Форум

Политика, экономика, общество, культура — расследования, мнения, комментарии. Часть 1

Admin: ■ Тематические и аналитически публикации, статьи, обзоры, эссе и комментарииПолитика, экономика, общество, культураРасследования, мнения, комментарииЧасть 1

Ответов - 300, стр: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 All

Admin: ■ 04—12—2013Однобокая державаРоссия выигрывает во внешней политике, но этого недостаточно для того, чтобы сохранить статус одной из великих держав Несколько десятилетий тому назад СССР обозвали Верхней Вольтой с ракетами. Намек был обиден, но во многом справедлив. Главной основой его претензий на роль второй сверхдержавы была военная мощь. □ □ ■ Ставки на мастерскую дипломатию недостаточно для того, чтобы сохранить статус одной из великих держав Фото: М. Стулов / Ведомости □ ■ Сейчас Россия находится в лучшем состоянии. Она сбросила — с излишком — военное ярмо, душившее СССР, где армия и оборонно—промышленный комплекс пожирали четверть или даже более — никто не знает сколько — не бюджета, а ВНП. Но, потеряв много, в том числе часть коренных территорий, Россия сохранила статус ядерной сверхдержавы, место в СБ ООН. ■ С начала 2000—х гг. России начало наконец везти. Подъем Азии подстегнул спрос на традиционные товары российского экспорта — сырье, энергоносители, металлы, водоемкие товары. ■ Повезло и геополитически. Давние конкуренты разом просели. США — из—за двух подряд масштабных поражений — в Ираке и Афганистане. ■ Европа — из—за комбинации последствий слишком быстрого расширения ЕС и зоны евро и нежелания большинства стран (кроме Германии и скандинавов) отказаться от модели развития, нацеленной на потребление. ■ Ослабление Запада несет, естественно, и негативные последствия. Ослабевают модернизационные импульсы, которые всегда в русской истории приходили со стороны заката. Это усилило в российском обществе традиционно сильные изоляционистские и неконкурентоспособные слои общества. Которые заметно оживились в противодействии всему западному, а на самом деле — чаще всего продвинутому и эффективному. Хотя угроза с Запада — будь то военная или даже духовная — беспрецедентно мала. ■ Не только везение, но и нечто в высшей степени рукотворное — жесткая политика и мастерская дипломатия, позволяющие максимизировать позиции страны, — являются ныне главным источником международного влияния и престижа России. ■ Российская дипломатия весьма традиционна, но она оказывается крайне уместной в современном глобализированном, но по нарастающей теряющем управляемость мире, где народы, испугавшись его вызовов, бросились обратно к ослабленному, но еще способному защищать их интересы государству. Где пошла ренационализация международных отношений. Где отвергаются нормы права, морали, приличий, определявшие международные отношения еще в недавнем прошлом. ■ В этом мире российская дипломатия, сохранившая и нарастившая мастерство, но не обремененная больше идеологией или ценностями, кроме безусловной защиты суверенитета страны и, пожалуй, укоренившейся за последние 300 лет в национальной идентичности великодержавности, чувствует себя как рыба в воде. ■ Последний пример такой дипломатии — лихой сирийский гамбит 2013 года с предложением о ликвидации сирийского химического оружия. ■ Но и до того удачных решений было немало. Россия заметно укрепила свои позиции на территории бывшего СССР. Строится, хотя и противоречиво и медленно, не только Таможенный, но и Евразийский союз. В битве за Украину между Западом и Россией выиграть невозможно, если не начать действовать вместе с ЕС, навязывая Киеву разумную политику. Но пока битва продолжается, Москва выигрывает по очкам и в ней. ■ В Азии Россия при пока слабых экономических козырях весьма ловко маневрирует в треугольниках Россия — Китай — США и Россия — Япония — Китай. Постоянно оказываясь «третьим выигрывающим». Поддерживаются теплые и дружеские отношения с Китаем, но одновременно строятся дружеские или конструктивные отношения со странами, окружающими Китай. Не только с Индией, но и с Вьетнамом, Южной Кореей, Японией. ■ Отлично играет российская дипломатия на иранском направлении. Совместно со странами Запада Россия участвует в жестком экономическом давлении на Тегеран в попытке предотвратить его превращение в военную ядерную державу. Одновременно Москва настойчиво и успешно мешала развязыванию войны против Ирана. Которая неизбежно вела бы к необходимости для России выбирать. В результате она не поссорилась с геополитически важным южным соседом. Который вел себя конструктивно во время чеченской войны, в целом в ситуации на Кавказе, содействовал в успокоении кризисов в Центральной Азии. ■ Очень быстро и с минимальными издержками Россия занимает ниши, образующиеся на Ближнем Востоке из—за ухода оттуда уставших США. У России не только корректные отношения с Ираном, но и почти хорошие — с Израилем. Налаживаются отношения с Египтом. ■ Можно по-разному относиться к жесткой нацеленности официальной российской политики на отсечение иностранного влияния на внутреннюю политику. И через ограничение возможностей финансирования российских НКО, и через меры по уменьшению возможностей для российского чиновничества держать активы и собственность за границей. И через нежелание далее обсуждать с западными партнерами внутриполитическую ситуацию в России. Я считаю, что давление на НКО, пока неоткомпенсированное, нанесло больше вреда, чем пользы, деморализовав российскую гражданскую активность. А без нее и без возрождения земств — муниципального уровня власти — страна развиваться не будет. ■ Но в результате все больше политиков и аналитиков приходят к выводу, что внешнее давление на Россию по вопросам внутренней политики контрпродуктивно. ■ Пока себестоимость такой политики не слишком велика. Тем более что Западу не до давления. Он разъединен. И часто нуждается в России. ■ У российской внешней политики есть и слабости. Очень многие посольства закрыты от обществ принимающих стран чуть ли не больше, чем во времена СССР. Поворот к Азии не подпирается стратегией по новому освоению Сибири и Дальнего Востока и провисает. До недавнего по крайней мере времени у большинства наблюдателей вызывала насмешливое отношение готовность Москвы — надо или не надо — демонстративно противостоять США. ■ Но, выражаясь псевдонаучным языком, эти и другие недостатки не отменяют основного вывода: внешняя политика и дипломатия России последних лет чрезвычайно успешны. ■ СССР был односторонней военно—политической державой. Россия превращается в одностороннюю дипломатическую державу. Не имеющую других источников силы или не использующую их. Конечно, опора на Путина и Лаврова лучше, чем на ракеты. Но все равно односторонняя, а значит, ненадежная. ■ Конечно, если нынешняя дестабилизация мира пойдет по нарастающей, Россия с ее дипломатией, подкрепленной усиленными и модернизированными военными возможностями, может продержаться еще сколько-то лет в тройке ведущих держав. Но ставка на нестабильность неустойчива. Тем более что одна ее — ближневосточная — ипостась рано или поздно перехлестнет на Россию. ■ С расширением поставок энергии из Африки, Азии и, конечно, из—за сланцевой революции уменьшается нефтегазовый вклад в вес страны. Замедление экономического роста в Азии уменьшает политическую ценность природных ресурсов России. Еще более важно то, что накапливаются нерешенные проблемы российской экономики. Ухудшение среднесрочных перспектив экономического развития уже снижает нынешний внешнеполитический вес, готовность учитывать интересы или уважать мнение Москвы. ■ Вряд ли президент Обама позволил бы себе отказаться от саммита с китайским руководством, которое представляет самую динамичную и вторую после США экономику мира, как он сделал в сентябре, отказавшись от российско—американского саммита. Хотя действия этого самого китайского руководства вызывают по крайней мере не меньшие раздражение и опасения в Вашингтоне. ■ Мягкое ужесточение немецкой риторики в отношении России связано и с оценками долгосрочного уменьшения зависимости Европы и Германии от российских энергоносителей, и пессимистическими прогнозами перспектив российского рынка. Что ослабило позиции немецкого делового сообщества, игравшего ключевую роль в определении политики на российском направлении. ■ Наконец, из—за отсутствия активной и целеустремленной политики развития Россия просто не очень интересна для многих партнеров. Это достаточно очевидно любому постоянному участнику международных форумов. В том числе и мне. ■ Еще большую тревогу, чем сегодняшние проблемы, вызывают долгосрочные внешнеполитические перспективы. И именно из—за ослабления внутренней базы внешней политики. Нарастает технологическое отставание России. Она не только почти не участвует в создании нового технологического уклада, но, похоже, даже не понимает, что это такое. Доминирующим настроением в обществе становится пессимизм. Русские стали терять кураж, лихость. ■ Предыдущие абзацы можно было бы опустить в статье, посвященной внешнеполитическим позициям России. Если бы не то, что тупик развития и пессимизм легко считываются внешним миром и эти позиции подрывают. ■ К тому же фокус конкуренции в мире все более определенно смещается в экономико—технологическую и идейно—информационную сферы. Роль военной силы не ушла. Но решает проблемы на втором—третьем уровне отношений и между второстепенными державами. Первостепенные не могут позволить ее массированного применения из—за ядерного пата. А когда применяют — все чаще проигрывают. ■ Побеждают же в конкуренции те, кто способен производить новые технологии и/или эффективно, массово и быстро применять их в экономике. Или те, кто, используя новейшие коммуникации, может навязывать или предлагать свои или выгодные себе взгляды и представления. И главное — кто создает или привлекает людей, способных ко всему этому. ■ И тут я подошел к главному. У России есть шансы сохранить статус одной из великих держав. Но ставки на мастерскую дипломатию для этого недостаточно. Нужно повернуть государство и общество на подъем ослабевшего, но все еще сильного человеческого капитала — через опережающее развитие образования, здравоохранения и высокой культуры нации, с массированным инвестированием в молодое поколение. Развитие человеческого капитала страны и должно стать новой национальной идеей на поколение. Если мы пойдем на это, то мир быстро зафиксирует перспективу будущего экономического и социального подъема и нынешнее неизбежное на несколько лет отставание не приведет к потере внешнеполитического веса. У страны появится будущее. ■ Нужен и большой духоподъемный, но экономически выгодный проект развития, устремленный в будущее. ■ Таким проектом должно, видимо, стать уже много лет обсуждаемое новое освоение Сибири и Дальнего Востока с использованием технологий и капиталов из Европы, Америки, передовых азиатских стран, конечно Китая, прицепляющее Россию к тихоокеанскому локомотиву роста и делающее ее великой не только европейской, но и азиатско—тихоокеанской державой. Как — достаточно очевидно. Но это предмет отдельной статьи. Эту же завершу утверждением, что на ближайшее десятилетие главный резерв внешнеполитического влияния России лежит, как никогда, в сфере внутреннего развития. Там же и главные угрозы утраты столь любимого большинством россиян статуса великой державы. ■ Статья основана на исследованиях СВОП в рамках программы «Стратегия XXI», нацеленной на выработку и предложение обществу и государственному руководству пути развития, альтернативного нынешнему ведущему в тупик, к второсортности. Полностью статья будет опубликована в журнале «Россия в глобальной политике». □ ■ Автор — Сергей Караганов — почетный председатель президиума Совета по внешней и оборонной политике

Admin: ■ 04—12—2013От редакции:Кремль стремится возглавить борьбу с коррупциейСоздание органа с высоким статусом и широкими полномочиями — необходимый, но недостаточный шаг в борьбе с коррупцией Владимир Путин создал специальное управление по борьбе с коррупцией в администрации президента. Вероятно, это можно считать молчаливым признанием того обстоятельства, что прежние ответственные за эту сферу деятельности работу провалили и глава государства пытается взять инициативу на себя. Соответствующий совет при президенте работал непостоянно. За антикоррупционные проверки чиновников всех ветвей и уровней власти отвечают помощник президента Евгений Школов и его подчиненные, загруженные другой работой. □ ■ Фото: М. Стулов/Ведомости □ ■ Создание органа с высоким аппаратным статусом и широким набором полномочий — необходимый шаг в государстве, в котором действующие правоохранительные структуры заражены коррупцией, говорил в марте 2012 г. на встрече с Дмитрием Медведевым директор по макроэкономическим исследованиям ВШЭ Сергей Алексашенко. Утвержденное Владимиром Путиным положение о деятельности нового ведомства напоминает о международных конвенциях по борьбе с коррупцией и рекомендациях ОЭСР, требующих создать независимые органы, способные реализовать политическую волю первых лиц к победе над бенефициарами неформальных госуслуг. ■ Однако ряд положений указа заставляет усомниться в эффективности предложенных мер. Управление не является аналогом независимых агентств по борьбе с коррупцией — таких, какие с успехом действуют в Сингапуре, Гонконге, Литве и Латвии. В Италии функцию уполномоченного органа выполняет особая антикоррупционная прокуратура. ■ Управление, созданное Кремлем, — всего лишь одно из подразделений администрации, замкнутое на одного из руководителей этого непубличного органа. ■ Новое управление будет сугубо бюрократической структурой, чья работа ограничена получением от ведомств официальной информации и ее изучением. При этом процедура предоставления новым органом информации широкой общественности прописана крайне нечетко. В президентском указе очень мало внимания уделяется взаимодействию с обществом, его активистами, которые по собственной инициативе ищут сведения о взятках, откатах, незадекларированных объектах собственности и конфликтах интересов. ■ Президент не создает основы общественно—государственного партнерства, которое является необходимым условием успешной борьбы с коррупцией. Он, похоже, доверяет все более узкому кругу людей и пытается замкнуть на себя новые полномочия и информационные потоки. Он не сужает, а расширяет круг вопросов, которые решаются в ручном режиме. ■ Это значит, что выяснение отношений с высокопоставленными чиновниками, которые засветились в историях с незадекларированным имуществом, имеют тесные личные и служебные связи с государством и бизнесом, будет проходить в закрытом режиме. Это будет общение в индивидуальном порядке, с принятием индивидуальных решений по каждому «берущему не по чину». Одно это, по сути, исключает возможность системного подхода к проблеме.

Admin: ■ Комментарии / Выпуск № 133 от 27 ноября 2013Не пора ли прекратить оскорблять президента СССР?Письмо в редакцию после просмотра зомбоящика ■ РИА Новости Очередной пакет «разоблачений» М.С. Горбачёва подбросила вышедшая в ноябре на РЕН ТВ программа «Военная тайна», которая по совокупности беззастенчивой лжи и безграмотности превзошла все мыслимые пределы. ■ Оказывается, что ещё в 1972 году при выезде за рубеж М.С. Горбачёв был завербован и внедрён в руководство СССР американской разведкой, ставившей цель привести на высшую должность «своего человека». При этом утверждается, что прямых доказательств этого нет, но есть факты (!). ■ В 1994 году во время встречи с М. Тэтчер вербовка якобы была окончательно завершена, и Запад привёл «своего человека» на пост Генсека КПСС. И Раиса Максимовна была рада такому повороту, поскольку, как сказал один из «свидетелей», которому «шепнули ребята из ГРУ», — ей подарили брильянты. ■ А дальше последовала череда «предательств», одно страшнее другого. Как рассказал ещё один «свидетель», правда, осмелился он это сделать почему—то только в 1995 году, Горбачёв показал американцам секретную карту Генштаба (!), на которой были показаны направления удара советских ракет по США. Хуже того, дал указание уничтожить советский боевой железнодорожный ракетный комплекс с 10—зарядными межконтинентальными ракетами (БЖРК), совершенно неуязвимый, поскольку он носился «от Калининграда до Владивостока». ■ Но на этом М.С., конечно же, не остановился. В 1987 году при подписании Договора о ликвидации ракет средней и меньшей дальности (РСМД) отдал американцам уникальный ракетный комплекс «Ока» малой дальности, хотя тот и не подходил под условия Договора. Тем самым «подарил» США 150 млрд долларов, которые они планировали затратить на противодействие этому комплексу. ■ Затем президент СССР «запретил» ядерные испытания в нашей стране, и мы перестали развиваться, а американцы не прекратили их и ушли в своём развитии далеко вперёд. ■ Последнее «предательство» М.С. Горбачёва — подписание в 1991 году с США Договора по сокращению стратегических наступательных вооружений (СНВ—1), по которому мы уничтожили в 2,5 раза больше ракет и в 3 раза больше боеголовок, чем американцы. ■ Есть в этой передаче и другие «факты подрывной работы» М.С. Горбачёва. Например, об искусственно созданном дефиците продовольствия в период перестройки и о том, что в этот период из страны вывозили как никогда много продовольствия. Правда, не сказано о сотнях тысяч тонн зерна, закупаемых в Канаде и США, что стало следствием неэффективной советской экономики ещё до Горбачева. ■ Нет смысла полемизировать и доказывать так называемым «свидетелям» из этой передачи абсурдность всех приведенных выше измышлений. Они сделали свой выбор и лгут сознательно или, в крайнем случае, не понимают, о чём говорят. Поэтому полная несостоятельность клеветы очевидна только тем, кто может хотя бы сомневаться, слушая подобную ложь. ■ Вздорность ранней вербовки американцами М.С. Горбачёва при высокопрофессиональной деятельности внешней разведки и ГРУ во времена Ю.В. Андропова опровергать, видимо, не требуется. ■ А вот демонстрацию «секретной» карты Генштаба, если такое и было, стоит пояснить. Американцы прекрасно знали географию наших баз МБР, поэтому направления полёта ракет для ударов по территории США никакого секрета не представляли. Вот такое «предательство». ■ Никакого указания ликвидировать БЖРК не было, да и патрулировать он мог не «от Калининграда до Владивостока», а только в районах Костромы, Перми и Красноярска. БЖРК был, конечно, уникальной системой стратегических вооружений. Последний поезд выведен из боевого состава только в 2005 году, после завершения уже продлённых сроков эксплуатации. Продолжать производство новых ракет было невозможно, поскольку выпускал их только украинский Павлоградский завод, а Украина в 1994 году подписала Лиссабонский протокол и производить стратегическое ядерное оружие с тех пор не имела права. ■ Ликвидация ракетного комплекса «Ока» критикуется уже много лет большинством экспертов. Сейчас трудно сказать, была ли эта ликвидация условием подписания Договора РСМД, которое выдвигали США. Ракета оснащалась ядерными и неядерными зарядами с дальностью от 300 до 500 км, то есть находилась на грани дальности. Но если уменьшить массу ядерной головной части на несколько кг, то дальность полёта будет превышать 500 км. ■ Если это было условием подписания Договора РСМД, то выбора не было. Слишком серьёзную угрозу представляли высокоточные ракеты «Першинг—2» с заглубляющимися ядерными зарядами для центральных командных пунктов высшего и среднего звена. А выдумку со 150 млрд долларов, которые США якобы планировали потратить для противодействия «Оке» и которые Горбачёв им «подарил», — даже комментировать не нужно. В открытом американском бюджете такие суммы скрыть нельзя, да и угрозы для территории США эти ракеты не представляли. ■ Утверждение, что «президент СССР запретил ядерные испытания в нашей стране, и мы перестали развиваться, а американцы не прекратили и ушли в своём развитии далеко вперёд», — не менее абсурдно. В 1990 году Советский Союз предложил установить мораторий на испытания ядерного оружия во всех сферах, согласованный с США и Великобританией. Последнее ядерное испытание в СССР было проведено в конце 1990 года, в Великобритании в ноябре 1991 года, в США — в сентябре 1992 года. ■ Очередное откровенное враньё — что по Договору СНВ—1 мы уничтожили в 2,5 раза больше ракет и в 3 раза больше боеголовок, чем американцы. ■ В действительности к моменту подписания в 1991 году Договора в США было около 12 тысяч ядерных боезарядов, в СССР — около 10 тысяч. Требовалось сократить количество носителей до 1600 единиц, боезарядов — до 6 тысяч. При этом значительная часть наших вооружений устарела, и по соображениям ядерной безопасности необходимо было выводить их из боевого состава. ■ Договор СНВ—1 прошел многолетнюю стадию согласования каждой строчки. В СССР выработка позиций по всем спорным вопросам осуществлялась теперь уже легендарной «пятеркой», в которой работали профессионалы высочайшего класса из Военно—промышленной комиссии, Минобороны, МИДа, КГБ и ЦК КПСС. Любая неравноценная уступка была совершенно недопустима. ■ В результате мы сохранили ядерный баланс с США на пониженном уровне в то время, когда США могли без проблем оставаться на прежнем уровне. Когда Договор в 1994 году вступил в силу, у нас из 10 тысяч боезарядов уже осталось всего 7 тысяч. ■ Один из уроков Договора СНВ—1 заключается в том, что договоры с американцами позволяют России поддерживать ядерный баланс с США как почти последний признак сверхдержавы, несмотря на многократное американское превосходство в средствах. Этот Договор надолго останется энциклопедией знаний и опыта, которые в полной мере [можно] использовались уже при подготовке нового договора. Всё происходило под непосредственным руководством М.С Горбачёва, и это одна из важнейших его исторических заслуг в обеспечении международной безопасности. ■ Помимо этого в СМИ много и другого трёпа по поводу М.С. Горбачёва. Особой яркостью и эмоциональностью отличается В. Жириновский. Как—то по недоразумению пришлось попасть с ним на прямой эфир федерального канала. Там он стал кричать, что Николай II больше России любил свою жену, поэтому была потеряна страна, а Горбачёв больше СССР любил Раису Максимовну, и мы потеряли великую державу. И вылил ушат грязи и оскорблений на М.С. Пришлось его одёрнуть и напомнить, что только благодаря Горбачёву он стал лидером партии. ■ Мне известно это из рассказа А.Н. Яковлева. На заседании Политбюро М.С. сказал, что маловато у нас одной партии, нужно хотя бы ещё что—то. Все члены Политбюро поддержали идею. Поручили эту задачу В. Крючкову (!). Через несколько дней он представил двух кандидатов на роль руководителя ЛДПР, сказав, что они одинаково плохо известны, но вот этот (Жириновский) вроде более бойкий. Выделили под это средства, и пошло—поехало. А.Н. Яковлев сказал, что он где—то написал об этом, и даже опасался, что Жириновский с охранниками его поколотят. Но однажды Жириновский увидел его, сам подбежал и радостно сказал, что написано всё правильно, только «эти с…» (дословно) денег больше не дают. ■ Более уравновешенные критики периодически упрекают М.С. за нерешительность в проведении радикальных реформ, за многословие. ■ Подобная критика также представляется ошибочной. Горбачёву пришлось пойти по пути преобразования абсолютно неконкурентоспособного социально—экономического устройства государства, который никто никогда не проходил. Он по существу двигался вслепую по лезвию ножа, понимая, что при любом более радикальном решении его сметут. Возможно, своими длинными речами он, как Крысолов под дудочку, уводил высших партийных чиновников от переворота в болото. А когда они опомнились, стало уже поздно, захлебнулись. ■ Еще раз напоминаю, что все эти пояснения только для нормальных людей — с тем, чтобы способствовать адекватной оценке ими той информации, которую впаривают зомбоящики. ■ ■ Автор — Владимир Дворкин, генерал—майор, профессор, главный научный сотрудник Института мировой экономики и международных отношений РАН. В 1993—2001 годах руководил 4—м ЦНИИ МО РФ. Один из основных авторов программных документов, относящихся к Стратегическим ядерным силам и Ракетным войскам стратегического назначения РФ. В течение многих лет участвовал в качестве эксперта в подготовке договоров ОСВ—2, РСМД, СНВ—1, СНВ—2, внес значительный вклад в формирование позиции СССР и России на переговорах об ограничении и сокращении стратегических наступательных вооружений.

Admin: ■ 13 декабря 2013 г. Война без ссылок на цитатыВооруженное противоборство на фоне межцивилизационных проблем Юрий Киршин ■ Части Красной армии входят во Львов, доставшийся Советскому Союзу после раздела Польши в 1939 году. Фото 1939 года □ Для познания общественных явлений, процессов в государствах, в идеологических системах использовались различные методы и способы. Марксизм для познания общественных процессов, проблем войны и мира, войн и революций использовал формационный подход, согласно которому единственно правильным было рассмотрение истории с точки зрения «общественно—экономической формации»: переход от одной формации к другой осуществляется революционным путем. Формационный подход позволяет познать некоторые общественные процессы, однако его возможности ограничены. Марксизм по существу отказался от многовариантности исторического развития. Формационный подход обедняет историческую действительность, признает в развитии общества однолинейный процесс, а вершиной развития — коммунизм; абсолютизирует роль материального над духовным, жестко привязан к экономическому фактору в объяснении причин войн и революций. Формационный подход предполагает, что со сменой формации устраняются все настроечные структуры: религия, культура, наука, мораль, право, поэтому марксистские идеологи отрицали религиозные войны, не поняли войну как столкновение культур. Космополитизм выступает за использование цивилизационного метода, который предполагает анализировать общественные процессы, всемирную историю войны через призму зарождения, развития и гибели локальных цивилизаций. □ Через призму классовой борьбы □ История человечества, всемирная история — это история локальных цивилизаций. Локальная цивилизация — это крупная социальная общность, крупномасштабное устройство в мировом сообществе, способ жизнедеятельности общества, целостная система, включающая в себя религию, культуру, традиции, философию, науку, мораль, правовые нормы, способы мышления, образ жизни, систему взаимоотношения с природой; политическую, экономическую и социальную подсистемы. Ученые по—разному оценивают количество локальных цивилизаций. Автор исходит из того, что в настоящее время существуют китайская, индийская, западноевропейская (евроатлантическая), православная (восточноевропейская), исламская, латиноамериканская, африканская и японская цивилизации. Религия является определяющим структурообразующим фактором каждой локальной цивилизации. Например, буддизм, даосизм, конфуцианство являются образующим фактором китайской цивилизации; синтоизм – японской цивилизации. На формирование и развитие локальных цивилизаций оказывают влияние и другие ее компоненты: культура, традиции. Можно выделить виды войн, которые имеют цивилизационный характер: войны внутри государств локальных цивилизаций; войны между государствами внутри локальных цивилизаций; войны между государствами различных цивилизаций; войны между светскими властями и религиозными организациями. Цивилизационный подход, анализ общественных процессов через призму локальных цивилизаций в отличие от формационного подхода обеспечивают более полное и глубокое познание сущности, причин межгосударственных и внутригосударственных войн, их морально—политический характер, расстановку политических сил, способы вооруженной и невоенных форм борьбы; политические, социальные, экономические, духовные и экологические последствия всех видов войн. Войны между государствами, внутри государств марксизм рассматривал через классовую борьбу. Советский Союз на протяжении всей своей истории готовился к ведению только классовых войн. Классовый подход лежал в основе военной политики. Советский Союз вел классовую войну в Финляндии и в Афганистане, с классовых позиций поддерживал Ким Ир Сена и частично участвовал в Корейской войне на его стороне. Классовый подход не позволил марксистским идеологам понять роль в войнах геополитики, географического фактора, пространства. С классовых позиций советские идеологи оценили источники побед Великой Отечественной войны, только с классовых позиций переосмыслили военную историю России. Среди марксистов были различные взгляды на место войн во всемирной истории. Ленин, его последователи в Советском Союзе считали, что войны возникли с появлением частной собственности, классов, государств. По нашему мнению, они преувеличили роль классов. Другой точки зрения придерживались Энгельс и Троцкий. Они считали, что войны возникли, когда человек стал строить общество и применять орудия. Роды и племена уже воевали друг с другом. Эта точка зрения выходила за грани классового подхода. Марксизм абсолютизировал роль войны во всемирной истории. Ленин считал, что мир есть передышка для войны. Тоталитарный, затем и авторитарный социализм на отдельных этапах развития также был источником войн, носителем милитаризма. Концепция мировой социалистической революции, оценка эпохи как эпохи перехода от капитализма к социализму, государственная форма собственности, тоталитарная и авторитарная политическая система, воинственная идеология, невозможность антивоенного движения — все это создавало благоприятные условия для развязывания классовых войн. □ Была ли империя зла? □ Советский Союз в войнах преследовал следующие цели. Во—первых, защита социализма, независимости, суверенитета, территориальной целостности. Во-вторых, оказание помощи революционным силам, насаждение социализма (в Испании, Финляндии, Корее, Афганистане и других странах). Марксистские идеологи убеждали, что войны между социалистическими государствами невозможны, хотя была война между КНР и Вьетнамом, был вооруженный конфликт между Советским Союзом и КНР. Югославский политик и идеолог Милован Джилас считал, что в будущем будут войны и между социалистическими странами. По нашему мнению, если бы продолжала существовать социалистическая система, войны между странами могли бы происходить. В войнах преследовались бы цели: достижение независимости от Советского Союза, выход из социалистической системы; построение социализма с «человеческим» лицом; построение демократического государства; передел границ. Причинами войн также могли быть неравномерность экономического, политического, технического, духовного и военного развития государств; противоречия в системе ценностей государств (политических, культурологических, национальных, религиозных, нравственных, правовых). В марксизме рассматривалась взаимосвязь войны и революции. Считалось, что войны служат толчком к началу революционных действий, войны революционизируют массы. Война является матерью революции. Первую мировую войну марксисты рассматривали как стимулирующий фактор мировой социалистической революции. Когда началась Вторая мировая война, они были уверены, что она даст толчок движению независимости угнетенных народов. В Советском Союзе исходили из того, что гражданская война является войной только между классами, недооценивалось, что внутри государств велись войны между династиями, кланами, этносами, культурами, религиозными конфессиями. Идеологи марксизма были сторонниками теории насилия, революционных войн, то есть войн рабочего класса с буржуазными государствами, войны пролетариата и буржуазии одного и того же государства. 15 января 1918 года был подписан декрет об образовании Красной Армии. В нем говорилось, что она послужит поддержкой для грядущей социалистической революции в Европе. Марксисты зарезервировали себе право развязывать войны. Сталин заявил: «Бывают случаи, когда большевики сами будут нападать, если война справедливая, если условия благоприятствуют». В 1939 году Советский Союз развязал войну против Финляндии. В 60—70—е годы прошлого столетия китайские радикалы считали, что социалистические страны вправе первыми начинать войну и такие войны являются революционными. В 1960 году югославский политик и политолог Эдвард Кардель опубликовал книгу «Социализм и война», в которой отмечал, что социалистический Китай может первым начать войну. В 70—е годы Советский Союз совершил агрессию против Афганистана. Классовый подход, теория насилия, концепция революционных войн, мировой социалистической революции легли в основу принципа — ведение войн на чужой территории, советизация завоеванных территорий. Сталин полагал, что тот, кто «занимает территорию в войне, должен вводить на ней свою социальную систему. Вводить свою систему должна армия. Иначе быть не может». Проблему войн, мировой революции советские лидеры связывали с содержанием эпохи, которая по существу оценивалась с классовых позиций. Марксисты с октября 1917 года полагали, что человечество вступило в новую эпоху — эпоху перехода от капитализма к социализму. Руководители Коммунистической партии России называли ее эпохой пролетарских революций. В 1924 году они называли эту эпоху длительной империалистической агонией капитализма. Троцкий в 20—е годы характеризовал новую эпоху как эпоху войн и революций. В 1922 году он прогнозировал, что ближайшие десятилетия будут эпохой восстаний, революций, контрреволюций и войн. В 1939 году Троцкий по—прежнему верил в международную революцию. В условиях начавшейся Второй мировой войны он видел две перспективы: эпоха социальной революции и социалистического общества и эпоха упадочного общества тоталитарной бюрократии. □ Отечество отечеству рознь □ В Советском Союзе понятие «социалистическое Отечество» суживало понятие «Отечество». Понятие «социалистическое Отечество» ограничивалось классовым подходом, а не общечеловеческим подходом, в котором классовый подход является лишь частью общечеловеческого. Из защиты «суженного Отечества» выпадали: защита корней предков, русской культуры, могил предков, традиций русской армии. Защита социалистического Отечества не предполагала защиты прошлого, настоящего и будущего. Был в стране культ не отечественности, а культ социалистического Отечества. Абсолютизация классового подхода в защиту социалистического Отечества, а не Отечества в целом, ошибки политического и стратегического руководства, отсутствие концепции защиты населения на оккупированных территориях снизили в определенной степени отечественность в Великой Отечественной войне. Классовый подход затруднял в определенной мере действия Советского Союза по предотвращению Второй мировой войны, а также установлению союзнических отношений Советского Союза с США и Великобританией. Классовый подход был у марксистов и к морали. Энгельс писал, что мораль всегда была классовой. По Ленину, в политике нет морали, а есть целесообразность. Поэтому оценка войн с точки зрения справедливости (несправедливости) осуществлялась в интересах пролетариата, социализма, национально—освободительного движения. Марксизм не мог даже поставить вопрос о справедливости, нравственности, используемых в войнах средств и способов, и это естественно, так как некоторые советские политики и стратеги использовали в справедливых войнах в защиту своего государства аморальные и несправедливые средства и способы. С возникновением племен, народов, государств и до настоящего времени война является образом жизни человечества в целом. Война и для Советского Союза была таким же образом жизни. Советское государство вело справедливые и несправедливые войны на своей и на чужих территориях; участвовало во Второй мировой войне, вело Великую Отечественную войну; внесло огромный вклад во всемирную военную культуру, в формирование милитаристского потенциала планеты. Создав мощный ядерный потенциал, советские ястребы в политике и в военной стратегии были уверены в победе над системой капитализма в мировой ядерной войне. Марксизм отрицал войну как общечеловеческое явление, как образ жизни человечества. Идеологи марксизма исходили из того, что война есть продолжение политики другими, вооруженными средствами. Вне понимания войны оставались социальные, экономические, научно—технические, демографические, нравственные, культурологические, этнические и религиозные факторы. В понимании войны как продолжения политики она трактуется как концентрированное выражение экономики, при этом игнорируется, что основой политики являются и культура, этносы, религия. Узкое ограниченное понимание марксизмом войны имело негативные последствия. Причины, цели войн, их итоги были пронизаны классовым подходом. Марксизм отрицал религиозные войны, не учитывал религиозный фактор в гражданской войне, в войне в Афганистане. Тезис Сталина об обострении классовой борьбы привел к массовым репрессиям, к снижению военной мощи Красной Армии. Марксизм заимствовал у Клаузевица не только формулу «война есть продолжение политики другими средствами». Идеологи марксизма, советское политическое руководство взяли на вооружение теорию Клаузевица абсолютной войны. Диалектику войны он видел в ее движении от ограничений к неограниченности. Паузы в войне удаляют войну от абсолюта, выступают умеряющим началом, умеряют напряжение военных действий. Клаузевиц отвергал в войнах ограничения, выступал за освобождение от всех условностей, за доведение войны до остановки, где нет предела. Абсолют войны проявлялся, по Клаузевицу, в политических и военных целях, в поражении вооруженных сил противника, в поражении мирного населения. Насилие в политике, физическое и духовное насилие, насилие в экономике, во всех сферах общественного сознания, в демографической сфере, в разрушении окружающей среды — характерные черты абсолютной войны. Свою формулу «война есть продолжение политики другими средствами», Клаузевиц относил именно к войне абсолютной, неограниченной, идеальной. К вопросу предотвращения войн в капиталистических государствах большевики подходили прежде всего с классовых позиций, с позиций пролетариата. Поэтому они порой недооценивали антивоенное движение, полагали, что буржуазные пацифисты не могут предотвращать войны. Они призывали рабочих отвергать утопические идеи пацифистов, так как острые противоречия между капиталистическими странами всегда будут решаться с помощью войн. По их мнению, антивоенное движение отвлекает рабочих от классовой борьбы. Исчезновение войн марксизм связывал с исчезновением классового общества, с победой мировой социалистической революции. При капитализме вообще нельзя ликвидировать причины войн, это может сделать только социализм. Как уже говорилось, тоталитарный и авторитарный социализм являлся источником войн, однако в Советском Союзе никогда не было движения за мир, направленного против его внешней и военной политики. Не было его, когда шли войны с Финляндией, Афганистаном. В годы холодной войны Советский Союз поддерживал антивоенное движение в США. Руководство Советского Союза организовало в стране движение за мир, направленное против военной политики США. Однако в стране не было движения за мир, направленного против внешней и военной политики советского руководства, а необходимость в этом была. Руководство Советского Союза в 20—50—е годы прошлого века негативно отнеслось к нормам международного гуманитарного права. Только с приходом к власти Горбачева министр обороны Язов подписал приказ об использовании норм международного гуманитарного права. □ Образ жизни человечества □ Основными чертами марксизма—ленинизма являются: воинственность, агрессивность, гегемонизм, авантюризм, целеустремленное использование разрушительной составляющей научно—технического прогресса для справедливых и несправедливых войн; достижение политических и стратегических целей аморальными и незаконными средствами. Идеологи марксизма—ленинизма не считали человека главной ценностью, поэтому не создали человекосберегающую военную культуру. Стремление добиться целей в военных действиях любой ценой вело к огромным потерям, снижало генофонд советского народа. Суженное понимание сущности войны ослабляло оборонный потенциал тоталитарного и авторитарного социализма. Абсолютизация марксистских методов исследования тормозила использование методов исследования в военной науке. Космополитизм как идеология и практика осуждают марксизм—ленинизм, тоталитарный и авторитарный социализм, допускающие нарушение норм международного права, репрессии в отношении своего народа и своих военнослужащих. Марксистско—ленинское учение о войне, несмотря на узкое ее понимание, внесло вклад во всемирную военную культуру. Марксизм—ленинизм соответствовал тоталитарному и авторитарному советскому режиму. И наоборот, тоталитарный и авторитарный режим соответствовал марксизму—ленинизму. Марксизм—ленинизм, тоталитарное и авторитарное государство обеспечили надежную защиту советского государства, одержали великую победу над тоталитарным фашизмом, позволили вести холодную войну с США и с НАТО. Новые вызовы и угрозы изменяют сущность и содержание современных войн. Понимание войны как общечеловеческого явления, понимание милитаризма как всемирного явления позволяет, во—первых, осознать увеличивающуюся угрозу выживанию человечества, выйти на решение глобальных проблем, придать борьбе с терроризмом глобальный характер. Во—вторых, преодолеть узкое понимание войны только как политическое явление; свести воедино вооруженную, политическую, идеологическую, дипломатическую, экономическую, культурологическую, этническую и религиозную формы борьбы; оценивать в войне не только кто победил, но и какой ценой достигнута победа; установить, что военная безопасность мирового сообщества имеет приоритет над военной безопасностью любого государства. В заключение дадим определение войны. Война — это историческое общечеловеческое явление, образ жизни человечества, организованная вооруженная борьба народов, государств, религиозных конфессий с использованием традиционных и новых видов оружия, а также невоенных форм борьбы для достижения политических, социальных, демографических, экономических, культурологических, этнических и религиозных целей.

Admin: ■ Комментарии / 12 декабря 2013 г.Конституционная реформа — последний шанс сохранить РоссиюКонституция 1993 года имеет неустранимые косметическими мерами дефекты, как в содержании, так и в «социальном происхождении» «Хороший, мы ребята, пароход построили, да жаль, воды боится. А так хороший…» Из дискуссии к 20—ти летию Конституции РФ в ВШЭ ■■ ■ РИА Новости 12 декабря 1993 года я был избран депутатом первой Государственной Думы и оказался в большой политике. Хочу сказать сразу, что относился к этому виду человеческой деятельности довольно насмешливо. Политиков я не любил с детства. На мой взгляд, было в них, что-то гнилое: тщательно скрываемое и лелеянное — трещина в душе, желание забраться на закорки. И черта эта, отличающая политика от нормального человека, несет в себе характер какой-то порочной универсальности. Существует расхожее мнение, что политика — грязное дело. Я так не думаю. Мне кажется, что это зависит от того, кто занимается этим, на первый взгляд, неблаговидным делом. А поскольку ровно в этот же день, 20 лет назад, была принята новая российская Конституция, то фактор масштаба личности главы государства стал определяющим. Кто он, Президент Российской Федерации? Заурядный политик, думающий исключительно о сохранении власти и, желательно, чтобы не на прямых выборах. А если уж без выборов совсем не обойтись, то с заданным результатом, который призваны обеспечить разного рода «волшебники»? Или государственный деятель, видящий исторические горизонты и заботящийся о следующих поколениях? Сегодня, спустя два десятилетия, как птенец той самой конституционной реформы, скажу: страна попала в ситуационный капкан, в полную зависимость от свойств личности, наделяемой статусом Главы государства и гаранта Конституции Российской Федерации. Основной закон страны, по которому мы живем все это время, принимался в особых исторических условиях, спустя 69 дней после стрельбы из танковых орудий по Парламенту. Страна тогда балансировала на грани гражданской войны. Конечно, Конституция от 12 декабря 1993 года писалась под Бориса Ельцина. Первого Президента России можно ругать за многое справедливо, и обоснованно. Он делал тяжелые ошибки, а порой, трагические (одна чеченская война чего стоит). Однако у Бориса Николаевича была в голове своя картина мира. Во-первых, он был носителем доктрины либеральной модернизации. Пошел на непопулярную, заведомо несправедливую, приватизацию, понимая, что введение института частной собственности может спасти тонущий корабль российской экономики. Во-вторых, необходимым условием он считал сохранение федеративного устройства страны. Он не отменял выборы губернаторов, не сводил роль Совета Федерации до декоративной, ничего не значащей синекуры для политических пенсионеров, звезд спорта и шоу-бизнеса. Наконец, в-третьих, он понимал необходимость информационной открытости для общества. Ельцин не зачищал телекомпании, возвращая их в государственное русло, не гонялся за журналистами — даже за теми, которые были к нему несправедливы, а порой и жестоки. Короче говоря, Конституция писалась под одного Президента, а в итоге досталась другому. Здесь для нее, как Основного закона страны, принципиально стали важны, как содержание, так и обстоятельства, при которых она была принята. Давайте поговорим об этом. Содержание Конституции определяет магистральное направление страны, если хотите — истинную перспективу. Обстоятельства принятия Конституции задают то место и ту роль, которую она займет в общественном сознании людей, государственном управлении и повседневной жизни каждого гражданина. Сегодня я убежден: Конституция 1993 года имеет неустранимые косметическими мерами дефекты, как в содержании, так и в «социальном происхождении». Прекрасные по содержанию декларации первых двух глав Конституции, тех самых, в которых говорится о правах, свободах человека и гражданина, о демократическом, федеративном и светском характере государства, оказались подвержены серьезной политической коррозии. В первую очередь тлен разложения затронул правовые институты, постепенно превратив первые две главы в набор никого и ни к чему не обязывающих благопожеланий. Приведу всего один пример. Казалось бы, маленькая двусмысленность в тексте Конституции: органы государственной власти в субъектах Российской Федерации не избираются, а формируются. И мы получаем крайне постыдную историю губернаторских выборов, которые, то случаются, то отменяются, то возвращаются в извращенной муниципальным фильтром форме. В этих обстоятельствах исполнительная власть с неизбежностью заполнила собой все общественно-политическое и управленческое пространство. Если кто-то думает, что причина этому «вертикаль» власти, то он ошибается, она давно уже не «вертикаль». Мы вышли на очередной круг российской обреченности, получив в лице Президента «руководящую и направляющую силу общества». Теперь стало совершенно очевидно, что нынешняя Конституция воспроизвела все родовые травмы советского государства, только в особо тяжелой форме. Вспомните, как все мы радовались отмене пресловутой 6-й статьи Конституции. Да, да той самой, о роли КПСС. А теперь судите сами. Если в СССР «руководящая и направляющая сила» представляла собой достаточно сложно устроенный коллективный орган в виде ЦК КПСС, Политбюро, то в Российской Федерации она свелась даже не к одному институту, а к одной конкретной персоне. Неустойчивость такой конструкции и опасность «постсоветского самодержавия» для общества, для страны очевидна. Теперь поговорим об истории принятия нынешней Конституции. С горечью могу сказать, что она никогда не была, да и не могла стать тем самым общественным договором, который, по идее, и должен был выполнять функцию «скреп» для общества, для территориальной и прочей целостности страны. Справедливости ради стоит сказать, что изначально декларировалось и Президентом, и собственно авторами Конституции, что она — акт переходного периода, временный документ, который после стабилизации государственной власти будет поправлен и доработан. Однако 28 апреля 1994 года Президент Российской Федерации, Государственная Дума, Правительство Российской Федерации, субъекты Российской Федерации, Общественная палата при Президенте Российской Федерации, политические партии, профсоюзы, другие общественные объединения, религиозные объединения заключили сроком на два года договор об Общественном согласии. Участники Договора исходили из того, что политическая жизнь общества должна развиваться в рамках Конституции Российской Федерации, и считали, что «в Конституцию должны вноситься только такие изменения, которые будут способствовать стабилизации обстановки в обществе». Предложения по устранению «закладок» и «мин», оставленных в Конституции переходного периода, не были реализованы. И постепенно произошло самое печальное. Конституция утратила шанс стать основой для общего согласия. В головах старшего поколения, левых и патриотически настроенных граждан, она осталась специфическим документом, зафиксировавшим результаты вооруженной борьбы за власть осенью 1993 года. Молодежь видит Конституцию, как элемент декора, а не как точку опоры для общества — собрание аксиом, на которые граждане и власть могут реально опираться. Как в обычной жизнедеятельности, так и при разрешении социальных конфликтов. Конституцию не читают и не чтят — это печальный факт. Она лишь один из множества скучных текстов, с которыми должны разбираться юристы. Как говорится, проверено на себе. Представительнейшая конференция научных работников РАН, состоявшаяся в конце августа этого года, так и не смогла взять на себя смелость заявить, что вопросы организации науки — это вопросы совместного ведения Российской Федерации, и ее субъектов, а потому Закон о ее реформе можно только снять с рассмотрения и начать эту историю с начала. В моем выступлении все ссылки на положения Конституции и цитаты из нее прозвучали. Но ученое собрание не признало себя достаточно компетентным, чтобы на них опереться. Это характеризует не столько научное сообщество, сколько отсутствующее место Конституции в общественном сознании и политической практике. Сегодня я убежден. Нужна конституционная реформа! Сама по себе она и не панацея, и не катастрофа. Все зависит от того, насколько мы сможем добиться устранения, описанных выше двух сущностных дефектов. Если удастся добиться проведения обстоятельной и действительно широкой общественной дискуссии о содержании Конституции и способе ее принятия — имеется в виду порядок созыва и работы Конституционного Собрания, то появится реальный шанс на преодоление основных «родовых пороков» российской государственности. А значит и шанс сохранить Россию как единое государство. □ Иван Стариков, научный руководитель «Школы экономики земельных рынков» Академии народного хозяйства при Правительстве РФ

Admin: ■ 09—12—2013Государственному зданию необходим фундамент — местное самоуправлениеДальнейшее развитие без самоорганизации граждан невозможно Двадцать лет наша страна возводит общественное здание на основе проекта, родившегося в период «бури и натиска» — революционных событий 1991—1993 гг. □ □ При Александре II государственная казна забирала 20% совокупных налоговых поступлений, еще 20% — губернии, целых 60% шли в земства □ ■ Мы видим следы неоднократной перепланировки верхних этажей, встраивания вертикальных несущих конструкций, надстройки и утяжеления центральной башни и основательной перекраски фасадов. Здание все меньше соответствует изначальному проекту, трещит и кренится. Особо впечатлительные жильцы предлагают в очередной раз все снести и начать стройку заново. Общественное здание не будет стоять прочно, если мы будем игнорировать устройство республиканского фундамента — развитие самоорганизации граждан. □ 1. 20 лет спустя. Итоги □ ■ В российском управляющем классе нарастают ощущения потери ориентиров общественного развития, отсутствия стратегической линии России в мировой конкурентной гонке. На глазах исчерпывается повестка реставрационной фазы, неизбежной после революционного взрыва. Политическая система подморожена за счет ограничения конкуренции политических сил и возможностей граждан влиять на политический процесс. ■ Существенное ослабление механизмов гражданского контроля (свобода слова, политическая конкуренция, выборы и референдумы) привело к взрывному росту коррупции в государственном и муниципальном управлении. Набрали силу недостатки, объективно присущие централизованным системам управления: подавляется инициатива и творчество. Идет негативный кадровый отбор, закрывается дорога наверх для самостоятельных личностей. Кадровый застой неизбежно ставит в повестку дня «столкновение поколений». ■ Демонстративная централизация властных полномочий и ресурсов, приятная в эпоху изобилия, неизбежно влечет за собой централизацию ответственности. В кризисное время она фокусирует протест на федеральном центре и в конечном счете на личности главы государства. Политическая система испытывает возрастающее давление, основные силы правящего класса уходят на поддержание статус-кво. ■ В последнее время ускорился самый опасный процесс для устойчивости политической системы — эрозия доверия граждан к институтам власти и людям власти. Угасание общественной и экономической инициативы на началах самоорганизации, неверие граждан в возможность лично влиять на свою судьбу ведет к апатии или протесту. Россия либо будет погружаться в отсталость, неэффективность и окончательно сойдет с траектории «великой державы», либо система в очередной раз пойдет вразнос. ■ Сегодня наша страна напоминает остывающую лаву, которая замедляет свое течение и превращается в неподвижный монолит. Реставрационная фаза затянулась слишком надолго и зашла слишком далеко. □ 2. Государственное здание без фундамента □ ■ Местное самоуправление — это фундамент народовластия, здесь стартует отбор лидеров и управленцев. Политическая система Европы выросла из свободных самоуправляемых городов. ■ При Александре II государственная казна забирала 20% совокупных налоговых поступлений, еще 20% — губернии, целых 60% шли в земства. Основные статьи расходов земств — здравоохранение и образование. Отсюда земские учителя и врачи, здания земских школ и больниц. Сегодня 60—65% налогов уходит в федеральный бюджет. Региональные бюджеты забирают 25—30%, и только 10—15% — собственная финансовая база местных органов. Лишь 3% муниципалитетов самостоятельно наполняют свой бюджет. Вот печальная история Великого Новгорода с пятивековой традицией самоуправления. Только в течение последних трех лет снизилась с 18,5 до 11,5% доля города в собираемых налогах. 56% бюджета формируется за счет субсидий и субвенций из вышестоящих бюджетов. Это не самостоятельный уровень власти, а приводной ремень государства. ■ Отсутствие местного самоуправления, наделенного полномочиями и ресурсами, ведет к вырождению страны. У людей на местах нет ни возможностей, ни навыков самостоятельной достойной организации жизни. Нация превращается в попрошаек, добывающих деньги из вышестоящих бюджетов. Итог — активные люди уезжают в столицы, крупные города, а то и за рубеж. Территория остается, а страна исчезает. Создание эффективной системы местного самоуправления — это центральный вопрос политической реформы и выживания России. □ 3. Цели политической реформы □ ■ Политическая реформа ставит своей целью запуск внутренних механизмов развития общества. Сверхцентрализация блокирует развитие, порождает неэффективность и коррупцию. Это становится стандартным диагнозом при исследовании почти любой сферы нашей жизни. Возьмите, например, доклад Комитета гражданских инициатив о реформе правоохранительных органов страны. Если мы как нация хотим развиваться и успешно конкурировать, нам придется провести широкую программу децентрализации и деконцентрации властных полномочий, финансовых ресурсов и ответственности с опорой на инициативу и энергию граждан республики. Децентрализация включает передачу полномочий от вышестоящего управленческого уровня к нижестоящему (федерация, ее субъект, муниципалитет). Деконцентрация — в одном уровне от центральных органов к его территориальным подразделениям. ■ Задача создания эффективной системы общественного управления потребует запуска механизмов политической конкуренции как двигателя развития. Единство и борьба противоположностей — источник развития, учил нас Гегель. Пока получается только по частям: либо единство, гарантирующее застой, либо борьба, не оставляющая камня на камне. ■ Никакая политическая власть не сможет сохранять контроль и поддерживать развитие в случае утраты основного капитала власти — доверия граждан. Восстановление и поддержание доверия граждан к властным институтам — это цель и важнейший критерий отбора элементов политической реформы. ■ Пора заканчивать реставрацию и начинать следующую фазу развития и модернизации. В политической повестке дня страны два стратегических направления политической реформы — децентрализация и демократизация общественного устройства России. □ 4. Стандартная проблема демократизации — «кошмар федерального центра» □ ■ Старт децентрализации и демократизации ведет к ослаблению федерального центра, усилению субъектов Федерации, в том числе и в авторитарном варианте. У элит возникает соблазн на всякий случай «взять суверенитета» столько, что и не проглотить. Целесообразно использовать два подхода, препятствующих этим процессам. ■ «Открытие второго фронта»: создание мощного самостоятельного местного самоуправления. Это естественный союзник федерального центра в противодействии авторитарной консолидации субъекта Федерации. Формирование финансово обеспеченного местного самоуправления, недопущение построения «региональных вертикалей», механизмы прямого взаимодействия с органами местного самоуправления — в интересах федерального центра. ■ Прямые выборы членов Совета Федерации. В регионе появляются две авторитетные политические фигуры, конкурирующие за влияние и не зависящие от органов власти региона. ■ «Вертикальная политическая прошивка»: политическая система должна стимулировать создание вертикально-интегрированных партий с развитой кадровой базой в регионах и муниципалитетах. Цель — обеспечение единства политического пространства и политического (а не административного) руководства властями региона. Это обеспечивает мажоритарная система выборов при едином дне голосования с существенным облегчением партийного выдвижения кандидатов по сравнению с независимыми кандидатами. □ 5. Местное самоуправление для свободных людей □ ■ Не дожидаясь критического ослабления федерального центра, надо приступать к формированию фундамента демократии — эффективной системы местного самоуправления. ■ Ключевое и труднейшее решение федерального центра — перераспределение финансовых ресурсов (и полномочий) в пользу местного самоуправления и регионов. Поставим себе этапную цель — треть налоговых поступлений каждому уровню власти. Потребуется реформа системы налогообложения, стимулирующая власти к развитию своей территории. Пора обсуждать принцип уплаты налога на доходы физических лиц по месту проживания, а не по месту работы. Это связывает заботу гражданина о месте жизни и его налоговый вклад. Федеральная элита, московская и петербургская по происхождению, трудно воспримет этот подход, но есть слабая надежда на чувство самосохранения. Надо сделать первый шаг и ежегодно уменьшать не менее чем на 2% долю федерального бюджета в общем объеме налоговых поступлений с соответствующим ростом местных бюджетов до уровня региональных, затем параллельный рост доли региональных и местных бюджетов. При таком темпе процесс займет до 15 лет. Тут—то и выяснится, что страна не слишком богата, чтобы позволять себе череду мегапроектов. ■ Предстоит децентрализовать нормативное регулирование местного самоуправления для учета региональных особенностей. Федеральный закон определяет гарантии и перечень полномочий местного самоуправления, набор способов организации местного самоуправления. Выбор системы местного самоуправления — за субъектами Федерации, выбор модели — за муниципалитетом или жителями. Это не исключает установления института федерального и регионального вмешательства в критических ситуациях и защиту местного самоуправления от неправомерного регионального вмешательства. ■ Перед Москвой и Санкт—Петербургом стоит задача создания «приличной» системы местного самоуправления. Что мы имеем в Санкт—Петербурге? Более сотни «жилконтор» без полномочий и средств. Полторы тысячи депутатов контролируют около 2% бюджета, а остальные 98% контролируют 50 депутатов городского парламента. Мудрое управленческое решение! Такие муниципалитеты не интересны горожанам, они по каждому вопросу обращаются к губернатору. ■ Вечное возражение против самоуправления граждан — где взять столько умных и честных людей. Благодаря СМИ у нас нет иллюзий относительно особых интеллектуальных способностей и моральных стандартов управляющей элиты. В лучшем случае скажем: «Плоть от плоти народной». О каком патриотизме управляющего класса можно говорить, если он не уважает собственный народ? Когда вас выбирают — так мудрые и дальновидные, а как собственную жизнь обустроить — так дети малые, неразумные? ■ Школой отбора и подготовки кадров для местного самоуправления служат общественные объединения, некоммерческие организации. Здесь проявляются люди с активной гражданской позицией и склонностью к общественному служению — здесь «не намазано медом», общественная работа требует отдавать душевные силы и время. Именно с этого уровня начинаются ростки общественной самоорганизации, он нуждается в бережном отношении, а не в государственном давлении. ■ Научимся управлять в малом (город, село) — получится и в большом (регион, страна). Остальное — ожидание чуда. □ 6. Вместо заключения □ ■ Если мы хотим, чтобы Россия была единой политической нацией, а не клубком враждующих этносов, мы превратим День Конституции в главный государственный праздник России. Это день разговора о сущностных основах общества и государства, о Конституции как объединяющем начале нации. Верните красный день календаря, господа депутаты! □ Автор — Сергей Цыпляев, президент фонда «Республика»; ранее полномочный представитель президента РФ в Санкт—Петербурге, народный депутат СССР, член Верховного Совета СССР, участник Конституционного совещания 1993 г.

Admin: ■ 09—12—2013От редакции:Помнить о жертвах репрессийЛичные трагедии как часть истории «Большого террора» Историки, правозащитники, архитекторы и гражданские активисты предлагают увековечить память о жертвах репрессий советской эпохи, сделать ее частью повседневной городской жизни. «Последний адрес» — это идея установить мемориальные доски по последнему месту жительства репрессированных горожан. По замыслу авторов проекта граждане получат возможность узнать, кто из бывших жильцов их дома был в советские годы репрессирован, и, при желании, смогут пожертвовать деньги на изготовление и установку памятных знаков. Источником данных о репрессированных будет база данных жертв политического террора в СССР, созданная обществом «Мемориал». «Последний адрес» — российский аналог «Камней преткновения», установленных рядом с домами жертв холокоста в 650 городах 11 стран Европы по проекту немецкого художника Гюнтера Демнига. □ Фото: Fabrizio Bensch/Reuters □ ■ Реализовать «Последний адрес» будет сложнее, чем похожий проект в Европе. В России отсутствует общественный консенсус по ключевым вопросам истории, а период 1920—1950—х гг. вызывает особенно много споров. Принятый в 1991 г. закон «О реабилитации жертв политических репрессий» был составлен так, что реабилитированными без каких—либо различий в статусе оказались все обвиненные в «контрреволюционных» преступлениях, в том числе бывшие сотрудники ОГПУ—НКВД и партработники, лично виновные в репрессиях. Может случиться, что имена жертв террора окажутся по соседству с именами их палачей, попавших под следующую волну репрессий. ■ Установка памятных досок в память о репрессированных вызовет недовольство тех, кто считает разговор о терроре очернением прошлого. Вероятно, не везде будет просто получить разрешение на установку мемориальных досок на домах, признанных памятниками истории и культуры. Неясно, как сделать, чтобы дома советской элиты, откуда жильцов увозили десятками, не покрылись табличками, как чешуей. ■ Тема преступлений советского режима вытеснена на периферию общественной дискуссии. Это одна из тех травмирующих историй, к которой далеко не все готовы обращаться. А если разговор и заходит, то оперировать отвлеченными цифрами оказывается удобнее. Нередко можно услышать рассуждения о том, что великие индустриальные достижения СССР сопровождались неизбежными издержками. Эта логика, впрочем, прямо продолжает знаменитое «лес рубят, щепки летят». Любой проект, который актуализировал бы историческую память напоминанием об индивидуальных трагедиях миллионов простых граждан, ставших такими «щепками» государства, — благо для общества.

Admin: ■ 13—12—2013 Какой будет Россия после ПутинаПора задаться вопросом, с чем останется народ России и его соседи после ухода Владимира Путина со сцены истории? Жизнь человеческая конечна: все мы смертны. Всем нам важно знать, что останется во внезапно осиротевшем после нас мире. □ □ Для украинцев и грузин, армян и молдаван образ Москвы на десятилетия закреплен как образ врага свобод и национальной независимости. Фото: Yury Kirnichny/ AFP □ ■ Становясь лидером народа, человек получает большую власть и огромную ответственность, власть направлять усилия людей, использовать не просто средства, а человеко-часы. Абсолютная власть — это власть над временем жизни людей, над социальным временем. Оттого с властителей и спрос велик! ■ С уходом того, кто управлял таким важным ресурсом, мир оказывается иным. Если время и возможности правления ограничены, то изменения в социальной реальности меньше подвержены риску человеческого фактора — фактора ошибки. Но если правление не ограничено ни законом, ни институциональными противовесами, ни политической традицией, ни временем, социальная реальность подвержена огромному влиянию правителя. ■ Многие считают, что демократические правители не способны на великие дела. Исследования показывают, что лидеры, которым не мешают демократические процедуры и институты, на короткое время могут быть более эффективными в своих решениях, чем лидеры, связанные институтами. Гигантские инфраструктурные проекты и олимпиады удаются им лучше. Однако в средне— и долгосрочной перспективе такие лидеры проигрывают своим демократическим конкурентам, а с ними проигрывают и общества. ■ Современная Россия вошла в ХХI век с несменяемым правителем. Некогда молодой многообещающий лидер и его команда перешли черту, отделяющую молодость от старости, а правление харизматического активного лидера — от геронтократии. Российские элиты постарели вместе со своим лидером и партнерами по нелегкому восточноевропейскому политическому бизнесу. Пора задаться вопросом, с чем останется народ России и его соседи после ухода Владимира Путина со сцены истории? С чем останется Россия после Путина? ■ Одной из важнейших задач, стоявших перед Владимиром Путиным в начале нынешнего века, было восстановление единства страны. Десятилетие спустя эта задача решена созданием системы личных отношений между хозяином Кремля, руководителями госкорпораций и лидерами региональных элит. Этот компромисс элит неразрывно связан с демодернизацией государства — публичное пространство сведено к минимуму, а то, что в современных государствах называется публичными институтами, заменено госструктурами, работающими в интересах руководства. С уходом сильного начальника Кремля эта система будет разрушена, а этика «эгоизма элит» приведет к новому глубинному кризису целостности Федерации. ■ Политическая конкуренция также носит иллюзорный характер. В группах, контролирующих центры власти в России, нет конкурентов российскому президенту. Президент не заметил постепенной геронтократизации России. А значит, с уходом Путина не будет ни преемника, ни равного по силе конкурента. ■ И речь не о том, что не будет сильных, умных и эффективных политиков среди россиян помоложе. А о том, что сограждане не будут о них знать. На какое—то время Россия погрузится в шок кадрового голода в центральной политике, что создаст еще больше предпосылок для центробежных процессов в регионах. ■ Развитие экономики России также стало заложником единовластия, ориентированного на личный имперский проект. Время высокого спроса на нефть и газ, дарованное России судьбой, было истрачено на создание энергополитического монстра. Трубные щупальца «Газпрома» — символ сговора элит Российской Федерации с властными группировками стран—транспортеров, стран — поставщиков труб и стран-потребителей. Используя либеральные экономики для усиления своего влияния, Кремль отвлекся от необходимости наращивать центры современного производства технологий, товаров и услуг. ■ Вместо того чтобы уделять внимание образовательной и научной системам России, власти сконцентрировали средства на имиджевых и идеологических проектах. С уходом Путина России придется начинать заново строить образовательную систему и возвращать ученых, бегущих из коррумпированных и клерикализированных заведений путинской поры. ■ Особые усилия и огромные ресурсы времени придется потратить для возвращения гражданского духа в страну. Политическая и экономическая демодернизация вернула россиян к доминированию подданничества. ■ Репутация России за ее пределами хуже, чем страна того достойна. И это связано с тем, что и в самой России, и за ее пределами образ страны прочно слился с образом ее несменяемого правителя. ■ С уходом Путина у России не будет союзников. И речь не только о союзниках в оборонном смысле. Я говорю о том, что современная культура России, ее народы и традиции совершенно неизвестны соседям. Соседние страны входят в период, когда к власти приходят люди, не имеющие опыта культурной и политической коммуникации с российскими гражданами и политиками. Кремлевский сверхэлитизм привел к тому, что в коммуникации между Москвой и Киевом, Минском, Астаной и Тбилиси принимают участие избранные лица, которые неизбежно покинут свои влиятельные позиции. Виртуальные же образы России у подрастающих элит негативны. Для украинцев и грузин, армян и молдаван образ Москвы на десятилетия закреплен как образ врага свобод и национальной независимости. И потому новым лидерам Федерации придется приложить немало усилий, чтобы возвратить доверие и симпатию соседних народов. ■ Россия будет демократичной и развитой — в этом нет сомнений. Только вот этот результат будет стоить на порядки дороже и будет достигнут на десятилетия позже, чем могло бы быть, найди россияне силы для сохранения политических и экономических свобод в начале нашего столетия. Цена нынешнего единовластия будет огромной для россиян. □ ■ Автор — Михаил Минаков, философ, преподаватель университета «Киево—Могилянская академия», президент Фонда качественной политики (Киев)

Admin: ■ 26—12—2013Запреты как следствие моральной несостоятельностиПечатание законодательных запретов так же мало помогает оздоровлению общества, как печатание денег — экономике Если одним словом выразить стиль законодательной политики уходящего года, то это «запрет». Оглядываясь назад, можно насчитать около 40 федеральных законодательных актов, которые либо вводят новые запреты, либо повышают санкции за нарушение уже существующих. Это при том, что далеко не все запретительные фантазии субъектов законодательной инициативы были реализованы в этом году. Запреты на употребление иностранных слов или хранение иностранной валюты, например, пока не оформили законом, но курение в общественных местах, продажа алкоголя в ночные часы, мат в СМИ, реклама абортов, частные лотереи и много что еще под запрет попали. Легкость необыкновенная, с которой плодятся законодательные запреты, вряд ли оставила авторам возможность оценить действенность и последствия такого способа регулирования общественной жизни. Или задуматься о причинах прошлого бездействия ограничительной нормы, прежде чем усиливать ответственность за ее нарушение. Принять закон в нынешней Думе проще простого, но его реальная жизнь начинается только тогда, когда он попадает в руки правоприменителей и соприкасается с людьми, поведение которых призван ограничивать. А реальная жизнь запретов несет много рисков. Во—первых, это дорогое удовольствие. Чем больше ограничений, поддерживаемых уголовными или административными санкциями, тем больше усилий требуется от правоприменителей — полицейских, следователей, судей — для отлавливания нарушителей и применения мер наказания. Это время, бюджетные деньги, работа, отвлекающая от других правонарушений. Риски усиливаются и тем, что ограничения — это всегда чьи—то полномочия по их обеспечению и возможность коммерциализации этих полномочий. Повышение санкций, например, за незаконную регистрацию (прописку) при сохранении спроса на трудовую миграцию ведет не более чем к повышению цены, которую неформально устанавливают за нее проверяющие. Во—вторых, печатание законодательных запретов так же мало помогает оздоровлению общества, как печатание денег — экономике. Чем больше законов и запретов, тем меньше вероятности их исполнения, даже если государство бросит все деньги налогоплательщиков на повышение бюджетов и зарплат силовиков. Вот уже мы слышим предложение от РЖД снять запрет на курение в поездах дальнего следования, поскольку ну просто не хватит сил проводников и транспортной полиции бегать по тамбурам ловить курильщиков. О действенности запрета на владение зарубежной недвижимостью для госслужащих мы узнаем из криминальных новостей с Лазурного берега. Но техническая невозможность обеспечить соблюдение законов влечет за собой нечто большее, чем превращение их в простые бумажки, а именно дискредитацию институтов власти и хорошо известный правовой нигилизм. В дилемме «или нести запредельные издержки контроля, или смотреть на нарушения сквозь пальцы» оба варианта плохи. В—третьих, и это самое важное, инициаторы законов этого года не думают о том, что запреты работают только тогда, когда одновременно есть положительная альтернатива. Репрессивное регулирование, как давно установила социология, — это атрибут традиционного одномерного общества, основанного на механическом подобии. В современных обществах законодательные инструменты призваны защищать разнообразие. Продуктивное регулирование идет путем создания новых возможностей, в том числе юридических форм, защиты и стимулирования инициативы и инновации. Некоторые действия в этом направлении предпринимались в 2008—2012 гг. в рамках медведевской модернизации. Например, вводились ограничения возможностей уголовного преследования в сфере экономической деятельности, создавались правовые формы для инновационной коммерческой деятельности в вузах, центр «Сколково». Сейчас мы видим обратное движение. Законодательная политика запретов хорошо очерчивает консерватизм, как его понимает нынешняя элита. Может показаться, что этот консерватизм — возрастной, что он пришел на смену «стабильности» просто как результат естественного старения элиты и желания удержаться у власти. Но причина скорее в утрате морального лидерства. Любые ценности распространяются прежде всего с помощью моральных примеров. Вместо громких слов о защите семейных ценностей люди, претендующие на лидерство в стране, должны являть живые образцы таких ценностей. То же со служением, верой, гуманизмом. Аскетизм и духовное подвижничество предстоятеля церкви способны укрепить веру гораздо сильнее, чем любые охранительные меры. При отсутствии первого остается обращаться к последнему. Усиление репрессивной составляющей права рождается не столько из легалистских иллюзий — представлений о том, что принятием закона можно решить любую проблему, — сколько из невозможности явить положительный пример. Поэтому, провозглашая духовное возрождение, политическая элита остается с единственным пока доступным ей способом реализации этой политики — законодательным запретом на все, что, по ее мнению, этому мешает. Автор — Вадим Волков, профессор Профессуры социологии права им. С.А. Муромцева, научный руководитель Института проблем правоприменения при Европейском университете в Санкт—Петербурге

Admin: ■ Оборонка Антон ЛавровБелые пятна нашей «Белой книги»Под завесой секретности удобно скрывать ошибки, недостатки, коррупцию и отсутствие стратегического видения Сегодня из десяти государств мира, имеющих крупнейшие по численности армии, только три – Иран, Северная Корея и Российская Федерация не публикуют «Белые книги» своих оборонных ведомств. У российского Министерства обороны не существует официального общедоступного документа, в котором сведены воедино данные об угрозах и опасностях для России, нынешнем состоянии Российской армии и долгосрочных планах ее военного строительства. □ Отсутствие подобного документа не позволяет составить целостное представление о российских Вооруженных Силах. Даже офицерский и командный состав самой армии часто плохо осведомлен о направлениях ее реформирования и долгосрочных ориентирах, а также о состоянии армии за пределами своих частей. Отсутствие «Белой книги» в нашей стране, имеющей одну из наиболее многочисленных армий в мире и второй по мощи ядерный арсенал с глобальной досягаемостью, не способствует укреплению доверия к ней со стороны мирового сообщества. Недостаток информации порождает недоверие, которое в свою очередь приводит к подозрительности и страхам. Для большинства развитых стран публикация таких официальных государственных изданий по оборонной политике (White Paper или White Book) является обязательной. Они давно стали принадлежностью не только государств «старой демократии», но опубликованы также Китаем, Индией, Бразилией и десятками других стран. □ Для чего? □ Публикация «Белых книг» решает две основные задачи. Во—первых, в демократических государствах они важный инструмент взаимодействия власти с гражданским обществом. Именно поэтому начинаются эти книги не с отчета перед налогоплательщиками, а с ответа на фундаментальный вопрос: зачем и в каком количестве стране нужды вооруженные силы? Специальный раздел посвящен подробному рассмотрению угроз как непосредственно для государства, так и в контексте общей геополитической обстановки, а также сложившегося в мире или регионе баланса сил. □ ■ Фото: PHOTOXPRESS □ Задача разработчиков «Белых книг» — приподняться над рутиной никогда не затихающей политической борьбы с тем, чтобы достигнуть согласия с обществом по вопросам долгосрочного военного строительства. Горизонт планирования этих документов — 15—20 лет, корректировки возможны в случае крупных изменений мировой обстановки или политики государства. Австралия, Болгария, Великобритания, Индия, Китай, США, Украина, Финляндия, Чехия, Южная Корея, Япония не ограничиваются публикацией стратегических документов, а регулярно издают «Белые книги» с тем, чтобы своевременно отражать в них изменения военной доктрины государства и ситуации с безопасностью, а также давать полноценный отчет о жизни своих вооруженных сил. Такие публикации могут появляться каждый год, два или четыре. Не менее важной задачей «Белых книг» является и официальное информирование мирового сообщества, иностранных государств, специалистов и просто заинтересованных граждан относительно государственной политики в отношении обороны и вооруженных сил своей страны. В современном мире увеличение прозрачности и подконтрольности армии позволяет снизить вероятность вооруженных конфликтов, уменьшить напряженность в отношениях с соседями и продемонстрировать свое миролюбие. Важность этого очевидна любому государству, демократическому или нет. Именно поэтому стандартом является выпуск одновременно двух версий — на языке страны и на английском. Издание таких документов имеет особое значение для стран, которые из—за культурных и языковых барьеров или по иным причинам недостаточно открыты для внешнего мира. Примером можно считать «Белые книги», издающиеся в Китае, Японии, Индии. Для России, которая остается для мирового сообщества «тайной за семью печатями», такая книга была бы крайне полезна. Открытая публикация подробных сведений о своей армии сегодня — наиболее цивилизованный способ «мягкой» демонстрации силы. Менее эффектный, чем проведение помпезных военных парадов, но более эффективный. Самые демократические страны не стесняются открыто заявить о своих экспедиционных возможностях и силах, готовых действовать за рубежом. Например, так поступает Франция. □ Нечитабельно □ Понимание необходимости подобной формы публичного отчета перед общественностью бродит по коридорам российского Министерства обороны довольно давно. С прошлого года оно озвучено на уровне министра. Сегодня официально заявлено о том, что в недрах ведомства идет работа над отечественной «Белой книгой». Обнародована она может быть уже в следующем году. Ранее Минобороны предпринимало попытки движения в сторону открытости. В 2001—м, а затем в 2010 году была издана Военная доктрина России — наиболее серьезный из опубликованных стратегических военных документов. В англоязычном варианте он иногда обозначается как White Paper российского МО. Но с общепринятым стандартом «Белых книг» данная доктрина не имеет ничего общего ни по содержанию, ни по объему. От нашего Минобороны не приходится ожидать скрупулезности японцев, которые ежегодно публикуют увесистый — более чем 400—страничный отчет. Оставляет желать лучшего и содержание. Доктрина слишком размыта — неконкретна и к тому же включает в себя избыток политических моментов в ущерб собственно военному контексту. После публикации доктрина подверглась критике со стороны как российских, так и зарубежных специалистов. Но хуже всего то, что из—за формы подачи информации и общей тяжеловесности изложения она прошла мимо обычных граждан, даже интересующихся военной тематикой. Пробиться через казенщину строк этого сурового документа, а тем более понять и оценить его содержание удалось немногим. Есть очень серьезные опасения, что новая «Белая книга» может повторить судьбу Военной доктрины. В конце ноября этого года заместитель министра обороны России Анатолий Антонов посетовал, что материал для книги собран огромный, но свести его воедино и вообще привести в читабельный вид пока не получается. «В Министерстве обороны писателей нет», — сказал Антонов. «Белая книга» должна изначально ориентироваться и на неподготовленного читателя, и на читателя—иностранца. Поэтому она требует особой подачи материала — определенного стиля изложения сродни респектабельному деловому изданию, а не боевому донесению. Для наших военных это совершенно неизведанная территория. Их действительно учат защищать страну, а не создавать объемные труды серьезного социально—политического значения. □ Н—ское соединение □ Собственные средства коммуникации Министерства обороны с обществом скудны да еще и придавлены рудиментами параноидальной советской системы секретности. Официальные «СМИ в погонах» буквально разрываются между обязанностью информировать общество и задачей выдавать как можно меньше собственно информации. До сих пор это порождает материалы хрестоматийного стиля: «Н—ское соединение под командованием полковника М. продемонстрировало высокие достижения в физической подготовке». Неудивительно, что эти СМИ не пользуются ни доверием, ни популярностью. Официальный сайт Министерства обороны, на обновление которого недавно была потрачена крупная сумма, страдает теми же проблемами. Искать здесь актуальную и полезную публичную информацию о наших Вооруженных Силах бессмысленно, а множество новостей поданы все в той же нечитабельной стилистике. Недостатки официальных механизмов коммуникации с обществом отчетливо проявились в ходе российско—грузинского конфликта 2008 года. В целом успешный для России с военной точки зрения, он сопровождался тяжелыми поражениями на информационном поле. Смысл, задачи и цели последовавшей масштабной военной реформы не удалось разъяснить не только обществу, но и самой ропщущей армии, что закончилось массовым неприятием ею всех нововведений. Достигнутые же результаты вообще не были толком ни систематизированы, ни предоставлены для отчета населению. А ведь именно для таких целей и предназначена «Белая книга». Но тогда для ее создания не было ни желания, ни воли, ни навыков. Сейчас такое желание появилось. Правда, ожидать, что «Белая книга» от военных окажется заметно лучше их СМИ, вряд ли приходится. Дефицит навыка и воли открыться для общества, мира по—прежнему сохраняется. Самоописание всегда сопровождается искушением приукрасить картину или спрятать неприглядные моменты. Под завесой секретности очень удобно скрывать ошибки, недостатки, коррупцию и отсутствие стратегического видения. Впрочем, данная проблема не является уникальной. Во всем мире оборонные ведомства, в последнее десятилетие принявшие решение создать «Белые книги», столкнулись с одинаковыми трудностями. У них просто отсутствовали соответствующие структуры, способные создавать документы такого уровня, а требования к открытости натыкались на внутреннее противодействие. □ Рецептура известна □ Рецепты решения проблемы также давно известны. Прежде всего подготовку «Белой книги» нельзя замыкать на самом Министерстве обороны. Наиболее эффективной является ее разработка с участием правительства, законодательной власти, а также с привлечением общественности в лице неправительственных организаций и независимого экспертного сообщества. Характерный пример такой совместной работы — Бразилия. Процесс демократизации общества и постановки армии под его контроль, проходивший здесь в 2000—е годы, а также амбиции этой страны, связанные с превращением в региональную сверхдержаву, потребовали разработки первой настоящей «Белой книги» — Национальной оборонной стратегии. Указом президента Луиса да Силвы в 2007—м для ее написания была сформирована специальная правительственная комиссия. В нее вошли представители Министерства обороны, Министерства планирования, бюджета и управления, Министерств финансов, науки и технологии. Важным моментом стало задействование в работе над документом представителей частных агентств и независимых экспертов. Наш ближайший сосед — Украина с 2005 года первой в СНГ стала публиковать периодически издающуюся «Белую книгу». Тогда для ее подготовки была создана рабочая группа Министерства обороны и Генштаба Украины. В состав группы вошли заместители глав военного ведомства, руководители структурных подразделений Минобороны и Генерального штаба ВС Украины, военных образовательных и научно—исследовательских учреждений, а возглавил — первый заместитель министра обороны. Но даже такой представительной комиссии оказалось недостаточно. Как и других стран — членов СНГ, украинские армейские структуры оказались плохо приспособлены для создания открытого, прозрачного, равно интересного для общества и специалистов документа. Поэтому к работе над первыми тремя изданиями привлекли коллектив авторитетного негосударственного Украинского центра экономических и политических исследований имени Александра Разумкова. Специалисты центра взяли на себя общую компоновку книги и редактирование материалов, а также научную экспертизу. Решение активно задействовать неправительственные структуры оказалось правильным и украинские оборонные «Белые книги» до сих пор остаются ориентиром качества на постсоветском пространстве. Этот опыт особенно ценен в российских условиях. Простое подключение к подготовке «Белой книги» других российских министерств и ведомств проблемы не решит. Они испытывают те же сложности с информационной закрытостью и неспособностью эффективно доносить до граждан свою позицию. Не надо изобретать свой отечественный велосипед. Необходимо учесть мировой опыт и широко задействовать в написании «Белой книги» все слои гражданского общества — начиная с общественных структур при Министерстве обороны и заканчивая неправительственными организациями и независимыми экспертами. Почти миллионная Российская армия — гигантский организм. Ее деятельность так или иначе затрагивает большинство жителей нашей страны. Затраты на Вооруженные Силы являются самой крупной статьей расходов федерального бюджета. Многотриллионные средства, которые планируется потратить на перевооружение в ближайшие годы, поражают воображение. Поэтому подотчетность и прозрачность Министерства обороны — один из ключевых вопросов развития российской демократии. «Белая книга» может стать этапом становления демократии и гражданского общества в нашей стране, средством повышения эффективности самой армии, справочником для любого налогоплательщика. Но может обернуться очередным угрюмым надгробием неудачной попытке Министерства обороны наладить контакт с обществом. И чем камернее будет процесс ее подготовки, тем выше шансы на неудачный исход. Создание такой книги — дело слишком ответственное, чтобы доверять его одним военным. □ Опубликовано в выпуске № 50 (518) за 25 декабря 2013 года

Admin: ■ 27—12—2013От редакции:С надеждой на чудоМетания как метод управления не могут длиться долго, поскольку не увеличивают, а расходуют ресурс «Что—то, кажется, идет не так», — сказал утром 2 июля ведущий телеканала «Россия 24», комментируя в прямом эфире запуск ракеты «Протон—М» с тремя спутниками «Глонасс» на борту. Запуск закончился катастрофой, а фраза стала одним из интернет—мемов в России и, пожалуй, универсальным определением для многих политических и экономических процессов в стране. ■ В экономике не так было с начала года. Рост ВВП продолжил падать и к III кварталу 2013 г. сократился до 1,2% (в 4 раза за 1,5 года). Подобное поведение экономики никак не соответствовало амбициозным популистским задачам, поставленным в 2012 г. президентом Путиным в «майских указах»: для их решения нужен был рост минимум на 4-5%. Полгода президент ругал правительство за срыв сроков исполнения «майских указов», а правительство делало вид, что ругань справедлива и что если переставить еще кое—какие предметы на столе, то из ртути получится золото. В качестве оправдания для российской экономики использовалось замедление экономики мировой. ■ Владимир Путин изобрел специальное слово для состояния мировой экономики, сказав, что она «припала». Однако к концу года ему пришлось признать, что проблемы внутри страны. В июне президент еще обязывал российскую экономику расти быстрее мировой, а в сентябре заговорил о необходимости сокращения расходов бюджета. ■ Все не так, как надо, было с внешним спросом — высокой цены на нефть уже не хватало, поскольку сырьевой экспорт снизился, а бюджетные расходы оставались велики. Внутренний спрос тоже перестал работать, как надо: зарплаты в 2013 г. повышали не так сильно, как в выборном 2012—м, а потребкредитование достигло той стадии, когда новые займы в основном идут на погашение прежних. Государственные мегапроекты или закончились (АТЭС, «Северный поток»), или показали свою неэффективность (Олимпиада в Сочи), не решив задачу стимулирования экономики, но породив коррупционные скандалы. ■ Реакция власти на стагнацию в экономике была половинчата и непоследовательна. С одной стороны, делались судорожные попытки облегчить жизнь для бизнеса. С 01 января 2014 г. снова снизится ставка страховых взносов для индивидуальных предпринимателей (ее повышение с начала 2013 г. привело к уходу из бизнеса полумиллиона ИП), бизнесу были обещаны налоговые льготы — правда, в основном за счет региональных бюджетов, дефицит которых в этом году и так резко вырос благодаря расходам, предусмотренным «майскими указами». Госдума объявила экономическую амнистию, по которой вышло на свободу менее 1500 предпринимателей. ■ С другой стороны, была сделана явная ставка на усиление контроля за тающими финансовыми потоками. Этот аспект, например, наиболее понятен в противоречивых реформах пенсионной системы и Российской академии наук. Высший арбитражный суд объединяется с Верховным судом. Следственному комитету возвращают право возбуждать уголовные дела по налоговым статьям. Правительство пыталось поставить под контроль расходы госкомпаний (с переменным успехом). В конце года Путин напомнил крупному бизнесу о необходимости держать счета и платить налоги внутри страны. Путин вообще старался демонстрировать, что все под контролем и он всех видит. Но этот контроль все равно внутри системы координат, в которой экономика продолжит стагнировать до 2030 г. (по прогнозу Минэкономразвития): государственная, сырьевая, коррупционная, с незащищенным правом собственности, низкой производительностью труда и низким качеством инвестиций. ■ Стагнация в экономике породила метания в политике. Год начинался с развития «духовных скреп»: всевозможная «защита традиционных ценностей», проекты единого учебника истории и возвращения норм ГТО, усиление пропаганды на телевидении и т.д. Усиливались гонения на НКО и экспертное сообщество, принимались все новые репрессивные законы, продолжалось «болотное дело», быстро шло дело «Кировлеса». Однако затем реальный срок для Алексея Навального был заменен на условный, а ему самому не просто позволили, но еще и помогли принять участие в выборах мэра Москвы — и Навальный показал отличный результат, став вторым в гонке. ■ Под конец года власть внезапно смягчила свое отношение к преследуемым. Амнистия к юбилею Конституции позволила выйти на свободу нескольким участникам «болотного дела» и двум заключенным участницам Pussy Riot, был помилован после 10 лет заключения Михаил Ходорковский, а Верховный суд решил пересмотреть оба дела ЮКОСа (в связи с постановлением ЕСПЧ). Участники акции Greenpeace отправились домой. Вчера московские суды возвратили в прокуратуру дела Удальцова — Развозжаева и Даниила Константинова. ■ Что это — энергичное подтягивание «хвостов» старой политики перед Новым годом? Накануне Олимпиады? Пересмотр принципов? Не похоже, хотя бы потому, что все освобождения выдержаны в том же стиле, что и изначальные аресты, — в стиле спецопераций. Просто сейчас так выгодно, а это значит, что через неделю или после Олимпиады может стать выгодно что—то другое. ■ Впрочем, метания как метод управления не могут длиться долго, поскольку не увеличивают, а расходуют ресурс. Власть делает ставку на долгосрочную «стабильную стагнацию», которая позволит небогато, но без потрясений дожить до какого-то чудесного экономического скачка. Ну что ж, надежда на чудо — в наших традициях. С Новым годом!

Admin: ■ 24—12—2013Стагнация стала нормой российской экономики — анализ Всего за 1,5 года темпы роста экономики России упали вчетверо. Стагнацию не преодолеть без ускорения реформ, стимулирующих инвестиции в реальный сектор и повышение производительности труда. Но пока власти ответили фильтрацией уже запланированных преобразований, чтобы избежать потрясений в обществе. □ ■ Фото: PhotoXpress □ ■ Быстро выбравшись из рецессии, российская экономика внезапно и прочно села на мель. Еще год назад, в декабре 2012 г., правительство рассчитывало минимум на сохранение темпов роста выше 3%, но «нам это не слишком нравится», признавался премьер Дмитрий Медведев. Подобная скорость не обеспечивала достижения поставленных перед кабинетом министров целей социально—экономического развития. Цели требовали роста на 4—5%, а лучше — на 6—7%, как было до кризиса и как сулил предложенный Минэкономразвития план форсированных преобразований. «Мы не можем потерять нынешний год. И дело не только в риске невыполнения указов президента — есть риск потери позиций во многих секторах и на рынках, к которым вернуться будет значительно сложнее, — торопил в начале марта замминистра экономического развития Андрей Клепач. — Мы просто проиграем конкуренцию, причем не только Китаю, но и другим странам». ■ Однако уверенность в том, что подобный рывок возможен в ближайшие годы, ослабевала с каждым месяцем. Время шло, каждая новая порция статистики свидетельствовала, что экономический рост ушел в крутое пике (за 1,5 года к III кварталу 2013 г. его темпы упали с 4,8 до 1,2%) и торможение становится фронтальным, оправдывая самые пессимистичные ожидания. Тем временем преобразования все откладывались. В результате в сентябре правительство решило сразу закладываться на пессимистичный вариант. И перевело социально—экономическое планирование на консервативный сценарий: из традиционных трех вариантов, которые рассчитывает Минэкономразвития, основным стал не средний между «худшим» и «лучшим», как обычно, а «худший». ■ Стагнация, которая, как еще летом надеялось Минэкономразвития, окажется временной и к осени пройдет, в ноябре была признана затяжной. Министр экономического развития Алексей Улюкаев предупредил, что она продлится и в 2014 г., уклонившись от прогнозирования сроков ее окончания. Замедление темпов не краткосрочное, подтвердила председатель ЦБ Эльвира Набиуллина: вместо 5—6% роста новой нормой становятся 1,5—2%. ■ Новая норма легла и в основу долгосрочных планов: согласно обнародованному в ноябре прогнозу—2030 за предстоящие полтора десятка лет отставание России от мировых темпов роста примет необратимый характер. В связи с этим никаких системных улучшений в уровне и качестве жизни россиян не предвидится: ресурсов хватит только на пару проектов в нефтегазовой сфере и повышение зарплат бюджетникам. На медицину, образование и дорожную инфраструктуру не хватит — их качество будет ухудшаться. Пенсии останутся низкими, труд — низкопроизводительным, оборудование — устаревшим, разрывы в уровне жизни между регионами и социальная дифференциация населения вырастут, говорится в прогнозе. Проигрыш в мировой конкуренции стал официальной стратегией социально—экономического развития России до 2030 г. ■ Президент Владимир Путин и премьер Медведев во всем винили мировую нестабильность. Еще в начале 2013 г. Путин призывал воспользоваться антикризисным опытом, Медведев раздавал поручения подумать, как «противостоять этому международному тренду». Ситуация на внешних рынках действительно не была особо благоприятной. Если за четыре докризисных года (2005—2008 гг.) рост мировой экономики составлял в среднем 4,9% в год, то за четыре посткризисных (2010—2013 гг.) — 3,8%, причем все четыре года темпы роста последовательно замедлялись. Темпы роста развивающихся стран сократились с 7,5% в 2010 г. до 4,5% в 2013 г., стран Латинской Америки — с 6 до 2,7%, Азии — с 9,7 до 6,3%; замедлился рост в крупнейших экономиках мира — США и Китае, а в еврозоне продолжилась рецессия. Темпы роста мировой торговли за три года сократились вдвое — менее чем до 3%. Ухудшение глобальной экономической ситуации привело к снижению спроса на сырьевой российский экспорт: продажи нефти в физических объемах снизились на 1,2%, а цены на нее — на 3,2%; сократились поставки металлургической продукции, машин, оборудования и транспортных средств, сельхозсырья. В денежном выражении экспорт за три квартала снизился на 1,5% в сравнении с тем же периодом 2012 г. ■ Замедляясь вместе со всеми, Россия тормозила быстрее всех, стремительно перейдя из лидеров мирового роста в его аутсайдеры. Хотя внешние условия ухудшились далеко не так сильно, чтобы вогнать российскую экономику в ступор. В апреле Минэкономразвития описало условия, при которых темпы роста ВВП в 2013 г. могли бы замедлиться до 1,3% (базовый прогноз роста тогда составлял 2,4%): рост экономики США сокращается до 0,8%, в еврозоне рецессия расширяется и продолжается еще в течение двух лет, рост мирового ВВП замедляется до 2,4%, цены на нефть во втором полугодии падают до $90/барр. Ничего этого не случилось. Рост экономики США, по прогнозу МВФ, ожидается ровно вдвое выше, еврозона выходит из рецессии (темпы падения меньше, чем в 2012 г., а в 2014 г. МВФ ожидает рост), замедление мировой экономики оказалось не столь сильным, а среднемесячная за июль — ноябрь цена нефти составила $109/барр. против $106,5 за первое полугодие. Однако рост российского ВВП за три квартала 2013 г. замедлился до 1,3%. «Нужно прямо сказать: основные причины замедления носят не внешний, а внутренний характер», — признал в декабре Путин. □ Основные причины: формальные □ ■ Внешние факторы стали спусковым крючком вяло текущего российского кризиса: оказалось, что без роста цен на нефть — даже если они остаются на достаточно высоком уровне — не растет и все остальное. Более того, год назад правительство рассчитывало, что в 2013 г. экономика вырастет на 3,7% при цене нефти в $97/барр. Оказалось, рост составит 1,4% (последний прогноз Минэкономразвития) при цене нефти выше $107/барр. Механизм роста, основанный на постоянном увеличении притока валютной выручки, сломался. ■ Ухудшение внешнеэкономической конъюнктуры привело к падению прибыли предприятий. По данным Минэкономразвития, в первом полугодии в металлургии прибыль упала на 44,1%, в химическом производстве — на 23,6%, в машиностроении — на 31,5%, в производстве неметаллических минеральных продуктов — на 33,2%, в строительстве — на 50,9%. Нехватка ресурсов резко ограничила возможности финансирования инвестиционных программ предприятий (доля их собственных средств в финансировании капитальных вложений — около 45%). Так, «Газпром», на долю которого приходится около 8% всех капвложений в стране, сократил инвестпрограмму почти на треть. Цепное снижение спроса сократило как возможности, так и потребности в заемном финансировании (темпы роста кредитования предприятий сократились почти вдвое). Завершились и крупные проекты, связанные с государственным финансированием (саммит АТЭС, Универсиада), и проекты госмонополий (строительство «Северного потока» того же «Газпрома»). Несмотря на то что в частном секторе рост капвложений, хотя и замедлился, все равно продолжался, это не перекрыло их сокращения в государственном и квазигосударственном секторах: общие объемы инвестиций в экономике упали впервые с 2009 г. ■ Процикличность бюджетной и денежно—кредитной политики также стала причиной торможения экономики, считают аналитики Morgan Stanley и Standard & Poor’s (S&P). Расходы бюджета, возросшие в предвыборные 2011—2012 годы, в реальном выражении сократились; ЦБ, игнорируя требования некоторых членов правительства ослабить политику для стимулирования экономической активности, настаивал, что его прерогативой является снижение инфляции. Она, несмотря на стагнацию, остается высокой и, по официальным оценкам, в этом году снова превысит отмеренный ей ЦБ диапазон в 5—6%, достигнув 6,2—6,3%. ■ Потребительский спрос благодаря бюджетной поддержке продолжил расти, однако его динамика также внесла в экономический рост негативный вклад, отмечает Минэкономразвития. На первое полугодие 2012 г. пришелся пик повышения оплаты труда военнослужащих и работников полиции, рост зарплат в бюджетной сфере в этот период достиг в реальном выражении 18,5%, а в первом полугодии 2013 г. сбавил обороты до 11,1%. В целом по экономике за тот же период реальный рост зарплат составил 5,5%. ■ Вклад в потребление кредитования — несмотря на высокие темпы, вызвавшие озабоченность ЦБ, — также сокращался: закредитованность населения достигла пика, и новые займы направлялись на погашение прежних. По данным Национального бюро кредитных историй, более одного кредита — почти у каждого пятого заемщика, а по данным банка «ВТБ 24», таких более 90%. К ноябрю задолженность физлиц достигла 9,6 трлн руб., или почти 30% доходов населения, причем половина приходится на необеспеченные кредиты. ■ Снижение внешнего и внутреннего спроса обвалило промышленность: в целом темпы ее роста поддерживаются возле нуля благодаря росту добычи нефти на новых месторождениях Восточной Сибири (на старых добыча снижается), а обрабатывающие производства со II квартала — в минусе. По расчетам рейтингового агентства «Эксперт РА», промышленный спад затронул 40% российских регионов, больше было только в кризисном 2009 году. ■ Минэкономразвития рассчитывает на «формальное» повышение темпов роста в 2014 г. — до 2,5%: скажется эффект низкой базы. На фоне провала этого года инвестиции покажут статистический рост. Восстановление роста экономики еврозоны поможет подрасти российской промышленности. Бюджетникам продолжат повышать зарплаты. Наконец, правительство начнет тратить фонд национального благосостояния (ФНБ) на новые мегапроекты. Хотя, отмечает S&P, их реализация все еще остается под вопросом. □ Основные причины: реальные □ ■ Российская экономика последних 20 лет оказалась такой же административной, как советская, говорил руководитель Экономической экспертной группы Евсей Гурвич в эфире «Эха Москвы»: «Советская экономика была достаточно примитивным механизмом: она умела работать в одном режиме — перерабатывала нефть в ракеты и массовое строительство. Мы нефть умеем перерабатывать частично в виллы, заграничные счета, частично в автомобили импортные, смартфоны и проч. Советский механизм не сломался — он остановился, потому что кончилось горючее. И сейчас кончилось горючее. Механизм не может в отличие от живого организма сам по себе развиваться, совершенствоваться». ■ Оживить экономику может конкуренция, но только не за бюджетную поддержку и не с государственными компаниями, как происходит сейчас. Фундаментальные причины торможения России — низкая производительность труда и низкое качество инвестиций — просто не могут быть решены традиционными экономическими стимулами, отмечает Наталия Орлова из Альфа—банка. Тем более ни бюджетную, ни денежно—кредитную политику нельзя назвать дестимулирующими, считает она: напротив, с учетом средств Минфина и ЦБ доля государства в активах банковского сектора составляет 9% — это втрое больше, чем в еврозоне. ■ Несмотря на рост доли инвестиций в ВВП с 15% в 2000 г. до нынешних 23%, возрастная структура основного капитала остается достаточно старой, отмечает Орлова: средний возраст производственных активов — 15 лет. По данным Центра конъюнктурных исследований Высшей школы экономики, 60% машин и оборудования в промышленности — старше 10 лет, а основной целью инвестиций 70% предприятий остается замена изношенной техники и оборудования. При этом в строительстве до кризиса половина инвестиций была направлена на ввод не производственных, а торговых площадей, подсчитала Орлова, а планируемые объемы строительства торговых площадей на 2013-2014 гг. в России больше, чем в Германии, Италии, Великобритании и Нидерландах, вместе взятых. Нехватка инвестиций усугубляется оттоком капитала из частного сектора. Здесь ситуация в России тоже противоречит тенденциям на других развивающихся рынках, где наблюдается приток из-за проводимой мировыми центробанками политики количественного смягчения, пишет S&P. Пессимизм правительства передался внутренним инвесторам. По данным HSBC, по итогам ноября индекс деловой активности в России даже немного превысил средний для развивающихся рынков показатель, однако ожидания и прогнозы компаний в отношении динамики собственного выпуска в следующие 12 месяцев падают с января, к концу года став наихудшими среди группы развивающихся стран. □ □ ■ Из—за недоинвестирования производственная загрузка за два посткризисных года достигла максимума. При исторически минимальной безработице это означает, что рост экономики достиг своего потолка: ускорение требует создания новых производственных мощностей и повышения производительности труда. Несмотря на то что по количеству часов работы на душу населения Россия — один из мировых лидеров, она сохраняет многократный разрыв с развитыми странами по производительности труда. При 1000 часов работы в год на душу населения Россия производит за час 39% от аналогичного показателя США, тогда как, например, Чехия «работает» в 1,2 раза меньше, производя за час в 1,2 раза больше, чем Россия. Причина — в разрастающемся, но неэффективном госсекторе. ■ В 2000—х вместе с ростом цен на нефть начала расти и осваивающая нефтедоходы бюрократия, говорит Гурвич: чтобы получать свою долю рентного пирога, она воздвигала барьеры для входа на рынок. Одновременно росло силовое давление на бизнес — таким способом силовые структуры также добывали свою долю нефтяной ренты. После того как рентный пирог стал уменьшаться, армия бюрократов и силовиков продолжила заниматься привычным делом с дополнительным рвением. «Нам нужно развернуть эту тенденцию, т.е. фактически демонтировать наследие 2000—х гг. Без этого никакие отдельные меры не помогут», — убежден Гурвич. В сравнении с 2005 г. занятость в госсекторе выросла более чем на 10%, производительность труда в нем за тот же период снизилась почти на 10%. Предприятия крупного, среднего и малого бизнеса за тот же период занятость сократили, а производительность повысили: помимо госсектора общий рост занятости в экономике обеспечивает теневой рынок труда (см. инфографику). Из 72 млн работающих россиян каждый четвертый занят в госсекторе, а с учетом госкомпаний — двое из каждых пяти и почти каждый третий трудится в сером. Бизнес же расширять штаты заставляют рост бюрократизации и постоянно меняющиеся правила игры — приходится тратить много времени, например, чтобы отбить НДС, рассказал председатель совета директоров компании «Дымов» Вадим Дымов. Огромное количество высококвалифицированных специалистов вынуждены бегать по судам, посетовал он. Слабость политических и экономических институтов сдерживает конкурентоспособность экономики, констатируют аналитики S&P: «Если Россия не улучшит условия ведения бизнеса, она не сможет увеличить приток инвестиций». ■ Большие социальные обязательства правительства перед бюджетниками, госслужащими, пенсионерами — главный ограничитель реформ, полагает Орлова: социальные издержки смены текущего социально ориентированного курса слишком высоки. А значит, рост ВВП в ближайшие годы так и останется не выше 1,5%. ■ Удивительное спокойствие, с которым Кремль воспринял официальный прогноз правительства о фактическом сохранении стагнации на протяжении следующих полутора десятков лет, означает, что прежние приоритеты экономической повестки дня претерпели важные изменения, заключает Владимир Тихомиров из ФК «Открытие». Из нее удалено все, что могло бы дестабилизировать социальную, экономическую и политическую ситуацию, — приватизация, дебюрократизация, либерализация политической системы и системы судопроизводства и т.д., перечисляет он: «Вместо этого приоритетом Кремля, похоже, стало сохранение стабильности, даже если она потребует экономической стагнации». Страх перед новой волной мирового кризиса служит еще одной «защитой от реформ», заставляя Кремль повременить с ресурсоемкими преобразованиями, полагает Тихомиров: прошло больше года, с тех пор как Путин предложил использовать ФНБ для капвложений в инфраструктуру, но ни копейки так и не было потрачено. ■ Однако стагнация сокращает доходы бюджета: в этом году Минфин недосчитался 0,5 трлн руб. запланированных доходов плюс еще 0,3 трлн руб. недополучил из—за срыва приватизации; а региональные бюджеты, столкнувшиеся с падением доходов при требовании федерального центра наращивать социальные расходы, — на пути к дефолтам, предупредило S&P. Все это усложнит отношения Кремля с электоратом и региональными элитами, считает Тихомиров. Неудивительно, что, как только ограниченность финансовых ресурсов федерального центра стала очевидной, начал распространяться региональный и этнический национализм, заставляя власти все чаще использовать авторитарные методы, отмечает он: «В следующем году в дополнение к углубляющимся региональным проблемам мы, вероятно, увидим ухудшение социальной ситуации на общероссийском уровне. Нужно учитывать последние инициативы властей по заморозке зарплат в госсекторе, сокращению рабочих мест, расходованию пенсионных накоплений, повышению налогов на недвижимость и стоимости коммунальных услуг. Это означает, что риски для внутренних инвесторов продолжат расти, социальная ситуация станет менее стабильной и база поддержки Кремля сократится». □ ■ Автор — Ольга Кувшинова

Admin: ■ Страница Главного редактора | 20—08—2013 Михаил ХодарёнокВоенно—терминологические игрыУпражнения в словесности подобного рода далеко не всегда оправданны и тем более безобидны На эту тему говорилось уже не раз (и лично мной в том числе). Но ситуация к лучшему меняется мало. Поэтому, наверное, есть смысл вновь обратиться к этой проблеме (и даже озвучить в очередной раз прежние наработки). □ Суть дела заключается в следующем. По—прежнему на всех уровнях управления модным становится вставлять в документы и разговорную речь отдельные слова и термины, заимствованные из военной стратегии, оперативного искусства да и военной науки в целом. Причем делается этого исключительно механически. Смысл же терминов, похоже, никого не интересует. □ ■ Фото: ИТАР—ТАСС □ ■ В частности, в случае возникновения любой нештатной ситуации в Российской Федерации (террор, стихийные бедствия, техногенные катастрофы и пр.) населению страны (или региона) тут же сообщается — создан оперативный штаб. Вот три свежих сообщения: «В связи с прохождением циклона, принесшего обильные осадки, в 12 районах Приморья действует режим ЧС. В городах и районах края созданы оперативные штабы», «Сегодня создан оперативный штаб для координации действий органов власти в условиях ЧС», «Создан оперативный штаб по борьбе с африканской чумой свиней», «Пожарные и спасатели на сочинской Олимпиаде будут работать под контролем создаваемых оперативных штабов и соответствующих оперативных групп». ■ Упомянутые выше случаи явственно демонстрируют — чрезвычайный орган управления создается в современной России практически в любой ситуации и, видимо, должен (по замыслам авторов) служить панацеей от всех бед. Попробуем разобраться с термином «оперативный штаб». На практике он далеко не так безобиден, как ставший уже легендарным слоган «в эпицентре событий». □ Штабное «масляное масло» □ ■ Для начала отметим — штаб не может быть дополнительно назван оперативным. Он и без того согласно стройной военной теории основной орган управления войсками в боевой обстановке и руководства их обучением в повседневной деятельности. Как известно, одними из главных принципов управления являются непрерывность, оперативное и гибкое реагирование на изменение обстановки. Поэтому называть штаб (как орган управления) оперативным — ну просто вопиющая как общая, так и военная безграмотность. ■ Рассмотрим для примера самый большой штаб нашей страны — Генеральный. Это основной орган оперативного управления Вооруженными Силами Российской Федерации. Здесь слово «оперативный» находится исключительно на своем месте. И в самом деле — разве применимы к термину «управление» прилагательные «медлительное» или же «неторопливое». Управление не может быть другим — только оперативным. ■ Теперь разберемся со штатной структурой штаба. Как правило, любой штаб жестко структурирован по отделам (управлениям) и службам. В частности, там обязательно присутствуют разведывательный, оперативный, организационно—мобилизационный отделы, служба военных сообщений, оперативное оборудование ТВД, шифровальщики (в разных штабах они могут называться иначе, некоторые отделы в мелких штабах отсутствуют, но суть дела от этого не меняется). ■ У всех штабных департаментов есть свои функции, а у офицеров, их возглавляющих (равно как и у оперативного состава), десятилетиями отшлифованные обязанности (кто за что отвечает и что обязан делать). Причем до определенной степени обязанности носят интернациональный характер. Скажем, разведчики или служба военных сообщений в Африке выполняют те же функции, что и в Новой Зеландии. ■ Непонятно одно — каким образом эти отделы и службы можно применять в борьбе со стихийными бедствиями и наводнениями, в частности. Если же они в так называемом оперативном штабе отсутствуют, то это тогда уже вовсе и не штаб. А если у властей все—таки есть намерение создавать чрезвычайные органы по борьбе с наводнениями или нашествиями саранчи, то их в этом случае совсем необязательно называть военным словом «штаб». ■ Есть масса других, более подходящих и соответствующих обстановке понятий — «комиссия», «комитет», «комиссариат», наконец. Конечно, понятно, что короткое военное «штаб» звучит более весомо, убедительно и даже приятно на слух, но что тогда при борьбе с саранчой за этим термином стоит? ■ В этой связи непонятен и еще один нюанс — когда в России по любому поводу создаются оперативные штабы, возникает вполне естественный вопрос: кто в каждом конкретном случае разрабатывает обязанности для вновь срочно собираемых «штабных» работников и кто их утверждает? Да и вообще надо разобраться — руководствуются ли какими-либо обязанностями наспех собранные люди в оперативных штабах? Ведь их созывают каждый раз в связи с новыми обстоятельствами. Складывается впечатление, что мобилизованные в штаб работники исполняют обязанности по наитию, по совести или же как Бог на душу положит. ■ Функции штаба любого уровня достаточно объемны. Но в первую очередь он занимается оценкой обстановки и подготовкой предложений для принятия решения командиром (командующим). Затем всю свою дальнейшую энергию штаб направляет на претворение принятого в жизнь. ■ И тут возникает следующая группа вопросов. Если формируется какой-либо штаб, в этом случае должен быть как минимум назначен его начальник. Органа оперативного управления без руководителя не бывает. А если назначен начальник штаба, должен существовать и тот командир (командующий), для которого готовит соответствующие предложения начальник штаба. ■ Теперь попробуйте среди десятков тысяч сообщений о создании по стране оперативных штабов доискаться, кто в каждом конкретном случае, в той или иной кризисной ситуации исполнял обязанности начальника штаба, а кто был соответствующим командиром (командующим, начальником). Сразу скажем — вряд ли из этого что получится. На практике оперативный штаб существует, но упоминания о первых двух лицах – командире и начальнике штаба не найти практически нигде. Складывается впечатление, что создание оперативных штабов — чрезвычайно удобный способ уйти от персональной ответственности, спрятать концы в воду. ■ Один из самых ярких этому примеров — теракт в Беслане в уже далеком 2004 году. Так называемый оперативный штаб был создан практически сразу после захвата заложников. Однако нигде до сих пор не упомянут начальник этого органа управления. Самые тщательные попытки отыскать это должностное лицо окажутся безрезультатными. Тем более непонятно, кто был в Беслане «командиром». Его отыскать еще труднее. Для кого готовил предложения оперативный штаб и чью волю он воплощал в жизнь на практике, до сих пор неясно. ■ Складывается впечатление, что штаб в Беслане в 2004 году существовал сам по себе. Наконец, любой штаб в немалой степени строит свою работу на основе решения вышестоящего начальника. Доискаться же, какие указания отдавал оперативному штабу в Беслане вышестоящий начальник, и вовсе сегодня не представляется возможным. ■ Еще одно немаловажное обстоятельство. Штаб не может существовать без соответствующего пункта управления (командного пункта), оснащенного соответствующей связью и средствами автоматизации. В противном случае он не является штабом и не может выполнять свои функции. Если обратить внимание на места, где собираются так называемые оперативные штабы (это касается всей страны), то сразу становится очевидным – это не органы управления. У многих из них, как правило, нет ни современной связи, ни средств отображения обстановки, ни даже приличного помещения. ■ Помимо всего прочего, в практику окончательно вошло еще одно далекое от здравого смысла, управленческой науки и элементарной штабной культуры понятие «представитель оперативного штаба». В штабе любой армии мира нет такой штатно-должностной категории – «представитель». Если же он все-таки только «представитель», то, естественно, не может владеть обстановкой в полном объеме и не знает, чем занимаются те или иные управления, отделы, службы штаба. На практике, как правило, так и происходит — стоит случайный человек перед телекамерами и мучается от полного незнания происходящего. □ Расписка в собственном бессилии □ ■ Похоже, сегодня нет ясного ответа на вопрос, отдают ли себе соответствующие руководители отчет в том, что создание внештатных и чрезвычайных органов управления, подобных оперативным штабам, показывает: существующая система управления мало на что годится. Да и в самом деле: стихийное бедствие — оперативный штаб, птичий грипп (чума свиней) — оперативный штаб, захват заложников — оперативный штаб, крупный пожар – оперативный штаб, техногенная катастрофа — оперативный штаб. ■ А где же в этих случаях находятся штатные органы управления страной и силовыми структурами? Они что, в подобных ситуациях абсолютно беспомощны, если постоянно приходится прибегать к уже ставшей привычной для современной России чрезвычайщине? ■ Тут есть и еще один аспект. Что такое оперативный штаб по своей сути? Это самая натуральная импровизация. Как известно, любые органы управления для своей нормальной жизнедеятельности требуют элементарного слаживания. Хуже всего со своей работой справляются вновь созданные или импровизированные органы управления – это многократно доказанный наукой управления факт. Любой штаб после его формирования как орган управления еще некоторое время остается неработоспособным организмом. Его «шестеренки» на первых этапах существования вращаются зачастую вхолостую — происходит элементарное знакомство должностных лиц, притирка друг к другу отделов и служб, налаживаются взаимодействие и связь. Тут, кроме всего прочего, надо даже учитывать национальный менталитет — россияне очень плохо подчиняются малознакомым людям и на практике много делают для того, что спустить их указания, что называется, на тормозах. Бросать в бой подобный еще не окрепший орган управления — преступление. Он не сможет оказать командиру помощь в управлении войсками и руководстве сражением. А ведь от подготовленности и слаженности штаба во многом зависит успех операции — и это аксиома. ■ У нас же на практике происходит что—то совершенно невероятное с точки зрения элементарных законов и правил управления. В любой чрезвычайной обстановке спешно, с бору да с сосенки, мобилизацией кого попало создается оперативный штаб. В возникшей кризисной ситуации, когда счет идет буквально на секунды, надо без малейшего промедления решать множество важнейших вопросов, скажем, по организации освобождения жертв террористов. Однако зачастую большинство рекрутированных в штаб сотрудников даже не знают друг друга в лицо. Плюс постоянно идет выяснение отношений между различными ведомствами и структурами: которая из них круче (да и без выяснения отношений порой указать, кто кому и по каким вопросам подчиняется, у нас в спешке просто забывают). ■ Как известно, любая ситуация становится более понятной, если ее характеристики и размерения увеличить до гигантских масштабов (или же довести до гротеска). Представим себе на минуту: после 22 июня 1941 года в газете «Правда» и сообщениях Совинформбюро населению было бы доведено, что для руководства обороной страны создан оперативный штаб. При этом не названы ни командующий, ни начальник, ни работники самого штаба. То есть тем самым была бы размыта персональная ответственность соответствующих должностных лиц за отражение германской агрессии. ■ Руководство страны между тем отдавало себе отчет, что для управления страной и армией в сложившейся обстановке действительно требуется орган, наделенный чрезвычайными полномочиями. И такая структура — Государственный Комитет Обороны — была создана всего через неделю военных действий. Причем сразу же персонализирован кадровый состав этого чрезвычайного высшего органа СССР, в котором сосредоточили всю полноту государственной власти. Председатель ГКО — Сталин, заместитель — Молотов, члены — Маленков, Ворошилов, Берия. Иными словами, народу и армии стало ясно, кто несет полную и единоличную ответственность за ход и исход войны. И никаких оперативных штабов, где концов найти нельзя, в течение всей войны не появлялось (и словосочетания—то такого никто тогда не знал). Результат — 9 мая 1945 года. ■ В современных условиях следует признать, что создание по любому поводу импровизированных чрезвычайных органов — своеобразная расписка в неэффективности существующей системы управления. В случае появления очередного сообщения о создании нового оперативного штаба есть все основания полагать: в ход вновь пущено средство коллективной безответственности и на практике (вольно или невольно, осознанно или неосознанно) многое делается для того, чтобы пустить любое дело под откос. И ответственных практически никогда нет. ■ Хватит уже, наверное, этой чрезвычайщиной заниматься и бесконечным формированием очередных оперативных штабов. И в заключение. Освещение подобных проблем, есть все основания полагать, надо продолжить в следующих номерах «ВПК».

Admin: ■ 02 января 2014 года | Сергей ОрловБитва за Смоленск: 500 лет информационной войнеСейм Литвы провозгласил 2014—й Годом битвы под Оршей, во время которой потерпела поражение армия Русского государства В канун Нового года Сейм Литвы объявил 2014—й Годом битвы под Оршей, которая, как говорится в парламентском документе, ознаменовала «историческую победу Великого княжества Литовского» и защиту территориальной целостности литовских земель. ■ Это было бы смешно, если бы не было грустно: в нынешней пропагандистских информационных спорах с Москвой Вильнюс извлек из анналов истории событие, которое использовалось Великим князем Литовским, королем польским Сигизмундом I Старым 500 лет назад в той информационной войне с Русским государством (его называют иногда Московией или Великим княжеством Московским, но оно включало в себя еще ряд исконных русских территорий). ■ Сражение произошло 08 сентября 1514 года в ходе очередной русско—литовской войны 1512—1522 годов. На кону стоял Смоленск. Войско воевод Ивана Челяднина и Михаила Булгакова—Голица уступило объединенным силам Великого княжества Литовского (ВКЛ) и Королевства Польского. Однако ВКЛ не смогло вернуть город. ■ 500 лет назад та победа над армией Василия III, отца Ивана Грозного, была использована для формирования негативного образа Русского государства в Европе, а сейчас современная Литва как бы проводит параллель, намекая своим парламентским постановлением на якобы существующие агрессивные устремления России. Постоянные естественные для того времени войны и дипломатические интриги, споры, которые вели средневековые княжества за расширение своих владений, в том числе и Великое княжество Литовское, сейчас интерпретируются как борьба литовского народа за свою независимость и противостояние агрессивным замыслам московитов (читай, современной России). Явление войск Великого князя Литовского Витовта в 1395 году под стены Смоленска, арест его князей и взятие крепости считаются благородными поступками, справедливым присоединением города к ВКЛ, а осада и взятие Смоленска в 1514 году войсками Василия III — агрессивным захватом литовских земель. ■ И вот еще какой историческо—политический парадокс. Ныне в Литве не фиксируют внимание на том, что на самом деле русско—литовские войны были борьбой славян меж собою. Те битвы стали отголоском исторического катаклизма — распада Золотой орды. Делили земли. Боролись за влияние. Национального вопроса, по крайней мере, в том виде, какой он обрел сейчас, не было. Заметим: полное название ВКЛ — Великое княжество Литовское, Русское, Жемойтское и иных. Государственные документы в княжестве писались на старобелорусском. ВКЛ существовало с середины XIII века по 1795 год на территориях современной Белоруссии, а также частично Украины, России, Латвии, Польши, Литвы, Эстонии и Молдавии. ■ В сражении 1514 года под Оршей литовско—польскими войсками руководил православный князь Константин Острожский, он же гетман великий литовский, успевший побывать и в московском плену по итогам предыдущей русско—литовской войны. Об условности идеологии противостояния того времени говорит тот факт, что Острожский, попав в плен, присягнул Василию III, был обласкан и стал боярином. Ему даже вверили войска, но в 1507—м он бежал, стал — второй раз — гетманом, а позже и виленским каштеляном — чиновником, отвечавшим за военное дело в воеводстве. ■ Он—то при поддержке поляков и выиграл ту битву — единственное выигранное «литовцами» крупное сражение в ходе всех русско—литовских войн XV—XVI веков — всего их было шесть. Константин Острожский триумфально вернулся в Вильну, как тогда назывался Вильнюс, и в честь победы возвел в городе каменный православный храм Святого Николая на фундаменте старой деревянной церкви, построенной в XIV веке и считавшейся в городе первым христианским храмом. Ныне в Вильнюсе он известен как православная Никольская церковь. ■ Так что у тогдашнего противостояния отсутствовал и нынешний национальный акцент. Забавно еще и то, что сейчас литовские и часть белорусских историков отождествляют сражение под Оршей с победой своего национального оружия. ■ Инициаторы объявления 2014—го — Годом битвы под Оршей утверждают, будто то сражение является одной из великих побед литовской армии после Грюнвальдской битвы 1410 года. Однако в Грюнвальдской битве объединенные польско—литовские войска, кстати, вместе со смоленскими полками разгромили тевтонский орден, и это ознаменовало конец владычества рыцарей. А та русско—литовская война, одно из сражений которой теперь будут поминать целый год, закончилась в 1522—м перемирием. Поражение 1514 года не привело Русское государство к потере инициативы, и по словам известного российского историка Алексея Лобина, автора исследований битвы под Оршей, в январе 1515 года армия Василия III вновь входит на территорию Великого княжества Литовского и вплоть до перемирия 1522 года удерживает инициативу, и даже подходит к Вильне на расстояние 20 верст. Ну, а Смоленск, повторюсь, так и остался у Русского государства. ■ А вот выиграл ли Сигизмунд I Старый информационную войну? Западные историки считают, будто поражение Русского государства под Оршей привело к разрушению союза между Василием III и императором Священной Римской империи Максимилианом I. Правда, по мнению, высказанному еще Николаем Карамзиным, произошло это из—за опасений возвышения Русского государства, то есть не из—за пропагандистской шумихи. Ну, а Алексей Лобин в одном из интервью развенчивает миф о пропагандистском успехе польского короля. Оказывается, план русско—имперского союза был похоронен самим Максимилианом I еще 4 августа 1514 года, за месяц до сражения под Оршей. Император так изменил пункты договора, что подписывать его отказался сам Василий III. ■ Русский историк Василий Бауер утверждал: императоры Священной Римской империи «никогда не помышляли об исполнении данных обязательств, и по достижению цели, тотчас же отрекались от заверений в вечной дружбе с государем, «варваром и схизматиком». ■ Выиграл—не выиграл Сигизмунд I Старый ту информационную войну — пусть спорят историки. Но вот что удивляет: прошло 500 лет, а нравы те же.

Admin: ■ Экономика | 11 ноября 2013 г.Ответы на вызовыЭкономист Андрей Бунич: «Россия призвана накормить мир». Часть IАлександр Приходин Наша страна способна увеличить производство продовольствия в 12 раз! Сельское хозяйство может и должно стать локомотивом российской экономики. Где потенциал роста и как его реализовать, «Файлу—РФ» рассказал известный экономист, президент Союза предпринимателей и арендаторов России Андрей Бунич. ■ Андрей Бунич. Фото: Алексей Исаев/ «Файл—РФ» □ — Андрей Павлович, одной из причин «перестройки» её «прорабы» называли неспособность власти решить продовольственную проблему. А реформами 1990—х она, дескать, была решена. Вот показатель: сейчас даже в отдалённых деревнях в магазинах продают бананы. Если, конечно, в этих деревнях ещё остались жители… — Давайте начнём с того, что «младореформаторы» выдают за своё большое достижение: они—де решили «продовольственный вопрос». Наполнили ранее пустые магазинные полки продуктами. Нет теперь и былых очередей за колбасой. В советское время покупали хлеб за границей, а теперь сами его экспортируем! Либералы до сих пор не могут успокоиться, упиваясь этими тезисами. Но попытаемся взглянуть на факты трезво, отказавшись от мифологии. Во—первых, «реформаторы» не учитывают, что за прошедшее время изменился баланс продовольствия. Мы стали закупать огромный объём импортных продуктов. Впрочем, даже официальным цифрам не стоит доверять. Потому что часть закупок не отражается в финансовой отчётности — это так называемый «серый импорт». Оформляется одно количество товара, а проходит другое. «Неучтёнка» составляет примерно 20—30 процентов дополнительно к сумме, которая фигурирует в документах. Кроме того, существует ещё «скрытый импорт», который числится у нас как собственное производство. Это когда в России продовольствие фактически только упаковывается и фасуется или производится из заготовок, полуфабрикатов. Хотя такие продукты и проходят по графе «пищевая промышленность», на самом деле доля добавленной стоимости в них ничтожно мала. Тем не менее, эти манипуляции нам представляют как пример «отечественного производства». □ ■ Уборка зерновых на полях Алтайского края. Фото ИТАР—ТАСС □ К тому же наши торговые сети фактически являются иностранными, кредитуются в западных банках. Целые сектора российской пищевой промышленности перешли под контроль транснациональных корпораций. Например, индустрия молочных продуктов и прохладительных напитков принадлежит крупному западному капиталу. Мало кто знает, что большинство отечественных пивных брендов с русскими названиями имеет иностранных владельцев. Что бы вы ни купили — бутылку воды, пива, йогурта — деньги автоматически идут за границу. Однозначно: у нас в торговом балансе явно занижена доля импортной составляющей. — А каков удельный вес отечественной продукции на самом деле? — Если учесть вышеупомянутые факторы, то реально доля собственного производства не превышает 20—30 процентов. Остальное всё — замаскированный импорт, переделанный импорт и т.д. Что получается? В советское время мы обеспечивали продовольствием всю страну — СССР, а не только Россию в её нынешних границах. Худо—бедно, но как—то существовали; правда, закупали немного хлеба. Сейчас его вроде бы экспортируем, но зато закупаем всё остальное — мясную, молочную продукцию… А зерно продаём бездумно — не остаётся на корм собственному скоту. Если суммировать все плюсы и минусы, то оказывается, что наши «достижения» скорее отрицательные. Импортируя продовольствие на сотни миллиардов долларов в год, мы потеряли колоссальнейший рынок, отдали его в чужие руки. И оказались в ситуации, когда ежегодно должны находить огромные деньги, чтобы закупать продукты. Или попробовать развивать его самим, что потребует немалых затрат. — А есть ещё возможность развить собственный рынок продовольствия? — Это не так просто сделать, поскольку мешает статус—кво. Я имею в виду «международный рынок продовольствия». Фактически это не рынок, а распределитель. Если даже попытаться вместе с профессорами экономики разобраться, проанализировать его особенности, то окажется, что основополагающие законы экономики на этом «рынке» почему—то не действуют. Никакой связи между затратами производителя и продажами товара не просматривается. Где здесь Адам Смит, соответствие спроса и предложения, снижение издержек и рост выпуска продукции? Всё это должно быть, но этого нет! Но есть те, кто изначально захватил этот стратегически важный для мировой геополитики институт. У их предприятий действительно высокая производительность, но очень большие издержки. Эти компании получают очень большие дотации для сельского хозяйства, — для поддержки той системы поставок, которая сложилась. Основные поставщики продукции субсидируются официально (открыто) и скрыто. Государство помогает им кредитами, создаёт инфраструктуру, обеспечивая, таким образом, доминирующее положение на мировом продовольственном «рынке». С теми из малых стран, кто имеет неосторожность выступить против сложившейся практики, разбираются быстро. Буша—старшего небезосновательно подозревали в организации ряда переворотов в соседних странах Центральной Америке по заказу крупнейшей фруктовой корпорации «Юнайтед фрут», плантации которой были частично национализированы. Есть и более «цивилизованные» формы воздействия на неугодных: они просто не получат доступа к логистическим и транспортным коридорам, финансовым и кредитным ресурсам. □ ■ Сбор овощей. Помидоры российского Юга. Фото ИТАР—ТАСС □ Понятно, что тот, кто контролирует поставки продовольствия, имеет дополнительный рычаг воздействия, — прежде всего на развивающиеся, бедные страны. Таким образом, ряд монополий осуществляет контроль над большой частью человечества. — Но ведь Россия, как говорится в документальной ленте Никиты Михалкова «Чужая земля», способна прокормить не только нас самих, но и каждого пятого человека в мире. Председатель Российского переселенческого движения «Человек. Земля. Россия» Андрей Гуськов приводит в этом фильме цифры. Наша страна владеет девятью процентами мировой пашни. Мы обладаем пятой частью запасов плодородия. У нас мощнейший гумусовый слой. Природа создавала его не менее 15 тысяч лет. «Мы обречены кормить мир!» Почему же не ставится такая цель? — К сожалению, по—прежнему на плаву находятся «теоретики», которые утверждают, что в России «не тот климат для земледелия». Дескать, у нас только 15 процентов территории пригодны для земледелия, а в Европе — 60—70 процентов. И вообще, мол, незачем сеять в других регионах России, надо сделать ставку на самый благоприятный из них — на Кубань... А ещё: куда нам тягаться с США, где по климатическим условиям почти вся территория пригодна для земледелия? — Что вы им ответите? — Эти горе— «статистики» не учитывают того, что оперируют абсолютными цифрами, и не принимают во внимание размеры территорий разных стран. Прежде всего, очевидного факта: Россия располагает огромной территорией. А Европа — маленькой. Наши 15—20 процентов «перекрывают» европейские 60. Российская территория, пригодная для земледелия, даже больше по размерам, чем вся Европа целиком. И вполне сопоставима со всей Северной Америкой. То есть России предначертано быть одним из основных, потенциальных игроков на рынке сельскохозяйственной продукции. Кроме нашей страны, США и Европы есть ещё так называемая «Кернская группа», где тоже делают ставку на производство продовольствия. Среди лидеров этой группы (всего в ней 19 государств) — Бразилия, Аргентина, Австралия, Новая Зеландия, Канада. Остальные же — развивающиеся страны — являются потребителями, нетто—импортёрами продовольствия. Они зависят от его поставок. Резюмирую: Россия — пока не игрок, но она потенциально является им на рынке продовольствия. Поскольку мы можем троекратно увеличить размер пахотных земель и ещё более поднять планку этого показателя, скооперировавшись с соседями — странами Таможенного союза. □ ■ В яблоневых садах Ростовской области. Фото ИТАР—ТАСС □ — Почему именно в троекратном размере? — Мы же не все земли использовали в советское время. Треть была в запасе. Много заброшенных земель образовалось уже в постперестроечные годы (об этом я ещё скажу). В результате получился большой резерв — троекратный. Кроме того, речь идёт не только об объёме неиспользуемых пахотных земель, но и о потенциальном росте производительности труда в сельском хозяйстве, которая у нас намного ниже, чем в развитых странах. А без её увеличения ситуацию не изменишь. Позитивные результаты будут достигнуты не только при помощи новейших технологий, но и благодаря организации обучения персонала. Самый скромный расчёт показывает, что резерв по производительности труда огромный. Даже резерв экстенсивного развития позволяет сделать оптимистические прогнозы. Всё вместе взятое даёт нам невероятный потенциал роста. Условно говоря, он равняется 12. — Можно расписать слагаемые этого показателя? — Потенциал экстенсивного развития — один к трём. Потенциал интенсивного развития — один к четырём. То есть можно отдачу с одного гектара увеличить в три или четыре раза. Но существуют ещё два гектара, которые мы не обрабатываем. Теперь умножаем три гектара на 4 и получаем вышеупомянутый потенциал. Его достаточно для процветания страны. Реализовав свои потенциальные возможности, мы не только обеспечим собственные потребности и ближайших союзников, но и станем важным игроком мирового рынка. Сможем «вклиниться» туда, поскольку ряд развивающихся стран с удовольствием переориентируют импорт продовольствия на нас. Им выгодно диверсифицировать источники. — Не слишком самонадеянно это звучит? — Почему? При правильном подходе производители всё сделают. Любое продовольствие будут готовы выставить на экспорт. И не только зерно, но и мясо свиное, говяжье, птичье… Важно создать условия, стимулирующие производство. А дальше сами предприниматели решат, что им более выгодно продавать. Необходимо создать логистические коридоры, чтобы мы могли экспортировать продукцию, портовые мощности для этого. Но первостепенная задача: обеспечить себя продуктовыми товарами, а уж затем — подготовиться к увеличению отгрузки продовольствия на мировой рынок. Членство России в ВТО, бесспорно, накладывает на нас определённые ограничения. Но тем не менее, даже в рамках Всемирной торговой организации мы способны занять позицию, которая принесёт выгоды России. Я не уверен, что нам надо бороться за увеличение субсидий, хотя, они, возможно, на определённое время нужны. Но более целесообразно пойти по пути стран—лидеров Кернской группы. Они являются мощным производителем сельхозпродукции; выступают за равную конкуренцию с США и Европой, против выдачи субсидий. Есть большой резон внимательно присмотреться к позиции этих стран. Совершенно непонятно — с какого перепугу, извините, нам стоит защищать субсидии? Они начисляются из расчёта нынешнего объёма сельского хозяйства. А он у нас сейчас небольшой, поэтому таковы и субсидии. По—моему, мы не то выбираем. Как мне представляется, нам вместе с костяком Кернской группы стоит заставить США и Европу уменьшить субсидирование сельского хозяйства. Успех такой политики приведёт к пересмотру мировых квот. Позиции США и Европы будут поколеблены. Ведь именно субсидирование обеспечивает лидерство их монополий. Если его «подрезать» хотя бы немного, в масштабе всего мира положение изменится. США и Европа потеряют до 30 процентов продовольственного рынка. Мы же сможем заполнить образовавшуюся брешь вместе с вышеупомянутыми странами. Таким образом, развитые страны должны пожертвовать частью захваченного ими рынка, чего и добивается Кернская группа. Тогда для нас открывается огромный простор для развития аграрного сектора в мировом масштабе. Стоит убрать квотирование мирового рынка, как это создаст действительно рыночную нишу: к нам хлынет капитал. Ему будет выгодно инвестировать в Россию. — Что вы можете сказать о перспективах производства экологически чистой продукции? — Если мы сами начнём завышать наши экологические стандарты и позиционировать себя как мирового производителя экологической продукции – это придаст нам мощный рычаг для вытеснения низкокачественной продукции, которая сейчас идёт в страну. ВТО не сможет нам противодействовать: мы же в данном случае не чужой рынок захватываем, а боремся за высокое качество товаров. Хотим обеспечить высокие стандарты на собственном рынке. Та или иная страна не может вводить пошлины или закрывать свой рынок от других стран. Но благодаря собственным усилиям вправе отгородиться от наплыва низкокачественной и экологически «грязной» продукции. И получится, что российские производители, всё больше погружаясь в сферу развития такого сегмента, как производство экологически чистой продукции, будут иметь преференции, — причём совершенно законные с точки зрения ВТО. Потому что никто не может запретить нам объявить Россию экологически чистой зоной. □ ■ Окончание следует.

Admin: ■ Экономика | 12 ноября 2013 г.Ответы на вызовыЭкономист Андрей Бунич: «Россия призвана накормить мир». Часть IIАлександр Приходин Надо создать режим наибольшего благоприятствования для предприятий среднего бизнеса в аграрном секторе, возродить традиции потребкооперации, вовлечь в оборот заброшенные земли. Только тогда можно рассчитывать на подъём сельского хозяйства. □ ■ Андрей Бунич. Фото: Алексей Исаев/ «Файл—РФ» □ Продолжаем беседу с известным экономистом, президентом Союза предпринимателей и арендаторов России Андреем Буничем. — Андрей Павлович, вы доказали ложность тезиса «реформаторов» о решении ими «продовольственного вопроса». Но есть ещё одна догма, навязанная либералами общественному мнению и до конца не изжитая (она—то и подрубила сельское хозяйство в 1990—е): дескать, деревня — это «чёрная дыра», сколько в неё ни вкладывай — отдачи не будет… — Куча определённых центров, финансируемых Западом, может создать видимость того, что большой круг специалистов отстаивает схожие идеи. Они выбирают болевые точки, по которым целенаправленно бьют. Одной из них ещё со времён «перестройки» является сельское хозяйство. Вы правы: сложились определённые стереотипы, отражающие либеральное видение этой отрасли. Наши оппоненты всё время говорят, что занятие сельхозпроизводством невыгодно, так как прибыль там невелика. При помощи такого рода полуправды эти «экспертные группы» по существу торпедируют развитие аграрного сектора. Согласно догмам макроэкономики, деньги идут туда, где выше прибыль. Если же в сельском хозяйстве она не может быть больше, чем в других секторах, и деньги там долго окупаются, тогда и незачем им туда идти. То есть, исходя из этих посылок, на аграрный сектор можно наплевать. □ ■ В сельской глубинке. Фото ИТАР—ТАСС □ Это совершенно неверно. Современная экономика устроена по—иному. Возьмём, например, интернет—экономику. Она не даёт большой прибыли (а иногда и вообще никакой), но деньги туда инвесторы почему—то вкладывают всё больше. Отрасль генерирует денежные потоки, достаточные для воспроизводства. Кроме того, несмотря на отсутствие прибыли, растёт стоимость акций. Есть различные проекты не только в интернет—среде, но и в медийном пространстве, где менеджмент и специалисты зарабатывают приличные деньги, хорошо живут и обеспечивают потребителей, но не получают прибыль. В этом нет ничего зазорного. Просто так устроен бизнес, называемый ныне новой экономикой. Аналогичная ситуация в секторе услуг, который составляет до 60 процентов ВВП в развитых странах. Почему не могут работать подобным образом предприятия сельскохозяйственного сектора в тех странах, где он потенциально эффективен и может обеспечить квалифицированных работников высокотехнологичными рабочими местами с высокой добавленной стоимостью? Эти проекты генерируют финансовые потоки, чтобы обеспечить всем их участникам достойное качество жизни. Потребители получают дешёвые и полезные товары. Кроме того, такого рода проекты в аграрном секторе важны нам как ресурс безопасности самого государства и политики помощи дружественным странам, заинтересованным в наших поставках продовольствия. — Вряд ли кто из разумных людей будет оспаривать необходимость таких проектов. Но мне, слушая вас, вспомнились крылатые строки: «Гладко было на бумаге, да забыли про овраги». Из—за того, что сельское хозяйство бросили на произвол судьбы ещё в начале «реформ», поросли кустарником и бурьяном, превратились в пустыри и болота многие плодородные земли, да и сами деревни. Сократились площади пашен. Сердечной болью пронизаны слова Никиты Михалкова в фильме «Чужая земля»: «Нет такого края в России, которого бы не коснулась эта беда. Вымершие деревни. Одна—две старухи. В лучшем случае десяток дачников. И миллионы гектаров брошенной земли». — Да, сорок миллионов гектаров земли заброшены. Их нужно вернуть к жизни. Необходима серьёзная, принятая на государственном уровне программа — не просто развития, а подъёма сельского хозяйства. Единовременно поднять его не получится. Надо настраиваться на многолетний процесс. У нас много пустующих земель, но не хватает людей, умеющих заниматься сельским хозяйством, — мы их вообще отучили заниматься чем—либо. Надо убедить соотечественников, готовых возделывать пашню, вести животноводство, что их труд непременно принесёт результаты. Впрочем, они сами убедятся в этом, если им будет открыт доступ к ресурсам, технологиям, финансированию, гарантированы права собственности. □ ■ Когда—то это поле пахали... □ На мой взгляд, в каждом регионе должно быть определённое количество предприятий среднего бизнеса, способных взять на себя организацию сельскохозяйственного производства. Уверенных в том, что никто не отнимет у них собственность, которую можно наживать годами, но реально разрушить за какие—нибудь два месяца путём «рейдерских акций», в том числе со стороны налоговой инспекции. Государство должно создать режим наибольшего благоприятствования для такого рода предприятий, запретить наезды на них со стороны силовых структур. И когда люди убедятся, что их здесь не тронут, они начнут развивать бизнес, расширять его за счёт новых кадров. Помимо банковского кредитования, предприниматели-аграрники должны освоить финансовые инструменты, которые испокон веков существовали на сельскохозяйственном рынке: например, фьючерсы, опционы, контракты на поставку сельхозпродуктов. Необходимо расширить сеть финансовых, факторинговых, лизинговых компаний, то есть создать рыночную среду, которая будет поддерживаться, поощряться государством. Фермерские хозяйства должны стать одним из важных элементов системы сельскохозяйственного производства. Какое место они займут в том или другом районе, — это будет зависеть от их объёма, количества работающих, масштабов хозяйствования. Где—то они станут выполнять вспомогательную задачу, дополняя деятельность агрохолдингов, где—то — сами укрупнятся. Однако рассчитывать на то, что этот вид земледелия станет массовым, не приходится. Хотя, конечно, «оставшиеся на плаву» фермеры будут стремиться к тому, чтобы расширяться, покупать новые технологии, нанимать работников. □ ■ Фото ИТАР—ТАСС □ Ещё одна проблема, на которой мне хотелось остановиться — это необходимость в развитии потребкооперации. Почему жители Дагестана снимаются с насиженных мест, покидают родовые гнезда и уезжают в Москву? Не потому, что им так хочется. Дома остались хозяйства, но реализовать то, что выращено, — некому. Допустим, они разводят баранов — но ведь кому—то надо их продать! В своё время животных приобретали заготовители — заготконторы, потребсоюзы, но после «радикальных реформ» 1990—х их почти не стало. Сейчас система потребительской кооперации формально сохранилась, но фактически в большинстве своём изменила профиль деятельности. Её необходимо возродить, потому что она, кроме всего прочего, способна решать проблему занятости. Рыболовы, охотники, грибники, пчеловоды, личные подсобные хозяйства ранее сбывали свою продукцию и таким образом имели надёжный источник существования. — Что заставляет людей бросать родную землю, уезжать в поисках лучшей доли? Никита Михалков задаётся этим вопросом, и вы, похоже, пытаетесь найти на него ответ... — Сейчас Москва стонет от наплыва «гастарбайтеров» — а ведь в советское время мало кто с Кавказа стремился в первопрестольную! Они, как говорится, жили — не тужили, никто не бедствовал. Недвижимость стоила дороже, чем в столице. Собственная система сельского хозяйства процветала. Овцы паслись на плодородных землях, из качественного винограда делали отборные коньяки… Почему всё это рухнуло, и в Москву устремились миллионы южан, на которых смотрят как на потенциальный криминалитет?! (Кто—то из—за отсутствия средств на существование действительно становится на путь нарушения закона). Развалилась прежняя система сельского хозяйства, а новой мы не подготовили. Я уже говорил о роли агрохолдингов и фермерских хозяйств, расширении ориентированной на отрасль сети финансовых, факторинговых, лизинговых компаний. Но если у нас будут серьёзные подвижки в этом плане, и мы наладим логистику, — то есть организуем рациональный процесс продвижения товаров и услуг от поставщиков сырья к потребителям, бесперебойное функционирование сферы обращения продукции, улучшим транспортное обеспечение, — всё равно одних этих факторов для нормализации обстановки в сельском хозяйстве окажется недостаточно. Необходимо ещё, чтобы действовала система, которая выполняла бы социальные функции. То есть нужна уже упомянутая потребительская кооперация, которая покупала бы сейчас излишки выращенной продукции у подсобных и малых фермерских хозяйств. В советское время она так и работала. Излишки выкупались, а крестьянам предлагались промышленные товары — подешевле, чем в городе. Тем самым потребкооперация снижала издержки производства сельчан. И горожане иногда отправлялись в сельскую местность за покупками. Между прочим, молодёжь из стран Латинской Америки, из Индии приезжала к нам перенимать опыт деятельности потребительской кооперации. Обучалась в Московском кооперативном институте (ныне — Российский университет кооперации). Этот опыт используется в упомянутых странах до сих пор — в том числе в коммунах, общинах… □ ■ На кубанских просторах. Фото ИТАР—ТАСС □ Почему я придаю большое значение тому, чтобы изменилась теоретическая база развития сельского хозяйства в России? Потому что в противном случае будут приняты неверные политические решения, исходящие из совершенно иных подходов и оценок. Кооперативные идеи, у истоков которых стоял, в том числе, выдающийся российский мыслитель Александр Чаянов, позволяют синтезировать рационально—капиталистическую основу крупного агрохозяйства и социальные функции крестьянского сообщества. Кстати, стоит обратить внимание, что в наши дни существуют и нестандартные способы занятости на селе, — такие, как экотуризм. Надо учитывать, повторюсь, что определённые международные монополии контролируют ключевые сегменты рынка продовольствия и с ними придётся конкурировать. Для чего создавать достаточно мощные российские объединения, способные справиться с этой задачей. Не исключено, что они будут её решать вместе с родственными организациями стран Таможенного союза, выступать единым фронтом с тем, чтобы иметь возможность противостоять крупным западным игрокам этого, с позволения сказать, «рынка». У нас хоть и неважно обстоят дела в сельском хозяйстве, но сказать, что ситуация полностью безнадёжна, не могу. Это будет неверно по существу. Да, сейчас у нас под посевами всего лишь около 40 миллионов гектаров пашни. Ещё 40 миллионов гектаров, как я уже говорил, из оборота выпали. И есть ещё столько же, которые не обрабатывались, но теоретически могут быть также вовлечены в оборот. То есть, повторюсь, мы можем троекратно увеличить земли сельскохозяйственного использования. Это огромный потенциал. И за ним будущее. Как и за другими составляющими программы подъёма сельского хозяйства, которую я пытался обосновать.

Admin: ■ 05—02—2014Российский военный пряник не всем союзникам по вкусуЦентральноазиатские страны продолжают с Москвой негласный торг по проблемам оборонного сотрудничества ■ Флаги стран—участниц ОДКБ. Источник: obozrevatel.com □ ■ Россия, возможно, ужесточит политику в отношении своих центральноазиатских союзников по ОДКБ. Об этом «НГ» сообщил военно—дипломатический источник в Москве: «Приближается вывод из Афганистана войск США и НАТО, значит, увеличивается вероятность экспорта нестабильности на территорию Содружества. Но наши ближайшие союзники по коллективной обороне допускают приграничные конфликты и не в полной мере стремятся обеспечить безопасность на южных рубежах СНГ». Именно поэтому, отмечает источник, в ближайшие дни президент России Владимир Путин в числе прочих встреч с зарубежными руководителями планирует провести в Сочи переговоры с президентами Таджикистана и Киргизии Эмомали Рахмоном и Алмазбеком Атамбаевым. ■ Дело, похоже, не только в конфликте между этими странами. В российском МИДе и Минобороны озабочены тем, что ряд важных соглашений в области военного сотрудничества с некоторыми центральноазиатскими странами до сих пор не вступили в силу. И меры военного руководства РФ, направленные на укрепление обороноспособности региона, в известной степени здесь все время тормозятся. Скажем, ожидалось, что во время недавнего визита в Таджикистан первого вице—премьера Игоря Шувалова будет произведен обмен верительными грамотами о ратификации соглашения между двумя странами о статусе 201—й российской базы. Что должно было свидетельствовать о вступлении его в законную силу. Однако этого не произошло, а в Душанбе было заявлено, что обмен грамотами произойдет после ратификации всех «экономических и миграционных соглашений» РФ и Таджикистана, подписанных в 2012 году. ■ В Москве надеются, что данное недоразумение будет устранено во время предстоящей встречи Рахмона и Путина в Сочи. Хотя вопрос о дальнейшем использовании военной инфраструктуры Таджикистана российскими военными вряд ли будет снят с повестки дня. В настоящее время между Москвой и Душанбе на военно—дипломатическом уровне продолжаются сложные переговоры о возможности аренды в Таджикистане военного аэродрома «Айни», в развитие которого Минобороны РФ ранее уже вложило немалые средства. Данный аспект отражен в соглашении о статусе 201—й военной базы, и Рахмону от него, как говорится, не отвертеться. Но таджикское руководство настаивает на значительных суммах за аренду «Айни». Между тем Москва и так обязалась оказать Душанбе безвозмездную военную помощь в размере 150—200 млн долл. Кроме того, на льготной основе проводится обучение таджикских военных специалистов, оказывается помощь в проведении армейских маневров. Но в Душанбе, похоже, это воспринимается как должное. Между тем военный аэродром, близкий к таджикско-афганской границе, очень нужен российским войскам, причем нужен для защиты Таджикистана. По опыту прошлых лет именно военнослужащие бывшей 201—й российской дивизии защищали эту границу, а авиационное прикрытие осуществлялось с гражданского аэродрома в Душанбе. ■ Воздушное прикрытие в Центрально—Азиатском регионе сегодня обеспечивает российская база ВВС в киргизском Канте. Но она находится далеко от возможной зоны борьбы с незаконными вооруженными формированиями (в том числе и, вероятно, с талибами). ■ Хотя боевая мощь «Канта» уже в прошлом году, по информации командующего войсками Второго командования ВВС и ПВО Виктора Севостьянова, была увеличена вдвое. Но, как заявил на днях министр обороны РФ Сергей Шойгу, в планах Минобороны — дальнейшее наращивание боевого потенциала базы. По сообщению пресс—службы Центрального военного округа, в ближайшее время в «Кант» прибудет звено модернизированных штурмовиков Су—25СМ. Одновременно Россия начинает осуществлять масштабную военную помощь Киргизии. Эта помощь оценивается в миллиард долларов. Для Киргизии это немало, но руководство республики, похоже, пытается усидеть на двух стульях. ■ Президент Киргизии Атамбаев, добившись вывода из Манаса военной базы США, все же оставляет на территории страны масштабное авиационное иностранное военное присутствие, в том числе американское (а также их союзников). Экспертами высказываются опасения о возможности ведения ими военной разведки. А это России, конечно, не нужно. Видимо, в беседе с киргизским коллегой Владимир Путин эту проблему затронет. Слишком много Россия вкладывает в укрепление безопасности региона, чтобы не учитывались ее интересы. ■ На первый взгляд в отличие от Киргизии и Таджикистана военные отношения России с Казахстаном складываются без проблем. В декабре прошлого года страны подписали договор о военно—техническом сотрудничестве, предусматривающий активные взаимовыгодные военно—экономические контакты. На очереди реализация соглашения о создании Единой региональной системы ПВО двух стран. Но данный документ так и не ратифицирован Казахстаном. На днях Сергей Шойгу на встрече с казахстанским коллегой Адильбеком Джаксыбековым сообщил о безвозмездной поставке Казахстану пяти дивизионов зенитных ракетных систем (ЗРС) С—300. ■ Но и тут появились проблемы. Как сообщает радио «Азаттык», в Казахстане заговорили о том, что эти комплексы не новые и требуют ремонта. Если вспомнить, подобное недовольство в свое время высказывал и президент Белоруссии Александр Лукашенко, когда в 2007—2008 годах Россия на безвозмездной основе поставила братской стране четыре дивизиона С—300. «Комплексы ПВО подарили, а деньги на их восстановление и обеспечение все равно придется платить», — возмущался тогда Лукашенко. Но все равно раскошелился, заплатил… Конечно же, Казахстану придется тоже раскошелиться, чтобы модернизировать бывшие в употреблении российские комплексы. Но все равно это выгодно для обороны государства. К примеру, пять дивизионов С—300, которые РФ намеревалась по контракту поставить в Иран, стоят 800 млн долл. Модернизация обойдется гораздо дешевле, тем более по договору о военно—техническом сотрудничестве она будет осуществляться по внутрироссийским ценам, а обучение казахстанских специалистов и вовсе осуществляется на безвозмездной основе. □ ■ Владимир Мухин

Admin: ■ Оружие Михаил Гольдреер, региональный координатор движения «Право на оружие» по Волгоградской областиПистолеты и револьверы народуСамооборона с оружием в руках — право гражданина, а не обывателя Право на личное оружие остается одной из животрепещущих проблем российского общества. Интерес к ней периодически возрастает при резонансных преступлениях, затем стихает, но в отличие от обычных граждан, озабоченных только повседневными делами, общественное движение «Право на оружие» последовательно и неуклонно ведет эту тему. В работе 2—го съезда движения осенью прошлого года участвовали представители практически всех политических сил страны – депутаты различных уровней: от «Единой России», КПРФ и ЛДПР, националисты и либералы, бывший министр в правительстве Гайдара Андрей Нечаев и известный коммунист Александр Проханов. Любопытно, что приветствие делегатам съезда прислал даже лидер «СР» Сергей Миронов, в недавнем времени жесткий оппонент нашей организации.». □ Делегаты съезда приводили много аргументов в пользу необходимости иметь гражданам оружие самозащиты, говорили о нерациональности запрета на него в России, возмущались нормами действующего законодательства. Ведь запрет на вооруженную самозащиту делает гражданина обывателем и вечным потерпевшим, оскорбляет человеческое достоинство. Самый распространенный аргумент наших оппонентов таков: жители страны в массе своей бескультурны, склонны к пьянству, хамству, несдержанности, оружие им доверять опасно. Тот факт, что эти унизительные характеристики повторяют простые люди, которые, казалось, должны быть кровно заинтересованы в личной безопасности и защите своих прав, на мой взгляд, есть серьезная вина нынешней власти. По моему глубокому убеждению, это не «рациональный», «разумный», «трезвый» и др. взгляд на россиян, это проявление глубокого неуважения не только к соотечественникам, а в первую очередь к самим себе. А власть это мармеладовское самоуничижение всячески культивирует через свои СМИ. □ ■ Коллаж Андрея Седых □ В 60—е годы прошлого века по Советскому Союзу прокатилась волна молодежной уличной уголовщины. Милицию тогда вооружили дубинками, всех трудящихся обязали дежурить в народных дружинах, но ничего не помогало. В вечернее время улицы городов превращались в джунгли, кишевшие кодлами обнаглевшей шпаны. Вот что писал Александр Солженицын под впечатлением от тогдашней ситуации: «Существует в уголовном кодексе (УК 1926 года) нелепейшая статья 139—я «О пределе необходимой обороны», и ты имеешь право обнажать нож не раньше, чем преступник занесет над тобой свой нож, и пырнуть его не раньше, чем он тебя пырнет. В противном случае будут судить тебя! А статьи о том, что самый большой преступник — это нападающий на слабого, в нашем законодательстве нет!.. Эта боязнь превзойти меру необходимой обороны доводит до полного расслабления национального характера. Красноармейца Александра Захарова стал бить возле клуба хулиган. Захаров вынул складной перочинный нож и убил хулигана. Получил за это десять лет как за чистое убийство. «А что я должен был делать?» — удивлялся он. Прокурор Арцишевский ответил ему: «Надо было убежать!». Так кто выращивает хулиганов? Государство по Уголовному кодексу запрещает гражданам иметь огнестрельное либо холодное оружие, но и не берет их защиту на себя! Государство отдает своих граждан во власть бандитов и через прессу смеет призывать к «общественному сопротивлению» этим бандитам! Сопротивлению чем?» («Архипелаг ГУЛАГ», т. 2). С тех пор прошло полвека, сменились поколения политиков и граждан, тоталитаризм заклеймили и разоблачили, но закон о личной самообороне в духе 1926 года сохранен так бережно и эффективно, как будто от его малейшего изменения в России способны рухнуть основы государства. Во все времена во всех странах фундаментом народа и государства считаются воины. Это не всегда люди в форме и с оружием, но всегда те, кто защитит, поможет, неспособен на подлость, готов отдать жизнь во имя долга. То есть люди чести, соль земли. А в нынешней России именно такие люди самые беззащитные. У них нет средства для защиты и помощи, а честь не позволяет остаться в стороне или спасать свою шкуру, когда вооруженные мерзавцы творят беспредел. Вот мы и видим постоянно, как беспомощно и бесполезно гибнут лучшие. Когда психопат Виноградов стрелял по людям, один из них бросился на него с голыми руками и был тут же убит. Имел бы оружие — выжил бы сам, обезвредил бы подонка и других бы спас. Справедливости ради напомню об одном широко известном случае в США, где такой же психопат расстреливал школьников. Директор бросилась на него без оружия и погибла — эта школа была зоной, где оружие запрещалось даже охранникам. Но в Америке gun free зон не слишком много, а Россия такая целиком. Упорный запрет на оружие и защиту человеческого достоинства делает популярной конспирологическую версию, что руководство страны, надежно защищенное Федеральной службой охраны, использует уголовников и шпану как инструмент управления народом. Запуганный народ — вечный «терпила» — остро нуждается в силовых структурах, готов пойти на любые нарушения своих свобод и прав в надежде на личную безопасность. Для меня такая теория заговора выглядит слишком простой и грубой хотя бы потому, что во власти уже сейчас немало влиятельных деятелей, которые открыто ратуют за возврат людям права на нормальный гражданский короткоствол и соответствующее изменение Закона о самообороне. Все обстоит гораздо тоньше. Вопрос о праве на оружие есть одна из видимых верхушек айсберга, который можно назвать философией взаимоотношений власти с народом. Система устоялась давно и очень прочно, переменить ее болезненно, но необходимо. За периоды национальной истории, когда государство рулило буквально всеми сторонами жизни, большинство привыкло к патернализму, утратив важные навыки личной ответственности и способности принимать решения. Время несвободы нарушило естественные пропорции между настоящими гражданами — внутренне свободными, желающими самостоятельности и готовыми на риски, и обывателями — теми, кто склонен к бездумному подчинению в обмен на материальные блага и защиту. Граждане погибали или вытеснялись на обочину жизни, а обыватели множились под чутким присмотром государства. Система отрицательной селекции обанкротилась и исчезла, а ее диспропорции остались. В связи с этим я вспоминаю высказывание великого Никколо Макиавелли: «Разоружая народ, власть таким образом оскорбляет его недоверием, а это говорит о трусости и подозрительности правительства». Обыватели чуют спинным мозгом, что в равных условиях всегда уступят гражданам, а этого не хочется. Готовы признать превосходство начальства, но не соседа. Вот и хлопочут, чтобы уменьшить их возможности, чтобы те не выделялись и не росли по жизни. Ведь если легализовать пистолеты, дать возможность защищаться и защищать без риска судебного преследования, то сильные духом смогут на равных противостоять уголовникам и шпане, быстрее занимать лучшие места в социальной иерархии, получат законное признание в обществе. Это и есть положительная селекция, альтернатива ей — деградация нации, где «молчалины блаженствуют на свете». Стремление задушить на корню потенциальный успех сильных и решительных остается одним из самых мерзких методов психологии вырождения. Когда таким людям говоришь, что при легальных пистолетах опять можно в минуту опасности кричать «Караул!» в расчете на действенную помощь окружающих, они заявляют, что надо заставить полицию улучшить свою работу. И бесполезно говорить о том, что в России фактически самый большой в мире процент полиции среди населения, а толку не видно. Высшее руководство нашей страны прилагает разнообразные усилия, чтобы Россия вышла на путь инновационного развития. Много таких проектов уже заявлено и профинансировано, среди них «Сколково», призванный привлечь лучшие научные и инженерные кадры в стране и мире. Много денег вложено, построено, привлечены резиденты, выявлены хищения, пошли коррупционные скандалы, а отдачи незаметно. Но лучшие кадры в основном стремятся в США, Швейцарию, Канаду, Германию, Францию, Израиль, страны Скандинавии, а в Сколково нет, хотя материальные условия предлагаются не хуже, чем за рубежом. Значит, не в хлебе едином причина. Все эти страны имеют высокую научно—техническую репутацию и самое либеральное законодательство об оружии и самозащите. Правительство России против гражданского короткоствола якобы вместе с большинством народа, но ведь именно в этой части жителей господствует рабское желание подчиняться за то, чтобы их кормили и защищали. Раб от хозяина ждет подачек, от работы отлынивает, крадет, что плохо лежит, нет у него ни чувства долга, ни стыда, ни благодарности. Кто же таким доверяет, за ними глаз да глаз, каждую доверенную копейку контролировать многократно приходится. Это население тяготится любой серьезной ответственностью и не нуждается в том, чтобы ему доверяли деньги для творческой экономической самореализации и оружие для личной самообороны. Такие люди ходят на выборы не выбирать первого среди равных, а чтобы поставить над собой и страной кормильца, которого будут всегда ругать, никогда не станут ему помогать, а если он терпит неудачи и плохо кормит, то готовы его радостно и жестоко свергнуть. Весь наш госаппарат заточен на управление таким контингентом, применяя выработанные для него методы ко всему народу. А народ меняется, быстро растет креативный класс с гражданским самосознанием. Методы и философия нынешнего госуправления способны пока только оскорблять граждан, вызывать полное неверие и нежелание сотрудничать во всех инновационных начинаниях. Потому что есть ощущение, как в подтексте всех отношений власти и общества лежит подозрение, что каждый человек — возможный жулик, громила или недотепа. Без уважения государства к истинной свободе личности никаких прорывов не получится. □ Опубликовано в выпуске № 4 (522) за 05 февраля 2014 года

сапожник: 5 марта депутаты от ранее оппозиционной партии «Батькивщина» вынесли на рассмотрение Верховной Рады Украины законопроект, поддерживающий вступление Украины в НАТО. В конце февраля Верховная Рада перешла под контроль оппозиции, президент Украины Виктор Янукович был отстранен от власти. Россия не признала новое руководство в Киеве легитимным, а Совет Федерации 1 марта разрешил президенту РФ Владимиру Путину использовать на территории Украины российские войска для защиты проживающих в соседней стране граждан РФ. Киев, в свою очередь, обратился к Североатлантическому альянсу с просьбой «рассмотреть использование всех возможностей для защиты территориальной целостности суверенитета Украины», украинского народа и ядерных объектов на территории страны. НАТО, в свою очередь, обвинило Россию в нарушении суверенитета и территориальной целостности Украины, а также международных соглашений.

Admin: ■ 05 марта 2014 года | Алексей Полубота Возрождение «Галичины»Создадут ли натовские инструкторы из боевиков «Правого сектора» боеспособную украинскую армию? ■ Фото ИТАР—ТАСС Низкую боеспособность регулярной украинской армии вынуждены, открыто или косвенно, признавать даже сами представители «победившего Майдана». В результате возникают довольно оригинальные законодательные инициативы. Так, 05 марта в Верховную Раду было внесено предложение о придании так называемым отрядам самообороны «Правого сектора» статуса регулярных военизированных подразделений. ■ К этому можно было бы отнестись скептически. Удальцам с дубинками далеко до профессиональных военных. Однако, как известно, главная сила любой армии — пассионарность и боевой дух тех, кто в ней служит. В этом плане группировки украинских ультра—националистов, пожалуй, действительно самые боеспособные единицы на сегодняшней Украине. ■ Из истории мы знаем примеры, когда плохо обученные и слабо вооружённые отряды в короткий срок превращались в достаточно боеспособные вооружённые силы. Достаточно вспомнить Красную Армию. Более близкий, хотя и менее убедительный пример — грузинская армия, которая всего за несколько лет практически с нуля была создана на американские деньги и с помощью американских инструкторов. И хотя боеспособных частей удалось подготовить немного, но именно те, кого натовцы обучали воевать по всем правилам современного военного искусства, в итоге доставили российской армии больше всего проблем и отступали организованно, по приказу, в отличие от грузинских резервистов, бросившихся в бегство под нажимом наших войск. ■ Есть признаки того, что американские «друзья» не намерены бросать на произвол судьбы и украинских русофобов. Так, «Интерфакс» 05 марта опубликовал информацию о том, что в Киев прибыли около 300 военных наёмников. По словам некоего военно—дипломатического источника в украинской столице, большинство из них находились по частным контрактам в Ираке, Афганистане и других странах. Собеседник агентства не уточнил национальную принадлежность наёмников, отметив только, что большинство из них прибыли из США. Возможно ли, что на базе боевиков—националистов НАТО в сжатые сроки создаст небольшие, но боеспособные вооружённые силы, которые рано или поздно начнут войну за «освобождение Крыма» и прочих территорий, которые, по их мнению, должны безраздельно принадлежать «незалежной»? □ — Как известно, на Украине западными спецслужбами при активной финансовой поддержке олигархов была проведена операция по смене власти, — говорит президент Академии геополитических проблем Леонид Ивашов. — Её цель — оторвать Украину от России. И здесь все средства хороши. Поэтому в идеологическом плане ставки были сделаны на фашиствующие организации. В мире существует три базовых идеологии — либерализм, социализм, фашизм. Последний был признан наиболее подходящим для ситуации на Украине: либерализм теряет свою популярность, социализм, наоборот, приобретает всё больше сторонников во всём мире, но эта идеология хозяевам Запада не подходит. Запад в целом медленно, но верно переходит на фашистскую идеологию, действует фашистскими методами. И Украина — яркий пример в этом смысле. Так вот, если фашистская идеология укоренится в Киеве, если бандиты, действовавшие на Майдане и на Западе Украины, сохранят государственные посты — это будет означать только, что Украина может пойти по стопам фашистской Германии. Гитлер от начала до конца своего правления делал ставку на самых фанатичных сторонников фашизма. Из них он формировал гвардию, войска СС. И сейчас ультра—националисты могу пойти по тому же пути, к примеру, возродить дивизию «Галичина». Воссоздать те же войска СС, только под другим «брендом». Это весьма вероятный сценарий, если фашиствующий украинский режим будет оставаться у власти. □ ■ Однако, по мнению члена Комитета Госдумы по обороне Вячеслава Тетёкина, формирование из боевиков «Правого сектора» боеспособной украинской армии в обозримом будущем невозможно. — Попытки изобразить из отрядов самообороны «Правого сектора» некие боевые единицы — показатель полной растерянности нынешней украинской псевдовласти. В течение 20 с лишним лет на Украине систематически разрушались вооружённые силы. Ещё более интенсивно, чем в России. И сегодня, когда им вдруг понадобилась армия, они обнаружили, что боеспособность их вооружённых сил близится к нулю. Ни в смысле морального духа, ни в смысле подготовки военных кадров, ни в смысле вооружений украинская армия к боевым действиям не готова. Кстати, и так называемая всеобщая мобилизация на Украине — тоже жест отчаяния. Какая может быть мобилизация, если по закону в этой стране отменена служба по призыву. Штурмовые отряды «Правого сектора», а по—другому их не назовёшь, заменить регулярную армию никаким образом не способны. Роль боевиков — громить витрины и терроризировать местное население. Самое большее, на что они способны: противоборствовать тем подразделениям правоохранительных органов, которые не имеют тяжёлой техники. В конкретном украинском случае, если бы «Беркут» имел чёткий приказ, он бы разгромил эти отряды штурмовиков довольно быстро. Что уж говорить о боевых действиях с частями регулярной армии. □ — А если «героев Майдана» начнут обучать натовские военные инструкторы? — Даже если американцы очень захотят, им потребуется несколько месяцев, чтобы сделать из боевиков некое подобие регулярных формирований. Надо обучить их тактике ведения боя, внедрить армейскую дисциплину. И то после этого они будут способны выполнять функции лишь самой примитивной пехоты. А современным тяжёлым оружием овладеть у них за короткое время не получится. Против современной армии, обладающей высокоточным оружием, пехота мало что может сделать. Теоретически американцы, конечно, могут помочь создать Украине небольшую, но боеспособную армию через несколько лет. Но экономическое положение и хаотизация управления и политической жизни Украины ставит под большой вопрос возможность осуществления данного проекта. В стране нет единого центра управления, её раздирают внутренние противоречия. Даже при помощи НАТО в ближайшие 2—3 года создание такой армии на Украине невозможно. □ — Парадокс ситуации на Украине в том, что победителями оказались радикальные националисты, — говорит руководитель аналитического бюро «AlteetCerte» Андрей Епифанцев. — Западу, публично исповедующему демократические ценности, сложно принять победу таких откровенно националистических сил на Украине. Они, думаю, будут понемногу дистанцироваться от правого крыла украинских победителей. Последние сейчас, как и всякие свергнувшие власть революционеры, прибывают в некоторой эйфории. Отсюда заявления Яроша о том, что необходимо «освобождать» Курскую и Воронежскую области и даже выдвигать территориальные претензии к Польше. Всё это, конечно, не способствует тому, чтобы Запад принял под свою опеку «Правый сектор». Но даже если представить, что кто—то начнёт тренировать легализовавшихся ультра—националистов, реальную армию создать из них очень сложно. Как из боевика Майдана сделать лётчика—истребителя? Армия это не только войска, армия — это ещё и экономика. Сейчас новая власть на Украине бряцает оружием, объявляет всеобщую мобилизацию. Но как она будет воевать, если всё же до этого дойдёт? На Украине нет бензина на посевную, а что же тогда будут заливать в баки танков? □ — Мы видим, кто проявляет наибольшую воинственность на Украине. Это именно радикальные националисты. Возможно, они и станут тем ядром, вокруг которого позднее сформируется боеспособная украинская армия, в том числе из «аполитичных» профессионалов? Ведь Красная Армия тоже начиналась с весьма специфичных формирований… — Это всё—таки несколько разные вещи. Революционные порывы на Майдане, к тому же нередко проплаченные, и регулярная служба в армии, где важны как раз не порывы, а дисциплина, порядок. Типичный герой Майдана вряд ли сможет стать дисциплинированным солдатом. А без железной дисциплины современная армия — ничто. Мы видели не раз в локальных конфликтах, когда отряды из разного рода бунтарей бывали наголову разбиты регулярной армией. □ — Однако мы помним и другой пример, когда «Хезболла» с её нерегулярными отрядами в 2006 году вынудила Израиль с его хорошо организованной и вооружённой армией отступить из Южного Ливана. — Там всё—таки была не полномасштабная война, а, скорее, партизанская. А партизан можно победить, только применяя самые жестокие действия против них и местного населения их поддерживающего. Для Украины этот сценарий не применим уже потому, что «Правый сектор» собирается наступать. А наступать партизанскими отрядами против регулярных частей в том же Крыму — невозможно. Надеюсь, что мы вообще никогда не дойдём до того, что два братских народа начнут воевать друг против друга.

Admin: ■ 06—03—2014 Пётр АкоповТри дороги на КиевГотовность к присоединению Крыма к России открывает новые сценарии украинского кризиса ■ Фото: Reuters □ ■ Присоединение Крыма к России теперь может остановить только Запад. США и ЕС должны в ближайшие дни отказаться от своей поддержки незаконной киевской власти — тогда начнутся формирование коалиционного украинского правительства и его переговоры с автономией, а Россия не будет торопиться с включением Крыма в свой состав. ■ Крым — это не конец борьбы за Украину, а только начало ее новой фазы. По сути, решение крымского парламента о вхождении в состав России и о назначении референдума об этом на 16 марта — очередная развилка. Главный вопрос, от которого зависит выбор дороги на этой развилке, — сможет ли до следующего воскресенья Запад отозвать свое признание киевского правительства и принять необходимость формирования новой власти. Дальнейшее противостояние будет идти уже с учетом этого факта. ■ У Запада есть неделя на размышления. Решение крымского парламента принято в день саммита лидеров Евросоюза — оно позволит им лучше понять все последствия своего нынешнего украинского курса, осознать необходимость смены политики в отношении России и надавить на своего старшего партнера США. ■ За последние шесть дней это уже вторая развилка. Первой было получение Владимиром Путиным права на ввод войск на территорию Украины, второй стало обращение Крыма с просьбой принять его в состав России. В обоих случаях Москва пыталась показать, что дальнейшее нахождение у власти нынешнего правительства приведет к развалу страны и упорство Запада в поддержке киевской власти лишь ускоряет этот процесс. К самому Киеву апеллировать бесполезно — власть нелегитимна, и в нынешней ситуации Украина утратила остатки субъектности. ■ Как теперь может развиваться ситуация? Есть три основных сценария, причем ни один из них в конечном итоге не является для России проигрышным. □ Первый вариант □ ■ Запад продолжает упрямо гнуть свою линию, отказываясь учитывать интересы России, и всячески поддерживает Киев, обещая ему деньги, политическое покровительство и даже намекая на силовую защиту. Воодушевленное майданное правительство вносит в законодательство изменения, позволяющие вступить в НАТО, и обращается с отчаянным криком помощи — дайте нам гарантии безопасности, а то русские танки завтра будут в Киеве. Запад гарантий не дает, но продолжает всячески подбадривать Киев. Эта позиция не меняется и 16 марта. После подведения итогов референдума Россия принимает Крым в состав Федерации. ■ Правительство Киева разрывает дипломатические отношения с Россией, что вызывает массовые протесты на юго—востоке Украины — «не хотим в НАТО» и «за дружбу и союз с Россией». Юго—восток начинает требовать проведения референдума — где—то о федерализации, а где—то и о вхождении в состав России. Киевское правительство уже не может обеспечить даже частичную управляемость юго—восточными регионами, часть из которых прекращает платить налоги в и так пустую казну (помощи ЕС и США все равно не хватит на затыкание дыр). Становится понятно, что никаких шансов провести в этих регионах назначенные на 25 мая выборы нет. На остальной территории Украины национал—социалисты Яроша пробуют взять в свои руки власть на местах, и кое—где у них это получается. ■ Так и не сумевшие организовать серьезную блокаду России США продолжают выкручивать руки Евросоюзу, принуждая его к введению масштабных санкций, то есть фактически к разрыву отношений с Россией; Германия и вся остальная Европа упирается. Поняв, что ситуация на Украине близка к приходу к власти слабо управляемых национал—социалистов и анархии, Европа пытается самостоятельно, фактически без участия США договориться с Россией об успокоении Украины и формировании там переходного правительства с участием всех регионов и политических сил (но уже без Крыма). Начинаются переговоры, которые завершаются формированием новой украинской власти под гарантии России и ОБСЕ. Владимир Путин заявляет о том, что необходимость вводить вооруженные силы России на территорию Украины полностью исчерпана и он не намерен использовать это право. Этот вариант может занять от одного до двух месяцев. □ Вариант второй □ ■ Запад идет на реальные переговоры с Москвой о смене киевской власти, но уже после проведения референдума и включения Крыма в состав России. При этом Запад тянет с отказом от поддержки Киева, и момент упущен — ситуация на востоке Украины продолжает накаляться, вслед за Крымом о желании провести референдумы о повышении статуса и о возможном присоединении к России объявляют местные советы нескольких областей. Столкновения между демонстрантами и полицией (укомплектованной командированными из Киева, получившими статус регулярных военизированных подразделений отрядами «Правого сектора») приводят к человеческим жертвам. Россия вводит свои войска в ряд областей юго-востока Украины, там начинается подготовка к референдумам. После чего власть в Киеве оказывается в руках «Правого сектора», который обвиняет Запад в предательстве и объявляет войну России. ■ ЕС замораживает все контакты и помощь Киеву. И просит Россию получить мандат ОБСЕ на наведение порядка на остатках Украины. Если же говорить серьезно, то сама украинская армия берет власть в свои руки (при поддержке российских братьев по оружию), после чего начинаются переговоры о формировании нового коалиционного правительства и создании комиссии по переговорам между всеми регионами Украины об учреждении нового федеративного государства. ■ В случае провала этих переговоров юго—восток просит о вхождении в состав России, а западные и центральные регионы учреждают новое федеративное государство. Россия дает ему полные гарантии безопасности — при закреплении в его конституции отказа от вступления в военные блоки. Вероятность этого сценария пока что не очень велика, при этом он потенциально самый кровавый из всех. □ Третий вариант □ ■ Уже в ближайшие несколько дней США наконец—то осознают, что необходимо сдать назад в своих попытках увести Украину, и принуждают Киев к выполнению соглашений от 21 февраля. В случае отказа Запада от своих обещаний всеобъемлющей поддержки и провоцирования Киева на противостояние с Москвой у украинского правительства, стоящего перед угрозой территориального и финансового краха страны, захвата власти радикалами и анархии, просто не останется другого пути, кроме как договариваться с собственными регионами и Россией. Формируется технический коалиционный кабинет, собирается конституционное совещание, вырабатывающее федеративный договор и новую конституцию. Россия просит власти Крыма отложить референдум, подключиться к переговорам всех регионов Украины о выработке федеративного договора и начать отдельные переговоры с новым украинским правительством (признанным Москвой) о заключении отдельного временного соглашения о статусе Крыма в составе Украины. ■ Москва дает Крыму гарантии, что в случае срыва подобных переговоров или угрозы безопасности полуострова его просьба о вхождении в состав России будет оперативно удовлетворена. Конституция принимается на референдуме, после чего назначаются выборы президента и новой Рады. Право на использование российских вооруженных сил на территории Украины Владимир Путин сохраняет за собой на весь переходный период — до формирования там новых легитимных органов власти и окончательной стабилизации обстановки. ■ Для реализации этого варианта необходимо только одно: понимание Вашингтоном бесперспективности конфронтации с Россией как в глобальном масштабе, так и на украинской сцене. Шансы на это все еще остаются. ■ Понятно, что для России сохранение единой Украины все еще остается предпочтительным сценарием, потому что мы заинтересованы в реинтеграции со всей республикой, а не в присоединении ее осколков. Однако упорство США, продолжающих наступать на Россию и вселять в киевскую власть абсолютно необоснованные надежды на интеграцию Украины в атлантическое сообщество, ведет к раздроблению этого государства. ■ Но даже при распаде Украины Москва не позволит сделать из ее осколков инструменты давления на Россию и угрозу нашей безопасности. Крым не является целью России — целью России является недопущение превращения Украины во враждебное нам государство и базу для войск НАТО. Если кто—то думает, что Владимир Путин сейчас борется за Крым, или юго—восток Украины, или даже за всю Украину, он глубоко заблуждается. Уже выигранный бой за Крым — это лишь эпизод битвы за всю Украину, которая является первым сражением в ходе глобального похода России за новый мировой порядок, за мир не по—американски.

Admin: ■ Я не люблю американцев в принципе. Так же, как, уверен, их не любят и многие другие. Но также уверен, что глупо не замечать в «американской жизни» многое из того, что однозначно можно классифицировать, как здравый смысл. К сожалению, часто получается так, что по даже по таким, совсем не ангажированным, сравнительным наброскам, в нашей повседневной жизни выходит, что здравого смысла как—то явно маловато. И «списать» это недостаток здравого смысла на, например, «национальные особенности», как—то не очень получается. ■ Мир вокруг нас ■ Опубликовано 13—03—2014 ■ Лаура ЛиЧего невозможно представить в США? Сравнительный набросокА многое из того, что в других странах считается обычным нормальным явлением и не вызывает ни смеха, ни удивления, ни недоумения, ни оскорбленного достоинства, просто невозможно себе представить рядовому жителю США. □ ■ MaxyM, Shutterstock.com □ ■ Хорошо, вот вы скажите мне, возникает ли у вас удивление при виде одетых в военную форму людей на улицах ваших городов? (Или толстых генералов? Или количества этих генералов на государевой службе?) И как прикажете это воспринимать американскому туристу, никогда за свою жизнь не видевшему ни одного военнослужащего в форме в свободном обращении среди мирных граждан в своей стране в мирное время? Ну не ходят в форме наши военнослужащие среди гражданских, не ходят. Бедный турист: вышел на Тверскую, а там вооруженные военные в свободном полете — с кем воюем? ■ Или вот военный парад с демонстрацией военной техники в мегаполисах США. Не было никогда, нет и не будет: военная техника должна стоять где ей положено, военнослужащий должен быть при части, а если вне части, то в цивильном. ■ Так же невозможно себе представить, чтобы в Капитолии проводили бы ежегодные совещания по подготовке к зимнему отопительному сезону или к посевной: дремучий фермер сам решит, когда ему сеять маис или «пашаницу», а истопник несчастного небоскреба сам включит отопление, сообразуясь с показаниями термометра. Не проводят Сенат и Конгресс заседаний по поводу содержания учебников истории, не лезут в дела Голливуда на предмет что снимать и что смотреть. ■ Я не могу себе представить, чтобы были какие—то федеральные средства массовой информации. Не мо—гу! Не представляю, чтобы представители той или иной конфессии заседали бы на постоянной основе одесную Президента как за рукав пришитые: это уголовное дело. Не дай бог. ■ Немыслимо представить себе какое—то гаишное формирование внутри сил полиции — многостаночен американский коп: он и за дорогой следит, и на районе патрулирует, и за торговцами субстанциями присматривает. ГИБДД — зачем? Внутренние войска — зачем? Не понравится обывателю—налогоплательщику, если на его деньги будут на каждый вид правонарушений свою полицию создавать. Есть коп, и хватит. ■ Я представить себе не могу, чтобы, оборони боже, при каком—то стихийном бедствии, аварии, катаклизме или теракте раненых тащили бы на лечение в столицу нашей родины Вашингтон. Где убился, там и пригодился — в каждой дыре на расстоянии близкой доступности имеется госпиталь ничуть не хуже, а подчас и получше, чем в столицах. (Самые лучшие клиники США находятся в заштатных городках, возьмите клинику Мэйо в зачуханном Рочестере, тот же несчастный Кливленд — лучшие из того, что есть в мире!) ■ Не понимаю, почему онкологических детей нужно везти лечиться в Москву или за границу. (Может, и прав был тот онколог, который сказал, что вывоз больных детишек за рубеж для лечения есть дискредитация государства Россия? Непатриотично это — детей спасать.) Вы мне покажите хоть одного американца, который бы поехал лечиться в другую страну. А вот в США едут лечиться из благополучной Канады и Великобритании с их бесплатной медициной. В США едут рожать даже не совсем «новые русские» женщины, но даже те, кто едва на билет денег наскреб. ■ Опять же, отдых: для россиянина отпуск не в отпуск, если это не за бугром. Я в декабре на знаменитых черного песка пляжах Лас—Пальмаса на Канарах что—то испанской речи не слышала, а только сплошь по матушке на великом—могучем. А тупой среднестатистический американец вообще не имеет паспорта, так и живет всю жизнь на водительском удостоверении. А почему? Отдыхать он любит у себя в стране, а другим странам не доверяет и где—то брезгует, побаивается. И ездит он на своих отечественных машинах по своим глубинкам, и доллар предпочитает тратить в своей стране. ■ Эмиграция. Вы что—то слышали об эмиграции из США? В — о, да! Из? И это притом, что с паспортом США можно бессрочно жить в 54 неплохих странах мира. Держите меня крепко, если я найду в американских сетях сайт «Пора валить». И можете отпустить, когда я вам скажу, что уже 200 лет правительство никак не может решить, куда девать и как разрулить нелегальную иммиграцию в США. ■ Я не представляю, чтобы в глубинной деревеньке или где—то на хуторе—ранчо реднек—фермер ходил бы до ветру орлом в деревянный нужник с очком, чтобы топил дровами—углем печку, чтобы у него в доме не было бы ванны, телефона, интернета и трехсот каналов телевидения. И самое главное, чтобы у него не было хотя бы парочки легковушек, не считая кучи всякой техники. ■ Я не представляю себе в США коммунальных квартир или квартир без горячей воды, кондиционеров, газа, удобных теплых санузлов. Общественную баню в США так же трудно представить, как парад военной техники или лечение за границей, если это только не брайтоновские ностальгические заморочки наших бывших сограждан. Пиво—веник — еще да, а английский — еще нет. Отсюда и баня. С нарастанием уровня английского уровень бань значительно понижается. ■ Дороги. Это отдельная песня. Говорят, что губят Расею—мать дураки и дороги. Дорог нет. Но и дурных нема — зато к нам в деревню Гнилушкино ни один враг по бездорожью не пролезет по нашим—то хлябям зыбучим. Враг не пройдет! И это не следы от шин немецких мотоциклов, а наши деревенские в лаптях в лес к партизанам побегли. А эти все строят и строят хайвеи — врага заманивают. Дураки с дорогами. ■ Представить себе невозможно, чтобы американцы строили себе дачи для пропитания с приусадебных участков, а не для отдыха на приусадебном участке. Денег на эту чертову траву тратят уйму: 9 месяцев в году поливать и стричь! Покажите мне среднего русского дачника, который бы в садоводстве засадил свой участок травой. А не покажете — его бы давно уже прибили штакетником соседи—садоводы: нашелся тоже, буржуй! ■ Представить себе не могу, чтобы владелец автомобиля сам валялся бы по выходным под своим кадиллаком или фордом, сам бы масло менял или мыл машину. Или чтобы возил с собой канистру с бензином. Или чтобы на зиму машину на прикол ставил. Я не понимаю, какое дело государству до технического состояния моей машины и зачем эти ТО, если моя машина — это моя головная боль. И зачем, чтобы научиться давить на две педали, надо ходить в автошколу. А как быть с цирковыми медведями — без прав ездят ведь? ■ Министерство спорта? Да в страшном сне! Причем здесь государство к моим прыжкам и голам? Спорт — личное дело гражданина в его свободное время за его свободные деньги. Точка. ■ Министерство финансов — Оk. Но зачем еще Министерство экономического развития? И где этот ё—мобиль, наконец? И почему все тонет, падает и снова «что—то пошло не так», и опять неурожай картошки, и ворота сдвигаются не туда? И почему люди друг другу не улыбаются? Как судорогой скулы свело. ■ Ну и совершенно не представляю себе своего президента вылавливающим древние амфоры из пучин, как рояль из кустов запрягающим стерхов, ботающим на фене голым по пояс, разводящимся с женой и скрывающим, как от стыда, своих детей где—нибудь за бугром. Зато я точно знаю, что завтра я могу не переизбрать его, если он начнет так себя вести. ■ P.S. Надеюсь, я никого не обидела. Думающему человеку сравнения служат как вызов к достижению прогресса, глупому — как повод для обиды. □ ■ © Shkolazhizni.ru ■ Текст — авторский вариант

Admin: ■ О событиях на Украине пишут все, кому не лень. В первую очередь, конечно, не лень писать тем, кто за написанное получает деньги, так сказать, соответствующие гонорары. Но и доверия к таким «писаниям» не очень много — кто даму платит, тот её и танцует. Это понятно. Но о событиях в незалежной, как оказалось, также много пишут не рассчитывая на какие—либо гонорары, а по велению души и сердца. Надеюсь, указывая эту причину, не слишком преувеличил. Словом, пишут непрофессионалы пера. Мнения — самые разные. Вот и некоторые «мэтры» познавательного журнала «Школа Жизни.ру», объединяющего таких непрофессионалов с разными мнениями, не остались от этой темы в стороне. Древние римляне считали, что audiatur et altera pars. То есть, если требуется действительно беспристрастное рассмотрение споров, то обязательно следует выслушать и другую, если угодно — противную, сторону. Что я и предлагаю сделать — ознакомиться с мнением одного из непрофессиональных авторов журнала «Школа Жизни.ру», Александра Ягольника, кстати, имеющего в журнальной классификации категорию «Профессионал». Лично я это сделал с интересом. ■ Мир вокруг нас ■ Опубликовано 04—03—2014 ■ Александр ЯгольникЗачем России нужны дополнительные войска в Крыму? Часть 1Страх, отчаяние, разочарование, надежда, радость, ликование — эти эмоции переполняют Интернет. Причина — русские войска в Крыму. Кто—то говорит о начале войны, кто—то о нарушении договоров, кто—то о захвате всей Украины. □ ■ Smit, Shutterstock.com □ ■ Причина, по которой собрался Совет Федерации, из—за которой «вежливые люди с автоматами» наполнили улицы Симферополя и других городов Крыма, лежит на поверхности, но никто её не видит. Вместо того, чтобы подумать, люди хватаются за оружие. Редко — реальное, чаще — воображаемое. Но с чего бы вдруг Путин решил двинуть войска на территорию братского народа? ■ На первый взгляд, в этом нет никакого смысла. Российский флот и так находится в Севастополе по договору с Украиной. Чтобы понять, насколько это мощная сила, достаточно знать, что не выходя из гавани ракетный крейсер «Москва» может обстрелять Киев. Средства морских и береговых ПВО легко подавят то количество авиации, что имеется у Украины. Морские пехотинцы занимают все опорные точки полуострова «на раз». Если, конечно, не вежливо стучаться в двери и предлагать сдать оружие, а действовать по-военному – ночью, быстро, скрытно. Как в Верховной Раде Крыма. ■ Вооруженные силы Украины, увы, недостаточны для противодействия. За годы незалежности свою часть флота на металлолом распродали, да и другое воинское имущество. Кадры сократили за 20 лет в четыре раза. Зарплата отстает от российской (в Севастополе) в десять раз. Попытка препятствовать российскому флоту во время войны с Грузией в 2008 году закончилась тем, что заглохший на фарватере корабль ВМСУ был отбуксирован к берегу российским буксиром. А мирная ракета мирных ПВО мирной Украины, сбившая мирный пассажирский самолет во время учений в 2001 году?.. В общем, Россия вполне могла полагать, что одного Черноморского флота вполне хватит для захвата Крыма. ■ Тем не менее демонстративно на полуостров были переброшены дополнительные войска. Перед этим на сайте газеты «Комсомольская Правда» 23 февраля появилась информация о подготовке к переброске Псковской десантной дивизии в Украину. Появилась и исчезла. Но Интернет её оперативно «заснял» и подхватил. Как будто кто-то специально сделал сверхтайную операцию сверхъявной. ■ И потом эти «вежливые люди с автоматами»... Так нагло, так демонстративно расхаживают по улицам Крыма. Ещё и улыбаются под балаклавами. И с гвоздиками позируют в обнимку с местным населением. Вроде как их нет, русских войск. И вроде как вот они у всех на виду. Для чего нужна эта наглая, открытая демонстрация? Точнее, для кого? ■ Давайте вернемся на три месяца назад. Украина соглашается подписать договор об ассоциации с ЕС. Россия объявляет, что ужесточит таможенные правила с Украиной для защиты своих интересов и других участников Таможенного союза. Плюс объявляет о разрыве ряда долгосрочных договоров на закупку товаров из Украины. Подсчитав убытки, Азаров просит пересмотреть условия договора с ЕС, но ему предлагают подписывать, что дают. Янукович принимает решение не подписывать договор. ■ На Майдан выходят первые демонстранты. На Украину начинается массированное дипломатическое давление со стороны ЕС. Демонстрации приводят к первым стычкам с милицией. Летят первые палки, железные ограды, камни. С обеих сторон применяют газовые баллончики. Появляются первые пострадавшие. К концу ноября протест выдыхается. Музыкальную аппаратуру сворачивают. Оппозиция и артисты покидают площадь. ■ Внезапно ночью остатки митингующих жестоко разгоняют отряды Беркута. По странному стечению обстоятельств все избиения милиционерами протестующих хорошо фиксируются на уличные камеры. Эти кадры попадают на телевидение. Говорят о массе убитых и раненых. Тысячи возмущенных граждан заполняют Майдан. Правда, «убитые» позже «воскресают», но протест уже не остановить. Людям уже не важен ЕС. Им важно наказать тех, кто «бил детей» и кто отдал приказ на разгон. Власть правоохранителей не сдает. В итоге митингующие требуют отправить такую власть в отставку. ■ А что Путин? Он предлагает Украине 15 миллиардов для латания бюджета, «чтоб на пенсии хватило». Это вполне может покрыть социальные выплаты и утихомирить толпу. Плюс очень выгодные предложения по снижению цен за газ. ■ Но толпа требует жертв. Путин заявляет, что готов работать с любым украинским правительством. Что выбор такого правительства – это выбор народа Украины и только его. Что желание украинцев идти в ЕС — это их личное желание, и Россия не собирается никоим образом препятствовать. Фактически, Путин говорит: «Делайте, что хотите. Я умываю руки». □ ■ © Shkolazhizni.ru

Admin: ■ Мир вокруг нас ■ Опубликовано 05—03—2014 ■ Александр ЯгольникЗачем России нужны дополнительные войска в Крыму? Часть 2После затяжных боев на волне народного гнева оппозиция становится властью. Но вот вопрос, насколько легитимной? Впрочем, со всех сторон им рукоплещут богатые соседи, мол, мы в вас верили, давно пора. И тут, совершенно неожиданно, в Крыму появляются «вежливые вооруженные люди». □ ■ iurii, Shutterstock.com □ ■ 28 января уходит в отставку Азаров. Майдан не расходится. Точнее «расходится» совсем. Бутылки с бензином дополняются взрывпакетами с гвоздями. Нерешительные попытки милиции оттеснить митингующих с некоторых улиц приводят к настоящей войне с баррикадами, горящими покрышками, «камнеметами» и катапультами. Появляются первые убитые из огнестрельного оружия с обеих сторон. Каждая сторона утверждает, что оружия не имеет. ■ А что Путин? Осуждает насилие. Но готов работать с любым правительством, которое изберет народ Украины. ■ Наконец, Янукович (или кто—то за него) решается раздать огнестрельное оружие милиции. Происходят бойни с трупами. Самая известная — на Институтской улице, хорошо заснятая видеооператорами со всех сторон. И тут 21 февраля Янукович сдается. Он под присмотром министров иностранных дел Германии, Франции и Польши подписывает почетную капитуляцию, по которой должна быть возвращена конституция 2004 года, должно быть сформировано в течение 10 дней правительство национального единства, включающее членов оппозиции. А перевыборы президента состоятся досрочно, между сентябрем и декабрем. При этом предлагается все захваченные протестующими здания освободить, а незаконное огнестрельное оружие сдать. И плюс ко всему, всем объявляется амнистия. ■ Когда Майдан узнает о заключенном договоре, на сцену выступает Правый сектор, требует «идти до конца» и сместить президента сразу же, до выборов. Народ жаждет крови. «Небесная сотня» взывает к отмщению. Янукович, опасаясь за свою жизнь, бежит в неизвестном направлении. Публикует в Интернете обращение ко всем, где жалуется, что его обманули. Пообещали гарантии и не соблюдают их. ■ Польский министр иностранных дел, один из гарантов договора с Януковичем, заявляет, что раз революция, то какие уж тут законы и гарантии. Желание народа — вот закон. Янукович, гуд бай! ■ Оппозиционеры формируют свое правительство. Исполняющим обязанности президента выбирают спикера Турчинова (с одобрения Майдана). Из тюрьмы выпускают Тимошенко, которая тоже со сцены призывает «идти до конца». ■ Бывшая правящая Партия регионов срочно собирается в Харькове. На своем совещании объявляет новую власть незаконной фашистской хунтой. Объявляет Харьков центром борьбы за правду и законность... ■ А что Путин? Осуждает, но готов... ■ Губернатор Харьковской области Добкин и мэр Харькова Кернес, главные борцы с «коричневыми путчистами», едут в Москву за поддержкой. И по возвращении Добкин объявляет, что примет участие в президентских выборах, назначенных той самой нелегитимной властью. А Кернес заявляет, что «Янукович теперь история». И нужно, мол, уметь из врагов делать друзей. А о Януковиче — ни слуху, ни духу. Где он, что с ним, жив ли? ■ Похоже, Путин действительно готов работать с любой властью, «выбранной народом Украины». ■ И вдруг поднимает мятеж Крым. Попытка Майдана «решить вопрос» привычным способом — организованная, вооруженная, горластая толпа против горстки обывателей, практически увенчалась успехом. После жесткого вытеснения меджлисовцами и майдановцами русских с площади перед ВР Верховная Рада Крыма 26 февраля отказывается от идеи всекрымского референдума о самоопределении Крыма. ■ Но тут внезапно, в ночь с 26 на 27 февраля, появляются «вежливые люди с автоматами» в Симферополе. И как—то их так много, что и милиция ведет себя совсем тихо, и татар не видно, и майданщики растворились куда—то. На въезде в города Крыма и на Перекопе появляются блокпосты. А в эфире объявляется Янукович. Причем не сразу, а постепенно. Вначале пресловутый приказ, призывающий все верные президенту кадры собираться в Крыму, а шайке разбойников, захвативших власть, самим застрелиться, чтоб не мучиться. А потом Янукович проявляется на экране. Его пресс—конференцию смотрит вся страна. Даже две страны. Оказался он живой. И еще неоднократно… законный президент. А «Украина — наш стратегический партнер». ■ Надо сказать, ошеломил Путин. У него рядом с Черноморским флотом неизвестные люди без знаков отличия с автоматами улицы патрулируют, аэропорты «берут на охрану», узлы связи «временно отключают». У него настоящий живой президент независимой Украины прячется в ростовских огородах. А он молчит! ■ Новое правительство Украины взывает: «Верните президента! Он все печати забрал! Потому наши законы как бы незаконны. И, это, солдат тоже в казармы с улиц уберите. Они, конечно, милашки в новой форме. Но вот автоматы в их руках напрягают. Да и БТР на дорогах. Не по-соседски это. Не по понятиям. Ведь мы же братья, да?»На что из Кремля приходит грозная отповедь: «Знать вас не знаем. И говорить нам с вами не о чем. А в Крыму всё в соответствии с договоренностями. А что у вас там странные люди с автоматами, так пойдите и спросите, чего они ходят. Мы—то при чем? И вообще. У нас свой президент Украины есть, а не какой—то там И.О. царя». ■ А как же «Готов работать с любым правительством, избранным украинским народом?» Каких—то три дня назад в Харькове, оплоте русского блока, Кернес с Добкиным всех «сдали» и пошли на полный контакт с властью. Явно с одобрения Москвы. А тут такая непонятная враждебность и нарочитое бряцание оружием? Что произошло за эти три дня?.. ■ Об этом я расскажу в следующей статье. □ ■ © Shkolazhizni.ru

Admin: ■ Мир вокруг нас ■ Опубликовано 06—03—2014 ■ Александр ЯгольникЗачем России нужны дополнительные войска в Крыму? Часть 3После боев на Майдане, подписания соглашения 21 февраля между Януковичем, оппозицией и министрами Германии, Польши и Франции, после бегства Януковича и создания временного правительства наступило затишье. Ну, наконец, Майдан закончился. Но странно, никто не расходится и масок не снимает. Значит, не занавес, а антракт? □ ■ a_v_d, Shutterstock.com □ ■ Из Интернета: Собрались однажды на Майдане: послы США, Франции, Испании, Германии, Дании; помощник госсекретаря США Виктория Нуланд; американские сенаторы Крис Мерфи и Джон Маккейн; министр иностранных дел Германии Гидо Вестервелле; верховный представитель Европейского союза по иностранным делам и политике безопасности Кэтрин Эштон; бывший президент Грузии Михаил Саакашвили; министр иностранных дел Голландии Франс Тиммерманс; европарламентарий Яцек Протасевич; министр иностранных дел Литвы Линас Линкявичюс; спикер сейма Литвы Лорета Граужинене; бывший премьер-министр Польши Ярослав Качиньский; сенатор Чехии Яромир Штетина — и… обвинили Россию во вмешательстве во внутренние дела Украины! ■ Удивительное терпение Путина, несмотря на постоянные обвинения во вмешательство во внутренние дела Украины, ставило в тупик и Партию регионов, прямым текстом призывавшую вмешаться, и революционеров—оппозиционеров, и Европу с Америкой. Где русские десантники? Где танки—самолеты с красными звездами? Когда же можно будет не только кричать о санкциях, но и применить их к России? Ничего нет! ВВП спокоен, как удав. Всякие Олимпиады затевает. Престиж зарабатывает. По российским областям ездит, готовность к посевной проверяет. ■ Вот уже рухнула власть Януковича. Разочарованные руководители юго—восточных областей смиренно идут на поклон к новой власти. Самые одиозные деятели пакуют чемоданы... Где же вы, русские танки? ■ И тут...Ба—бах! Захват неизвестными Верховной Рады Крыма. Та—дах! Внезапные учения российских войск у западных границ. Ого! Два крупных десантных корабля Балтийского флота вошли в Севастополь. Упс. На всех дорогах и улицах Крыма появились очень хорошо экипированные солдаты без знаков различия и новенькая бронетехника без номеров. А над Керченским проливом на низкой высоте пронеслась стайка боевых вертолетов. К весне, что ли? ■ Смех смехом, а сказать, что мир удивился — не сказать ничего. Мы, международная прогрессивная общественность, конечно, знали, что Россия — милитарист номер 1, но чтобы так! И с чего бы это? ■ Цитата: 27.02.14 «Самое главное событие — это не объявление решения о дате референдума Верховным Советом Крыма и даже не захват этого здания. Главное сегодня произошло в Киеве: там неизвестные в масках заняли архив Государственного реестра Министерства юстиции Украины. Это значит, что сейчас в руках неизвестных лиц оказались все данные о всей частной собственности на Украине. То есть сейчас вся собственность на Украине находится в руках неизвестных людей, которые будут использовать ее в целях рейдерства. Эти люди отнеслись к революции серьезнее всего, потому что они делят не идеи, не язык, не посты министров в правительстве. Они делят самое существенное: землю и объекты недвижимости. Я думаю, что в ближайшие месяцы на Украине победят именно такие люди», — сообщил Егор Холмогоров. ■ Справедливости ради надо сказать, что в тот же день Министерство юстиции категорически отвергло все слухи о нападении неизвестных и изъятии баз данных. Но это и не важно. Нападал кто или нет. Вспомним, как ВВ и Беркут стойко защищали пустые государственные здания. Вспомним, как Правый сектор захватил здание Министерства юстиции Украины и это так встревожило министра, что она заговорила о введении чрезвычайного положения! Вспомним, как по звонку из американского посольства Правый сектор освободил министерство. Вспомним, как упорно на западе Украины захватывались административные здания. На западе, где всегда поддерживали и поощряли революцию! Потом будут захватываться и гореть администрации, прокуратуры и отделы милиции по всей стране. А теперь спросим себя, зачем захватывать пустые здания? Зачем это делать даже после того, как в Киеве установилось новая власть? ■ Собственность! Документы на право собственности, списки владельцев, граждан и организаций. Кто владеет информацией, владеет миром. И бизнесом. Как это и бывает при любой революции, начался черный передел. Тех, кого могли достать лично, навещали и убедительно просили поставить подпись. Тех, кто был вне зоны досягаемости, убеждали иначе. Например, в ночь с 27 на 28 февраля в Днепропетровске сгорело 25 новеньких автобусов марки Мерседес. Целый автопарк. На разные предприятия стали наведываться молодые люди спортивного телосложения и предлагать делиться «в пользу революции». Но это всё так, шелупонь. Бои местного значения. ■ Да и какое отношение вся эта дележка собственности имеет к двум десантным кораблям Балтийского флота в Севастополе? Неужели кто—то неловко задел имущественные интересы России? Читаем дальше. □ ■ © Shkolazhizni.ru

Admin: ■ Мир вокруг нас ■ Опубликовано 07—03—2014 ■ Александр ЯгольникЗачем России нужны дополнительные войска в Крыму? Часть 4 Когда в центре Киева горели покрышки и взрывались гранаты, когда со сцены из неубиваемых динамиков неслись революционные призывы, когда падали объятые пламенем беркутовцы и застреленные снайперами майдановцы, над всем этим апокалипсисом парила в дыму и пламени реклама Сбербанка России. □ ■ Borislav Bajkic, Shutterstock.com □ ■ В предыдущей статье мы подошли к вопросу о российской собственности на Украине. За последнее десятилетие украинцы привыкли, что звонят они по мобильной связи МТС, а деньги снимают в Сбербанке. Но это малая поверхность айсберга под названием «Российская собственность». Проминвестбанк, ВТБ (Украина), Альфа—Банк, «Киев—стар» (да—да!), лотерея «М.С.Л.», Турбоатом, Мотор—Сич. Список можно продолжать и продолжать. По примерным оценкам российский бизнес непосредственно владеет третьей частью украинского. И ещё треть контролирует, являясь основным покупателем украинских производителей. ■ Тот, у кого есть деньги и влияние, неизбежно скупает того, кто слабее и беднее. Это рынок, к которому мы все так стремились. Точно так же «московские» скупали и скупают бизнес в Санкт—Петербурге. ■ Изначально правительства Украины пытались вести бизнес самостоятельно. А уж если продавались, то в Европу. На худой конец, в Индию. Но рискованность инвестиций в коррумпированную постсоветскую экономику Украины быстро отвадила от неё солидных западных игроков. Зато российский бизнес очень органично вписался в украинский. Братский народ — это не пустые слова. «Понятия» оказались понятны всем участникам русско—украинского бизнес—партнерства. ■ Ещё бы лет пять—десять — и разделенные границей и языками Россия с Украиной превратились бы в одну торговую площадку, для которой общее таможенное поле так же естественно, как общий холодильник для семьи. Что делить—то, если все нити управления в Москве? ■ Но на любого игрока найдется противник. К бизнесу Украины давно присматривались и Германия, и Штаты. Что—то им нравилось, и они это покупали. А что—то мешало, и они пускали конкурентов на металлолом. Россия тоже не отставала от «цивилизованных» игроков, давила украинских конкурентов на общих рынках: и военных, и сырьевых, и машиностроительных. Хоть российская космическая промышленность покупала продукцию Южного Машиностроительного Завода, но на внешнем рынке являлась для ЮМЗ главным конкурентом. По сути, многие заводы Украины сидели на «игле» российских заказов, но стоило им начать торговать с другими партнерами, и вдруг оказывалось, что «броня потрескалась» и уже заключенные сделки отменялись в пользу России. ■ Из Интернета: Ирак отказался от 42 украинских «БТР—4». В машинах обнаружили трещины в корпусе. Вместо них армия Ирака решила взять на вооружение российские «БТР—82». ■ Соглашение с ЕС было той самой попыткой «слезть с иглы» российских заказов. А заодно и вывести часть бизнеса из—под «московских». Вопрос в том, кто покупатель. Но это детали. Главное, что «московским» эти движения не понравились. Януковичу объяснили, как он не прав, и «сделка века» была отложена. Вы же понимаете, что если «девушка» хочет поменять су... партнера, так можно договориться. Встретиться втроем, перетереть. Но вот так, внезапно, кинуть своего «стратегического партнера» — это не по понятиям. ■ К сожалению, Запад так и не постиг таинственную русскую душу. Это не значит, что акулы Сити и Уолл—Стрита — сама честность и благородство. Просто там понятия другие, сложившиеся за многие десятилетия ранее, когда русский и украинский бизнес даже не планировался. Да и «кинуть» Россию — было делом привычным и всеми джентльменами одобряемым. ■ И когда Украина под давлением России отказалась от соглашения с ЕС, транснацбандюганы осерчали. «Янукович обещал подписать договор об ассоциации с ЕС, а потом не подписал. Обещания надо выполнять!» — так ответил Президент Европарламента на вопрос Наталии Витренко, как он относится к свержению Януковича и приходу к власти на Украине неонацистов. ■ Но, как говорится, на любой ЕС найдется свой болт. Он приплыл на десантных кораблях и приехал на новеньких тиграх. Но почему именно 27—го, а не раньше? Почему так долго Путин говорил, что готов работать с любым правительством? Да потому, что он уже договорился и с Европарламентом, и с украинской оппозицией. Возможно, были заключены предварительные соглашения по «цивилизованному» переделу украинского рынка. И, скорее всего, Путин и все, кто за ним стоит, до последнего надеялись, что кончится цирк с покрышками и начнется нормальный деловой разговор. ■ Но тут «как черт из табакерки» появился Правый сектор. А ещё начали захватывать местные и центральные госреестры. А ещё есть донесения агентуры. А ещё есть обещания и неспособность их выполнить уже новой властью. Вспомните, как сжимались кулаки у Кличко, когда ему, пожавшему руку ненавистному Януковичу, удалось подписать договор, который всех мог привести к миру и нормальным деловым отношениям. А тут выскакивают экстремисты и рушат все планы. Вы думаете, случайно Виталий Владимирович не вошел во временное правительство? Он просто оставил себе свободу маневра. ■ Игра не окончена.Надежды надеждами, а готовность к разным сценариям никто не отменял. Посмотрите, как мягко и неотвратимо ВВП подает сигналы. Вначале триколор над Верховной Радой Крыма. Потом под триколором весь полуостров с полностью заблокированными украинскими флотом и армией. Потом «воскресает» Янукович. Как вовремя! А все надеялись, что он сделал пластическую операцию и исчез навсегда. Потом эта крайне неприятная ситуация с легитимностью временного правительства, при живом—то всенародно избранном президенте, и этими невыполненными обещаниями (гарантиями?) министров иностранных дел Германии, Польши и Франции. ■ 02 марта Совет Федерации России разрешает президенту использовать войска на территории Украины по своему усмотрению. 03 марта Дума принимает закон, упрощающий присоединение к России «бесхозных областей» по желанию проживающего на них населения. И флаги, флаги... Триколоры над администрациями Симферополя, Харькова, Луганска, Донецка, Днепропетровска, Запорожья, Одессы... И что интересно, Путин молчит! И войска как бы не вводит. А те, что есть во всех уголках Крыма, как бы и не его. ■ Но учения у границ идут, моторы ревут. И намеки понимают. В западных СМИ вдруг замечают националистов на Майдане. А также стойкость и терпение горящих, стоящих на одном месте милиционеров. И жестокость, агрессивность повстанцев. И даже то, что на Украине очень много русских, которые очень симпатизируют России. Вот австрийский парламентарий рассуждает о слишком жесткой, односторонней политике Европы по отношению к России и Путину. А германский политик советует решить противоречия Украины путем её федерализации. У НАТО вдруг оказываются более важные дала. Авианосцы США совсем не торопятся в Черное море. Слишком они большие, в Дарданеллы не пролезают. И Маккейн, старина Маккейн, советует решать все вопросы дипломатическим путем. Что делается, а? ■ Глядишь, и рубль международной валютой станет? ■ Но кто же стоит за третьей силой, заставившей Путина достать джокер? Кто бросил вызов России и ЕС? □ ■ © Shkolazhizni.ru

Admin: ■ Если бы и мне вдруг стало не лень самому написать о ситуации на Украине, то я написал бы что—то подобное, что национализм — это как наркотик, употреблять нужно постоянно и во всё больших количествах, иначе наступает ломка… ■ 15 марта 2014 года | Исраэль ШамирИсторический выборИсраэль Шамир о том, что даст референдум Крыму ■ Фото РИА Новости Недолго осталось ждать результатов референдума в Крыму. Хотя его результаты невозможно предсказать наверняка, судя по опросам общественного мнения, и по нашим ощущениям, он закончится ясным волеизъявлением — вместе с Россией. Это хороший результат, его заслуживают и народ России, и народ Крыма. ■ Для русских в Крыму все ясно. Крым — интегральная часть России, с ним связана русская культура. В Крыму творил Пушкин; Максимилиан Волошин принимал Мандельштама. В Крыму служил молодой Лев Толстой, за Крым воевали и погибали русские солдаты и матросы во многих войнах. В Крыму стоит город—герой Севастополь, оплот русского флота, который хочет отобрать Юлия Тимошенко. И русские крымчане рады вернуться в лоно России, тем более, что случай представился — законной власти на Украине нет, и идти под националистический олигархат Киева никакого резона им нет. ■ Но в Крыму живут не только этнические русские. И многие из них, судя по опросам, тоже проголосуют за присоединение к России. Почему украинцы (а также татары, евреи, болгары, греки и другие) делают такой выбор? ■ Выбор на крымском референдуме — это исторический выбор. Но не выбор между Украиной и Россией. Это выбор между широкой русской цивилизацией, включающей русских и украинцев, Пушкина и Гоголя — и украинским партикуляризмом Тараса и Леси. Между русскими, украинцами, белорусами различия не острее, чем между русскими Сибири, Кубани и Архангельска. Они все — часть русского мира. К русскому миру относятся и дети других народов, испокон веков живущих вместе с русскими. ■ В этом мире дышится легче, чем в узких национальных квартирах. Я знаю это по себе. Евреи одни из первых испытали соблазн национализма, и многие поддались на сионистские уговоры. Уехали в Израиль, попробовали подышать национальным воздухом — и многих, очень многих потянуло обратно, в русский мир, в котором человек важнее, чем его национальность. Такой же выбор сделали сотни тысяч азербайджанцев, грузин, прибалтов, молдаван, таджиков и украинцев, нюхнувших национализм чистого настоя в своих титульных республиках. ■ Недаром кричат в Донецке «А чем мы хуже Крыма?» Жители Донецка и Одессы тоже хотят уйти из—под власти Киева. Не потому, что они русские, а не украинцы. А потому, что жители Одессы и Ялты, Харькова и Донецка, как и многие киевляне — этнические русские, украинцы, татары, евреи — против украинского национализма. Двадцать лет Украину заряжали национализмом по самое не могу. Национализм был призван подменить коммунизм, социализм, мечты о переустройстве общества на справедливый лад, поссорить с русскими. Поэтому его поддержали олигархи — для них память о Советском Союзе нож вострый. ■ Главный противник украинского национализма — не русский национализм, как это представляют враги России и Украины, а русская цивилизационная идентичность. В замечательной и не оцененной по заслугам статье «Россия: национальный вопрос» от января 2012 года Путин пишет о «великой миссии русских … языком, культурой, «всемирной отзывчивостью», по определению Федора Достоевского, скреплять русских армян, русских азербайджанцев, русских немцев, русских татар, скреплять в такой тип государства—цивилизации, где нет «нацменов», а принцип распознания «свой—чужой» определяется общей культурой и общими ценностями». Носителем русской культурной доминанты, продолжает Путин, «выступают не только этнические русские, но и все носители такой идентичности независимо от национальности». ■ Примером такой русской культурной доминанты может послужить, кроме Крыма и Новороссии, также и Приднестровье, где живут вместе русские, украинцы, молдаване, евреи, гагаузы. Приднестровский автор Ефим Бершин рассказывает, как под давлением ярого молдавского национализма сплотились люди Приднестровья, «где, как в некоем историческом котле, переварены десятки наций. Люди почувствовали, что над их многонациональным сообществом нависла смертельная угроза. А потому приоритету прав отдельно взятой нации противопоставили приоритет прав человека. Национализму — интернационализм. Введению одного государственного языка — многоязычие». ■ В то время, как националистическая Украина борется с русским языком и заставляет пользоваться «мовой», в Крыму, как и повсюду в России, можно пользоваться любым родным языком. Русский наравне с украинским и крымско—татарским стали официальными языками Крыма. В одном смысле Россия ближе к Европе и Америке, чем Украина. Подобно Европе и Америке, в отличие от Украины и некоторых других союзных республик, — Россия не отравлена ядом национализма. ■ Как же, как же, закричат мне оппоненты. А скинхеды, а Бирюлево, а обиды мигрантов? Конечно, и все же. Очень мало народу вовлечено в националистические движения в России. На Русские Марши мало кто выходит — меньше, чем на марши за вкусную и здоровую пищу. Хоть и ужасно жаль распада СССР, но с уходом республик ушел и потенциал национализма. Есть националисты в Прибалтике, в Закавказье, в Средней Азии и Молдове, Западной Украине, а сама Россия — чиста. Поэтому ядовитый союз националистов и олигархов, победивший в Киеве, потерпел поражение в Москве. Поэтому Россия привлекает Крым и Новороссию, менее зараженные национализмом регионы. ■ Возможно, слишком строг был Сталин, но, уроженец националистической Грузии, он понимал опасность национализма, и боролся с ним беспощадно. Понимали опасность национализма и американцы — и изо всех сил старались раздувать национальную рознь в СССР. Для этого на десятках языков вещало «Радио Свобода», натравливая украинцев и кавказцев на русских. Понял это и Путин, когда он остановил националистов, призывавших к созданию «чисто русского государства» под лозунгом самоопределения. Он справедливо сказал: «русский народ давно самоопределился. Самоопределение русского народа — это полиэтническая цивилизация, скрепленная русским культурным ядром. И этот выбор русский народ подтверждал раз за разом — и не на плебисцитах и референдумах, а кровью». ■ Русские ультра—националисты ничуть не лучше, чем «Правый Сектор» или фанатики—сионисты — они такие же ожесточенные враги Путина и современной России. Стояли они и на Болотной — на стороне олигархов и белоленточников. Сейчас они разделились: одни приветствуют присоединение Крыма и призывают отстоять Юго—Восток, другие полностью поддерживают Майдан. С последними все понятно — они возобновили выкованный в СС союз бандеровцев и власовцев. А первые? Они более хитрые, но не менее вредные. С виду они стали на правильный путь, но только с виду. На своих сайтах они стараются вбить клин между русскими и крымскими татарами, создают миф о фанатизме крымских татар, об их готовности развязать партизанскую войну. ■ Это неправда. Украинский философ Василий Муравицкий, человек, знающий крымских татар не понаслышке, пишет: «Не хочет воссоединения Крыма с Россией политическая элита татар, издавна связанная с украинским националистическим движением. Простой же крымский татарин совершенно далёк от политических игр и идеологических тонкостей. Хорошая работа и занятость, возможность посещать татарскую (не радикальную) мечеть и спокойно придерживаться своих традиций — это для него ценнее заявлений Меджлиса. Если в начале 1990—х поддержка Меджлиса составляла 90%, сегодня — 18%. Вот эти 18—20% крымских татар, возможно, поддерживают Евромайдан, 60—70% аполитичны и занимаются исключительно вопросами выживания и содержания своих семей, и где—то 10—15% — активно против Евромайдана». Он исключает возможность татарской ирреденты — если Россия не совершит больших ошибок. ■ Как мы знаем, российское руководство прилагает немалые усилия, чтобы привлечь крымских татар на свою сторону. При других обстоятельствах можно было бы ожидать активного вмешательства Турции, которое осложнило бы положение. Но Турция сейчас переживает очень сложный период своей истории, ожесточенную борьбу между Эрдоганом и Гюленом, которая по мнению ведущего российского эксперта Александра Сотниченко, нейтрализует ее влияние и гарантирует невмешательство — если те или иные националисты не повредят тонкой ткани сосуществования. ■ Поэтому мы можем надеяться, что после референдума жители Крыма смогут вздохнуть свободно, и заживут, не испытывая гонений только потому, что говорят на ином языке или принадлежат к другой нации — как и везде в России. И они смогут сказать, как в «Слове», «села рады, веселы грады».

Admin: ■ Мир вокруг нас ■ Опубликовано 08—03—2014 ■ Александр ЯгольникЗачем России нужны дополнительные войска в Крыму? Часть 5Когда президент самой большой страны в мире негативно отзывается о каком—то олигархе, то самое лучшее, что может сделать этот олигарх, как показывает опыт, зайти к пластическому хирургу, а потом затеряться где нибудь в Гондурасе. Иначе ни британский паспорт не поможет, ни израильский. □ ■ Duncan Andison, Shutterstock.com □ ■ На пресс—конференции, посвященной кризису на Украине, Владимир Владимирович упомянул имя Коломойского, который «даже нашего олигарха Абрамовича надул». ■ В феврале стремительно менялись события. Рухнула законная власть в Киеве. К власти пришли правые радикалы. Янукович бежал в Россию. На востоке Украины начались пророссийские митинги. Крым объявил о своем желании отделиться от Киева. На полуострове появились вооруженные люди без знаков различия, которые полностью блокировали украинские войска. В Ростове выступил Янукович с призывом вернуться к договорам от 21 февраля и вопросом к Путину, почему он молчит? Да, да! Весь мир, затаив дыхание ждал, что скажет Путин. А он молчал! Ему даже войска разрешили вводить на Украину. А он ни гу—гу. ■ И вот, наконец—то, Путин выступает с речью по поводу Украины и Крыма, отвечает на вопросы журналистов и между делом говорит о «проходимце Коломойском». Армии сильнейших государств Европы и Америки в напряжении последние недели. Уже говорят о третьей мировой войне. А президент говорит о каком—то «проходимце»! Это как? Попробуем разобраться. ■ Вы, наверное, думаете, что судьба Украины сейчас решается в Москве, Киеве или Вашингтоне? Вы ошибаетесь. Может быть, в Симферополе? Харькове? Донецке? Ещё раз ошибаетесь. Сегодня судьба Украины решается в Днепропетровске. ■ Отвлечемся немного от революций и поговорим об этом замечательном городе. Эта столица Новороссии планировалась как южная, третья после Москвы и Санкт—Петербурга, столица Российской империи. В нем всегда были очень сильны исторические, экономические и культурные связи с Россией. И в советское время, и в новейшее русский язык был основным языком общения в этом городе. С детства я удивлялся обилию на улицах вывесок на украинском языке, которые никто не читал. Например, стриглись люди в парикмахерской под вывеской «Перукарня». При коммунистах в книжном магазине на русском были только материалы партийных съездов. А редкий в СССР Жюль Верн свободно лежал, но на украинском языке. И никто его особо не покупал. Радио, ТВ — всё было на украинском, кроме Первого общесоюзного канала. Помню, очень мне нравились «ядерни човны», упоминаемые политическими обозревателями. Впрочем, всё это не мешало использовать в повседневной речи исключительно русский, на котором загадочные човны превращались в атомные подводные лодки. ■ Когда Союз распался и Украина обрела независимость, украинские вывески остались только на административных зданиях. На вокзальной площади на крыше надпись «Слава КПРС!» заменили на «SAMSUNG». А все коммерческие вывески стали на русском языке. Исчезли с полок книжных магазинов книги на украинском. Зато их заполнили Донцова и Маринина на русском. ■ Одно из крупнейших предприятий Днепропетровска, Южный машиностроительный завод, гордость украинской космической промышленности, основные заказы выполняет для России. Выпускники Днепропетровского государственного университета живут и работают не только в Украине, но и в соседней стране. В общем, это очень культурный и развитый город, имеющий крепкие связи с Россией. ■ Когда начался Майдан, большинство горожан отнеслись к нему достаточно спокойно. Хотя и разгорались порой жаркие «кухонные» споры, нужен этот Майдан или нет, поначалу это была скорее тема для шуток и теоретических баталий. Однако 22 февраля на главной площади Днепропетровска спилили памятник Ленину. Ильич сопротивлялся 6 часов. Но никто из милиционеров не мешал его ломать. Администрацию захватила без особых проблем молодежь из Правого сектора. Если учесть, что ПС и Свобода никогда не пользовались особой популярностью в Днепропетровске, если учесть, что Днепропетровск — родина и место жительство одного из видных деятелей Партии регионов Олега Царева, то становится странной такая стремительная и бескровная победа эмиссаров Майдана. ■ Правда, город вскоре очнулся от шока. Начались антимайданные митинги, появились российские флаги. Но такого ожесточения, как в Харькове и Донецке, не было. Казалось, что кто—то крепко контролирует ситуацию. «Русский» город оказался вдруг самым тихим. Почему? ■ Если оглянуться на историю Днепропетровска, то можно увидеть интересную закономерность... ■ Брежнев Леонид Ильич. Руководитель СССР с 1964 по 1982 год. Родился в Днепропетровской области. Руководил Днепропетровской партийной организацией с 1958 года. ■ Кучма Леонид Данилович. Президент Украины с 1994 по 2004 год. Руководил Днепропетровским Южным машиностроительным заводом с 1986 по 1992 год. ■ Тимошенко Юлия Владимировна. Премьер—министр Украины с 2007 по 2010 год. Кандидат в президенты Украины в 2010 году. Лидер «Оранжевой революции» в 2004 году. Родилась в Днепропетровске. ■ Царев Олег Анатольевич. С 2005 года один из активнейших деятелей Партии регионов, советник Премьер—министра с 2012 года. Председатель Антифашистского форума Украины. Сторонник предоставления русскому языку статуса государственного. Родился и живет в Днепропетровске. ■ Ярош Дмитрий Анатольевич. Лидер Правого сектора. Один из основных виновников срыва договоренностей между Януковичем и оппозицией 21 февраля. В результате стала возможной ситуация, когда у страны два президента и сомнительная легитимность действующей киевской власти. Сторонник радикальных действий во внешней и внутренней политике. Считает Россию первым врагом Украины. Родился в Днепродзержинске Днепропетровской области. ■ Коломойский Игорь Валерьевич. Второй человек по богатству в Украине. Губернатор Днепропетровской области с марта 2014 года. Создатель финансово—промышленной группы «Приват», включающей в себя один из крупнейших украинских банков «ПриватБанк», а также более сотни предприятий по всей Украине и в мире, включая Россию. Родился в Днепропетровске. ■ Таким образом, в одном и том же месте родились, сформировались как личности руководитель СССР, руководитель Украины, а также влиятельнейшие люди Украины, от которых зависела и будет зависеть судьба этой страны. Уж не инкубатор ли там лидеров? ■ Впрочем, нас пока интересует нынешний губернатор Днепропетровска Коломойский и его роль в украинском кризисе, о которой я расскажу в следующей статье. □ ■ © Shkolazhizni.ru

Admin: ■ Мир вокруг нас ■ Опубликовано 10—03—2014 ■ Александр ЯгольникЗачем России нужны дополнительные войска в Крыму? Часть 6Жили были два олигарха — Рома и Беня. Они дружили, насколько это возможно у олигархов, ходили друг к другу в гости и даже вели общий бизнес. А потом грянул мировой кризис, и Беня решил, что свой доллар ближе к телу, кинул Рому. Рома затаил обиду. А потом «в гости» к Бене пришли два десантных корабля с Балтики. □ ■ wavebreakmedia, Shutterstock.com □ ■ Коломойский Игорь Валерьевич, известный в узких кругах как Беня, личность легендарная. Наш Ходорковский перед ним, что ботаник перед громилой. Этот комсомолец, спортсмен—шахматист и просто умный человек занялся кооперацией в далекие 80—е годы. Его папа не был министром или партийным руководителем. Поэтому все свои миллиарды он заработал исключительно благодаря своей голове и навыкам шахматиста. Ваучерная приватизация стала подарком для таких оборотистых людей. Затем, удачно оседлав в 90—е нефтяную и банковскую тему, сойдясь с земляком Лазаренко, он начал потихоньку собирать свою империю «Приват». Шаг за шагом, подбирая союзников и убирая противников он за двадцать лет поднял свои доходы от зарплаты советского инженера до четырех миллиардов долларов, став вторым после Ахметова миллиардером Украины. ■ Вы верите, что можно быть честным, законопослушным, не пролить ни капли чужой крови и слезинки ребенка и стать при этом миллиардером на постсоветском пространстве на рынке, переполненном конкурентами? Вот и я не верю. Когда Коломойский вышел на уровень города, он столкнулся с такими же «умными и активными людьми». Например, с Максимом Курочкиным, прозванным «Бешеным». Этот «мощно одаренный от природы», по словам политолога Марата Гельмана, человек отличился взятием под свой контроль рынка Лужники в Москве. Затем, «с руками по локоть в крови», он покусился на святое — днепропетровский рынок «Озерка». Однако ни тесные связи с политиками Украины, ни боевые группы не позволили ему не только «взять Озерку», но и дожить до глубокой старости. Его застрелил снайпер прямо во дворе киевского суда. А «Озерку», как вы догадались, контролирует ныне группа «Приват». Вот что значит в 2004 году поставить не на ту лошадку. Поставил бы Макс на Ющенко, остался бы жить. Или просто не повезло столкнуться с Коломойским? ■ Кстати, когда в 2006 году людьми Курочкина была предпринята попытка вооруженного захвата дирекции рынка «Озерка», положил их лицом в землю местный отряд Беркут. Впрочем, то был не бандитизм, не грабеж, а неудачный рейдерский захват. Сам Беня делал такие захваты изящно и почти всегда успешно. Для этого у него имеются специально обученные и вооруженные люди. Думаю, их снабжают несколько лучше, чем днепропетровских десантников. Поэтому кадровых вопросов у этой организации не возникает. ■ Кроме боевиков—рейдеров у Коломойского всегда хорошее политическое прикрытие. Так в 2004 году он поддерживал Тимошенко. А в 2005 году удвоил свой капитал. Правда, в том же году Тимошенко подала в отставку из—за разногласий с Ющенко... по делу Никопольского завода ферросплавов. Коломойский пытался «отжать» этот завод у Пинчука Михаила Ароновича. Но, во—первых, тогда это был один из богатейших людей Украины. Во—вторых, зять бывшего президента Кучмы. Президент—то бывший, но связи—то остались. В—третьих, вы будете смеяться, но Пинчук успел поработать 15 лет в Днепропетровске. Как говорится, нашла «коса» на Ющенко. В итоге Коломойский отозвал своих рейдеров, Юля ушла в отставку, а дело с Пинчуком решили миром. С тех пор Коломойский реже стал использовать бравых ребят в масках, прибегая к более утонченным схемам. ■ Так в деле с Криворожским железнорудным комбинатом Коломойский продал тому же Пинчуку компанию Alcross на Британских Виргинских островах, которая, как утверждал Игорь Валерьевич, владела контрольным пакетом акций КЖРК. Как потом оказалось, Alcross имела нулевой баланс и нулевые активы. Это ж прям наперстки какие—то. На Украине есть поговорка: «Там, где один хохол прошел, двум евреям делать нечего». Похоже, в Днепропетровске родился убойный гибрид. Но и Беня порой делает ошибки. ■ В 2010 году Коломойский «отжал» Кременчугский НПЗ у бизнесменов Татарстана. Кто же знал, что всего через четыре года Президент Татарстана Рустам Минниханов пришлет дружественную делегацию казанских татар в Крым, и те очень быстро успокоят своих крымских собратьев? ■ О Коломойском, возможно, напишут романы. И слава Бени Крика, героя Бабеля, померкнет перед славой нового Бени. Как говорится, «полиция кончается там, где начинается Беня». Но причем здесь украинский кризис? ■ Вы можете сказать, какое мне дело до разборок миллиардеров? У них своя свадьба, у нас — своя. И вы будете правы. Но иногда у богатого человека, после приобретения очередного миллиарда, в мозгу переключается тумблер и включается «режим бога». Он понимает, что может менять историю мира, кроить границы государств, используя людей как расходный материал. Ему уже скучно просто приобретать деньги. Ему хочется азарта, драйва! А что может быть более увлекательным, чем «игра в войнушку» на реальном поле? И тогда войны олигархов перестают быть только их делами. Они становятся судьбою вашей и ваших близких. ■ По моему мнению, к началу десятых годов украинская «золотая сотня» достигла всего, чего можно достичь в Украине. Дальнейший ее рост был остановлен грозным, сильным, богатым противником, за которым стоит мощь самой большой страны мира. Российский бизнес — это уже не Макс Бешеный. Это Фридман, Алекперов, Абрамович, Дерипаска. Российский капитал в Украине против украинского — это слон против Моськи. И поэтому у Ахметова, Коломойского, Фирташа есть два пути: стать частью российского капитала или разыграть национальную карту, привлекая мощного антироссийского союзника. Например, ЕС или США. ■ В истории Украины уже во времена гетманов не раз использовалась тактика смены сильного союзника. Тот же Богдан Хмельницкий то польскому королю присягал, то турецкому султану, то московскому царю. Сопровождалось это войнами между странами, грабежом Украины и неизменным ростом значимости того или иного гетмана. Правда, до первой виселицы. ■ Времена гетманов миновали. Но метод игры «слабой страны в окружении сильных соперников» остался. Коломойский и компания решили стравить три силы: Россию, ЕС и США, чтобы, пока «слоны» дерутся, урвать свой кусок Украины под лозунгом возвращения национальных богатств, отнятых «российскими захватчиками». ■ А как же «Свобода» & «Правый сектор»? «Бандеровцы», захватившие Киев? ■ Всё будет. Дождитесь следующей статьи. □ ■ © Shkolazhizni.ru

Admin: Мэлор СтуруаРеферендум состоялся — начинаются санкцииСША еще раз заявили, что не собираются признавать итоги голосования в Крыму □ ■ «Мы возвращаемся домой. Крым вступил в Россию!» — провозгласил премьер—министр Крыма Сергей Аксенов на площади Ленина в Симферополе. Толпа бушевала. Гремели оркестры. Развивались российские флаги. На Западе результаты Крымского референдума никого не удивили и не убедили. Запад по—прежнему считает этот референдум нарушением международного права и Устава ООН. Россия наоборот считает референдум вполне законным и отвечающим всем нормам международного права. Поэтому дискуссия в чисто юридическом плане напоминает диалог глухих. ■ Диалогом глухих, по сути дела, был и очередной телефонный разговор между президентом США Бараком Обамой и президентом России Владимиром Путиным. В заявлении, сделанном Белым домом говорится, что «Президент Обама подчеркнул: Крымский «референдум» нарушает украинскую конституцию и был проведен под давлением российской военной интервенции». В заявлении говорится также, что итоги референдума никуда не будут признаны США и международной общественностью: «Президент подчеркнул, что действия России нарушили суверенитет Украины и её территориальную целостность. В связи с этим мы, координируя с нашими европейскими партнерами, готовимся наложить санкции, которые будут стоить дополнительных расходов России». ■ Здесь считают, что референдум о независимости Крыма и о его вступлении в состав России сталкивает США и Россию. Такого столкновения между этими странами ещё не было со времен «холодной войны», говорят здешние наблюдатели. ■ Диалогом глухих был и телефонный диалог между государственным секретарем США Джоном Керри и министром иностранных дел России Сергеем Лавровым. Керри, как и его шеф, заявил Лаврову, что США рассматривают Крымский референдум, как юридически несостоятельный, поскольку он противоречит украинским законам. Опять—таки подобно шефу, Керри сказал, что США не признают результаты этого референдума. ■ За Вашингтоном последовал и Брюссель. Европейский Союз снова заклеймил референдум и призвал Россию отозвать свои войска из региона. Евросоюз также как и США охарактеризовал референдум как юридически ничтожный и снова пригрозил санкциями. ■ На данном этапе европейские государства, входящие в ЕС, а также США, объявили только о некоторых точечных ударах против российских государственных деятелей и бизнесменов. Запад заявляет, что эти санкции начнут усиливаться, если после референдума Россия примет Крым в свою Федерацию. ■ Вполне естественно, что украинское правительство в Киеве тоже отвергло референдум, как несостоятельный. Исполняющий обязанности премьер—министра Арсений Яценюк заявил, что и международное право, и украинская Конституция перечеркивают Крымский референдум. ■ Российские войска и так называемые «отряды самообороны» полностью контролируют Крымский полуостров. Исполняющий обязанности министра обороны Украины Ихор Теньюк заявил, что Украина достигла соглашения «с российской стороной» по поводу того, что российские власти разрешат Украине обеспечить продовольствием и базовыми продуктами украинские военные базы в Крыму, которые заблокированы вот уже несколько дней. Теньюк заявил на заседании совета министров Украины, что в Крыму сейчас находятся 21500 российских солдат. Россия, как известно, по договору с Украиной имеет право держать на Севастопольской военно—морской базе до 25 тысяч военного персонала. Однако заявляет Украина, нарушение касается не столько количества войск, сколько его расположения. Теньюк также сообщил, что украинские вооруженные силы пододвинулись к востоку и югу Украины, к линии вдоль которой сосредоточены и российские военные подразделения. ■ Еще один разговор глухих состоялся между Берлином и Москвой. Канцлер Германии Ангела Меркель раскритиковала поведение российских военных в районе Херсона в разговоре с президентом Путиным. Она сказала, что продолжение такой линии может привести к «катастрофе». Меркель в своем разговоре с Путиным настаивала на увеличении числа наблюдателей от Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе. Она настаивала на том, чтобы эти наблюдатели имели возможность немедленно направляться в те районы, в которых возникают или могут возникнуть непредвиденные столкновения. Это в особенности касается Восточной Украины. Кроме того, Меркель настаивала на том, чтобы Путин вступил в прямые переговоры с украинским правительством в Киеве. В кремлевской версии этот телефонный разговор характеризуется как «конструктивная дискуссия» по поводу посылки наблюдателей Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе с миссией в Украину». Путин выразил Меркель свои опасения по поводу деятельности «радикальных групп», которые действуют в контакте с Киевом. Эти группы, по словам российского президента, нагнетают напряженность в Восточной и Юго—восточной Украине. Естественно, президент Путин вновь подчеркнул полную законность состоявшегося в Крыме референдума. ■ Украинское правительство потребовало от Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе посылки миссии дипломатического мониторинга в Украину. Напомню, что военный наблюдатель ОБСЕ, который находится сейчас в Украине не мог пробиться в Крым. ■ Голосование в Госдуме по поводу принятия Крыма в состав Российской Федерации назначено, как известно, на пятницу. Бывший американский посол в Южной Корее, Ираке и Польше Кристофер Хилл охарактеризовал день Крымского референдума, как «плохой день в отношениях восток—запад». «Путин не оставил никакого выбора нашему президенту. Наш президент вынужден прибегнуть к санкциям. Естественно господин Путин вернется и установит свои собственные санкции. Боюсь, что концом всего этого будет изоляция России. Но, и в этом вся проблема, я не думаю, что господина Путина это беспокоит. Мне кажется, что это то, куда он собирается вести Россию». ■ Взвешивая санкции, которые Запад может наложить на Россию и ответные санкции, которые может наложить Россия, экономические наблюдатели считают, что в минусах останется российская сторона. ■ Разумеется, говорят эти наблюдатели, санкции больно ударят по обеим сторонам. Но Европейский Союз экспортирует в Россию всего лишь один процент своего ГДП, а Россия экспортирует в Европейский Союз приблизительно 15%. Цитируются слова бывшего министра финансов Алексея Кудрина о том, что даже ограниченные санкции сильно ударят по зарубежным и внутренним инвестициям России. Западные банки уже закрывают кредиты. Это грозит тем, что российская экономика не будет расти в ближайшие годы. Не сладко приходится и российским денежным рынкам. В этом году индексы на московских биржах упали в среднем на 20%, а рубль опустился до рекордно низкого уровня по сравнению с долларом. Инвесторы увели из России 33 миллиарда долларов в январе и феврале. Согласно здешним прогнозам, эта цифра к концу марта может возрасти до 55 миллиардов долларов. ■ Помимо санкций на плечи России лягут тяготы, связанные с поддержкой Крыма. Крымский полуостров зависит от Украины на данный момент приблизительно на 70% своего бюджета. 90% воды, энергии и продовольствия поступают также с Украины. Директор Вильсоновского центра Пялинский говорит: «Для России снабжение Крыма ежедневными продуктами для населения может превратиться в очень большую проблему». Согласно подсчетам профессора Университета Торонто Хелены Голани, России придется тратить на Крым ежегодно 10 миллиардов долларов в течение пяти лет для строительства инфраструктуры, поддержки пенсионных и социальных нужд. Что касается снабжения энергетическими ресурсами, то считается, что если кризис не перекинется на другие регионы Украины, Россия и Запад договорятся, и Европа будет получать необходимые запасы нефти и газа. ■ По словам той же Голани, Россия находится экономически в ослабленном состоянии и не может позволить себе потери экспортных доходов. К тому же угрозы перекрытия газовых поставок ныне будут менее действенны, чем в 2009 году. Дело в том, что европейцы сделали значительные запасы газа. И погода становится всё теплее. ■ Европейские рынки, разумеется, тоже почувствуют «боль», хотя и средней силы от потерь, вызванных ответными санкциями России. По—видимому, больше всех может пострадать Германия, поскольку шесть тысяч германских компаний так или иначе завязаны на бизнесе в России. Тем не менее, экономисты считают, что эти трудности для Германии преодолимы. По мнению Шмидлинга, германская экономика может замедлиться на 0,1 или 0,2 процента, если, конечно, кризис ограничится одним Крымом. ■ Сенатор Джон Маккейн, республиканец из штата Аризоны, всё больше становится лидером наиболее активных критиков России. Он требует от президента Обамы и Конгресса окончательно поставить точку на дипломатии «перезагрузки». Маккейн говорит: «Соединенные Штаты Америки в первую очередь должны фундаментально пересмотреть наши отношения с Владимиром Путиным». Вернувшись только что с Украины, сенатор Маккейн подверг уничтожающей критике политику Обамы в отношении России и лично президента Путина. Он заявил, что Белый дом проявляет «удивительную наивность», когда ведет дела с Москвой. «Больше никаких кнопок «перезагрузки». Больше никаких фраз вроде «скажите Владимиру, что я буду гибким». Ведите себя с Путиным так, какой он есть — индивидуум, верящий в восстановление старой российской империи». ■ Тем не менее, Маккейн предупреждает, что он не хочет возвращения «холодной войны», а тем более посылки американских войск в оккупированный россиянами Крым. Однако в какой—то форме Вашингтон должен помочь в военном отношении украинскому правительству, считает он. «Нам необходимо иметь долгосрочный план военной помощи Украине, поскольку только одному Богу известно, что сделает Владимир Путин в дальнейшем. Он считает Украину важной частью своего видения Российской империи. И мы должны понимать это», — говорит Маккейн. ■ Маккейн назвал Россию «бензоколонкой, маскирующейся под государство». «Поскольку Россия зависит от нефти и газа, которые движут ее экономикой, наши санкции должны бить именно по этим целям». Маккейн ведет стрельбу, так сказать, из двустволки. Один его ствол бьет по России, второй — по Обаме. «Крым показал отсутствие реализма, как характерной черты внешней политики президента Обамы», — говорит Маккейн.



полная версия страницы