Форум

Политика, экономика, общество, культура — расследования, мнения, комментарии. Часть 1

Admin: ■ Тематические и аналитически публикации, статьи, обзоры, эссе и комментарииПолитика, экономика, общество, культураРасследования, мнения, комментарииЧасть 1

Ответов - 300, стр: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 All

Admin: Хохлы — то ли европейцы, то ли чертиЗахар Прилепин □ ■ Антон Палыч Чехов про украинцев: «У этого человека, талантливого немножко и неглупого, есть в голове какой–то хохлацкий гвоздик, который мешает ему заниматься делом и доводить дело до конца…» ■ И ещё: «Хохлы упрямый народ: им кажется великолепным всё то, что они изрекают, и свои хохлацкие великие истины они ставят так высоко, что жертвуют им не только художественной правдой, но даже здравым смыслом». ■ Это про всё сразу: и про «суверенную историю Украины» (сначала жертвуем художественной правдой, потом здравым смыслом, потом начинаем в людей стрелять, защищая свои «великие истины»), и про ту ахинею, которую несут они там, а их вернейшие поклонники здесь, и не столько даже про их прошлое, сколько про будущее, которое навсегда пребудет в этом, Чеховым подмеченном состоянии, когда всё «не до конца», на раскорячку: то ли европеец, то ли черти кто, то ли демократия, то ли живодёрка, зато с гвоздиком в голове, и ещё в одном месте. А с такими гвоздиками стигматов не бывает, сколько не истери.

Admin: ■ 10 июня 2015 года | Фёдор Шелов–КоведяевПод знаком шоуФёдор Шелов–Коведяев о баварской «семёрке» и не только ■ Саммит стран «Большой семерки» в Германии (Фото: EPA/ ТАСС) ■ Когда–то Егор Гайдар очень точно определил характер современной экономики. Он назвал её эмиссионно–долговой. В самом деле, модель, в которой все товарные рынки стали спекулятивными — на биржах теперь торгуются не объёмы реальных поставок, но обращаются выпущенные под них бумаги, — накачивает экономику пустой долларовой массой, стимулируя людей жить в долг. Итог, на сегодня, известен. Последствия лопнувших в 2008–м американских ипотечных схем у всех перед глазами: спровоцированный их сдуванием мировой кризис продолжается до сих пор. ■ А экономикоцентризм мировой политики надувает такие же пузыри и в международных отношениях. Формирование и схлопывание одного из них мы как раз и могли наблюдать накануне, в ходе и по окончании встречи «семи». Это не значит, что к возникновению подобных мыльных шариков позволительно относиться несерьёзно. Нет, — уже их существование само по себе, как показывают экономические параллели, очень опасно. ■ Просто не нужно впадать в амбицию и считать, что абстрактный «Запад» занимается исключительно поисками того, как бы нам покруче насолить. Признаю, что, глядя на происходящее, абстрагироваться от такого впечатления бывает непросто. Но: чем больше соблазн, тем менее ему надо поддаваться. Уж коли мы, русские, христиане. ■ Тем более что их там куда более, чем, скажем, Украина (иначе бы они вели себя с Киевом по–другому), занимает развитие ситуации в Китае, АТР и на Ближнем Востоке. С чем они, как и с Незалежной, без Москвы не справятся. ■ То же, что Россия пока находится на периферии внимания G7, стоило бы, если «по уму», обернуть себе на пользу. В таких условиях нам легче действовать в своих интересах. Как говорят в Одессе: на каждой беде надо уметь наварить. ■ Полезно также помнить, что, например, США в ХХ веке есть продукт наших талантов, безответственно выброшенных Совдепией за океан. Вот примеры. Авиапроекты Сикорского, мотоцикл Harley–Davidson Давыдова и Харламова, социология Питирима Сорокина, Голливуд, обязанный своим взлётом в 1930–е двум армянам и одному еврею из России. А ведь были ещё и авиаторы, учившие тамошних военных лётчиков. Не говоря уж о создателях мобильной связи, штучно вывозившихся в 70–е в Америку по списку Киссинджера в обмен (помните анекдот? так это правда!) на поставки зерна. Или о профессуре и офицерах, не водивших такси, зато открывших Западной Европе и Штатам новые горизонты гуманитарного знания — в философии, лингвистике, истории, географии … Пусть с Энди Уорхолом сложнее, так как его родители происходили с территории современной Словакии и были греко–католиками, но и он вырос в русинской семье Варгола. ■ Так что столкновения нашей и западной позиций мне лично напоминает пикировку отцов и детей, где старшинство принадлежит нам. А значит, нам надлежит быть более мудрыми и спокойными. Что и демонстрирует Путин. Чем, по законам жанра, вызывает ещё большее ожесточение у своих оппонентов. Что ж — и это вынесем. ■ Вернусь в баварские Альпы. Накануне саммита наши партнёры как–то по–детски суетились и нагнетали. Стоит вспомнить лишь недавнее, подкреплённое эсминцем «Росс» в Чёрном море и обещанием Госдепа помочь Латвии в борьбе с «российской пропагандой», заявление замгенсека НАТО Вершбоу (в середине «нулевых» он работал в Москве послом США): Донбасс слишком мал, чтобы диктовать условия Украине. ■ Здравствуйте, приехали! Куда ж делась «священная корова» защиты прав меньшинства? Или на Донецк и Луганск она не распространяется, поскольку львиная доля украинской промышленности живёт именно там? Тогда внутри одного отдельно взятого натовского чиновника бушует явный когнитивный диссонанс. Ровно Коломойский! Мы помним, как тот очаровательно признал шизофреничность своего поведения в противостоянии сПорошенко. ■ Дальше — больше. Финляндия (!) разослала письма миллиону резервистов. Генерал Демпси увидел угрозу в полётах русской стратегической авиации в международном пространстве, хотя Штаты их никогда и не прекращали. Увлекшись нагнетанием словес, Кэмерон, в ответ на идеи НАТО о «совместных ядерных миссиях», пригласил американские ракеты на свои острова. Ей–Богу, лучше бы один прислушался к ЦРУ, шеф которого считает, что внешняя политика нынешней администрации создаёт «дополнительные угрозы национальной безопасности США», и обеспокоен стремительной, по хакерским каналам, утечкой технологий из страны, а второй — к озабоченности Банка Англии рисками выхода Великобритании из ЕС. ■ Будто у Евросоюза нет проблемы Греции: она, тут как тут с очередным шантажом, заявила, что не будет ужесточать реформы ради погашения долгов. Или опасности фашизации Хорватии, которую усмотрел Месич, — сам далеко не ангел. Словно нет Турции, балансирующей, как показали прошедшие на днях парламентские выборы, на опасной грани внутренних и внешних напряжений. Наконец, Украины с её разгоном нового Майдана силами экстремистов, при полной апатии милиции чувствующих себя в Киеве вольготно, ни на чём не основанной яценюковой жаждой инвестиций при второй с конца позиции державы в «индексе несчастья» (инфляция + безработица) агентства Bloomberg и опасениями уже Белоруссии за свою границу при действующем киевском режиме. Одни итальянцы, японцы да Штайнмайер вкупе с Восточным комитетом экономики ФРГ жалели об отсутствии Путина в Баварии. Остальные манифестировали, что «тучи ходят хмуро». ■ Напрягались, как могли. Видимо, рассчитывая как-то вывести нашего президента из равновесия. И что же? Как показало его интервью итальянской прессе, они в очередной раз промахнулись. ■ Да и само давление оказалось постановкой. Уже накануне общей встречи Обама и Меркель смягчили риторику. На самом же саммите Москву мусолили порядком, но в его многостраничном коммюнике обнаружился тезис лишь о гипотетической возможности увеличить прессинг. Тут уж и премьер Финляндии поспешил присягнуть продолжению политики неприсоединения к НАТО. ■ В общем, брови грозно сдвигали много, а получился — конфуз. ■ Что, впрочем, не даёт нам права расслабляться и поворачиваться к проблеме спиной.

Admin: ■ 14 июня 2015 года | Александр Сивов Восточная Европа без гламураМировые СМИ замалчивают крах экономики этих стран ■ Фото: Zuma/ ТАСС □ ■ Прошла четверть века со времени начала так называемых «реформ» в странах Восточной Европы. Пора подводить некоторые итоги. Хотя бы с моей точки зрения — украинца, который во многих здешних государствах бывал в советские годы, а теперь в поисках работы пешком исходил этот регион вдоль и поперек. ■ Восточноевропейские страны представляли собой до 1989 года политические и экономические системы, развившиеся, в основном, под влиянием советской модели социализма. Однако эти системы отнюдь не стали маленькими зеркальными копиями наших порядков. Многие из которых, как мы теперь сознаем, оказались не самыми лучшими. Некоторые ошибки СССР бывшими союзниками Москвы сразу же были учтены. ■ Парадокс, но рядовой обыватель в Советском Союзе был тогда значительно лучше осведомлён о жизни в США и других странах Запада, чем о реалиях своих бывших друзей по Союзу экономической взаимопомощи (СЭВ). Так, к 70–ым годам прошлого века агропромышленный комплекс ряда стран Восточной Европы превзошёл по эффективности большую часть таких же производств в некоторых западноевропейских государствах. Средняя урожайность в передовых в этом отношении странах социалистического лагеря уже тогда достигала 50 центнеров с гектара. Что для СССР, впрочем, казалось сказкой. Процветало множество мелких кооперативных, семейных и частных магазинчиков и кафе. ■ Хотя и в Восточной Европе в каждой стране имела место, естественно, своя специфика. Прилавки магазинов в большинстве из них в 80–е годы ломились от товаров в широчайшем ассортименте, хотя, скажем, в Румынии и Польше в некоторые кризисные года бывали исключения. ■ При этом формально и их тогдашние деньги официально не были конвертируемыми. Однако столь жёсткого контроля за иностранной валютой, как в СССР, не было. Любой мог её запросто купить с рук и «отовариться» в валютном магазине. ■ Впрочем, курс «серого» рынка иностранной валюты получался искусственно заниженным, что несколько раздражало население. ■ И вот прошли четверть века пресловутых «реформ» в Восточной Европе. Чтобы правильно понять их результаты, нужно всегда припоминать известную цитату лауреата Нобелевской премии по экономике Пола Кругмана. В своей постоянной рубрике на страницах «Нью–Йорк таймс» он переводит сложные экономические понятия на обычный человеческий язык, советуя при этом: «Если вам надо будет выбирать, чему верить — официальной экономической статистике или своим собственным глазам — всегда верьте своим глазам». ■ Средние зарплаты сегодня в Польше, Чехии, Словакии и Венгрии — на бумаге! — приблизительно одинаковы. И составляют порядка 800 евро в месяц. Минимальные — порядка 350−400 евро. Безработица якобы лишь чуть превышает 10%. Вроде везде худо–бедно растёт ВВП. ■ Тем не менее — зарисовки с натуры. □ Польша □ ■ Самая высокая — на бумаге — средняя зарплата в Восточной Европе. Эквивалентна 900 евро! И одновременно самая чудовищная деиндустриализация и безработица среди всех стран региона. ■ Сначала о зарплате: речь идёт, во–первых, о тех немногих счастливцах, которые имеют работу. В том числе — временную и сезонную. ■ Во–вторых, о законной, официальной работе. В первую очередь она есть у большинства жителей Варшавы. Кое-что перепадает и другим крупным городам. В то время как провинция местами вернулась едва ли не к Средневековью. Не удивляйтесь, если услышите про поляков, которые соглашаются работать за менее чем половину минимально разрешённой по закону зарплаты. То есть, за 150−200 евро в месяц. И они ещё рады, что имеют хоть такие доходы. Но подобные заработки в статистику, естественно, не попадают и ее не портят. ■ В своё время заместитель председателя комиссии профсоюза «Солидарность» известной многим Гданькой судоверфи (где и появился этот профсоюз) пан Фредерик Радзиуш(Fryderyk Radziusz) давал мне интервью. И, в частности, заявил: — Бывшее руководство нашей верфи, а также фирмы «Synergia–99» и синдиката в Гдыни, перекупивших нашу верфь, — сплошное ворьё. Брали кредиты и не отдавали их. Зато покупали особняк за миллион долларов, и прочее, и прочее. Их сняли, возбуждены уголовные дела. К афёрам причастны также их родственники. Разобраться во всей этой каше с куплей–продажей невозможно, но не подлежит никакому сомнению, что махинации имели место. Нашу верфь продали за 70 миллионов злотых. В то время только на банковском счету у нас было 40 миллионов. Ещё были комплектующие, почти построенный корабль — живые деньги. Почему сразу после покупки верфи синдикатом Гдыни у нас демонтировали доки для строительства малых судов? Чтобы избавиться от нежелательной конкуренции? Да, на тот момент на них не было заказов, но они вполне могли бы появиться позже. На какие деньги покупают наши предприятия? Никому это не известно, масса финансовых афёр. Правительство молчит и о нелегальной оплате работников ниже официально установленного уровня. Это его не интересует. У него другая забота — провести своих сторонников в Европарламент. ■ Для сведения: эта огромная верфь была создана Германией ещё до Первой мировой войны. Там в значительной мере создавался её военный флот. Строили в Гданьске военные корабли и для России. Сегодня знаменитой верфи фактически нет. ■ В Польше рухнуло и сельское хозяйство. Проезжая по стране, обратите внимание на массу заброшенных полей, заросших кустарником. ■ А вот мнение другого поляка: — В Польше сейчас плохо. Страшная, не поддающаяся никакому описанию безработица. Заводы работают в лучшем случае частично. Зато повсюду открываются всё новые западные супермаркеты, разоряя местных коммерсантов. Интересно, что для них нанимают продавцов исключительно из лиц с высшим образованием. С людьми там обращаются как с собаками. Так обстоит дело у нас, в Варшаве. В провинции ещё хуже. □ Чехия □ ■ Номинально зарплаты даже чуть ниже, чем в Польше. Но какая огромная разница между этими странами! В отличие от Польши, Чехия ещё сохранила, даже в провинции, облик цивилизованной страны. Безработица очень высока, но не настолько, чтобы бомжевать, подобно полякам, по всей Западной Европе. И поля здесь обрабатываются. ■ Единый во времена Австро–Венгрии город Тешин разделён пополам между Польшей и Чехией. Я неоднократно проходил эту границу пешком. На чешской стороне функционирует вокзал, там курсируют многочисленные поезда. С польской стороны вокзал уже несколько лет, как закрыт. А какая разница сегодня в облике людей в той и этой части Тешина! ■ Полагаю, во многом потому, что Чехию окружают самые благополучные регионы Европы, которые в наименьшей степени затронули кризисные явления последних лет. Бавария — на западе и Австрия — на юге. Приграничное население старается любой ценой устроиться туда на работу. Утром — туда, вечером — обратно. А вот немцы регулярно едут в Чехию за стандартным набором: дешевые супермаркеты–«экотуризм»–дешевые порно и секс–салоны азартных игр. ■ У подавляющего числа приватизированных чешских заводов тоже существуют серьёзные проблемы. Но в силу близости к промышленным центрам Баварии и Австрии, с которыми удалось худо–бедно наладить кооперацию, эти проблемы не настолько кошмарны, как в Польше. □ Венгрия □ ■ Когда–то здесь строили «рыночный социализм». Особое процветал мелкий частный сектор. Ограничения на его деятельность касалось, в основном, количества наёмных рабочих. Частный хозяин имел право нанять всех своих родственников и в дополнение к ним до пяти человек со стороны. ■ Был создан один из самых эффективных агропромышленных комплексов мира, основу которого составляли кооперативы. Они в значительной степени сохранились и поныне. Худо-бедно сельское хозяйство тоже держится. Однако обрабатывающая промышленность распродана за бесценок иностранным корпорациям и почти полностью остановилась. ■ Атилла, этнический венгр из Румынии, профессиональный европейский батрак, рассказывал мне на Корсике, где пришлось вместе обрабатывать виноградники: «Первой страной, в которой я начал трудиться за границей, оказалась Венгрия. В 90–х годах там вкалывал несколько лет. Потом и в этой стране многое остановилось. Тогда вынужденно перебрался в Испанию. Но и там скоро всё рухнуло. Теперь, как видишь, зарабатываю во Франции». ■ Фактически главный источник поступления валюты в Венгрию — австрийские туристы. В летний сезон они семьями приезжают на машинах на выходные дни искупаться на озере Балатон. А местное население сдаёт им свои дачи, кормит и развлекает гостей. ■ Наиболее видимое различие с былыми временами социализма заключается в том, что частных магазинчиков и кафе в Венгрии стало меньше на порядок. Исчезли кустари и промышленные товары местного производства. Импорт и супермаркеты разорили большую часть мелких производителей. Зато Будапешт стал мировым центром производства порнографических фильмов, если кто не знает! □ Словакия □ ■ До Второй мировой войны Словакия была очень отсталой. В отличие от промышленно развитой Чехии. После 1945 года Чехословакия в целом быстро стала крупным мировым производителем и экспортёром вооружения, причём самого современного и высокотехнологичного. При этом новые военные заводы построили именно в Словакии. ■ После начала «реформ» президент Гавел объявил, что Чехословакия — мирная страна и все военные заводы поэтому закрывает. Таким образом, одним махом остановил и все заводы Словакии. Как мне рассказывали, именно из-за этого словаки возненавидели Гавела. Рассказ словака о приватизации в республике: «Малая приватизация» прошла как-то относительно спокойно. Когда же началась приватизация «большая» — боже мой, какой воцарился грабёж, какой хаос! ■ Сегодня столица республики Братислава — сонный город, откуда каждый час идут автобусы в Вену. До австрийской столицы — чуть больше часа. Ещё быстрее — своей машиной. Тем Словакия сегодня и живёт. □ Болгария и Румыния □ ■ Не будем даже вспоминать ни про «среднюю», ни про «минимальную» зарплаты. Промышленность в этих странах рухнула. Заросли кустарником оросительные каналы. Огромное количество пахотной земли давно не обрабатывается. ■ Румыния — страна полицейского террора. На каждом углу можно встретить вооружённых автоматами Калашникова полицейских. Об их жестокости в нашей приграничной Одесской области знают не понаслышке. Сюда регулярно привозят гробы с трупами украинских граждан (пусть даже и с криминальными, в основном, наклонностями), убитых за что-то румынскими полицейскими. ■ Я видел результаты бомбардировок Югославии силами НАТО вскоре после окончания боевых действий на Балканах. А сегодня в Болгарии повсюду бросаются в глаза остатки кооперативных ферм с проваленными крышами, полуразрушенные вокзалы и заросшие бурьяном заводы. И если чисто визуально сравнить разрушения там и здесь, если сравнить количество руин, то кажется, что НАТО ошиблось. И вместо Югославии разбомбило Болгарию. □ Бывшие границы соцлагеря □ ■ Исключительно познавательно пешком пересекать границы бывших соцстран, ныне входящих в ЕС. Например, недавно я так пересёк венгерско–словенскую границу по провинциальной местной дороге. ■ Венгерское приграничное село раньше было, судя по всему, богатое. Хорошие, добротные дома. Сегодня там почти нет людей. Окна закрыты или забиты. Все уехали куда-то, где есть хоть какая-то работа. Ощущение такое, будто нейтронная бомба взорвалась — людей убило, а дома остались целыми. ■ Соседнее словенское село было, судя по всему, не столь процветающим. Но и там сегодня никто не живет. ■ Но самое интересное, что зоны бывших таможен и пограничного контроля со всеми их подсобными зданиями тщательно огорожены и охраняются. Ни одно стекло не разбито. Хотя бывшие кооперативные фермы по соседству давно разнесли по камешку. Таким образом, в случае необходимости, пограничный контроль технически можно восстановить за несколько дней. ■ Ту же ситуацию я наблюдал и на болгарско–греческой границе. Пограничный переход Петрич. Полная разруха былых жилых и хозяйственных построек с болгарской стороны. Но совершенно невредимые здания бывшей погранслужбы, хотя и закрытые на ключ. И умирающие, опустевшие сёла с греческой стороны — почти всё население куда–то бежало. ■ Ощущение такое, что ЕС просуществует недолго. И власти многих стран это понимают…

Admin: Украинизация украинцев?■ Главное различие между картиной мира психически нормального человека и параноика заключается в том, что для параноика условное и символическое не просто важнее реальности, а подменяет её. То есть параноик всецело пребывает в мире знаков, никак не связанных с реальностью. □ □ ■ К примеру, адепты украинства не замечают той очевидности, что за всё время своего нахождения в составе Российской империи (как и Советского Союза) малороссы ни разу не поднимали народных восстаний против имперской власти, под которой, по версии «свидомизма», они нечеловечески мучались. При поляках их бунты и восстания шли непрерывной чередой, а после воссоединения с Россией их вдруг не стало. С двумя немецкими оккупациями, а также шведским и французским вторжением Украина боролась народными бунтами, массовыми восстаниями и партизанской войной, а вот многовековое «москальськэ панування» почему–то игнорировала… ■ С точно таким же параноидальным упорством «свидомые» игнорируют тот очевидный факт, что именно Россия избавила «украинцев» от их традиционных притеснителей и угнетателей — поляков, татар, турков и казацких банд, десятилетиями грабивших Малороссию. ■ Бред «свидомизма» настолько силён, что вопреки историческим фактам он сумел в сознании истинных «украинцев» превратить их извечных врагов в друзей, а родных братьев, не раз приходивших им на помощь, во врагов. ■ Также с паранойяльным упорством адепты украинства игнорируют тот очевидный факт, что благодаря «клятим москалям» на Украине были построены города, заводы, дороги, мосты, школы, электростанции и прочие блага цивилизации, которых не было до вхождения южнорусских земель в состав Российской империи и которые стремительно исчезают после отделения Украины от России… ■ Не менее странно, с точки зрения психически здорового человека, выглядит и сверхценная идея т.н. украинизации. Украинизации кого? «Украинцев»? Но какие же они «украинцы», если срочно требуется их принудительная украинизация?.. Но не соглашусь с тем, что украинство = одичание. ■ Есть что–то архаичное в фанатичном поклонении внешним атрибутам — красивой вышиванке, смешным чубам и т.д. Но в целом украинцы — такой же народ, как и остальные. Проблема Украины именно в воинственной «украинизации», заставившей, в конце концов, Юго–Восток подняться на защиту своих ценностей, своих прав, своей культуры. □ ■ Автор — Сергей М. Колесник

Admin: ■ 04—04—2015Основы свидомого украинства■ Фундаментальная сверхценная идея «свидомизма» состоит из трёх ключевых компонентов — непримиримой русофобии/ русоборчества, установки на тотальную украинизацию всего русского и смену русского цивилизационного кода для превращения Украины в европейское государство (евроинтеграция). ■ Эти бредовые паралогические идеи целиком наполняют бытие «свидомого украйинця». Ими в обязательном порядке пронизаны все его ежедневные мысли, чувства и поступки. Русофобия, украинизация и евроинтеграция — главные психологические установки «свидомого», позволяющие ему ощущать себя не русским, а «украинцем». Без них он не может быть «украинцем», а его существование не имеет смысла. □ □ ■ Для параноика «свидомизма» Россия и всё русское — это воплощение образа вечного врага, который веками порабощал, угнетал и обижал «украинскую нацию». Для «свидомого» Россия и русские — это экзистенциональное зло, абсолютно не совместимое с украинством, в борьбе с которым «украинская нация» консолидируется, крепнет и украинизируется. Невозможно быть настоящим «украинцем» и не ненавидеть русских, ведь в соответствии с идеологией «свидомизма» они извечные губители и душители всего украинского. ■ Для обоснования данной паранойяльной идеи преследования украинский национализм оперирует целым набором исторических псевдофактов, выполняющих функцию коллективных галлюцинаций, в которых откровенные выдумки перемешаны с пропагандистскими интерпретациями, подающими те или иные события в соответствии с постулатом о порабощении и угнетении украинцев русскими. ■ Подобная особенность не случайна, так как паранойяльный индивид в деталях интерпретирует картину мира, подгоняя её под заданный сверхценной идеей результат. Свои предубеждения он накладывает на факты. Главная черта паранойяльного бреда, отличающая его от иных форм бреда, заключается в том, что бредовой (ложной) в нём является основная сверхценная идея, которая деформирует в сознании параноика факты и заставляет его использовать ложь. Причём деформированные факты и откровенная ложь могут выглядеть подчёркнуто логичными. Именно поэтому паранойяльный бред называется систематизированным и интерпретативным. ■ Главное различие между картиной мира психически нормального человека и параноика заключается в том, что для параноика условное и символическое не просто важнее реальности, а подменяет её. То есть параноик всецело пребывает в мире знаков, никак не связанных с реальностью. ■ Именно поэтому «свидомый», постулируя сверхценную идею преследования русскими и Россией «украинцев», игнорирует самые очевидные факты, которые противоречат данной сверхценной идее. ■ К примеру, адепты украинства не замечают той очевидности, что за всё время своего нахождения в составе Российской империи (как и Советского Союза) малороссы ни разу не поднимали народных восстаний против имперской власти, под которой, по версии «свидомизма», они нечеловечески мучались. При поляках их бунты и восстания шли непрерывной чередой, а после воссоединения с Россией их вдруг не стало. С двумя немецкими оккупациями, а также шведским и французским вторжением Украина боролась народными бунтами, массовыми восстаниями и партизанской войной, а вот многовековое «москальськэ панування» почему–то игнорировала. И этот факт невозможно объяснить, если исходить из бредовой идеи «свидомизма» о бесконечных страшных угнетениях и притеснениях «украинцев» Россией и русскими. Однако это естественно. Ведь параноик просто игнорирует всё то, что противоречит его сверхценной идее. ■ С точно таким же паранойяльным упорством «свидомые» игнорируют тот очевидный факт, что именно Россия избавила «украинцев» от их традиционных притеснителей и угнетателей — поляков, татар, турков и казацких банд, десятилетиями грабивших Малороссию. Бред «свидомизма» настолько силён, что вопреки историческим фактам он сумел в сознании истинных «украинцев» превратить их извечных врагов в друзей, а родных братьев, не раз приходивших им на помощь, во врагов. ■ Также с паранойяльным упорством адепты украинства игнорируют тот очевидный факт, что благодаря «клятим москалям» на Украине были построены города, заводы, дороги, мосты, школы, электростанции и прочие блага цивилизации, которых не было до вхождения южнорусских земель в состав Российской империи и которые стремительно исчезают после отделения Украины от России. ■ Строил бы поработитель для порабощённых развитую экономику, развивал бы их культуру и науку? Поднимал бы он порабощённых за счёт своих ресурсов на более высокую цивилизационную, научную и культурную ступень развития? Почему без «москальськойи нэволи» на Украину пришла новая Руина? Ведь факт того, что за двадцать лет «нэзалэжности» народ Украины и страна в целом лишь деградируют, очевиден. Но он очевиден для психически нормальных людей, а для параноиков этого факта нет. Ведь параноику нужна не культура, наука и цивилизация, а вечная борьба за сверхценную идею украинства. ■ Не менее странно, с точки зрения психически здорового человека, выглядит и сверхценная идея т.н. украинизации. Украинизации кого? «Украинцев»? Но какие же они «украинцы», если срочно требуется их принудительная украинизация? Ведь очевидно, что тот, кого надо по какой–то причине украинизировать, не является украинцем. В противном случае применять к нему принудительную украинизацию было бы не надо. ■ Бредовая идея украинства заявляет о том, что бедных «украинцев» «кляти москали» самым зверским образом «русифицировали», отняв у них «ридну мову» и «украинскую душу». ■ Однако при этом адепты «свидомизма» игнорируют тот очевидный факт, что «ридна мова», которую у них якобы отняли, представляла собой примитивное простонародное наречие (т.н. суржик), непригодное к использованию в науке, культуре и прочих составляющих развитой цивилизации, требующей универсального литературного языка, а «украинская душа» представляла собой примитивную хуторянско–селянскую культуру, которая неспособна в своём развитии подняться выше колядок, вышиванок, мазанок и прочих проявлений простого сельского ума и души. ■ Параноики «свидомизма» игнорируют тот очевидный факт, что т.н. «русификация» Юго–Западной Руси на самом деле представляла собой окультуривание малороссов и их приобщение к цивилизации, уход от примитивного, полудикого хуторянско–селянского существования за рамками мировой истории. То, что украинство называет «русификацией», по своей сути представляет собой процесс трансформации неграмотных, забитых селянских масс в окультуренное, оцивилизованное население индустриальных городов. Аналогичный процесс «русификации» шёл по всей территории России, превращая русских крестьян, неграмотных, говорящих на своих местных региональных наречиях, в образованный городской пролетариат, владеющий универсальным литературным языком науки, культуры и промышленного производства русской цивилизации. ■ Победа на Украине «свидомизма» запустила обратный процесс всего этого — «украинизацию», которая по своей сути представляет собой насильственную примитивизацию, ожлобление и одичание населения, внезапно отброшенного за границы культуры, экономики и самых элементарных благ цивилизации. ■ Украинизация направлена на расширение ареала украинской идентичности с её языковыми, культурными и интеллектуальными атрибутами. Но какой смысл в расширении ареала этой идентичности, если она несёт в себе одичание, хаос, и разруху? Что может дать украинство контролируемому им населению, загоняя его назад во имя своих сверхценных идей в примитивный мир колядок, вышиванок, гопака, хуторянско–селянской ментальности и интеллекта? Ведь если исходить из фактов, то украинизация по своей сути — это примитивизация и деградация, это отбрасывание основной массы населения в доиндустриальную эпоху полудикой племенной жизни. Украинизация — это примитивизация и деградация языка, мышления, культуры, ценностей, образа жизни народных масс, неизбежно ведущие их к нищему существованию на задворках цивилизации. И об этом наглядно свидетельствует вся история нынешней «нэзалэжнойи» Украины, превратившей себя за двадцать с лишним лет в очередную Руину. ■ Однако параноик «свидомизма» не видит всего этого, потому что неспособен воспринимать факты, противоречащие его сверхценной идее. Для него лучше одичание, хаос, кровь, страдание и разруха, чем признание своей русской сущности. В этом нет логики, но параноику как раз логика и не нужна. Он — дитя сильных эмоций и ярких фантазий. Его естественная среда — это непрерывный Майдан и вечная АТО. ■ Не менее бредовой является и идея т.н. евроинтеграции, представляющая собой имитацию процесса без результата. Для «свидомого» Евросоюз — это как для христианина Царство небесное, а для буддиста нирвана. Украинство в парарелигиозном экстазе поклоняется Европе, но от этого Европа не становится для него ближе. В сверхценной идее «свидомизма» ЕС — это не нечто материальное, а некий символ того, что не быть Русью выгодно. ■ Вот типичный пример бредовой паралогики «свидомого»: «Европа очень развитая и богатая, при этом она совершенно не русская, поэтому если мы все станем нерусскими, то будем развитыми и богатыми». С точки зрения формальной логики, в этом утверждении всё верно, но в нём является ложной изначальная посылка относительно того, что богатство и развитость Европы непосредственно вытекают из её нерусскости. Да, Европа не русская, да, Европа богатая, но её богатство не является следствием её нерусскости. Для человека здравомыслящего это очевидно, однако параноику с его нарушенным мышлением данная очевидность недоступна. Поэтому толпа на Майдане до сих пор ревёт «мы — европейцы», в надежде на то, что к этому утверждению приложится европейский достаток. ■ Сверхценная идея параноиков «свидомизма» быть нерусскими, т.е. быть украино–европейцами, непосредственно вытекает из их сверхценной идеи многовекового угнетения и притеснения «украинцев» со стороны «москалей». И в рамках паранойяльной паралогики сие для «свидомых» неопровержимо. Однако это никоим образом не делает русских Малой Руси, которых убедили в том, что они «украинцы», европейцами. Цивилизационная пропасть между ними как была, так и сохраняется. А непрерывные майданы делают её лишь шире и глубже, превращая странную идею евроинтеграции в абсолютную фикцию. ■ О том, какая пропасть находится между евроинтеграцией как одним из основных положений сверхценной идеи украинства и евроинтеграцией как объектом реальной действительности, свидетельствует вступление Украины в Зону свободной торговли с ЕС. Именно ради подписания с Евросоюзом Соглашения о ЗСТ, в 2013 году в Киеве был организован «Майдан», приведший к территориальному распаду страны, братоубийственной гражданской войне и новой Руине. ■ С точки зрения паралогики «свидомизма», нахождение Украины в Зоне свободной торговли с Евросоюзом означает значительное расширение рынка сбыта украинской продукции в Европе. «Свидомые», поглощённые бредом сверхценной идеи интеграции в ЕС, ни секунды не сомневаясь, подписали Соглашение о вступление в европейскую ЗСТ, несмотря на автоматическую потерю для Украины российского рынка, считая, что все непроданные в России украинские товары будут проданы в Евросоюзе. Однако полное игнорирование параноиками реальной действительности привело к тому, что в январе 2015 года украинский экспорт уменьшился не только в Россию (на 60%), но и в ЕС (на треть). И, вероятнее всего, он будет уменьшаться дальше в связи с целым рядом объективных причин, которые «свидомые» будут и дальше не замечать. Ведь их сверхценная идея предполагает противоположное — рост украинского экспорта в Евросоюз. Они верят в это, а поэтому объективный факт тридцатипроцентного падения украинского экспорта в ЕС через год после вступления Украины в зону свободной торговли с Евросоюзом их сознание игнорирует. ■ Психическая особенность параноика такова, что негативные результаты его фанатичного стремления к своим бредовым сверхценным идеям не смогут его заставить усомниться как в правильности и целесообразности этих идей, так и в своей собственной умственной и психической полноценности. ■ Именно поэтому адепты «свидомизма» будут бороться с Россией и всем русским до полного разрушения Украины. И даже на обломках и руинах своей страны они продолжат самозабвенно стучать в барабаны и призывать к святому походу против «москальськойи импэрийи». ■ Именно поэтому украинство будет упорно проводить принудительную украинизацию до окончательной примитивизации, ожлобления и одичания населения с отбрасыванием его за границы культуры, экономики и самых элементарных благ цивилизации. ■ Именно поэтому «свидомитская» власть будет продвигать т.н. евроинтеграцию до окончательной ликвидации остатков украинской экономики и зависящей от неё социальной сферы. ■ Параноика невозможно переубедить в том, что он ошибается в отношении своей сверхценной идеи, с ним невозможно договориться о каком–то компромиссе, поэтому, пока существует проект «Ukraina», на нынешней украинской территории будет культивироваться русофобия, украинизация и евроинтеграция. ■ Паранойя по своей природе неумолима. □ ■ Автор — Андрей Ваджра

Admin: ■ 20 июня 2015Сергей Глазьев:Они просто выполняют рекомендации из ВашингтонаНакануне проведения Петербургского экономического форума Банк России порадовал деловое сообщество очередным снижением ключевой ставки на 1%. News Front обратился к академику Сергею Глазьеву с просьбой прокомментировать это решение. □ — Сергей Юрьевич, что поменялось в российской экономике с принятием этого решения? — Ничего. □ — Почему же такой шум в прессе? — Потому что журналисты, комментирующие экономические темы, редко понимают, о чем говорят. Мало кто из них знает, что такое ключевая ставка… □ — Это ставка рефинансирования… — Рефинансирования чего? В этом главный вопрос. Данная ставка является ориентиром для Центрального банка (ЦБ) по предоставлению краткосрочных кредитов коммерческим банкам по операциям РЕПО. Это операции по покупке ценных бумаг, включенных в ломбардный список ЦБ, с обязательством обратного выкупа по той же цене + ключевая ставка. Эти кредита выдаются, в основном, на неделю — несколько дней. Они нужны банкам для покрытия дефицита ликвидности — временной нехватки наличных денег для выполнения текущих обязательств. Эти кредиты не направляются в реальный сектор экономики, где длительность производственного цикла составляет от нескольких месяцев до нескольких лет. Экономике нужны длинные доступные кредиты. А ЦБ дает короткие дорогие деньги как кредитор последней инстанции на покрытие краткосрочных дисбалансов спроса–предложения на финансовом рынке. □ — Тем не менее, на ключевую ставку ориентируется вся кредитная система. — Потому что так устроен наш банковский сектор. Начнем с того, что он монополизирован — на долю трех контролируемых государством банков приходится 70% всех его активов. При этом государство никак этими банками не управляет — только бесконечно спасает их от кризисов, накачивая бюджетными деньгами и избавляя их руководителей от ответственности за эффективность своей работы. Им никто не дает никаких заданий и высший менеджмент этих банков ведет себя так, как будто это их личные структуры. Они произвольно устанавливают ставки процента и им нет дела до решений задач развития экономики. Да собственно и задач таких им никто не ставит. Они живут сами по себе, пользуясь неограниченным доступом к той же системе рефинансирования. Берут деньги у ЦБ по ключевой ставке, добавляют свою маржу и предлагают заемщикам. Поскольку они занимают монопольное положение, то на них в своей процентной политике ориентируются другие банки. Таким образом, проявляется роль ключевой ставки. ЦБ печатает деньги и вбрасывает их в обращение по ключевой ставке. Тем самым он определяет минимальную цену предложения денег. Ведь они ему ничего не стоят. И он может их предлагать под любой процент. Когда нужно стимулировать рост деловой активности, денежные власти этот процент снижают. Бывали случаи, когда центральные банки некоторых стран предлагали кредиты по отрицательной ставке — то есть премировали коммерческие банки за готовность брать деньги и риски их предоставления в кредит предприятиям. Сейчас основные эмитенты мировых валют — ФРС США, Европейский ЦБ, Банк Англии предоставляют кредиты под отрицательную реальную ставку процента, которая считается как номинальная ставка минус инфляция. Тем самым они стимулируют экономический рост и снижают риски дефолта (банкротства) банков, испытывающих проблемы с возвратом кредитов от своих заемщиков. Когда же экономика перегрета — то есть работает на пределе своих возможностей и дальнейшее повышение деловой активности сопряжено с риском инфляции — денежные власти повышают ставку рефинансирования. Тем самым они повышаю требования к эффективности использования кредитов. □ — А у нас экономика перегрета? — Перегреты, мне кажется, денежные власти. Я вообще не понимаю логики их поведения. Год назад они начали последовательное повышение ключевой ставки в ситуации, когда уровень загрузки производственных мощностей в среднем составлял около 60%, а в отраслях обрабатывающей промышленности — и того меньше. Мощности простаивали из–за того, что предприятиям не хватало оборотных средств, а кредиты на их пополнение можно было взять только по ставке, превышающей рентабельность выпуска продукции — то есть себе в убыток, да еще под завышенные залоговые требования. Повышение ключевой ставки лишь ухудшило и без того тяжелую ситуацию с финансовым положением производственного сектора и стало главной причиной экономического спада. И я, и многие другие ученые многократно предупреждали денежные власти, что следствием их политики повышения ключевой ставки будет падение производства и повышение инфляции, так как повышение издержек по привлекаемым кредитам предприятия будут закладывать в себестоимость продукции и повышать цены. □ — Это же очевидно. Почему же денежные власти вас не услышали? — Они об этом не говорят. Ответ на Ваш вопрос содержится в Заявлении МВФ в адрес наших денежных властей по результатам миссии этой организации в Москве. Действия ЦБ как по повышению ставки процента, так и по отпусканию курса рубля в свободное плавание полностью соответствовали рекомендациям МВФ. А их последствия — нашим прогнозам, к которым денежные власти действительно не прислушались. Это действительно странно, если учесть, что повышение процентных ставок и ужесточение условий предоставления кредита, снижение денежного предложения всегда и везде вело к падению производства и инвестиций. □ — То есть переживаемая нами стагфляция — это результат решений денежных властей? — А Вы думали — антироссийских санкций? Если бы после их объявления ЦБ обеспечил расширение кредита производственной сфере, то мы бы имели рост производства импортозамещающей продукции после введения нами встречных санкций в отношении западного продовольствия. Но поскольку кредит на увеличение оборотных средств для расширения производства на свободных производственных мощностях отечественные товаропроизводители взять могли только под завышенный процент, то они вынуждены были пойти по пути повышения цен. У нас возникла уникальная в мировой практике ситуация — сочетание падения курса национальной валюты и объемов производства. Всегда и везде девальвация национальной валюты автоматически влечет рост отечественного производства, которое становится по цене более конкурентоспособным по сравнению с иностранным и, соответственно вытесняет подорожавший импорт и наращивает подешевевший экспорт. Именно на этот эффект имел в виду Президент, когда на съезде Деловой России говорил о дополнительных возможностях, возникших у отечественного бизнеса в связи с падением курса рубля. Но мало кто смог этими возможностями воспользоваться, так как в условиях низкой рентабельности отбить резко повысившиеся процентные ставки по кредитам можно только соответствующим повышением цен, а значит — в ущерб спросу. Из–за безумного взвинчивания ключевой ставки и ухудшения условий кредитования производственных предприятий, они вместо расширения производства и импортозамещения, к чему их призывало правительство, вынуждены были пойти по пути банального повышения цен и сократили производство вследствие падения спроса. □ — Таким образом, денежные власти делали прямо противоположное тому, о чем говорили руководители государства? Вместо стимулирования импортозамещения сделали его невозможным и стимулировали инфляцию? — Получается так. □ — А как же с таргетированием инфляции? — Также. Заявив о переходе к политике таргетирования инфляции и поставив ориентир ее снижения на 5%, в реальности они получили, как мы и предупреждали, ее повышение на такую же величину. И небольшое снижение ключевой ставки ничего не меняет. Средняя рентабельность обрабатывающей промышленности втрое ниже ее нового уровня. Поэтому последнее решение ЦБ для нашей экономки — все равно, что мертвому припарки. Деньги в реальный сектор по–прежнему идти не будут, а рефинансирование коммерческих банков по этой ставки будет использоваться в основном на спекулятивные цели. Денежные власти загнали экономику в стагфляционную ловушку и продолжают ее в ней удерживать. □ — Они что, идиоты? Или вредители? — Нет, они просто выполняют рекомендации Вашингтонских финансовых организаций. То, что они называют политикой таргетирования инфляции таковым на самом деле не является. Под политикой таргетирования инфляции они понимают сведение всех инструментов денежной политики к манипулированию ключевой ставкой в условиях полностью открытой для трансграничного движения капитала финансовой системы и свободного формирования обменного курса национальной валюты. Если бы слово «таргетирование» применялось в соответствии со своим смыслом — «целеполагание», то в соответствии с общепринятым в управлении системным подходом, денежные власти должны были бы контролировать все значимые для формирования инфляции макроэкономические параметры, используя их для снижения инфляции — обменный курс, регулируемые тарифы и ту же процентную ставку. Причем — не повышать ее, а снижать. Они же делали все наоборот и, естественно, получили прямо противоположный запланированному результат — не снижение инфляции вдвое, как объявляли, а ее повышение вдвое, как мы предупреждали. □ — Как они это объясняют? — Никак. Если не считать, конечно, рассчитанные на внушение мантры о том, что «все сделали абсолютно правильно» и том, что «переход к таргетированию инфляции предполагает отказ от таргетирования обменного курса рубля». Но это — не более чем заклинания. □ — То есть, под ними нет никакого научного обоснования? — Есть проведенное на статистике столетней давности сравнение денежных политик европейских стран. Тремя исследователями была сформулирована так называемая трилемма о том, что при условии открытого счета капитала невозможно одновременно фиксировать обменный курс рубля и проводить самостоятельную монетарную политику. Это эмпирическое наблюдение не претендует на истину в последней инстанции, которую из него сделал МВФ. □ — Зачем? — Как Вы думаете, каковы цели деятельности МВФ? □ — Наверное, обеспечение макроэкономической стабильности… — На самом деле главной целью деятельности этой расположенной в Вашингтоне организации является как раз обеспечение свободного трансграничного перемещения капитала, которое постулируется в указанной трилемме как данность. Но если уже тогда денежным властям не удавалось при открытом счете капитала одновременно проводить самостоятельную денежную политику и контролировать обменный курс национальной валюты, то о чем можно говорить сейчас, когда эмиссия мировых валют увеличивается в геометрической прогрессии? Малейшие колебания потоков обращающегося на мировом рынке спекулятивного капитала могут опрокинуть валютно–финансовую систему достаточно крупной страны. Можно доказать, что в современных условиях открытость счета капитала делает невозможным ни контроль над курсом национальной валюты, ни проведение самостоятельной монетарной политики. Национальный валютно–финансовый рынок оказывается в полной зависимости от иностранных спекулянтов и проведение самостоятельной денежной политики оказывается невозможным. □ — К России это тоже относится? — На Россию приходится всего один процент глобальной денежной массы, ее финансовый рынок является относительно небольшим. Поэтому он весьма уязвим от атак крупных международных спекулянтов. Они собственно и манипулируют им — доля иностранных спекулянтов на российском финансовом рынке весь постсоветский период колеблется от 60 до 90%. Именно они — главные бенефициары «свободного» плавания обменного курса рубля. Доходность спекулятивных операций на российском валютном рынке после того, как ЦБ в прошлом году отпустил курс рубля в свободное плавание составляла 30—50% годовых, а для имеющих доступ к инсайдерской информации Банка России или ММВБ — зашкаливала за сотни. Не удивительно, что все свободные деньги устремились в валютные спекуляции, что, наряду с атакой иностранных «инвесторов» повлекло обрушение курса рубля. □ — Получается, для них сработали наши денежные власти? — В то время как рентабельность обрабатывающей промышленности упала до 3—5%, а инвестиции рухнули на все 10%, спекулянты заработали на дестабилизации курса рубля многие миллиарды без всякого риска, да еще за счет привлекаемых кредитов Банка России, которые коммерческие банки тут же направляли на валютный рынок. Для них повышение ключевой ставки никакого охлаждающего эффекта произвести не могло, поскольку рентабельность спекулятивных операций была еще выше. Зато для реального сектора экономики повышение ключевой ставки обернулось резким удорожанием кредита, остановкой инвестиций и сокращением производства. □ — Кто же заработал больше всех на отпускании рубля в свободное плавание? — Спросите у руководства ММВБ. □ — У Кудрина? — Хотя он, насколько я знаю, является председателем Совета директоров ММВБ, думаю, что менеджеры этой организации его не спрашивали, а действовали в интересах своих партнеров из крупных зарубежных банков. Ведь многие из них — бывшие сотрудники Дойче Банка, Морган Стенли и других крупнейших мировых спекулянтов. □ — Но ведь это манипулирование рынком? — Да, в США или ЕС действия этих менеджеров, повлекшие обвал курса рубля, а затем его обратную частичную возгонку, стали бы предметом самых жестких разбирательств и закончились бы многомиллиардными штрафами и уголовными наказаниями. У нас же они — высокие профессионалы. □ — Иными словами, наши денежные власти работают на иностранных спекулянтов? А как же западные санкции? — Не только иностранных. У нас тоже, как грибы после дождя выросли доходы спекулянтов после отпускания курса рубля в «свободное» плавание. У них большие связи и авторитетное руководство, имеющее доступ к конфиденциальной информации регулятора. Создав «валютные качели», последний создал для них настоящую золотую жилу… Кстати, западные санкции касаются только кредитов свыше месяца. Они не распространяются на краткосрочные кредиты, на которых висят спекулянты. Ведь им кредиты нужны буквально на день, а часто — на час. Так что вся западная финансовая система по–прежнему подключена к нашему финансовому рынку, на котором до сих пор господствуют иностранные спекулянты — на их долю приходится до 90% операций. Несмотря на санкции американские финансовые фонды не уходят с нашего рынка, продолжая качать через него триллионы долларов со сверхвысокой прибылью на «свободном» плавании рубля. □ — Кто за все это платит? — Источником дохода спекулянтов является дестабилизация валютно–финансового рынка. Когда курс рубля падает, то спекулянты присваивают часть обесценивающихся сбережений предприятий и граждан в национальной валюте, когда растет — в иностранной валюте. Это простое перераспределение от тех, кто заработал и сохранил деньги к спекулянтам. Кроме того, дестабилизируя рынок, последние срывают инвестиционные и бизнес планы добросовестных участников хозяйственной деятельности, которые теряют ориентиры и не могут продолжать ее планирование. Инвестиции падают, сокращается производство, останавливается развитие экономики. Поэтому во всех странах денежные власти ведут со спекулянтами бескомпромиссную борьбу. □ — А у нас считается, что они выполняют полезную работу… — Они могут быть полезны, если речь идет о небольших колебаниях рынка вокруг точки равновесия. Но если им позволить манипулировать рынком, то они его переводят в турбулентный режим с непредсказуемыми колебаниями курса валюты, ценных бумаг и галопирующей инфляцией, что делает невозможным развитие экономики. Именно это и происходит на нашем рынке, который может легко дестабилизировать любой крупный иностранный игрок — тот же Морган Стенли или Дойче банк. Возможности каждого из них превышают емкость всего нашего финансового рынка. □ — Следовательно, мы должны защищать наш финансовый рынок от таких акул империализма? — Не просто защищать, а целенаправленно регулировать. Мы должны приветствовать прямые иностранные инвестиции, особенно с передачей нам современных технологий, но защищать наш рынок от спекулятивных атак. Все успешно развивающиеся страны применяют такие фильтры, используя для этого прямые и косвенные методы — от инструментов банковского контроля до налогообложения спекулятивных операций. И нам без этого, если мы хотим сами управлять своим развитием, не обойтись. □ — Что еще нужно сделать? — Учеными РАН давно предлагается комплекс мер по проведению целенаправленной макроэкономической политике стимулирования роста инвестиций и производства. Он предполагает восстановление контроля за целевым использованием кредита. Тогда он может быть резко увеличен при условии целевого использования предоставляемых кредитных ресурсов на цели модернизации и роста производства. Тогда вместо сегодняшней стагфляции — сочетания стагнации и инфляции, мы получим устойчивый рост объемов и снижение издержек производства отечественных товаров, сопровождающийся дефляцией. Подробно об этом можно прочитать на моем сайте. □ — Так просто? — Совсем не просто. Запуск предлагаемых механизмов финансирования роста инвестиций и производства предполагает переход к качественно более сложной системе управления развитием экономики, включающей стратегическое и индикативное планирование, жесткую систему ответственности руководителей за эффективное использование предоставляемых кредитных ресурсов, в тех же госбанках, которые вместе с ЦБ должны работать как система институтов развития. И частный бизнес, чтобы получить доступ к длинным дешевым кредитным ресурсам должен брать на себя ответственность за достижение целей развития производства, под которые эти ресурсы предоставляются государством. □ — А это не возврат к плановому хозяйству? — Тогда и в Японии, и в Китае, и в Индии, и в Бразилии — плановое хозяйство. Да и в Западной Европе вплоть до введения евро было тоже плановое хозяйство — деньги печатались национальными банками под спрос со стороны производственных предприятий, подтвержденный их бизнес–планами, контроль за выполнением которых вели коммерческие банки. Они брали на себя риски кредитования своих клиентов и рефинансировались национальными банками под их векселя. Именно этот механизм денежной эмиссии под обязательства производственных предприятий, а не пресловутый план Маршалла, обеспечил восстановление экономик Германии и Франции после войны. Но для того, чтобы он эффективно работал, национальные банки этих стран вели мониторинг платежеспособности всех предприятий, векселя которых принимали в обеспечение рефинансирования коммерческих банков. А последние контролировали эффективность использования предоставляемых ими кредитов, включая их целевое назначение. Национальные правительства отвечали за развитие экономики, определяя приоритеты, формируя индикативные планы, реализуя целевые программы. Именно так создавалась европейская авиационная промышленность, атомная энергетика, транспортная инфраструктура. Только очень наивные и далекие от реальной экономики люди могут верить в автоматизм и оптимальность свободного рынка. Он существует только в учебниках для студентов младших курсах. □ — По–видимому, для наших денежных властей надо организовать курс лекций для старшекурсников… — Пока они будут учиться у МВФ, вряд ли смогут перейти на старший курс. Для Вашингтонского консенсуса характерен рыночный фундаментализм, который много лет отрабатывался в качестве условия предоставления кредитов слаборазвитым африканским странам. Им давали деньги под условие ничего не делать, кроме защиты прав собственности иностранного капитала и обеспечения ему свободы входа, выхода и обращения на национальном рынке. И вместо них планированием их экономического развития занимались иностранные корпорации, выстраивая структуру их экономик под свои нужды и извлекая сверхприбыли на эксплуатации природных ресурсов и дешевого труда. А денежные власти регулировали ключевую ставку, наивно полагая, что тем самым они на что–то влияют. □ — Так все же Банк России правильно сделал, что понизил ключевую ставку? — Не в этом дело. Ключевая ставка — это ориентир для краткосрочного кредита на пополнение ликвидности. Наряду с этим механизмом текущей балансировки финансового рынка должна действовать система целевого кредитования развития и расширения производственных предприятий с дифференцированными ставками и условиями предоставления кредитных ресурсов в зависимости от особенностей видов деятельности. Скажем, кредита предприятиям ВПК под оборонный заказ должны рефинансироваться под нулевую ставку, так как они полностью обеспечены бюджетом. Кредиты строительным организациям под ипотеку — рефинансироваться под ставку 1%, так как они обеспечены сбережениями и доходами граждан. Ставки по кредитам агропромышленным предприятиям и предприятиям обрабатывающей промышленности не должны превышать среднюю рентабельность выпускаемой продукции, так как в противном случае они либо не вернуться, либо повлекут повышение цен. И так далее, но вот всех случаях коммерческие банки должны контролировать своих заемщиков относительно целевого использования предоставляемых по таким схемам целевого рефинансирования кредитов. А спекулянты пусть берут кредиты по ключевой ставке — рентабельность их операций с учетом рисков это позволяет делать. В такой системе ключевая ставка будет определять не нижнюю, а верхнюю величину процента за кредит. □ — Что мешает запустить этот механизм финансирования экономического роста? — Прежде всего, наивная вера денежных властей в рекомендации МВФ. Она порождена не только недостатком знаний и компетенций, но и нежеланием брать на себя ответственность, в том числе за целевое использование эмитируемых денег. Главным уязвимым местом предлагаемого механизма целевого многоканального финансирования является коррупция. Если ее не искоренить, то целевые кредиты материализуются не в росте производства, а в валютных спекуляциях и вывозе капитала. Именно это, кстати, сейчас и происходит с основным потоком кредитов, выделяемых ЦБ по существующей схеме рефинансирования коммерческих банков по ключевой ставке. Так что все не так просто. Но другого варианта финансового обеспечения экономического роста у нас просто сегодня нет. Ждать, пока деньги накопит населения не приходится, так как оно сегодня задолжало банкам больше, чем может расплатиться. Западные банки кредитов больше не дают из–за санкций. Конечно, можно отдать развитие нашей экономики восточным банкам — например, китайским. Но тогда они и будут планировать за нас развитие нашей экономики, пока ЦБ будет играться с ключевой ставкой, наивно полагая, что он таргетирует инфляцию.

Admin: ■ 29 июня 2015Победа на Украине становится делом времениРетроспективный анализ итогов соглашений Минск–2 ■ Великое обычно лучше видно издалека. Этот закон универсален, что в архитектуре, что в экономике, что в политике. Особенно в политике, так как, лишь анализируя последствия, можно понять степень верности или ошибочности принятых в прошлом решений. Тем более таких масштабных, как глобальное геополитическое противостояние. Украина в этом смысле не является исключением. Сейчас, когда ситуация в этой стране приобрела отчетливость, самое время перепроверить, к чему привели соглашения, известные ныне как Минск–2. Тогда, сразу после их подписания, наибольшая часть выводов (мой анализ можно прочитать тут: http://alex-leshy.livejournal.com/451034.html и тут http://alex-leshy.livejournal.com/445752.html) выглядела субъективным предположением. Однако сейчас можно сказать, что большинство из них подтвердились в реальности. □ □ ■ В первую очередь следует отметить, что достигнутые в феврале в Минске договоренности сумели действительно остановить большую войну в Донбассе. Не прекратить, нет, столь серьезные противостояния так просто какими–то соглашениями не прекращаются. Однако нельзя не признать, что вот уже четыре месяца на линии соприкосновения войск происходят лишь отдельные локальные столкновения, по своему масштабу и размерам задействованных ресурсов не идущие ни в какое сравнение с операциями ВСУ в зоне АТО лета — осени 2014 года. Основной упор событий на Украине переместился с поля боя в область политики и экономики, что, безусловно, хорошо даже как само по себе. ■ Не менее важен еще и тот факт, что стабилизация линии фронта в конечном итоге позволила навести порядок в структурах управления ЛДНР. Он еще далек от идеала, но по сравнению с тем, как все выглядело прошлым летом, нынешняя военно–политическая обстановка в Новороссии явно лучше той неопределенности, которая существовала всего полгода назад. ■ Кстати, и что «ополчению не дали взять Мариуполь», тоже оказалось весьма правильным и дальновидным шагом. Его переход в руки ЛДНР к крушению киевской хунты бы не привел. Потому что вовсе не он является первоосновой конфликта. Зато на и без того не слишком могучие плечи тыла Новороссии лег бы еще один город — миллионник, требующий снабжения, подвергающийся, как и Донецк, разрушительным артиллерийским обстрелам со стороны ВСУ. ■ К тому же на его оборону пришлось бы выделять изрядную часть даже сейчас еще пока достаточно небольшой армии Новороссии. Спору нет, лихое взятие столь крупного города юго–востока Украины поначалу, несомненно, вызвало бы панику в рядах ВСУ и обрушение всего южного фланга фронта. Но развить из местного успеха глобальное стратегическое наступление «на Киев», безусловно, не получилось бы. Ввиду явного несоответствия количества имеющихся у ЛДНР сил масштабу подобной задачи. Зато у Киева появилась бы прекрасная и, что куда важнее, значительно более легко достижимая цель, чем попытка отбить назад донецкий аэропорт. А именно — между Донецком и Мариуполем прорвать фронт, пробить коридор вплоть до российской границы и полностью отрезать мариупольскую группировку от основных сил. Есть все основания полагать, что такая операция украинским военным была вполне по силам. Там пройти–то требовалось всего чуть более полусотни километров. В случае успеха (вероятность которого оценивается как высокая) это могло серьезно изменить весь политический расклад на Украине. Да и вокруг нее — тоже. В том числе оказаться той самой соломинкой, которая бы переломила хребет верблюду. В смысле — позицию стран НАТО в вопросе начала оказания Киеву масштабной военной помощи. Свои войска они бы не прислали ни при каких обстоятельствах, но объем поставок вооружений был бы сильно иным. Могло бы быть, но не стало. Полагаю, в первую очередь потому, что Москвой эти последствия оказались вовремя просчитаны. ■ Впрочем, куда более важными оказались как раз не военные, а политические составляющие соглашений «Второго Минска». Сегодня полная экономическая несостоятельность киевской хунты уже очевидна. Именно она в данный момент разрушает американский проект Майдан 2.0 куда быстрее и действеннее, чем любые бои, вместе взятые. И именно Минск–2 создал условия, полностью опрокинувшие изначальные расчеты США, никакого «потом» для Новой Украины не предусматривавшие. ■ В сущности, США попытались реализовать простую и элегантную трехходовку. Февральский переворот 2014 года. Шах. Россия отстает в темпе и вынуждена парировать в виде заявления «русские своих не бросают». Киев двигает войска в Донбасс, проливается кровь «русских». Шах. Россия на инстинктах двигает на Украину войска и победным темпом доходит до Киева. Хунта повержена. США массово обвиняют Москву в оккупации независимого государства и в том, что именно русские танки раздавили гусеницами украинское экономическое чудо. Которое «безусловно бы наступило, если бы не очевидная и варварская агрессия москалей». Опираясь на что, во–первых, мы оказываемся прямо втянуты в гражданскую войну, которая никакими танками не выигрывается, во–вторых, США легко убеждают Евросоюз полностью оборвать все связи с агрессором. Шах и мат. ■ К тому моменту вопрос об экономической несостоятельности Украины был бы сугубо академическим при любой, сколь угодно обоснованной аргументации с нашей стороны. Потому в Вашингтоне никто никаких экономических успехов от Киева и не ждал. Предполагалось, что на те пару месяцев, пока российская мотопехота не возьмет Киев, у свидомых хватит собственных ресурсов. На худой конец МВФ сможет подкинуть им пяток–другой миллиардов, которые впоследствии все равно можно будет вернуть с России как правопреемницы Украины. ■ Тем самым должна была сложиться простая политическая формула. Насколько правым или не правым был февральский Майдан, становилось не важно. Россия оккупировала Украину, потому о ней можно говорить что угодно. Она в любом случае оказывается в положении вечно оправдывающейся. Украины нет. Зато есть героический образ борцов за ее независимость, весьма привлекательный для изрядного числа ее населения. Насколько масштабной или тихой оказалась бы потом борьба бандеровского подполья — вопрос обсуждаемый, но что она бы в том или ином виде была — однозначно. Что легко дало бы богатую пищу для раздувания темы «русские убивают украинцев». Таким образом, создавая отличный рычаг расшатывания сложившегося внутреннего национального единства внутри РФ. ■ «Беспроигрышный план» оказался полностью перечеркнут именно условиями соглашения Минск–2. Они не просто остановили активную войну, пусть даже и ценой ее замораживания. Вместо красивой ритуальной гибели изначально нежизнеспособный Киев оказался вынужден жить… и тем самым все более и более наглядно демонстрировать свою экономическую и политическую несостоятельность. Причем демонстрировать не столько нам, сколько европейцам. Нам–то она была очевидна с самого начала. А вот в ЕС тогда в демократический европейский выбор Украины очень даже верили. Настолько сильно, что и разрушительные для себя антироссийские санкции по американской просьбе мгновенно запустили, и больше пятидесяти миллиардов срочной экономической помощи пообещали, и даже были вот–вот готовы начать поставлять на Украину западное оружие. ■ И лишь очевидная прогрессирующая неадекватность решений и поступков украинской власти стала хорошим холодным ушатом на горячие европейские головы. Причем не одним. Его бы можно было не заметить или как-нибудь благообразно объяснить. Но когда Киев раз за разом стабильно садился в лужу, плюс неуклонно демонстрировал свою органическую неспособность реализовать хоть сколько–нибудь демократические реформы, да еще разбазаривал и разворовывал миллиарды помощи с фантастической скоростью. Глупость его дальнейшей поддержки постепенно стала доходить даже до весьма русофобской части европейской элиты. ■ И сделали это именно условия соглашения Минск–2. В частности, четвертый, восьмой, одиннадцатый и двенадцатый его пункты, прямо возлагающие на Киев конкретные обязанности по урегулированию конфликта, прежде всего, политического характера. Они же вывели Россию за рамки противостояния, признав за Москвой статус наблюдателя, но не его участника. А Франция с Германией от лица ЕС такой расклад признали. Чем прямо взяли на себя ответственность за результат. Более того, получилось так, что Москва присматривает за ЛДНР, а Евросоюз — за Киевом. Так что вина за все киевские выкрутасы становилась во все больше степени и виной Европы. Причем такой, которую уже невозможно игнорировать даже лицемерно. ■ А пока суть да дело, стороны обменивались разными политическими заявлениями и санкционными ударами, Киев окончательно проел весь ресурс доверия и профукал все доступные кредиты. Заодно окончательно дискредитировав государственные институты и разваливая все сформированные, в том числе американским руководством, политические конструкции. Чем окончательно поставил страну на грань суверенного дефолта. Да не просто дефолта, а кризиса, разрешиться который может только через распад Украины как единой унитарной страны. Причем он случится не только уже гарантированно, но еще и вполне быстро. Сегодня крайне сомнительной является перспектива доживания нынешней Украины хотя бы до конца текущего года. Предсказуемость и неминуемость такого результата очевидна для всех. ■ Но изящность и глубинный смысл Минска–2 заключается в том, что, подписав его условия, Киев оказался в ситуации, когда требовать от него самоубийственных политических реформ стала сама Европа, а не Москва. Москву игнорировать еще как–то можно, а вот Брюссель, Берлин и Париж — уже нет. И чем больше Киев упирается, чем громче пытается демонстрировать свой гонор, чем сильнее он «сомневается в том, насколько НАТО и ЕС достойны, чтобы Украина туда вступила», тем сильнее он отталкивает от себя единственных союзников. Ибо если Евросоюзу Украина еще как-то нужна, пусть даже с оговорками, хотя бы по причине наличия магистральной газовой трубы, то своему внешнему управляющему — Штатам, — она не нужна вообще никак. Вашингтон не будет посылать на защиту Украины свою армию, он не даст танков и самолетов и не желает выделять своих денег. Словом, можно однозначно констатировать, что Киев уже критично поссорился с ЕС, а США уже ищут стратегию выхода из проекта с сохранением лица. Хотя Америка еще и не оставила надежды хоть как–то переломить ситуацию и таки бросить украинцев под траки российских танков. Но кроме чисто пиаровского шага с демонстрацией угрозы Приднестровью вашингтонские стратеги ничего придумать не смогли. ■ И все это является непосредственным результатом очень удачного и сильного хода с заключением «вторых Минских соглашений». Не берусь судить, существует ли в природе пресловутый Хитрый План Путина, но вот что у российского руководства есть достаточно четкое понимание происходящего и внятная стратегия действий — однозначно. Как очевидно и то, что эта стратегия приносит позитивные результаты. Сразу по множеству направлений. Фактически дело обстоит таким образом, что Россия у США Украину стратегически уже выиграла. Это примерно как после поражения немецко–фашистских войск в Сталинграде. Хотя еще потребовалось больше полутора лет упорных боев до водружения Знамени Победы над Рейхстагом. Но как отмечали потом фронтовики, именно после капитуляции армии Паулюса стало отчетливо ощущаться, «что фриц уже не тот», что до Берлина дойдем, что Победа действительно становится лишь вопросом времени. □ ■ Автор — Александр Запольскис

Admin: ■ 29 июня 2015 г.Как происходит отказ Киева от МинскаПолитолог Сергей Марков — о плане Порошенко—Горбулина ■ Сергей Марков. Фото: ИЗВЕСТИЯ/ Владимир Суворов □ ■ Будут ли выполнены Минские соглашения по Украине? ■ Этот вопрос обсуждается в рамках «нормандской четверки» и в Париже, и в Минске. Сейчас мы видим сползание военной ситуации к боевым действиям, поскольку достигнутое военное перемирие не было закреплено развитием политического урегулирования, то есть выполнением политической части Минских соглашений. ■ Мы видим, что Киев не хочет выполнять политическую часть Минского соглашения. ■ А что хочет Киев? ■ До сих пор это была загадка, но сейчас у нас есть более ясное понимание. С программной статьей в националистическом издании — для своих — выступил советник президента Украины, глава Национального института стратегических исследовании и главный стратег Киева в области политики безопасности, тесно связанный с американцами Владимир Горбулин. ■ Он опубликовал достаточно четкий план Киева по Донбассу. Судя по всему, именно этого плана придерживается Киев на переговорах. Вот что он в себя включает. 1. Донбасс временно выводится из–под юрисдикции Украины. Таким образом, Украина полностью снимает с себя ответственность за социально–экономическую ситуацию в Донбассе и не тратит ни одной гривны на Донбасс. Более того, реализуется полная блокада Донбасса со стороны Украины, в том числе блокада продовольственная, энергетическая, я думаю, что и воду будут перекрывать, как перекрыл подачу воды в Луганской области ее губернатор Г.Г. Москаль. ■ При этом управление на Донбассе осуществляется международное — эту администрацию должны будут формировать собственно члены «нормандской группы», то есть, видимо, предполагается Франция, Германия и Россия, хотя эти страны не называются. 2. Украина не берет на себя никаких обязательств о мире, и не подписываются никакие договоренности. Украина оставляет за собой право на любые действия в любой удобный момент, то есть на военную атаку в любой момент, когда военные силы будут к этому готовы. Таким образом, украинское руководство по–прежнему делает ставку на хорватский вариант. ■ Как мы помним, в Хорватии после определенного мирного периода хорватская армия внезапно перешла в наступление на сербскую Краину, которая была примерно в таком же положении, как Донбасс, и в течение нескольких дней, даже почти часов, было нанесено сербам Краины военное поражение, вслед за которым последовали репрессии, массовые этнические чистки. ■ В результате такого развития событий полмиллиона сербов были вынуждены бежать из сербской Краины, и сейчас эта территория находится полностью под контролем правительства Хорватии и ни на какую автономию больше не претендует. К этому хорватскому сценарию Киев и будет готовить свои вооруженные силы. 3. Никаких изменений в Конституции Украины, как–либо связанных с Донбассом, внесено не будет. Собственно, Петр Порошенко идет по этому плану, то есть никакой автономии территориям Донбасса, не контролируемым Киевом, никакой федерализации страны в целом. Будет идти только небольшая децентрализация для местных общин по польскому варианту, и, таким образом, важнейшие особенности русскоязычных регионов, такие, как право вести административную деятельность на русском языке, не будут приниматься во внимание, как и не останется у русскоязычных регионов Украины права преподавать историю в духе дружбы с Россией. ■ Киев будет учить молодежь русскоязычных регионов, что соратник Гитлера Бандера — герой, а Россия — вечный враг Украины. Собственно, поэтому Новороссии нужен федерализм, прежде всего по языку, образованию, ну и для развития экономических отношений с Россией. Однако ничего этого не будет. 4. Амнистия. Киев предполагает, что те, кто подпадет под амнистию, не будут иметь право занимать какие–либо должности в Донбассе. То есть все те, кто с оружием в руках боролся с режимом даже на рядовых должностях, не смогут занять место в администрации в Донбассе, притом что эта администрация будет формироваться прежде всего «нормандской группой» по этому плану, то есть международными структурами. ■ Киев предлагает амнистию всем участникам боевых действий, но кроме тех, кто совершил, как они говорят, военное преступление. Но совершил или нет военное преступление — это Киев сам предполагает определять, а вовсе никакие не посредники, не международные структуры. Очевидно, что подавляющее большинство военных командиров эту амнистию не получат и в отношении них продолжится уголовное преследование, так что они не смогут выехать заграницу, поскольку Киев будет их разыскивать через Интерпол. 5. а) Донецк и Луганск становятся демилитаризованными зонами под международным контролем, то есть предполагается, что ДНР и ЛНР выведут свои войска из Донецка и Луганска, а при этом, как уже говорилось в пункте 2, Украина не берет на себя никаких обязательств о мире, более того, она ведет активное военное строительство и готова наступать в любой момент, то есть по этому плану Донецк и Луганск под международным контролем становятся беззащитными перед украинским наступлением. б) Контрольно–пропускные пункты на российской границе, то есть, собственно, между Донбассом и Россией, также подвергаются демилитаризации под международным контролем. Таким образом, Донецк и Луганск не только оказываются беззащитными перед украинским наступлением в любой момент, но они и лишаются возможности получить какую–то реальную военную поддержку со стороны России. ■ Пункт шестой посвящен военным делам. Я бы из него выделил три подпункта. 6. а) Военные контингенты, разделяющие стороны, должны быть взяты из тех стран, которые будут гарантами этих соглашении и, как пишет Горбулин, принуждают Украину временно отторгнуть от себя свою территорию. Речь, видимо, идет о том, что Франция и Германия должны будут разместить свои воинские подразделения на границе между армиями Украины и Новороссии. Поскольку идут постоянные обстрелы, то получается, что Киев предлагает Франции и Германии поставить своих солдат под непрерывные атаки и, тем самым, чтобы шли постоянные гробы во Францию и Германию. Видимо, в этом задумка Киева — чтобы Франция и Германия не были заинтересованы в вечном замораживании конфликта по типу Приднестровья, то есть чтобы Запад был заинтересован в том, чтобы позволить Киеву в какой–то момент начать военное наступление с целью ликвидации де–факто независимости Донбасса. 6. б) По плану Киева должна быть создана уже не одна, а три бригады «Украина–НАТО», их следует вооружить очень хорошим оружием, и эти три бригады «Украина–НАТО» должны быть размещены в крупнейших городах Новороссии, видимо, чтобы не допустить восстания там, где, конечно, население крайне недовольно ультранационалистической киевской властью. Натовские бригады по плану должны разместиться в Харькове, Днепропетровске, Запорожье, Одессе и Николаеве. 6. в) Украинская армия должна постоянно увеличивать свои военные возможности, в том числе должны идти постоянные интенсивные учения стран НАТО на украинской территории. То есть предлагается, чтобы натовские войска на постоянной основе находились на Украине и в решающий момент, когда Киев начнет наступление на Донбасс, могли принять в этом участие. 7. Киев активно развивает вооруженные силы Украины и ВПК, то есть происходит полная милитаризация Украины. При этом у Киева есть возможность использовать вооруженные силы в любой момент, в том числе послать их в Донбасс для «восстановления территориальной целостности», «защиты прав» и т.п. В какой–то мере это повторение пункта 2 — о том, что Украина оставляет за собой право в любой момент начать военное действие, не подписывать никаких ограничивающих себя, свою военную активность договоренностей. 8. Украина получает огромную экономическую помощь от западных стран за то, что «она предотвратила мировую войну ценой потери собственной территории». 9. НАТО и Евросоюз должны дать ясные, четкие обещания принять Украину в свои ряды. ■ Горбулин неоднократно четко постулирует, что признание автономии Донбасса рассматривается Киевом как капитуляция. Таким образом, положения Минских соглашений выполнены не будут и формат Приднестровья, когда надолго устанавливается мир, замораживающий конфликт, Киев не устраивает. ■ Никаких обязательств по типу тех, что взяла на себя Молдавия по отношению к Приднестровью, Киев брать не будет, зато будет готовиться к военному наступлению. При этом Горбулин говорит, что вариант Приднестровья наиболее выгоден для Евросоюза и России. Судя по всему, на переговорах их подталкивают к реализации именно этой модели. ■ Так режим Порошенко отказывается от выполнения Минских соглашений.

Admin: ■ 25 июня 2015 г.Венецианский крест на Минских соглашенияхПолитолог Алексей Попов — о том, почему Европа не допустит возникновение пророссийского субъекта на Украине ■ Алексей Попов. Фото из личного архива □ ■ Вечером в среду Киев радостно сообщил, что Венецианская комиссия одобрила предложенный президентом Порошенко проект изменений Конституции Украины относительно децентрализации. ■ Очевидно, теперь этот проект сразу зарегистрируют в раде, чтобы та успела его предварительно одобрить до 17 июля, когда завершается вторая по счету сессия ее нынешнего созыва. ■ Следовательно, комплекс мер по выполнению Минских соглашений от 12 февраля станет невозможно реализовать. ■ Ведь в п. 11 этого документа записано: «Проведение конституционной реформы на Украине со вступлением в силу к концу 2015 года новой Конституции, предполагающей в качестве ключевого элемента децентрализацию (с учетом особенностей отдельных районов Донецкой и Луганской областей, согласованных с представителями этих районов)». Это единственный политический пункт соглашения, выполнение которого имеет четкий дедлайн. ■ Президентский проект конституционных поправок сводится к передаче местной власти в областях и районах от госадминистраций к исполкомам местных советов. Президент получает право распускать любой совет и отправлять в отставку любого мэра, если найдет их действия антиконституционными. ■ Механизм роспуска советов и отстранения мэров содержится и в действующем законодательстве Украины. Только он иной и предполагает проведение досрочных выборов сразу после лишения местных властей полномочий. А вот по проекту Конституции после роспуска совета в течение года всю власть на данной территории получит назначенная из Киева администрация. ■ В тексте нет ничего об особенностях каких–либо регионов Украины, в том числе и «отдельных районов Донецкой и Луганской областей». Кроме того, с представителями неподконтрольных Киеву территорий он не согласовывался. ■ Если конституционные поправки по децентрализации будут приняты до конца, то лишь в предложенном виде. Ведь процедура изменений Конституции требует два голосования на очередных сессиях Верховной рады за абсолютно идентичный текст. Только в первом случае необходимо 226 голосов, во втором — 300. То есть на третьей сессии, которая начнется в сентябре и закончится в январе 2016 года, изменить текст, принятый в нынешнем июле, будет невозможно. ■ А вероятность того, что документ в парламенте сейчас поправят и примут с учетом Минских соглашений, приближена к нулю. Скорее — хотя это не очень вероятно — проект Порошенко не наберет голосов, ибо не всем в раде нравится расширение полномочий президента. Но это означает, что любые новые конституционные поправки можно будет принять уже не раньше февраля 2016, когда откроется четвертая сессия. ■ В последнее время казалось, что вопрос изменений Конституции стал ключевым моментом как для Москвы, так и для Донецка и Луганска. В силу упомянутого дедлайна им было выгоднее обыгрывать его, а не тему местных выборов, на которой больше сосредоточились на Западе. ■ Именно поэтому в начале июня ДНР и ЛНР направили в Контактную группу свои конституционные поправки. На 90% они представляли собой «вписывание» в основной закон Украины положений, содержащихся в примечаниях к п. 11 «Комплекса мер… по выполнению Минских соглашений». Эти примечания описывают основные черты статуса, который должны иметь отдельные районы Донецкой и Луганской областей по Конституции Украины. И включены они были в документ якобы по инициативе Меркель и Олланда (это прямо говорили в Кремле, а в Берлине и Париже не опровергали). ■ Поправки, в которых многие в России с негодованием увидели сдачу Донбасса, попытки «впихнуть» его в Украину и т.д., на мой взгляд, выдвигались в таком виде отнюдь не в расчете на их принятие Киевом. Расчет был на то, чтобы он их проигнорировал, и Россия получила повод обратить внимание Германии и Франции на то, что Украина документально зафиксировала отказ выполнять Минские соглашения в части конституционной реформы. ■ Но документальной фиксацией отказа мог стать только официальный проект изменений Конституции. Раз ничего записанного в Минске там нет, значит, вроде бы, западным партнерам по «нормандской четверке» останется лишь назвать белое белым, а черное черным. ■ Только назовут ли? Ведь Киев может опираться на мнение Венецианской комиссии, своего рода конституционного суда Европы, только с консультативными полномочиями. ■ Да, ровно три месяца президент ВК Джанни Букиккио, выступая в Совете Европы, говорил, что Украина должна провести децентрализацию в соответствии с Минскими соглашениями, и приводил пример такой децентрализации статус испанских автономных сообществ (то есть Каталонии, Галисии и т.д.) и Южного Тироля в составе Италии. ■ Оказывается, мнение Букиккио было частным мнением частного лица. Критических откликов на действия Киева давно можно было набрать немало не только в Европе, но и в США. Некоторые оппозиционные украинские политики любят их цитировать как иллюстрацию тезиса о прозрении Запада. И материалы на тему «Европа прозревает» уже разбухли до размеров мексиканского сериала, всё более напоминая любимое шоу советской пропаганды «Запад загнивает, и скорый крах его неизбежен». ■ Мнения отдельных людей, пускай известных и высокопоставленных, удобные для Москвы и Донбасса, существуют. Есть мнения и противоположные. Но когда доходим до позиции не отдельных личностей, а структур, имеющих право говорить от имени Европы, то позиция оказывается однозначной. Эта позиция больше, чем решение Венецианской комиссии, демонстрируется совсем недавними резолюциями Европарламента от 10 июня и ПАСЕ о полномочиях российской делегации и о без вести пропавших в Донбассе (соответственно от 24 и 25 июня). Там Минские соглашения трактуются как раз так, как их понимает Киев: речь идет исключительно о требованиях к России и ДНР-ЛНР, из которых главные — «вывести российские войска» и обеспечить контроль Украины над границей. ■ Разве можно было ожидать иного от европейцев? ■ Европейским политикам хорошо известны все три недавних прецедента мирного урегулирования вооруженного конфликта на континенте в рамках сохранения территориальной целостности. Это Босния (1995), Северная Ирландия (1998), Македония (2001). Причем в случае с балканскими государствами оно было достигнуто благодаря западному, в том числе европейскому, посредничеству. ■ Все три модели предполагают, что ключевые вопросы на соответствующих территориях решаются на основе консенсуса представителей разных общин во власти. То есть они идут заметно дальше Минских соглашений, которые ближе к асимметричной децентрализации по образцу Южного Тироля. ■ Однако и упомянутые урегулирования, и давняя или недавняя федерализация ряда европейских государств, и автономизация испанских провинций и британских Шотландии и Уэльса — всё это преобразование отдельных европейских стран в рамках единой Европы, в рамках создаваемой европейской нации в лице ЕС. ■ Но применение этих моделей (даже в том ограниченном варианте, который записан в Минске) в ассоциированной с Евросоюзом Украине — совсем другое дело. Ведь в странах ЕС переформатирование государств означало конституирование в их составе других европейских субъектов, на Украине оно будет означать создание субъекта пророссийского. То есть превращение местного «русского мира» из сугубо духовного понятия в административно–политическое. ■ Может ли это допустить Европа, которая еще в 2003 году помогла провалить реализацию меморандума Козака, представлявшего собой перенос на молдавскую почву европейского опыта балканского урегулирования? А ведь 12 лет назад никто не говорил о конфронтации Москвы и Запада, а соцопросы фиксировали симпатии европейцев и американцев к России.

Admin: ■ 25—06—2015Руслан Гринберг:«Наш экономический кризис — полностью рукотворный»Беседа с директором Института экономики РАН, членом–корреспондентом Российской академии наук □ — Руслан Семенович, все ваши коллеги делятся прогнозами о будущем нашей экономики. Правда, при этом упирают на неизбежный рост цен на нефть. При этом такое впечатление, будто все их выкладки меняются каждодневно, как не самый точный прогноз погоды. Но главный посыл известен: «Мы будем жить хорошо — но не завтра». — Прежде всего, предлагаю понять следующее: нынешний наш экономический кризис — полностью рукотворный. Он абсолютно не связан с проблемами мировой экономики. Это — не голословное утверждение, многие государства Запада и Востока сегодня демонстрируют экономический рост. Однако не вижу у нас сегодня «государевых слуг», которые бьют себя в грудь кулаком и посыпают голову пеплом, признавая свои ошибки. Все в голос рапортуют: «Исправим, бу сделано, чего изволите!». Только завтра, а лучше — послезавтра. К примеру, малозамеченным прошло заявление министра экономического развития Алексея Улюкаева о том, что России понадобится 50 лет, чтобы стать передовой развитой страной. Почему не 40 или не 60? «Светлое будущее» нам уже сулили, обещая построить коммунизм к 1980 году. По этому случаю я всегда напоминаю собеседникам забытый уже анекдот. Выступает Никита Сергеевич Хрущев, объясняет, что мы сейчас твердо встали на путь строительства коммунизма, все будет хорошо, мы идем верной дорогой. Вопросы? Человек из зала спрашивает: «Мы идем к коммунизму, но есть–то нечего!». На что советский лидер ему категорично отвечает: «А в пути никто кормить и не обещал! Кто дойдет, тому все и будет». Вот с этих позиций я и расцениваю нынешние радужные прогнозы. Министр экономического развития фактически растолковывает всем нам, что мы еще не дозрели до счастья, до нормальной хорошей жизни, идите, работайте и мечтайте, что ваши внуки станут жить лучше. Может быть, станут… Давайте четко отделять намерения от возможностей их реализации. Помню, в советские времена был изобретен термин, который назвали религией: «завтрабудизм». Сегодня плохо, но вот завтра все у всех будет. □ — Но, согласитесь, тогда была идея, конкретная цель: от каждого по способностям — каждому по потребностям. Сегодня мы не можем — или не хотим — четко сформулировать наших задач. — Да, с коммунистическими лозунгами была полная ясность. Они были понятны, при всей их очевидной многим утопичности, большинство верило, что, в конце концов, мы к коммунизму придем. А сейчас у нас нет никакой миссии, стратегии. Что мы можем предложить людям? Строить «гуманный капитализм»? Защищать наш капитализм от капитализма западного? В конце восьмидесятых — начале девяностых годов мы страдали пылкой любовью к Америке, мы туда ездили, обнимались с первым встречным, в обморок падали от избытка чувств. О нынешнем отношении к Соединенным Штатам говорить будем? Уверен, лишнее. □ — Тогда что же мы будем строить в эти 50 лет, о которых говорил министр? — На сегодняшний день у нас полный сумбур в мыслях. Налицо большое недоверие к государственной активности — и совершенно необоснованные ожидания благотворности свободного рынка. Вот почему в экономике я выступаю за сбалансированную, социально ориентированную систему. Сформулирую максимально просто: рынок — насколько можно, государственная активность — насколько необходимо. Приведу пример развитых стран, где половина валового внутреннего продукта перераспределяется через государственный бюджет. Скажем, в скандинавских странах, Германии, Франции, Италии, на которые мы хотели бы равняться в своем развитии, отношение государственных расходов к ВВП составляет 45—50 процентов. Что это значит? Значит, что половина экономики, так или иначе, управляется государством. А у нас этот показатель колеблется в районе 35 процентов. То есть, явно недофинансируются образование, наука, культура, здравоохранение. Вот в каких сферах не работает рынок, вот какие сферы обязательно должны поддерживаться государством. Мне возразят: американцы — самые ярые сторонники рынка, у них частное образование в частных университетах. Конечно, только вот у нас в России больше «платных» студентов, чем в Соединенных Штатах. Что касается наших «структурных реформ», то переведу их суть на понятный язык: это коммерциализация всего и вся, от роддома до могилы, чтобы по возможности самому за все платить. Мнение о том, что государство на этом сильно сэкономит — глубокое заблуждение, у большинства сограждан доходы остаются низкими, и они не смогут принять правила «коммерциализации», платить за все и всем. Мы находимся в капитализме XVII—XIX веков, но уверяем, что проводим реформы. Реформы должны делать нашу жизнь лучше, а не отбрасывать в прошлое. Вот и возникает резонный вопрос: почему реформы в нашей стране почти всегда становятся синонимом лишений? Мы выбрали тупиковый путь, скажем, сегодня несть числа рассуждениям об увеличении пенсионного возраста. Хотя по логике вещей необходимо реализовывать намеченные планы по выходу из кризиса. А еще государственные чиновники каждый день пересматривают прогнозы и, как я уже упоминал, гадают, какой будет цена на нефть… □ — Нас, тех, кого принято называть простыми людьми, попрекают в завышенных потребностях и потребительстве. Отсюда — и социальное недовольство. — Да ну! У большей части нашего населения — очень скромные потребности, потому она и довольна жизнью. Что же касается среднего класса, то о нем принято говорить, что он креативный, локомотив нашего общества. Ерунда, просто деньги сейчас в стране крутятся сумасшедшие, поэтому их хватает на всех мало–мальски активных людей. Остальным — по «остаточному принципу». Поэтому я наш капитализм называю анархо–феодальным. Я считаю неприемлемым нынешнее неравенство россиян по доходам, оно как раз и мешает росту экономики, оказавшейся в стагнации. Еще один порок — инерционность экономической политики, ориентированной только на совершенствование инвестиционного климата в стране. Разумеется, привлекать иностранный бизнес в Россию — дело хорошее, но корень проблем вовсе не только в санкциях и ценах на нефть, замедление экономического роста началось раньше. Меня не устраивает философия экономической политики, потому что она так часто базируется на гипертрофированном представлении о всемогуществе частного бизнеса и механизмов саморегулирования. Неужели трудно понять, что для выхода из стагнации не обойтись без мощного и последовательного участия государства в экономике? Также вызывает тревогу содержание так называемых структурных реформ. Это для России довольно большая проблема, поскольку они направлены на коммерциализацию важнейших сфер — здравоохранения, культуры, образования и науки. □ — Извечный вопрос: что делать? У вас есть рецепты? — Прежде всего, быть готовыми к новым колебаниям цен на нефть. И максимально быстро корректировать экономическую политику: речь не о реформах, а смене вектора. Как стимулировать экономическую активность? Отобрать несколько приоритетных направлений, сюда хорошо вписываются планы по развитию БАМа и Транссиба. Это позволит переориентировать и диверсифицировать экспорт. Делать это необходимо, поскольку, повторю, следует ожидать новых колебаний нефтяных цен. Обязательно создавать новые высокотехнологичные производства. Это нужно и для развития экономики, и для обеспечения людей современными рабочими местами. Куда сегодня предлагают пойти работать? В торговлю, финансы, ну и в топливно–энергетической комплекс. Все, предложения занять пост охранника я даже не рассматриваю. □ — Мы во многом увязываем будущие успехи нашей экономики с интеграционными процессами. Ставка верно сделана? — Мы живем в очень неспокойное время, когда центробежные силы в мировой экономике начинают доминировать над центростремительными, и мы не можем предугадать результаты этой борьбы. В этой связи очень важным становится тренд на регионализацию экономических процессов. Евразийский экономический союз в этом смысле — очень хороший шанс для России. И для ее партнеров, конечно, тоже. При этом говорить о более углубленном сотрудничестве пока все-таки рано. Конечно, я тоже, с легкостью необычайной, могу заявить о том, что через 50 лет мы будем жить прекрасно. На меня, в силу возраста, это никаких обязательств не накладывает. Но, если всерьез, оптимистичные прогнозы на ближнюю перспективу дать сложно. Зато я точно знаю, что нам необходимо сегодня: четкое стратегическое планирование, целеполагание и определение приоритетов в экономике. □ Беседу вел Алексей Подымов Специально для «Столетия»

Admin: Страх перед Российской Империей достиг предела ■ Фото: Politrussia.com □ ■ Британский историк, профессор Оксфордского университета, один из ведущих западных экспертов по вопросам бывшего СССР, и прочая, и прочая — Тимоти Гартон Эш на «Радио Свобода» выразил своё мнение по поводу современной политики РФ: «Россия потеряла империю, но так и не обрела новой роли в мире». Далее следует интересное рассуждение: ■ «Понятие «русский мир» перекликается с понятием «англоязычный» или, как иногда говорят, «англосаксонский мир». Этим термином обозначают обычно культурное сообщество, члены которого могут ощущать близость в силу не только общности языка, но и других факторов. Однако если представить, что Англия при этом утверждала бы, будто люди, говорящие по–английски, должны быть частью одного с ней государства или другой формы общего политического устройства, что Канада, Новая Зеландия, Австралия и США должны к ней присоединиться, то такой призыв был бы воспринят у нас как абсурдный и дестабилизирующий мировой порядок. Следует отличать понятие «русский мир» как сообщество людей, объединенных общей историей и культурой и остающихся близкими друзьями, от концепции, утверждающей, что элементы этого мира должны быть частями империи. Мы на Западе очень часто забываем, что политика Путина служит, прежде всего, сохранению его личной власти. На мой взгляд, это главная, приоритетная часть всей его политики. В нынешней России все подчинено этой цели, включая идеологию «русского мира». ■ Не будем отвлекаться на стандартное «всё исключительно ради собственной власти». Интерес представляет именно отношение к империи: «Мы, британцы, хорошо понимаем, как тяжело переживается утрата империи. Наша империя распадалась в течение 20—30 лет, Россия же потеряла свою за два года — в течение 1990—91 годов. В обоих случаях потеря империи воспринималась как потеря престижа». ■ Обратите внимание на глубину непонимания ситуации — и это признанный эксперт по русским! — всё сведено к «потере престижа». Великобритания лишь потеряла колонии, а в России нация была насильственно разделена на части, и вопрос её воссоединения — это отнюдь не «всего лишь престиж». Другой аспект вопроса — принципиально разное понимание империи в англосаксонской и русской модели. ■ Эш очередной раз повторяет мантру о том, что «приоритетной задачей Путина является сохранение власти его режима», и заявляет, что вторая важнейшая составляющая политики России — это «имперский синдром», восходящий к советскому прошлому». Ну, вообще–то Россия была империей и несколько раньше, со времён Петра Великого, но показателен акцент на Советском Союзе — «красной угрозы» боятся до сих пор. ■ Пропускаем самоуспокоения эксперта: «Европейский союз во главе с Германией абсолютно правильно перешел к санкциям, точнее, к комбинации дипломатического и экономического давления на Россию. Европе удалось сохранить единство. И сейчас время работает на Запад, поскольку плачевное состояние российской экономики оказывает сильнейшее давление на позицию России. Путин лучше, чем кто–либо другой, понимает, что проводимая им милитаризация страны все же не позволит ему догнать по военным показателям США», — и наслаждаемся откровенным двуличием: «Очень важно, чтобы США открыто продемонстрировали намерение защитить территорию, находящуюся в зоне ответственности НАТО», — это про Украину. Обратите внимание: «зона ответственности НАТО» — скромные такие притязания на исконно русские территории, которые формально были отделены в результате уничтожения СССР. И НАТО тут же начало ощущать за них ответственность, ага. Ну и в завершение: «— Сохраняете ли вы оптимизм в отношении будущего России? — …Пайпс в разговоре сказал ему, что он вообще-то большой оптимист в отношении будущего России. Тогда мой приятель спросил его, когда, по его мнению, Россия станет демократической, процветающей и свободной страной. Пайпс ответил так: «Чтобы выветрился советский дух, должно пройти три—четыре поколения». Я более оптимистичен, чем он, в отношении числа этих поколений». ■ Очень откровенное пожелание: «Хочется, чтобы русские побыстрее перестали быть русскими». Сразувспоминается нацдем К. Крылов: «Я слово «менталитет» ненавижу — тихо, но люто. И когда его слышу, с удовольствием схватился бы не то что за пистолет, а за ядрёну бонбу, шоб повыжгло» — потому что у всех порядочных западных «ментальность», которая «является системой адаптации человека (или группы людей, или класса, или народа) к его ПОЛОЖЕНИЮ», а у русских — какой–то жуткий «менталитет», который сам по себе и не содержит концепции «прогиба под положение». ■ При этом — мало того, что у русских именно менталитет, так ещё и великодержавный! Жуть просто, по европейским меркам. Цивилизованно — это когда эдакая ментальность во славу мещанства и без каких–либо идей. Особенно — имперских. Такие идеи и Новый Мировой Порядок зашибить могут ведь. ■ Дело в том, что империя как мироустройство бывает нескольких видов по форме. О том, что есть Империя по сути, я писал в статье «К вопросу об Империи»: «Империя — это государство, построенное в соответствии с «Волей к власти» Фридриха Ницше… Империя — это Единство, Развитие и Идея. Там, где всё это соединяется вместе, возникает империя». Это, так сказать, в идеале — метафизическая суть Империи. ■ Конечно, практические реализации далеки от идеала, и на практике полезна классификация по внешней форме, предложенная Lenin–Kerrigan (полностью см. по той же ссылке, после моей статьи). ■ Первый вид: «колониальная империя — крайне агрессивная и шовинистская форма, которая подчиняет колонии зачастую с помощью грубой силы. И занимается эксплуатацией как колоний в целом, так и народов этих колоний в частности». Соответствует как раз Великобритании, и обычно, когда говорят про империю, то подразумевает только такую модель, что категорически не верно. ■ Второй вид: сателлитная империя. «…Существует опять-таки метрополия, но вместо завоёванных колоний — страны–сателлиты. Данными сателлитами становятся как в связи с поражением в войне, по её итогам, так и в добровольном порядке. Сателлиты — слабые страны, которые объединяются вокруг сильной на международной арене страны. Если метрополия является носителем идеологии или политического проекта, то сателлиты также становятся носителями. В странах–сателлитах существует национальная элита, которой отдано право распоряжаться внутренней политикой в стране. Однако вся внешняя политика сателлита подчинена метрополии». Наглядный пример: США. ■ Третий вид: «кооперативная империя», как пример приводится Евросоюз. «…Наличие метрополии — вовсе необязательное. Вполне может быть, что это просто содружество государств, которые договорились о коллективном ведении внешней политики, некоторых общих экономических институтах, таких как Европейский Центробанк. Но при этом вовсе не факт, что все страны в содружестве будут находиться в равных условиях. Так, Греция или Испания, Эстония или Латвия — находятся в Евросоюзе в совершенно иных условиях по сравнению с Германией и Францией». Важно именно неравенство участников. Впрочем, полноценной империей такое образование назвать нельзя — отсутствует стержневая нация, империя всегда имеет национальное происхождение, другие этносы присоединяются по мере расширения влияния империи. Таким образом, ЕС не является полноценной империей, что наглядно видно в настоящем: многие страны подумывают о выходе из ЕС, да и согласие между различными национальными государствами в Евросоюзе наблюдается далеко не всегда. ■ И четвёртый вид — державная империя, присущая именно России. «В отличие от кооперационной Империи — это не ряд объединённых государств с той или иной долей суверенитета, а одно супер–государство федеративного или унитарного толка. Принципиальным отличием Державы от колониальной империи является преимущественно ненасильственное присоединение новых территорий… На территории всей державы действуют одни и те же социально–экономические институты. Административное деление территории державы проходит зачастую по границам бывших государств вошедших в державу, а также по территориям проживания тех или иных этносов. Также не наблюдается и существенного дисбаланса, когда бывшая ранее суверенная страна становится колонией, чьи ресурсы используются на пользу метрополии или федерального центра. Напротив, в Державе равноправно развиваются и центр, и окраины». Здесь описана идеальная картина, в СССР были недостатки (а в Российской империи вообще перекосы в обсуждаемом плане), но принцип, думаю, понятен. ■ В современном мире обладать реальным суверенитетом небольшие страны не могут в принципе, им придётся присоединяться к крупным игрокам на тех или иных условиях. Именно поэтому русское понимание империи как великодержавности вызывает недовольство и опасение. Сейчас практикуется «полуторная» империя по форме: официально колоний нет, но практически сателлиты этими колониями и являются, их грабят экономически при помощи компрадорских правительств на местах. ■ Удачная схема, отработанная десятилетиями. И тут Россия заявляет о себе на уровне серьёзной геополитики и становится не просто ещё одним политическим полюсом, но и может предложить четвёртый, традиционно русский вариант Империи, выгодный для всех участников. Можно предположить, что со временем если не юридически, то фактически как минимум европейские «осколки СССР» объединятся в той или иной форме, что и будет возрождением Русской Империи. ■ Глобалистам этого очень не хочется, так как означает проигрыш глобализма как общемирового проекта. А выигрыш глобалистов означает гибель самобытной России, — да и вообще всех стран как национальных проектов, которые будут переработаны в унифицированную атомарную потребительскую массу. □ ■ Автор — Андрей Борцов

Admin: ■ 07—07—2015Как России привести в чувство FacebookКогда речь заходит об интернет–цензуре, в России принято ругать чиновников и законодательную базу. Бюрократов обвинять проще всего. Однако последние события в Рунете позволяют утверждать, что до настоящей цензуры, бессмысленной и беспощадной, российским ведомствам еще очень далеко. ■ Фото: GLOBAL LOOK press/ Julian Stratenschulte □ ■ В последние несколько недель самым цензурированным сайтом в России стал... Facebook. Модераторы социальной сети пачками удаляли посты российских пользователей, причем поводы для этого и блокировки пользователей окончательно потеряли связь с реальностью. ■ Максима Кононенко забанили за строфу из стихотворения Пушкина. Стихотворение «Моя родословная» Пушкин написал во время Болдинской осени 03 декабря 1830 годa. B нем поэт рассказал историю собственного рода, рассматривая ее в общем контексте истории России. Увы, Пушкин не учел, что через 200 лет сумасшедшие модераторы соцсети, которая возомнила себя мерилом приличного, сочтут его стих недостойным находиться на страницах Facebook. ■ Досталось и писателю Эдуарду Багирову, которого забанили на целый месяц за рассказ о том, как он принял участие в записи передачи на «Первом канале». Здесь от понимания ускользает даже формальная причина произошедшего: никаких очевидных причин для блокировки в его посте найти нельзя. Очевидно, ханжам из техподдержки Facebook не понравилось слово «охренел». Такого уровня цензуры у нас раньше не наблюдалось. ■ Еще раньше была заблокирована страница руководителя Роскомнадзора Максима Ксензова. Блокировка была осуществлена за использование слова «хохлы». Чем это является, как не откровенной провокацией Facebook на фоне демонстративного отказа следовать российскому законодательству в плане блокировки противоправной информации и предоставления запрашиваемых данных? ■ Так, Google отказалась уведомлять Роскомнадзор о соблюдении конфиденциальности персональных данных россиян в почтовом сервисе Gmail при применении таргетированной рекламы. Gmail анализирует содержание писем пользователей, чтобы определить, на какую тему лучше показывать рекламу конкретному человеку. А вы знали о том, что все ваши письма читают? ■ Google (YouTube, BlogSpot и Google+), Facebook (одноименная соцсеть и Instagram) и Twitter не соблюдают требования российского закона о блогерах (закон «Об информации, информационных технологиях и о защите информации»). Facebook, Twitter и Google не представили запрошенных данных о суточной посещаемости ряда пользовательских страниц, а также данных, позволяющих идентифицировать владельцев аккаунтов с суточной посещаемостью более трех тысяч человек. ■ Twitter последовательно не выполняет российские законы, направленные на противодействие экстремизму. Соцсеть отреагировала более чем на три тысячи запросов из США на раскрытие личной информации, но не удовлетворила ни один из 108 запросов от Роскомнадзора. В 2014 году Twitter получил два судебных ордера и 89 запросов от Роскомнадзора о блокировке аккаунтов или твитов. Из них были удовлетворены 13%. ■ На начало июня 2015 года список неудаленной противоправной информации в Twitter включает в себя 53 ссылки. Речь идет о материалах, содержащих признаки экстремизма, однако Twitter официально указал, что сознательно не блокирует ресурсы украинских националистов. ■ Twitter, Google и Facebook категорически отказались выполнять требования российского правительства, согласно которым необходимо было удалить любую информацию о готовящейся несанкционированной демонстрации в поддержку российского оппозиционера Алексея Навального. С сайта YouTube, принадлежащего Google, тоже не исчезло ни одно видео, содержащее призывы выйти на демонстрацию. ■ За 2014 год в Facebook всего два раза поступали запросы раскрыть данные о владельцах аккаунтов в связи с расследованием уголовных дел. Оба раза сеть отказалась выполнить запрос. ■ Подобные случаи являются поводом для начала дискуссии по поводу необходимости реформирования законодательства в отношении порядка деятельности в России иностранных интернет–компаний, намеренно игнорирующих наши законы, однако проявляющих необоснованную жестокость по собственному усмотрению. ■ Целесообразным является обязательство таких компаний создать представительства в России или зарегистрировать новые юридические лица, которые могли бы осуществлять предоставление услуг российским пользователям и нести ответственность за неисполнение российского законодательства. Необходимо использовать европейский опыт, где санкции за невыполнение требований государственных органов представляют собой не блокировки социальных сетей, а ежедневные штрафы в процентах от оборота вплоть до выполнения требований. Очевидно, что только наказание рублем может привести Facebook в чувство, раз другие меры не помогают. □ ■ Автор — Кристина Потупчик

Admin: ■ 03—07—2015Чужим умомНе так опасна продовольственная зависимость, как интеллектуальная □ В общественное сознание активно внедряется мысль, что продовольственное эмбарго, принятое в ответ на санкции Запада, не только станет стимулом для отечественного аграрного сектора и тормозом для цен, но, что самое главное, будто бы позволит сохранить покупательскую способность подешевевшей национальной валюты. □ ■ Опасное заблуждение. Даже если отечественные товары полностью вытеснят заморские, цены это не притормозит и инфляцию не остановит. И дело тут вовсе не в происках спекулянтов, алчности крупных сетевых магазинов или акул отечественного бизнеса. А в том, что так называемые российские товары в полной мере российскими назвать можно с большой натяжкой. ■ Попробую объяснить на примере такого, казалось бы, народного продукта, как картофель. Семенной материал картофелеводы закупают в Скандинавии, в основном в Голландии. Удобрения, средства защиты растений большей частью везём из–за границы. Технику покупаем там же. Остаётся разве что наш труд. И как, скажите, при таком раскладе удержать цены на конечный продукт? ■ Абсолютно по той же причине дорожает курятина, производимая в основном на родных просторах. Бройлерное яйцо для инкубаторов мы покупаем у того же Запада, за валюту. Корм для цыплят привозим оттуда же. Оборудование на птицефабриках, в забойных цехах и на перерабатывающих предприятиях импортное и требует импортных же запчастей. Вот и получается, что курица как бы наша, а цена — нет. И на вечный вопрос, что первично — курица или яйцо, ответ однозначен: яйцо. По крайней мере в цепочке ценообразования. □ Уже кризис 2008 года показал, что беда наша не столько в кредитовании, сбыте, поставках, посредниках, хотя и в них тоже, сколько в интеллектуальной зависимости от Запада. □ ■ Можно сказать, что современное российское сельское хозяйство стало техническим придатком иностранного интеллекта, иностранной науки и технологий. Да не только сельское хозяйство. Об этом напоминал Евгений Примаков, выступая на заседании Торгов–промышленной палаты. ■ «Доля закупаемого за рубежом оборудования и технологий в металлургии — 75 процентов, ТЭКе и лесопромышленном комплексе — 70 процентов, — говорил он. — Сельское хозяйство полностью зависит от импортных поставок семян, пестицидов, средств ветеринарии, оборудования для птицефабрик и животноводческих комплексов и прочего. Лёгкая промышленность зависит не только от импортного оборудования, но и сырья. Более 70 процентов лекарств, 40 процентов продовольствия, большая часть промышленных потребительских товаров закупается за рубежом». — Когда говорят о продовольственной независимости страны, как правило, имеют в виду лишь производство продуктов питания в объёмах, соответствующих уровню потребления. Но чтобы эти объёмы произвести, усилий только крестьян недостаточно. Мы забываем о том, что наше производство всё чаще сталкивается с недостатком науки и технологий, — предупреждал ещё до всех кризисов и санкций губернатор Белгородской области, кстати, один из лучших губернаторов России Евгений Савченко. ■ На рубеже веков (а мы тогда все пребывали в состоянии романтизма) Евгений Степанович по широте душевной предлагал одному канадскому фермеру работать у нас. Мол, что вам в вашей Канаде, где и земли мало, и труд дорогой, приезжайте в Белогорье, мы вам выделим земли, сколько душе угодно, создадим условия. На что тот ответил: «Обязательно приедем. И будем производить в России, но наука — а это основа развития всего и вся — останется всегда у нас, на Западе». ■ Теперь-то понятен смысл этих слов. □ Действительно, крупнейшие производственные и перерабатывающие производства давно находятся в руках иностранных компаний. А отечественные предприниматели вынуждены почти за всем ехать за кордон. □ ■ Смысл в том, что без Европы мы сегодня ничего или почти ничего произвести не можем. ■ И касается это не только картошки или бройлерных цыплят. Например, при выращивании свёклы, подсолнечника, кукурузы, пивоваренного ячменя гербициды, пестициды, да и сами семена мы до сих пор покупаем за границей. Даже если какие препараты и производим в России, то за компонентами для их производства всё равно едем за кордон. Комбикорма и те не можем производить без иностранных компонентов. Ещё более опасная картина в животноводстве, которое во многом зависит от генетических и селекционных разработок иноземных компаний. ■ Сельскохозяйственные машины, тракторы, комбайны, оборудование — всё приходит оттуда. □ Центр управления продовольственным обеспечением страны давно уже находится не в России, а за её пределами. А цены на биржах на генетический материал, гербициды и прочие интеллектуальные продукты и без эмбарго и санкций увеличиваются с каждым годом. □ ■ Даже когда производительность труда у нас росла, эффективность его падала, а значит, и конкурентоспособность тоже. Со стремительным же ослаблением рубля цены стали расти, как раковая опухоль. ■ Впрочем, такая картина не только в сельском хозяйстве, но и в промышленности, гуманитарной сфере. Не ответив на вызовы глобальной интеллектуальной конкуренции, оказались интеллектуально зависимой страной, в точно таком же смысле, в каком о некоторых странах говорят про их энергетическую или продовольственную зависимость. ■ Интеллектуальная зависимость для России, пожалуй, самая обидная. Почему это произошло? Главным образом потому, что многие крупные предприятия ликвидируют свои научные подразделения, считая, что быстрее, выгоднее, а главное — проще купить готовые технологии на Западе, чем самим заниматься их разработкой. А поскольку новейшие технологии нам никто не продаст, мы просто обречены плестись в хвосте мировой экономики. ■ Пойдём дальше. Если у производства нет потребности в новых идеях, постепенно ослабевает вузовская наука, сдают позиции отраслевые и академические институты. А малый бизнес не может замыкаться на фундаментальных работах, поскольку не потянет, да и в ближайшей перспективе они ничего не дадут. Изменить ситуацию могла бы Российская академия наук как одна из самых мощных саморегулируемых организаций. Но государство её так заоптимизировало и зареформировало, что ни о каком инновационном прорыве речи пока не идёт. ■ Нейтрализованной оказалась и инженерная, изобретательская мысль. Почему? Во–первых, из–за несовершенства патентного законодательства, которое не позволяет изобретателям защищать свои права в судах. Пример: группа учёных заключила контракт на внедрение и использование своего промышленного образца с одним из предприятий, но после смены собственников им перестали платить. Обращения в суды всех инстанций ничего не дали, все они принимали решения в пользу предприятия. ■ Во–вторых, изобретатель в любой момент может потерять право на свою интеллектуальную собственность, поскольку в патентном законодательстве отсутствует срок исковой давности и патент можно бесконечно оспаривать. Также он может быть отозван во внесудебном порядке. Таким образом, изобретения, как и открытия, тоже теряют ликвидность, и вкладывать в них деньги невыгодно. ■ В-третьих, заявка на изобретение стоит немалых денег, а вернутся ли они, заинтересуется ли кто твоим изобретением, большой вопрос. □ С другой стороны, существующая патентная система давно и успешно встроена в коррупционные схемы. □ ■ К примеру, предприятие внедряет какое–нибудь большое, сложное и дорогое устройство. Устройство не его. Но к нему вдруг «изобретается» незначительная безделушка. Допустим, болт с левой резьбой определённых размеров. Для устройства годился бы и любой стандартный болт, но он неинтересен руководству. Процесс разработки болта поручается ООО «Рога и копыта», в котором по совместительству состоят руководители, они и патентуют разработку. В результате заказчик, чаще всего это государство, вынужден платить патентообладателям за использование их «изобретения» в готовом изделии кругленькие суммы. ■ Что же касается сельского хозяйства, то Александр Капитонов, председатель совета директоров агрофирмы «Слава картофелю» из Чувашии, считает, что нужна государственная программа выхода из технического и технологического кризиса, в котором оказалось сельское хозяйство, и не только оно. Безусловно, какие–то технологии придётся продолжать приобретать за рубежом, но не надо держать на голодном пайке и свой интеллектуальный потенциал. Нашу науку надо финансировать, поддерживать отечественное машиностроение, эффективнее использовать имеющиеся технологические ресурсы. В последнее время существенно возросли денежные потоки в аграрный сектор экономики. Значительно легче стало получить кредит с субсидированной процентной ставкой не только кооперативам и фермерам, но и владельцам личных подсобных хозяйств. Но науки в этом перечне нет. А кредиты ей нужны как воздух. Причём кредиты долгосрочные. ■ Статс–секретарь, заместитель министра сельского хозяйства Александр Петриков считает, что правильнее было бы говорить не об интеллектуальной, а о технологической зависимости России от Запада. Интеллектуалов у нас много, но они, к сожалению, не востребованы. В 90–е годы сельскохозяйственная наука, как и наука в целом, понесла большие потери. Два поколения молодых людей не пришли в исследовательские институты и лаборатории. Чтобы преодолеть этот разрыв, во–первых, надо возрождать интерес молодых к научным изысканиям, а значит, повышать статус учёного. И не только зарплатой, но и учётом их мнений как экспертов при принятии важнейших решений. Во–вторых, нуждается в реформировании сама организация исследований и внедрения результатов в практику. ■ На Западе и исследования и внедрения сосредоточены в одном месте — в институтах. Всякое исследование заканчивается разработкой. У нас этого нет. И здесь нужны не кредиты, а прямая государственная финансовая поддержка, увеличение бюджета РАСХН, считает Александр Петриков. □ Сельхозакадемия должна работать в тесной связке с Минсельхозом, как это задумывалось ещё при Вавилове. Надо сконцентрировать средства в прорывных направлениях, а не распылять их, как сейчас. Но такую реформу должно сделать само научное сообщество, и оно на это способно. □ ■ Способно, но пока отечественный бизнес продолжает кормиться с руки западного дяди устаревшими технологиями. А свои доморощенные кулибины — испытывать прямое противодействие со стороны «Роспатента» и прочих бюрократических надстроек. Нам же за всё это приходится платить. В самом что ни на есть прямом смысле этого слова. В магазине и на рынке. Из своего кошелька. □ Александр Калинин По материалам «Литературной газеты»

Admin: ■ 16 июля 2015 г.Донбасс: Охота на крупного зверя■ Помните странный фейк, запущенный где–то в начале апреля, о том, что Порошенко предложил Путину забрать Донбасс, а Путин отказался? Разумеется, дело не в том, правда это или нет (конечно, нет!), а в публичной конкретизации проблемы. Обществу внятно дали понять, что ЛДНР не нужны Украине, но всучить их Москве на своих условиях ей не удастся. Создалась парадоксальная ситуация: обстрелами и блокадой Киев буквально впихивает Донбасс в Россию, а Россия всеми силами от него отбрыкивается. □ □ ■ Причём ведущие политики и СМИ ограничивают вопрос рамками дуалистического подхода: введёт Россия войска — не введёт; присоединит Новороссию — не присоединит; признает республики — не признает: останутся ЛДНР в составе Украины — не останутся. Между тем много раз говорилось о том, что украинская проблема решается не на Украине, хотя бы потому, что обе стороны конфликта являются выразителями интересов гораздо более крупных игроков. ■ Изменения, произошедшие в Незалежной за полтора года, в комментариях не нуждаются. ■ Страна в фактическом дефолте и в состоянии гражданской войны, которая, как показал мукачевский инцидент, идёт на всей территории, а не только на юго–востоке. В отличие от неё, в ДНР и ЛНР государственность всё больше укрепляется, связи с Украиной рвутся, а с Россией, напротив, расширяются. ■ А вот что изменилось в связи с этим для России и США? ■ Самое главное: как бы ни ругались радикальные патриоты на минские соглашения, сколько бы ни объявляли их предательством, сколько бы ни ставили Путину в вину излишнюю мягкость, тем не менее, активные боевые действия на Донбассе прекратились. И сколько бы нас ни пугали готовящимися наступлениями ВСУ, ни одно из них, слава Богу, не состоялось. Это целиком и полностью заслуга России и лично Путина. ■ Что касается США, то цели, поставленные ими в начале майдана, не достигнуты. Россию не вышло втянуть в войну, а Донбасс не получилось зачистить от русских. Кроме того, потерпело фиаско и другое американское намерение, сформированное уже в процессе украинского конфликта: Донбасс не удалось навязать России, с тем, чтобы спокойно создавать в остальной Незалежной американо–фашистское государство. Чем, собственно, и объясняется нелогичное поведение Киева, тупо отрезающего от себя Новороссию. ■ Можно сколько угодно смеяться над хитрыми планами ВВП, но совершенно очевидно, что Россия на это и рассчитывала. Минские соглашения составлены таким образом, чтобы Госдеп в лице хунты не смог их выполнить. ЦРУшные аналитики прекрасно понимают, что любое усиление полномочий Донбасса, закреплённое в конституции, равно как и признание договороспособности республик, будет означать для США прощание с Киевом навечно, а для Украины — распад на энное количество частей. Немудрено, что переговоры длились 16 часов, а Порошенко каждые полчаса бегал «к маме» за советом: «маму» такой вариант явно не устраивал. ■ В этой связи вполне объяснимо желание Америки избавиться от Донбасса, с которым непонятно что теперь делать. Страна в состоянии непрекращающейся войны не нужна ни в НАТО, ни в ЕС. Ещё больше отпугивают Европу бандитские отряды, разгуливающие по украинским степям и горам. Разоружить их не представляется возможным — за период боевых действий они интегрировались в ВСУ и теперь тесно с ними связаны. А полностью отвести войска от линии фронта и распустить армию нельзя, так как это будет означать признание победы Новороссии. ■ Замкнутый круг напряжения постепенно превращается в спираль, круги которой закручиваются всё выше и теснее. Стрельба в Мукачево показала, какой силой в действительности обладают национал-радикалы. За один день они умудрились заблокировать администрацию президента, поднять свои отряды по всей территории Украины и стали открыто угрожать Порошенко, обещая натравить на него всю армию. ■ Можно себе представить степень американской досады. После всех усилий по «борьбе с коррупцией», по зачистке возможных противников и оппонентов хунты, по укреплению власти конфетного предводителя, которого долго и тщательно причёсывали перед вхождением в культурную европейскую семью, — вдруг такой раздрай по всей стране. Да и ЕС, уставший от Киева, который без конца канючит деньги и потом их технично разворовывает, однозначно не готов проглотить ещё один переворот, на этот раз с Ярошем в роли президента. Венгры и словаки, имеющие общую с Украиной западную границу, откровенно паникуют. Ну как тут не заподозрить ФСБшника в каждом правосеке! ■ Между прочим, никто до сих пор не объяснил ещё одну странность: почему США не предоставили убедительных доказательств российского военного присутствия на Донбассе? Даже если это присутствие относятся к категории миражей, нет никаких сомнений в американской способности их быстрой материализации в случае необходимости. Выходит, такой необходимости до сих пор нет. Почему? Да потому что при доказанном наличии российских войск в Новороссии, после всеобщего обсуждения этих доказательств и единодушного — можно не сомневаться! — осуждения действий Москвы, от Америки будет ожидаться ответный шаг: официальное введение своих войск и боевых подразделений НАТО в поддержку хунты. Отвертеться не удастся. ■ Но одно дело троллить мировое сообщество разговорами о поставках летального оружия фашистскому режиму и доставлять его Киеву втихаря, и совсем другое дело передавать это оружие открыто. В этом случае Россию уже ничто не остановит от ввода войск на Украину. И в чью пользу закончится рукопашная схватка между РФ и США на донбасских землях, сомнений тоже нет ни у кого. В том числе и у самой Америки. Она согласна воевать с русскими руками украинцев, но не своими собственными. Поэтому она особо не напирает на этот вроде бы такой выгодный аргумент, терпя российских добровольцев и гумконвои, огрызаясь лишь разномастными наёмниками и доставкой вооружения под покровом ночи. ■ На фоне этой американской и, соответственно, киевской растерянности и непоняток по поводу дальнейших блужданий Незалежной происходит не очень рекламируемая, но неуклонная интеграция Донбасса в Россию. В ДНР и ЛНР свободно ходят рубли (а в чём ещё платить пенсии и зарплаты, если банки с гривнами вы отключили), завозятся российские продукты (вы же перекрыли снабжение), дипломы республик признаются в России и т.д. Уравнивание зарплат с российскими позволило бы бизнесу РФ окончательно зайти на эти территории, и, скорее всего, так оно и случится в ближайшем будущем. ■ Похоже, Россия твердит о целостной Украине в пику самой Незалежной и её координаторам. Потому что на деле всё происходит с точностью до наоборот. А российская позиция преподносится в зеркальном варианте специально для того, чтобы сбить противника с толку, в чём Темнейший, конечно, величайший мастер. Сколько ещё удастся обманывать мировую общественность лозунгом «России нужна единая Украина», в точности неизвестно. Но чем дольше, тем лучше, потому что время играет на Путина. ■ Итог российской политики на Донбассе только кажется неясным, потому что невозможно рассматривать украинский конфликт отдельно от всего окружающего. Незалежная тоже интегрирована в мировое геополитическое пространство. Недостаток милитаризма, который ставят Путину в вину радикальные патриоты, объясняется тем, что «взять всё и присоединить» проблемы не решит. Выдернуть из–под влияния США надо не восставшие ЛДНР и даже не Украину, а всю Европу и всё постсоветское пространство. Потому что пока враг так близко, он будет гадить и дальше. Собственно, в этом и заключается цель его местонахождения на евразийском континенте. Поэтому надо прищемить ему щупальца так, чтобы он по крайней мере убрал их за лужу. ■ Как бы забавно ни звучали реминисценции теории заговора, но настоящими организаторами украинского кризиса являются мировые финансовые корпорации, руководящие действиями американских военных структур. Фонды Темплтона, Сороса, а также Л. Саммерс — основные держатели украинского долга – являются, так сказать, верхушкой этого айсберга, видимой невооружённым глазом. Заставить их (или, в более мягкой форме, убедить) пойти на переговоры с Россией может только кардинально изменившийся геополитический расклад — такой, в котором Москва сможет диктовать условия. ■ К сожалению, нельзя считать хищника равным себе. «Партия войны» понимает и будет понимать только силу. Убеждать её бесполезно и опасно — в любых контактах агрессор читает прежде всего угрозу. В чём, например, можно было убедить Гитлера? Его можно было только убить. Против хищника работает только стратегия охотника. ■ Противник с подобной психической организацией отступит только в двух случаях: — перед превосходящей силой, — если его собственная сила будет ослаблена настолько, что ему станет не до драки. ■ И что же делает Россия в этом направлении? 1. В российских военно–политических кругах наконец–то происходит медленное (пока слишком медленное) осознание того, что «коллеги» давно уже пользуются совсем другими методами борьбы. Ядерная бомба перестала быть последним аргументом. К ментальным провокациям Россия оказалась совершенно не готова, в результате чего имеет 2,5 млн беженцев, вооружённый конфликт у своих границ и ещё 13 республик, плотно занятых врагом (за частичным исключением, может быть, Белоруссии). Именно в течение войны на Донбассе выкристаллизовалось понятие сетевых войн. Возник тип агрессии, когда никто напрямую не угрожает оружием, но государство оказывается в опасности. С этой точки зрения, к некоторому позитиву можно отнести изменения (пока очень робкие и неопределённые), внесённые в военную стратегию РФ. Требования Путина пересмотреть Стратегию национальной безопасности, Концепцию внешней политики и Основы комплексной политики на пространстве СНГ, а также появление списка нежелательных иностранных организаций говорят о том, что наличие нового вида опасности, связанного с воздействием на мышление населения, сомнению уже не подлежит. Однако отсутствие чёткого представления о природе этого воздействия, непонимание методов работы с коллективным бессознательным целых стран по–прежнему несёт риск организации новых цветных революций. ■ 2. На втором месте стоит укрепление военного потенциала самой России, которое происходит стремительно. Догнать США после горбачёвсо–ельцинского развала сложно, но на данном этапе скорее важна тенденция и, так сказать, эмоциональный настрой. ■ 3. Расширение ШОС за счёт ядерных держав. Синхронно с включением в организацию Индии и Пакистана заключено двусмысленное для Америки соглашение по Иранской ядерной программе. Почему двусмысленное? Потому что возможность разработок ядерного оружия у Ирана не отняли. «Барак Обама выпустил иранского джинна из бутылки, не получив должных гарантий ни в ядерной части, ни в геополитической составляющей соглашения. В результате, ядерная программа аятолл не демонтирована, а просто приторможена. И не навсегда, а всего на 10 лет. Наука и технологии будут развиваться. Центрифуги — крутиться, уран — обогащаться.» (Forbes) С учётом того факта, что Иран тоже стремится в ШОС и Путин явно настроен сделать всё, чтобы это совершилось как можно скорее, перспективы Шанхайского союза как достойного партнёра НАТО выглядят красиво. ■ 4. Газовый крючок, на котором висит Европа и будет висеть ещё очень долго, несмотря на все заокеанские чаяния. Решительный отказ от замороженного «Южного потока» и готовящийся переход на «Турецкий поток» и «Северный поток — II» — свидетельства того, что этот вопрос РФ держит на контроле и считает стратегически важным. Заказывать пути доставки газа будет, естественно, тот, у кого этот газ имеется. Поэтому все причитания подзуживаемого Америкой Евросоюза насчёт надёжности обиженной недоверием Украины — глас вопиющего в пустыне. Крепость вышеупомянутого крючка обеспечил и провал сланцевого бума, осуществлённый с активной помощью Саудовской Аравии (считавшейся — что особенно приятно — американским партнёром). Поворот расчётливых саудитов к России говорит о том, на чьей стороне будет сила в ближайшем будущем. Мудрый и хитрый Восток не ошибается. 5. Постепенный переход на национальные валюты — самый страшный материализовавшийся кошмар для мировых элит. Сделав ставку на вечное господство доллара, они не обеспечили себе путей отхода в случае каких–либо изменений в глобальной экономике. Чем, собственно, объясняется их оголтелый милитаризм. Других способов удержания контроля над ситуацией замшелые предводители просто не знают, в силу уже упоминавшейся хищнической природы. Отказ от доллара, скажем, в БРИКС рикошетом ослабит его власть в тех странах, где до сих пор активно функционируют неправительственные организации, управляемые из США. Главным образом это касается СНГ. ■ 6. Решение Конституционного суда РФ о главенстве Основного закона России над ЕСПЧ — знак давно назревших перемен. Отход России от верховенства международного права приведёт к долгожданным изменениям в устаревшей Конституции, составленной по западным лекалам ещё в 90–е. Следующим шагом может стать вывод ЦБ из подчинения МВФ. Воплощение в жизнь этих преобразований приведёт к существенному укреплению позиций России в мире и снизит риск дестабилизации обстановки внутри страны. И как в эту изменившуюся планетарную конфигурацию впишется Украина? Да никак. Её никто и не спросит. Без подрыва основных устоев противника украинский кризис будет висеть в той же поре. Медленный дефолт. Медленное вползание Донбасса в Россию. Медленный распад власти. Такой подход, в общем, оправдан: Путину не нужен ещё один переворот или ещё одна война в Незалежной. Украина преподнесена России в качестве готового к употреблению гешефта, и Кремль в данной ситуации может реагировать только постфактум, прочитывая намерения Госдепа и не давая им реализовываться. Единственная надежда — на какую–нибудь очередную цэрэушную глупость, которой нужно будет быстро воспользоваться. Как в Крыму. ■ «Вряд ли кто–то забыл гигантский список интервенций, оккупаций, аннексий и вмешательств США — эксперты и историки посчитали, что Америка вмешивалась в дела по крайней мере 50 стран свыше 130 раз за 121 год» . Добавим сюда известное высказывание Владимира Владимировича о том, что Соединённые Штаты до сих пор остаются единственной страной в мире, дважды применившей ядерное оружие против мирного населения. ■ Почему–то комплект особей, считающих себя планетарной элитой и условно маркируемых как Ротшильды и Рокфеллеры, никак не возьмёт в толк, что на этом свете постоянны только перемены, в том числе касающиеся возглавляемого ими мироустройства. Тем более что все вооружённые конфликты, развязанные США в последние десятилетия, хронически выходят за рамки планируемых. ■ Казалось бы, такая простая вещь — вместо конфронтации пойти на компромисс, который всегда предлагает Путин. Однако вместо шагов навстречу мы видим постоянное нагнетание враждебности. Напряжённость противостояния уже превзошла памятный нам период холодной войны и, пожалуй, соответствует обстановке перед Великой Отечественной. ■ Ну что ж, партнёры сами поставили себя в такое положение. Будем считать, что им дали шанс, а они им не воспользовались. Как Наполеон. Как Гитлер. С соответствующим итогом. □ ■ Автор — Юлия Бражникова

Admin: («Limes», Италия)Кто нарушает международное право? Россия и войны Запада■ Одинакова ли логика в Москве и в Риме? Недавно профессор крупного итальянского университета так прокомментировал мой рассказ о Крыме: «Да, мы знаем, что большинство жителей полуострова хотели присоединиться к России. Но голосование было организовано за пару недель. Мы это не признаём. Референдум — дело серьёзное!» ■ По правде говоря, собеседник поставил меня в тупик. Это был эксперт по международным проблемам. Он хорошо знал, что его ожидает ответ, которому он ничего не сможет противопоставить. В самом деле, в Косове референдум не был проведён, и Запад его не требовал. Без всякого референдума Германская Демократическая Республика была присоединена к Федеративной Республике Германии. А разве Израиль, принадлежащий к западному миру, добавил себе значительные территории после голосования населения соседних земель? Позднее я понял, почему профессор, прослушав мои замечания, ничуть не затруднился: мои соображения вместе с фактами, которые ему противоречили, совершенно ничего не значили для него. Конечно, он их знал. Они были для него вроде тех мух, которые мешают, но не слишком. Всё, что он полагает неподходящим, автоматически сводится до уровня ничего не значащей детали, пустого места по сравнению с железным убеждением, что принадлежность к «западной демократии» позволяет избежать неприятной необходимости проходить через узкую дверь общепринятой логики. ■ Кто не слышал, как Запад обвиняет Россию в нарушении международного права в связи с Крымом? Прямо сказать, фантастика. Обвинители, словно слоны в посудной лавке, топчут, бьют, разрушают правила мирного сосуществования между государствами, хорошо ли плохо ли, но соблюдавшиеся даже в десятилетия «холодной войны». Классический случай — Косово. ■ Шестнадцать лет назад, 24 марта 1999 года страны НАТО развязали войну против Югославии в нарушение основополагающих норм Устава ООН и Хельсинкского Заключительного Акта. Ничего не осталось от принципов, запрещающих не только применение силы в отношениях между государствами, но и угрозу его применения. То же самое произошло с принципами территориальной целостности, неприкосновенности границ, разрешения международных споров мирными средствами. Хуже того. Была совершена очевидная агрессия против государства — члена ООН. Определение агрессии, данное Генеральной Ассамблеей ООН 14 декабря 1974 года, свидетельствует о том чёрным по белому: «Бомбардировка вооружёнными силами одного государства территории другого государства будет квалифицироваться как акт агрессии». И такой акт, как со всей ясностью определяет этот документ, не может быть оправдан соображениями какого-либо характера: политического, экономического, военного и т.д. Бомбардировки продолжались 78 дней: 2300 воздушных атак против 995 объектов, сброшено 25 тысяч тонн бомб, выпущена тысяча крылатых ракет, две тысячи убитых, семь тысяч раненых, многие здания разрушены или полуразрушены, включая дома, школы, церкви и монастыри, даже объекты, признанные ЮНЕСКО достоянием человечества. С помощью самых современных технологий на службе западных демократий удалось попасть сверхточной ракетой в посольство КНР в Белграде. Другая такая технологическая жемчужина угодила в пассажирский поезд Белград — Салоники. Европа сказала «Прощай!» международному праву. ■ Зрелищно выглядело нарушение международного права в Ираке. Администрации США принадлежит патент на изобретение нового предлога для войны. Достаточно с трибуны ООН показать порошок белого цвета, объявив его химическим оружием (в нашем случае — иракским), чтобы сознательно обмануть международное сообщество. Прекрасная демонстрация этического поведения США, как и того, насколько солидны утверждения западных спецслужб! В целом, нарушение в 2003 году суверенитета Ирака продемонстрировало очевидное пренебрежение международным правом, его циничную, наглую замену правом сильного. Как следствие, иракская территория превратилась в кровавое море: сотни тысяч убитых. Через двенадцать лет после войны право на жизнь всё ещё не обеспечено, и не только Ирак, но и почти весь Ближний Восток не обретает мира ■ Иначе, но всё так же вызывающе по отношению к международному праву Запад вёл себя в Ливии. Наивное легкомыслие наступления на Каддафи было результатом высшей меры некомпетентности западных руководителей, а также заинтересованного и безответственного толкования резолюции Совета Безопасности ООН 1973 (2011). Так Запад генерировал перманентное смертоубийство и самый широкий хаос последних лет неподалёку от европейских границ. Хаос гангреной расползся от Ливии с одной стороны до Ближнего Востока, с другой — до Мали и Центральноафриканской Республики, и постоянно наплывает на итальянские берега волнами отчаянной и драматичной эмиграции. Ещё один продукт нарушения международного права — появление и укрепление Исламского государства. Запад внёс здесь определяющий вклад сначала войной в Ираке, потом в Ливии и, наконец, вмешавшись во внутренние дела Сирии. Вместо поисков переговорного урегулирования сирийского кризиса, как того требуют авторитетные международные документы, европейские и североамериканские страны действовали в соответствии с лозунгом, сформулированным одним из западных министров иностранных дел: «Подкрепить дипломатические усилия угрозой применения силы». И тем самым попрали правовые нормы. ■ А СМИ это полностью поддерживали. Вот, к примеру, респектабельная итальянская газета утверждает, что «нельзя отказаться от угрозы применения силы, если хочешь достичь мира». Отсюда до вовлечения в конфликт остаётся только шаг, и Запад его сделал, снабдив оружием противников Ассада, чем более других воспользовалось Исламское государство. Банализация угрозы применения силы, считавшейся неприемлемой 30—40 лет назад (См. Хельсинкский Заключительный Акт) — западное завоевание наших дней. Угроза повсюду превращалась в боевые действия. Помимо Югославии, Ливии, Ирака и Сирии атлантические союзники пробомбардировали Сомали, Йемен, Судан, Пакистан, Афганистан, Мали и провели массированную военную операцию в Центральноафриканской Республике. Война стала частью западной обыденности. США и их союзники прибегали к ней десять раз за четверть века, и ничто не позволяет нам думать, что этой практике скоро настанет конец. Последний случай — бомбардировка Йемена с одобрения США коалицией во главе с Саудовской Аравией. Речь идёт об очередном нарушении международного права: Совет Безопасности ООН не давал зелёный свет этой интервенции. Привыкший теперь уже нарушать международные законы Запад даже того не замечает: на одну войну больше — это ничего не меняет. Вы когда–нибудь слышали или читали серьёзную дискуссию о целесообразности стольких войн? Сие буквально вне обсуждения. Полемизировать насчёт войны в Ливии — да, по войне в Ираке — тоже. Но по отдельности, как будто между ними нет никакой связи. Когда я спросил у одного моего европейского собеседника, почему факт огромного числа войн, проведённых Западом, даже отдалённо не принимается во внимание, то услышал ответ: «Что тут обсуждать?» То есть убивали и будем убивать! Использование силы подменяет собой практически весь арсенал западной дипломатии и остаётся фактически единственным методом решения международных споров, исключая случаи ядерных государств. Основной поток СМИ даже не задаётся вопросом, чего достигли США, НАТО и ЕС, пролив реки крови и погрузив в хаос целые регионы. Демократизации? Пусть скажут нам, что и где они демократизировали. Тогда мы узнаем наконец, что военное продвижение демократии является составной частью демократического наследия США и ЕС, а применение войны, а также угрозы силой созвучно демократическим принципам западных государств, как они считались нормальными во времена абсолютных монархий. Пропаганда войны в противоречие нормам международного права массированно захватывала европейские и американские СМИ накануне каждой агрессии в Югославии, Ираке и Ливии. Ныне часть политиков и журналистов стран НАТО настаивает на необходимости поставок летального оружия Украине, чтобы обеспечить решение кризиса военным путём. Военный аналитик американского телеканала Fox News Роберт Скейлз в прямом эфире предложил «to start killing Russians», «начать убивать русских». Это не только расистское заявление. Речь идёт о пропаганде войны, запрещённой Международным пактом о гражданских и политических правах. ■ Куда не посмотри, везде наткнёшься на невыполнение Западом согласованных норм мирного сосуществования. Допустимо ли для дипломата участвовать в антиправительственных выступлениях страны пребывания? Статья 41 Международной конвенции о дипломатических отношениях запрещает это категорически. Но вот Западу не терпится свергнуть неугодное правительство. Мы видели трёх министров иностранных дел, заместителя госсекретаря США, некоторых послов европейских стран, сенаторов, европарламентариев, бывшего президента и экс премьера среди участников Майдана в Украине, выступавших против законно избранных властей, признанных в таком качестве европейскими и североамериканскими странами. ■ На фоне всего этого многолетнего нарушения международного права чего стоят западные обвинения в адрес России по Крыму и Донбассу? Говорят, граждане России поддерживают Путина, обработанные массированной пропагандой. В действительности кремлёвский глава чувствует настроения людей и действует соответственно. Россияне в большинстве радикальнее его. Это вновь показали вопросы, которые сограждане задавали ему в ходе последнего телевизионного мега-интервью. ■ В самом деле, нет нужды в университетском дипломе, чтобы видеть, как Запад ведёт войну за войной, убивает и рушит, погружает в хаос целые регионы, разваливает международное право — кто сможет это опровергнуть? Запад и не опровергает. Но непрекращающимися канонадами СМИ он пытается повергнуть ниц логику: важно только то, что ему важно. Именно поэтому основной медийный поток Европы и Америки всё менее убеждает даже собственных читателей и слушателей. Достаточно взглянуть на комментарии к статьям и теледискуссиям: европейцы всё менее верят декларациям о приверженности миру своих правительств, демонизации Путина и обвинениям в адрес России. ■ Это ещё более распространённое явление в Азии, Африке, Латинской Америке. Последнее исследование о мере агрессивности государств, проведённое в странах мира американским Институтом Гэллапа в конце 2013 года, показало, что с большим отрывом от других на первом месте находятся Соединённые Штаты. Не сразу, но в конце концов факты побеждают, а пропаганда проигрывает. □ Феликс Станевский — бывший посол России в Грузии и бывший советник–посланник России в Италии

Admin: О чем забыли российские патриоты, или Особенности национального шапкозакидательства ■ Фото: politrussia.com ■ Помните, откуда взялось выражение «закидать шапками» и при каких обстоятельствах оно радикально поменяло свой смысл? Даже самый поверхностный мониторинг ура–патриотических высказываний значительной части интернет–пользователей и журналистов, видящих Россию уже сегодня чуть ли ни лидером Европы, указывает на то, что многие эту историю стали забывать. А зря. История очень жестоко может обходиться с теми, кто не учит ее уроков... ■ На фоне бешеного оптимизма значительной части российского ура–патриотического сообщества относительно скорого падения основных геополитических соперников Москвы и презрения к рутине и тактическим задачам хотелось бы напомнить о нескольких серьезных исторических уроках — когда Россия гналась за великими целями, но спотыкалась на элементарных вещах, которыми почему–то пренебрегла. ■ Я ни в коем случае не умаляю славу российского оружия и российской дипломатии. В судьбоносные моменты защитники России одерживали славные великие победы. И, учитывая «любовь» к России Запада, если бы российская армия действовала хуже — мы, скорее всего, просто не родились бы. Память об Александре Невском, Дмитрии Донском, Ермаке, Минине и Пожарском, полководцах Великой Отечественной — достойна того, чтобы жить в веках. Александр Суворов, по мнению автора этих строк, — один из гениальнейших полководцев мира. Но были и совсем иные страницы... ■ Петр I воспринимается как преимущественно успешный и победоносный монарх. Просто грандиозные его поражения почему–то находятся на периферии массового сознания. А зря. Справедливости ради нужно вспоминать и о них. В 1700 году российская армия, имевшая почти троекратное преимущество в живой силе, потерпела жесточайшее поражение от шведов под Нарвой, практически полностью утратив боеспособность. В войну Россия вступила недостаточно подготовленной и жестоко поплатилась за это. Если бы шведы не переключились сразу после Нарвы на Августа II, а двинулись против России, последствия были бы фатальными. Единственным плюсом, если можно так сказать, от поражения под Нарвой было то, что Карл XII после этого стал сильно недооценивать российскую армию, за что жестоко поплатился под Полтавой... ■ Правда, и после Полтавы в петровском военном опыте была очень печальная страница, о которой почему–то вообще не любят говорить. А называлась она — Прутский поход. После победы над Карлом у Петра появилась блестящая возможность на долгие годы обезопасить северные рубежи, атаковав шведов у них дома — высадив десанты либо наступая через Финляндию, но этого ему показалось, видимо, мало. Не наведя порядка в Причерноморских степях и не закрепившись толком на Севере, Петр решил замахнуться на Бессарабию и Балканы, надеясь вышибить оттуда турок, опираясь на местные православные народы. При этом он почему–то совершенно не оценил ситуацию, полностью аналогичную той, благодаря которой был разбит Карл: очевидную растянутость коммуникаций (и возможность действия на них легкой кавалерии противника), удаленность театра военных действий, явную слабость союзников, потенциальную нехватку воды и провианта и еще ряд серьезных моментов. В итоге даже его передовые отряды не смогли выполнить свои задачи, а основные силы под руководством лично Петра были заблокированы турками на Пруте. При этом Петр умудрился оставить османам все господствующие высоты. Положение оказалось настолько критичным, что ради мира Петр пообещал вернуть туркам Азов, уничтожить русские крепости на Азовском море, отдать шведам Прибалтику и даже Псков. Правда, благодаря усилиям переговорщиков, удалось отделаться большими взятками и сдачей Азова, который потом снова пришлось брать четверть столетия спустя... Из Прутского похода, принесшего одни только политические потери, не вернулась половина армии — десятки тысяч человек, большая часть из которых стали жертвами голода, жажды и болезней. ■ Сосредоточься тогда Петр на решении военно–политических задач в Скандинавии и степях вокруг Азовского моря, Россия не была бы отброшена назад фактически на пару десятилетий, а так — получилось то, что получилось. При всем моем уважении к Петру — Прутским походом он умудрился свести на нет значительную часть своих выдающихся достижений. Кстати, параллельно, имея еще всего несколько океанских кораблей, Петр вполне серьезно планировал заняться... колонизацией Мадагаскара, только этим планам так и не суждено было осуществиться. ■ Полстолетия спустя Россия, рассчитывая на усиление своих позиций в Европе, вступает в Семилетнюю войну, в которой ей удалось одержать ряд блестящих побед. Россия совместно с союзом других государств воевала против Пруссии. Сначала России и Австрия, фактически разгромив Пруссию, не стали развивать победу в 1759 году и дали Пруссии вновь собраться с силами. Но это полбеды! К 1761 году Пруссия была фактически разгромлена вновь, под контроль России перешли немалые территории в Прибалтике, жители которых уже присягнули на верность российской короне. Но пришедший к власти Петр III был так фанатично влюблен в прусские и прочие европейские порядки, что не допускал даже мысли о том, что Россия может разгромить Пруссию. Он заключил с Пруссией фактически сепаратный мир и вернул ей Кенигсберг, за который заплатили своими жизнями российские солдаты. По иронии судьбы, территории, от которых отказался Петр, вернулись в состав России лишь в 1945 году, а потомки тех, кому он создал идеальные условия в ущерб России, в двух мировых войнах уничтожили миллионы русских... ■ В 30–е годы XIX века Россия оказала военную помощь Турции, а в 40–е — Австрии. На фоне обострения с Турцией в 1850–е российское общественное мнение и власть весьма легкомысленно относились к возможности вмешательства в конфликт с Турцией европейских стран. Австрию и Пруссию считали союзниками, а в сотрудничество между Англией и Францией не верили. Над западными и турецкими властями просто потешались. На армии, по сути дела, экономили, ограничиваясь красивой и бравурной статистикой. Уже к концу 1853–го — началу 1854 года часть иллюзий была развеяна. Стало ясно, что Лондон и Париж ищут повода напасть на Россию. И в 1854–м — они напали. ■ Нужно сказать, что российские войска в эту войну проявили просто чудеса мужества. Пожалуй, только это и спасло Россию от куда более печальных последствий своей политики. Блестящими можно считать действия российской армии на Кавказе и Дальнем Востоке. По праву одним из самых героических эпизодов в российской военной истории считается оборона Севастополя (южная часть которого пала только в 1855 году). Но Россия в конце концов была практически предана всеми европейскими союзниками, на поддержку которых она рассчитывала. Россию помимо мужества спасло нежелание Франции чрезмерно ослаблять нас в угоду Англии, а также то, что огромные потери европейских военных вдали от дома совсем не вдохновляли население. Тем не менее Россия лишилась территориальных приобретений на Кавказе, флота на Черном море, части Бессарабии, протектората над Молдавией и Валахией. Правда, победивших в войне, по сути, не было. В Англии из–за высоких потерь и многочисленных неудач сменилось правительство, Турция стала банкротом, Австрия, предавшая Россию, оказалась в международной изоляции... Но было ли от этого легче нам? ■ Потери России, по разным подсчетам, оцениваются от 100 до 250 тысяч человек. Совокупные потери союзников были выше. В целом по итогам войны Россия не только ничего не приобрела, но вынуждена была более 20 лет возвращать себе то, что утратила... ■ Но истинным символом шапкозакидательства считается все же Русско–японская война 1904—1905 годов. Собственно, выражение «шапками закидать» употреблялось в российской публицистике второй половины XIX века без всякой иронии. Иронический и даже саркастический оттенок данному фразеологизму подарили события начала ХХ века на Дальнем Востоке. ■ Несмотря на то, что Япония явно готовилась к войне и вынашивала намерения просто выбросить Россию с Дальнего Востока, к восточному соседу в России отношение было насмешливо–снисходительным. Мол, напасть Япония на Россию не посмеет, а если вдруг свершится невероятное — то «шапками закидаем». В 1903 году Генштаб России, на основании данных разведки, доложил Николаю II о том, что война будет, Япония к ней готова и только ждет удобного случая. Военное присутствие России на Дальнем Востоке при этом было очень слабым. Но власти России не предприняли ровным счетом никаких мер. И Япония уверенно начала боевые действия. Пал Порт–Артур, японцы заставили отступить русских при Мукдене и просто разгромили российский флот при Цусиме. И это все при том, что и население, и армия России были значительно больше, чем у Японии. Неудачные действия России в войне стали одной из основных причин Революции 1905 года... Несмотря на то, что Россия могла вести войну (Япония понесла значительно большие потери и была истощена экономически), Николай II в связи с революционными событиями и военными поражениями дал добро на начало мирных переговоров при посредничестве США. Ценой мира стала передача Японии Южного Сахалина и отказ от арендных прав на Ляодунский полуостров (Порт–Артур) и Южно–Маньчжурскую железную дорогу — стратегически важные объекты. А также Россия развязала руки Японии для того, чтобы та сделала Корею своей колонией, чем Япония и воспользовалась, оставаясь в Корее вплоть до 1945 года. ■ Кстати, часть потерянного по итогам Русско–японской войны России удалось вернуть только после 1945 года, часть — так и не была возвращена и вряд ли когда–либо уже вернется... ■ Шапкозакидательские настроения царили среди российских патриотов и перед Первой мировой. Хотелось бы напомнить, что эта война для России складывалась, несмотря на мужество российских солдат и офицеров, не самым лучшим образом. Причем неудач хватало еще задолго до того, как результаты стала давать антивоенная пропаганда. Западные «союзники» об интересах России явно не думали, а потом, воспользовавшись случаем, еще и устроили интервенцию... ■ История знает и другие примеры разумной политики, давшей свои плоды и спасшей наш народ. Иосифу Сталину, например, часто ставят в вину, что он–де якобы несправедливо обошелся с финнами в 1939—1940 году... Вот только если бы граница в 1941 году была на том же месте, на котором она была в 1939–м, немцы и финны в 1941–м с вероятностью минимум в 90% стерли бы с лица Земли Ленинград, а высвободившиеся силы были бы брошены на Москву и Волгу. И кто знает, не говорили бы сегодня о всех восточнославянских народах в прошедшем времени? А Гитлер никого жалеть не собирался... Да, «Западный мир» был очень сильно возмущен, но что стоило возмущение Западного мира после того, как он дружно одобрил уничтожении Чехословакии и в 1938 году всеми силами подбивал нацистов на поход против Советского Союза? Западный мир — это, по большому счету, последний, чье мнение нас вообще должно интересовать. Так было, так есть и, увы, так оно и будет. ■ И когда я сегодня слышу и читаю о «любви к России в Техасе», о «прозревающей Европе», о том, что Германия «вот–вот» избавится от оков США и что для этого нужно только демонстрировать смирение и братское отношение к Западу, мне становится и грустно, и смешно одновременно. И особенно грустно и смешно от прогнозов некоторых наших патриотов о том, что «прозревает вся Украина» и вот–вот, голодная и холодная, прибежит просить помощи... Это шапкозакидательство — ничем не лучше, чем вера в «страх Японии» в 1904–м или надежда на Европу в 1853–м. Да, по всей Украине падает популярность власти — лично Яценюка и Порошенко. Но категорически не падает и даже, по некоторым данным, растет популярность курса! У жителей Северной и Западной Украины никакого разочарования в американских и европейских хозяевах категорически нет! Антироссийская пропаганда работает на полную катушку, и она хоть топорна и лжива, но достаточно эффективна. А разочарование в «менеджерах среднего звена» типа президента и премьера — это детали. Сегодня они, а завтра, скажем, Коломойский и Наливайченко. Ни внешней политике России, ни русским на Юго–Востоке, ни жителям Донбасса от этого лучше не станет. ■ А что касается Запада... Что могло быть красноречивее, чем продление санкций против России 22 июня? А резолюция ПАСЕ, в которой Россию без каких-либо доказательств назвали»агрессором», а Крым оккупированным? А демонстративный отказ Финляндии пустить российских делегатов на заседание парламентской ассамблеи ОБСЕ вопреки нормам международного права? А новая военная доктрина США, в которой Россия названа одним из основных врагов и перечисляется в одном ряду с ИГИЛом? А абсолютно спокойная реакция населения США и всего Запада на продление американским судом права АНБ на тотальную прослушку? Да плевать им на права, свободы, закон и справедливость, пока у них есть приличные зарплаты и дешевые кредиты! И на справедливость по отношению к России — тем более. Будь мы хоть трижды правы. ■ Мы можем сколько угодно прятать голову в песок и пытаться убедить себя в том, что нас любят и вот–вот все в отношениях с Западом само собой станет хорошо. Не любят. И не станет. Реальность — она такая, как есть. Нужно понять, что Запад нам — не друг, а нечто противоположное. И вести себя по отношению к нему — соответствующим образом. И, раз дружба не вышла, нужно заставить себя уважать. И вести себя крайне жестко и прагматично. Не рассчитывая даже на понимание, и не оглядываясь на его мнение и интересы. За попытки «подружиться» с Западом и положиться на его слово и справедливость Россия уже прямо и косвенно заплатила миллионами жизней своих граждан. Этот урок пора уже запомнить. ■ Я специально не стал писать, что сегодня стоило бы сделать России и какую военно–политическую задачу решить в первую очередь без оглядки на «партнеров», хотя, думаю, это и так читается между строк... Пусть же этот вопрос останется для дискуссии. Как говорится, в спорах рождается истина. □ ■ Автор — Святослав Князев

Admin: Центробанк РФ — филиал ФРС США: факты опровержения ■ Фото: Politrussia.com ■ В последнее время в условиях длящегося периода высокой ключевой ставки Центробанка РФ все чаще звучит вопрос: насколько политика ЦБ РФ соответствует интересам России? Данная тема волнует многих граждан России и зачастую используется различными политиками для целей собственной пропаганды. ■ В то же время Президент РФ достаточно часто делает заявления, что политика главного банка страны его вполне устраивает. Так, 26 мая 2015 года на форуме «Деловая Россия» он заявил буквально следующее: □ □ «Сейчас не буду говорить, что можно было делать быстрее, а что без спешки. Но, во всяком случае, политика Центрального банка абсолютно адекватна складывающейся в экономике ситуации. Ставка понижается, тренд такой есть». Владимир Владимирович Путин □ ■ В связи с этим возникают вопросы: почему многие продолжают настаивать на том, что ЦБ РФ фактически вышел из–под контроля страны и ведет прозападную политику? Является ли это критикой экономической политики Президента РФ из разряда «Путин — недостаточно Путин», «Путин слил»? Или это естественный процесс в любом правовом государстве — лишь разные мнения по животрепещущему вопросу? Или же виноваты советники, которые предоставляют неполную информацию, а ситуация действительно настолько серьезна, что пора бить тревогу? □ ■ График 1. Ключевая ставка ЦБ РФ, % □ ■ Шутка ли? Иностранной валюты в России примерно в 2 раза больше, чем собственно рублей (см. график 3)! Во всем этом постараемся разобраться в этой статье , но сначала приведем полностью мнение Президента РФ. □ □ «Мы видим и понимаем, что происходит с курсом, и знаем, что особенно экспортно–ориентированные компании внимательно смотрят. Кому–то нравится повышение, кому-то нравится понижение, Центральный банк не может допустить, не должен допускать только спекуляций излишних игроков, играющих на понижение или на повышение курса национальной валюты. Он, в принципе, так и делает, и надеюсь, что такая взвешенная политика будет продолжаться». Владимир Владимирович Путин □ ■ Хотелось бы особенно подчеркнуть оценку, данную Президентом деятельности Центрального банка — «взвешенная политика». ■ В последнее время на волне роста национально–патриотических настроений мы часто уходили из области «взвешенности». Подчеркиваем — многие из нас, и ваши покорные слуги, авторы этой статьи, тоже. В частности, в конце 2014 года, когда банк сначала высадил существенную часть резервов «по дешевке», а потом еще повысил ключевую ставку сразу до 17% (что фактически стало вторым ударом по бизнесу после роста курса доллара), мы без тени сомнения поверили в злой умысел таких действий. ■ Для этого были основания — в условиях падения котировок нефти не было абсолютно никакого смысла держать курс и давать нажиться спекулянтам на миллиарды долларов. Именно тогда и надо было, по экономическим законам, повышать ставки, чтобы они корреспондировали целевому курсу и отняли желание спекулировать. А вот потом — по высокому курсу 60 и выше — продавать резервы. Тогда бы курс вообще не поднялся выше 60 рублей за доллар. ■ Почему–то нам это было очевидно, а Центробанку РФ — нет. Вероятнее всего, имело место недостаточная степень профессионализма, да и опыта справляться с такими ситуациями не было. □ График 2. Международные резервы РФ □ ■ Время идет, и только история сможет дать ответ на вопрос, что же произошло в конце 2014 года. Сегодня политика Центрального банка РФ достаточно адекватна, и нет поводов для жесткой критики. ■ Рассмотрим аргументы политиков и экономистов, которые выражают крайнюю степень неудовлетворенности действующим законодательством о ЦБ РФ. Речь идет, в первую очередь, о так называемой привязке эмиссии рубля к приросту международных (золотовалютных) резервов. ЦБ РФ, осуществляя эмиссию рубля, меняет рубли на бирже на иностранную валюту вместо кредитования банков. Но ни о какой такой привязке в законе о ЦБ РФ нет ни слова. ■ Мы построили график изменения международных резервов и рублевой денежной базы за последние 5 лет. Как показывает график, строгой зависимости международных резервов и рублевой денежной базы не наблюдается. ■ К примеру, в первом полугодии 2014 года эмиссия осуществлялась, а международные резервы падали. Тем не менее основа для таких рассуждений имеется. ■ Концепт привязки к доллару США или Евро уходит корнями в идею о стабилизации экономики. Такую политику, в частности, проповедует МВФ. В стране может быть установлен валютный совет или его аналог — режим денежно–кредитной политики, при которой монетарные власти обязаны поддерживать фиксированный обменный курс национальной валюты к иностранной валюте. В различных вариациях это может быть валютный коридор. Валютные резервы страны должны при этом полностью покрывать объем национальной валюты в обращении (110—115 % денежной базы M0). В чистом виде такая денежная политика введена в Гонконге, Бермудах, Джибути, Болгарии, Дании и др. Некоторые страны полностью перешли на доллар США (Панама, Эквадор, Сальвадор и др.). □ ■ График 3. Изменение международных резервов и рублевой денежной базы за последние 5 лет □ Как показывает график 3, ЦБ РФ полностью смог сохранить размер международных резервов, выраженных в рублях, по соотношению с денежной массой, при этом запас прочности отнюдь не уменьшился. □ ■ Ситуация в России достаточно серьезно отличается. Международные резервы настолько надежно покрывают рублевую массу, что никакие финансовые кризисы России не страшны, если их не создавать искусственно. При грамотной политике ЦБ РФ спекулянтам просто не хватит рублей, чтобы выкупить международные резервы России. В начале 2015 года ЦБ РФ нашел инструмент для борьбы с кризисом — организовал валютные аукционы под низкие ставки (валютное РЕПО). Данные меры повысили долларовую ликвидность, и рынок быстро насытился. ■ На следующем шаге оживился спрос на российские ценные бумаги, снизились ставки по российским облигациям. В чем была ошибка раньше? А раньше спекулянты брали рубли и покупали на них валюту. ЦБ РФ получал рубли и снова отдавал их спекулянтам, тем самым обеспечив неограниченный приток рублей для спекуляций. Усугубили ситуацию санкции — на Западе закрыли рефинансирование кредитов, банкам и предприятиям срочно пришлось отдавать миллиарды долларов. ■ За год совокупный внешний долг России снизился с 733 млрд долларов США до 556 млрд! Это говорит о том, что в 2015 году ЦБ РФ грамотно вышел из тяжелейшей ситуации, действовал высокопрофессионально и полностью в интересах государства. ■ Тем не менее, следует обратить внимание на очень непростое последствие такой политики для экономики — процентные ставки выросли и снижаются медленно. В январе 2015 года Гендиректор Уралвагонзавода заявил: □ □ «Ставки больше 9% — это убийство». Олег Викторович Сиенко □ ■ Понять данный тезис легко — старые кредиты нужно отдавать, а их рефинансирование будет уже по новым ставкам, которые буквально катастрофичны для бизнеса. Живых денег в некоторых отраслях, в том числе в машиностроении, не хватает. Это тут же повлечет удорожание стоимости для и так потерявшей спрос продукции. А если еще импортные комплектующие? Ряд предприятий находится на грани банкротства. ■ Высокие проценты очень сильно тормозят экономику, поэтому ключевую ставку нужно снижать быстрее. В период «окна возможностей» это является приоритетом. Зададимся вопросом: если опустить ключевую ставку, где гарантия, что Запад вновь не устроит атаку на рубль — и тогда точно «пиши, пропало»? ■ Важно помнить и о таргетировании инфляции — если ставка будет ниже инфляции, это также даст очень сильный толчок для роста курса иностранных валют. Выгодно будет брать кредиты в рублях и покупать на них валюту. Высокий курс не позволит организациям с валютными кредитами их вернуть, ударит по населению. ■ Напротив, высокие процентные ставки могут стимулировать рост рублевых депозитов, в том числе возврат для этих целей средств в Россию. Поэтому — да, все показатели должны быть сбалансированы. Выходит, нужно понижать процент постепенно, без спешки? Да, без спешки, но и без излишней задержки, при этом контролируя уровень международных резервов, курс рубля, инфляцию и стабильность банковской системы. Сейчас показатели вполне приемлемы, а ЦБ РФ научился справляться с атаками спекулянтов. По итогам июня 2015 года инфляция в России составила всего 0,2% в сравнении с предыдущим месяцем! ■ Вместе с тем, едва ли Запад решится на новое падение котировок нефти — американская нефтяная промышленность фактически и так загнана в угол. Раз ситуация с ЦБ РФ в настоящий момент не вызывает повода для паники, самое время проанализировать общую ситуацию — насколько наше законодательство о Центральном банке РФ адекватно сегодняшнему дню. ■ Для этого сравним Федеральный закон «О Центральном банке РФ (Банке России)» и Закон о Федеральном резерве США. □ Цели □ ■ Самое первое, что бросается в глаза — в формулировке целей ФРС США определено, что ФРС должна способствовать долгосрочному росту денежных и кредитных агрегатов, долгосрочному росту производства, максимальной занятости населения, стабильности цен и умеренным долгосрочным процентным ставкам. ■ Цели ЦБ РФ более поверхностны: обеспечение устойчивости рубля, развитие и укрепление банковской и национальной платежной систем, развитие финансового рынка и обеспечение его стабильности. ■ А это, к сожалению, 1:0 в пользу того, что закон написан в угоду западным кругам. В задачах ЦБ РФ не стоит ни поддержка экономики, ни умеренность ключевых ставок. ■ Во всех западных экономиках низкая ключевая ставка — это основа основ. В некоторых государствах ключевая ставка даже переходит в отрицательную область. Никакого инновационного развития без низкой процентной ставки не будет. ■ Изменение ситуации возможно путем простого внесения правок в закон силами Государственной Думы РФ. □ Управление □ ■ И ФРС США и ЦБ РФ являются независимыми в своей деятельности, но есть принципиальное различие: наш банк государственный, собственниками ФРС США являются 12 Федеральных резервных банков. ■ Эта разница лишь отчасти влияет на ситуацию в целом: 75% прибыли Центробанка РФ идет в казну, большая часть прибыли Федеральных резервных банков также идет государству, а собственники получают не очень высокий процент дивидендов — не более 6% годовых. ■ Управление ЦБ РФ, по сути, мало отличается от формулы, которая утверждена в США. ■ Совет управляющих ФРС США состоит из 7 членов, каждый из которых выбирается Президентом и утверждается Сенатом США на 14 лет. Председатель Совета управляющих избирается на 4 года, может переизбираться в рамках 14–летнего срока. Член Совета управляющих может быть отстранен Президентом США. Срок 14 лет предусмотрен, чтобы члены Совета управляющих выбирались разными Президентами — для независимости ФРС США. Совет управляющих осуществляет текущее управление Федеральной резервной системой. Также в структуру управления ФРС США входит Комитет по открытому рынку, в составе 12 человек: семь членов Совета Управляющих ФРС, президент Федерального Резервного Банка Нью–Йорка, который является постоянным членом Комитета, а также четыре президента остальных 11–ти Федеральных Резервных Банков, которые сменяют друг друга раз в год. ■ Они определяют цели и основную стратегию монетарной политики, анализируют ситуацию с ценовой стабильностью и экономическим ростом страны. ■ В ЦБ РФ, по аналогии с ФРС США, есть Совет директоров и Национальный финансовый совет. Численность Национального финансового совета составляет 12 человек, из которых двое направляются Советом Федерации Федерального Собрания Российской Федерации из числа членов Совета Федерации, трое — Государственной Думой из числа депутатов Государственной Думы, трое — Президентом Российской Федерации, трое — Правительством Российской Федерации. Ими же и отстраняются. ■ В состав Национального финансового совета входит также Председатель Банка России. Кандидатуру для назначения на должность Председателя Банка России представляет Президент Российской Федерации. Назначается Государственной думой РФ сроком на 5 лет. Досрочно отстранить от должности практически невозможно, если нет заявления об отставке, уголовного дела, нарушения закона о ЦБ РФ или других экстремальных ситуаций. ■ Члены Совета директоров назначаются Государственной Думой на должность сроком на пять лет по представлению Председателя Банка России, согласованному с Президентом Российской Федерации. Досрочно отстранить Председателя Банка России, по сути, можно только по представлению Председателя ЦБ РФ и после утверждения ГД РФ. ■ Как видим, нормы об отстранении от должности крайне несовершенны. Даже если ЦБ РФ установит ставку 100% годовых, отстранить его управление от дел в соответствии с законом будет невозможно. ■ Потенциально это несет высокие риски для государственной безопасности. Если чиновники ЦБ РФ выступят против Президента РФ, они вполне смогут преднамеренно ослабить экономику и нанести непоправимый ущерб его рейтингу. ЦБ РФ всегда может сказать, что он действовал во имя укрепления рубля и его политика соответствует нормам закона. В этих рамках критиковать деятельность ЦБ РФ кому угодно — будь то обычный гражданин или Президент РФ — не имеет почти никакого смысла. ■ Что толку критиковать, если снять все равно нельзя? В данной связи, вероятно, законодательство о ЦБ РФ в этой части требует актуализации. В частности, необходимо дополнить причины, по которым Председатель ЦБ РФ может быть отстранен от должности. ■ Например, Президентом РФ, как это закреплено в США. Например, в связи с утратой доверия. ■ Чтобы это сделать, вовсе не обязательно созывать референдум. Можно просто поправить закон в рамках обычных заседаний ГД РФ. В целом, эта часть законодательства не столь несовершенна. Вместе с тем, на наш взгляд, она требует ряда поправок. Риски здесь скорее потенциальные: в настоящее время наверняка руководство ЦБ РФ проводит обсуждение ряда вопросов и с руководством страны. ■ Следует, к слову, отметить, что ФРС США является намного более независимым, чем ЦБ РФ. □ Подотчетность □ ■ Согласно закону о Федеральном резерве, ФРС ежегодно отчитывается перед палатой представителей Конгресса США, дважды в год — перед банковским комитетом Конгресса США. Деятельность банков ФРС не менее раза в год проходит аудит Счетной палаты США, или крупными независимыми аудиторскими фирмами национального уровня. ■ Однако не все операции проверяются (например, не проверяются операции с банковскими займами), поэтому в последние годы ведется работа по снятию ограничений с полномочий аудиторов. ■ Банк России подотчетен Государственной Думе. В частности, ГД РФ заслушивает доклады Председателя ЦБ РФ при представлении годового отчета и основных направлений единой государственной денежно–кредитной политики (утверждается не позднее бюджета на очередной год). ■ Аудитора определяет Национальный финансовый совет. Однако в отличие от США, аудиторами ЦБ РФ обычно становятся иностранные организации. Возможно, данная норма должна быть пересмотрена. Смысл аудита крупных российских организаций западными аудиторами обычно заключается в возможности торговаться на иностранных площадках. ■ Смысл иностранного аудитора для ЦБ РФ нам не совсем ясен. ■ Тем не менее, мы замечаем, что законодательство в этой части не написано в угоду Западу. □ Операции □ ■ Основное отличие ЦБ РФ в данном отношении заключается в том, что ФРС США на суммы эмиссии в основном покупает облигации казначейства США, кредитуя свою экономику. ■ ЦБ РФ кредитует западные экономики, также покупая облигации США и Европы. В последнее время ЦБ РФ распродал часть облигаций США, однако это происходило вместе с падением уровня международных резервов. ■ ЦБ РФ не имеет права кредитовать организации (кроме банков). Это ограничение установлено Законом. Федеральные резервные банки также не могут за редкими исключениями осуществлять операции с бизнесом. Они обеспечивают банковские услуги для депозитных учреждений и для федерального правительства. ■ Они также управляют внешним и внутренним госдолгом, в частности, организуют размещение государственных облигаций. Как видим, никаких в помине международных резервов у ФРС США нет. ■ Их придумали для нас, чтобы мы вкладывали деньги в экономику Запада. Америке не нужны резервы. ■ Она регулирует курс с помощью эмиссии доллара. Мы так сделать не можем: если валютные спекулянты начнут продавать рубли, то у ЦБ РФ может оказаться недостаточно долларов, чтобы удержать курс. Решить проблему можно путем отмены нормы о запрете кредитовать бизнес. ■ Напомним, что до 1995 года такая возможность была. В случае покупки евробондов организаций ЦБ РФ сможет их продать на открытом рынке и восполнить валютный баланс. ■ Конечно, злоупотреблять такой возможностью нельзя, иначе можно попасть на так называемый «страновой риск» — при ухудшении экономической ситуации в стране в целом такие резервы не спасут. Поэтому в рамках данной идеи можно было бы устраивать ограниченные аукционы для пула ведущих организаций страны, финансовые показатели которых удовлетворяют установленным критериям. ■ Такие активы можно ограничить 20% от суммы международных резервов. Системный механизм инвестирования средств в экономику сейчас практически отсутствует, но большинство экономистов понимают, что он необходим. ■ Также интересной является возможность покупать золото. Кстати, доля монетарного золота в составе международных резервов растет и на июль 2015 года составляет 13,33%. Год назад этот показатель составлял 9,68%, два года назад — 7,5%. Правда, стоит отметить, что рост доли происходил на фоне общего падения международных резервов, абсолютный рост за два года составил чуть меньше 10 млрд. долларов. ■ Законодательство здесь не идеально, но катастрофы тоже нет. □ Вывод □ ■ Как следует из сравнительного анализа по обозначенным выше параметрам, имеются существенные недостатки и в законодательстве о ЦБ РФ, и в самом функционировании главного банка страны. В этом отношении критики ЦБ РФ правы. ■ Однако ситуация не такая, чтобы вызвать повод для паники, так как ключевые фигуры ЦБ РФ назначаются или согласовываются Президентом РФ, Государственной Думой РФ, кроме того ЦБ РФ подотчетен ГД РФ. Срок полномочий членов Совета директоров меньше, чем в США. □ ■ Сравнительная таблица банковских систем РФ и США □ ■ Ситуация свидетельствует о наличии скорее потенциальных угроз, нежели реальных. Недостатки в работе ЦБ РФ, по нашему мнению, нужно устранять путем выращивания профессиональных кадров. ■ Сейчас часто кадры поставляются Высшей школой экономики, где преподавали Гайдар, Кудрин, Явлинский и прочие, и созданной, как известно, в качестве проекта ЦРУ. Профессионалов высокого уровня не так много. Значит, над этим нужно работать, как и над совершенствованием законодательства. ■ Такие выводы позволяют дать оценку деятельности ЦБ РФ, как адекватную, с точки зрения политики «взвешенного патриотизма», сторонниками которой мы являемся. □ Авторы — Юрий Белоус, Илья Белоус

Admin: Крушение Боинга как инструмент информационной войны: анализ и факты ■ Фото: Politrussia.com ■ На прошлой неделе исполнился год с момента катастрофы малазийского Боинга, и эта тема всю неделю будоражила всемирное инфополе, окончательно превратившись в еще один фронт информационной войны. О том, как смерти людей используют в качестве инструмента информационной войны, я и хочу рассказать в этом материале. ■ Ведение информационной войны это одновременно искусство и наука, так вот с научной точки зрения, для того чтобы эффективно использовать какую–то тему для информационного давления на противника, ее нужно периодически разогревать. У современного человека наблюдается так называемый дефицит внимания, то есть аудитория очень быстро забывает какую–то тему, если ее не поднимать снова и снова. Если взять календарь и наложить на него вбросы о Боинге, которые делаются в западных СМИ, то можно увидеть, что периодичность этих вбросов — примерно раз в 3–4 недели. ■ Эта периодичность и это постоянное подогревание темы для меня, как для специалиста по информационным войнам, сразу же становится серьезным доказательством того, что со стороны наших западных оппонентов идет вполне профессиональная кампания. Наши оппоненты хотят, чтобы Россию признали виновной и чтобы реакция западной аудитории была максимально эмоциональной, как–будто катастрофа произошла вчера. ■ Приятно видеть, что Россия сопротивляется. Приятно видеть заявления СКР и доклады концерна Алмаз-Антей. Приятно видеть работу журналистов RT, которые сделали англоязычный фильм о Боинге и успешно продвинули его в англоязычном интернете. Но я хочу спросить вас, что мы еще можем сделать для того, чтобы Россия победила в этой информационной войне? ■ Очень горячей темой стало обсуждение создания под эгидой ООН специального трибунала по Боингу. Эту идею поддерживает Украина, Малайзия, Голландия, Австралия и Великобритания. Россия выступила против и вот почему. ■ Во–первых: трибунал под эгидой ООН создавался только для случаев геноцида мирного населения и никогда не создавался для авиакатастроф. ■ Во–вторых: даже знаменитый процесс по взрыву Боинга над Локкерби не проходил под эгидой ООН, а был уголовным процессом в Шотландии, который был проведен только после всеобъемлющего расследования. ■ В–третьих: когда американцы сбили иранский самолет в 1988 году, никакого специального трибунала ООН не созывалось, причем американцы до сих пор не извинились за смерть пассажиров иранского лайнера. ■ Получается, что некоторые западные страны хотят организовать просто судебный фарс, направленный против России. Не выйдет. ■ Показательно, что на стороне России выступил Китай. МИД КНР призвал к продолжению расследования в строгом соответствии с прошлогодним решением Совбеза ООН, то есть уже и на международной арене многим понятно, что так называемый трибунал не будет объективным. ■ Я очень хорошо понимаю ощущения тех, кому кажется, что Россия абсолютно бессильна против этого концентрированного потока лжи в западных СМИ и официальных заявлениях. Я понимаю эти эмоции, но я хочу подчеркнуть, что это не так. Россия далеко не бессильна и я сейчас покажу вам цепь событий, которые это подтверждают. ■ Итак, вернемся на полторы недели назад. 11 июля малазийский премьер заявляет, что картина произошедшего с Боингом абсолютно ясна. ■ СиЭнЭн делает очередной вброс о вине ополченцев, и все ожидают, что 17 числа прокуратура Голландии официально обвинит ополченцев с террористическом акте, но вдруг что–то идет не так. ■ За день до объявления итогов расследования, состоялся телефонный разговор между Владимиром Путиным и премьером Нидерландов Марком Рютте. В этом разговоре, президент России подчеркнул (цитирую пресс–службу Кремля) «недопустимость вбросов в СМИ разного рода версий, носящих откровенно политизированный характер». ■ Что происходит на следующий день? Представитель голландской генпрокуратуры Вим де Брюн заявил, что промежуточные итоги международного уголовного расследования причин крушения лайнера могут быть опубликованы уже до конца этого года, но окончательные результаты следствия ожидаются только в следующем году. ■ Министр транспорта Малайзии выступил с заявлением, в котором осудил попытки спекуляций на трагедии Боинга. ■ Медийный и дипломатический удар по России, к которому несколько недель готовились мировые СМИ и западные политики, просто не состоялся. Путин отменил его одним звонком. Как вы думаете, а что Путин сказал голландскому премьеру? ■ В годовщину трагедии в Сети появились кадры с места катастрофы, снятые ополченцами сразу после падения лайнера. Запись обнародовало издание News Corp. Australia. На его сайте выложена нарезка видеозаписи длительностью около 5 мин. На этих кадрах видно, как ополченцы осматривают сумки пассажиров лайнера, пытаясь выяснить принадлежность самолета, и фотографируют место крушения. Параллельно за кадром звучат телефонные переговоры одного из командиров ополчения, имя которого не называется. Командир говорит о том, что украинский истребитель сбил гражданский самолет, а ополченцы в свою очередь сбили истребитель. ■ У меня возникает несколько вопросов. Как эта запись оказалась в распоряжении австралийских журналистов и зачем ее опубликовали именно сейчас? ■ Мне кажется, что в процессе обсуждения того, кто сбил Боинг, как сбили Боинг, зачем сбили Боинг и так далее, постоянно как–то уходит из зоны внимания другой важный вопрос: а как Боинг оказался над территорией военных действий? Если сейчас посмотреть в интернете на сайты, которые отслеживают самолеты, то видно что над всей Украиной практически никто не летает. Почему это произошло только после крушения Боинга? Почему зону военных действий не закрыли для гражданских самолетов еще в прошлом году? Я слышал несколько версий, и две из них я выставляю на ваш суд: ■ Первая: украинские власти не хотели терять доходы от транзита самолетов над территорией Украины. То есть причина — жадность. ■ Вторая версия: украинские власти это сделали специально, то есть специально направляли гражданские самолеты на пролет над зоной боевых действий. То есть причина — провокация. ■ А вы как думаете — жадность или провокация? ■ Я хочу обратиться к одному из мифов, в который верят некоторые наши сограждане. Многим почему–то кажется, что рядовые жители других стран полностью доверяют западной пропаганде и что с ними бесполезно вести просветительскую работу. Это совсем не так. Когда я готовил этот материал, я увидел несколько случаев по–настоящему честной гражданской журналистики, о которых хочу рассказать вам. ■ Например, огромной головной болью для западной пропаганды в Малайзии стал обычный инженер Азахар Занудин, который не поверил в официальные версии катастрофы и решил провести свое расследование. Малазийские СМИ в общем–то настроены антироссийски и не публикуют альтернативных версий, поэтому фейсбук–страница Занудина стала единственным альтернативным источником информации для жителей целой страны. Эта страница стала настолько популярной, что постепенно этот простой инженер стал местной знаменитостью, настоящим народным борцом за правду. Это в очередной раз доказывает, что не надо путать народ и правительство. Рядовые малазийцы, голландцы и англичане тоже хотят знать правду и далеко не всегда верят своим СМИ. ■ По моим личным ощущениям, в истории с Боингом был переломный момент, когда результаты расследования катастрофы самолета Germanwings над Францией были опубликованы буквально за несколько дней. Именно тогда рядовые пользователи интернета на Западе начали задавать себе неприятный вопрос: почему расследование катастрофы над Францией заняло несколько дней, а результаты расследования по Боингу они ждут уже почти год? Рядовые жители западных стран начинают подозревать что–то нехорошее. ■ Вот вы бы как ответили на этот вопрос? Почему одну катастрофу расследуют несколько дней, а другую больше года? ■ Закончить я хочу на оптимистичной ноте. Мы уже выяснили, что катастрофа малазийского Боинга используется как инструмент информационной войны против России. Если бы Запад был абсолютно уверен, что ополченцев и Россию можно официально обвинить в уничтожении Боинга, и это сойдет с рук западным политикам, то они бы сделали это сразу же после катастрофы. ■ А получилось, что никаких официальных обвинений нет, есть только кампания исключительно по медийной дискредитации России. Нам к такому не привыкать, и мы уже научились с такими кампаниями бороться. ■ Для меня вывод очевиден: Запад боится, что у российских властей есть в запасе такой козырь, такие доказательства, которые в случае обнародования вызовут колоссальный скандал и поставят западных политиков в крайне неудобное положение. Я уверен, что рано или поздно этот козырь будет предъявлен широкой публике и правда обязательно победит. Ну а пока — давайте дождемся результатов официального международного расследования. □ ■ Автор — Руслан Осташко

Admin: «Бесполезно разговаривать»Профессор Кричевский о секте статусных псевдоэкономистов в России ■ Фото: Свободная пресса □ ■ Предупреждаю сразу: текст сколь объемный, столь и неформатный для обычной экономической публикации. Но дочитать его до конца нужно. Хотя бы для того, чтобы предметно представлять, как статусные представители российского экономического мейнстрима, окопавшиеся на околоправительственных методологических высотах, засоряют общественный интеллект ложными убеждениями. А заодно подталкивают нашу экономику ко второй за последние 25 лет катастрофе. ■ Экономист Дейдра Макклоски в «Риторике экономической науки» сказала, вчитайтесь: «Узкой, невежественной, антигуманистической, ненаучной экономической наукой легче управлять, чем любыми более качественными ее вариантами. Посмотрите, какой популярностью пользуется этот подход среди политологов, которые превратились в сборище третьесортных экономистов с самыми большими претензиями в экономической науке». ■ Да и вообще, народ, неприрученный очередной общественно-экономической религией, склонен вести себя ужасно плохо, поскольку мешает реализовывать сильным мира сего алчные, меркантильные, тщеславные интересы. ■ Развенчание способов извращенного преподнесения макроэкономических проблем современными российскими «светочами» от экономики потянет, пожалуй, на целую книгу. Потому не стану злоупотреблять вашим вниманием, остановлюсь на нескольких дискуссионных точках — институтах, монетизации экономики и инвестиционном климате. ■ О выгодах свободной торговли (кто–нибудь может внятно объяснить, в чем они?), волшебстве конкуренции (где взять деньги, чтоб купить хотя бы один из ста сортов колбасы, ведь о рабочих местах никто не думает?), тлетворном влиянии монополий (Нобелевский лауреат Милтон Фридман говорил, что из всех видов монополий — государственной, контролируемой частной и неконтролируемой частной — опасна лишь последняя) или рациональном поведении homo economicus (где получить инструкцию, как стать рациональным, то бишь разумным, особенно в мечтах?) как-нибудь в другой раз. □ Институты □ ■ Институты, институциональная среда — это, по определению Нобелевского лауреата Дугласа Норта, правила игры, где игроками выступают организации, преследующие политические, экономические, социальные, образовательные интересы (здесь и далее автор ни в коем случае не отвергая значение институтов для современной экономики, призывает игнорировать стенания по поводу отвратительной работы российских институтов, якобы, являющейся главным препятствием для долгожданного экономического взлета). Нас интересуют в первую очередь политические, экономические и социальные институты, не так ли? Особенно политические, ведь демократия, как говорят, верный путь к процветанию. ■ Так ли это? Нет и еще раз нет. Известный экономист Элханан Хелпман в книге «Загадка экономического роста» после детального исследования теоретической сути вопроса написал, что «у нас нет ни хорошей теории, которая устанавливала бы связи между политическими институтами и ростом, ни надежных эмпирических доказательств существования таких связей». ■ Смельчак? Отнюдь. Скажу больше — у нас не то, чтобы нет «надежных эмпирических доказательств существования таких связей», наоборот, у нас есть «надежные эмпирические доказательства» отсутствия таких связей. В подтверждение приведу цитату из книги Ручира Шармы «Прорывные экономики. В поисках экономического чуда»: «В 1980–х годах 32 страны росли темпами выше 5%, и 19 из них (то есть 59%) были демократиями. В 1990–х годах из 39 стран с высокими темпами роста демократическими были 59%, а в 2000–х — 43%. Итог трех десятилетий: 52% из 124 быстрорастущих стран были демократиями». ■ А 48% — автократиями, добавим мы. И заметим, что Китай — мировой лидер экономического роста последних десятилетий — демократией уж точно не назовешь. Да что там, даже экономически образцовый Сингапур демократическим государством назвать сложно, достаточно вспомнить в каких жестких авторитарных условиях в 60—70–е годы прошлого столетия происходило становление этого государства. ■ Но, может, исследователи, постулируя отсутствие корреляции между политическими институтами и ростом, будут посрамлены, когда мы обратимся к выявлению зависимости роста не от политических, а экономических институтов? ■ И здесь мимо. Посмотрим на рейтинг Doing Business Всемирного банка за июнь 2014 года, учитывающий простоту и легкость регистрации предприятий, получения кредитов, налогообложения, защиты миноритарных акционеров, выдачи разрешений на строительство, присоединения к энергосетям и проч., то есть те самые экономические институты, плачевное качество которых, якобы, мешает России двигаться вперед семимильными шагами. ■ Из стран БРИКС самое высокое, 43–е место, занимает ЮАР. Россия на 62–м месте (кстати, Белоруссия с ее «диктаторским», как считают на Западе, режимом, на 57–й позиции). Китай на 90–м месте, Бразилия на 120–м, Индия на 142–м. По идее, российские темпы роста должны быть где–то на треть выше китайских, не говоря уже об индийских. Так ли это, поймем через абзац. ■ Далее обратимся к Индексу восприятия коррупции (Corruption Perceptions Index 2014) Трансперенси Интернешнл, здесь представленному в порядке ранжирования по рейтингу Doing Business: ЮАР — 67–е место, Россия — 136–е, Китай — 100–е, Бразилия — 69–е, Индия — 85–е. Следствием относительно низкой коррупции должны стать более высокие показатели роста экономик ЮАР и Бразилии по сравнению с Индией, тем более, с Китаем. И что? ■ А теперь посмотрим на темпы экономического роста стран БРИКС в 2014 г. (также в порядке ранжирования по Doing Business): Южная Африка — 1,4%, Россия — 0,5%, Китай — 7,4%, Бразилия — 0,3%, Индия — 5,6%. ■ Видите, корреляции — ноль. Ноль! □ Деньги и инфляция □ ■ Еще один мейнстримовый фейк, для развенчания которого у многих часто не хватает аргументов. Приведу недавний тупиковый диалог председателя Федерального совета «Партии дела» Константина Бабкина (Б) и либерального «гуру» Евгения Ясина (Я), подсмотренный на странице Бабкина в одной из социальных сетей. Б: Налоги бы снизить, политику ЦБ промышленники, с кем общаюсь, не понимают. Я: Конечно, не понимают! Вам что? Кредиты дешевые давай! А не понимаете, что если денег в экономику дать, то будет инфляция? Б: Бесполезно разговаривать… ■ Понятно, откуда ветер дует? Теренс Хатчисон еще в 1938 г. пророчески написал: «Самым пагубным явлением последних десятилетий для истинного ученого и для всей западной цивилизации в целом, можно считать рост псевдонауки, которая перестала быть уделом маньяков–затворников, но превратилась в массовую религию, всеобщую и воинственную. Тестируемость — единственный, приемлемый на практике принцип или отличительный признак, способный разграничивать науку и псевдонауку». ■ Позднее эту мысль подсветил Нобелевский лауреат Джордж Стиглер, сказавший, что у статус–кво, как правило, есть куча денег и власть для поддержания себя. Узкой, невежественной, антигуманистической, ненаучной экономической наукой легче управлять, чем любыми более качественными ее вариантами. Особенно когда руководители государства верят интеллектуальным жуликам на слово. ■ Что ж, тестируемость — так тестируемость. Ясин, а вслед за ним Кудрин, Набиуллина,Улюкаев, etc., из года в год повторяют мантру об инфляции, неизбежно возникающей вслед за увеличением денежной массы. Пути безынфляционного увеличения, например, через эмиссионное возмещение выданных госбанками кредитов реальному сектору под проектное финансирование, подробно рассматривать не будем ввиду очевидности: деньги пойдут на капитальное строительство, приобретение оборудования, возведение инфраструктуры и лишь потом на зарплату работникам — откуда взяться инфляции? ■ Остановимся на проверке ясинского утверждения. ■ В таблице 2.3 моей книги «Россия: сквозь санкции — к процветанию» приведены данные Всемирного банка о коэффициенте монетизации экономики (упрощенно — количества денег к ВВП). Книга вышла в 2014 г. и последние на тот момент показатели датировались 2012 г. В том году коэффициент монетизации экономики составил: в России — 52,5%, в Бразилии — 78,4%, в Индии — 79,5%, в Китае — 188,3%. ■ Согласно ясинской псевдотеории, наибольшая инфляция должна была случиться в Китае. Но вот незадача — инфляция в Поднебесной была наименьшей — всего 2,6%, тогда как в Индии — 9,3%, в Бразилии — 5,4%, в России — 5,1%. И еще: в 2004—2014 гг., то есть когда темпы прироста денежной массы были наивысшими, среднегодовая инфляция в Китае составила… всего 2,8%. ■ Очевидно, что Ясин и Ко в своих рассуждениях руководствуются нерелевантными монетарными подходами, главный из которых — умозрительная изолированность национальной финансовой системы от мировой. Экономика песочницы: если вам не нравится, что детки посыпают друг друга песком, просто уменьшите его количество, и проблема решится сама собой. ■ Во–первых, инфляция в России носит преимущественно немонетарный характер (тарифы, девальвация и проч.). ■ Во–вторых, российская финансовая система является открытой, несмотря на неконвертируемость рубля. ■ В–третьих, если вы хотите, чтобы песок из песочницы не высыпался (здесь подразумевается так называемый отток капитала), просто законопатьте дырки или, по примеру Китая, введите жесткие ограничения на трансграничное движение капитала, включая изничтожение незаконных финансовых операций. Слабо? ■ Слабо. С одной стороны, эти ребята будут и дальше зажимать ликвидность, поддавливая и курс, и инфляцию, как в замкнутой финансовой системе. А с другой — прогнозировать и соглашаться с оттоком капитала, что свидетельствует о наличии в России открытой финансовой системы. ■ Ах да, «правильные» модели — игрушечная экономика, имеющая крайне мало общего с реальностью по причине многочисленных ограничений, допущений и условностей! Не зря же еще в 1982 году наш бывший соотечественник Нобелевский лауреат Василий Леонтьев написал: «В наши дни добрая половина статей в престижных экономических журналах преодолевает земное притяжение». Да, в моделях все верно, но как же повезло китайцам, что в начале реформ о моделях они забыли! ■ Это не экономика, господа, это шизофреника. □ Инвестиционный климат □ ■ Два слова об инвестиционном климате, что в России перманентно плох. Здесь за неимением места рассмотрим всего один аспект — обменный курс рубля. Скажу сразу: стабильность курса национальной валюты является ключевой характеристикой инвестиционного климата в любой стране. ■ Предположим, приходит к нам иностранный инвестор и при курсе 35 руб./$1 начинает завозить оборудование, приобретать материалы и комплектующие, словом, вкладываться в организацию нового производства. Пока суд да дело, курс подскакивает до 70 руб./$1, и перед нашим бедолагой встает неразрешимая задача: как при таком курсе выпустить конкурентную по цене продукцию для российского внутреннего рынка (издержки–то в иностранной валюте) и после проблематичной реализации направить хоть какую–то часть выручки на погашение валютных вложений. ■ Эти риски внешние по отношению к инвестору, а потому он сделает все, чтобы их минимизировать: отправится в другую юрисдикцию с более предсказуемой курсовой политикой. Где курс не зависит от долгового кризиса в Греции, снятия санкций с Ирана или продажи стратегического запаса нефти в США. Современная Россия — пожалуй, единственная страна в мире, где курс национальной валюты напрямую зависит и от глобальных политических событий, и от финансовой нестабильности в отдельно взятых государствах, и от колебаний нефтяной конъюнктуры. ■ Наконец, о привлечении иностранных инвестиций (эти пустые фразы мы слышим уже не первый десяток лет). Снова практический тест. В 2005 г. индийские экономисты Ишвар Прасад, упоминавшийся выше Рагурам Раджан, а также Арвинд Субраманьян (к слову, Раджан в 2003—2006 гг. занимал должность главного экономиста МВФ) опубликовали статью «Парадокс капитала», где представили темпы экономического роста развивающихся стран в 1970—2004 гг. в соотношении с притоком иностранных инвестиций. Оказалось, что во всех без исключения странах экономический рост с опорой на внутренние сбережения происходил быстрее по сравнению со странами, сделавшими ставку на привлечение иностранных инвестиций, в основном, как потом выяснялось, спекулятивного свойства. ■ Знают ли об этом исследовании наши великие псевдоученые? Вряд ли. Да и зачем? Для них важно, чтобы руководство страны об этом не узнало. □ Секта □ ■ В современной России мы имеем дело с целой сектой статусных псевдоэкономистов. С сектой, привыкшей думать о жизни как о классной доске. С сектой, угождающей власти посредством пригодного наукообразного обоснования ее устремлений притупить бюджетную остроту текущих проблем. С сектой, не упускающей случая решать собственные бизнес–вопросы. ■ Дейдра Макклоски, конечно же, права, когда говорит, что «хорошей науке нужны не хорошие методологии, а хорошие ученые — то есть честные, высокоморальные, усердные». Но это хорошей науке, подкорректируем ее мы. Плохой все перечисленные качества и прочие добродетели ни к чему: алчность, тщеславие, двуличие — вот что сегодня востребовано в тесном мирке российских лжецов от экономики. ■ Как мы можем противостоять людям, ведущим страну в пропасть, какой должна быть линия поведения? Безусловно, можно дождаться очередного социально–экономического краха и надеяться на прозрение вождя (вариант — на дворцовый переворот), но это пассивная тактика. Активная направляющая коротко может быть такой. ■ Во–первых, спорить с адептами секты бесполезно. Да это и не нужно — ваш автор неоднократно сталкивался с ситуацией, когда после пары возражений сектанты скатывались к argumentum ad hominem, переходили на личности. Убеждать, разговаривать нужно не с ними, а с людьми. Делать это раз за разом, до тех пор, пока невежественность псевдолиберальной гоп–компании, вопиющее несоответствие их теоретических заклинаний практике станет вызывать саркастический смех. ■ Во–вторых, если уж возникла дискуссия, нельзя позволять оппонентам уходить от разъяснения очередной сомнительной мантры. Да, мы ничего не понимаем, так объясните, а заодно раскройте нам глаза, почему теория расходится с эмпирикой. Это не оборонительная позиция, это прессинг на чужом поле, натиск, неприемлемый для тех, кто любит рассуждать обо всем, лишь бы быть в медийном пространстве. ■ В–третьих, неравнодушные, думающие люди должны стать здоровыми скептиками. Экономика — наука не столько прогнозирующая (как говорил классик австрийской экономической школы Людвиг Мизес, предсказывать экономическое будущее «за пределами возможностей смертного человека»), сколько объясняющая. Как медицина, история или философия. Хватит верить сказочникам на слово, пусть потрудятся обосновать собственные утверждения. «Мы хотим знать», что ж здесь зазорного? ■ Нам всем нужно поддерживать друг друга. Нас, умеющих отличить правду от лжи, немало, но мы разрозненны, чем пользуются, часто при помощи лести, посылов или подачек, наши идеологические противники. Иначе задавят (забанят) поодиночке. ■ И еще нужно думать о молодежи. Скоро эти ребята будут уверены, что шизофреника — это и есть экономика. □ Автор — Никита Кричевский ■ Родился 13 декабря 1968 года в Москве. Окончил Государственную академию управления им. С. Орджоникидзе. Автор нескольких вузовских учебников, научных монографий и публицистических книг. Считает себя вторым экономистом России, не без оснований полагая, что первых у нас до чертиков. Доктор экономических наук (2004), профессор (2006).

Admin: ■ 22 июля 2015 г.Россия на дне. Осенью снизу постучатГлобальный бизнес не дает государству исполнять свои обязанности перед народом ■ Фото: morguefile.com □ ■ Социально–экономическую политику российского государства не удается объяснить без гипотезы, по которой оно сложилось в начале 1990–х, еще в недрах Союза, как инструмент разграбления «советского наследства» и легализации украденного в фешенебельных странах в качестве личных богатств. Уже и от «наследства» мало что осталось, и с легализацией проявляются проблемы — но машинка свинчена по–советски надежно и продолжает молотить, уничтожая страну. ■ Этим объясняются и поразительно неизменные на протяжении всех 27 лет национального предательства (считая с обрушивших потребительский рынок хозяйственных реформ Горбачева) «ошибки» и «недостатки». Либерализм как служение пораженными им элементами госуправления интересам глобального бизнеса, а не своего народа, кромешная коррупция, безнаказанный произвол монополий, труднодоступность правосудия, сжатие социальной сферы как универсальный ответ на любую финансовую проблему, — все, что душит наше общество, легко объясняется этой гипотезой и вряд ли объясняется иной. ■ Любителям валить на санкции Запада последствия собственной политики стоит напомнить: экономика России перестала ускорять свой рост при резком (на 38%!) удорожании нефти еще в 2011 году. В 2012–м из–за присоединения к ВТО на заведомо кабальных, колониальных по сути условиях бурный до того инвестиционный рост сменился инвестиционным спадом: как многократно предупреждалось, «при прочих равных» в страну идут или товары, или инвестиции. С января по август 2013 года промышленное производство было чуть–чуть, но ниже прошлогоднего. Паническое бегство капитала и ослабление рубля начались в январе 2014 года — еще при дорогой нефти, когда развязывание против нас Западом новой «холодной войны» невозможно было и представить. ■ Пресловутые санкции лишили Россию внешнего кредитования — но основной вред принесло категорическое нежелание либералов реагировать на новую ситуацию и заменить внешние кредиты внутренними. Ведь государство отличается от семьи тем, что не просто может, но и обязано эмитировать деньги по потребности своей экономики (такая эмиссия не вызывает инфляции при ограничении произвола монополий), — но, отрицая национальный суверенитет, глобальный бизнес руками служащих ему либералов не дает государству исполнять свои обязанности перед народом. ■ Кроме того, чтобы эмитировать свою валюту по потребности своей экономики, а не в том количестве, который позволяет Запад, надо отделить спекулятивные деньги от инвестиционных: иначе кредиты на развитие производства пойдут на валютный рынок и обрушат его, как осенью 1992 года. ■ Такие ограничения вводили на соответствующей нашей стадии зрелости финансовых рынков все развитые страны (потому они и стали развитыми). Рыночные США отменили их (в виде закона Гласса—Стиголла) лишь в 1999 году. ■ Но «что позволено Юпитеру, не позволено быку» — российские либералы не смеют и помыслить об этом: такие ограничения ущемят интересы в основном спекулятивного глобального бизнеса, которому они служат. ■ Поэтому они отказываются от ограничения финансовых спекуляций и практически одинаково регулируют спекулятивные и производственные капиталы, что удушает последние, — а с ними и весь реальный сектор, вновь, как в 1990–е, лишаемый кредита. ■ Под видом борьбы с инфляцией (вызываемой прежде всего девальвациями и произволом монополий, а не ростом денежной массы) либералы в правительстве Медведева и Банке России предельно ужесточили финансовую политику. В 2014 году денежная масса выросла на 2,2%, за январь—май этого года — на 0,6%: с учетом роста цен реальная денежная масса менее чем за полтора года сжалась на 15%. Именно так либералы уничтожали экономику России в чудовищные для страны и народа, но излюбленные ими 1990-е годы. Демонетизация порождает обостряющийся «денежный голод» и не просто блокирует развитие, но и возвращает нас в реалии того времени. ■ Торможение роста экономики (с 4,3% в 2011–м до 0,6% в 2014 году) в январе—мае 2015 года сменилось спадом на 3,2%, причем в мае он достиг, по оценкеМинэкономразвития, 4,9%. ■ В июне ситуация чуть улучшилась: промышленный спад сократился с майских 5,5% до 4,8%, инвестиционный — с 7,6 до 7,1%, падение уровня жизни — и вовсе с 6,4 до 3,5%. Но все это не меняет тенденции и потому утешает слабо. ■ Падение уровня жизни, страх перед будущим, становящиеся непосильными набранные в «светлом прошлом» кредиты ведут к опережающему свертыванию потребления. ■ Конечно, июньское сокращение розничного товарооборота на 9,4% лучше анонсированного «профильным» вице–премьером Голодец спада на 15% — но шуточки в стиле «больной перед смертью потел» в отношении собственной жизни уже перестали веселить. При этом федеральный бюджет буквально захлебывается от денег: неиспользованные остатки средств на его счетах на 01 июля составили 9,2 трлн руб. На эти деньги можно построить новую Россию, комфортнее и современнее нынешней, или более семи месяцев финансировать все расходы государства, не собирая ни налогов, ни пошлин. ■ Но в соответствии с «максимой Дворковича», по которой Россия должна платить за финансовую стабильность США, эти средства заморожены, а их основная часть вложена в ценные бумаги США и стран еврозоны. ■ Получая инфляционные доходы, государство не только не увеличивает расходы пропорционально росту цен (только так можно выполнить свои обещания на деле, а не на словах), но и сокращает их, дополнительно ухудшая экономическую конъюнктуру и усугубляя нехватку денег. Урезание социальных расходов создает в регионах социально-политическую напряженность, грозящую обернуться полноценным политическим кризисом, часто буквально «на ровном месте». ■ В сентябре и декабре ситуация ухудшится из–за пиков платежей по внешнему долгу — правда, в силу прекращения внешнего кредитования России эти пики будут последними значимыми. ■ Осенью удушение агонизирующей экономики чрезмерно жесткой финансовой политики потребует нового ослабления рубля — хотя бы для удержания спада в пределах символически значимых 5%. ■ Сыграют роль и грезы об импортозамещении, выдаваемые за политику. Не подкрепляя ослабление рубля ни дешевыми кредитами, ни свободными производственными мощностями и квалифицированной рабочей силой, ни легким доступом к инфраструктуре, ни стабильным рынком сбыта, либералы понимают: девальвация остается единственным способом хотя бы временно поддержать экономику, ничего не улучшая в ней. ■ Ослабление рубля будет стихийным — за счет нейтралитета Банка России при уходе бизнеса с рынка валюты из–за выплаты внешних долгов. ■ Позитивный эффект девальвации для производства неуклонно уменьшается (уже снижения курса, проведенного с начала января по середину марта 2014 года, «хватило» лишь на три месяца — до середины июля), а негативный социальный (прежде всего в виде роста цен) растет и давно уже превысил для общества все возможные выгоды от нее. ■ Поэтому девальвация, ускорив рост цен, усилит копящееся социальное напряжение, лишь до поры не ломающее «крымские» рейтинги, — хотя временно и поддержит экономику, и позволит спасти некоторое количество рабочих мест без бюджетных дотаций. ■ В начале 2016 года экономика несколько укрепится: экспортеры продолжат аккумулировать средства, а масштабных выплат по внешним долгам у них уже не будет. Остающиеся в их распоряжении средства вырастут — и поддержат и банковскую систему, и реальный сектор, в который они частично просочатся. ■ Но при открытости экономики настежь (условия присоединения к ВТО ставят Россию в худшие условия, чем, например, неизмеримо более конкурентоспособный Китай) для экспортеров, как и для остальных, не возникнет масштабных возможностей инвестирования. Поэтому деньги будут уходить из страны — если не в порядке возврата долгов прошлых лет, то в виде бегства капитала, загоняя Россию все глубже во всеобъемлющий социально–экономический кризис в стиле 1990–х годов. ■ Без кардинальной смены социально–экономической политики, без перехода от разграбления и уничтожения страны к ее комплексному созиданию нас ждет хаос, дезорганизация и Майдан, который может привести не только к распаду России, но и к уничтожению самой российской цивилизации. ■ Возможно, служащие глобальному бизнесу либералы, в том числе и занимающие ключевые посты в правительстве и Банке России, стремятся к такому развитию событий осознанно: оно позволит глобальному бизнесу почти без издержек овладеть всеми значимыми ресурсами нашей страны и быстро утилизировать все не нужное ему непосредственно. ■ Но, даже если возвращающая нас в 1990–е либеральная социально–экономическая политика является результатом добросовестных глупости и убожества, а не осознанного предательства, от этого никому не легче: порождаемые ею угрозы не слабеют и будут усиливаться, пока она не канет в Лету вместе со своими носителями — или пока не столкнет нас в очередную ужасную катастрофу. □ ■ Автор — Михаил Делягин

Admin: Расследовать преступления мешает Конституция?Юрий Болдырев о предложении главы Следственного комитета изменить Основной закон □ □ Председатель Следственного комитета РФ Александр Бастрыкин (в центре на первом плане) во время пленарного заседания Совета Федерации РФ (Фото: Антон Новодережкин/ ТАСС) □ ■ Итак, глава Следственного комитета России Александр Бастрыкин предложил изменить Конституцию. Он считает, что из Основного закона необходимо исключить положения о том, что нормы международного права составляют часть правовой системы России. ■ Что ж, вопрос имеет два аспекта: объективный и субъективный. ■ Начнем с объективной стороны дела. ■ Против ли мы того, чтобы ратифицированные нашим парламентом международные договоры становились составной частью нашего законодательства? Разумеется, нет. А против чего тогда? ■ Первое. Против того, чтобы НЕ ратифицированные парламентом международные договоры оказывались для нас обязательны. Последний известный пример — применение Европейской энергетической хартии, подписанной Российской исполнительной властью, но не ратифицированной парламентом, на суде в Гааге с бывшими акционерами «ЮКОСа». ■ Есть ли такая проблема? ■ Очевидно — налицо. ■ Требуется ли для ее решения вносить изменения в Конституцию? ■ С моей точки зрения, нет. Достаточно ясной и однозначной трактовки вопроса Конституционным судом. И, может быть, целесообразно еще лишь в соответствующих законах о международных договорах Российской Федерации зафиксировать невозможность распространения на Россию каких–либо обязательств, вытекающих из нератифицированных договоров. И Венской конвенции о праве международных договоров 1969 года это не противоречит: согласитесь, одно дело — «воздерживаться от действий, которые лишили бы договор его объекта и цели» (формулировка статьи 18 указанной конвенции), и дело совсем другое — соглашаться с обязательностью для России решений каких–либо внешних (включая судебные) инстанций. ■ Второе. Хуже с так называемыми «общепризнанными принципами и нормами международного права» (из той же части 4 статьи 15 Конституции). Что это такое? Это нигде внятно не разъяснено. Более того, текуче и изменчиво. ■ Конечно, подразумевалось, что это только и исключительно все светлое и прекрасное. Но вот многократно приводившийся пример: в соответствии с этими «общепризнанными» заключенные в тюрьмах, наказанные за уголовные преступления, вправе участвовать в выборах, в то время как наша Конституция однозначно такого права их лишает. И как быть? Вроде, очевидно — следовать своей Конституции. Во всяком случае, до тех пор, пока в обществе не возникнет иное представление — о необходимости в этой части Конституцию менять. Если же противоречие ниже уровнем — не с Конституцией, а с обычными федеральными законами? Казалось бы, и здесь все ясно: никакого именно «приоритета» международных принципов и норм из Конституции не следует — вопрос о конфликте двух норм решать нашему суду. Но это лишь до тех пор, пока мы не оказываемся в конфликте, разрешаемым внешним по отношению к России судом. И потому переходим к третьему — ключевому. ■ Третье. Признание юрисдикции внешних по отношению к России судов. Строго говоря, это тоже не вопрос настоятельной необходимости изменений в Конституцию. Сама по себе Конституция никоим образом не требует от нас признавать юрисдикцию каких-либо внешних судов. А вот если соответствующим международным договором, ратифицированным парламентом, внешнюю юрисдикцию признали, то попадаем в конфликтную ситуацию. ■ Например, внешний суд может руководствоваться этими самыми «общепризнанными принципами и нормами», которые хотя в целом и являются по нашей Конституции «составной частью» нашей правовой системы, тем не менее, те или иные конкретные из них, не будучи зафиксированными в подписанных Россией договорах и конвенциях, могут нами не признаваться. И, разумеется, не имеют для нас приоритета над нашими законами и, тем более, над нормами Конституции. И что тогда? ■ Выход, с моей точки зрения, тоже не требует радикального пересмотра Конституции. Но требует ответственности от тех, кто подписывает и ратифицирует международные договоры, в том числе, в части влекущей признание нами юрисдикции внешних судов. ■ В частности, что мешает увязывать признание такой юрисдикции с требованием распространения на Россию лишь тех «общепринятых принципов и норм», под которыми Россия непосредственно ранее подписалась, вступив в соответствующее международное соглашение? Если же партнеры на фиксацию подобных оговорок с нашей стороны не идут, то, согласитесь, подписывать и ратифицировать подведение России под внешнюю юрисдикцию без подобных оговорок для наших руководителей государства и законодателей — непростительное легкомыслие, если не предательство. ■ Кстати, одно из недавних решений Конституционного суда — о том, что решения внешних судов подлежат исполнению, если не противоречат нашей Конституции — несколько проясняет ситуацию, но не решает проблему в корне, является недостаточным. То есть, оно является ясным руководством к действию по вопросу о том, что делать нашим иным судебным инстанциям и органам исполнительной власти в подобных случаях, как реагировать, но не выводит из принципиально конфликтной ситуации. Для внешних наблюдателей, партнеров и даже союзников ситуация выглядит странновато: Россия, вроде как, признает некую внешнюю юрисдикцию, но почему–то затем сама решает, какие решения судов (чью юрисдикцию она, вроде, признает), выполнять, а какие — нет. ■ С моей точки зрения, это неверно позиционирует страну на международной арене и создает предпосылки и основания для предъявления нам все новых, более или менее обоснованных, но формально законных претензий. После упомянутого выше решения Конституционного суда надо идти и дальше — приостанавливать действие договоров, безоговорочно подводящих нас под юрисдикцию тех или иных внешних судов (если это невозможно, то на какое-то время полностью выходить из них) и требовать внесения в них изменений, оговорок — тех самых, о которых мы говорили выше. ■ И четвертое. Ситуация с решением ЕСПЧ по иску бывших акционеров «ЮКОСа» (по моей оценочной классификации — бандитов и скупщиков краденного) о выплате Россией почти двух миллиардов евро в качестве компенсации за понесенные «страдания». Пожалуйста, не путайте с решением Гаагского третейского арбитража о выплате Россией тем же «страдальцам» более 50 млрд долларов — это разные решения, разные суды, разная правовая основа и разная мотивация решений. А также и совершенно различная степень обязательности этих решений для России. ■ Напомню: на юрисдикцию Гаагского третейского суда по внутреннему российскому спору российские власти согласились добровольно, чем, с моей точки зрения, грубо превысили свои полномочия — за что и должны быть наказаны. Повторю: наказана должна быть не Россия (материально — на 50 млрд долл.), но те высшие должностные лица (в уголовном порядке, а также понеся политическую ответственность), которые грубо превысили свои должностные полномочия. Вот на эту тему мне хотелось бы послушать/почитать подробное интервью главы Следственного комитета: кто инициировал согласие, кто и какие заключения давал, предупреждал ли кто–либо о необоснованности и незаконности, кто и на основании каких документов принимал окончательное решение и подписывал документы, наконец, какие мотивы действий выявлены и когда обвинительное заключение передается в суд? ■ Что же касается решения ЕСПЧ, тут ситуация совершенно другая. С моей точки зрения, налицо совершенно безусловная законность согласия на юрисдикцию этого суда (все подписано, ратифицировано — нет вопросов), длительный период сотрудничества, с признанием большого количества его решений, по которым компенсации в разумных размерах (это десятки и сотни тысяч долларов по фактам уничтожения жилья, негуманного обращения с задержанными и арестованными, даже пыток и пропажи/смерти людей по вине органов нашей госвласти) присуждались и выплачивались тем, чьи права были, так или иначе, нарушены нашими властями. Но затем одним этим своим решением — о присуждении почти двух миллиардов евро юкосовским «страдальцам» — этот суд, с моей точки зрения, полностью себя дискредитировал. ■ Подчеркиваю: это не ошибки при подписании и ратификации соглашений, а уж простите, разочарование в этом международном институте — в том виде, как он сегодня существует и функционирует. ■ Что в таком случае нужно делать? Очевидно: отказываться этот институт в таком виде признавать. То есть, требовать его реформирования — с тем, чтобы он занимался именно вопросами фундаментальных прав человека, но не лез в коммерческие споры. А до тех пор, пока реформирование, которое сделало бы принципиально невозможным решения, подобные присуждению почти двух миллиардов долларов юкосовским «страдальцам», не проведено, приостановить свое участие в соответствующих международных договорах. ■ Что же касается затем возобновления участия, стоит оговорить, что именно, с нашей точки зрения, подпадает под ущемление прав человека, а что — вопросы коммерческих споров. Например, лишение единственного или основного жилья — подпадает безусловно, но споры об акциях коммерческих предприятий — это, пожалуйста, во всякие гражданские и арбитражные суды… ■ Возвращаясь же к теме объективной необходимости пересмотра Конституции, причем, радикального пересмотра, по сути, разработки новой Конституции, приходится сделать вывод: строго говоря, несмотря на недостаточную четкость и потому неадекватность использованной в части 4 статьи 15 Конституции России формулировки о международном праве как составной части нашей правовой системы, тем не менее, большинство реальных проблем в этой части, будь на то ясная политическая воля, могло бы решаться в наших интересах и без столь радикальной ломки конституционного поля. ■ К сожалению, есть основания подозревать, что будирование самой же властью вопроса о якобы неустранимых в этой части недостатках Конституции призвано власть в наших глазах оправдать и подменить этой дискуссией вопрос о бездеятельности власти там, где наши интересы в этой части можно и нужно защитить и чему действующая Конституция, в общем-то, принципиально не препятствует. ■ В то же время, стоит напомнить, что действующая Конституция содержит и ряд куда более серьезных и опасных дефектов, о которых глава Следственного комитета не упомянул. ■ В следующей же статье я остановлюсь на другой — субъективной стороне поднятого главой Следственного комитета вопроса. □ Автор — Юрий Болдырев, советский и российский государственный и политический деятель, экономист, публицист, лауреат литературной премии им. Антона Дельвига за 2006 год., к.э.н., член редколлегии «Российского экономического журнала»

Admin: Кому доверим менять Конституцию?Юрий Болдырев о подмене сути Основного закона ■ Фото: Александр Уткин/ РИА Новости □ ■ В прошлой статье («Расследовать преступления мешает Конституция?») остановились на том, что действующая Конституция имеет ряд и куда более серьезных и опасных дефектов, нежели включение норм международного права в нашу правовую систему, а также на моем обещании осветить не только объективную, но и субъективную сторону вопроса. Выделю здесь три аспекта. ■ Первый: а с чего вдруг мы вообще это — предложение о радикальном пересмотре Конституции — всерьез обсуждаем? Мало ли, кто где и что сказал? ■ Стоит обратить внимание на то, что инициатор обсуждения вопроса в данном случае — не частное лицо и даже не просто высокопоставленный чиновник. В нашей специфической авторитарно–феодальной системе глава Следственного комитета — это непременно человек особо доверенный у главы государства, без преувеличения можно сказать, «особа, приближенная к государю». Собственно, именно в силу такого статуса этого человека, мы и обсуждаем высказывание не как чью–либо ни к чему не обязывающую болтовню, но как событие, которое может иметь следствия. Возможно, как прощупывание общественного мнение и/или его приучение к мысли о необходимости и неизбежности скорых соответствующих изменений. ■ Аспект второй. Если дойдет до воли к радикальным изменениям, то кто именно будет менять Конституцию — кто будет субъектом будущего действия? ■ Как известно, столь масштабные изменения Основного закона, затрагивающие основы конституционного строя, не могут быть произведены поправками. Это можно осуществить исключительно путем принятия новой конституции. Это безальтернативное требование Конституции действующей. Но далее есть выбор — по двум основным вопросам. ■ Во–первых, как формировать Конституционное Собрание? Это предмет специального, причем, не простого, а конституционного закона, но который за прошедшие более двух десятков лет так и не принят. ■ Как же формировать Конституционное Собрание, если на то возникнет высочайшая воля? Не вдаваясь в юридическую и организационную казуистику (нормы и правила, в конце концов, подгонят под задачу), образно говоря, вопрос звучит просто: поручить ли готовить проект новой Конституции Чубайсу, Кудрину и Прохорову с Потаниным? Или же, совсем наоборот — Сечину, Якунину и Чемезову? Вариант с предложением всерьез разбавить перечисленное какими-либо левыми и национально ориентированными силами не олигархического происхождения, как читатель может догадаться, при нынешнем раскладе сил в окружении Президента, а также, как следствие (в нашей авторитарной системе), в Думе и Совете Федерации вообще никак не просматривается. ■ Во–вторых, какие полномочия дать Конституционному Собранию? В частности, только ли по разработке проекта новой Конституции, с последующим вынесением проекта на референдум? Или же еще и по самостоятельному окончательному принятию новой Конституции? Оба эти варианта нынешняя Конституция допускает. ■ Понятно, что мы — исключительно за референдум. Совершенно однозначно и безусловно. Нет ни малейших оснований предполагать, что тот метод формирования Конституционного Собрания, который будет реализован, окажется более честным и эффективным (с точки зрения интересов большинства граждан), нежели нынешний метод формирования Думы и Совета Федерации. ■ Но также понятно и то, что этот вопрос будет решаться нынешней властью в зависимости от оценки состояния общества, расклада политических симпатий и сил и некоторого прогноза на будущее. Так, если покажется, что «броня крепка» и пропаганда эффективна, то есть, что бы в проекте конституции ни написали, мощью пропаганды все сумеют продавить, а особенно: если еще и, под прикрытием выхода из–под кабалы международного права, напишут что–то такое: что желательно, чтобы народ принял добровольно (чтобы унтер–офицерская вдова выпорола себя сама), чтобы потом пенять было не на кого, то, могут рискнуть и пойти на референдум. ■ И аспект третий. Но перед ним сделаем небольшое отступление в объективную сторону вопроса. ■ Так или иначе, проблема с нашей Конституцией есть. Вопрос с включением в нашу правовую систему принципов и норм международного права мы рассмотрели кратко в предыдущей статье. Там есть, конечно, то, что стоило бы изначально сформулировать иначе и следует скорректировать, если дойдет до пересмотра Конституции. Но это далеко не самое главное. Ведь важно понимать: Конституция — не документ, прямо своими нормами защищающий страну от внешнего воздействия. Конституция — документ сугубо внутренний, призванный защитить народ от произвола властителей, не позволить нашим же правителям нас и наших потомков сдать врагу с потрохами. ■ Дефекты нашего Основного закона самые фундаментальные, в своей совокупности влекущие за собой саму возможность фактической несменяемости и безответственности власти — об этом сказано и написано много, в том числе, и автором этих строк. И за примерами того, как эти дефекты отражаются непосредственно на нашей сегодняшней жизни, далеко ходить не надо. Яркий пример — нынешнее дальнейшее падение рубля. Когда меня просят в очередной раз прокомментировать, какие факторы сыграли против рубля (мировые цены на нефть, фондовый кризис в Китае, выход из изоляции и возвращение на рынок Ирана, украинский фактор и т.п.) и чего ожидать дальше, я отвечаю честно: какие бы факторы ни были, в конечном счете, в своей совокупности они все равно сыграют против нас. Просто потому, что у руководителей государства и Центробанка есть почти неограниченная возможность, прикрываясь «объективными» обстоятельствами, вновь и вновь проворачивать разнообразные махинации, играть в ту или иную сторону, и это всегда будет против возможности нашего производителя рассчитать и спрогнозировать свои расходы и доходы, против сохранения покупательной способности наших накоплений, и никакого наказания за этим не последует. Далее, при необходимости, мы можем к этому вопросу вернуться и об основных дефектах действующей конституционной системы напомнить. ■ Сейчас же, с учетом этого отступления, возвращаюсь к третьему аспекту субъективной стороны вопроса. ■ Итак, одни решили обратить внимание на недостатки действующей Конституции и необходимость ее пересмотра только сейчас — в середине лета 2015–го. Другие же говорили и писали об этом давно, старались обратить внимание общества на эту проблему своевременно, в том числе, перед президентскими выборами 2012 года. ■ Ладно, если бы речь лишь о просто гражданах, оспаривающих первенство в публичной постановке каких–либо научных или общественных проблем, то это дело всего лишь интеллектуального приоритета, в каких–то серьезных случаях, может быть, даже авторских прав или прав на интеллектуальную собственность. Но у нас же речь о жизни государства и о политическом процессе. А также о … выполнении или невыполнении предвыборных обязательств. И о необходимом взаимном соответствии тех или иных идей и политических сил и фигур, призванных их реализовывать. ■ Напомню: 16 февраля 2012 года команда кандидата в президенты Г. Зюганова проводила в информагентстве «Росбалт» пресс–конференцию, на которой ставился вопрос о необходимости изменения Конституции и, с учетом того, что это была предвыборная кампания, соответственно, и об обязательствах кандидата Г. Зюганова инициировать, в случае прихода к власти, процесс изменения Конституции России. Участниками той пресс–конференции, кроме самого кандидата в президенты Г. Зюганова, были, в том числе, С. Бабурин, Ю. Болдырев и В. Овчинский. В качестве одного из оснований и направлений изменения Конституции (кроме необходимости пресечения нынешней вакханалии масштабных финансовых спекуляций, защиты экономического суверенитета страны — перед втягиванием страны в ВТО — и т.п.), опять же напоминаю, звучал, в том числе, и вопрос, поставленный сейчас руководителем Следственного комитета — о необходимом нам отказе от фактически сложившегося приоритета международного права, в частности, от приоритета его «общепринятых принципов и норм». ■ В ходе той же избирательной кампании всего три с небольшим года назад другой кандидат — нынешний Президент России В. Путин — как мы все помним, заявлял о незыблемости и неизменности положений действующей Конституции. ■ Так наводит ли эта информация нас на какие–либо размышления и предложения в связи с нынешним заявлением одного из близких действующему Президенту высших должностных лиц? ■ Я не спрашиваю, что же случилось — что, похоже, заставляет нынешнего главу государства менять свою точку зрения, как минимум, прощупывать реакцию общества на такое изменение. Что случилось — мы все знаем. У меня вопрос другой. Рассмотрим ситуацию безличностно — как принципиальную схему. ■ Если «синие» выступали за «А», а «зеленые» за «Б»; избрали «синих» с их «А», но со временем всем становится очевидно, что верно все–таки «Б», то стоит ли обществу сохранять при власти «синих», так гибко теперь меняющих свою точку зрения? Или же обществу разумнее обратить внимание на «зеленых», которые, оказывается, не ошибались, а дело говорили и предлагали? И, может быть, теперь, когда общество дозревает до понимания их правоты, эти «зеленые» имеют больше и моральных оснований довести дело до конца и сумеют его реализовать не спекулятивно и симулятивно, но честно и последовательно и, в конечном счете, на пользу стране? □ Автор — Юрий Болдырев, советский и российский государственный и политический деятель, экономист, публицист, лауреат литературной премии им. Антона Дельвига за 2006 год., к.э.н., член редколлегии «Российского экономического журнала»

Admin: Семь миллионов наших людейАлександр Чаленко о выдаче российских паспортов жителям Донбасса ■ Фото: Александр Рюмин/ ТАСС ■ На прошлой неделе появилась еще одна новость, которая вселяет оптимизм относительно будущего двух новороссийских республик. ■ Один из российских сайтов со ссылкой на высокопоставленный источник в правительстве ДНР сообщил, что в скором времени в Донбассе начнут выдавать российские паспорта. Соответствующие распоряжения и нормативные документы уже готовятся. Опыт проведения подобных мероприятий у России уже имеется: это, конечно же, Абхазия и Южная Осетия. Согласно источнику издания, все граждане ДНР и ЛНР имеют право на получение российского паспорта. Даже те, кто в настоящее время проживает на занятых Украиной территориях двух новороссийских республик. ■ Что всё это означает в перспективе? Только одно — интеграция Донбасса в Россию, которая идет на протяжении уже полугода, переходит на более высокий уровень. Теперь уже интегрируются не только экономика и финансы ДНР и ЛНР, но и граждане этих республик. ■ «Если в прошлом году во внутренней политике ДНР и ЛНР мы действовали по принципу «Донбасс — не Украина», то с конца прошлого года нашу политику определяет принцип «Донбасс — это Россия». Пусть и неформально, но территория ДНР и ЛНР — это уже Россия. Интеграция уже началась: от экономики до военной сферы и образования. Вот и выдача российских паспортов — это одно из важнейших звеньев этой интеграции. Москва сейчас готовит соответствующие документы для паспортизации Донбасса», — цитируют российские СМИ своего собеседника из правительства ДНР. ■ Безусловно, это очень важный шаг, который сделает уже невозможным возвращение Донбасса в состав Украины. Поэтому паспортизацию Донбасса переоценить невозможно. И еще вот почему. ■ Не секрет, что в самом российском руководстве еще со времени победы Евромайдана в Киеве идет борьба между двумя группами: с одной стороны — «имперцами», сторонниками «Русской Реконкисты», которые считают, что рано или поздно Украина перестанет существовать в результате распада, поэтому все русские исторические территории должны будут войти в состав Российской Федерации или, во всяком случае, войти с последней в военно–политический союз, а с другой — группой «сливщиков Новороссии». ■ Если первая группа представлена людьми, близкими к администрации президента, военному ведомству и разведке, то «сливщики» в основном представлены товарищами, близкими к правительству, и частично олигархатом. ■ Вторую группу в какой–то степени понять можно. Ей не нужен был ни Крым, не нужен ей сейчас и Донбасс. Тем более не нужна Новороссия. Может, они и не были бы против включения этих территорий в состав России, но не такой ценой. Западные санкции против российской экономики — это не та цена, которую они хотели бы заплатить. ■ К тому же нужно понимать, что эти люди и их родственники связаны с Западом тесными узами. У многих там кредит, финансовые «сбережения», виллы, яхты, любимые места отдыха. Их жены и любовницы отовариваются в тамошних бутиках. Их дети учатся в тамошних университетах, а многие даже работают в западных компаниях. Им разрыв с Западом ни к чему. Все эти соображения и делают их потенциальными «сливщиками Новороссии». Сейчас они не действуют открыто, и их группа все–таки объективно слабее, чем группа «имперцев», так как на стороне последних русский народ, который в большинстве своем настроен патриотически. Поэтому они просто вставляют палки в колеса «имперцам». Например, идею выдавать российские паспорта «имперцы» предложили еще в прошлом году, но «сливщики» сделали все для того, чтобы эта идея тогда была похоронена. ■ Но в случае серьезного экономического кризиса, когда граждане России будут поставлены перед дилеммой: или Новороссия, или личное благополучие, группа «сливщиков» может выйти на первые роли. И вот тогда вполне реально, что ДНР и ЛНР будет отказано в помощи со стороны России в обмен на отказ Запада от санкций. Как результат — Украина оккупирует Донбасс. ■ Так вот, если в Донбассе пройдет российская паспортизация, то российскими гражданами могут стать почти семь миллионов человек. В таком случае ДНР и ЛНР «слить» уже будет попросту невозможно. ■ Сейчас это в принципе сделать можно, так как жители Донбасса формально граждане Украины, но вот когда у них на руках будут российские паспорта, то их статус радикально поменяется. При этом в глазах остальной России в таком случае сдать Донбасс — это будет все равно, что сдать любую другую русскую историческую территорию. Сдать Донбасс, будет означать, только одно — сдать своих. ■ Есть и еще один плюс в российской паспортизации Донбасса. Она качественно меняет и позиции России на переговорах с Западом о судьбе Донбасса. Если сейчас Россия защищает пусть и несколько других, но все же граждан Украины, то теперь она будет защищать уже своих собственных граждан. Вашингтону, Берлину и Парижу придется с этим считаться. ■ При этом и Украина начнет понимать, что одно дело убивать своих собственных граждан, а другое — граждан Российской Федерации. За это может последовать и серьезная ответка. Какой она будет: опять приход «отпускников» или уже сразу российский десант на Киев, никто во властных киевских и вашингтонских кабинетах предугадать не сможет, а это сделает Киев и Вашингтон более осторожными в своем безрассудном и преступном поведении на линии фронта. ■ И третий плюс. В умах самих граждан ДНР и ЛНР и, прежде всего, тех, кто сейчас находится на территориях, контролирующихся ВСУ, и тех, кто из–за войны эмигрировал во внутренние районы Украины, а это миллионы граждан, произойдет коренной перелом. ■ Ведь большинство Донбасса хотело и хочет не независимой Новороссии или не независимых ДНР и ЛНР, а вхождения в состав России. Они были готовы поддерживать новороссийские республики, но только как переходный этап перед тем, как они формально станут Россией. Однако непонятная ситуация, которая возникла после референдума в ДНР и ЛНР 11 мая прошлого года, так «берет нас к себе Россия или нет», и отсутствие более–менее внятной перспективы, а также ужасы войны и совершенно неприемлемого поведения так называемых «народных командиров» с их «отжимами» и «подвалами» заставила многих отшатнуться от «новороссийской идеи» и «Русской весны» и занять, если и не проукраинскую, то выжидательную позицию. ■ Но вот российская паспортизация Донбасса даст таким людям и их детям, а речь идет о сотнях тысяч граждан, ясную перспективу — их будущее навеки с Россией. ■ Поэтому инициативу «имперцев» начать выдачу гражданам ДНР и ЛНР российских паспортов надо только приветствовать. Также нужно помнить и о том, что российская паспортизация Донбасса может вызвать и ползучую паспортизацию всей Большой Новороссии. □ ■ Автор — Александр Чаленко

Admin: Всадник, скачущий в никудаМихаил Делягин о Егоре Гайдаре ■ Егор Гайдар на Съезде народных депутатов России, 1992 (Фото: Валентин Кузьмин/ ТАСС) □ De mortuis — veritas (О мертвых — правду. Латинская поговорка, замалчиваемая преступниками и их покровителями) □ ■ Гайдар стал символом либеральных реформ, нанесших России вред, сопоставимый с гитлеровским нашествием. ■ О преклонении перед ним введенной им во власть либеральной тусовки свидетельствует изгнание в 2010 году с государственной радиостанции видного политолога за непочтительный отзыв о Гайдаре, данный ему автором этих строк. □ Номенклатурная колыбель □ ■ Гайдар — внук Аркадия Гайдара (Голикова) и Павла Бажова. Как и во многих других либералах, в нем соединились две противоположные традиции разорванной гражданской войной России. ■ Ее ужас сегодня трудно представить. Мало кто из стыдивших молодежь хрестоматийным «да Гайдар в 16 лет полком командовал!» знал, что в 18 лет его уже лечили в психиатрической клинике. В мирную жизнь так и не вписался, тяжело болел, пил, отчаянно любил детей, для которых написал великие книги. В 1941 году его не брали в армию, но он пошел на фронт военным корреспондентом «Комсомольской правды», попал в окружение и героически погиб в партизанском отряде, предупредив товарищей о фашистской засаде. ■ Его сын (по некоторым версиям, приемный) стал военным корреспондентом «Правды» и дослужился до звания контр–адмирала. Похоже, сыграл большую роль в налаживании отношений с революционным руководством Кубы и в событиях Карибского кризиса (в его доме бывали Рауль Кастро и Че Гевара), а затем в сохранении Югославии нейтральной и социалистической страной. ■ Гайдар родился в 1956 году и в силу работы отца много жил за границей: с 1962 по осень 1964 на Кубе, с 1966 по 1971 в Югославии. Там он заинтересовался проблемами экономики. ■ Выросший в номеклатурной семье высокого уровня, окончивший школу с золотой медалью Гайдар поступил на не самый популярный экономический факультет МГУ. Специализировался на не престижной кафедре экономики промышленности. Получив красный диплом, в 1980 году защитил кандидатскую о показателях хозрасчета на предприятии. ■ Во Всесоюзном НИИ системных исследований (ВНИИСИ) сравнивал экономические реформы соцстран. В 24 года вступил в партию, что было признаком особого положения. В 1983 году познакомился с Чубайсом, неформальным лидером ленинградских экономистов–рыночников (тот стал членом КПСС в 22 или в 23 года). ■ В 1984 году Гайдар был привлечен к подготовке документов для комиссии Политбюро ЦК КПСС по совершенствованию управления экономикой: молодые члены Политбюро задумались о возможности изменений. Предложения были отвергнуты: Горбачев пришел к власти и утратил потребность в «умствованиях» для привлечения «старших товарищей». Впереди были антиалкогольная кампания и кампания по борьбе с нетрудовыми доходами. ■ Но будущая команда реформаторов сложилась и стала знакома властям. ■ В 1986 году Гайдар в составе группы, готовившей материалы для лидеров страны, был переведен в только что созданный Институт экономики и прогнозирования научно–технического прогресса АН СССР. Там он стремительно вырос по службе, став старшим, а затем ведущим научным сотрудником. ■ На следующий год он был назначен заведующим отделом экономической политики в журнале «Коммунист», который сделал одной из ключевых площадок экономических дискуссий. Правда, Гайдар шокировал редакцию, публикуя статьи в основном рецензентов своей диссертации и отсекая остальных авторов. «Заскорузлым реакционерам» главного теоретического издания ЦК КПСС такую демонстрацию либеральных ценностей «свободной конкуренции» было трудно даже вообразить. ■ В 1990 году он возглавил отдел экономики «Правды». Летом того же года отказался от предложения Явлинского о сотрудничестве с российским правительством. Защитив докторскую диссертацию «Экономические реформы и иерархические структуры», в конце 1990 года Гайдар возглавил Институт экономической политики Академии народного хозяйства при Совете Министров СССР. По оценкам, он был создан по указанию Горбачева в благодарность за хорошие материалы и отказ сотрудничать с Ельциным. ■ Но биография Гайдара советского периода имеет «второе дно». □ Всплытие в «проекте Андропова» □ ■ Видя, что загнивающая партия тащит на дно всю страну, Андропов, по ряду воспоминаний, выработал проект комплексной модернизации. ■ Одним из направлений была подготовка ядра руководителей экономики, которые должны было обогатиться рыночными знаниями. Учить их вне страны было некому — и в качестве базы выбрали Международный институт прикладного системного анализа (IIASA), учрежденный в 1972 году в нейтральной Австрии (в Лаксенбурге) СССР, ГДР, США и рядом других государств Запада. ВНИИСИ фактически был его советским филиалом. ■ IIASA использовался для решения общих управленческих проблем, возникавших в социалистических и капиталистических обществах по мере их усложнения. И на Востоке, и на Западе эти проблемы интересовали прежде всего спецслужбы, и IIASA был площадкой их взаимодействия. ■ Отбор советских стажеров был тщательным, а нужное сочетание качеств редким: люди должны были быть талантливы, обладать твердым характером и при этом легко управляемы (иначе был риск их выхода из–под контроля КГБ). ■ На ежеквартальных семинарах в IIASA советские стажеры под контролем КГБ общались с западными «специалистами по управлению» — экспертами мирового уровня и офицерами спецслужб. ■ Западные эксперты убеждали: рынок сам по себе разом решит все социально–экономические проблемы СССР, а вечером каждого дня после занятий советская сторона анализировала их рецепты, разоблачая вредные предложения и по крупинке отбирая полезное. ■ Состав стажеров обновлялся: кто–то уходил из–за недостатка способностей, часть ушла, когда после смерти Андропова американцы перехватили контроль над семинаром и стали превращать его участников в проводников своих интересов. Соблазн был высок: просто повторяй сказанное, — и обеспечена карьера и все виды поддержки, от финансовой до дипломатической. ■ Похоже, Гайдар вошел в группу советских стажеров в IIASA в ходе ее обновления, после смерти Андропова. Несмотря на миф о «железном Винни–Пухе», он не был тверд. Характерен рассказ, как, попав на Ладоге во внезапный шторм, Гайдар утратил самообладание, лег на дно лодки и стал молиться. Борьбу вели два его друга, в том числе неопытный Чубайс, не дававший себе поблажки, хотя был залит кровью из изрезанных тросами рук. ■ У каждого члена группы была своя сфера интересов, и лишь Гайдар занимался реформами как таковыми. Отсутствие специальности позволило ему видеть картину в целом и, выделяя ключевые направления, обеспечить себе лидерство. ■ «Команда реформаторов» получилась отличной: целостной, беспощадной, нацеленной на результат, способной рекрутировать и проверять в деле новых членов. □ Агония Союза □ ■ На IV съезде народных депутатов СССР в декабре 1990 года провалилась попытка смещения Горбачева. Шеварднадзе, подавший в отставку со словами «Грядет диктатура… я ухожу», поторопился: премьер Рыжков, который, похоже, должен был заменить Горбачева, не выдержал волнений и получил тяжелый инфаркт накануне триумфа. ■ Но и его замена вычеркнула Гайдара из политики: Горбачеву стало не до экономики. По оценкам того времени, в 1991 году Гайдар погрузился в отчаяние. ■ Конфискационный обмен денег в конце января, в среднем трехкратное шоковое повышение розничных цен 02 апреля 1991 года (власть впервые в истории испугалась Дня дурака) под появившимся именно тогда неформальным лозунгом «лучше ужасный конец, чем ужас без конца» «вздернули на дыбы» общество. 16 июня правительство СССР своим постановлением восстановило централизованное планирование и распределение ресурсов; нелепость меры была такова, что ее даже не заметили. ■ ГКЧП был попыткой сохранить государственность накануне подписания Союзного договора. Провал был предопределен безграмотностью и несамостоятельностью путчистов: похоже, они действовали по согласованию с Горбачевым. ■ Вероятно, первоначально ГКЧП был подготовлен грамотно. Страна, проснувшись, увидела бы интернированных в санатории ЦК борцов с «привилегиями номенклатуры» на фоне номенклатурной роскоши, — и утратила бы сочувствие к ним. ■ Но в ходе внутренней конкуренции профессионалы были отодвинуты безграмотными карьеристами, мыслящими категориями в лучшем случае десантных полков. ■ Осознав утром 19 августа (при виде демократов на свободе) бредовость действий тех, кто перехватил у него управление, КГБ самоустранился. □ Вхождение во власть □ ■ В день ГКЧП Гайдар позвонил экономическому помощнику Горбачева с вопросом, может ли он чем–то помочь. Отсутствие ответа освободило его от лояльности Горбачеву, и 20 августа собранное им партсобрание его Института приняло решение о выходе сотрудников из КПСС. Вечером того же дня Гайдар направился в Белый дом и через будущего руководителя своего аппарата Головкова познакомился с госсекретарем РСФСР, свердловским преподавателем марксистко–ленинской философии Бурбулисом. ■ Утром 19 августа Ельцин был поражен тем, что его не арестовали. Но во вторую ночь путча демократы уже знали: «все это понарошку», они победили. Вероятно, знал это и Гайдар, когда шел в Белый дом. ■ После провала ГКЧП власть упала Ельцину в руки, — и он сломал шею, а заодно и страну о вечную проблему революционеров: несовпадение функций взятия власти и ее использования. ■ Как и вся страна, он был захвачен жаждой чуда. Это было естественно, ибо одно чудо свершилось только что: рухнула власть, казавшаяся незыблемой целым поколениям. А раз чудеса бывают, — они могут (и обязаны!) продолжаться. ■ Но все, кто хоть что–то понимал в экономике, предлагали сложные меры, обещая медленное улучшение. ■ Это было неприемлемо для Ельцина. ■ Гайдар был единственным, кто обещал чудо. ■ Причина его безответственности — не только в специфике характера, воспитания и участия в перехваченном американцами «андроповском проекте», но и в незнании реалий экономики. ■ Либеральные реформаторы любят рассказывать об опасностях, от которых они якобы спасли страну. Помнится, где–то за год до своего убийства Немцов договорился до рассказа о том, как он «с товарищами спасал Россию от последствий дефолта 1998 года». ■ Любимая песня реформаторов — «либерализация цен спасла Россию от пустых прилавков». Игнорируется цена спасения: из–за шока без терапии покупать стало не на что (рост цен за январь 1992 года составил 3,45 раза, за год более чем 26, а за 1993 год — 9 раз). ■ Когда нам показывают в качестве хроники «безумного совкового режима» толпы потерянных людей перед пустыми прилавками, надо помнить: обычно они сняты во второй половине октября, ноябре и декабре 1991–го года и отражают первые успехи Гайдара. ■ 18 октября 1991 года он и Шохин объявили о либерализации цен 02 января. К концу пресс–конференции регулярной торговли уже не было: торговцы спрятали товары до освобождения цен. ■ Гайдар с Шохиным хотели сделать так, чтобы вырванное ими у Ельцина, но еще остававшееся кулуарным решение стало невозможно отменить, — а для этого надо было крикнуть как можно громче. ■ А судьба страны их, похоже, не волновала. □ Преступления либерализации цен □ ■ С сентября 1991 года специалисты пытались разъяснить Гайдару, что освобождать цены в сверхмонополизированной стране, не ограничивая произвол монополий, нельзя: ценовой взрыв будет катастрофическим. ■ Создать эффективную антимонопольную систему было невозможно, но Гайдар и не пытался ее создать. А ведь даже незначительный и доступный тогда успех (государство по советской инерции еще имело авторитет), ослабил бы ценовой шок и спас бы сотни тысяч, а может, и миллионы жизней. ■ Но реформаторы, ненавидевшие все советское, не считали людей ценностью. ■ Другой не принятый Гайдаром аргумент заключался в необходимости по примеру бывших соцстран сначала приватизацией малых предприятий вывести накопившиеся спекулятивные деньги с потребительского рынка, и лишь потом освобождать цены. Это уменьшило бы скачок цен в разы. ■ Но это был не мгновенный и потому не приемлемый для Ельцина путь. Возможно, что для Гайдара он был еще и непонятен. Когда стало ясно, что из–за созданного либерализацией цен хаоса у государства нет денег, Гайдар, помнится, заявил: правительство не отменяет гособоронзаказ, а просто не оплатит 70% его объема. Это решение было отменено, лишь когда в «горячих точках» начали всплывать автоматы заводского производства, но без номеров. ■ Чтобы отвлечь людей от осознания того, что с ними делают, в конце 1991 и 1992 году провели приватизацию квартир, а затем ваучерную приватизацию. ■ Директора, скупив ваучеры работников, установили контроль над своими предприятиями и стали опорой реформаторов против потерявшего все, разобщенного и деморализованного населения. Но когда они захватывали свои заводы, гайдаровцы уже готовили их могильщиков. ■ В своей автобиографии бессменный ректор Высшей школы экономики Кузьминов признал: «Чтобы выдавить «красных директоров», …в начале 1990-х годов… породили класс «малиновых пиджаков», которые благодаря своему животному интересу выдавили предшественников». ■ Напомню: «малиновые пиджаки» — это бандиты, «выдавливание» велось истреблением, а замена директоров бандитами обычно разрушала производство. ■ А порождали их не стихийно, а, вероятно, с подачи Гайдара. ■ Хотя вряд ли Гайдар думал так подробно. У него было плохо с рефлексией, — основным занятием было иное, унаследованное от знаменитых деда и отца, которого по до сих пор живым легендам не мог перепить никто в Москве. В «Легендах Арбата» М.И. Веллера описано, как Гайдар проводил свое время. □ Либеральное бескорыстие □ ■ Разговоры о бескорыстии гайдаровских либералов ведутся по канонам геббельсовской пропаганды: люди верят в ложь тем больше, чем она чудовищней и чем чаще ее повторяют. ■ О бескорыстии Гайдара свидетельствует то, что перед своим уходом в 1992 году, наряду с решением о создании Высшей школы экономики как госструктуры (либералы любят рассказать о неэффективности государства, но лишь чтобы использовать его ресурсы самим, без конкуренции) он подписал распоряжение правительства о передаче своему Институту огромного комплекса зданий в центре Москвы. Потом шутили, что при царе в одном из его корпусов располагался публичный дом, и назначение этого здания с тех времен не изменилось. ■ Тогда все распоряжения правительства публиковались в «Российской газете», — и, помнится, тот материал вызвал бурю негодования гайдаровцев при всей их приверженности транспарентности. ■ Конечно, Гайдару не хватило размаха, — может быть, воровского таланта и смелости, может быть, он действительно о другом думал, — но о его бескорыстии с учетом изложенного говорить нелепо: это такая же катахреза, как патриотизм Чубайса и Березовского. ■ Но главное, бескорыстие не извиняет преступников. Вероятно, многие гитлеровские палачи тоже были бескорыстны, хотя в целом в руководстве гитлеровцев коррупция цвела почти так же, как в руководстве либерального клана. □ На вершине успеха: уничтожая Родину □ ■ В октябре 1991 года съезд народных депутатов РСФСР, одобрив гайдаровские принципы реформы в изложении Ельцина, согласился на нее, назначив Ельцина исполняющим обязанности премьера. ■ Гайдар не просто не стал премьером: 03 ноября Ельцин предложил стать своим «замом по реформе» Явлинскому, сделавшему выбор в его пользу не на второй день ГКЧП, а летом 1990 года. ■ Но у Явлинского были принципы: сохранение экономического единства постсоветского пространства и проведение перед либерализацией цен приватизации мелкой и средней госсобственности для «связывания» денег населения. ■ После отказа Ельцина по обоим пунктам Явлинский не пошел к нему. Лишь тогда Ельцин сделал предложение Гайдару, которое тот с восторгом принял: он хотел власти. ■ 06 ноября Гайдар стал вице–премьером «по вопросам экономической политики». ■ К середине июня Россия была на грани катастрофы: без денег экономика останавливалась на глазах. Ельцин заменил на посту председателя Центробанка истового монетариста Матюхина, проводившего сверхжесткую финансовую политику, на последнего руководителя Госбанка СССР профессионала В.В. Геращенко. Тот восстановил централизованное кредитование реального сектора, ослабил денежный голод и к сентябрю стабилизировал ситуацию. ■ Разумеется, смягчение денежной политики обвалило рубль. Но ограничение перетока рублей на валютный рынок было невозможно: как и сейчас, его восприняли бы как противоречащее либеральным догмам ограничение рынка, а автора уволили бы. ■ Сделав Гайдара исполняющим обязанности премьера, Ельцин продолжал вести заседания правительства. Его вопросы, которые готовила Группа экспертов под руководством И.В. Нита, были настолько болезненны для гайдаровцев, что те проводили специальные «репетиции» заседаний правительства, на которых часами отрабатывали все возможные ситуации. ■ Назначить Гайдара премьером не удалось — слишком ужасны оказались последствия его реформ. В 1992 году спад ВВП ускорился до 14.5%, а инвестиций до 39,7%. Сельхозпроизводство упало на 9.4%, промышленность на 18.0%, грузооборот транспорта на 13.9%, реальные доходы населения на 47,5%. □ Провал «императора реформ» □ ■ В декабре Ельцин предложил съезду Гайдара в обмен на назначение министров обороны, внутренних и иностранных дел с согласия Верховного Совета. Полномочия парламента съезд принял с удовольствием, а вот Гайдара «прокатили». ■ Похоже, тогда Ельцин понял, что сотрудничать со съездом, делегаты которого ощущали за собой разоренную страну, не удастся. ■ Из пяти кандидатур в ходе мягкого рейтингового голосования Гайдар стал третьим, уступив представителям ВПК и нефтегазового комплекса Скокову и Черномырдинуболее чем в полтора раза. Премьером стал Черномырдин, Гайдар был отправлен в отставку. ■ О морали реформаторов свидетельствует то, что за ним вопреки клятве «уйти всем вместе» последовал лишь Авен. ■ Домашние вспоминали, что Гайдар даже плакал после своей отставки. ■ Когда в середине сентября 1993 года Ельцин назначил его исполняющим обязанности первого зампреда правительства (после Указа № 1400 — еще и Министра экономики), это стало знаком: президент не пойдет на компромиссы. ■ Ельцин шел на переворот осознанно. Прогнозы показывали: либеральные реформы уже к весне 1994 года довели бы страну до массового протеста, в котором у него не осталось бы шансов, — и он форсировал кризис до его вызревания. ■ Гайдар, несмотря на гражданский статус, был одним из инициаторов блокирования Дома Советов, отключения в нем связи и всех систем жизнеобеспечения. ■ 03 октября восставшие взяли соседнее с Домом Советов здание московской мэрии и едва не прорвались в «Останкино». ■ В 22 часа Гайдар по телевидению призвал к Моссовету, контролировавшемуся Министерством безопасности, «всех россиян, которым дороги демократия и свобода». Он не скрыл опасности и даже преувеличил ее, назвав защитников Дома Советов «бандитами», применяющими «гранатометы и тяжелые пулеметы», — и собрал до 20 тыс. чел., части которых роздали оружие. ■ На выборах в Госдуму после расстрела Дома Советов (по консервативным оценкам, погибло более тысячи человек) народ сорвал «пир победителей». ■ Поражение возглавлявшегося Гайдаром «Выбора России» вызвало шок, выраженный в беспомощном вопле шестидесятника Карякина «Россия, ты одурела!» Но, при формальной победе ЛДПР с 23% против 15,5% у «Выбора России», за счет одномандатников их фракции в Госдуме были равны. ■ Черномырдин не воспринимал Гайдара. Ельцин не поддержал его призывы к «ускорению реформ»: он не хотел доводить страну до расстрела еще одного парламента. В начале января Черномырдин объявил об увеличении расходов бюджета, не уведомив Гайдара, тот подал в отставку, — и его не удерживали. ■ Он был чужд, отвратителен и не нужен возникшей в горниле его реформ стране. ■ Но бюджет 1994 года был сверстан при его определяющем влиянии и удушил экономику: спад был хуже, чем в 1992 году. □ 15 лет «продвижения реформ» из–за кулис □ ■ Гайдар возглавил думскую фракцию, сотрудничал с либералами правительства и ратовал за ужесточение финансовой политики. ■ В 1995 году в Госдуму не попал. Протестовал против войны в Чечне, призывал Ельцина не идти в президенты и предлагал выдвинуть нижегородского губернатора Немцова. Демократы этой нелепицы не поняли, Немцов отказался. Гайдар планировал выдвинуться сам, но, когда Ельцин пошел на выборы, поддержал его, «чтобы не пустить к власти коммунистов». ■ Влияние Гайдара на либералов нельзя переоценить. В феврале 1998 года статьей «Почему в Москве жить хорошо» он начал атаку на Лужкова, завершившуюся его отставкой через 12,5 лет после смерти Гайдара. Все это время либеральная критика Лужкова следовала заданным им темам. ■ Накануне дефолта 1998 года он, не занимая официальных постов, вел переговоры с МВФ наряду с Чубайсом, спецпредставителем Ельцина, и принимал решение о дефолте. ■ В 1999 году Гайдар, войдя в склеенный Кириенко «Союз правых сил», вернулся в Госдуму, где имел огромное влияние: «Правительство начало реализовывать программу, которую мы разрабатывали… Возможности… были… наибольшими за все время, когда я работал во власти». Его институт разрабатывал проект закона «О стабилизационном фонде», направляющем средства России на поддержку финансовых систем Запада. ■ В 2003 году власти США пригласили его консультировать экономическую реформу Ирака. ■ Но ореол этой «тени 90–х» меркнул. ■ Сообщение об отравлении в Дублине в ноябре 2006 года (после смерти Литвиненко) вызвало предположения о чрезмерной даже для него дозе алкоголя. Заявления о попытке убийства встретили реакцию в стиле «да кому он нужен?» ■ Правда, такой же была первая реакция на убийство Немцова: в него не верили из–за его политической ничтожности. ■ По оценкам, после ухода из Госдумы Гайдар регулярно обсуждал важнейшие вопросы с Чубайсом и Кудриным. Формируя государственную политику, они реализовывали его мнения. ■ Когда родственники хоронили его без огласки, их опасения были понятны. □□□ ■ Судьба Гайдара хуже других реформаторов. ■ Мучительно желая самореализоваться, он был чужд упоению неограниченного разврата и потребления, — и увидел крах своих попыток, которые, похоже, в силу своей ограниченности и аутотренинга считал попытками создания рынка и демократии. ■ Исчерпывающее резюме его жизни — восторженная служба дочери (пусть даже оставленной им в трехлетнем возрасте и признанной лишь 19 лет спустя) грузинскому уголовнику, бежавшему из своей страны после потери власти и откомандированному его американскими хозяевами в, по сути, оккупированную ими Украину. □ ■ Автор — Михаил Делягин, директор Института проблем глобализации, д.э.н., издатель журнала «Свободная мысль» (до 1991 — «Коммунист»)

RevALation: Admin пишет: История знает и другие примеры разумной политики, давшей свои плоды и спасшей наш народ. Иосифу Сталину, например, часто ставят в вину, что он–де якобы несправедливо обошелся с финнами в 1939—1940 году... Вот только если бы граница в 1941 году была на том же месте, на котором она была в 1939–м, немцы и финны в 1941–м с вероятностью минимум в 90% стерли бы с лица Земли Ленинград, а высвободившиеся силы были бы брошены на Москву и Волгу.

Admin: RevALation, если тебе в принципе сказать нечего, просто промолчи. Не нужно трио смайликов выкладывать. Здесь — не там. Я надеюсь, ты понял о чём я. Кстати, я полностью с этой цитатой согласен. Странно, что ты не с нашей стороны баррикад...

Admin: ■ 26—08—2015Увидим ли мы курс 100 рублей за доллар?Никита Кричевский о последствиях экономической политики правительства и ЦБ ■ Фото: Сергей Бобылев/ ТАСС □ ■ Наши ближайшие перспективы — незавидные. По возможности, коротко — обоснование. □ Фатальная ошибка Адама Смита □ ■ За короткий промежуток времени (несколько десятков лет, прошедших после выхода в 1776 г. «Богатства народов» Адама Смита), парадигма человеческого развития была перевернута с ног на голову. Смит выдвинул всего лишьгипотезу (позднее многократно опровергнутую) о «склонности человека к торгу и обмену». Как будто человеку только и надо, что торговаться и барышничать. Безобидное, на первый взгляд, предположение фактически открыло дорогу таким человеческим порокам, как аморальность, алчность или стяжательство и привело к созданию новой поведенческой модели homo economicus, основанной исключительно на эгоизме. Торговля и необходимый для нее всеобщий мир постепенно стали новыми ориентирами человечества. ■ В те и последующие десятилетия целый сонм авторов постулировал, что цивилизация должна развиваться, опираясь на такие экономические доминанты или факторы производства как земля (ресурсы), труд (рабочая сила), деньги (капитал), а позднее еще и компетенции (интеллект). Для ускорения данные факторы были передернуто приравнены к обычным товарам, что позволяло создать специфические рынки в одних случаях природных, в других — социальных элементов. При этом, теорию трудовой стоимости (ценность товара определяется параметрами вложенного труда) Джона Локка, Адама Смита, а чуть позднее — Давида Рикардо и Карла Маркса, как говорится, никто не отменял. ■ Понятно, что перечисленные «товары» фиктивны, поскольку достались человечеству практически даром. Однако стародавний отказ в выработке особых условий для их разумного использования послужил одной из главных причин массовой пауперизации в Англии, многочисленных революций в Европе, фашизма в Италии, нацизма в Германии, не говоря уже о мировых экономических кризисах. О катастрофичности «благовидных», основанных на «морковке» личной выгоды, попыток трансформировать общество под постулаты рыночной экономики предупреждали многие выдающиеся мыслители прошлого — от Аристотеля и Роберта Оуэна до Макса Вебера и Карла Поланьи — однако мир внимал этим аргументам лишь на короткое время (самый продолжительный период — «золотые» десятилетия роста благосостояния после Второй мировой войны). Но потом все возвращалось на круги своя. □ Очередной неудачный эксперимент □ ■ Либеральная теория с небольшими усовершенствованиями — по–прежнему общемировой мейнстрим, но в России ее догматы доведены до абсолюта. Не успели мы покончить с провалившейся попыткой построения «развитого социалистического общества», экономические основы которого покоились на госсобственности на средства производства, централизованном планировании и директивном ценообразовании, как Россия, «благодаря» сверхусилиям дорвавшихся до власти тщеславных, а впоследствии, еще и коррупционных псевдолибералов, оказалась втянутой в новый социальный эксперимент. На этот раз — по построению утопического рыночного общества, подчиненного «законам» рынка. Как будто русский человек только и помышляет, как бы кого–нибудь объегорить. На мирское общение, служение стране и людям или проявление религиозности времени не остается. ■ За короткий период в головы наших сограждан была вбита пагубная мысль о верховенстве торговли как единственного двигателя экономического роста. В начале 1990–х был уничтожен механизм государственной поддержки экономического развития, созданы уродливые рынки земли, труда и денег (факторов промышленности, товарами не являющихся), взят курс на установление выдуманного саморегулирующегося рынка. Промежуточными итогами этой антигосударственной политики стала утрата земель сельхозназначения, обнищание вследствие потери рабочих мест значительной части населения и, конечно, выведение из–под государственного (монетарного) контроля одного из символов не только экономики, но и всего российского государства — рубля. ■ О компетенциях, интеллекте нужно говорить отдельно, здесь же приведу высказываниеодного из «столпов» современного российского либерализма, между прочим, декана экономического факультета МГУ Александра Аузана: «Если мы в состоянии много лет производить качественный человечес¬кий капитал, это должно стать нашей мировой специализацией. Нужно на наши университеты замкнуть мировые студенческие потоки и сделать это предметом экспорта». Логично спросить у Аузана и ему подобных, есть ли у них права собственности на интеллект наших детей, чтобы его экспортировать, но в данном случае ограничусь констатацией: российские рыночные ортодоксы, попирая элементарные представления о свободе и других базовых ценностях, пытаются создать еще один рыночный суррогат, на этот раз по купле-продаже интеллекта. □ Фальшивый нефтяной божок □ ■ Россия унаследовала от Советского Союза стойкую приверженность к внешней торговле «халявными» углеводородами. Однако, если во времена СССР «лишь 62% нефтепродуктов и 45% природного газа продавались по рыночным ценам за «твердую валюту» (остальное — «субсидии» странам социалистического лагеря и прочим сателлитам), то в настоящее время на такую торговлю приходится порядка трех четвертей экспорта. ■ Страна с подачи мировых экономических институтов, прежде всего, МВФ, с готовностью приняла фальшивую рикардианскую теорию сравнительного преимущества (современное прочтение которой можно представить как «экспортируйте природные ресурсы, а все остальное купите на вырученные средства»). В итоге Россия стала заложницей нефтяной конъюнктуры, а ее экономика оказалась пораженной «голландской болезнью». ■ Очередное либеральное объяснение отсутствия в стране элементарной промышленности представляет россиян эдаким туземным быдлом, неспособным к массовому производству продукции. Тезис снова ложный: дореволюционная Россия славилась успешной индустрией и аграрным комплексом, а Советский Союз — прорывными ВПК, машино–, авиа– или судостроением (перечень можно продолжать долго). ■ Прочие отговорки сводятся к пагубному влиянию внешних факторов — греческого долгового кризиса, внутренних проблем китайской экономики, возможному (!) повышению учетной ставки ФРС США, поддержанной государствами сланцевой революции и прочим, независящим от страны «бедам». Барышничество сырьем для властных либералов по–прежнему во главе угла. ■ Завтра сторонники «свободной рыночной экономики» предложат торговать российским черноземом, чистой пресной водой Байкала, предоставлять на платной основе армию для участия в региональных конфликтах или экспортировать молодых женщин в бордели. □ Рубль для наживы □ ■ Спекулятивная, ничем не ограниченная торговля еще одним фиктивным товаром — неконвертируемой национальной валютой — на протяжении всех 25 лет ортодоксального либерального правления также возведена в ранг макроэкономических приоритетов. Спекулятивный характер мирового валютного рынка подтверждается многими аналитическими выкладками: например, не так давно Джефф Малган в книге «Саранча и пчела» констатировал, что «в 2009 г. объем торговли иностранной валютой превышал объем мировой торговли в 73 раза». ■ Российскими псевдолибералами и их подпевалами порядок в финансовой сфере, в частности, устойчивый курс рубля и доступность кредита, категорически не рассматриваются как важнейший инструмент развития внутренней экономики. За прошедший год рубль, под улюлюканье финансовых спекулянтов, стал самой волатильной валютой мира, по масштабам девальвации в несколько раз опередив денежные единицы других экспортно ориентированных стран. Ввести хоть какие–то ограничения на движение капитала (как это сделало, к примеру, правительство Евгения Примакова в 1998 году), нынешнее либеральное правительство не сделает ни при каких обстоятельствах, поскольку это нарушает принцип laissez–faire (хозяйственного невмешательства). ■ Спад в экономике усугубляется, признаков скорого восстановления мировой нефтяной конъюнктуры нет, а значит, рубль будет слабеть и дальше. Несмотря на то, что частные валютные «спекулянты» нейтрализованы (у населения просто не осталось достаточного количества свободных денег), предоставление Банком России ликвидности сужено до минимальных размеров, а в стране бушует кредитный голод. Нам останется радоваться не за личный, а за федеральный бюджет, поскольку «мы получаем доллары и потом их конвертируем в рубли… когда доллар дешевеет, то мы получаем существенно больше рублей». □ Выход □ ■ Ближайшей либеральной мерой по уменьшению бюджетного дефицита, скорее всего, будет вовсе не введение жесткой бюджетной дисциплины, секвестр государственных расходов и даже не активизация борьбы с коррупцией, а усиление административного, налогового и фискального давления на негосударственный бизнес. С соответствующими проверками, штрафными начислениями и уголовным преследованием. Через непродолжительное время подобная практика еще больше уменьшит объем бюджетных поступлений, снизит численность предпринимательского сообщества и приведет к росту скрытой и официальной безработицы со всеми негативными для бюджета последствиями. Рассмотрение социальных последствий вынесем за скобки, хотя понятно, что впереди рост алкоголизма, наркомании, массовой депрессии, ухудшение криминогенной обстановки, появление люмпенских и националистических группировок. ■ Есть ли выход? Есть, но только один — пока еще добровольная отставка с отходом на заранее подготовленные многомиллиардные позиции руководителей экономического блока правительства и Центробанка, а также отдаление от власти их «пастырей», все последние годы определявших экономическую политику в стране. Сделать это лучше сегодня, поскольку ясно, что Путин, во–первых, крайне незаинтересован в несении единоличной ответственности за стратегические социально–экономические просчеты времен своего правления, а во–вторых, очень не хочет оказаться в роли Михаила Горбачева. ■ В противном случае и если в России не изменится ультралиберальная экономическая политика, достижение показателя в 100 рублей за доллар — вопрос времени. □ Автор — Никита Кричевский, доктор экономических наук, профессор

Солнечногорск 77: Ответ RevALation вонючему админуОтправлено: Сегодня 09:06. Заголовок: Я считал, что захожу.. 1.Я считал, что захожу на форум, а оказалось - на баррикады... Да еще не с той стороны! Теперь буду знать. 2. "Здесь - не там" надо полагать, как "чукча не читатель, чукча - писатель"? 3. Про "разумного Сталина" - это вроде, как политическая ориентация? 4. Считаю, что автор статьи увлекся привязкой к современности и привел неудачные примеры с присоединением территорий. Уповать на обеспечение безопасности страны только за счет протяженности территории несерьезно. А если это делать, то с УМОМ. Более того, события первой недели войны показали это. Взять, к примеру Белостокский выступ, который еще до 22 июня был обречен на удары с север-западного и юго-западного направлений. Другой "разумный" (Гитлер) так и сделал. Уже через четыре дня выступ превратился в котел (290 тыс. пленных). И таких котлов было несколько. По поводу финской кампании, ставшей для нас полным крахом. Замысел авантюры предполагал ЗАХВАТ ВСЕЙ ФИНЛЯНДИИ, установление советской республики и вхождение ее в СССР) Так бы оно и было (о потерях говорить не будем), но дальнейшее продвижение за Выборг означало вступление в войну англо-французского корпуса, с участием Норвегии, Швеции и Дании. Все силы бросить на север, когда на западной границе уже стоял Гитлер ? Договорились о некоторой об участках территории. В отличие от западных рубежей, финны (а не немцы) начали наступление только через неделю 29 июня 1941, ограничиваясь до этого только бомбардировками немецкого воздушного флота. А теперь посмотрите на карту куда дошли в это время части вермахта. Впечатляет? Поскольку мы были уже готовы к боевым действиям на этом направлении, потому и продвижение немцев было не таким стремительным. Разумный Сталин рассматривал присоединенную территорию, скорее для наступления, а не для обороны. И Советская Финляндия в данном случае была бы неплохим северным плацдармом. Но получилось иначе. Вот и все,что я хотел сказать. Ну, если не нравится моя позиция начальнику форума, извиняйте. И совет: больше читать исторических документов, а не пропагандистских статей для дилетантов. (тем более, К вопросам ПРО не относящихся) Еще раз извиняйте.Саша, это что здесь за чудо вынырнуло? По всему, очень похоже на Амелина. Особенно ник «Солнечногорск 77». И что за странная цитата? И кому «Еще раз извиняйте» адресовано? А «начальник форума» это, случайно, не я ли? Admin

RevALation: Солнечногорск 77 пишет:вонючему админуЭто уже перебор. Саша, мне тоже в отношении тебя перебрать? Это — не перебор. Это, дорогой мой, называется по–другому. И ты прекрасно знаешь, как я реагирую на такие «переборы». Мне в этом случае так же отреагировать? Прецедент уже есть — в своё время СПД отсюда за трамвайное хамство вылетел. Admin

Admin: ■ 21—08—2015Экономике России нужен квалифицированный врач, а не долги СШАНефть дешевеет, экономические власти России продолжают «гибридную войну» против страны ■ В. Иванов. Бдительность — наше оружие! 1953 г. □ REGNUM — Пробитие нефтью марки Brent ценового уровня $48 за баррель привело к дальнейшему падению стоимости нефти на бирже до $46. Что повлекло за собой обвал рубля до отметки 67 руб. за доллар. Сейчас российская экономика и общество снова проверяются на прочность. Но как показывают последние 3—4 недели ситуация, по сравнению с декабрём прошлого года, изменилась. ■ Падение стоимости нефти предсказывалось почти всеми участниками рынка. При этом приводилось два основных довода: летний сезон и, так называемый технический анализ, согласно которому июльское закрытие котировок нефти ниже $52, приведёт к её падению до $48, а продажи нефти ниже этой отметки опустят её стоимость до $46, что сейчас мы и наблюдаем. И, к сожалению, приходится констатировать факт — рубль до сих пор зависит от мировых цен на чёрное золото. При этом сейчас эту зависимость негласно устанавливает правительство РФ, которому выгоден дешевый рубль для пополнения бюджета сверстанного из расчёта стоимости барреля нефти на уровне 3150 р. Однако рассматривая влияние нового обвала нефтяных котировок, а вслед за ними и рубля на экономику России необходимо отметить, что зависимость экономики и, прежде всего, инфляции от падения рубля ослабла. ■ Очередное падение рубля уже не вызывает паники у населения. Это связано с тем, что россияне, кто мог, уже скупили валюту, тем более надо учитывать, что падение пришлось на сезон отпусков, а так же тот урок, которой получили наши доморощенные валютные спекулянты, побежавшие в декабре прошлого года покупать доллары за 70 рублей и выше. Не стоит и списывать со счетов и эффект высоких процентных ставок по рублёвым депозитам, который сейчас перекрывают даже нынешнюю 16% инфляцию. По данным ВЦИОМ только 35% россиян, имеют денежные сбережения, из них 92% держат их в рублях. ■ На продовольственном рынке не наблюдается инфляционного скачка. С начала августа, когда рубль начал своё падение ниже отметки 60 руб. за доллар. Росстат фиксирует нулевую еженедельную инфляцию, при этом по некоторым группам товаров (мясо, сыры, рыба) зафиксирована дефляция. За это можно «поблагодарить» сокращение реальных доходов россиян (обнищание) и наметившееся перепроизводство из–за рухнувшей с января этого года на 16—18% покупательской способности населения. ■ Российский же фондовый рынок показывает устойчивость к колебаниям на сырьевых площадках. Так рублёвый индекс ММВБ вырос за последние 30 дней с 1590 пунктов до 1700, и растёт сегодня, 20 августа, на фоне 5%, за последние сутки, падения цен на нефть. В свою очередь долларовый индекс РТС, из–за девальвации рубля упал за месяц примерно на 12%, рубль за этот же период упал на 17,5%. ■ Учитывая эти факторы можно констатировать, что в отличие от российского бюджета и правительства, российская экономика более устойчива к падению нефтяных цен. Однако дисбалансы в экономике, действия ЦБ и правительства не позволяют в должной мере использовать изменения, произошедшие в экономике за последний год. ■ Так, например, падения цен на нефть ощущают на себе все европейские страны и США, где цены на АЗС существенно опустились, что вызвало в этих странах усиление деловой активности и потребления, о чём говорят индексы PMI. Однако в России нефтяные монополисты постоянно повышают цены. Если бы цена нефти на отечественных АЗС соответствовала колебаниям цен на мировом рынке, сейчас мы имели бы как минимум на 2% ниже инфляцию, сокращение производственных издержек и как следствие этого — рост деловой активности. ■ Но вместо этого мы имеем 11% ставку ЦБ, которую регулятор не осмеливается понижать из–за угрозы высокой инфляции реагирующей на падение стоимости рубля. Однако как показывает статистика — инфляция уже не реагирует на девальвацию рубля и вызвано это почти 40% сокращением импорта. При этом индикатор MosPrime Rate, показывающий ставку предоставления рублевых кредитов (депозитов) на московском денежном рынке, находится в районе 11%, на уровне основной ставки ЦБ, это говорит, что у банков есть деньги и они способны кредитовать по ставкам ниже 11%. ■ Российская экономика и общество крепче, чем предполагает правительство. Экономике для развития необходимы деньги. Рост индекса ММВБ на фоне вывода иностранными инвесторами капитала из российского фондового рынка, говорит, что в России есть свой внутренний инвестиционный потенциал. Для развития промышленности необходимы инвестиции, для этого нужен крепкий рубль. При этом укрепить рубль надо в отношении не сколько доллара и евро, а сколько в отношении валют развивающихся стран. И для этого нет необходимости тратить ЗВР, так как достаточно на фоне падения всех национальных валют развивающихся стран, сохранять рубль на комфортном для экономки России уровне, что может быть достигнуто словесными интервенциями ЦБ. Как только рубль будет выглядеть крепче, чем валюты развивающихся стран, мы можем получить приток новых иностранных инвестиций, которые сейчас уходят с рынков этих стран. Это даст нам развитие производства, усиление потребительской активности и, как следствие, пополнение бюджета. ■ Вместо этого ЦБ осторожничает, держа процентную ставку на высоком уровне и одновременно ослабляя рубль, выводя необходимые для экономики России $1,7 млрд в казначейские обязательства США, поддерживая тем самым экономику страны, ведущую против нас гибридную войну. □ Автор — Максим Рева



полная версия страницы