно, поэтому их и разыгрывают сейчас «в тёмную», потряхивая перед глупыми селюками каким—то там мифическим членством в ЕС да кредитами МВФ. «Этих никому не жалко». ■ Нам, кстати, тоже не жалко. Мы за своих, и ту остановку, где русским было свидомых жалко, мы давно проехали — под аккомпанемент свидомой ругани и демонстрируемых нам свидомых задниц. «Хто не скаче — той москаль», «москалей на ножи» — свидомые много раз это повторили, а мы это запомнили. А теперь—то уже чего — теперь не жалко. Тут у нас с Европой консенсус. □ ■ Автор — Observer

Admin: ■ 27—06—2014 ГеополитикаЛатвийская Конституция в стиле «наци» □ ■ В Латвии законодательными властями утверждена преамбула Сатверсме (Конституции), которая лежит на столе президента Берзиньша, готовящегося к её подписанию. Преамбула Сатверсме — это специфический вариант вступительной части Конституции Латвии, который закладывает в основной государственный закон страны важнейшие основополагающие принципы. Чтобы иметь возможность судить о специфическом ключе этой самой преамбулы, с ней нужно познакомиться. Вот её текст, переведённый на русский язык порталом Delfi: «Латвия, провозглашенная 18 ноября 1918 года, была создана за счёт объединения латышских исторических земель на основании непреклонной государственной воли латышской нации и её неотъемлемого права на самоопределение, чтобы гарантировать существование и вековое развитие латышской нации, её языка и культуры, обеспечить свободу и поддержать благосостояния каждого человека и всего народа. Идентичность Латвии в европейском культурном пространстве формируют латышские и ливские традиции и жизненная мудрость, общечеловеческие и христианские ценности. Латышский язык, как единственный государственный язык, свобода, честность, справедливость, солидарность, равноправие, семья, труд и верность Латвии — это основа сплочённого общества. Каждый заботится о себе, своих близких и общем благе общества, ответственно относится к другим людям, следующим поколениям, окружающей среде и природе. Осознавая себя как полноценную часть международного сообщества, Латвия защищает свои интересы и способствует долгосрочности и демократическому развитию Европы и мира. Боже, благослови Латвию! ■ Да уж, благослови... ■ Для сравнения текст из преамбулы Конституции Российской Федерации: «Мы, многонациональный народ Российской Федерации, соединенные общей судьбой на своей земле, утверждая права и свободы человека, гражданский мир и согласие, сохраняя исторически сложившееся государственное единство, исходя из общепризнанных принципов равноправия и самоопределения народов, чтя память предков, передавших нам любовь и уважение к Отечеству, веру в добро и справедливость, возрождая суверенную государственность России и утверждая незыблемость её демократической основы, стремясь обеспечить благополучие и процветание России, исходя из ответственности за свою Родину перед нынешним и будущими поколениями, сознавая себя частью мирового сообщества, принимаем Конституцию Российской Федерации. ■ Как видно, преамбула Конституции одного государства в корне отличается от преамбулы Конституции другого государства. Латвийские вариант, по сути, не оставляет никаких шансов ни одной из национальностей, проживающих на территории Латвии, кроме латышей. «Развитие латышской нации», «латышские традиции», «латышский язык» — национализм, который явно отдаёт крайностью, учитывая то, что на территории самой Латвии проживают почти 27% этнических русских, около 3,5% белорусов, 2,2% украинцев, столько же поляков. На территории юго—восточных районов Латвии число русских оценивается в 50—60%! Но преамбула, а точнее те, кто её создавал, в упор не видят эти сотни тысяч людей (при общем населении Латвии около 2 млн человек). О многонациональности в документе (если преамбулу можно называть отдельным документом) нет ни слова, зато есть более чем странный текст об объединении латышских исторических земель. Господа авторы преамбулы Сатверсме, «латышские исторические земли» — это вообще где? ■ Депутаты Сейма проголосовали за утверждение преамбулы большинством голосов: 69 — за и 28 — против. То есть всё—таки нашлись в латвийском Сейме адекватные законодатели, которые понимают, что такой вариант преамбулы основного государственного документа — это окончательный уход в сторону радикального национализма на государственном уровне. ■ На фоне существования в Латвии столь уникальной категории населения как «неграждане» (а их почти 15% от общего числа жителей) новая преамбула выглядит как «окончательное решение» их вопроса. Негражданам Латвии «не светит развитие», которое обещано латышам. Оно вообще никому в Латвии не светит, кроме латышской нации, собравшей «исторические латышские земли». Ведь так теперь будет говорить Конституция. ■ Президент Берзиньш, по сообщениям его пресс-службы, намерен подписать документ, в очередной раз доказывая, что Латвия — это достигшее демократического Олимпа государство, являющееся примером для общеевропейского подражания… Греция — для греков, Польша — для поляков, Лихтенштейн — для лихтеншейнцев... Остальные, вроде как, ни на что не надейтесь, а проще говоря, «пошли вон!» Евроинтеграция... ■ После украинского варианта, озвученного Яценюком — «subhumans», который затем пытались поменять на нечто более политкорректное, Латвия держит марку… ■ На решения латвийских парламентариев отреагировал российский посол в Латвии Александр Вешняков, негативно отозвавшийся о тексте преамбулы: «Зачем нужно было делать это в таком виде? Ведь можно же было провести референдум, спросить у народа. Эта версия преамбулы приведёт к конфронтации. Будет очень жаль, если это произойдёт». ■ Реакция пришла и от уполномоченного МИД РФ по правам человека, демократии и верховенству права Константина Долгова: «Очевидно, что данный политически ангажированный документ преследует цель юридического закрепления преимущественного положения в государстве титульной нации над нацменьшинствами и будет способствовать дальнейшему межэтническому расколу в обществе». ■ В ответ на это латвийские власти посоветовали послу РФ и представителям МИД РФ следить за принимаемыми законами в России. ■ А что если преамбула Сатверсме не понравится не только послу Вешнякову, но 27% русских Латвии? А что если эти 27% русских Латвии «положат» на эту преамбулу свой референдум?.. С каким визгом после этого Сейм будет искать на берегах Балтики «исторические латышские земли»? □ ■ Автор — Володин Алексей

Admin: ■ 29 июня 2014 года | Дмитрий РодионовЛомка «незалежного» сознанияСегодня в Донецке и Луганске рождается новая Украина ■ Фото: ИТАР—ТАСС/ ЕРА Мне всегда казалось, что для изменения самосознания народа нужно потратить долгие годы. Сегодня Украина показывает, что это не так. Оказывается, для разворота менталитета нации в любую сторону требуются считанные месяцы. Одних можно заразить вирусом вседозволенности, других — вульгарного шовинизма. Те, кто хоть раз сталкивается с украинскими пользователями в соцсетях, знает, что хоть они и не скрывают своей любви к Бандере, ни за что не признают того, что у власти установился русофобский фашистский режим. Ну, типа есть, конечно, отдельные горячие головы. В доказательство они приводят результат Яроша и Тягнибока на выборах президента, чей совокупный результат оказался даже меньше, чем у кандидата Рабиновича. Вот, мол, а вы говорите, у нас фашисты! Не стоит за нас беспокоиться, все у нас хорошо, у нас нормальная адекватная власть. Стойте, граждане! А второе место Тимошенко, призывавшей расстреливать русских из атомного оружия? А третье у Ляшко, для оценки психической адекватности которого не надо быть врачом—психиатром? Это ли не показатель болезни общества? А антироссийская истерия в украинских СМИ? А знаменитые кричалки «Кто не скачет, тот москаль», «Москалей на ножи» и нацистские песенки Ореста Лютого? Это что? И ведь это касается не только жителей «западенщины», которые всегда были националистически настроены. Вирус вульгарного шовинизма охватил некогда русскоязычный Киев. Им больны не только «рагули» с Львовщины, но и совсем недавно казавшаяся вполне адекватной столичная интеллигенция. Всего год назад я был в Киеве, и представить себе не мог, что по его красивым улицам будут шастать толпы агрессивно настроенных бандеровцев. Конечно, это не значит, что большинство украинцев готово отправиться на фронт или хотя бы выйти на улицы бить москалей. Но большинство готово, если не поддержать, то, как минимум, закрыть глаза. Это страшно и мерзко. Наверное, кто—то еще недоумевает: как такое могла произойти с этим миролюбивым народом, который здесь, в центральной России всегда ассоциировался с богатой и щедрой кухней, гопаком, казацкими песнями, но никак не с бандеровщиной. А как нация Гете и Бетховена стала нацией Гитлера? Ведь там тоже все произошло в год—два, и великий народ превратился в одурманенную толпу, которая не просто терпела, но и поддерживала нацистов. Было, конечно, антифашисткое подполье, но подавляющее большинство все же было «за». И многие не знали ни про Холокост, ни про концентрационные лагеря, ни про Хатынь. А когда узнавали — не верили. Вообще поражение в войне для немцев оказалось холодным душем. Они до сих пор хранят в себе комплекс вины за тот разгул средневековья, который они устроили в Европе в прошлом веке. Им до сих пор стыдно. Нацистский шабаш в Германии продлился «всего» 15 лет и закончился полным разгромом людоедского режима и его идеологии. И разве кто мог подумать, что эта зараза может когда—нибудь возродиться на территории бывшего СССР, страны больше всего пострадавшей от нее. Оказалось, может. Оказалось, история ничему не учит, и казалось бы, навсегда побежденная болезнь может возродиться в любой момент, в любом месте и в любой форме. А ведь это действительно болезнь, страшная болезнь, поразившая общество, почище эпидемии чумы в средние века. И спасти от нее может либо пуля, либо долгие годы покаяния. Немцы до сих пор каются за то, что «всего» 15 лет позволили себе быть не людьми, а животными. Я, конечно, не призываю сравнивать с Украиной — масштаб не тот, да и крови на руках современных наследников Бандеры и Гитлера пока поменьше. Но ведь это пока. И, к сожалению, как показывает история, только кровь и слезы, только горы трупов на улицах собственных городов, только их стирание с лица земли бомбардировками способно отрезвить человека от этого угара. Заставить думать самостоятельно, а не по указке фюреров искать врагов вовне. Оказывается, самосознание общества может меняться в течение совсем короткого промежутка времени, буквально на глазах. Когда я приехал в Донецк, первое что мне резануло слух — слова водителя, который нас вез: «Они говорят, что хотят мира на Юго—Востоке. А какой мы Юго—Восток? Юго—Восток чего? Мы теперь скорее Юго—Запад! Юго—Запад России!». А ведь еще полгода назад эти люди жили на Украине и представить себе не могли, что это может измениться, считали себя украинцами (гражданами Украины в смысле). А тут такой поворот. А ведь еще пару месяцев назад они по-прежнему не мыслили себя в отрыве от Украины и хотели всего лишь больше полномочий, право выбирать местную власть и говорить на своем языке. И еще неизвестно, каковы были бы результаты референдума 11 мая, если бы Киев пошел на уступки, да и состоялся бы это референдум вообще. Скорее всего, провозгласившие ДНР и ЛНР люди остались бы кучкой маргиналов, не имеющих серьезного влияния в обществе. Помните, как народный губернатор Павел Губарев с небольшой толпой сторонников, не зная, что ему теперь делать, захватывал Казначейство? Помните первые митинги, собиравшие по 10—20 тысяч человек, что для миллионного Донецка далеко не решающая сила? Да, проезжавшие водители сигналили в знак одобрения, но это не значит, что они готовы были присоединиться к протестующим. Но еще до 11 мая было 02 мая в Одессе и 09 мая в Мариуполе, а потом была бомбардировка Луганска, второй месяц каратели пытаются целенаправленно стереть с лица земли Славянск. И вот сейчас простые люди разных профессий, разного уровня жизни, разных возрастов рвутся на фронт, под пули, рвутся защищать Донецкую республику, о существовании которой не могло быть и речи еще в начале года. И чем больше умирает людей под бомбежками, тем больше новобранцев готовы пополнить ряды ополчения. Как в фильмах про зомби: каждый убитый увеличивает численность армии противника. Сейчас многие те, кто вчера был обычными гражданами, не помышлявшими ни о какой политике, даже считавшие себя патриотами Украины, рассуждают о перспективах Новороссии, спорят друг с другом до хрипоты, где следует закончить победный русский поход: в Киеве или во Львове. Говорят о том, что никогда украинцами себя не считали. Да, это отчасти так. Донбасс в ментальном смысле никогда не был украинским, да и в составе Украины он пробыл всего 70 лет советской власти и 23 года незалежности. 70 лет можно не считать, несмотря на административную принадлежность к Украине, не было при советской власти масштабной украинизации, да и не нужна была она. Здесь, на землях Новороссии, был настоящий плавильный котел наций, во всяком случае, русское и украинское смешалось здесь до неразличимости. Язык, культура — все было общим — русско—украинским. Только в украинской составляющей не было ни капли шовинизма, не было Бандеры и дивизии СС «Галичина», с которыми русские и украинцы бились плечом к плечу. 23 года «незалежности» изменили Донбасс. Чем агрессивней была украинизация, тем более русским становился этот регион. Тем больше он чувствовал себя оторванным от «русского мира». Но все равно не мыслил себя вне Украины, ведь уже не одно поколение мыслило так, готов был интегрироваться в единое самостийное гражданское общество. Но при одном условии — что это общество не будет оторвано от России, с которой Донбасс был кровно связан, пожалуй, больше, чем какой—либо другой регион Украины. Этого не учли идеологи новейшей самостийности. Любую палку, даже самую упругую нельзя гнуть до бесконечности — однажды она сломается. Это и произошло. То «украинство», которое стал навязывать всей стране Запад, агрессивно—русофобское, Восток терпеть не захотел. Ведь прогнуться означало окончательно утратить свою общерусскую идентичность, потерять связь с Россией навсегда. И Донбасс восстал, хотя еще в феврале, когда только—только победил «Майдан», большинство аналитиков даже мысли такой не допускало. Украина могла бы построить «альтернативную Россию», но начала строить «Антироссию», и ее строительная техника сломалась о породу Донбасса. Об его людей. И не просто сломалась, а дала начало новому проекту «Новороссия». Конечно, Новороссия существовала еще при царях, но это было достаточно условное понятие. Сегодня Новороссия — это острие противостояние русского и антирусского миров. Фронт. Новороссия рождается на наших глазах как альтернатива бандеровщине. На наших глазах рождается новая национальная идентичность Украины. Русская. Или, если угодно, «роськая». Та самая, которая здесь и была изначально, до того, как внешние силы начали делить единый народ на русских и украинцев, сеять вражду. Та самая, которая ведет свой отчет от Киевской или даже от Изборской или Новгородской Руси. Случилось то, что должно было случиться. Галицийское украинство создавалось именно как оружие против России. И оно должно было рано или поздно стать оружием в прямом смысле. Пойти на «русский мир» войной. Победить его, полностью подменить своей идентичностью, занять его место. Но это, как мы видим, у них не получается. И не получится. Потому, что шовинистический угар пройдет, рассеется, как туман, исчезнет, как роса на солнце. Старой Украины уже не будет никогда, но появится новая Украина (не принципиально, сохранится ли это абсолютно искусственное и, по сути, навязанное название). И начнется она с Новороссии. Уже начинается…

Admin: ■ 07—07—2014Почему ополченцы сдают города■ Оставив Славянск и Краматорск, ополченцы отошли в Донецк и Луганск. Эти города ждет долгая осада, со всеми вытекающими из этого последствиями. ■ В конце минувшей недели украинские повстанцы были вынуждены оставить два ключевых пункта обороны ополченцев — Славянск и Краматорск, которые еще совсем недавно считались непреступными крепостями. ■ В любой войне одной из наивысших ценностей является истина, ибо установить ее на основе заявлений противоборствующих сторон невозможно практически никогда. Нынешняя украинская война — не исключение. Между тем, доподлинно зная настоящие причины падения Славянска и Краматорска, равно как и весьма странные обстоятельства отхода из них значительных сил ополченцев, можно с высокой степенью вероятности предсказать исход конфликта. □ □ ■ Известно, что основные силы ополченцев под командованием их лидера Игоря Стрелкова, включающие в себя до 80 единиц бронетехники и грузовых автомобилей, двухкилометровой колонной беспрепятственно проследовали из Краматорска в Донецк. По словам Стрелкова, это стало возможным благодаря отвлекающему маневру, в виде атаки украинских войск небольшой бронегруппой ополченцев. В ходе этой операции практически все атакующие были уничтожены, но это, по утверждению лидера повстанцев, позволило основным силам без потерь отойти в Донецк. ■ Насколько это действительно так, сказать сложно. Трудно поверить, чтобы отвлекающий маневр не позволил украинской разведке засечь многочасовой марш огромной колонны по практически открытой местности. Равно как и уничтожить ее при помощи авиации и тяжелой артиллерии. ■ Одним словом, у экспертов последние события не могут не вызывать массы вопросов и собственных версий происходящего. «Это был «договорняк», — приводит слова киевского военного психолога Алексея Арестовича РБК. ■ Подобная версия имеет право на жизнь, так как отход ополченцев из Славянска и Краматорска, а так же еще нескольких населенных пунктов мог быть выгоден обеим сторонам конфликта. В последнее время повстанцы столкнулись с проблемой нехватки оружия, боеприпасов и прочего снаряжения. Их запасы невозможно пополнить, находясь в осажденных Славянске и Краматорске. Следовательно, в скором времени это могло бы привести к их реальному разгрому. Украинским же силовикам необходима демонстрация хоть каких бы то ни было военных успехов. Уход повстанцев из перечисленных выше городов подходит для этого наилучшим образом. ■ Впрочем, сегодня вопросы из серии — почему Стрелков сдал Краматорск со Славянском, уже не столь актуальны. Куда больший интерес представляет то, к каким последствиям для участников конфликта это приведет, кто выиграет от этого, а кто проиграет. ■ Что касается ополченцев, то главной их выгодой остается сохранение основных сил. И на этом плюсы, похоже, заканчиваются. Главный же минус заключается в том, что в Донецке, куда отошли соединения Стрелкова, находится основное политическое руководство ДНР, включая Александра Бородая, с подконтрольными им силами. Как показала практика последних дней, в рядах донецких повстанцев нарастают противоречия, порой заканчивающиеся использованием оружия. Появление там нового сильного лидера с вполне боеспособными силами практически наверняка приведет к еще большему обострению противоречий в стане повстанцев. ■ Не сулит эта ситуация ничего хорошего и украинским силовикам. Сконцентрировавшись в таких крупных городах, как Донецк и Луганск, силы ополченцев становятся для них практически недоступными. Полноценное использование для их уничтожения авиации и тяжелой артиллерии исключено, так как в этом случае, под огнем окажутся тысячи мирных граждан. О том, чем такая операция обернется для официального Киева на международном уровне догадаться нетрудно. Украинским властям, декларирующим стремление в ЕС такой оборот событий не нужен ни при каких условиях. ■ В то же время, взять два этих города «с наскока» украинские военные так же не в состоянии. Из чего следует, что Донецк и Луганск ждет долгая осада, со всеми вытекающими из этого последствиями. ■ О том, что в действие будет приведен именно этот вариант, говорят и сами украинские силовики. «Существует четкий стратегический план, который утвержден, это детище нашего президента, верховного главнокомандующего, — заявил в эфире телеканала «Интер» заместитель секретаря СНБО Михаил Коваль. — В нем красной нитью проходит два областных центра — Луганск и Донецк. Соответственно этих населенных пунктов будет проведена полная блокада, соответствующие мероприятия, которые приведут к тому, что сепаратисты, бандиты вынуждены будут сложить оружие». ■ Правда при этом, представитель СНБО не говорит о том, что может быть в том случае, если повстанцы не сложат оружие, например до наступления зимы. Продолжение конфликта в таком русле обернется настоящей гуманитарной катастрофой для жителей Луганска и Донецка, что недопустимо для стремящегося в Европу Киева. ■ Поэтому, весьма вероятно, что киевским властям и повстанцам все—таки придется садиться за стол переговоров и приходить к какому—то хотя бы промежуточному решению. Таковым вполне может стать мирное соглашение без четкого прописывания статуса Донецкой и Луганской республик, закрытие Киевом глаз на существование неподконтрольных ему вооруженных соединений на востоке страны, но при этом сохранение ДНР и ЛНР в границах Украины. ■ Хотя подобный исход будет являться лишь временным решением, вероятность его достаточно велика. Конечно, если свои коррективы в процесс не внесет Россия.

Admin: ■ 08—07—2014 МнениеСамосожжение украинской государственности □ В ожидании международной ликвидационной комиссии □ ■ Главная причина, по которой украинское государство до сих пор считается существующим, — трудности ликвидации с международно—правовой точки зрения. Украина — одна их стран—учредителей ООН, член ОБСЕ, ВТО и массы других мировых и европейских структур. Значит, придется решать, что будет на этой территории после констатации факта исчезновения государства и как—то надо будет легализовать новую геополитическую реальность во всех международных организациях и структурах, членом которых до сих пор являлась Украина. Кроме того, кто—то должен взять на себя ответственность за десятки миллиардов долларов государственного долга. Или кредиторам придется смириться с тем, что деньги пропали. ■ Нельзя сказать, чтобы все эти вопросы было так уж трудно решить. Например, долги в мировой истории списывались неоднократно. Тем более, что уже ясно: Украина никогда, ничего, никому не отдаст. Государства тоже возникают и исчезают десятками. И тем не менее, не очень хочется мировому сообществу выступать в качестве ликвидационной комиссии крупной европейской страны, которую еще год назад и Евросоюз, и Россия, и США числили в перспективных партнерах. Системный кризис, охвативший западный мир, располагает к философским размышлениям, а логика развития событий подсказывает, что завтра на месте Украины могут оказаться многие члены ЕС. Вот никто и не хочет создавать прецедент. ■ Есть и еще один момент. Украинская территория не является сферой интересов только одного государства, ее население ориентировано на разные внешние силы. Если Новороссия совсем не против воссоединения с Россией, а Галичина с Волынью вполне удовлетворятся интеграцией в ЕС путем вхождения в Польшу, Венгрию, Румынию, Словакию, то центр (Киев) все еще переживает комплекс суверенности, поднимающий его до уровня мировых столиц (хотя бы в собственных глазах). Мало того, границы потенциальных сфер интересов внешних игроков, по которым теоретически можно было бы провести демаркационную линию, не совпадают с региональными внешнеполитическими предпочтениями собственно украинского населения. ■ Ну и, наконец, Евросоюз явно не приходит в восторг от того, что в областях, опеку над которыми ему пришлось бы взять на себя, оказались бы сосредоточены основные силы вооруженных неонацистских боевиков, имеющих реальный боевой опыт, полученный в ходе идущей гражданской войны. ■ И тем не менее, государства Украина уже нет, и с этим фактом рано или поздно придется считаться. ■ Во—первых, потому, что идет гражданская война, полная военная победа в которой одной из сторон невозможна. Даже несмотря на тактическую сдачу Славянска. ■ Сейчас неонацисты, опираясь на западные области и центр не могут подавить сопротивление всего двух областей Юго—Востока. Но если ополченцы перейдут в наступление, то, сравнительно быстро изгнав врага с территории Новороссии и заняв центральные области (Малороссию), они рискуют столкнуться с ожесточенным сопротивлением Западной Украины. Ее население будет защищать свой цивилизационный выбор с не меньшим ожесточением, чем сейчас это делают ополченцы ДНР/ЛНР. ■ Следовательно, даже с этой точки зрения выходом из разрушительной гражданской войны, которая может продолжаться годами, является цивилизованный развод. Он позволит галичанам и русским жить в разных государствах. Цена вопроса — граница между Галицией и Новороссией, которая должна будет разделить Малороссию, чье самостоятельное существование без восточных, южных и западных областей невозможно. ■ Собственно, линия прохождения границы может оказаться единственным практическим результатом военных действий. Именно поэтому отказ киевского режима признать независимость ДНР и ЛНР (а первоначально даже их автономию) — стратегическая глупость, поскольку в ходе боевых действий граница может существенно сместиться на Запад. Даже значительно западнее Киева. ■ Во—вторых, незаинтересованность ближайших соседей в существовании на их границах агрессивного неонацистского государства, в котором даже центральная власть неспособна контролировать незаконные вооруженные формирования, создаваемые по собственному почину как отдельными олигархами, так и политиками и просто «общественными организациями» вроде Правого сектора. Речь идет не только о России. В Европе тоже прекрасно понимают, что рано или поздно нацисты обратят свои взоры и в их сторону, ведь тех же поляков бандеровцы любят не больше, чем русских. ■ В—третьих, Украину ждет финансово—экономический коллапс. Десять лет назад неспособность государства содержать себя не было бы большой проблемой, поскольку международные финансовые рынки были полны дешевых и доступных кредитных ресурсов. Сегодня кредиты на продолжение войны выдаются Киеву по чайной ложке в год. Даже США не спешат вкладывать деньги, несмотря на свою явную политическую мотивированность. ■ В—четвертых, у основного спонсора украинской государственности — США отсутствует необходимость в ее долговременном сохранении. Безусловно, Америка заинтересована в продолжении разрушительной гражданской войны в Новороссии как можно дольше. Ведь боевые действия связывают российские ресурсы и пока еще создают условия для возможной конфронтации Москвы и Брюсселя. Но Украина для США — расходный материал, она выигрывает для Вашингтона время и пространство для геополитического маневра, жертвуя собой. Спасать ее США не собираются. ■ Будь иначе, они бы изначально не доводили дело до дестабилизации, а стимулировали бы Киев к договоренностям с Юго—Востоком, которые первоначально можно было достичь на весьма благоприятных для себя условиях. Даже местные олигархические элиты сохранили бы свои административные и политические позиции в регионах и довольно быстро подавили бы несанкционированное сопротивление. ■ Вашингтон не мог не видеть такого простого хода, как «обещать и потом обмануть», однако целенаправленно толкал Киев к началу боевых действий, когда у него еще и войск—то не было. То есть, Америке не была нужна ни единая Украина, ни победа Киева — США делали ставку на войну как на проблему для России, независимо от того, удастся ли ее втянуть. Более того, США подстрекали Кремль к оккупации соседнего государства, прекрасно зная, что российской армии для этого потребуется не более недели. Поэтому еще раз подчеркну: Украина — пешка, которую приносили в жертву геополитическим амбициям Вашингтона. Раз Россия не взяла ее сразу, прежде чем фигурка все равно упадет с доски, надо выжать из нее все возможное. ■ В—пятых, у самого населения Украины отсутствует заинтересованность в сохранении государственности. Сейчас кажется, что западные и центральные области охвачены небывалым патриотическим подъемом и рвутся защищать державу от неведомо кого и от всех сразу. Правда, пока этот «подъем» позволил насильственно мобилизовать чуть больше десяти тысяч человек (не успевших, не сумевших или не догадавшихся убежать и спрятаться) и привлечь такое же количество неонацистских добровольцев. С учетом того, что даже добровольцы предпочитают стоять на блокпостах или проводить карательные акции против мирного населения, к реальным фронтовым операциям 40—миллионаая страна смогла привлечь только артиллерию (авиация уже почти потеряна), «воюющую» за пределами досягаемости ответного огня. ■ Реально в сохранении украинского государства заинтересованы киевские офисные хомячки, ощущающие себя вершителями судеб мира, несколько тысяч журналистов центральных СМИ, часть высшей бюрократии, чувствуюшей себя равной Путину и Обаме и имеет возможность доить пустой бюджет и, наконец, олигархат, для которого Украина — основной актив. Без нее все порошенки, пинчуки, ахметовы, коломойские — простые миллионеры с перспективой конфискации нажитого. ■ Таким образом, население юго—востока страны в большинстве своем стремится вернуться в Россию, а вроде бы патриотичные жители запада и центра мечтают вступить в ЕС, где, по их представлениям, им будут платить немецкие зарплаты, французские пенсии, а работать они будут, как греки. То есть, речь идет о попытке обмена суверенитета на булку. Правда, суверенитета уже нет, а булку давать никто не собирается. ■ В общем, если государство не способно обеспечить свое существование экономически, не может защитить себя военным путем, если оно является обузой для внешних игроков и не особенно нужно собственному населению, то вопрос его ликвидации — дело времени, а не принципа. Даже несмотря на сложности, которые возникнут в связи с необходимостью как—то вписывать этот процесс в нормы разрушенного, но формально действующего международного права. ■ Еще незабвенные Ильф и Петров совершенно верно указывали, что если все население Вороньей слободки уверено, что она должна сгореть (а после страхования имущества даже заинтересовано в этом), то она сгорит, подожженная сразу с шести концов. Украину уже подожгли — не без участия ее «патриотов». □ ■ Автор — Ростислав Ищенко, президент Центра системного анализа и прогнозирования

Admin: ■ 07—07—2014 МнениеОб украинствующих: секта в масштабах государства □ Как и другие сектанты, украинствующие могут быть разделяемы на три категории: 1) Честные, но незнающие. Это те, которых обманывают. 2) Знающие, но бесчестные; призвание сих обманывать «младшего брата». 3) Знающие и честные. Это маниаки раскола; они обманывают самих себя. В.В. Шульгин . «Украинствующие и мы» □ ■ Вот уже четверть века, как Украина пытается построить независимое государство, отталкиваясь от утверждения, что «Украина — не Россия, Украина — це Европа». Эта формула не вызрела в народе, она насаждается сверху. Впервые, наверное, об отдельности народа, проживающего между Польшей и Россией, заговорил поляк граф Потоцкий. Было это в 1795 году. Потом австрийское правительство требовало от галичан перестать называть себя русскими. И уже с конца XIX века галицкие националисты стали заменять слова «Малороссия» и «малорусский» словами «Украина» и «украинский». Целью было разобщить русский народ, разделить его на русских и тех, кого начали и кто потом сами стали называть себя украинцами… ■ Согласно исследованиям Института Гэллапа, на украинском языке продолжают общаться не более 20% населения Украины. Те, кого 100 лет назад В.В.Шульгин назвал украинствующими, — это не народ Украины, не её граждане, это относительно немногочисленная, но идеологически агрессивная социокультурная группа, упорно распространяющая своё влияние вширь и имеющая многие признаки тоталитарной секты. Наиболее отчётливо это проявилось на фоне кризиса последних месяцев. Сразу оговоримся: это ни в какой мере не означает, что граждане Украины поголовно сделались сектантами. На Украине миллионы русских, сознающих себя именно русскими, миллионы трезвомыслящих украинцев. Однако достаточно и тех, кто фактически стал сектантом, уверовав в предложенный сверху катехизис и позволив манипулировать собой. На них—то как раз и ориентируется в основном новый режим, установленный в Киеве после государственного переворота 22 февраля. ■ В приснопамятные 90—е годы по улицам российских и украинских городов сектанты ходили стаями. Каждый человек хоть раз да сталкивался тогда с этими несчастными, то весьма навязчиво предлагавшими рассказать о Библии, то зазывавшими на какие—то собрания, то просившими денег. Церковь Христа… Аум Синрикё… Церковь объединения… Вагоны московского метро, например, долгое время украшали портреты Марины Цвигун (кстати, уроженки Донецка), утверждавшей, что она не кто иной, как «Матерь Мира Мария Дэви Христос» или Виктория Преображенская. ■ Способы работы всех этих организаций с клиентами, начиная с вербовки, абсолютно одинаковы и позволяют отнести их к тоталитарным сектам. Независимо от того, чему учат эти самые секты, их обустройство и существование основано на одних и тех же принципах. □ 1. Вербовка в секту всегда сопровождается ложью □ ■ Когда незнакомцы, выступающие вербовщиками соответствующих сект, предлагают рассказать о Библии или пройти некий тест, они умалчивают о том, что рассказы и тесты — это первый шаг в секту, которая вскоре завладеет умом и душой завербованного, вынудит стать другим человеком, настроит против семьи, не исключено, что заставит совершать преступления, обяжет нести бремена неудобоносимые и, скорее всего, постарается завладеть имуществом. ■ Когда носители господствующей идеологии на Украине говорят об украинском патриотизме, о нации, о героях и ворогах, об ассоциации с ЕС, они умалчивают о том, что Бандера — это не герой, а садист и кровавый неудачник, что против Гитлера его банды никогда не воевали. Что этнический украинец — это русский с южной окраины. Что украинский язык — это южнорусский диалект, а нынешняя державная мова — галицийский жаргон, то есть опять—таки южнорусский диалект, но сильно разбавленный полонизмами и германизмами. Что Россия в пределы Украины не вторгалась. Что свобода торговли с ЕС и членство в нём — не одно и то же, а членство опять—таки не подразумевает превращения Украины в Швейцарию. Что приведение украинского законодательства в соответствие с законодательством ЕС влечёт, в частности, реституцию. Что фашистами украинских патриотов называет не «путинская пропаганда», потому что обыкновенный фашизм — это не что-то далёкое из романов, а украинская действительность сегодняшнего дня, тотальный идеологический террор «национального государства». ■ В эту секту вербуют, прибегая к трагическим историям и красивым словам. Например, говорят: мы строим независимую, процветающую державу. Мы против того, чтобы нас притесняли и обкрадывали, мы хотим быть свободными, богатыми, культурными. Последнему обычно как—то не придаётся значение, а между тем это серьёзнейший и весомейший аргумент украинствующих, поскольку, по их мнению, Россия — не просто агрессивная, но ещё и малокультурная империя. Современный украинец нередко посматривает на русского глазами Запада. Такой украинец уже оторван от Русского мира, русское стало или становится для него чужим. ■ Казалось бы, что же плохого в желании быть культурным, богатым и свободным? Однако в итоге всё сводится ко лжи о том, что это Россия всегда мешала богатеть, процветать и наслаждаться культурой. □ 2. Для своих членов секта всегда должна быть важнее семьи и родственных связей □ ■ Именно об этом и толкуют украинские политики, обращаясь устами украинских историков—сказочников к украинскому народу. Именно об этом кричат украинствующие, сотрясая эфир проклятиями в адрес России, картинно отрекаясь от братства с русскими и для пущей убедительности закавычивая относящиеся к русским слова «братский народ». У членов секты нет и не может быть братьев, не согласных с сектой. ■ Такое положение вещей устраивает, во—первых, Запад, которому Украина нужна как плацдарм для наступления на Россию, а во—вторых, тех, для кого самостийная Украина — это средство обогащения. Потому что □ 3. Секта существует с целью обогащения лидеров □ ■ Рон Хаббард, Сан Мён Мун, Сёко Асахара — люди совсем не бедные. Созданные ими секты весьма успешно работали и приносили неплохие доходы. Сребролюбия и честолюбия ради секты и создавались. ■ Дерзнём предположить, что после 1991 года незалежность по схожей причине понадобилась лишь очень небольшой кучке людей. Если не принимать в расчёт оголтелых выдумщиков вроде Ю.Р. Шухевича и иже с ним, то все прочие борцы за свободу Украины алкали совсем не того, за что на словах боролись. Подтверждение — огромные капиталы бывших и остающихся при власти. ■ Есть и ещё одно пикантное обстоятельство под названием «реституция». В еврейских кругах Украины и Израиля сегодня идёт активное обсуждение возврата еврейской собственности. Например, адвокат, помощник главного раввина Киева и Украины Якова Дов Блайха Геннадий Белорицкий заявил, что число объектов, потенциально подпадающих под европейское определение реституции только в отношении национализированной еврейской собственности, измеряется не сотнями, а десятками тысяч объектов. Конечно, всё вернуть нельзя, слишком много воды утекло. А вот компенсировать можно. Сын бойца Красной армии израильский профессор Илан Садэ считает, что Украина — это одна из немногих стран, отказывающихся вернуть еврейское имущество. Более того, по мнению профессора, с началом войны украинцы приняли активное участие в истреблении немцами евреев, а после «не без удовольствия грабили добро своих соседей, занимали их дома и квартиры». Другими словами, распространённая в Израиле точка зрения состоит в том, что украинцы участвовали в Холокосте. Так что будьте добры, верните имущество и заплатите за невинно убиенных. Вот вам и незалежность, и ассоциация с ЕС, и майданостояние. ■ Когда распадался СССР, разных криков было много. Кричали и о том, что потенциал Украины равен потенциалу Франции. А жить на Украине скоро станет лучше, чем в Швейцарии. И что долгие годы, да что годы — века! — этому опять же мешала Россия. В подтверждение придумали даже новый курс истории, на котором выросло целое поколение, эдакое фэнтези, где в роли мирового злодея, конечно, Россия, которая всех душит, грабит, порабощает. ■ Долгожданное освобождение сулило все блага мира. И блага, действительно, не замедлили появиться. Правда, у очень узкого круга лиц. И тут рядовым членам секты подсунули вместо Франции идеологию, предложив радоваться принадлежности к великой украинской нации, самой древней и самой великой. И возразить оказалось нечего, потому что □ 4. Секта всегда права □ ■ Специалист по сектоведению А.Л. Дворкин по этому поводу пишет: «Каждая сектантская система — идеальная система , она должна работать стопроцентно, а если не срабатывает, то вина возлагается на вас». Вы не стали богаче? Зато вы больше не подчиняетесь России, нищей империи, где кроме ядерного оружия ничего нет, где голод и нищета, пьянство и бескультурье. ■ Вы всё ещё не процветаете? Зато вы в шаге от Великой Европейской Цивилизации. Вот уже и торговая ассоциация подписана, да ещё как подписана—то! Той самой ручкой!!! Скоро и цены будут, как в Европе, «а там ещё немного и Прованс»! И сектанты рады. Они верят, потому что вне секты им уже трудно существовать — слишком много было вложено сил и веры. ■ Вас убивают украинские военные? Но, во—первых, этого не может быть. А во—вторых, вы сами виноваты. Нечего было ходить с российскими флагами и возмущаться отменой закона о региональном статусе русского языка. Эта отмена всё равно бы ни на что не повлияла — вон, как мы говорили по—русски, так и говорим. А вторым государственным русский язык всё равно не будет, потому что государственный язык должен быть один. Что? В Швейцарии и Канаде не один? Ну и что! Это особый случай. В Финляндии и Бельгии тоже не один? Это тоже особый случай!.. ■ В самом деле, опыт языковой политики Евросоюза совершенно неприемлем для Украины, потому что □ 5. Секте необходим свой язык □ ■ Кто контролирует язык, контролирует сознание — этот закон открыл Джордж Оруэлл. Даже если в обычных сектах говорят на родном языке, многие слова обязательно нагружают иным, отличным от общепринятого смыслом. Так что только сами сектанты понимают друг друга правильно. Однако некоторые секты, как, например, сайентология, изобретают свой собственный язык. ■ Не раз уже высказывались недоумения: ну почему бы Украине не сделать два государственных языка! Ведь сколько неприятностей можно было бы избежать, сколько обид сошло бы на нет! Тем более государственное многоязычие давно уже норма в странах ЕС. Однако Украина, желая стать Европой, не желает поступать по—европейски. Принцип её государственного устройства отличается от принципа устройства других европейских держав. ■ Секте украинствующих, как и любой другой тоталитарной секте, нужен только один государственный язык, поскольку секте необходимо контролировать сознание своих членов и манипулировать этим сознанием. Утратив контроль, секта рискует развалиться. И конечно, контроль над сознанием через язык — не единственный приём… □ 6. Секта стремится к тому, чтобы выработать у своих членов биполярное мышление □ ■ Это означает, что сектанту не следует видеть полутона. Всё мироздание должно быть белым или чёрным. Белое, естественно, это всё, что связано с сектой и не враждебно ей. Чёрное — всё остальное. ■ Мышление, которое привила своим членам секта украинствующих, можно охарактеризовать как «агрессивная наивность». Они уверены, что Россия напала на Украину, и поток танков, хлынувший через границу, невозможно остановить. Причём на дулах танков написано: «Из России с любовью». Сектантов нисколько не смущает, что в Новороссии украинской армией или национальной гвардией уничтожены целые посёлки, что беженцев уже десятки, а по некоторым оценкам, сотни тысяч, а победа «сепаратистам» только снится. Сектантское мышление не позволяет понять, что в случае вмешательства России, на Донбассе давно бы уже никто не воевал. ■ Сектанты не задумываются, почему Крым голосовал против Украины — и так понятно, что под дулами. Сектанты не задаются вопросом, почему Донбасс не хочет оставаться в составе Украины — ясно, что Донбасс хочет, но Россия против. Всё так просто, так очевидно, не нужно сомневаться и задаваться вопросами, потому что □ 7. Вопросы, сомнения по поводу вероучения или правил секты искореняются. Секта добивается подчинения не только манипулированием, но и запугиванием □ ■ В отдельных случаях — при помощи массового сожжения, а также миномётных обстрелов, авиаударов, похищений, издевательств и пыток. ■ Почувствовав угрозу, осознав, что множество потенциальных адептов готовится ускользнуть из—под её влияния, секта перешла от манипуляций к устрашениям. Вспомним, как ещё в марте Одесса гордо маршировала по улицам с российскими флагами. Бесконечная, казалось, колонна перемещалась с одной улицы на другую под звуки песен и лозунгов. После 2 мая Одесса не поёт. Одесса запугана. ■ Наказывая или запугивая, секта вместе с тем не оставляет усилий по овладению контролем над сознанием, для чего □ 8. Секта старается изолировать своих членов, добиваясь утраты ими чувства реальности □ ■ Изоляция Украины началась давно. Например, в 2004 г. там прекратили регистрацию средств массовой информации, использующих негосударственный (русский) язык. Теперь запретили вещание российских телеканалов. Эта изоляция привела многих к утрате чувства реальности. Иначе нельзя объяснить уверенность многих жителей Украины в том, что их страна воюет с Россией, а Путин только и делает, что развязывает войны. Кстати, многие всерьёз полагают, что так возникли войны в Приднестровье, Чечне и Грузии. Удивительно, как это до сих пор и Гаврилу Принципа не объявили на Украине агентом ФСБ. ■ Более двух десятков лет украинская пропаганда превращала Россию в «чужую страну», сейчас в сознании населения Украины форсированно закрепляется образ России как врага. Президента России и вовсе объявили персонифицированным злом, широко распространяется компьютерная игра «Убей Путина!», хитом стала матерная речёвка о главе Российского государства. Граждане Украины, а точнее, члены секты украинствующих не понимают, что поведение их свидетельствует не об удали, а о неумолимо разрушающейся психике. ■ Потеря чувства реальности в том и состоит, что совершенно дикое, аномальное и асоциальное поведение навязывается в качестве нормы и уже не воспринимается как нечто омерзительное. Людей не пугает и не удивляет звериная жестокость, ставшая обычной ненависть. Утрата чувства реальности — это, например, непонимание, что в приличном обществе не принято жечь людей живьём за то, что они не вызывают симпатии. Если до человека не доходит, что фото окровавленной женщины с оторванными ногами не имеет ничего общего с комиксами, это опять же о потере контакта с действительностью. О деградации нравственного чувства. О том же самом говорит и одобрение воспитания детей в ненависти к целому народу. □ 9. Большинство из тех, кто попадает в секту, имеет к этому предрасположенность □ ■ Предрасположенность бывает связана с личными психологическими трудностями. У потенциального сектанта могут быть сложности в общении, он может быть одинок или нелюбим, а такой человек потянется за первым встречным, выразившим своё участие. Вспомним 90—е… Всё трещит и разваливается. Как дальше жить — непонятно, во что и кому верить — тоже. А тут ещё, с одной стороны, комплекс младшего брата, из—за которого на Украине почему—то считают, что в России на них всегда смотрели свысока. А с другой — вездесущие американцы, которые, как чёрт Вакуле, принялись нашёптывать простодушным украинцам, что они—де последний демократический оплот Европы перед дикой, варварской Россией, мечтающей захватить, поработить и, на всякий случай, всё обнести колючей проволокой. ■ И как же хорошо всё устроилось: и американцы сыты, и олигархи целы, и народ потянулся. Какой—никакой, а смысл — все вместе противостанем России, потому что «Украина — не Россия, Украина — це Европа». Чувство общности или принадлежности к обществу — это врождённое чувство каждого человека. Вот почему □ 10. Для вербовки и удержания в своём лоне адептов секта использует чувство общности, а также прибегает к приёму, называемому «бомбардировка любовью» □ ■ Приём этот используется для достижения чувства единства, родства. Бомбардировать любовью можно, прибегая к объятиям, прикосновениям, поцелуям, лести, обращениям типа «родные мои, украинцы», как это делает Ю.В. Тимошенко, ведущая себя на встрече с народом, как мать всея Украйны. ■ Новая версия украинской истории бессовестно льстит тем, кто согласится называться украинцем и в то же время весьма навязчиво подсказывает, что быть русским стыдно. «Бомбардировка любовью» — это, прежде всего, грубая лесть и игра на тщеславии. Вы украинец? О! Все преклоняются перед вашими талантами, перед вашим исключительным свободолюбием… А поскольку большие таланты найти трудновато, секта предложила для Украины особенный brand — свободолюбие. Причём небывалое, невиданное и всепоглощающее. Так что даже Юлий Цезарь отказался завоёвывать украинцев. Ну а Россию не то что Юлий Цезарь не уважал, но и во всём мире не любят. ■ Потребность человека быть частью общества может использоваться во благо, но секты используют эту потребность в своих интересах. Чувство общности, ощущение того, что «мы вместе!» заставляет человека совершать в толпе те поступки, которые он ни за что не совершил бы наедине с собой. Например, не стал бы скакать с дикими воплями… ■ Любопытно, что многие секты используют один и тот же приём, делающий людей более внушаемыми. Приём этот связан с коллективными плясками или прыжками и одновременным выкрикиванием какого—то лозунга или речёвки. Так что нет ничего необычного в пещерном зрелище скачков под вопли «хто не скаче, той москаль…» нет. Это обычная сектантская практика, призванная вызвать у людей чувство сплочённости и сделать их на этом фоне ещё более внушаемыми. Тем более что □ 11. Любая секта стремится вызвать у своих адептов эйфорию и психологическую зависимость □ ■ Порой для этого не брезгуют и наркотиками. Поговаривают, и свидетельств этому немало, что на майдане наркотики имели широкое хождение, так что порой старухи, приезжавшие в Киев «стучать в бочку», возвращались домой наркоманками. И все заработанные гривны потом пускают на лечение. ■ Эйфории, впрочем, хватало на майдане и без наркотиков. Тысячи людей верили, что идёт война с коррупцией, священная война. Что Украина опять же — це Европа. Что «мы смогли, и россияне нам завидуют». Жизнь казалась прекрасной, отмена виз с Евросоюзом не за горами. Чувство общей победы и причастности к истории пьянило. А длительные опьянения вызывают, как известно, привыкание. После смеха — всегда слёзы; эйфория сменяется депрессией. Отсюда и зависимость от обстоятельств, вызывающих опьянение, чем умело пользуется секта. ■ Ну и, наконец, □ 12. У каждой секты есть своё вероучение и свои гуру, авторитет которых непререкаем □ ■ Что касается вероучения украинствующих, то, возможно, и говорить об этом не имеет смысла — уж очень много сказано. А вот, что касается гуру — это уже интереснее, поскольку в секте украинствующих есть свои особенности. Дело в том, что гуру на Украине становятся посмертно: Донцов, Бандера, Шухевич, «небесная сотня»... К тому же смерть в этой секте пользуется особым почётом, можно даже говорить о культе Смерти в секте украинствующих. Ну, например, «героями Украины» С. Бандера и Р. Шухевич, никогда не жившие в государстве с таким названием, стали спустя полвека после своей кончины. Срок весьма внушительный, а потому и награждения напоминают, скорее, заклинания покойников. А пресловутый Голодомор, заменивший украинствующим национальную идею? А гимн, где обращение к теме смерти повторяется неоднократно: «ещё не умерла Украина», «сгинут наши враги», «душу и тело положим», «встанем в бой кровавый»… А герб, напоминающий трезубец, символ разрушения? А сине—жёлтый флаг, обозначающий предательство и измену, поскольку происхождение его прочно связано с именем Ивана Мазепы, «сына погибели, еже за сребролюбие давится»? А пантеон героев, известных всему миру как отъявленные садисты, каратели и палачи? Даже выкрикивая свои убогие лозунги, украинствующие исступлённо призывают Смерть. Кто не слышал этот дурацкий призыв: «Смерть ворогам!» И это притом, что никаких «ворогов» у несчастных сектантов нет и в помине. Вымышленный враг есть, есть антивражеская идеология и методика борьбы, есть подпитка ненависти. А «ворога» нет. Слишком уж очевиден этот культ Смерти на Украине, эта некрофилия украинствующих. Поэтому гуру и становятся те, кого уже нет среди живых. □ ■ В 90—е Россия пережила настоящую сектантскую эпидемию. Очень многие люди стали тогда жертвами тоталитарных сект. Мало—помалу, однако, началась борьба за души. Появились центры реабилитации, как, например, Центр священномученика Иринея Лионского. Появились законы, регулирующие деятельность сект. Совместными усилиями общества, Церкви и государства эпидемию удалось остановить, людей — худо ли, бедно ли — вернуть к нормальной жизни. ■ Но как быть с сектой в масштабах государства, рычаги власти в котором у сектантов со стажем — сайентологов, баптистов? Кто и как объяснит людям, что их обманули? Кто возьмётся за их реабилитацию? Кто поможет неприсоединившимся к секте и живущим сегодня на Украине, словно в оккупации? Ведь война там идёт не за территории, война идёт за души. И в той или иной форме она будет идти до тех пор, пока не прекратится деятельность секты или все жители Украины не станут сектантами. Но последнее вряд ли. □ ■ Автор — Светлана Замлелова

Admin: ■ 07 июля 2014 года | Василий ВаньковПротиворакетная фигура умолчанияСША обрывают диалог с РФ по проблемам развертывания ПРО ■ Фото: ИТАР—ТАСС/ Владимир Смирнов. Новый «ледниковый период» в отношениях между Россией и США, вызванный событиями на Украине, может привести к замораживанию диалога двух ядерных сверхдержав в такой чувствительной сфере, как поддержание стратегического баланса сил. О высокой вероятности такого сценария предупредил заместитель главы МИД РФ Сергей Рябков. Как заявил российский дипломат, он не видит «особых шансов, что на этом направлении у нас в ближайшей перспективе что—то получится». Речь идет о поиске компромисса в вопросе развертывания американской системы ПРО, представляющей угрозу для российских сил сдерживания. По словам Сергея Рябкова, США систематично игнорируют российские инициативы, предлагая заведомо неприемлемые варианты. Так, в прошлом году Барак Обама отправил Владимиру Путину письмо, в котором были представлены некоторые идеи по сотрудничеству в сфере ПРО. Однако этот документ был составлен без учета российской позиции. В свою очередь, конструктивное предложение России о создании совместного «противоракетного зонтика» для Европы на принципах секторальной ПРО больше не обсуждается. Представители НАТО ссылаются на то, что обязательство по взаимной обороне (5—я статья Вашингтонского договора) исключает делегирование полномочий в этой сфере третьей стороне. Следует отметить, что Вашингтон последовательно оттесняет Россию от построения общеевропейской системы безопасности. Это подтверждает отказ организаторов ежегодной международной конференции по проблемам противоракетной обороны, которая прошла в конце июня в Германии, на участие в ней представителей России. Решение было оформлено в традициях формально—бюрократической отписки. Инициаторы проведения форума сослались на «недавно появившиеся различные сложности», которые якобы не позволят создать «должные условия для приема российских гостей». Между тем, как отметил Сергей Рябков, российская сторона с тревогой наблюдает за «дальнейшим продвижением США в сфере ПРО». В этой связи обращают на себя внимание последние удачные испытания по перехвату модифицированного боевого блока перехватчика GBI наземного базирования. А также дополнительное развертывание морской группировки, оснащенной системой управления ракетным оружием Aegis в Средиземноморье. □ В условиях обострения геополитического противостояния вокруг Украины трудно рассчитывать на то, что США приостановят «гонку противоракетных вооружений», считает генерал—майор запаса, профессор Академии военных наук Павел Золотарев. — При этом относительные успехи американских разработчиков не способны нарушить стратегическую стабильность или подорвать российский потенциал сдерживания. Другое дело, что есть ряд аспектов, по которым развитие системы ПРО США может представлять угрозу для России. В первую очередь, это касается совершенствования средств, которые позволяют вести войну с помощью обычного высокоточного оружия. Развивая ПРО, Пентагон получает преимущество в плане обороны своей территории от таких систем. Появление в Европе третьего позиционного района ПРО США повышает потенциал стран НАТО по ведению бесконтактных войн шестого поколения. Что касается стратегического сдерживания, у США нет технологических решений, которые позволили бы нарушить баланс сил. При уровне развития наступательных вооружений РФ, потенциал которых измеряется сотнями носителей, это просто невозможно. Думаю, в обозримом будущем такие технологии не появятся. □ — Втягивая Европу в свой противоракетный проект, Вашингтон пытается вбить еще один клин между Россией и странами ЕС? — Собственно говоря, поэтому нас и не позвали на европейскую конференцию, посвященную развитию ПРО. США хотят сохранить монополию в этом вопросе, связав по рукам и ногам своих европейских союзников. □ — Украина в этом отношении представляет интерес для Америки? — Если наши соседи вступают в НАТО, на территории Украины можно разместить комплексы ПРО, которые будут представлять определенную угрозу некоторым нашим дивизиям. Противоракетные комплексы позволят более эффективно решать задачу по отражению возможных ударов высокоточным оружием. □ — А что с развертыванием элементов американской ПРО в Польше и Румынии? — Ставить на территории Польши или Румынии наземные комплексы, которые не прошли не одного удачного испытания, согласитесь, бессмысленно. Поэтому военные из Пентагона пошли по другому пути. Сделали ставку на адаптивные элементы ПРО — противоракеты средней и малой дальности. У России таких носителей нет, но у кого—то они могут появиться. Это вполне разумное решение, которое никак не связано с протестами России или европейской общественности. □ — Как может ответить Москва на новые вызовы своей безопасности? — Размещать «Тополь—М» в Калининградской области не имеет никакого смысла. Это стратегическая ракета, которую более целесообразно нацеливать на США с территории России. Ей просто нечего делать в Калининграде. Это чисто политический ответ. На самом деле, пока нам не стоит суетиться. Американское руководство мечтает втянуть Россию в гонку вооружений. Один раз в своей истории мы уже клюнули на это. Через оборонку невозможно развить нормальную промышленность. Это все равно, что пытаться «чесать право ногой левое ухо». □ — Вашингтон в последе время подвигает идею полного ядерного разоружения. Может ли РФ пойти на это, учитывая преимущество США в области высокоточного оружия? — На самом деле это утопический проект. Не случайно даже Обама признал, что это случится «не при нашей жизни». Хотя мы обязаны двигаться к этой цели по договору о нераспространении ядерного оружия. В противном случае мы даем другим государствам повод стремиться к обладанию им. Но это далекий путь. □ Руководитель Центра военного прогнозирования Института политического и военного анализа Анатолий Цыганок не согласен, что развертывание третьего позиционного района ПРО США в Европе не угрожает российским силам сдерживания. — Дело в том, что на противоракеты, размещенные на польской, венгерской или румынской территории, в течение полутора—двух суток могут быть установлены ядерные боеголовки. То есть вместо сил сдерживания вблизи наших границ мы получим полноценные наступательные вооружения. Второй момент. Мы уже предлагали американцам создать совместную систему ПРО, чтобы противостоять одиночным ударам. И не важно, откуда будут запускаться ракеты. Для их нейтрализации достаточно создать зональную систему ПРО. А центры управления должны были располагаться в Москве и в Брюсселе. Логика простая — ракеты, пролетающие над РФ, будут сбиваться российскими средствами, а над Европой сработают элементы американской ПРО. В последние годы американцы активно заменяют противовоздушные установки на систему Aegis. Соответственно, они могут поражать цели на расстоянии 120 км. Если корабли находятся в Средиземном море, фиксировать эти системы очень сложно. □ — США и Россия выступают в качестве тотальных антагонистов или у нас могут быть точки соприкосновения в вопросе противоракетной обороны? — На мой взгляд, такие точки существуют. Но, к сожалению, Вашингтон так увлекся большими антироссийскими маневрами, что он их в упор не видит. На самом деле уже сегодня нам стоило бы объединить усилия по созданию системы глобальной защиты Земли от астероидной угрозы. В этих целях необходимо создавать систему антиастероидной ПРО планетарного масштаба. Потому что ни одна страна в одиночку не потянет этот проект. Но, судя по всему, администрацию США волнуют более приземленные вопросы. □ — Обама предлагает России заняться дальнейшим сокращением наступательных вооружений. Мы можем пойти на это? — Думаю, нет. Но следует иметь в виду, что уже реализованный проект СНВ—3 решает российские проблемы. Через пять—шесть лет наши «Воеводы» прикажут долго жить. Потому что они находятся на боевом дежурстве более 30 лет. Еще несколько лет и их придется списывать. Естественно, нам выгодно разоружаться по естественным причинам не в одностороннем порядке. Очень важно, что Москва отказалась от прежней практики, когда американцы контролируют наши ракеты, которые производятся на Воткинском заводе. □ — Чем еще может ответить Россия на сворачивание диалога по ПРО? — В свое время мы уничтожили ракеты средней и малой дальности. В ближайшие годы Россия будет их восстанавливать. Кроме того, видимо, будет принято решение о воссоздании ракетных установок на железнодорожном транспорте. Это была самая большая проблема для американцев. Наконец, мы продолжаем усовершенствовать свои ракеты. Например, новая система «Ярс» практически неуязвима. Честно говоря, ни американская, ни российская системы ПРО не дают никаких гарантий безопасности. Американцы при всем желании могут перехватить максимум 20-30% от выпущенных ракет. Для них это означает неприемлемый урон. И еще об одной технологической уловке. Американские РЛС, которые выступают «глазами» систем ПРО, можно просто «глушить» — на той же самой частоте излучения посылается сигнал, который «ослепляет» станцию. В результате она просто не может работать и наводить противоракеты на цель. □ Военный эксперт, главный редактор журнала «Арсенал» Виктор Мураховский разделяет точку зрения, что американская ПРО в Европе может противостоять только одиночным ракетным ударам. — Россия предлагала кооперацию в этой сфере, но это, на мой взгляд, тупиковый вариант. □ — Поясните… — Считаю, что в таких вопросах невозможно разделить ответственность. Может быть только один командный пункт, в котором принимаются решения. Или американцы будут нажимать на кнопку, или мы — третьего не дано. Независимо от того, насколько совершенны системы предупреждения о ракетной угрозе, которые задействованы. Думаю, что США не согласятся разделить ответственность даже со своим самым близким союзником, не говоря уже о России. □ — Европа считает, что чисто американский «противоракетный зонтик» будет надежнее совестного с Россией? — Понятно, что страны НАТО следуют в фарватере американского курса, это блоковое мышление. Европейцам, кстати, никто не собирается делегировать право нажатия кнопки. Остатки иранской ракеты могут упасть на румынскую территорию или на Венгрию. Понятно, что Бухарест и Будапешт не будут в восторге. А если промах и произойдет ядерный взрыв на территории Западной Европы, то кто будет отвечать? Без единого центра не обойтись. Для России американская ПРО объективно представляет угрозу, если будут реализованы планы по развертыванию третьего и четвертого противоракетных эшелонов. Речь идет о противоракетах SM-3 морского базирования и перехватчиках GBI наземного базирования. Особенно, если будут совершенствоваться их технические параметры. В современной конфигурации США не могут оказать никакого противодействия российским стратегическим ядерным силам. Ситуация может измениться через 15-20 лет. □ — Насколько эффективен разрекламированный США космический эшелон перспективных противоракетных разработок? — Пока это чистый блеф. Реально в космосе находятся только средства разведки и ранее предупреждения о ракетном нападении. Боевых элементов там нет — ни у Америки, ни у нас. В отличие от противокосмических систем. Не так давно Китай успешно сбил спутник, находящийся на орбите. Россия это делала еще в советское время. При этом в дальнейшем сокращении наступательного потенциала никакого смысла нет. Россия и так находится ниже порога, установленного по соглашению СНВ—3. В силу отсутствия промышленного потенциала в сфере ВПК по замене носителей, которые выбывают из стратегической группировки в связи с истечением срока годности. Некоторое время назад у нас выбывало больше ракет, чем успевали производить предприятия ВПК. Сейчас эта ситуация исправляется. Особенно с вводом в строй первого корабля со стратегическими носителями и подводных лодок. Мы также наращиваем потенциал ракет шахтного базирования и подвижных грунтовых комплексов. В этом плане наиболее перспективно производство новых твердотопливных ракет РС—26 «Ярс». Более того, сейчас разрабатывается мощная жидкостная ракета. □ — Насколько критично, что из кооперационной цепочки российского ВПК выпадает Украина? — По моим данным, на боевом дежурстве осталось несколько десятков ракет, которые выпускал днепропетровский «Южмаш» (по натовской классификации это ракеты «Сатана»). Каждый год с боевого дежурства снимаются по несколько штук. Их аналоги будет производить российское КБ имени Макеева, у которого есть опыт по созданию таких ракет. На реализацию этого проекта нужно только некоторое время и соответствующее финансирование.

Admin: ■ 10—07—2014 МнениеВнешнеполитические маневрыГражданская война на Украине продолжается, и прекратится она не скоро. Судя по количеству желающих усмирить Донбасс силой, по их угрозам в адрес Порошенко только за то, что в рамках внешнеполитического маневра он объявил фиктивное перемирие, реально рассчитывать на прекращение боевых действий можно не раньше осени 2014 года и вряд ли позже января 2015—го. Просто пока еще тепло, и киевские войска страдают только от плохой нерегулярной кормежки и неадекватного руководства, они готовы воевать дальше. Телепропаганда обеспечивает восполнение потерь… □ □ ■ …которые по самым оптимистичным оценкам ополчения не превышают трех тысяч человек, новым зомбированным пушечным мясом, искренне считающим, что оно (мясо) отправляется на фронт защищать Украину от коварного Путина и громить Россию вплоть до Чукотки и Камчатки. ■ С наступлением холодов боевой дух падает. Это испытала на себе в 1941 году даже самая дисциплинированная и профессиональная (на тот момент) армия Третьего рейха. Чтобы остановить ее развал, Гитлер вынужден был отдать свой приказ «Ни шагу назад» на восемь месяцев раньше Сталина. ■ Катастрофу украинской армии таким приказом предотвратить не удастся. Хотя бы потому, что к осени подконтрольные Киеву регионы, ныне являющиеся более—менее надежным тылом карательных войск, в полной мере познают «преимущества» пустых полок в магазинах. Хлеб, соль, спички уже пропадают из продажи в Умани, Харькове, Сумской области, сокращается ассортимент товаров (хоть пока и не критически) в магазинах Киева. К тому же времени население будет уже несколько месяцев платить за коммунальные услуги по европейским тарифам, в придачу к сократившимся в полтора—два раза зарплатам, росту безработицы, падению покупательной способности гривны и отсутствию дополнительных источников дохода. Ну и количество гробов, пришедших с фронта, увеличится. Да и потеря «доблестной» карательной армией новых территорий весьма вероятна. ■ От молниеносного разгрома в течение месяца—двух Киев может спасти только ограниченность военных ресурсов ополчения. В гражданской войне на Украине противостоят друг другу армии численностью в 15—30 тысяч человек, и их увеличение выше 40—50 тысяч представляется невозможным из—за ограниченности внутренних ресурсов (более крупные вооруженные силы просто нечем будет кормить и станет невозможно обеспечивать оружием, боеприпасами и пополнением). То есть как наступление юго—востока, так и развал карательной группировки, скорее, будут относительно медленными. ■ Это значит, что постоянно будет сохраняться возможность международного посредничества с целью достижения компромиссного мира. Причем по мере ослабления карателей и усиления антифашистских сил это посредничество будет все более востребовано Киевом. То есть велик риск, что ни одна сторона гражданского конфликта на Украине не сможет достичь полной победы. ■ Мы, однако, уже писали о том, что столкновение на Украине есть гражданская война лишь по форме. На деле это — как вьетнамская или афганская, иракская или сирийская войны — столкновение геополитических игроков. В данном случае — России и США. Значит и условия мира на Украине — а любая война рано или поздно заканчивается миром — мы должны рассматривать не с точки зрения победы/поражения Киева или Союза народных республик, а с точки зрения соответствия долгосрочным интересам России и США. ■ Отметим, что война — игра с ненулевой суммой. В ней может оказаться один победитель и один проигравший, могут победить обе стороны, и могут обе проиграть, вне зависимости от конкретного исхода боевых действий. Когда мы утверждали ранее, что США уже проиграли на Украине, мы исходили из аксиомы великого Сунь Цзы, учившего: «Самая лучшая война — разбить замыслы противника; на следующем месте — разбить его союзы; на следующем месте — разбить его войска. Самое худшее — осаждать крепости». Путин не стал на Украине «осаждать крепости», он предоставил возможность громить карательные войска силам ополченцев, союзы США постепенно разваливаются, хоть и не без помощи, но без видимого участия России. Зато замыслы Вашингтона на Украине были уничтожены практически моментально: 1. Российский флот не удалось вытеснить из Крыма. 2. Украину не удалось превратить в антироссийский таран. 3. Россию не удалось заставить платить за украинскую стабильность, возложив таким образом на нее содержание на своих границах американского вассала-банкрота. 4. Россию не удалось заставить послать войска на материковую Украину, вступив таким образом в конфронтацию с ЕС, что давало бы США возможность сохранить наиболее важный из своих союзов и разрушить как существующие, так и только намечающиеся союзы России в Европе. ■ С этой точки зрения США действительно уже проиграли. Однако война продолжается, и подпитывают ее именно США, толкающие Киев на все новые провокации и зверства. Почему? ■ Как мы уже отметили, война — игра с ненулевой суммой. Проигрыш одного — не обязательно выигрыш другого. США, проиграв сами, пытаются не дать выиграть России. Выиграть не в вопросе свержения киевской хунты. Это проблема времени, а не принципа. США пытаются не дать России выиграть послевоенный мир. ■ Здесь мы переходим от определения Сунь Цзы к определению Лиддел Гарта, который в своем учении о Стратегии непрямых действий утверждал: «Цель войны — добиться лучшего состояния мира, хотя бы только с вашей точки зрения». Вот этого лучшего состояния мира с российской точки зрения и не хотят допустить США. Поэтому сегодня центр конфликта постепенно переносится с линии огня на паркет залов международных конференций. Военные действия еще долго будут на первом плане. Еще несколько долгих месяцев люди будут оплакивать погибших и с напряжением следить за передвижением линии фронта, но результат войны уже предрешен, а борьба идет за результат мира. Она уже началась. Как в свое время борьба за формат мира после Второй мировой войны велась в Тегеране, Ялте и Потсдаме. Когда проходили первые две конференции, еще не была разгромлена Германия, а третья состоялась до военного поражения Японии. ■ С какими же проблемами столкнется (уже сталкивается) Россия в ходе переговоров о послевоенном устройстве Украины? ■ Первая и главная проблема. Украинского государства уже нет, но признать его ликвидацию сразу крайне трудно с международно—правовой точки зрения. Впервые исчезает государство—основатель ООН. Исчезает оно в ходе гражданской войны, когда противостоящие стороны имеют лишь условную легитимность и ни одна из них не признается полностью легитимной всем международным сообществом. Сохранение этого государства желательно с точки зрения международно—правовой, но невозможно с точки зрения финансово—экономической. Ни у кого из глобальных игроков, как и у всех их вместе взятых, нет ни ресурсов, ни желания годами (если не десятилетиями) содержать Украину, прежде чем ее удастся хоть как-то стабилизировать политически и перевести на финансово—экономическую самоокупаемость. ■ Совместными усилиями России, США и ЕС с подключением международных организаций проблемы можно было бы как—то решить, но, как было указано выше, США пока не готовы к конструктивному диалогу, и внутренняя ситуация в Америке, а также ее глобальные экономические интересы, практически не оставляют надежды, что Вашингтон перейдет на украинском направлении от конфронтации к конструктиву. То есть можно предположить, что все будут не против сохранить (хотя бы на время) формальное единство украинского государства, но при этом каждый глобальный игрок будет готов содержать, стабилизировать и поддерживать только своих клиентов (по примеру двух Корей, двух Вьетнамов, двух Германий). ■ Вторая проблема вытекает из первой и заключается в том, что так называемые проевропейские (на деле проамериканские) политики на Украине все, как один, замарали себя сотрудничеством с украинскими нацистами. Они все поголовно принимают участие в строительстве (пусть и неудачном) тоталитарного нацистского государства. Они все замараны в крови мирного населения Донбасса. Они все несут ответственность за неконституционное использование армии против мирного населения, без введения чрезвычайного или военного положения. И, что самое страшное, они успели испачкать в крови огромное количество обычных граждан — кого—то (участников карательных рейдов) в прямом смысле, кого—то (группы медиа—поддержки и оболваненное население) опосредованно. Кроме того, в неонацистский заповедник превращена Западная Украина. ■ Между тем согласиться с сохранением на территории хотя бы части Украины неонацистского русофобского режима, мечтающего о реванше, Россия не может. Да и Европе это не выгодно. Именно ее неонацисты уже обвиняют, а чем дальше, тем больше будут обвинять, в отсутствии полноценной поддержки своих «евроустремлений», а значит в «предательстве» и «сговоре с Москвой». Но США пока не проявляют готовности окончательно отказаться от поддержки неонацистов, и можно предположить, что постараются (в своих интересах) сохранить этот раздражитель для России и ЕС, этот потенциальный источник конфликта хотя бы в Западной Украине. Полным разгромом вооруженных формирований неонацистских боевиков эта проблема не решается. В случае сохранения (хотя бы в западноукраинских областях) неонацистов в политике (а то и во власти) формирование новых отрядов боевиков — дело времени. Между тем денацификация Западной Украины возможна только в случае введения внешнего управления и системной идеологической, административной и полицейской работы. ■ Третья проблема: решение об отказе от претензий на Крым может принять только переучрежденное украинское государство, то есть вновь созданное на конфедеративных основах новыми субъектами в новых границах. Действующая Конституция Украины запрещает государственным органам принимать решение об изменении территориального устройства без вынесения вопроса на всенародный референдум (а собрать большинство за отказ от Крыма на референдуме будет крайне проблематично). К тому же снятие крымской проблемы невыгодно тем же США. Да и ЕС с удовольствием сохранил бы этот рычаг если не давления на Россию, то выторговывания у нее каких—нибудь дополнительных уступок. ■ Таким образом, на сегодня реальны два варианта мирного урегулирования. ■ Первый предполагает начало конструктивных переговоров при международном посредничестве, которые в идеале должны привести к созданию конфедеративного украинского государства (скорее всего, временного, для обеспечения бескровного развода в течение трех—пяти лет). Сложность его реализации проистекает из того, что Киев не готов отказаться от контроля над теми территориями, которые пока им не потеряны. ■ Неонацистские боевики, составляющие костяк карательной группировки, не готовы без боя отступить и признать Союз народных республик (или Новороссию) равноправной договаривающейся стороной. США все четыре месяца, прошедшие после государственного переворота в Киеве, демонстрируют готовность воевать до последнего украинца и оставить России и ЕС территорию в состоянии гуманитарной катастрофы, с уничтоженной экономикой, разрушенной средой обитания населения больших городов и вооруженными бандами, контролирующими каждая свой регион или населенный пункт. Киевские власти слепо подчиняются США и не имеют сил для нейтрализации собственных неонацистских боевиков, которых они признали легальными вооруженными формированиями. Для конституционного переустройства страны понадобится длительный период стабилизации, восстановления и разоружения боевых отрядов, в течение которого внешние силы должны будут обеспечить военный, полицейский и административный контроль над территорией, а также огромные финансовые вложения в обеспечение социальной стабильности и постепенное восстановление экономики. ■ Поэтому такой вариант сегодня представляется маловероятным. Реализуемым он может стать только в том случае, если все задействованные игроки, включая США, окажутся готовы к конструктивному диалогу и взаимодействию в деле установления мира и при этом будут иметь общий согласованный взгляд на желательное новое устройство украинского государства и его перспективы в ближайшие 5—10 лет (включая необходимость полной денацификации). ■ Также необходима готовность всех участников к честному долевому участию в восстановлении экономики и социальной сферы Украины. Наконец необходимо будет иметь согласованную позицию по вопросу наказания военных преступников. Но здесь Киев продолжает официально обвинять ополченцев в том, что они сами обстреливают свои города, бомбят их при помощи отсутствующей у ополчения авиации и убивают своих собственных детей. То есть стороны конфликта имеют диаметрально противоположное представление о том, кто есть военный преступник. В случае суда над ключевыми фигурами действующей киевской власти неизбежным образом публично вскроется и будет юридически зафиксирована роль США в организации как государственного переворота в Киеве, так и геноцида населения Донбасса. ■ Второй вариант предполагает наступление армии юго—востока, освобождение не только Новороссии, но и всего правобережья, кроме (возможно) Зазбручья или только Галиции, создание нового правительства (основания те же, что и для свержения Януковича и «избрания» Порошенко — старая власть сбежала, страшась восставшего народа), проведение новых выборов, легитимацию таким образом новых высших органов государственной власти, принятие новой Конституции и на ее основе либо переучреждение, либо ликвидацию украинского государства. ■ Слабым местом данного варианта является Галиция, которая в таком случае не просто захочет самостоятельности, но и будет считать себя последним сохранившимся остатком независимой Украины, а все остальные территории — оккупированными. США и ЕС (или только США) вполне могут поддержать такой подход. Кроме того, он опять—таки не гарантирует наказания военных преступников, которые могут сбежать в Галицию и там чувствовать себя героями. ■ Поэтому реализация даже такого силового варианта лежит в плоскости наступления вплоть до западной границы и полной ликвидации неонацизма на Украине. Однако для столь глубокой и сложной операции необходима добрая воля ЕС. Брюссель, после ухода Баррозу, Эштон и Ван Ромпея, конечно, станет более сговорчивым, но до такой степени сменить свою позицию в считанные месяцы он не сможет. Тем более что уходящая евробюрократия оставила своим преемникам гирю на ногах в виде соглашения об ассоциации Украины и ЕС. ■ Следовательно, можно ожидать, что после активизации боевых действий, неизбежной по окончании несостоявшегося «перемирия», к которой готовятся обе стороны, в течение какого—то времени (месяц-два) карательная группировка потерпит катастрофическое, но не окончательное поражение, а армия юго—востока возьмет под свой контроль значительную (возможно, даже большую) часть, но не всю территорию Украины. В этот момент с целью не допустить окончательного военного поражения Киева ЕС и США должны будут выступить с мирными инициативами, добиться совместно с Россией окончательного прекращения огня, введения международных миротворческих сил и начала переговоров об окончательном урегулировании. В таком случае неофициальный раздел Украины по демаркационной линии практически предопределен. ■ Помешать урегулированию подобного рода могут только действия неонацистских боевиков. Благодаря оголтелой пропаганде войны киевскими СМИ, их численность серьезно выросла. Они являются идеологически мотивированными и, в отличие от украинской армии, которая, как всегда, спокойно перейдет на сторону победителя, вряд ли смирятся с тем, что у них «забирают» часть (скорее всего, большую) Украины. Они способны как на государственный переворот на оставшихся подконтрольными киевскому режиму территориях и установление диктаторского военного режима, подобного поздней петлюровщине, так и на начало партизанской войны против миротворцев (включая европейцев и американцев, которых они будут считать предателями). ■ Таким образом, как видим, все варианты компромиссного мирного урегулирования, с которыми готова и может согласиться Россия, упираются в невозможность для неонацистского режима в Киеве и его боевых отрядов согласиться на мир и не стать при этом объектами уголовного преследования за военные преступления. Вторым фактором риска является позиция США и (в несколько меньшей мере) ЕС, которые пытаются при помощи мирных инициатив окончательно легализовать киевский режим, формализовать его признание на всей территории страны (пусть и условное признание), сохранив свое частичное влияние на ситуацию на Украине. А саму Украину — как крайне нестабильную территорию, требующую от России постоянного внимания и тяжелых финансово—экономических и военно—политических затрат. ■ В результате можно сделать вывод, что более-менее приемлемый послевоенный мир на Украине для России невозможен либо без полноценной и всеобъемлющей военной победы юго—востока (что реализуемо), либо без коренного изменения позиций руководящих кругов ЕС и США (что проблематично в случае ЕС и почти нереально в случае США). ■ Исходя из изложенного, политическая ситуация диктует следующий формат военных действий: ■ Первый этап — быстрый разгром основной группировки карателей в районе Изюма и максимально быстрое и глубокое продвижение в направлении Киева и в целом правобережья, с оставленными в тылу потенциальными центрами сопротивления вроде Днепропетровска. Целью является не только и не столько захват максимальной территории до того, как Запад успеет выступить с посреднической инициативой, но и стимуляция украинских силовиков и бюрократии к переходу на сторону новой власти, чтобы можно было заявить, что хунта потеряла доверие народа и ее никто не поддерживает (зеркальное отражение ситуации с Януковичем). Это этап первоначальной легитимации власти Союза народных республик в качестве всеукраинской. ■ Второй этап — после посреднических инициатив Запада — прекращение огня по схеме Порошенко (заявление есть, а прекращения нет). Проведение ограниченных операций по зачистке территории в собственном тылу и дальнейшему продвижению на Запад (предлог — народные восстания против хунты в ее тылу). ■ Третий этап — после выхода, как минимум, на линию Збруча — начало реальных переговоров как с беглой хунтой напрямую, так и с западными посредниками. От хунты необходимо добиться заявления о сепарации Западной Украины (или только Галиции). С которым можно согласиться, если оно будет подтверждено на референдуме, по примеру тех, которые прошли в Донецке и Луганске. Запад же должен признать де факто власти Союза народных республик законными представителями всей остальной Украины. ■ Если эти три этапа будут удачно пройдены, то дальше начнется самый длинный и сложный, но уже мирный этап окончательной международно—правовой легализации новой геополитической реальности. Запад должен будет признать новую власть в Киеве де юре, равно как и ее право отказаться от соглашения об ассоциации и вступить в ТС и ЕАЭС (интеграция непосредственно в Россию, хоть и желательна, но представляется почти нереализуемой на данном этапе). В обмен Россия и новая Украина могут не только признать отделение Галиции в составе 3—7 областей, но и согласиться с любой ее будущей судьбой, начиная от интеграции в ЕС по частям (путем вхождения в состав соседних государств) и заканчивая формализацией ее в качестве нового члена ООН. ■ Единственное требование, которое в данном случае не может быть снято и поддержку которого со стороны ЕС (или части его членов) можно было бы обеспечить, — денацификация Западной Украины под международным контролем и трибунал над военными преступниками. В таком случае, даже если США спрячут часть своих «особо ценных» клевретов (хотя надежнее было бы их убить), политические силы Западной Украины уже никогда не смогут претендовать на всеукраинское представительство, а, следовательно, опасность попыток неонацистского реванша будет сведена к минимуму. ■ В целом же надо отметить, что для России главной проблемой сегодня является не физическая победа на Украине, которая практически уже решена, а именно достижение мира, который был бы лучше, чем довоенный, хотя бы с точки зрения России. Именно с этим связаны сложные внешнеполитические маневры российского руководства, а также его отказ от быстрого военного урегулирования украинского кризиса силами российской армии. □ ■ Автор — Ростислав Ищенко



полная версия страницы