Форум

Политика, экономика, общество, культура — расследования, мнения, комментарии. Часть 1

Admin: ■ Тематические и аналитически публикации, статьи, обзоры, эссе и комментарииПолитика, экономика, общество, культураРасследования, мнения, комментарииЧасть 1

Ответов - 300, стр: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 All

Admin: ■ 30—10—2014Оборона тайгиФедор Лукьянов о том, почему Нового Хельсинкского процесса не будет, но будет Минский — в мировом масштабе ■ Выступление Владимира Путина на Валдайском клубе сочли вехой во внешнеполитическом мышлении российского президента, и основания есть. Ее сравнивают то с усиленным Мюнхеном, то с русским Фултоном, говоря о каком—то невероятно жестком тоне, но дело не в этом. Тон как раз скорее умеренный. За годы президентства Путина мы не раз видели его намного более раздраженным и напористым, а метафоры бывали куда грубее, чем «хозяин тайги» или геополитический «нувориш». Да и содержание речи развивает хорошо уже известную линию. ■ Новое одно — нет предложений, призывов к взаимопониманию. Президент России не собирается ничего менять в отношениях с западными странами, добиваться позитивных сдвигов. ■ Тема Валдайской речи отражает лейтмотив—2014. Игра по правилам или без — прежде чем эту дилемму подняли в теоретическом ключе на форуме, она в практическом плане встала ребром в конце зимы и весной. Тогдашние события заставили Москву быстро выбирать. Действовать в соответствии с формальными нормами, фактически наблюдая за крушением своей украинской, а то и всей постсоветской политики, либо резко вмешаться в процесс, попытавшись изменить его направление. Выбор сделан в пользу второго. ■ Как изящно сформулировал тогда российский международник Тимофей Бордачёв, «Россия разрушила монополию США на нарушение международного права». ■ И тот факт, что отечественное руководство с тех пор в качестве аргумента в пользу крымского решения постоянно приводит косовский прецедент, который Москва до этого обоснованно отвергала как незаконный, показателен. ■ Можно понять дипломатов, которые должны под любые действия подводить международное право — в противном случае возможны неприятные формальные последствия. Но на политическом уровне не стоит громко повторять о приверженности его нормам, когда шаги явно иные. ■ Ведь российская позиция на деле исходит из того, что международное право — не абстрактная догма, а продукт баланса интересов ключевых участников. Нет баланса — нет норм. ■ Отсюда и частые обращения к Хельсинкскому заключительному акту 1975 года, который стал результатом многолетнего переговорного марафона и завершился выверенным компромиссом по поводу правил европейского общежития. Компромисс продержался столько, сколько сохранялся баланс, его исчезновение с концом СССР открыло новую эпоху. ■ Дипломатическая ностальгия по тем временам понятна. Как и идея о том, что хорошо бы использовать предстоящее в 2015 году 40-летие акта для запуска «Хельсинки-2». ■ На практике такое начинание проблем не решит, а усугубить может. Заключительный акт являлся, по существу, фиксацией сфер влияния, что было возможно в геополитической ситуации и соотношении сил того времени. Сейчас — нет. Втянись Россия в аналогичный процесс в Европе, она окажется в полном одиночестве против всех остальных. И либо все закончится провалом, что еще ухудшит атмосферу, либо придется соглашаться на заведомо невыгодные условия. ■ Впрочем, судя по настроению главы государства, никакого «Хельсинки—2» не будет, хотя формальные поручения даны. Путин не намерен договариваться, и это не агрессивность, а фатализм. ■ Российский президент теперь полагает, что кого-то в чем-то убеждать, особенно Соединенные Штаты, бесполезно. И санкции не отменят, что бы ни происходило на Украине. Спорадические (сейчас прекратившиеся вовсе) телефонные разговоры с Бараком Обамой — ясный индикатор положения вещей. Вопрос не в личной неприязни, хотя без нее и не обходится. Разговаривать не о чем. ■ Ангела Меркель была права, стороны вправду живут в разных реальностях. И каждая уверена, что ее реальность — истинная, а другая — ложная. ■ Обама, выступая в ООН, как известно, поставил Россию в один ряд с лихорадкой Эбола и «Исламским государством». Ни с той, ни с другим переговоры невозможны по определению — их надо уничтожать. И было бы странно, если бы Москва из этой компании выдвигала предложения по возобновлению диалога. ■ Владимир Путин, похоже, считает, что действовать надо сообразно собственным представлениям, от них не отступать, стараясь контролировать ущерб. Только контролировать, не более того. Потому и относительное украинское затишье. ■ Вообще, Минский процесс вокруг Украины — модель в миниатюре. ■ Если очистить политико—дипломатическую кожуру, его смысл — создание контекста, в котором взаимоисключающие реальности могут сосуществовать, ни в чем не соглашаясь, но и не соскальзывая к немедленной схватке. Цели урегулировать конфликт нет — это невозможно. Вопрос о статусе нерешаем. Но можно соорудить нечто, в рамках которого непримиримые интерпретации могут соседствовать достаточно долгое время. ■ Вот и получается, например, голосование в ДНР и ЛНР, которое Москва заранее признала. Через неделю после украинских, но тоже выборы. А дальше — тягучие препирательства. ■ Соответствует это Минским договоренностям или нет? Вписывается в киевский закон об особом управлении в Донбассе или противоречит ему? Насколько легитимны избранные руководители народных республик — ни насколько или настолько, чтобы и без признания оставаться полноправными участниками переговоров?.. Все это довольно беспредметно, зато позволяет, с одной стороны, утверждать, что никто не отступает от собственных позиций, а с другой — не сорваться в новое острое противостояние. Ниточка контакта не прерывается. ■ Принципиально наличие разделительной линии. Ее сейчас и пытаются зафиксировать, в последний момент подправив в свою пользу. ■ Отсюда продолжающиеся обстрелы и бесконечное сражение за донецкий аэропорт. Рано или поздно фиксация случится (скорее всего), и настанет статус—кво, не устраивающий никого, но примерно отражающий текущее соотношение возможностей. Точка равновесия сохранится, пока какой—то резкий импульс его не нарушит и не вызовет новый виток. ■ На более высоком уровне аналогично. К новым правилам никто не готов. Да и непонятно, в каком формате их обсуждать. Значит, надо зафиксировать ситуацию, пока она снова резко не изменится под воздействием какой-то встряски. Мир на них богат. Нужна разделительная линия, она же, если угодно, красная, которая не позволит «дожимать» (термин из Валдайской речи). Задачи договориться или даже серьезно смягчить напряжение за счет уступок не ставится — компромисс только технический и ситуативный, чтобы все вообще не обрушилось. Эскалация пока тоже не предполагается. ■ США упрекают Москву в ревизионизме, но он специфический, что наглядно проявилось в Валдайской речи. Россия требует не пересмотра, а выработки правил, настаивая на том, что сейчас их просто нет. Нечего ревизовать, нечего даже нарушить. Перефразируя «Операцию Ы» — «все уже нарушено до нас». Примечательно, что «ревизионистская Россия», отрицая претензии Америки на гегемонию, сама от возможного лидерства яростно открещивается. ■ Медведь обороняет собственную тайгу, считая это своим неотъемлемым правом, но в другие «климатические зоны» не собирается, «ему там неуютно». ■ Картины, каким станет будущий мир и на чем могут быть основаны искомые новые правила, ни у кого нет. Путин справедливо замечает, что «формирование… полицентричного мира… само по себе не укрепляет стабильность, скорее даже напротив». Нового Хельсинкского процесса не будет. Зато будет Минский — в мировом масштабе. Или, используя принцип ревизиониста Бернштейна, которого клеймил Ленин, «цель ничто, движение — все». □ ■ Федор Лукьянов, главный редактор журнала «Россия в глобальной политике»

Admin: ■ 15—11—2014 МнениеГлавный враг России □ ■ России всегда приходилось отбиваться от двух врагов — восточного и западного. Восточный враг, как писал военный историк Антон Керсновский, «приходил к нам из глубины азиатских степей сперва в облике обров и половцев, затем монголов и татар, и наконец турок». Имя западного врага было и остается одним — англичанин. Враг жестокий и изуверский, беспринципный и бесчеловечный, коварный и беспощадный, надменный и вероломный. Враг, который не раз ради своей выгоды вступал в союз с Россией и всякий раз продавал и предавал ее. Впрочем, не только Россия, весь мир страдал и страдает от алчности, жестокости и вероломства англичан. □ Патологическая жестокость к собственному народу □ ■ Патологическая жестокость англичан известна с давних времен. Прежде всего по отношению к собственному населению. Вот несколько примеров английской кровожадности. ■ В конце XV—XVI веков в Англии было принято так называемое Кровавое законодательство, вводившее жестокие наказания для людей, обвиненных в бродяжничестве и нищенстве. Пойманных бичевали, клеймили, отдавали в рабство на время, а в случае попытки побега и пожизненно, при третьей поимке и вовсе казнили. В таком образе законодательство действовало вплоть до 1814 года. ■ За годы правления короля Генриха VIII (1509—1547) в Англии было казнено 72 тыс. человек, а за время правления королевы Елизаветы I (1558—1603) казнили 89 тыс. человек. Таким образом, Генрих VIII и Елизавета I устроили почти что геноцид английского народа — при них был казнен каждый 40—й англичанин (2,5% тогдашнего населения Англии). Если сравнивать с Россией того времени, то за время царствования Ивана IV Грозного, о жестокости которого не устают говорить английские правозащитники, было казнено около 5 тыс. человек. При этом русский царь постоянно каялся и молился за убитых. ■ Английский народ чтит память революционного вождя Оливера Кромвеля и гордится своей революцией XVII века, в ходе которой королю Англии Карлу I отрубили голову, а в результате революционных битв, вылившихся в гражданскую войну, погибло более 100 тыс. человек. ■ С конца XVIII века английский священник Мальтус проповедовал теорию о «благодетельном факторе» войны, способствующем уничтожению «избыточного населения» и восстановлению равновесия между средствами существования и численностью населения. □ Бесчеловечность в отношении других народов □ ■ Англия является самым кровожадным государственным образованием за всю историю человечества. ■ Столетиями Англией осуществлялся геноцид ирландцев. Одним из самых известных случаев геноцида ирландцев стало вторжение в Ирландию войск Кромвеля в 1649 году. В городе Дроэде Кромвель приказал вырезать весь гарнизон и католических священников, а в городе Уэксфорде армия учинила бойню уже самовольно. ■ Значительную часть ирландцев, включая женщин и детей, превратили в белых рабов и вывезли в английские колонии в Вест—Индии. Если в 1641 году в Ирландии проживало более 1,5 млн человек, то в 1652 году осталось лишь 850 тыс., да и то из них 150 тыс. были английскими и шотландскими колонистами. Ирландский народ потерял до 50—56% своего населения. Такой геноцид трудно сыскать в истории других стран. ■ Англия была мировым лидером в работорговле, на ее счету жизнь миллионов убитых и погубленных. В своих колониях англичане использовали так называемых белых рабов — шотландцев и ирландцев, в том числе женщин и детей. Кроме того, в английские колонии было привезено около 13 млн рабов из Африки. Учитывая тот факт, что на каждого привезенного живым раба приходилось по три—четыре погибших во время «охоты на людей» в самой Африке и во время транспортировки, цифры геноцида получаются просто колоссальные. ■ Следует добавить, что основатель теории гражданского общества английский философ Джон Локк помогал составлять конституцию рабовладельческих штатов США и вложил все свои сбережения в работорговлю. ■ В XIX веке Англия наладила массированную поставку опиума на территорию Китая, получая взамен огромные материальные ценности, золото, серебро и мех. Кроме того, достигалась и военно—стратегическая цель — разложение китайской армии, чиновничества и народа, потеря ими воли к сопротивлению. С целью избавиться от разлагающего влияния опиума и спасения страны китайский император в 1839 году начал массированную операцию по конфискации и уничтожению запасов опиума в Кантоне. ■ Лондон отреагировал войной — начались опиумные войны. Китай потерпел поражение и вынужден был принять кабальные условия английской государственной наркомафии. Это принесло английской элите, в том числе и Британской королевской семье, огромную прибыль. Ущерб для Китая был страшный — в наркотическом дурмане гибли целые поколения, народ интеллектуально и физически деградировал. Так, в 1842 году население империи составляло около 416 млн человек, из них 2 млн наркоманы, в 1881 году — чуть более 369 млн человек, из них 120 млн наркоманы. ■ «Пока Китай остается нацией наркоманов, нам не стоит бояться того, что эта страна превратится в серьезную военную державу, так как эта привычка высасывает жизненную силу из китайцев», — так завершил в 1895 году свое выступление на заседании Королевской комиссии по опиуму британский консул в Китае Джефф Херст. ■ Миллионами уничтожались люди в развязанных Лондоном войнах по всему земному шару. ■ А сколько миллионов людей было уничтожено в английских колониях в Северной Америке, Австралии и Тасмании (тасманийцев всех уничтожили). ■ Не один десяток миллионов был уничтожен англичанами в Индии. Так, менее чем за 20 лет пребывания британцев в Бенгалии население региона сократилось почти на 20 млн человек — более чем наполовину! С начала XIX века, по мере того как англичане распространяли свое влияние в Индии, массовый голод стал обыденным явлением в стране. Согласно британским официальным данным, в Индии от голода умерло в 1800—1825 годах — 1 млн человек, в 1825—1850 годах — 400 тыс. человек, в 1850—1875 годах — 5 млн человек, а в 1875—1900 годах — 26 млн человек. ■ Массовые убийства аборигенов в английских колониях являлись таким же обычным делом, как охота. В 1830 году в Тасмании солдаты английского 40—го полка согнали в кучу туземцев, осмелившихся быть «нелюбезными», расстреляли мужчин, а затем забили насмерть женщин и детей. ■ Историк Каролин Элкинс в своей книге об английском режиме в Кении после Второй мировой войны приводит пример того, как в ответ на убийство 32 белых колонистов повстанцами Мао—Мао англичане вырезали около 300 тыс. представителей народности Кикуйя и еще полтора миллиона человек загнали в лагеря. ■ Необходимо отметить, что первые в мире концлагеря были созданы британским лордом Китченером в Южной Африке для бурских семей во время англо—бурской войны 1899—1902 годов. По приказу главнокомандующего английскими войсками Китченера уничтожались гражданские фермы буров, а гражданское население интернировалось в лагеря, где, по свидетельству самих англичан, условия пребывания были просто ужасающими. Для подавления сопротивления в войне с бурами применялись разрывные пули дум—дум, причинявшие людям огромные страдания. Наконец, по приказу Китченера вся страна буров была разгорожена колючей проволокой на большие участки. ■ Всего в лагеря англичане согнали около 200 тыс. человек — примерно половину белого населения бурских республик. Из них, по самым скромным подсчетам, от голода и болезней погибло около 26 тыс. человек, причем большинство из погибших — дети. ■ Впоследствии англичане покрыли всю планету сетью концлагерей и тюрем, жесточайшим террором подавляя любые признаки сопротивления, создав свой «мировой порядок». ■ Что собой представляли английские концлагеря, описывает израильский историк Шмуэль Дотан: «В концлагере Беньямина заключенные работали 12 часов в день почти без перерыва. На обед им давали две черствые питы, на ужин был жидкий овощной суп. С голоду люди ели траву и косточки арбузов. Не было ни воды для мытья, ни крыши над головой. Заключенные спали вповалку под открытым небом. На работу политзаключенных возили в каменоломни под Хайфу, держа их часами в вагонах, где люди не могли даже сесть из—за тесноты…». □ Выстрелы в спину союзникам □ ■ В Первой мировой войне Англия, создав англо—французско—русский блок, добивалась сохранения своей колониальной монополии и разгрома в войне основного конкурента — Германии, а заодно и ослабления своих союзников — Франции и России. ■ Когда в России произошла Октябрьская революция и власть перешла в руки большевиков, Англия пыталась не допустить выхода России из мировой войны. Первоначально Англия стремилась поддерживать сотрудничество с новой властью. Однако уже в марте 1918 года на состоявшейся в Лондоне военной конференции Антанты было принято решение об интервенции в Россию. ■ В действиях бывшего союзника России можно было выделить три направления: поощрение распада России путем поддержки самостийных правительств; направление воинских контингентов в зоны своих «жизненных интересов»; оказание помощи белому движению. ■ К февралю 1919 года на территории России находились английские войска численностью 44,6 тыс. человек. Англия выделила 60 млн фунтов стерлингов Добровольческой армии, оснастила всем необходимым 200—тысячную армию Колчака. ■ Причины такой щедрости еще в 1919 году объяснил Уинстон Черчилль. «Было бы ошибочно думать, что в течение этого года мы сражались за русских белогвардейцев, — отмечал он, — напротив, русские белогвардейцы сражались за наши дела». ■ Не счесть числа преступлений, совершенных английскими войсками на территории России. О преступлениях англичан за время их интервенции в Архангельске, Мурманске, Ревеле, Владивостоке и других городах России написаны целые книги. Везде, где они были, царило беззаконие — убийства, изнасилования, пытки, грабежи. И так они поступали с мирным населением своего бывшего союзника. ■ Есть и другие «красочные» примеры английского коварства в отношении союзников. ■ 03 июля 1940 года на стоянках французского флота в Оране, Мерс—эль—Кебире и Дакаре британская эскадра под командованием адмирала Соммервелла расстреляла в упор своих союзников, братьев по оружию, французских моряков в количестве 1400 человек из опасения, что они в новых обстоятельствах могут пойти на службу к французскому правительству в Виши. ■ Это была бойня совершенно не готовых к отпору французов. В ответ на этот выстрел в спину французское правительство, не объявляя Англии войны, разорвало с ней дипломатические отношения. ■ В декабре 1944 года антифашисты греческой освободительной армии ЭЛАС, попав в руки британцев, были беспощадно расстреляны за свою социалистическую ориентацию. Общие потери греческой антифашистской армии, изгнавшей немцев с территории страны, от английских расстрелов измеряются десятками тысяч человек, в основном пленных солдат и офицеров. ■ А как можно расценить речь Черчилля 05 марта 1946 года в Фултоне (штат Миссури, США), положившей начало холодной войне западных стран против своего бывшего союзника, как не выстрелом в спину. В своей речи Черчилль призвал западную демократию к единению перед лицом угрозы со стороны СССР, к созданию «братской ассоциации народов, говорящих по—английски» против Страны советов. Черчилль недвусмысленно предупреждал об опасности, исходившей от советского режима, и в этой связи употребил ставшее впоследствии широко распространенным выражение «железный занавес», который опустился между Восточной и Западной Европой. □ Виновник развязывания Второй мировой войны □ ■ Рассмотрим как продажная политика Англии конца 30—х годов прошлого столетия привела ко Второй мировой войне. ■ 29 сентября 1938 года в Мюнхене главы правительств Германии, Англии, Франции и Италии поставили свои подписи под предложенным гитлеровцами документом о разделе Чехословакии. Ей предписывалось в недельный срок передать Германии Судетскую область и пограничные с ней районы. Представители самой Чехословакии были вызваны в Мюнхен лишь для того, чтобы выслушать приговор. ■ Условие, при котором правящие круги Англии согласились выдать фашистской Германии Чехословакию, было обещание Гитлера не нападать на Англию, зафиксированное в англо—германской декларации, подписанной премьер—министром Великобритании Чемберленом и Гитлером. ■ Гитлеровцы, как представлялось в Лондоне, могли теперь с благословения Запада спокойно разрабатывать планы экспансии на Восток, против СССР. Перед отлетом из Мюнхена Чемберлен еще раз встретился с Гитлером. Открывая фюреру дорогу на Восток, он заявил: «Для нападения на Советский Союз у вас достаточно самолетов, тем более что уже нет опасности базирования советских самолетов на чехословацких аэродромах». ■ «Мюнхенское соглашение, — пишут английские исследователи Рид и Фишер, — стало в истории символом близорукости, предательства и коварства, высшим достижением политики умиротворения… Оккупированная немцами Чехословакия превратилась в меч, направленный на Восток, в сердце Советского Союза». ■ Сменивший Чемберлена на посту премьер—министра Великобритании Уинстон Черчилль о Мюнхене высказался следующим образом: «Англия должна была выбирать между войной и позором. Ее министры выбрали позор, чтобы затем получить войну». ■ Что касается руководителей Англии, то они демонстрировали Гитлеру еще большую готовность идти на сговор с агрессором с целью направить его на Восток. Так, Чемберлен в беседе с фашистским диктатором Италии Муссолини, состоявшейся в Риме 12 января 1939 года, ссылаясь на «слабость Советского Союза», призывал дуче поддержать «немецкий удар на Украине». ■ Особую опасность представляли тайные англо—германские переговоры, которые велись вплоть до лета 1941 года. Министр иностранных дел Англии Галифакс лично посетил Гитлера и Гиммлера. Чемберлен трижды ездил к Гитлеру, но ехать на переговоры в Москву они не захотели. На 23 августа 1939 года была назначена встреча Геринга с Чемберленом в Лондоне, которая сорвалась в связи с приездом Риббентропа в Москву. ■ В декабре 1939 года британский министр иностранных дел Галифакс через датского промышленника Плес—Шмидта довел до сведения Берлина англо-французские условия договоренности с Германией: сохранение гитлеровского господства в Австрии, Чехословакии и западной части Польши, возвращение Германии потерянных в Первую мировую войну колоний, создание антисоветского блока в составе Англии, Франции, Германии, Италии и Испании. ■ 01 сентября 1939 года нацистский вермахт обрушился на Польшу. 3 сентября Великобритания и Франция, ранее предоставившие Польше гарантии безопасности, объявили войну Германии, но боевых действий не начали. В Лондоне и Париже над необходимостью помочь своему союзнику, Польше, возобладала старая мюнхенская антисоветская линия — пожертвовать Польшей, чтобы немецко—фашистский вермахт занял исходные рубежи на западных границах Советского Союза. ■ Может быть, Англия и Франция не имели возможности оказать реальную военную поддержку сражающейся Польше? Отнюдь нет. При вторжении немецко—фашистских войск в Польшу Германия для прикрытия своих западных границ оставила всего лишь 23 дивизии, в то время как союзники Польши имели здесь 110 дивизий (французских и английских). ■ Явное превосходство англо—французских войск над германскими давало им возможность одержать стратегическую победу. Но здесь вступила зависимость хода и исхода военных действий от политической цели войны. Англо—французские правящие круги вместо выполнения союзнических обязательств перед Польшей всячески стремились столкнуть Германию с СССР и поэтому не предпринимали активных действий своими превосходящими силами на западе, предоставив тем самым свободу действий немецко—фашистским войскам на востоке. ■ Воспользовавшись бездействием вооруженных сил Великобритании и Франции, продолжавшимся в течение восьми месяцев и вошедшим в историю под названием «странная война», командование вермахта перебросило свои войска из Польши к западным границам Германии, доукомплектовав их и увеличив численность, и весной 1940 года начало вторую военную кампанию — теперь против Франции, Бельгии, Нидерландов, Дании и Норвегии. За сутки (09 апреля) они захватили Данию, за два месяца (09 апреля — 10 июня) оккупировали Норвегию, за пять дней (10—14 мая) овладели Нидерландами, за 19 дней (10—28 мая) — Бельгией, а за 44 дня (10 мая — 22 июня) принудили к капитуляции Францию. □ Планы по уничтожению СССР англо—германскими войсками □ ■ В интересах обеспечения безопасности своих северо—западных границ 30 ноября 1939 года войска Ленинградского военного округа во взаимодействии с Балтийским и Северным флотами перешли государственную границу Финляндии. Началась советско—финская война. ■ Под видом оказания помощи Финляндии в Лондоне и Париже принялись за спешную подготовку военного нападения на СССР как с севера, так и с юга, с тем чтобы превратить советско-финскую войну в отправной пункт объединенного военного похода стран Запада против СССР. Предполагалось, что на определенном этапе в антисоветском походе примет участие и фашистская Германия, организовав вторжение в центральные районы Советского Союза. ■ 19 декабря 1939 года верховный военный совет союзников принял решение о подготовке военного нападения на СССР, а 05 февраля постановил отправить англо—французские войска в Финляндию. Предполагалось, что 150—тысячный англо—французский экспедиционный корпус, высадившись в Нарвике и Петсамо, должен был двинуться на Ленинград и Мурманск. На 12 марта была намечена отправка судов, а на 20 марта — высадка войск. Одновременно шла подготовка к удару против СССР с юга: планировались бомбардировка англо—французской авиацией советских нефтяных промыслов Баку, Майкопа и Грозного, вторжение в Черное море английской морской армады, а в Закавказье — сухопутных англо—французских сил под командованием генерала Вейгана. ■ Гитлеровское руководство рассматривало англо—французские приготовления к агрессии против СССР как важный фактор, отвлекающий внимание Лондона и Парижа от подготовки отпора предстоящему удару вермахта на Западе. Поэтому гитлеровская «пятая колонна» во Франции и Англии поддерживала надежды Лондона и Парижа на предстоящий поход против СССР и дележ советской территории. «Мир был бы заключен за счет России, — писал французский дипломат Барду, — против которой сразу же после заключения перемирия выступил бы вермахт. Англия получила бы Туркестан. Границы Ирана и Турции оказались бы отодвинутыми до Каспийского моря. Италия имела бы долю участия в нефти, а Германия аннексировала бы Украину». ■ Что касается союза СССР с Англией во время Второй мировой войны, то следует напомнить, что еще в октябре 1943 года английский разведчик Лиддел Гарт в своей секретной докладной записке предупреждал английское правительство о мощи Красной армии, которой не сможет противостоять в Европе ни одна страна, в связи с чем рекомендовал заключить сепаратный мир с фашистской Германией, чтобы «вместе с западноевропейскими государствами оказать сопротивление послевоенным устремлениям русских». ■ Как пишет советский дипломат Валентин Фалин, «20 августа в Квебеке на заседании лидеров США и Британии с участием начальников штабов… принимается два плана: «Оверлорд», о котором нас проинформируют в октябре 1943 года в Тегеране (им предусматривалась высадка союзников во Франции в 1944 году), и второй сверхсекретный «Рэнкин», цель которого — повернуть против России всю мощь непобежденной Германии». По этому плану немцы входят в сговор с западными державами, распускают Западный фронт, оказывают поддержку при высадке десанта в Нормандии, обеспечивают быстрое продвижение союзников через Францию, Германию, выход на линию, где они удерживают советские войска». ■ Уже в середине мая 1945 года Черчилль отдал секретный приказ Объединенному штабу планирования военного кабинета — подготовить план уничтожения СССР. 22 мая 1945 года план «Немыслимое» был готов. Вначале планировалось уничтожение советских войск, дислоцированных в Германии. Удар должна была нанести полумиллионная группировка англо—германских войск во взаимодействии со 100—тысячной немецкой армией, сформированной из остатков гитлеровского вермахта по приказу Черчилля. Планировалось, что третья мировая война начнется 01 июля 1945 года переходом в решительное наступление сорока семи западных дивизий. Заблаговременно узнав об этом плане, Сталин отдал приказ о передислокации войск. 29 июня 1945 года советские войска заняли более выгодные позиции и приготовились к отражению нападения. В результате план нападения бывших союзников был сорван, а обнародованные сведения о немецкой армии вынудили Черчилля расформировать ее. ■ Следует также добавить, что солдаты Британского добровольческого корпуса СС дрались с наступающими «азиатскими ордами» до конца, отбиваясь от советских войск даже в окруженном Рейхстаге. «Единственная ошибка Гитлера состоит в том, что он не был рожден англичанином», — так, по мнению одного из британских эсэсовцев, объяснялся прискорбный факт места его последнего боя... □ Планы по уничтожению России на современный лад □ ■ Планы по уничтожению России живут и процветают на английской земле и в наше время. Так, в ноябре 1991 года в своей речи в Хьюстоне (США) Маргарет Тэтчер, к тому времени уже экс—премьер—министр Великобритании, заявила: «По оценкам мирового сообщества, экономически целесообразно проживание на территории России 15 млн человек». Не напоминают ли эти высказывания замыслы Гитлера? В разработанном под его руководством генеральном плане «Ост» предусматривалось уничтожение в течение 25—30 лет 120—140 млн человек в Польше и Советском Союзе. Остальная часть населения должна быть онемечена и переселена за границы Урала. ■ Также как в 1938, 1945 и 1946 годах премьер—министры Великобритании призывали к уничтожению СССР, так и нынешний премьер Дэвид Кэмерон призывает к уничтожению России. Этот призыв прозвучал в его выступлении в газете Sunday Times 20 июля 2014 года, которое ознаменовало новый этап нагнетания русофобской истерии с целью втягивания ЕС в войну против России. Поводом выступления послужил кризис на Украине, спровоцированный западными странами, которые поддержали вооруженный мятеж и государственный переворот, совершенный на Украине под националистическими лозунгами. ■ Как и перед началом Второй мировой войны правительство Англии благословляло немецких фашистов на войну с СССР, так и сегодня правительство Дэвида Кэмерона выражает однозначную поддержку украинским фашистам и убеждает правительства европейских стран объединиться для «крестового похода» против России. ■ В своем выступлении Кэмерон доходит до откровенной лжи, обвиняя Россию в уничтожении гражданского самолета, летевшего рейсом MH17, хотя все факты говорят о том, что самолет был сбит украинскими военными. Кроме того, Кэмерон выносит несправедливое и противоправное обвинение по ситуации на Украине: «...это результат действий России, которая дестабилизирует суверенное государство, нарушает его территориальную целостность, поддерживает, тренирует и вооружает криминальные формирования. И мы должны отреагировать на это беззаконие действием». ■ На самом деле это ставленники Кэмерона и его европейских коллег тренируют и вооружают украинских фашистов, которые совершают массовые убийства мирных жителей, разрушают промышленные и бытовые предприятия, церкви, жилые дома, школы, больницы, детские сады. ■ Следует добавить, что по факту выступления Кэмерона экс—премьер России, бывший председатель Счетной палаты РФ Сергей Степашин написал открытое письмо, в котором призвал Дэвида Кэмерона не забывать уроки истории: «Выдвигая огульные обвинения и провоцируя войну, Вы считаете себя вправе стравливать народы и вершить суд над странами, управлять миром путем лжи и насилия. Так делали Ваши предшественники — Чемберлен и другие европейские лидеры, поддерживая и натравливая Гитлера против СССР. Или уничтожая Ирак по вымышленному обвинению в наличии оружия массового поражения. Или подвергая бомбардировкам Белград. Или, уже с Вашим участием, уничтожая Ливию. За все эти Ваши преступления своей жизнью расплатились миллионы ни в чем не повинных граждан. В том числе пассажиры сбитого Вашими ставленниками самолета ради провокации новых преступлений против человечества». ■ Кредо английской политики — слова министра иностранных дел и премьер—министра Великобритании Генри Палмерстона, прозвучавшие в его речи в палате общин 01 марта 1858 года: «У нас нет вечных союзников и у нас нет постоянных врагов; вечны и постоянны наши интересы. Наш долг — защищать эти интересы». А эти интересы заключаются в том, чтобы уничтожать и грабить другие народы и держать в страхе свой собственный народ. □ ■ Автор — Василий Микрюков

Admin: ■ 20—11—2014 МнениеМир без правил □ ■ Вот мы часто обвиняем Киев, Вашингтон... ■ А в чем они нам виноваты? Что они нам должны? ■ Мы живем в мире без правил. ■ Они нам ничего не обещали. Ни вечной дружбы, ни мира, ни сотрудничества. Ни даже элементарного соблюдения прав русского населения. Равно как и прав человека вообще. Не обещали ничего. ■ Это мы сами тут решили, что они должны играть по каким—то правилам. Соблюдать какие—то законы. Быть порядочными. Не жечь покрышки. Не бомбить города. ■ А вообще, если так подумать — они же ничего не должны. И виноват может быть только тот, кто взял на себя какие—то обязательства и при этом согласился нести ответственность за их невыполнение. И еще к этому должен прилагаться механизм контроля и реализации данной ответственности. ■ А где это все? ■ Вашингтон нигде и никогда не давал нам обязательств, что он не будет поддерживать майдан в Киеве. Обязательств не расширять НАТО и не устанавливать в Европе комплексы ПРО. Какие—то устные обещания кто—то когда—то давал Горбачеву, но это было на словах. А слово к делу не пришьешь. Документов нет. А если бы и были, попробуй привлеки Вашингтон к ответственности. Не можешь — вопрос закрыт. ■ Киев тоже не обещал нам, что не будет жечь покрышки и терроризировать русское население. А если бы и обещал — где механизм привлечения к ответственности? Нет его. ■ ООН — это давно уже не механизм. Это атавизм. ООН создавалась по итогам Второй мировой войны странами—победителями. Это уже в прошлом. После распада СССР миропорядок изменился. Россия — только формальный преемник СССР, а фактически роль Советского Союза современная Россия не играет и ее членство в Совбезе ООН сугубо формальное. Решения Совбеза давно уже потеряли свою реальную силу. ■ Международного права нет. Точнее, оно не действует. ■ По большому счету, никто никому в мире ничего уже не обязан и соответственно никто никому ни в чем не виноват. ■ Обвинять можно сколько угодно, но это примерно как обвинять столб. Бесполезно. Бисер перед свиньями. Об стену горох. ■ Сегодня каждый в мире играет сугубо в своих интересах и в меру сил. У большинства стран возможности ограничиваются тем, что этим странам позволяют США. Все, что не запрещено Вашингтоном — разрешено. А то, что в интересах Вашингтона — не только разрешено, но и рекомендовано. ■ Майдан — это в интересах Вашингтона. Значит не просто можно, а настоятельно рекомендовано. ■ Обстреливать Донецк — Вашингтон тоже приветствует, значит тоже разрешено. ■ Кто—то не согласен? ■ Кто там подает голос? Россия? Да ей же можно просто выключить микрофон... ■ Говорить, взывать к совести, сетовать, обвинять — бесполезно. От слова совсем. ■ Вот Россия битые полгода повторяет о праве Крыма на референдум, о праве народа на самоопределение, о недопустимости обстрела городов — что толку? ■ Президент дал уже добрую дюжину интервью, в которых повторил все это на разный лад. А зачем? Это же бесполезно. Все эти заявления — пустой звук. Их никто не слушает и не слышит. Метание бисера. ■ Слова перестали играть роль. Только действия. Причем все чаще военные. ■ Вот в Крыму Россия действовала — получила Крым. Действия были быстрыми и решительными, противник не успел принять ответных мер, поэтому Крым теперь... да—да, именно наш. Нравится это кому—то или нет, но Крым наш. Потому что действовали. ■ И нет никакого смысла об этом говорить. ■ Более того — слова дают обратный эффект. Бесконечные попытки оправдаться, ссылки на какие—то права, референдумы, мнения народа — зачем? Это только порождает подозрения, что Крым взят незаконно. По принципу «кто оправдывается — тот и виноват». Если не виноват — не оправдывайся. Если это твое — взял и пользуйся. Никто же из нас не бегает по улице, показывая всем прохожим свой мобильный телефон со словами «это мой телефон, я его купил, вот чек». Если кто—то будет так делать — тогда—то и возникнут подозрения, что телефон украден. Ну или что у человека не все в порядке с головой. ■ Поэтому не надо оправдываться, если не виноват. ■ И вообще не надо оправдываться. Надо дейстовать. ■ Мы живем в диком мире, где не работает ни международное право, ни какие—либо общепринятые принципы нравственности и морали. ■ Люди присягают на Библии, а потом бомбят города. ■ В чем после этого можно их еще обвинять? ■ Если человек продал душу дьяволу — обвинять его в чем—либо вообще странно. Это все равно, что говорить валяющемуся в луже алкоголику, что он брюки помнет. Ему это безразлично, а вы только потратите свое время, психическую энергию и... скорее всего испортите настроение сами себе. ■ Мы должны помнить, что если решили в чем—то обвинять Вашингтон или Киев, то делаем это исключительно сами для себя. На них это не влияет. Им вообще бесполезно об этом говорить. ■ Вопрос надо ставить так: чего мы хотим добиться? ■ Если мы просто хотим поохать и поахать, потыкать пальцами и обсудить между собой, какие нехорошие люди там собрались — тогда пожалуйста. Можно обвинять, можно ругать, можно удивляться. Просто для самоудовлетворения. Чтобы время скоротать. ■ А если мы хотим что—то изменить... ■ Если мы хотим что—то изменить, тогда мы должны взять и изменить. ■ Хочешь, чтобы стало лучше — сделай это сам. ■ Хочешь призвать Киев к ответственности — арестуй Порошенко и наказывай. Секи розгами, сажай на кол, расстреливай — в соответствии со своими представлениями об ответственности за совершенные им преступления. Арестуй Коломойского и наказывай его. Арестуй Авакова, Турчинова, Яроша, Семенченко — и тогда они тебе ответят за то, что совершили. По твоим правилам. Твоему трибуналу. По твоему УК. ■ Международного права нет. Его зачатки Вашингтон растоптал после распада Советского союза. Все. Проехали и забыли. ■ Независимых арбитров тоже нет. Есть те, кто зависит от США и те, кто сидит в своей стране и не отсвечивает. Других нет. ■ Хочешь кого—то ловить и осуждать — лови и осуждай. Там, где сможешь. Сможешь сделать это в Киеве — значит в Киеве будет действовать твой закон, твой кодекс, твоя мораль и нравственные принципы. Сможешь сделать это в Ираке — будет твой кодекс, закон и мораль в Ираке. И далее по списку. ■ Вообще, раньше так и было, только мир делился на две части — в одной части действовал закон, кодекс и мораль американского образца, а в другой части — советского. И каждый мог выбирать, что ему больше по душе. И система держалась на конкуренции. Каждая сторона пыталась выглядеть белой и пушистой чтобы не потерять привлекательность и не проиграть в конкурентной борьбе. Это, надо отметить, давало свой результат. ■ Сегодня этого нет. Старый двуполярный мир разрушен, а в однополярном мире у нравственно—правовой (точнее у безнравственно—бесправной) американской системы явных конкурентов просто не существует. А значит Вашингтон, как и любой монополист, ничем не ограничен и не обязан отчитываться ни перед кем. И никому не виноват. ■ Кто не спрятался — я не виноват. ■ Не нравится? Надо сделать по—своему. ■ Где сделаем по—своему — там и будет наша нравственно—правовая система. Там и будет наш закон и порядок. Где не сделаем — там будет по—американски. ■ Если хотим чтобы на Украине соблюдались права русского населения — значит надо так или иначе добиться, чтобы Украина жила по нашим законам и нашему кодексу. ■ Говорить, уговаривать, упрашивать, сетовать, взывать к совести, ссылаться на ООН и ОБСЕ — бесполезно. ■ Если добьемся от Киева чтобы он соблюдал наши представления о морали и нравственности — значит они будут соблюдаться. Значит русских не будут ловить на улице и бросать в камеры СБУ за ношение георгиевских лент. ■ Если мы хотим иметь возможность обвинять и призывать к ответу Киев — значит он должен жить по нашим законам. ■ Сурово? Сурово! Но по—другому никак. ■ По—другому — это так, как сейчас — с расстрелами русских, арестами за ношение георгиевских лент, факельными шествиями и другими акциями, на которые Украину благославил или благославит в будущем Вашингтон. ■ Если мы не можем или не хотим добиться от Киева признания наших законов, нравственности и морали — увы нам, не надо удивляться ничему. ■ Это закон джунглей. ■ Если нам не нравятся пушки, которые стреляют по русским городам — надо их ликвидировать. Взывать к совести бесполезно. Фиксировать воронки, измерять их глубину, зачитывать доклад с трибуны ООН — вообще глупо. Метание бисера. ■ И взывать к мировой общественности тоже бесполезно. В информационном поле ведутся такие же войны. Можно долго и страстно что—то кому—то доказывать, а потом на экранах возникнет Джейн Псаки и заявит обратное. И ей поверят. Несмотря на глупость заявлений. Потому что ее транслирует более крупный телеканал. ■ Хочешь чтобы тебе верили — говори через более крупный телеканал. ■ Не нравится, что украинцы называют русских террористами? Скажи им обратное. На украинском языке через более крупный телеканал. И продублируй на английском. ■ Чей телеканал крупнее, тот и прав. Тому и верят. Того и пересказывают. ■ Не нравится? ■ Ну это же не я придумал. Такие нынче времена. ■ Нет общепринятых правил, моральных норм и международного права. Нет. Когда—то эту роль выполняли религии. Сегодня религии превратились в формальную атрибутику. Люди с крестиками на шее жгут других людей и даже не задумываются о таком понятии как грех. Религия больше не работает. Работает телевизор. ■ Телевизор заменил людям Библию, воскресную школу, священника, родителей, учителей... ■ Мир превратился в одно большое игровое поле, на котором каждый играет в меру своих сил. ■ В спорте есть такая формула — каждый играет настолько хорошо, насколько позволяет ему противник. И это так. ■ Позволяешь Вашингтону занимать Киев — Вашингтон занимает Киев. Правомерно это или нет — неважно. Никто не спрашивает. Позволил — значит можно. Позволил устраивать в Киеве майдан — значит можно. Позволил бомбить города — значит можно. ■ Ничего личного, просто бизнес. Просто одни позволили другим немного пострелять. Они постреляли. Не нравится — не позволяй. ■ Как в спорте: зевнул — пропустил. Не зевай! ■ Но в отличие от спорта, в мире арбитра нет. ■ Это бой без правил. От слова вообще. ■ Не нравится? Придумай свои правила и заставь других играть по ним. Хочешь призывать к ответственности — обозначь права и обязанности, пропиши ответственность за их нарушение, реализуй контроль и механизм наказания. И тогда обвиняй. ■ Не нравится? Сделай так, как нравится. ■ Не хочешь? Трудно? Дорого? Не умеешь? Тогда играй по правилам, которые тебе зачитают из США. ■ Вы имеете право хранить молчание — все, что вы скажете, может быть использовано против вас... ■ Не нравится этот принцип? Придумайте свой и заставьте окружающих, хотя бы непосредственных соседей, его выполнять. ■ В этом мире сегодня нет правил, кроме тех, выполнения которых вы сами силой своего оружия добьетесь от других. □ ■ Автор — Александр Русин

Admin: ■ ГеополитикаВыход из хаоса — часть IДля отражения американской агрессии нужна национальная система экономической безопасности и управления развитием страны Внешние и внутренние угрозы экономической безопасности России определяются сочетанием объективных и субъективных факторов. Первые связаны с эскалацией международной напряженности, обусловленной глобальными структурными сдвигами, которые опосредуют смену доминирующих технологических укладов. Вторые коренятся в стратегических ошибках проводимой в России макроэкономической политики, которые делают ее крайне зависимой от внешней конъюнктуры и обрекают на колонизацию американо—европейским капиталом. Далее следовать этой политике — значит быть раздавленными в тисках судорожных спазмов американской гегемонии, стремящейся сохранить глобальное лидерство в конкуренции с Китаем за счет своих старых вассалов и новых колоний на постсоветском пространстве. Выйти из этой колеи — вызвать агрессию США, которым жизненно необходима очередная война в Европе для привычного стягивания ресурсов Старого Света в свою пользу. □ ■ По—видимому, исторический выбор уже состоялся: курс руководства России на восстановление суверенитета и евразийскую интеграцию вызвал агрессию правящих кругов США против РФ путем захвата ими контроля над Украиной и превращения ее в плацдарм для развертывания мировой гибридной войны, ведущейся Вашингтоном с целью удержать мировое лидерство в нарастающей конкуренции с Китаем. Россия избрана американскими геополитиками в качестве направления главного удара в силу сочетания объективных и субъективных обстоятельств. □ □ ■ Объективно эскалация международной военно—политической напряженности обусловлена сменой технологических укладов и вековых циклов накопления, в ходе которых происходит глубокая структурная перестройка экономики на основе принципиально новых технологий и механизмов воспроизводства капитала. В такие периоды, как показывает 500—летний опыт развития капитализма, резко дестабилизируется система международных отношений, идет разрушение старого и формирование нового миропорядка, которое сопровождается мировыми войнами между старыми и новыми лидерами за доминирование на рынке. ■ Показательными примерами подобных периодов в прошлом могут служить: война Нидерландов за независимость от Испании, в результате которой центр развития капитализма переместился из Италии (Генуи) в Голландию; Наполеоновские войны, после которых доминирование перешло к Великобритании; Первая и Вторая мировые войны, в итоге которых доминирование в капиталистическом мире перешло к США, и холодная война между Соединенными Штатами и СССР, по окончании которой те захватили глобальное лидерство за счет превосходства в развитии нового, основанного на микроэлектронике информационно—коммуникационного технологического уклада и установления монополии на эмиссию мировых денег. ■ В настоящий период на волне роста нового технологического уклада вперед вырывается Китай, а накопление капитала в Японии создает возможности для перемещения центра его мирового воспроизводства в Юго—Восточную Азию. Сталкиваясь с перенакоплением капитала в финансовых пирамидах и устаревших производствах, а также с утратой рынков сбыта своей продукции и падением доли доллара в международных транзакциях, США стремятся удержать лидерство за счет развертывания мировой войны с целью ослабления как конкурентов, так и партнеров. Пытаясь установить контроль над Россией, Средней Азией и Ближним Востоком, Соединенные Штаты добиваются стратегического преимущества в управлении поставками углеводородов и других критически значимых природных ресурсов. Контроль над Европой, Японией и Кореей обеспечивает доминирование в создании новых знаний и разработке передовых технологий. ■ Субъективно антироссийская агрессия объясняется раздражением американских геополитиков самостоятельным внешнеполитическим курсом президента России на широкую евразийскую интеграцию: от создания Евразийского экономического союза (ЕАЭС) и Шанхайской организации сотрудничества (ШОС) до инициатив по формированию зоны гармоничного торгового и гуманитарного сотрудничества между Европой и Азией (единого экономического пространства от Лиссабона до Владивостока). США опасаются формирования независимых от них глобальных контуров расширенного воспроизводства, прежде всего странами БРИКС. ■ Исторический опыт России в организации глобальных интеграционных проектов индуцирует всплеск американской русофобии. Для нее характерна демонизация президента Владимира Путина, которого Вашингтон считает главным виновником утраты контроля над Россией и Средней Азией, а проводимую им самостоятельную внешнюю политику рассматривает в качестве ключевой угрозы. В воспаленном воображении американских геополитиков возродились традиционные англосаксонские схемы глобального доминирования за счет ослабления и развала крупных самостоятельных государств, а также установления контроля над трансконтинентальными коммуникациями. И в худших традициях английской геополитики прошлого и позапрошлого веков в качестве ключевого объекта агрессии вновь выбирается Россия в силу своего размера и географического положения, а в качестве направления первого удара — Украина, отсечение которой от России уже двести лет рассматривается как необходимое условие поражения последней. К этому «геополитическому угару», так и нерассосавшемуся за два столетия, добавляются призраки предыдущей холодной войны, пугающие американский истеблишмент возрождением Советского Союза. ■ Несмотря на кажущуюся абсурдность происходящего в Вашингтоне психоза, это обострение параноидальной англосаксонской мании к мировому господству имеет объективные причины. □ Война укладов □ ■ Переживаемый в настоящее время глобальный кризис, сменивший длительный экономический подъем развитых стран, является закономерным проявлением длинных циклов экономической активности, известных как волны Кондратьева. В основе каждой из них лежит жизненный цикл соответствующего технологического уклада — комплекса технологически сопряженных производств, составляющих вместе с соответствующими им институтами самовоспроизводящуюся целостность. ■ К настоящему времени в мировом технико—экономическом развитии (начиная с промышленной революции в Англии) можно выделить жизненные циклы пяти последовательно сменявших друг друга технологических укладов, включая доминирующий в структуре современной экономики информационный. Уже видны ключевые направления развития нового технологического уклада, рост которого обеспечит подъем экономики передовых стран на новой длинной волне: биотехнологии, основанные на достижениях молекулярной биологии и генной инженерии, нанотехнологии, системы искусственного интеллекта, глобальные информационные сети и интегрированные высокоскоростные транспортные системы. Их реализация обеспечивает многократное повышение эффективности производства, снижение его энерго— и капиталоемкости. ■ В настоящее время новый технологический уклад выходит из эмбрионального развития в фазу роста. Его расширение сдерживается как незначительным масштабом и неотработанностью соответствующих технологий, так и неготовностью социально—экономической среды к их широкому применению. Однако несмотря на кризис, расходы на освоение новейших технологий и масштаб их применения растут с темпом около 20—35 процентов в год. ■ Дальнейшее развертывание кризиса будет определяться сочетанием двух процессов — разрушения (замены) структур прежнего технологического уклада и становления структур нового. Совокупность работ по цепочке жизненного цикла продукции (от фундаментальных исследований до рынка) требует определенного времени. Рынок завоевывают те, кто умеет пройти этот путь быстрее и произвести продукт в большем объеме и лучшего качества. Чем быстрее финансовые, хозяйственные и политические институты перестроятся в соответствии с потребностями роста новых технологий, тем раньше начнется подъем новой длинной волны. При этом изменится не только технологическая структура экономики, но и ее институциональная система, а также состав лидирующих фирм, стран и регионов. Преуспеют те из них, кто быстрее сможет выйти на траекторию роста нового технологического уклада и вложиться в составляющие его производства на ранних стадиях. И наоборот — вход для опаздывающих с каждым годом будет становиться все дороже и закроется с достижением фазы зрелости. ■ Исследования показывают, что в периоды глобальных технологических сдвигов на волне роста нового технологического уклада открывается «окно возможностей» для подъема развивающихся стран, преуспевших в подготовке предпосылок его становления. В отличие от передовых стран, сталкивающихся с кризисом перенакопления капитала в устаревших производствах, у них есть возможность избежать массового обесценения капитала и сконцентрировать его на прорывных направлениях роста. Для удержания лидерства передовым странам приходится прибегать к силовым приемам во внешней и внешнеэкономической политике. В эти периоды резко возрастают военно—политическая напряженность, риски международных конфликтов. Об этом свидетельствует трагический опыт двух предыдущих структурных кризисов мировой экономики. ■ Так, Великая депрессия 30—х годов, обусловленная достижением пределов роста доминировавшего в начале века технологического уклада «угля и стали», была преодолена милитаризацией экономики, которая вылилась в катастрофу Второй мировой войны. Последняя не только стимулировала структурную перестройку экономики с широким использованием двигателя внутреннего сгорания и органической химии, но и повлекла кардинальное изменение всего мироустройства: разрушение тогдашнего ядра мирового хозяйства (европейских колониальных империй) и формирование двух противоборствующих глобальных политико—экономических систем. Лидерство американского капитализма в выходе на новую длинную волну экономического роста было обеспечено чрезвычайным ростом оборонных заказов на освоение новых технологий и притоком мировых капиталов в США при разрушении производственного потенциала и обесценении капитала основных конкурентов. ■ Депрессия середины 70—х — начала 80—х годов, обусловленная исчерпанием возможностей роста этого технологического уклада, повлекла гонку вооружений в космосе с широким использованием информационно—коммуникационных технологий, составивших ядро нового технологического уклада. Последовавший вслед за ней коллапс мировой системы социализма, не сумевшей своевременно перейти на новый технологический уклад, позволил ведущим капиталистическим странам воспользоваться ее ресурсами для «мягкой пересадки» на новую длинную волну экономического роста. Вывоз капитала и утечка умов из бывших социалистических стран, колонизация их экономик облегчили структурную перестройку ядра мировой капиталистической системы. На этой же волне роста поднялись новые индустриальные страны, сумевшие заблаговременно создать ключевые производства и заложить предпосылки их быстрого развития в глобальном масштабе. Политическим результатом этих структурных трансформаций стала либеральная глобализация с доминированием США в качестве эмитента основной резервной валюты. ■ По своим геополитическим и геоэкономическим последствиям структурный кризис 70—80—х годов прошлого века и связанная с ним гонка вооружений в космосе имели не меньшие последствия, чем Вторая мировая война. США и НАТО одержали победу, которую принесло сочетание информационного и психологического оружия. К его отражению советская система безопасности оказалась не готова. Хотя эта война носила «холодный характер», обошлась без кровопролитных боев и жертвы образовались в основном вследствие колониальной политики геноцида населения бывших республик СССР, по своему историческому, геополитическому и геоэкономическому значению она равновелика третьей мировой войне. Соответственно происходящее по той же логике длинных циклов современное обострение военно-политической напряженности должно расцениваться как появление признаков четвертой мировой войны. ■ Исчерпание потенциала роста доминирующего технологического уклада стало причиной глобального кризиса и депрессии, охватившей ведущие страны мира в последние годы. Замещение старого технологического уклада новым — это период кризиса, в ходе которого происходит обесценение и бегство капитала из утративших прибыльность устаревших технологических цепочек и стран, обремененных перепроизводством привычных товаров. Выход из кризиса так же, как и раньше, будет сопровождаться масштабными геополитическими и экономическими изменениями. Как и в предыдущих случаях, лидирующие страны демонстрируют неспособность к совместным кардинальным институциональным нововведениям, которые могли бы канализировать высвобождающийся капитал в структурную перестройку экономики на основе нового технологического уклада, и продолжают воспроизводить сложившуюся институциональную систему и обслуживать воплощенные в ней интересы. ■ США и их союзники по G7 к настоящему времени исчерпали возможности вытягивания ресурсов из постсоциалистических стран, в которых сложились свои корпоративные структуры, приватизировавшие остатки их производственного потенциала. Исчерпала себя и война финансовая, которую Вашингтон ведет с незащищенными национальными денежными системами, привязывая их к доллару посредством монетаристской макроэкономической политики при помощи зависимых от него МВФ, рейтинговых агентств, агентов влияния. Вытягиваемых со всего мира капиталов уже не хватает для обслуживания лавинообразно нарастающих обязательств США. ■ В то же время догоняющие страны с не очень большим технологическим отставанием получают в этот период возможность «срезать круг» — сэкономить на фундаментальных и поисковых исследованиях путем имитации достижений передовых стран. Поскольку последние обременены значительными капиталовложениями в производствах доминирующего технологического уклада, которые придают значительную инерцию производственно—технологической структуре, у догоняющих возникает возможность «сыграть на опережение», сконцентрировав инвестиции в перспективных направлениях роста. Именно таким образом сегодня Китай, Индия и Бразилия пытаются совершить технологический рывок. Стремясь обезопасить себя от спекулятивных атак и сохранить экономический суверенитет, они не открывают свои финансовые системы для экспансии американского капитала, демонстрируя уверенный рост в условиях кризиса. Их примеру следуют крупнейшие страны Латинской Америки и Юго—Восточной Азии, сопротивляясь поглощению активов спекулятивным капиталом. Посредством валютных свопов Китай быстро создает свою систему международных расчетов. Пространство для маневров ФРС США неумолимо сжимается — американской экономике приходится принимать на себя основной удар обесценения капитала. □ Между кризисом и коллапсом □ ■ Исходя из этого речь может идти об одном из трех сценариев дальнейшего развертывания кризиса, запрограммированного внутренней логикой развития нынешней глобальной экономической системы. 1. Сценарий быстрого выхода на новую длинную волну экономического роста (оптимистический). Он предусматривает перевод кризиса в управляемый режим, позволяющий ведущим странам канализировать спад в устаревших секторах и периферийных регионах мировой экономики и направить остающиеся ресурсы на подъем инновационной активности и форсированный рост нового технологического уклада. При этом кардинально изменится архитектура глобальной финансовой системы, которая станет поливалютной, а также состав и относительный вес ведущих стран. Произойдет существенное усиление государственных институтов стратегического планирования и регулирования финансовых потоков, в том числе на мировом уровне. Глобализация станет более управляемой и сбалансированной. Стратегия устойчивого развития сменит доктрину либеральной глобализации. В числе объединяющих ведущие страны мира целей будет использоваться борьба с терроризмом, глобальным потеплением, массовым голодом, болезнями и другими угрозами человечеству. 2. Катастрофический сценарий, сопровождающийся коллапсом существующей американоцентричной финансовой системы, формированием относительно самодостаточных региональных валютно—финансовых систем, уничтожением значительной части международного капитала, резким падением уровня жизни в странах «золотого миллиарда», углублением рецессии и возведением протекционистских барьеров между регионами. 3. Инерционный сценарий, сопровождающийся нарастанием хаоса и разрушением многих институтов как в ядре, так и на периферии мировой экономики. При сохранении некоторых институтов существующей глобальной финансовой системы появятся новые центры экономического роста в странах, сумевших опередить других в формировании нового технологического уклада и «оседлать» длинную волну экономического роста. ■ Инерционный сценарий представляет собой сочетание элементов катастрофического и управляемого выхода из кризиса. При этом он может быть катастрофическим для одних стран и регионов и оптимистическим — для других. Следует понимать, что институты ядра мировой финансовой системы будут выживать за счет стягивания ресурсов с периферийных стран путем установления контроля над их активами. Достигается это обменом эмиссии их валют на собственность принимающих эти валюты стран в пользу банков и корпораций ядра. □ □ ■ Пока развитие событий идет по инерционному сценарию, который сопровождается расслоением ведущих стран мира по глубине кризиса. Наибольший ущерб несут открытые экономики, в которых падение промышленного производства и инвестиций составило в начальной фазе кризиса 15—30 процентов. Страны с автономными финансовыми системами и емким внутренним рынком, защищенным от атак спекулянтов, продолжают расти, увеличивая свой экономический вес. □ □ ■ Для выхода на оптимистический сценарий необходимо формирование глобальных регулирующих институтов, способных обуздать турбулентность на мировых финансовых рынках и уполномоченных на принятие универсальных глобальных правил для финансовых учреждений. В том числе предусматривающих ответственность менеджеров, прозрачность фондовых опционов, устранение внутренних конфликтов интересов в институтах, оценивающих риски, ограничение кредитных рычагов, стандартизацию финансовых продуктов, проведение трансграничных банкротств. □ □ ■ В любом из сценариев экономический подъем возникает на новой технологической основе с новыми производственными возможностями и качественно новыми потребительскими предпочтениями. Кризис закончится с перетоком оставшегося после коллапса долларовой пирамиды и других финансовых пузырей капитала в производства нового технологического уклада. ■ В основе нового (шестого) технологического уклада лежит комплекс нано—, информационно—коммуникационных и биотехнологий. И хотя основная сфера их применения — здравоохранение, образование и наука и лишь косвенно связана с производством военной техники, гонка вооружений и увеличение оборонных расходов привычным образом становятся ведущим способом государственного стимулирования нового технологического уклада. ■ К сожалению, Россия упустила исторический шанс предложить на встрече лидеров G20 в Санкт—Петербурге в сентябре 2013 года план широкого международного сотрудничества в совместном развитии и освоении ключевых направлений становления нового технологического уклада, который стал бы альтернативой гонке вооружений в качестве стимулирующего механизма инновационной активности. Предложенная Научным советом РАН по комплексным проблемам евразийской экономической интеграции, модернизации, конкурентоспособности и устойчивому развитию инициатива по запуску международной программы защиты Земли от космических угроз не была воспринята чиновниками, готовившими встречу G20. Они предпочли следовать предложенному США курсу забалтывания ключевых проблем глобального кризиса с концентрацией внимания ведущих стран на второстепенных вопросах повышения устойчивости работающей в их интересах мировой валютно—финансовой системы. А сами США тем временем готовили на Украине почву для запуска мировой войны по новым технологиям. ■ Дело в том, что либеральная идеология, доминирующая в правящих кругах США и их союзников по НАТО, не оставляет иных поводов для расширения прямой государственной поддержки экономики, кроме нужд обороны. Поэтому сталкиваясь с необходимостью использования государственного спроса для стимулирования роста нового технологического уклада, ведущие деловые круги прибегают к эскалации военно—политической напряженности как основному способу увеличения государственных закупок передовой техники. Именно в этом ракурсе следует рассматривать причины раскрутки Вашингтоном маховика войны на Украине, которая является не целью, а инструментом для реализации глобальной задачи сохранения доминирующего влияния США в мире. ■ Наряду со структурным кризисом экономики, обусловленным сменой доминирующих технологических укладов, в настоящее время происходит переход к новому вековому циклу накопления капитала, что еще более усугубляет риски развязывания мировой войны. Предыдущий переход от колониальных империй европейских стран к американским глобальным корпорациям в качестве ведущей формы организации глобальной экономики происходил посредством развязывания трех мировых войн, исход которых сопровождался кардинальными изменениями мирового политического устройства. В результате Первой мировой войны в трех империях рухнул монархический строй, сдерживавший экспансию национального капитала. В результате Второй развалились колониальные империи, ограничивавшие его международное движение. С крахом СССР вследствие третьей — холодной — мировой войны свободное движение капитала охватило весь мир, а транснациональные корпорации получили в распоряжение всю экономику. ■ Но на этом история не заканчивается. Развитие человечества требует новых форм организации глобальной экономики, которые позволили бы обеспечить устойчивое развитие и отражение планетарных угроз, включая экологические и космические. В условиях либеральной глобализации, выстроенной под интересы транснациональных, в основном англо—американских корпораций, эти вызовы существованию человечества остаются без ответа. ■ Продолжение следует. □ ■ Автор — Сергей Глазьев, академик РАН □ ■ Опубликовано в выпуске № 42 (560) за 12 ноября 2014 года

Admin: ■ Вселенский позор | 18—11—2014G20: и эта нечисть пытается учить нас жизни? □ ■ Саммит «Группы двадцати» в австралийском Брисбене превзошел все ожидания. Нет, не по части «судьбоносных решений», о которых мы еще поговорим. В историю он войдет как коллективный сеанс политического стриптиза, осуществленный собирательным Западом под руководством Барака Обамы, весьма некстати «подстреленного» в канун форума американскими избирателями. Но несмотря на это, гордо пытающегося изображать из себя не пресловутую «хромую кобылу» (или, по—американски, «утку»), а полноценного «альфа—самца», рявкающего, рычащего, подпрыгивающего, чтобы казаться выше и круче, и показывающего зубы, подобно главарю первобытного трайба (виноват, «лидеру цивилизованного мирового сообщества»). ■ А как вам, уважаемый читатель, бессмертная роль киплинговского Табаки, талантливо, можно сказать блистательно исполненная «хозяином» саммита Тони Эбботом? ■ По—ханжески чопорный, двуличный и лицемерный Запад, строящий из себя мирового «законодателя мод» по части «цивилизованности» и «толерантности» во всех ее проявлениях — от запретов на распятия Спасителя в школах и превращения педерастии и однополых браков в публично демонстрируемую и поощряемую норму квази—«культурного» общежития до тотального внедрения в мировую политику норм «двойной морали» — в Брисбене переплюнул самого себя. Хотя после всего произошедшего за последние два десятилетия это, казалось бы, невозможно даже в принципе. ■ Но нет пределов «совершенству»! Устраивая кажущуюся им самим весьма выразительной «обструкцию» российскому президенту Владимиру Путину, лидеры Запада на самом деле продемонстрировали обескураженным собственным налогоплательщикам, а заодно и всему человечеству крайнюю низость, мерзость и безнравственность своего грехопадения. И всю ублюдочность амбициозных и жалких нравов, царящих в этой части мира, скрывающей за пафосным менторством свое разлагающееся декадентство, как будто списанное со времен упадка своих древнеримских, дохристианских прародителей — от Нерона до Диоклетиана. ■ Вот лишь краткий и далеко не полный перечень адресованных Путину оскорбительных демаршей: • демонстративно обставленная процедура встречи российского президента в аэропорту, когда первые лица принимающей стороны, включая британского «колониального» генерал—губернатора Питера Косгроува, на летном поле «не замечали» гостя, «сверхкультурно» и «сверхтактично» повернувшись к нему ж…?; • хамская выходка канадского премьера Стивена Харпера, плебейски обставившего рукопожатие с Путиным требованием «убраться с Украины». (Из «перестроечного» фильма Марка Захарова «Убить дракона»: «Чего тебе надо? — Слово хочу молвить…»); • новое сравнение России с лихорадкой Эбола, допущенное упомянутым главарем западного трайба. (Особенно пикантное в свете распространенного в экспертных кругах мнения, что эпидемия является делом рук самого алчущего снижения численности населения Запада, который контролирует ее страны—источники, официально включенные в систему постконфликтного урегулирования Комиссии ООН по миростроительству [http://www.un.org/ru/peacebuilding/]); • по—индюшачьи высокомерная реплика разбросавшего «пальцы веером» британского премьера Дэвида Кэмерона — насчет того, что «если мы и дальше будем замечать на Украине российских военнослужащих и бронетехнику…», то типа «будут последствия». Анекдот, да и только! По форме, да и по содержанию очень напоминает сюжет из «Тимура и его команды» детского писателя Аркадия Гайдара, когда ворующие яблоки дачные хулиганы устраивают коллективную читку ультиматума пионеров, а один из них, «бритоголовый Лешка», выдает каждому изложенному в нем требованию сакраментальный подростковый комментарий: «Бить будут!»; • место «с краю строя», отведенное Путину организаторами официального фотографирования, возжелавшими, видимо, его тем самым унизить, но если кого и унизившими, то только самих себя. Трудно ведь представить, что «Табаки Эббот», конечно же мнящий себя если не Шер—ханом, то по крайней мере Акелой, принимает подобные решения самостоятельно, а не по «свистку сверху»: он ведь «недоанглосакс—абориген», то есть «второй сорт»; куда ему до «коренных англосаксов—лордов» — Обамы и Кэмерона, выступающих в более высокой весовой категории? (Да простят меня настоящие лорды!); • размещение организаторами российского президента за фактически пустым столом ланча в первый день саммита, должное, видимо, по их замыслам, подчеркнуть мифологическую «российскую изоляцию» и т.д. ■ Чтобы завершить обобщения «первобытно—зоологического» уровня бытовой, общей и политической культуры современного Запада, точнее того, что от нее осталось и дожило до XXI века, приведем популярное видео из YouTube. Представляется, что оно, начиная с заголовка и кончая завершающими кадрами, как нельзя лучше отражает происходившее на саммите. ■ Если подвести краткий итог этому сюжету, то причиной подобных, по дедушке Крылову, мартышечьих «ужимок и прыжков» «элиты» западного трайба служит не только катастрофический дефицит культуры, но и ощущение собственной слабости и военно—стратегической неполноценности. А отнюдь не Украина. И не увесистый пинок, полученный Обамой от собственного электората. И тем более не мораль — она им вообще по барабану! ■ По свидетельству полковника Владимира Литвиненко, «сделав в 90—х годах ставку на стратегию глобального неядерного удара в сочетании с форсированным ядерным разоружением, последней попыткой «продавить» которое был февральский российско—американский саммит 2005 года в Братиславе, и поставив в центр этой стратегии российские же технологии, выторгованные у Ельцина за поддержку расстрела Дома Советов, США и НАТО крупно просчитались. Москва давлению не поддалась, и номер, который казался вполне реальным, в итоге не прокатил. Беда для Запада, однако, оказалась в том, что его вера в Ельцина и его коллаборационизм оказалась настолько безграничной, что соответствующие решения к тому времени были уже приняты и запущены, а разработка новых ядерных вооружений и средств их доставки — по сути остановлена». ■ «Самое новое, что осталось в результате у США в знаменитой триаде стратегических ядерных сил (СЯС), — продолжает В. Литвиненко, — это ракеты морского базирования «Трайдент—2—Д5» производства 1980—х годов, которые стоят на атомных подводных лодках (ПЛАРБ) системы «Огайо» еще 1970—х годов спуска на воду. Таких лодок в строю не более 14 штук. Находящиеся до сих пор на боевом дежурстве межконтинентальные баллистические ракеты (МБР) «Минитмэн» и «Минитмэн—3», — по его словам, — вообще производства 1960—х годов. Если верить данным, находящимся в открытом доступе, то сегодня на боевом дежурстве их не более 450 шт. Считавшаяся же в 1980—х годах перспективной тяжелая МБР «MX» была снята с вооружения и перепрофилирована в гражданский носитель из—за серии катастрофических аварий на старте». ■ «Что касается стратегической (в российской номенклатуре — дальней) бомбардировочной авиации, то она у американцев еще в худшем загоне, — свидетельствует В. Литвиненко. — Новейшие «Стелсы» — B—1 и B—2 — являются не ракетоносными, а бомбонесущими и не могут работать вне зон ПВО противника, что делает их весьма уязвимыми для российских комплексов С—300 и С—400, а в перспективе и С—500. В Югославии их сбивали и более древние модели советских комплексов ПВО. А модернизированных ракетоносцев B—52 1950—х годов выпуска в строю осталось лишь 44 единицы, и они безнадежно устарели и физически, и морально. Последний покинул сборочный цех в 1962 году. Их эксплуатация предполагается до 2030 года, но сколько из них реально доживет до этого срока, предположить трудно. Разумеется, нельзя считать США слабым противником. Это было бы серьезным и весьма опасным заблуждением. Это по—прежнему самые большие в мире сухопутные силы, мощный флот. Не стоит сбрасывать со счетов и развертывание элементов системы ПРО. Но и переоценивать их реальную военную мощь тоже не стоит. Будь они так сильны, как пытаются показать всему миру, давно попытались бы решить «русский вопрос» раз и навсегда». Остается дополнить, что попытки исправления ситуации там предпринимаются. Однако развернуть тяжелую, весьма инерционную «машину» принятия решений, снова перезапустив отложенные научно—исследовательские и опытно—конструкторские работы (НИОКР) и, главное, получить от них конкретный результат в виде постановки серийной продукции нового поколения «на поток», — вопрос не одного десятилетия. В итоге у США до сих пор нет базовой ракеты не только военного, но и мирного профиля. И все, чем они сегодня сильны в этой сфере, — попытками с помощью бывших советских, а ныне «самостийных» украинских конструкторов и инженеров адаптировать к своим нуждам старые ракетные двигатели российских заводов, например, из Самары. «Плодотворность» этих попыток недавно и продемонстрировала на весь мир авария ракеты «Антарес», которую достопочтенная публика имела возможность наблюдать практически в прямом телеэфире. В результате Вашингтону приходится кусать локти, проклиная «творцов» американской стратегии времен распада СССР, занимавшихся вместо совершенствования триады СЯС оральным сексом с молодой практиканткой за зановесочкой Овального кабинета Белого дома. Но «плачем Ярославны», точнее, обманутой неверностью супруга Хиллари Клинтон, этому делу не поможешь; вот и остается, не имея стратегической «давилки», создавать в интерьерах Брисбена описанный «дурдом на выезде», чтобы хоть как—то привлечь внимание к своим крепко траченным молью персоналиям и амбициям. ■ Насколько же выше и порядочнее «плинтусного» уровня своих критиканов оказался Путин, который невзирая на весь этот устроенный ими «шабаш ведьм на Лысой горе», посчитал ниже своего достоинства опускаться до подобных «разборок» и оценил саммит как «конструктивный»! Устроенная им на фоне воскресного ланча остальных участников итоговая пресс—конференция стала образцом корректности и выдержки, которой так любят хвастаться английские аристократы. Те, что, в отличие от «героев» статьи, способны не на словах, а на деле «держать марку». ■ Да и в содержательном смысле действия главы Российского государства оказались на голову выше Запада. Пока другие лидеры, жуя устрицы, обсуждали перспективы борьбы с лихорадкой Эбола—Обамы, Путин сообщил мировому сообществу, что из Москвы в охваченные эпидемией страны уже вылетел самолет с оборудованием для мобильного госпиталя на 200 коек. И тем самым наглядно продемонстрировал, что пиариться, жевать и говорить — это одно, а ДЕЛАТЬ — совсем другое. ■ Ну а теперь о «судьбоносных» решениях саммита, представляющих собой еще один «верх». Только уже не отпетого, подзаборного хамства, а махрового цинизма, лицемерия и желания и дальше безответственно и безнаказанно выдавать черное за белое и наоборот, запудривая мозги общественности, отнюдь, впрочем, уже не наивной и хорошо представляющей, чего от этой публики можно ожидать. Итак, саммит в Брисбене выдал «на—гора» три основных документа, официального оглашения которых Владимир Путин, хорошо знакомый как с их содержанием, так и с декларативностью и необязательностью следования им, дожидаться не стал. Вот они: • Коммюнике лидеров «Группы двадцати» по итогам саммита (http://news.kremlin.ru/media/events/files/41d51a2b35f0385cc4ed.pdf); • Брисбенский план действий (http://news.kremlin.ru/media/events/files/41d51a16a95bc650b9c8.pdf); • Глобальная инфраструктурная инициатива «Группы двадцати» (http://news.kremlin.ru/media/events/files/41d51a16bbe5d7ba243e.pdf). ■ Был еще принят ряд документов в сфере энергетики и энергоэффективности, совместных антикоррупционных действий, но главные, раскрывающие суть и смысл стратегии глобальных институтов, пытающихся навязать западные интересы остальному миру, как представляется, — именно эти. ■ «Программа экономического роста», которой открывается Брисбенский план действий, признает «удручающую вялость» выхода мировой экономики из рецессии и призывает тушить пожар бензином — «единым подходом», то есть глобальной унификацией, включающей «меры политики в области инвестиций, конкуренции, торговли и занятости, а также макроэкономической политики». ■ Пять взаимосвязанных сфер, среди которых приоритет отдается инвестициям; их предлагается направлять прежде всего в инфраструктуру и при этом отдать на откуп «частному сектору». «Признавая важность инвестиций для стимулирования спроса, а также повышения производительности экономики и темпов ее роста, сегодня мы официально утверждаем «Глобальную инфраструктурную инициативу» (ГИИ) — рассчитанную на много лет программу по поддержке государственных и частных инвестиций в высококачественную инфраструктуру», — высокопарно провозглашают хозяева и организаторы саммита от имени всех его участников в Брисбенском плане действий. ГИИ, — продолжается в этом документе, — «создаст условия, способствующие более высокому уровню инвестиций, особенно в высококачественную инфраструктуру и малые и средние предприятия». ■ Итак, в сказанном четыре «кита»: инвестиции, частный сектор, инфраструктура, малые и средние предприятия. Почему это так волнует заправил «двадцатки»? ■ Напомним, что «Группа двадцати», созданная в 1999 году в «спящем» формате глав минфинов и центробанков, представляет собой расширенный вариант «Группы десяти». Это — пул учредителей и членов совета директоров базельского Банка международных расчетов. С помощью «независимых от правительств» ЦБ он подчиняет финансовую политику государств—членов Базельского клуба интересам глобальной олигархии. И делает это в полном соответствии с заветом основателя династии Ротшильдов Меира Амшеля: «Дайте мне печатать деньги, и мне наплевать, кто заседает в правительстве!». (Россия входит в этот клуб с 10 февраля 1996 г., с давосского форума, на котором под выборы вечно пьяного и больного Ельцина была оформлена пресловутая «семибанкирщина»). ■ Все в «междусобойчике» этих «китов» очень просто. Частные инвестиции в инфраструктуру предназначены для ее переподчинения от государств частным инвесторам, тесно связанным с глобальным олигархическим бизнесом, и уменьшения тем самым роли государства, вплоть до полного выведения систем жизнеобеспечения из—под национального контроля в частный сектор. И превращения их в инструмент внешнего контроля по хорошо известному принципу «не будут брать (слушаться) — отключим газ!». «Многие государства—члены («двадцатки» — авт.)… используют государственно—частные партнерства для повышения эффективности инвестиций в своих странах и уменьшения непосредственного бремени финансирования, ложащегося на государство…», — иллюстрируют правоту приведенного авторского вывода создатели Брисбенского плана. ■ То же самое и с малыми и средними предприятиями. Компрадорским в развивающихся странах является в основном крупный, олигархический бизнес, сплошняком ориентированный на своих «партнеров» на Западе и их корпоративные интересы и составляющий потому стержень пресловутой «пятой колонны». Саммитом в Брисбене ставится задача вовлечения в орбиту олигархического влияния и, соответственно, в «пятую колонну» уже и потенциально государственнического, национального предпринимательства — малого и среднего. Для этого предлагается в дополнение к собственным частным инвесторам поощрять еще и иностранных, а также давить любое государственное регулирование, которое приравнивается к протекционизму, на борьбу с которым разом мобилизуются все основные глобальные экономические институты. Под предлогом «развития конкуренции» организуются и поддерживаются олигархические монополии, ибо без государственного протекционизма, в условиях полностью «открытых рынков», за которые ратуют авторы документов саммита, национальный бизнес никогда не устоит перед натиском глобально—олигархических ТНК. ■ Вот как выглядит эта «подкупающая своей новизной и оригинальностью» идея в документах брисбенского саммита. «…Необходимы дальнейшие меры по уменьшению барьеров для прямых иностранных инвестиций, направлению средств (иностранных и частных инвесторов — авт.) на социальную инфраструктуру и совершенствованию (в пользу частников и иностранных ТНК — авт.) осуществляемого государственным сектором управления инвестициями… Мы признаем, что конкуренции может препятствовать ненужное регулирование, которое создает барьеры для вхождения в отрасли (!) или ограничивает возможности для конкуренции между компаниями… Противодействие протекционизму остается одним из основных обязательств «Группы двадцати», — читаем в Брисбенском плане… — Эффективные и успешно функционирующие рынки имеют принципиальное значение в качестве катализатора (!) инвестиций частного сектора (!). Мы обращаемся к ВТО, ОЭСР (Организации экономического сотрудничества и развития — авт.), ЮНКТАД (Конференция ООН по торговле и развитию — авт.) с просьбой и далее отслеживать меры ограничения торговли и инвестиций в «Группе двадцати»… и представлять нам доклад о них каждые шесть месяцев…» (то есть, «стучать» в созданный в Брисбене «центральный штаб», о котором ниже, на страны и правительства, не желающие пускать в свой «огород» глобально—олигархические монополии). ■ Для тех, кому и этого мало, чтобы убедиться в конечных целях глобальной унификации и лишения государств суверенитетов, эти цели дополнительно разъясняются в следующем говорящем пассаже того же итогового документа. «Продукция теперь «сделана в мире» (! — следовательно, и ВВП тоже — авт.), и импорт существенно сказывается на способности к конкурентоспособному экспорту. В условиях, когда цепи поставок работают через рынки сразу многих стран, внутреннее регулирование сказывается на решениях компаний инвестировать средства в ту или иную страну, вести торговлю, создавать рабочие места». ■ Итак, устанавливаем связь между собой трех из пяти упомянутых сфер, в которых решения «двадцатки» навязывают суверенным государствам пресловутый «единый» (олигархический) «подход». ИНВЕСТИЦИИ и свободная, не ограниченная протекционизмом, ТОРГОВЛЯ нужны управляющей глобальными институтами глобальной олигархии только для того, чтобы, прикрываясь «экономическим ростом» и «новыми рабочими местами», заводить транснациональные монополии на внутренние рынки. И под видом конкуренции как продвигать инвестиции ЧАСТНОГО и ИНОСТРАННОГО (олигархического) сектора, так и ДАВИТЬ и БРАТЬ ПОД КОНТРОЛЬ всю экономику целиком, подчиняя себе не только крупный, но и малый и средний бизнес. И подавляя таким образом всякую конкуренцию, вводить сплошную, ГЛОБАЛЬНУЮ МОНОПОЛИЮ, превращая государства в «резервации аборигенов», а их богатства — в собственность глобальной олигархии. Не верите, читатель? ■ Ну что ж, обратимся к соответствующим положениям нашумевшего в свое время, а сейчас основательно подзабытого, но ни в коей мере не утратившего актуальность, доклада «Наше глобальное соседство», подготовленного в 1995 году комиссией ООН и Социнтерна под руководством Ингвара Карлссона (по глобальному управлению и сотрудничеству). Докладом вводились понятия «мировые ресурсы» (все ресурсы планеты) и «глобальное общее достояние» («обобществленные» ресурсы, на которые глобальная олигархия уже успела наложить лапу). Ставилась задача перманентного расширения «глобального общего достояния» до тех пор, пока оно не сравняется с «мировыми ресурсами», то есть все природные ресурсы не попадут под олигархический контроль. Приведем из этого документа ряд говорящих цитат на эту тему: • «Во все большей степени государствам следует признать, что в определенных сферах суверенитет должен осуществляться коллективно, особенно в отношении общего достояния…» (НГС, С. 83); • «Самая непосредственная задача глобального управления в сфере экологии заключается в предотвращении «трагедии общего достояния» — злоупотреблении общим экологическим достоянием из-за отсутствия достаточно действенной системы совместного управления» (С. 226); — «Всемирная комиссия по проблемам окружающей среды и развития наметила программы действий по укреплению глобального управления общим достоянием…» (С. 227); • «…Только один орган должен нести общую ответственность… за осуществление связанных с общим достоянием договоров в экологической сфере… Мы считаем, что такую роль следует предоставить Совету (ООН. — Авт.) по опеке» (С. 228); • «…Было бы уместно взимать плату на пользование некоторыми общими глобальными ресурсами…» (С. 229) и т.д. ■ Достаточно? ■ Особенно «шикарен», на мой взгляд, последний пункт: по нему Россия должна будет платить «мировому сообществу», точнее, скрытой за ним глобальной олигархии за добычу и использование собственных, находящихся на ее территории, природных ресурсов — от нефти и газа до лесов и воды. ■ Вот вам и подоплека брисбенских решений, распространяющих меры в инвестициях, конкуренции и торговле на сферу ЗАНЯТОСТИ и МАКРОЭКОНОМИЧЕСКУЮ денежно—кредитную политику. Сферу занятости хотят двигать в сторону эмансипации и расширения женского участия, а также заигрывают с молодежью. Ведь еще с 2000 года, с первого Всемирного саммита по «Целям развития» (Саммита тысячелетия) эти самые «Цели» адресуются наиболее оппозиционным слоям — женскому и молодежному движению — в расчете на их эффективность в подрыве и разрушении существующего порядка, в том числе мирового. Лозунг «поддержки женщин и молодежи» — это не реальная поддержка, а покупка лояльности этих, не особо искушенных в хитросплетениях «большой политики», социальных страт для продвижения ГЛОБАЛЬНОЙ ИННОВАЦИИ в ущерб и в целях борьбы с ГЛОБАЛЬНОЙ ТРАДИЦИЕЙ. А традиция — это ГОСУДАРСТВА, и если бы не ограничения разумного объема статьи, то можно было бы привести с десяток выдержек из того же самого доклада «Наше глобальное соседство», иллюстрирующих, что именно этого и добивается глобальная олигархия, стоящая за авторами всех без исключения глобалистских документов. ■ То же самое происходит и с макроэкономической политикой. «Нормализация денежно—кредитной политики в некоторых странах с развитой экономикой будет отражать более уверенный экономический рост и станет позитивным сигналом для мировой экономики… Наши ЦБ обязались ПРОДОЛЖАТЬ курс на тщательно выверенную и четко сформулированную денежно-кредитную политику…», — читаем в Брисбенском плане действий. ■ В чьих интересах? Да во все тех же, олигархических. «Мы обеспечим проведение такой макроэкономической политики, которая будет поддерживать спрос, укрепит рост и будет содействовать сокращению глобальных дисбалансов, — это уже другой брисбенский документ — Коммюнике лидеров. — Мы продолжим гибко выполнять фискальные стратегии, принимая во внимание краткосрочные экономические условия, при этом (sic!) ОБЕСПЕЧИВАЯ ВЫХОД НА УСТОЙЧИВУЮ ТРАЕКТОРИЮ СООТНОШЕНИЯ ДОЛГА К ВВП». ■ Не нужно быть не только экономическим гением, но и экономистом вообще, чтобы понять, что речь идет о тотальном и повсеместном внедрении норм МВФ и Всемирного банка, в чем мы ниже и убедимся. ■ Но что такое «глобальные дисбалансы», которым организаторы Брисбена объявляют войну? Это эквивалент государственных суверенитетов: где суверенитеты — там и дисбалансы, мешающие глобальной олигархии, признающей «сбалансированными» только свои собственные интересы. Следовательно, суверенитетам предлагается тоже объявить войну. ■ Не верите? Русский язык велик, могуч и уникален многим. В том числе тупо кондовыми переводами на него написанных по—английски глобалистских опусов, из которых внезапно даже для переводчика вылезает сама суть написанного. Так рождаются настоящие шедевры эпистолярно-политического жанра, достойные, как сказал бы классик, «кистей Айвазовского». ■ «Действенная глобальная РАЗБАЛАНСИРОВКА остается в перспективе нашим основным приоритетом, — записано в Брисбенском плане действий. — Для глобального ПЕРЕБАЛАНСИРОВАНИЯ также важно, чтобы внутренние ДИСБАЛАНСЫ были полностью преодолены… Мы вновь подтверждаем свое твердое намерение быстрее продвигаться в направлении БОЛЕЕ РЫНОЧНОЙ СИСТЕМЫ обменных курсов…. Мы будем ВОЗДЕРЖИВАТЬСЯ ОТ КОНКУРЕНТНОЙ ДЕВАЛЬВАЦИИ и не будем использовать целевые показатели обменных курсов в конкурентных целях. Мы будем противостоять всем формам протекционизма, поддерживая ОТКРЫТОСТЬ НАШИХ РЫНКОВ». ■ Расшифруем. «Разбалансировка» — это нынешнее состояние суверенитетов, в рамках которых любой Китай или, например, Россия могут заниматься «конкурентной девальвацией» (то есть поддерживать выгодный своим производителям валютный курс), мешая «открытости НАШИХ (олигархических) рынков», которая обеспечивается «более рыночной системой» (стилистика сразу напоминает эпическую Свету Курицыну из Иваново с ее фирменным «более лучше одеваться»). ■ «Глобальное перебалансирование» — не что иное, как разрушение «внутренних балансов», то есть суверенитетов, продавливание «открытости» и монополизация рынков олигархией, которая отныне и будет устанавливать валютные курсы. Разумеется, якобы «рыночным» способом. ■ Все сказано «открытым текстом», надо только не лениться читать, внимательно вчитываясь в написанное, разбирая его «с карандашом», осмысливая и сопоставляя с другими, не менее говорящими документами. ■ Теперь об обещанном «центральном штабе», куда авторы брисбенских решений советуют каждые полгода «стучать» на не желающих «балансироваться» членов «двадцатки». ■ «В нашей «Глобальной инфраструктурной инициативе» (ГИИ) признается, что на настоящий момент для мировой экономики характерен дефицит инвестиций и инфраструктуры, и если мы не приложим надлежащих усилий, этот пробел будет увеличиваться…, — читаем в Брисбенском плане… — Для содействия реализации Инициативы мы договорились о создании «Глобального инфраструктурного центра» (ГИЦ) с мандатом на четыре года…». ■ В этом самом ГИЦ очень легко угадываются черты прообраза «мирового правительства», пока экономического. Но и за политическим «мировым правительством» в карман тоже не полезут. В сентябре 2015 года в Нью—Йорке соберут очередной Всемирный саммит, на котором в соответствии с решением Конференции по окружающей среде и развитию «Рио+20» (2012 г.) создадут «Политический форум высокого уровня», который заменит собой нынешнюю Комиссию ООН по устойчивому развитию. То есть, как и она, этот «форум» будет формироваться по региональным квотам, и России, включенной в восточноевропейскую группу, места в нем может и не отыскаться. (Из 53—х членов этой комиссии по 13 представляют североамериканско—европейскую и африканскую группы, 11 — Азию, 10 — Латинскую Америку и 6 — Восточную Европу; в «форуме» пропорции, надо полагать, сохранятся). ■ Заседать «правительство ГИЦ» будет в австралийском же Сиднее, то есть на дальней периферии англосаксонского Запада. В чьих интересах оно будет действовать? Наивный вопрос, хотя не будет лишним прояснить конкретные детали. «В интересах укрепления инфраструктуры и привлечения большего объема инвестиций частного сектора в развивающихся странах, — читаем в п. 7 Коммюнике лидеров «Группы двадцати», — мы приветствуем (sic!) разработку «Глобального инфраструктурного механизма Группы Всемирного банка», который будет дополнять нашу работу». ■ Кто бы сомневался? Ведь и Всемирный банк, и МВФ имеют в «двадцатке» самостоятельные мандаты и вместе с базельским Банком международных расчетов образуют тот самый «коллективный мировой центробанк», что управляет глобальной экономикой через эмиссионные центры мировых резервных валют — Федеральную резервную систему (ФРС), Банк Англии и Европейский центробанк (ЕЦБ). ■ Так в чьих интересах действует «двадцатка», и не прав ли тридцать раз Владимир Путин, что дистанцировался от личного участия в принятии этих сомнительных решений? Ведь новая холодная война, в которую стремительно вкатывается мир на фоне кризиса в российско-западных отношениях, поводом к которому послужила гражданская война на Украине, рано или поздно поставит вопрос ребром. Россия либо вернется «в стойло» и вновь окажется в «стаде», подгоняемом западными «пастухами», либо последовательно и постепенно перейдет на собственную экономическую модель, первые контуры которой начинают просматриваться в «слитых» российской агентурой западного влияния, хотя впоследствии и нехотя опровергнутых, предложениях «Роснефти» (http://vz.ru/politics/2014/10/29/712990.html). ■ И подобная развилка будет возникать на каждом витке ужесточающегося глобального кризиса, который в конечном счете поставит нас перед дилеммой, неминуемость и неотвратимость которой автором этих строк доказывается не менее полутора десятилетий. Мы неизбежно вновь, как и в Великом Октябре 1917 года, встанем перед окончательным, предельным и судьбоносным выбором между продолжением пресловутой колониальной «интеграции в мировое сообщество» и ее перечеркиванием и уходом в САМОСТОЯТЕЛЬНОЕ плавание по бурным водам времен нового «Великого Перелома». ■ Это время приближается неотвратимо, и тяжелая поступь предстоящих эпохальных перемен, в которых нам суждено либо рухнуть и сгинуть, либо вознестись на пьедестал, возглавив антифашистское движение в будущее БЕЗ ГЛОБАЛЬНОГО КАПИТАЛИЗМА, уже отчетливо слышна во всех сферах мировой культуры, политики, экономики. ■ И лишь сделав этот свой собственный выбор, мы окажемся вправе претендовать на по-настоящему серьезные и прочные позиции в той ГЛОБАЛЬНОЙ АЛЬТЕРНАТИВЕ, что ныне выстраивается на основе связки БРИКС и Шанхайской организации сотрудничества (ШОС). Скажу определеннее: именно этот выбор и сформирует ИДЕОЛОГИЮ этой глобальной альтернативы, которая, невзирая на сегодняшние рейтинги, расклады и объемы ВВП, определит содержание и вектор движения и развития этой альтернативы. ■ Одним словом, определит будущее. □ ■ Автор — Павленко Владимир Борисович, доктор политических наук, действительный член Академии геополитических проблем □ ■ Постоянный адрес материала — REGNUM

Admin: ■ Краткость по мнению А.П. Чехова, — сестра таланта. Поскольку автор высказал своё мнение очень кратко, не лаконично, а именно, кратко, но при этом предельно точно, конкретно и убедительно, можно сделать вывод, что среди его близких родственников непременно есть и сестра таланта. Убедитесь. ■ 19—11—2014 МнениеА Киев брать придётся■ Многое, если не всё, зависит в нашем мире от поставленных задач. То есть не от «правильности ответов», а — гораздо глубже: от правильного формулирования вопросов. И в этом смысле «что будет дальше с Украиной» и «что нам делать с Украиной и на Украине» — это тоже один гигантский вопрос. ■ И прежде, чем искать на него ответы, — его надо бы хотя бы для начала себе тупо задать. ■ Итак, вопрос первый, очевидный: что сейчас происходит на Украине? ■ Ответ простой и вроде как никем даже и не обсуждаемый: на Украине происходит гражданская война. ■ Подчёркиваю: не «национально—освободительная революция», а именно — гражданская война. Явление, что бы там в Киеве ни говорили, не «национального», а «гражданского» и «политического» характера. И это, несмотря на всё этой гражданской войны ожесточение, прекрасно осознаётся всем народом, проживающим на этой несчастной территории. Обратите внимание, что «национально—ориентированная», допустим, партия «Свобода» даже при всей куцести и, чего уж там, явно недостаточной репрезентативности современных украинских выборов — даже в Верховную Раду там не прошла. ■ Следовательно? ■ Следовательно, на Украине — не важно: в Донецке, Луганске, Одессе, Днепропетровске, да, чего уж там, и в самом Киеве — живёт один народ. Который сейчас там и занимается, будем говорить прямо, братоубийством. И осознаёт это внутренне, и страдает, и желает прекратить, и выдумывает «монголокацапов с чеченами», и всё равно хочет перестать. ■ Теперь — вопрос второй: а чем, как показывает нам странная наука история, заканчиваются гражданские войны? ■ Раздроблением единого культурного, религиозного, языкового, этнического пространства?! ■ Да отнюдь. ■ Гражданские войны всегда и везде — будь это, допустим, Франция, Британия, Соединённые Штаты Америки (у них тоже случалось) или Россия, — исторически всегда заканчиваются одним и тем же: победой одной из воюющих сторон. ■ Образно говоря, либо Париж задавит Вандею, любо Вандея возьмёт Париж. ■ Всё. ■ Других вариантов нет. ■ И именно, кстати, поэтому Москва не сможет признать народные республики Новороссии. Тут ведь тоже всё просто: Москва не просто считает Украину единым территориальным и государственным целым, она её считает частью «русского мира», а следовательно — чем-то единым с собой. Поэтому, спускаясь на более «прагматичный уровень»: ребята! для того, чтобы Киев перестал обстреливать Донбасс, Донбассу всё равно придётся рано или поздно брать Киев. Не обязательно военным путём, может быть (и, чего уж там, — хотелось бы) за счёт иных, политических или экономических, средств ведения борьбы. Потому как, перефразируя одну известную фразу, — гражданская война есть продолжение внутриполитической борьбы, только насильственными методами. ■ Но не надо себя обманывать: Киев брать всё равно придётся. ■ Иного не дано. □ ■ Автор — Дмитрий Лекух

Admin: ■ 24—11—2014 МнениеКак закончится киевская авантюра на Донбассе?■ Сейчас, вроде, не время говорить о конце войны на Донбассе, когда боевые действия в самом разгаре. Но, как известно, деньги — это война, а война — это деньги. Все остальные факторы, как показывает история, всего лишь фиговые листочки для оправдания тех или иных действий. ■ Есть несколько вариантов вероятного окончания Донбасской авантюры Киева. □ Вариант А □ ■ Кончатся боевые действия на Украине очень просто. В какой—то момент все просто остановится. Так было на территории Югославии: вчера стреляли, а сегодня противоположные стороны сидят и курят рядышком. ■ Конечно, с Украиной точно так не будет, т.е., на линии фронта да, а вот чуть дальше будет ползучий захват власти в городах и поселках. ■ Там где насытились «героями АТО» до предела, будут со спокойной совестью признавать власть Новороссии. Даже флаг не обязательно потребуется поднимать. Вчера была власть Киева — сегодня уже Новороссия. Ведь людям нужна мирная спокойная жизнь, а не добрая войнушка. ■ Данный вариант прельщает своей простой и наименьшими потерями среди гражданского населения, но требует от Западной демократии реальных шагов по реформе МВФ. В переводе на общечеловеческий: признание того, что государства Большой Семерки – банкроты, а мировое экономическое лидерство переходит к Развивающимся Странам. Кстати, именно эта тема была главной на встрече Большой Двадцатки в Австралии. □ Вариант Б □ ■ Стоимость гривны устремляется в свободный полет: к 87 или 200 за доллар, а, возможно, ее будут брать на вес, как в Германии прошлого века. Деньги для обеспечения фронта кончатся, точнее, никто за спасибо и за «слава Украине» давать ничего не будет. ■ Народ с линии фронта рванет домой с оружием. По дороге оголодавшие вояки будут грабить и убивать. В местечках, где сохранится твердая власть, «героев АТО» будут без разговоров расстреливать. ■ Отстреливать сбежавших вояк будут и на родине, где местные бандиты вряд ли захотят делиться властью с идиотами, которые решили по-геройствовать под флагами Украины и ЕС. Но там, где вернутся компактные подразделения, спаянные на фронте, начнется беспредел, которой закончится гражданской войной местного значения. ■ Фактически, сегодня все идет по данному сценарию, и только жесточайшие административные меры по фиксации курса гривны сдерживают обвал на валютном рынке и окончательный развал фронта. □ Вариант В □ ■ В некий момент Х напрямую вмешаются войска НАТО. В какой форме трудно сказать, но более вероятно, что произойдет ввод польских подразделений для стабилизации западной границы Украины, где бандеровцы организуют ряд кровавых инцидентов. ■ В этом варианте главное - начать кому-то военную интервенцию. Дальше пойдет поток современного оружия, инструкторов и бойцов. И чем все это кончится, учитывая упертость США, сказать трудно. Но, в любом случае, киевская власть будет уже другой, так как нынешние марионетки уже отыграют свою роль и будут не нужны. Поэтому легко просчитывается военный переворот, который будет признан «прогрессивным человечеством» во главе с английской Короной. Пакт США—Канада—Австралия уже практически создан, а это, на две трети, доминионы Англии. □ Вариант «Мышеловка» □ ■ Наиболее выигрышное развитие ситуации в Донбассе с военной точки зрения — это разрезающие удары ополчения, с помощью которых рвется снабжение войск АТО. В итоге образуются котлы, где в собственном соку переварятся наркозависимые майдауны, а наемники будут выбиты ополчением. ■ К сожалению, результат данной операции приведет к окончательному похолоданию между ЕС и Россией. Просчитать выгоды и потери, не имея конфиденциальной информации с высших эшелонов власти, не реально, соответственно, можно лишь учитывать в уме и такой вариант развития событий. □ Вариант «Киев» □ ■ Захват Киева ополчением — вариант исключительно теоретический, так как Киев набит оружием и боевиками, которые стоят за фигурами в новой Раде. Плюс прямое руководство всеми действующими лицами киевской власти гражданами США. Как бы быстро не произошел захват города, обязательно начнется стрельба, которая приведет к тотальному уничтожению инфраструктуры и населения. ■ Фактически, брать Киев извне имеет смысл лишь при начале мировой мясорубки, когда нельзя будет допускать в тылу каких-либо вооруженных сил противника. ■ В заключение следует сказать, что конец войны на Донбассе не означает прекращение военных проблем на остатках Украины. Дележ денег и власти — увлекательнейшее занятие, которым человечество увлекается много тысячелетий подряд, поэтому, как понятно, простым людям будет в любом случае не очень весело. ■ P.S. Когда была написана данная статья, прошло сообщение, что господин Сорос потребовал выделить 20 миллиардов для Украины на войну, иначе, как он заявил, погибнет Европа. Вот так, как в простой формуле: деньги—война—деньги, а если нет войны, то и денег не будет. □ ■ Автор — Даниель Громов, Центральное информационное агентство Новороссии

Admin: ■ 24—11—2014 МнениеСорос: ЕС должен погрузить Украину в войну — или Украина похоронит ЕС □ ■ Умный дядька, по имени Джордж Сорос, дал немецкому журналу Cicero интервью. Его сегодня много цитируют по обе стороны геополитической линии фронта. С «нашей стороны» — все больше высмеивают. И очень зря. Сорос — мужик, безусловно, умный. Не глядите, что он чистой воды спекулянт. Чтобы сколотить состояние в 24 млрд долларов надо иметь очень хорошие мозги. А умных людей стоит слушать всегда. Соглашаться с ними или нет — вопрос отдельный. Послать лесом никогда не поздно. Но лучше сначала все же внимательно выслушать. Вдруг он дело говорит? ■ Тем более, если отложить в сторону идеалистические лозунги, его речь основана на довольно простых моментах: Во—первых, сейчас идет война за будущее всей Европы. Во—вторых, ведется она на Украине. В—третьих, для ее успеха ЕС и МВФ обязаны срочно выделить Украине 20 млрд долларов. В—четвертых, поражение на Украине приведет к распаду самого Евросоюза. В—пятых, во всем происходящем ЕС виноват сам. Все остальное есть словесная шелуха объяснений профессора нерадивым и, местами недалеким студентам, до которых не доходят, в общем, совершенно очевидные вещи. Сорос, безусловно, для России враг, но это нисколько не умаляет степени его правоты. □ Война за будущее Европы □ ■ Кто—то до сих пор в этом еще сомневается? Европа возникла, сложилась, окрепла и возвысилась исключительно благодаря созданию у себя ведущей экономики мира. Конечно, сегодня ЕС только вторая экономика, после США, но сути дела сие не меняет. Ведущая экономика это не просто самые большие деньги. Ведущая экономика означает, безусловно, лидерские позиции почти в любом аспекте жизни. ■ Вы хотите себе самолет? У вас есть два варианта. Первый — прийти в Европу и купить готовый, заплатив, скажем, 200 млн евро. Второй — построить его у себя самому. Но для этого понадобится возвести заводы, обучить персонал, купить станки, электростанции, трансформаторы, компьютеры, спроектировать, сконструировать, разбить пяток — другой опытных образцов. На все это уйдут десятки триллионов евро. И даже в таком варианте вы сначала придете опять в Европу, чтобы купить станки, технологии и знания. ■ Именно поэтому лидирующая мировая экономика выигрывает всегда. Чтобы вы не выбрали, профит все равно достанется лидеру. Не только потому, что больше взять негде. Есть такая меткая поговорка. Выигрывает не тот, кто лучше всех играет по правилам, выигрывает всегда тот, кто эти правила определяет. А их определяют лидеры. Как раз потому, что экономика лидеров самая большая и богатая. Любой, кто первый что—то добыл, произвел или придумал, в первую очередь идет продавать на рынок лидера. Потому что там сосредоточены самые большие деньги. Чтобы продать, он неизбежно оказывается вынужден свои товары и придумки изначально подстраивать под требования лидера. Во всех смыслах. Будь то молоко, ботинки, трактор или кинофильм. ■ До тех пор, пока Европа является мировым экономическим лидером, она может себе позволить жить так, как ей вздумается. Отбирать детей у эмигрантов и передавать их на воспитание гомосексуальным парам. Платить крестьянам за то, чтобы они на своей земле не работали. Устраивать войны на любых «интересующих» территориях. Вводить санкции. Под надуманными предлогами не исполнять контрактные обязательства, например, не отдавать десантные вертолетоносцы. Даже просто отбирать чужие деньги через замораживание иностранных активов. ■ Но только пока Европа — лидер. Потеря лидерства означает крах всего. Сегодня лишь историки и отдельные немногие любознательные люди помнят, что в Средневековье мировым лидером (экономическим, политическим и культурным) были Испания с Португалией. А кто они сейчас? ■ Нынешняя мировая экономика складывается так, что финансовый и промышленный центр планеты начал перемещаться в сторону Азии и России. Пока еще процесс находится в своем начале. Пока еще его можно тормозить. Есть даже неплохой шанс его сорвать. Отменить полностью конечно не получится, но заморозить в существующем виде еще лет на 20—30 — вполне. Для этого Европе необходимо победить в войне, которая идет на Украине. □ Украинская война □ ■ Когда Порошенко и другие нынешние украинские лидеры публично говорят, что ведут войну за Европу, они ни на грамм не ошибаются. Действительно войну, и действительно за Европу. Правда, не они ее ведут. Тут украинцы малость свою роль переоценивают. Войну ведут ими. США и некоторые силы в ЕС просто воспользовались Украиной в своих целях. Главной задачей является связывание экономических, социальных и далее политических возможностей России. Отвлечение ее сил от процесса евроазиатской экономической и политической интеграции. Судьба самих украинцев «цивилизованный мир» не интересует. Кто—нибудь спрашивает мнение свиньи, которую отправляют на котлеты? ■ Задача украинцев — воевать. Как можно дольше. Как можно разнузданнее. Как можно кровавее. В отличие от России, Европа отродясь не считала эту территорию европейской, а проживающих на ней людей — частью единого европейского народа. «Своими» украинцев воспринимает только Россия. По мнению «цивилизованных европейцев» в этом заключается российская национальная слабость. Собственно, вся стратегия этой войны основана на таком «европейском» восприятии. ■ Россия не может оставить украинцев дохнуть с голоду и насмерть замерзать в развалинах. Европа «выиграет» даже в том случае, если от всей Украины останется одно огромное пепелище, заваленное смердящими трупами. Потому, что Россия возьмется его восстанавливать, а людей — спасать. Несмотря на то, что спасение от гуманитарной катастрофы обойдется в невероятную прорву денег, и грозит спасателю подрывом собственной экономики. Чревато внутренней социальной дестабилизацией, ведущей к разрушению уже самого российского государства. В этом заключается главное отличие всего Русского мира. Мы будем спасать, даже рискуя собой. ■ Игра «добрых цивилизованных европейцев», включая безмерно миролюбивые США, предусматривает создание шахматной вилки. Даже, если так можно выразиться, «трилки». ■ Россия вообще совсем не вмешивается в украинские события? Получает гангрену на своих границах, чреватую переносом заразы майдана на собственную территорию. Со всеми теми же прелестями, которые сегодня наблюдаются на Украине. Один в один. Включая территориальный распад. Сколько при этом погибнет россиян — не важно. Те, кто учредил медаль «За победу в Холодной войне», и те, кого они ею удостоили, не слишком переживают насчет того, сколько людей на развалинах СССР погибло, замерзло, умерло или даже просто не родилось. А ведь по расчетам социологов, распад СССР на протяжении 1990—х — начала 2000—х годов обернулся потерей не менее 15 млн населения. ■ Россия решительно захватывает Украину «за две недели»? Получает 35 млн очень мутного населения, где-то минимум на 15—20% зараженного агрессивными национал—фашистскими идеями. Плюс нынешнюю экономическую и инфраструктурную разруху. И то, и другое расходует ресурсы, подрывает социальное единение, и, в конечном итоге, связывает возможности РФ по формированию нового Евро—азиатского мира. ■ Россия пытается между Сциллой и Харибдой проскочить? Гражданская война на Украине полыхает, в конце концов, на всей территории страны. Что приводит к превращению всей Украины в полный аналог нынешнего донецкого поселка Пески. В руины. В голод. В холод. В полный развал социальной инфраструктуры. От того, что эпидемии чумы или оспы перестали косить людей миллионами, сама угроза эпидемий никуда не делась. Рано или поздно, но России на эти развалины все равно придется приходить, спасать, восстанавливать и отстраивать. И снова только за свой счет. ■ Владимир Владимирович Путин сумел найти стратегию, позволившую России этот «цивилизованный» сценарий сломать. Проект «Украина» буксует. Но сама «Война на Украине» еще далека от завершения. Пока там есть живые свидомые, добровольно желающие майданить и скакать, украинцы, согласно «западной стратегии» обязаны воевать дальше. Только у них для продолжения войны начинают быстро заканчиваться деньги. □ Деньги ЕС и МВФ для Украины □ ■ Джордж Сорос хорошо разбирается в деньгах и их возможностях. Потому для него очевидно то, что не очень понимает Европа, и что совсем не помещается в головах свидомых украинцев. Современная война требует очень больших денег. Причем, не разово, а постоянных. Для поддержания системной экономики страны. Сколько бы там ни пыжились «волонтеры», какими бы суммами они ни козыряли, сколько бы фотографий раздачи теплых кальсонов не выкладывали в Сеть, закон экономики неумолим. На рывок можно разово одеть и обуть батальон. Можно добыть сотню ночных прицелов или эскадрилью беспилотных дронов. На «добровольные пожертвования» можно даже купить танк! Но все равно каждый день боевых действий «стоит» Украине примерно 1,5—2 млн долларов. Это больше всех пожертвований, добытых волонтерами за все семь месяцев боевых действий. ■ Пожертвования собираются лишь до тех пор, пока у меценатов есть из чего жертвовать. Пока у них не стоит вопрос — подарить киборгу бронежилет или купить буханку хлеба и пакет молока собственному ребенку. Чтобы Украина продолжала воевать, безумных скакунов в ней должно быть много больше, чем здравомыслящих трудящих людей. Скакуны не умеют ничего строить. Предел их восприятия мира — отобрать и поделить. Идея «каждому герою АТО мы дадим на Донбассе по копанке и по два десятка рабов» — слова из той же песни. Жить за счет отнятия результатов труда рабов. Это психология. Она не менее убойна, чем гаубичный снаряд. На Украине после победы Майдана прошел без малого год, но скакуны не только не решили ни одной социальной проблемы, приведшей Украину к Майдану, они насоздавали новых на порядок больше! Накопленный за прошедшие 7 месяцев государственный долг будут отдавать даже внуки. ■ Соросу очевидно, что присылать на Украину деньги «по три копейки» не эффективно. Даже если это копейки размером с миллиард. Чтобы созданный майданом механизм сохранял способность продолжать войну, в него необходимо влить минимум 20 млрд долл. Причем, сразу. Позднее понадобится еще. Сорос нисколько не сомневается в дальнейшей судьбе этих вливаний. Никаких новых заводов, фабрик, выплаты пенсий и т.п. Все уйдет в конечном итоге на войну. В чем тут подвох? А нету подвоха! Сорос говорит прямым текстом: если не раскошелиться на 20 ярдов сейчас, то война на Украине будет гарантированно проиграна. □ Распад ЕС как следствие поражения в войне на Украине □ ■ Да, именно так! Как только «деньги кончатся», воевать станет нечем. Распад Украины на отдельные вотчины вытекает уже из самой психологии «скакунов». За собой он потянет еще больший масштаб экономического кризиса. Далее коллапс государственного управления, всей социалки, системы здравоохранения и всего привычного уклада жизни. Свидомые диванные герои, в интернете рассказывающие о том, как они готовы при свечке в подвале жить, лишь бы «рашке было хуже», даже близко не понимают, о чем говорят. Будь все так, им бы ни что не мешало задарма, в третью смену, стоять у станка и точить танковые снаряды, или бесплатно, за собственный счет, ремонтировать столь необходимую армии бронетехнику. Только что—то «без денег» они не соглашаются. Значит, не согласятся и потом. ■ Стало быть, после полного коллапса экономики случится распад территорий. После них — пересборка Украины на других, российских, принципах. Избранная Путиным стратегия позволяет получить это без тотального уничтожения украинской инфраструктуры. А желание продолжать войну с москалями более чем успешно ликвидирует голод, холод и безработица. В конце концов, люди будут рады любой власти, которая сумеет дать работу, свет, тепло и обеспечить безопасность. Даже если она окажется москальско—колорадской. К тому моменту для населения цвет ленточек уже не будет играть роли. Тех немногих майдан—инфицированных, кто останется неисправим, сами украинцы начнут отлавливать и бить. С точно такой же яростью, как они сегодня поддерживают Майдан. По той простой причине, что скакуны окажутся между ними и едой. ■ Победа России в этой войне с Западом на территории Украины, достигнутая по своему сценарию, а не по одному из трех вариантов, изложенных выше, означает продолжение евроазиатской интеграции. Причем темпами еще более высокими, чем сегодня. А после того, как ЕС перестанет быть второй экономикой мира, всем странам Восточной Европы станет значительно выгоднее сотрудничать с лидером, чем с хиреющим аутсайдером. Ничего личного. Собственно, их уход «на Запад» в 80—е диктовался теми же самыми мотивами. Смена лидера просто поменяет направление вектора. Мотивация останется прежней. Тем более что, в отличие от Европы, в новом Союзе им есть куда интегрироваться. Во всех смыслах. Скажу больше, они задаром получат серьезные конкурентные преимущества, чего сегодня «младоевропейцы» в Европе не имеют даже близко. ■ Это как раз и будет началом процесса распада ЕС. Любой распад всегда сопровождается многочисленными разрывами экономических связей и производственных цепочек. Сразу из ниоткуда образовывается прорва лишних людей, которые хотят есть и продолжать жить на прежнем высоком уровне потребления, но больше не имеют такой возможности. Ибо нет работы, нет денег. И с перспективами уже не очень. Это не Сорос придумал. Посмотрите на историю всех великих геополитических и геоэкономических преобразований. Убедитесь сами. Просто Сорос историю знает много лучше абсолютного большинства его слушателей и читателей. ■ Распад — это крушение мира. А оно стоит очень и очень больших денег. Точнее — убытков. Намного больших, чем какие—то 20 млрд долларов для какой—то там Украины. □ Европа в происходящем виновата сама □ ■ Ну, а кто же еще? А зачем было гнаться за дополнительной прибылью и переносить производства в регионы России? Захотелось заработать на дешевой квалифицированной рабочей силе? А зачем было перевозить заводы в Китай и приучаться потреблять дешевые азиатские товары? Хотелось лучше и богаче жить за прежние деньги? А зачем было выгонять на улицу своих рабочих и под радостное улюлюканье «зеленых» торжественно сносить «объекты, угрожающие экологии»? Ну, вот, теперь у европейцев есть прекрасная экология. А кушать что они будут? Не желали покупать дорогой катарский газ и дорогую арабскую нефть? Хотели дешевые российские энергоносители? Ну, молодцы! ■ Все, господа, халява закончилась. Своих противников, в том числе Россию, «Европа» откормила и восстановила сама. Теперь вопрос стоит просто. Или ЕС с МВФ раскошелится на сохранение работоспособности украинской военной машины для продолжения войны с Россией на территории Украины до последнего украинца, или... не станет самой Европы. Не завтра. И даже не к будущей весне. Процесс займет несколько лет. Но после поражения «на Украние» он станет неотвратим. И закончится вполне предсказуемо. □ Заключение □ ■ Ну, и в чем же Сорос не прав? Чего это над ним «у нас» стебутся? Финансист буквально зрит в корень, чем еще раз подтверждает свою репутацию очень умного, очень прозорливого и очень прагматичного человека. Лично мне хочется ему лишь поаплодировать. Ибо, раз даже такой прожженный и принципиальный противник, как финансовый спекулянт Джордж Сорос, начал открытым текстом «алармить», значит, Россия все делает правильно. Выбранная стратегия верна и ведет к успеху. ■ Успеху во всех смыслах. От евроазиатского союза до сохранения жизни миллионов человек братского украинского народа. Да, заразившегося свидомым национал-фашизмом. Да, сейчас бьющегося в истеричном припадке. Да, пока еще готового с нами воевать. Но все равно братского. В конце концов, если кто-то из ваших близких заболевает и мечется в горячечном бреду, он же не перестает быть вашим близким, вы же не выкидываете его на улицу, верно? Такие вот дела. И, повторюсь, умных людей стоит послушать, даже если они вам враги. □ ■ Автор — Александр Запольскис

Admin: ■ 26—11—2014Когда России вернут долги?■ В последнее время появилась нездоровая мода требовать у России долги по всяким мыслимым и немыслимым поводам. Что это? Желание урвать хоть какой—нибудь кусок или просто правило «хорошего тона», прививаемое недругами нашей страны? А если мы начнем считать, что тогда? Это чуть ли не всему миру влетит в копеечку. □ Долг платежом? □ ■ Берем свежий пример. Молдавская комиссия по изучению коммунистического режима с важным видом заявила, что пребывание в составе СССР нанесло республике ущерб, оцененный в $28 миллиардов. Примерно такие подсчеты велись в свое время в Литве и Латвии. Правда, «важные» комиссии прекратили работу в связи с нехваткой средств на их содержание… □ □ ■ Конечно, требовать долги у такой страны, как Россия, это даже престижно. Но воспринимать всерьез подобные заявления уж точно не следует, а комментировать выводы этих ущербных в полном смысле комиссий можно только крутя пальцем у виска. Давайте лучше заглянем в корень вопроса. Тогда выводы станут совсем иными. ■ Не им, а нам стоит потребовать отдать долги. Литовцы, эстонцы и латыши почему-то забыли, что Петр I купил их со всеми землями, недвижимостью и даже домашними животными у шведской королевы Ульрики Элеоноры. И не только купил, но и дал Прибалтике свободу. Однако, по всей видимости, их до сих пор тянет в конюхи и поломойки к «северным хозяевам». Любой историк подтвердит, что сделка была заключена 10 сентября 1721 года. За территорию Ингрии, часть Карелии, Эстляндию и Лифляндию Петр Алексеевич заплатил 2 млн руб. По нынешнему курсу, без набежавших процентов, это около $350 млрд. Не хотите ли, уважаемые, бывшие братские республики, заплатить по счетам? А если учесть, что в советский период Россия полностью построила инфраструктуру Прибалтики, восстановила республики из руин после Второй мировой, то сумма будет значительно больше… □ Ничуть не чище □ ■ Продолжая листать блокнотик со списком должников, можно натолкнуться и на не менее любопытные факты. Так, неплохо было бы взыскать должок за Аляску. Русская экспедиция Гвоздева и Федорова открыла ее в 1732 году. 30 лет наши первопроходцы осваивали дикий край, но из-за удаленности от России Аляску пришлось продать. Александр II принял предложение американского правительства купить у него Аляску за $7,2 млн. Подписание договора состоялось 30 марта 1867 года в Вашингтоне. Но под разными предлогами деньги не заплачены до конца и поныне. А по сегодняшнему курсу это три миллиарда «зеленых», кстати. Идем дальше. ■ Сразу после начала Первой мировой войны пять тонн золотых монет из личной царской казны были тайно помещены в два железнодорожных вагона и доставлены в Норвегию, где они и находятся до сей поры. Причем часть монет продается на нумизматических аукционах. ■ В 1914 году британским банкам было передано российское золото в слитках на сумму $50 млрд. Ими Николай II планировал рассчитаться за поставки военной техники и оружия. Ни одна из них не была выполнена. Оказалось, что британские заводы просто не в состоянии выполнить столь большой заказ. Но золото не вернули. Война, понимаете ли, некогда. А в 17—м году вроде бы стало и некому… ■ С декабря 1915—го по ноябрь 1916—го Россия поставила в США золота на $23 млрд в качестве предоплаты за оружие и порох. Правительство Соединенных Штатов пустило деньги на собственные военные нужды. Россия не получила ни денег, ни оружия. ■ Поняв, что Англия и США деньги украли, российское правительство, надеясь получить оружие, зачислило в 1916 году на валютные счета японских банков эквивалент 300 тоннам золота. Перевод и сегодня подтверждают правопреемники тогдашних японских банков. Но ни оружия, ни денег отдавать не собираются. ■ Временное правительство России в феврале 1917 года отправило в Швецию для закупки военного снаряжения 3,7 тонны золота, сейчас это $45 млн. Еще в 1928 году было получено подтверждение, что золото находится в хранилищах шведских банков. Ни одной винтовки, ни одного патрона Россия от Швеции в счет этого золота не получила. ■ В конце 1919 года 100 тонн золота, изъятого адмиралом Колчаком из казанского банковского хранилища, были переданы на хранение Чехословацкому корпусу с условием вернуть российскому правительству. След золота потерялся в пражских банках в 1925 году. ■ В 1922 году Ленин отправил в Германию 93,5 тонны золота, которое оказалось в качестве «трофея» в «Банк де Франс» в Париже. В 1963 году статус этого золота был подтвержден соглашением на уровне правительств СССР и Франции. 45 тонн русская сторона согласилась отдать в счет погашения старых российских долгов в пользу Франции. А 48,5 тонны золота нам до сих пор не вернули. ■ Также в Национальном банке Франции хранятся слитки русского золота на $25 млрд, переданные в 1914 году. ■ По оценкам британской фирмы «Пинкертон», Россия в настоящее время вправе претендовать на свое золото общей стоимостью в $100 млрд., а также на недвижимое имущество общей стоимостью $300 млрд. Прямо голова идет кругом. □ ■ Вряд ли все это добро Россия сможет вернуть. Но когда нам предъявляют какие-либо претензии, неплохо бы напомнить и о том, сколько должны нам. Авось, поубавится пылу.

Admin: ■ ГеополитикаВыход из хаоса — часть IIДля отражения американской агрессии нужна национальная система экономической безопасности и управления развитием страны Сверхконцентрация капитала и влияния в руках нескольких сотен семей при отсутствии механизмов демократического контроля создает угрозу становления глобальной диктатуры в интересах обеспечения господства мировой олигархии за счет угнетения всего человечества. Возрастают риски злоупотреблений такой властью, чреватые уничтожением целых народов и катастрофами планетарного масштаба. Объективно возникающая необходимость обуздания мировой олигархии и упорядочения движения капитала достигается в восточно—азиатской модели организации современной экономики. С подъемом Китая, Индии и Вьетнама вслед за Японией и Кореей все более явственно просматриваются контуры перехода от англо—американского к азиатскому вековому циклу накопления капитала. □ ■ Суперпозиция длинных волн Кондратьева, циклов накопления Кузнеца и деловых циклов свидетельствует о том, что мир проходит момент совпадения нижних поворотных точек, что создает крайне опасный резонанс. Математическое моделирование указывает на экстремальное падение экономической активности в 2014—2016 годах. На этот же период приходится максимальный риск обострения политической напряженности и схватки за лидерство. При всей условности математического моделирования такого рода процессов историческим фактом является возникновение глубоких военно—политических и социальных конфликтов в периоды совпадения понижательных волн циклов Кондратьева и вековых циклов накопления. □ □ Борьба за мировое лидерство в экономике разворачивается между США и Китаем, и Америка для сохранения своего доминирования разыгрывает привычный сценарий развязывания мировой войны в Европе, пытаясь в очередной раз упрочить положение за счет Старого Света. Для этого берется испытанный английский геополитический принцип «разделяй и властвуй», воскрешается подсознательная русофобия политических элит европейских стран и делается ставка на традиционный для них Drang nach Osten. Следуя заветам Бисмарка и советам Бжезинского, в качестве главной линии раскола США используют Украину, рассчитывая, с одной стороны, на ослабление и агрессивную реакцию России, а с другой – на консолидацию европейских государств в их традиционном стремлении к колонизации украинских земель. Удержание контроля над Старым Светом может дать Соединенным Штатам геополитический и геоэкономический запас прочности, необходимый для сохранения глобального доминирования в конкуренции с Китаем. □ Пирамида конфликтов □ ■ В основе глобального доминирования США лежит сочетание технологического, экономического, финансового, военного и политического превосходства. Технологическое лидерство позволяет американским корпорациям присваивать интеллектуальную ренту, финансируя за счет нее НИОКР для опережения конкурентов по максимально широкому фронту НТП. Удерживая монополию на использование передовых ноу—хау, американские компании обладают преимуществом на мировых рынках как по эффективности производства, так и по предложению новых товаров. Экономическое превосходство создает основу для господствующего положения американской валюты, которое защищается военно—политическими методами. В свою очередь за счет присвоения глобального сеньоража (дохода от эмиссии мировой валюты) США финансируют дефицит своего госбюджета, который складывается вследствие раздутых военных расходов, включая затраты на перспективные НИОКР. Последние сегодня больше российских на порядок и превышают совокупный объем десяти идущих вслед за США стран вместе взятых. ■ В период смены технологических укладов все эти составляющие американского доминирования подвергаются испытаниям на прочность. Имея достаточный научно—образовательный потенциал для копирования технических достижений передовых стран и обучения кадров лучшим проектно—инжиниринговым практикам, государства БРИК способны вырваться вперед на смене технологических укладов и вовремя «оседлать» новую длинную волну экономического роста. По имеющимся прогнозам, к 2020 году совокупный ВВП Бразилии, России, Индии и Китая может превысить треть от общемирового. Китай уже сегодня вышел на первое место в мире по экспорту высокотехнологической продукции. Вместе страны БРИК дают четверть мирового производства такой продукции с перспективой увеличения своей доли до 1/3 к 2020 году. Растут их расходы на научные исследования и разработки, совокупный объем которых приближается к 30 процентам от общемирового. Наши страны уже обладают достаточной научной и производственно—технологической базой для совершения технологического рывка. ■ А доля США на мировом рынке постоянно снижается, что подрывает экономическую основу их доминирования. Последнее сегодня держится в основном на монопольном положении доллара в глобальной валютно—финансовой системе. На него приходится около 2/3 мирового денежного оборота. Размывание экономического фундамента глобального доминирования Америка пытается компенсировать усилением военно—политического давления на конкурентов. Доля США в мировых расходах на оборону составляет 37 процентов. При помощи глобальной сети военных баз, информационного мониторинга, электронной разведки они пытаются удерживать контроль над всем миром, пресекая попытки отдельных стран вырваться из долларовой зависимости. Однако делать это становится все сложнее — осуществлению необходимых для удержания лидерства структурных изменений мешает инерция связанных в устаревших основных фондах инвестиций, а также гигантских финансовых пирамид частных и государственных обязательств. Для сбрасывания их быстро нарастающего бремени и сохранения монопольного положения в глобальной валютно—финансовой системе США объективно заинтересованы в мировой войне. Невозможность ее проведения обычным способом из—за рисков применения оружия массового поражения Соединенные Штаты пытаются компенсировать развязыванием серии региональных войн и политических конфликтов. В совокупности они складываются в глобальную гибридную войну по принципу «кто не с нами, тот против нас» и подлежат уничтожению, расчленению, дестабилизации, санкционной «порке». ■ Создавая «управляемый хаос» организацией вооруженных конфликтов в зоне естественных интересов ведущих стран, США сначала провоцируют их на ответ, а затем проводят кампании по сколачиванию против них коалиций с целью закрепления своего лидерства. При этом получают недобросовестные конкурентные преимущества, отсекают «чужаков» от перспективных рынков, создают себе возможность облегчить бремя государственного долга за счет замораживания долларовых активов других стран и обосновать многократное увеличение своих расходов на разработку и продвижение новых технологий, необходимых для роста своей экономики. ■ С точки зрения циклов мирового экономического и политического развития, как доказывает В. Пантин, период 2014—2018—й соответствует периоду 1939—1945—й, когда разразилась Вторая мировая война. События в Северной Африке, Ираке, Сирии и на Украине — только начало череды взаимосвязанных конфликтов, инициируемых США с их союзниками. С помощью стратегии «управляемого хаоса» они стремятся решить свои экономические и социально—политические проблемы подобно тому, как делали это во время Второй мировой, которую в Америке называют «хорошей войной». ■ США стали сверхдержавой вследствие Первой и Второй мировых войн, которые повлекли гигантский отток капиталов и умов из воюющих между собой европейских стран в Америку. Третья мировая, оставшаяся холодной, завершилась распадом мировой социалистической системы, что дало США приток более триллиона долларов, сотен тысяч специалистов, 500 тонн высокообогащенного (оружейного) урана и других ценных материалов, множества уникальных технологий. □ ■ Коллаж Андрея Седых □ ■ Развертываемая США мировая гибридная война ведется с широким применением оружия нового технологического уклада, являясь одновременно катализатором его становления в американской экономике. Это прежде всего информационно—коммуникационные технологии и основанное на их применении высокоточное оружие, обеспечивающие Пентагону системное превосходство в управлении боевыми действиями и минимизацию потерь. Их дополняет широкое применение когнитивных технологий, которые превращают СМИ в высокоэффективное психотропное оружие массового поражения сознания людей, а дипломатию — в информационное оружие, парализующее политическую волю руководителей противника. ■ Как показывают все организованные США войны последних двух десятилетий, начиная с Ирака и Югославии и заканчивая Украиной, по типу применяемых технологий они носят сложносоставной характер, где собственно военная компонента играет роль «последнего аргумента» на завершающей фазе (поэтому и называются гибридными). До этого основное внимание уделяется внутренней дестабилизации намеченного для агрессии региона, для чего используется информационное оружие, нацеленное на деформацию массового сознания и дискредитацию традиционной морали. Иными словами — на расшатывание устоев общества, которому внушаются агрессивные и даже человеконенавистнические ориентиры. Одновременно происходят подкуп и установление контроля над властвующей элитой. Влиятельные семьи и перспективная молодежь втягиваются в особые отношения с США и их союзниками по НАТО посредством зарубежных счетов и накоплений, обучения, грантов, приглашений на престижные мероприятия, предоставления гражданства, приобретения имущества. ■ При этом сами американцы выбирают противников и затем управляют боевыми действиями, а также определяют победителей и назначают кару проигравшим. Так было с Ираком, который спровоцировали напасть на Кувейт, после чего показательно наказали. С Сербией, руководителю которой пообещали безопасность в обмен на воздержание от нанесения неприемлемого ущерба странам НАТО, а затем разгромили и осудили. Со странами Северной Африки, правители которых были введены в заблуждение знаками внимания, а затем отданы на растерзание обезумевшей от вседозволенности толпы. С Януковичем, которого долго обхаживали американские консультанты, а в решающей фазе — чиновники и политики США и ЕС, с одной только целью — уговорить не применять силу в отношении боевиков прозападной оппозиции, чтобы затем принести в жертву своим агентам и захватить власть. ■ Внешне развязываемые Соединенными Штатами войны кажутся бессмысленным хаосом. В действительности они организуются и слаженно проводятся всеми заинтересованными ведомствами в сочетании с действиями крупного капитала, СМИ и разветвленной агентурной сети. И результаты, которых добиваются США, вполне запланированы: американские корпорации получают контроль над природными ресурсами и инфраструктурой поверженных стран, банки замораживают их активы, специально обученные вандалы разоряют исторические музеи, финансовая система жестко привязывается к доллару. Все организованные США конфликты многократно окупились, включая войну в Афганистане, в результате которой «неконтролируемый» американскими спецслужбами поток наркотиков в Россию и Европу увеличился на порядок. □ □ ■ Такие войны называют также хаотическими, поскольку руководство страны—жертвы до последнего момента не чувствует угрозы со стороны противника, политическая воля сковывается бесконечными переговорами и консультациями, иммунитет подавляется демагогической пропагандой, в то время как противник ведет активную работу по разрушению структур ее внутренней и внешней безопасности. В решающий момент происходит их подрыв с военным подавлением возникающих очагов сопротивления. Именно таким образом США добились успеха в фазе «разрядки напряженности» холодной войны против СССР, а в настоящее время создают воронки расширяющегося хаоса в стратегически важных регионах Ближнего и Среднего Востока, пытаются восстановить контроль над постсоветским пространством. ■ Организовав государственный переворот и установив полный контроль над структурами украинской государственной власти, Вашингтон делает ставку на превращение этой части Русского мира в плацдарм для вооруженной, информационной, гуманитарной и политической интервенции в Россию с целью переноса хаотической войны на нашу территорию, организации революции и последующего расчленения. Одновременно антироссийскими экономическими санкциями США добиваются ослабления ЕС и закрепляют контроль над Брюсселем. Организация вооруженного конфликта с участием НАТО на территории Украины — наиболее желательный для США сценарий. Развязывание такой войны под лозунгами защиты от «российской агрессии» является главной целью установленного американцами в Киеве русофобского режима. Пока он существует, провоцирование войны будет продолжаться, в том числе путем террора против русского населения юго—востока. ■ Даже если удастся остановить американскую агрессию и купировать украинский кризис, не вызывает сомнений неизбежность длительного и существенного ухудшения торгово—экономических отношений между Россией и членами НАТО, а также другими союзниками США (Япония, Южная Корея, Канада, Австралия). С учетом высокой внешней зависимости отечественной экономики это создает серьезные угрозы национальной безопасности. Наиболее острые из них касаются рисков замораживания валютных активов, отключения банков от международных платежных и информационных систем, запретов на поставки высокотехнологической продукции, ухудшения условий экспорта. □ В чьих руках бумажные деньги □ ■ Экономическая политика ведется в интересах доминирующих групп влияния, далеко не всегда соответствующих общенациональным. К примеру, МВФ навязывает странам Вашингтонский консенсус вопреки потребностям их развития. Последствия такой политики мы наблюдали и в России в 90—е годы, когда действия Центрального банка одновременно убивали высокотехнологические отрасли и приносили невиданные барыши иностранному, преимущественно американскому финансовому капиталу. Аналогичная картина складывается сегодня. ■ При эскалации санкционного давления и отключения российских заемщиков от мировых рынков капитала повышение ставки процента удорожает кредит и усиливает риски дефолтов компаний—заемщиков. Вместо того чтобы создавать механизм замещения внешних источников кредита внутренними для покрытия возникающего дефицита, Банк России усугубляет его. Одновременно, сохраняя свободный режим для капитальных операций, он способствует вывозу денежных средств, приближающемуся в этом году к 100 миллиардам долларов. ■ Любопытно, что объем утечки (нелегального экспорта) капитала, составивший за первое полугодие более 80 миллиардов долларов, совпадает с величиной сокращения зарубежных кредитов российским структурам вследствие санкций. Таким образом, их негативный эффект мог бы быть целиком нейтрализован прекращением утечки, для чего у Центрального банка и правительства есть огромные возможности. Однако, констатируя ускорение бегства капитала, ЦБ отказывается от применения необходимых для его прекращения норм валютного регулирования и контроля. ■ Повышение процентных ставок в сложившихся условиях возросших внешнеэкономических рисков не может служить достаточным стимулом для сдерживания оттока и стимулирования притока капитала. Оно лишь усугубляет неконкурентоспособность отечественной банковской системы по сравнению со странами ОЭСР, располагающими дешевыми и длинными кредитными ресурсами, которые практически бесплатно предоставляются им своими государственными денежными институтами. Преимущественное положение иностранных кредиторов закрепляется нормативной политикой ЦБ, который оценивает обязательства зарубежных, в том числе офшорных юрисдикций с меньшим дисконтом, чем российских эмитентов на том основании, что последние имеют более низкие оценки «большой тройки» американских рейтинговых агентств. ■ Проводимая в России денежно—кредитная политика объективно влечет колонизацию отечественной экономики иностранным капиталом. Он получает преимущество, будучи связан с эмиссионными центрами мировых валют, имеющих фидуциарную (фиатную) природу. Они создаются без какого—либо реального обеспечения, заменителем которого являются долговые обязательства соответствующих государств и корпораций. Поэтому могут печататься без ограничений и отпускаться под любой процент в интересах эмитента. ■ Это самый доходный вид экономической деятельности. При этом сеньораж может фактически передаваться Центробанком (при беспроцентном, в реальном выражении, кредитовании) правительству или финансовым институтам. В США это связанные с ФРС коммерческие банки. В ЕС — государства—эмитенты облигаций, принимаемых под обеспечение кредитов ЕЦБ. В Японии и Китае — государственные кредитные учреждения, прежде всего институты развития. Именно эмиссионный доход, образующийся при создании фидуциарных денег, — главный экономический инструмент государства в западных странах в настоящее время. Сеньораж авансирует создание добавленной стоимости, генерируя экономическую энергию. ■ Современные фидуциарные деньги и созданные на их основе капиталы являются самым эффективным инструментом экспансии, позволяющим с минимальными затратами овладевать ресурсами других стран и эксплуатировать их народы. То, что жертвы такой политики, включая Россию, не препятствуют их проникновению в свое экономическое пространство и даже прилагают усилия к их привлечению, связано с низким уровнем финансовой грамотности. Так, наши денежные власти бездумно шли на поводу МВФ и экспертов американского казначейства, внушающих выгодную им догматику. Суть последней заключается в проведении денежной эмиссии под приобретение валютных (преимущественно долларовых) резервов и ее ограничении объемом их прироста. В этом случае национальная валюта становится суррогатом доллара, а экономика страны подчиняется интересам американского капитала, инвестиции которого оказываются основным источником внутреннего кредита. Отрасли, к которым иностранные инвесторы не проявляют интереса, остаются без денег и приходят в упадок. Экономика эволюционирует под определяющим влиянием внешнего спроса, приобретая сырьевую специализацию. ■ Именно такая ситуация наблюдается сегодня. Американские власти отсекают российскую экономику от внешних финансовых источников, а собственные денежные власти, вместо того чтобы заместить их своими, добивают ее удорожанием внутреннего кредита. До сих пор, несмотря на печальный опыт оттока иностранного спекулятивного капитала в 1998 и 2008 годах, ЦБ продолжает политику полной открытости финансового рынка, не предпринимая должных мер как по противодействию вывозу капитала, так и по созданию внутренних источников кредита. Вследствие такой политики денежная масса в российской экономике формируется в основном под иностранные обязательства и остается явно недостаточной для финансирования даже простого воспроизводства. Результатом стали глубокая зависимость от внешнего рынка, сырьевая специализация, упадок обрабатывающей промышленности, деградация инвестиционного сектора, подчиненность финансовой системы интересам иностранного капитала, в пользу которого осуществляется ежегодный трансферт в размере 120—150 миллиардов долларов (6—8% ВВП). ■ Опыт кризиса 2008 года выявил высокую уязвимость российской экономики. Регулирование мирового финансового рынка осуществляется дискриминационными для страны способами, включая занижение кредитных рейтингов, предъявление неравномерных требований по открытости и соблюдению финансовых ограничений, навязывание механизмов неэквивалентного внешнеэкономического обмена, в которых Россия ежегодно теряет более 100 миллиардов долларов. В том числе порядка 60 миллиардов долларов уходит из страны в форме сальдо по доходам от иностранных кредитов и инвестиций, около 50 миллиардов составляет утечка капитала. Накопленный объем последней достиг 0,5 триллиона долларов, что в сумме с прямыми иностранными инвестициями (ПИИ) российских резидентов составляет около триллиона долларов вывезенного капитала. Потери доходов бюджетной системы вследствие утечки капитала составили в 2012 году 839 миллиардов рублей (1,3% ВВП). Общий объем потерь от офшоризации экономики, утечки капитала и уклонения от уплаты налогов оценивается в 2012—м в пять триллионов рублей. ■ Продолжение следует. □ ■ Автор — Сергей Глазьев, академик РАН □ ■ Опубликовано в выпуске № 45 (563) за 3 декабря 2014 года

Admin: ■ 05—12—2014Серпентарий единомышленников или «Лед тронулся, господа присяжные заседатели» □ ■ Недавно встретил в Киеве на Хрещатике старого знакомого. Расставались под утро. За время нашей последней встречи он сделал блестящую карьеру: вошел в десятку первых лиц Союза Бизнесменов Украины. Не желая участвовать в фарсе под названием люстрация, вышел на пенсию. Т. к. уровень информированности моего визави не подлежит сомнению, рассказанное им позволило по—новому взглянуть на известные события. Он согласился предать огласке кое-что из затронутого в беседе. По понятным причинам не могу раскрывать источника. Итак, □ Интервью с человеком в штатском □ — Как Вы считаете, почему Украина за более чем двадцать лет своей самостийности так и не смогла стать самодостаточной державой? — Без анализа прошлого невозможно планировать настоящее и прогнозировать будущее. А что мы имеем в прошлом Украины? Давайте будем честными, государством, чтобы не утверждала современнаяукраинская историческая «наука», Украина стала только после распада СССР. До этого эти земли кочевали из одних рук в другие, но никогда за последнее тысячелетие, как самостоятельное государство, не существовали. Только благодаря коммунистам Украина сформировалась в границах, что были до недавнего времени. Не имея опыта государственного строительства, политики Украины столкнулись с проблемой выбора: у кого перенимать столь нужные для строительства знания и на какой идеологической платформе созидать страну. Но, к сожалению, главными архитекторами этого проекта выступили люди по своим личностным, нравственным, моральным и деловым качествам не отвечавшие важности поставленной перед ними задачи. У них главной целью было не построение независимого государства с высоким жизненным уровнем населения, а мелкая меркантильная задачка: поцарюваты, вкрасты сто рублив и втэкты. Поэтому и подмастерья у них подбирались такие же. Видя отношение Гарантов к судьбе страны, эти кадры не теряли времени даром, растаскивая и продавая все, что попадалось под руку, а если давали хорошую цену, не раздумывая, продавались и сами. И, как следствие, за годы незалежности в стране сформировалась «политэлита», чье жизненное кредо выражается фразой «Чего изволите? И что я за это буду иметь?». В этих условиях население на территории, под названием Украина, стало жить по принципу: «Что не решается за деньги, можно решить за большие деньги». Почему территория, а не государство? Потому что в Украине, как такового, государства де факто не было. Де юре оно существовало, но не выполняло никаких государственных функций, за исключением одной — сбора налогов с народа. Оно полностью самоустранилось от выполнения своих задач, предоставив гражданину самому решать вопросы своей безопасности, защиты прав в судах, охраны здоровья и образования. Профсоюзы были кастрированы, а политпартии жили своей жизнью, вспоминая об электорате накануне очередных выборов, когда надо было покупать его голоса продуктовыми наборами, копеечными подачками и невыполнимыми обещаниями. Одним словом это можно назвать «Территория победившей коррупции». Ну, а проблем с выбором идеологической платформы у керманычей не возникло. Зачем ломать свою голову, когда есть идеология украинского национализма. Одна часть населения на Западе ею уже заражена, ну, а Восток заставим плясать под нашу дудку. Не захочет добровольно, «осчастливим» силой. □ — А куда же смотрели СБУ, Генпрокуратура и МВД? — Эти институты Украины априори не могли отличаться от общества. Раз нет государства, то и они были декларативными, превращенными руководством в аппарат для получения денег за счет использования служебного положения. Система была построена таким образом, что попадавший в нее должен был первоначально сам платить за поступление и обучение в ВУЗе, за трудоустройство на хорошую (хлебную) должность, за продвижение по служебной лестнице и получение звания. Какие интересы государства мог защищать после этого чиновник, если главное у него — отбить вложенные деньги и получить сверхприбыль от должности. Да иначе и не могло быть, т.к. после 1992 г. в украинском госаппарате коренным образом изменилась кадровая политика: при назначении на должность учитывались не профессиональные качества, а личная преданность и финансовая лояльность к руководству, а в последнее время — еще и свидомисть. Куда могли привести СБУ и что они могли привнести в СБУ, эти Турчиновы, Наливайченки, Хорошковские? Несмотря на их некомпетентность и профессиональную несостоятельность им доверяли столь деликатный вопрос, как обеспечение государственной безопасности. Они же путали госбезопасность с безопасностью своего бизнеса и своей партии, используя доставшийся им аппарат для сведения счетов с политпротивниками, инакомыслящими и бизнесконкурентами. Внедрили практику продажи оперативных материалов, возбуждения заказных уголовных дел и дерибана имущества СБУ, крышевание бизнеса. Убрали из системы неугодных профессионалов. Под предлогом дэКГБизации заполнили систему своими людьми, наподобие заместителя Наливайченко, так называемой «Зампреда в колготках», чье имя стало нарицательным в стенах Конторы, как образец алчности, хамства и коррупции. Если первый свой срок на посту Председателя Наливайченко активно занимался реабилитацией ОУН—УПА и темой Голодомора, то сейчас — разоблачением российских шпионов, диверсантов, сепаратистов и террористов. В тюрьмах Украины не хватает мест в камерах, чтобы разместить арестованных. Но вот только до судов эти дела почему—то не доходят. И неудивительно. Уровень дел не выдерживает никакой критики. Пример: в г. Киеве СБУ задержала профессора одного из ведущих столичных ВУЗов, инкриминировав ему, вы не поверите, подготовку по заданию ФСБ (чьим агентом он, оказывается, являлся уже длительное время) расстрела из ракетницы здания ЦИК и выведение из строя, путем взрыва, линий связи сервера ЦИК. Это злодеяние задумывалось осуществить накануне выборов президента Порошенко, чтобы сорвать волеизъявление народа. За него москальская спецслужба обещала ученому три тысячи евро. И таких разоблачений у рыцарей спецслужбы им. Наливайченко — не перечесть. Смешно? Мне — стыдно. А вот украинский народ заглатывает эту информацию на ура. Но в чем преуспел Наливайченко, так это в воспитании боевиков—националистов. Это его хобби переросло в работу. Оно вошло в его личную жизнь: он стал кумом главы Правого сектора Яроша. Его работой по развалу Украины, утверждению в стране махрового национал—фашизма и распространению русофобии руководят действующие сотрудники ЦРУ, которых он разместил в служебных помещениях СБУ. Вот и возникает вопрос: интересы какого государства защищает спецслужба под названием СБУ? Положение в остальных силовых органах Нэньки не сильно отличается. □ — Что Вы можете сказать о будущей парламентской коалиции в ВРУ? И ваши прогнозы относительно хода АТО на Донбассе. — Когда я увидел на трибуне второго Майдана физиономии незабвенной Троицы политиканов, предлагающих себя на роль лидеров, то понял, что добром это не кончится. Способностей этой тройки хватало только на разрушение и хаос, а на созидание у них ни мозги, ни руки не заточены. Такими же были и остальные активные участники этого действа. Но наши прогнозы развития ситуации никого из руководства страны не интересовали. В итоге мы имеем то, что маемо. Поэтому я не питаю никаких иллюзий по поводу позитивного развития Украины на период каденции этих кадров. К власти пришли еще более отпетые проходимцы. Даже раньше, чем я мог предположить, заклятые друзья—союзники, как только вопрос встал о дележе мест у корыта под названием бюджет, стали непримиримыми врагами. Декларированные на Майдане лозунги об очистке власти от олигархов, коррупционеров, воров и взяточников остались пожеланиями. Такого количества резонансных преступлений, связанных с расхищением бюджета, еще не знала страна. Это имело место в «Укрзализнице», Министерстве здравоохранения, «Министерстве по делам молодежи». А последнее дело — по Министерству энергетики и угольной промышленности, связанное с закупкой ЮАРовского угля, вообще бьет по репутации Яценюка, Продана и Наливайченко. Эти расследования — логическое продолжение борьбы политигроков Украины между собой. Порошенко, проигравший партии Яценюка выборы в ВРУ, очень заинтересован «утопить» последнего. Ведь он теряет контроль над Кабмином и Верховной Радой. Условия формирования коалиции, предложенной Гарантом, отвергнуты остальными участниками. Он утрачивает монополию на власть и контроль за силовиками. В стране нарастает недовольство деятельностью Президента. Своими руками он создал своего потенциального могильщика в лице вооруженных радикалов, сейчас воюющих на востоке страны. Он опасается Наливайченко, как человека американцев, способного руками подконтрольных ему правосеков организовать вооруженный переворот. Поэтому с помощью «угольного» дела Порошенко надеется ограничить активность кандидата на пост Премьер—министра и шефа СБУ, а если позволят обстоятельства — отстранить их от дел. В ближайшее время последует еще не одно разоблачение хищений, в том числе и в Министерстве обороны, чиновники которого на человеческих жизнях сейчас гребут миллионы долларов в свои карманы. Я не сомневаюсь, коалиция партий «войны» будет сформирована, но она не решит задач, стоящих на повестке дня перед страной. Это будет крыловский союз лебедя, рака и щуки, повторение истории «любых друзив». Потому что анализ качественного состава депутатского корпуса ВРУ не дает оснований надеяться на плодотворную законодательную деятельность собравшихся под этой крышей. Война на Донбассе еще долго не закончится, как не приостановятся массовое обнищание населения и грабеж Украины транснациональными корпорациями. В кровопролитии заинтересованы власть имущие Украины, т.к. это приносит огромные барыши. Тем более это поощряется и американскими кураторами, чтобы породить проблему на границахРоссии. □ — А можете более подробно остановиться на «Угольном деле»? — Теневые преступные схемы, которые работали во времена правления Виктора Януковича, успешно работают и при нынешней власти. В свое время бывший нардеп—регионал Эдуард Прутник, которого называли «крестником Януковича», потеряв контроль над ассоциацией «Донбасский расчетно—финансовый центр» (владельцем стал старший сын Януковича), начал через свою фирму Uvercon Investments Ltd инвестировать средства в иностранные компании, в том числе в добычу алмазов в ЮАР. Однако, как нам стало известно, в ЮАР Прутник контролирует не только алмазные копи, но и угольные. Поэтому мы не удивились, получив информацию, что министр энергетики и угольной промышленности Юрий Продан (человек лидера БЮТ и бывший бизнес—партнер Юрия Иванющенко) инициирует работу по закупке угля в ЮАР. Госпредприятием «Укринтерэнерго» 19 августа 2014 года был подписан контракт с лондонской компанией Steel Mont Trading Ltd о поставках из Южно—Африканской республики до 1 млн тонн угля. Марки угля, цена договора и цена за единицу товара, согласно условий договора, конфиденциальны. Контракт действителен до 28 февраля 2015 года. Хотя позднее Продан проговорился, что стоимость угля, импортированного из ЮАР для нужд государственной компании «Центрэнерго», будет составлять якобы $91 за тонну в украинском порту, затем озвучил цены в 112 и 115 долларов. Есть информация, что разработанная схема предполагала, что три баржи с углем придут из ЮАР, а весь остальной объем — из РФ, ДНР и ЛНР. Оплата же будет производиться, как за уголь из ЮАР. Планировалось получить с каждой тонны до 20 долл. отката. Но это — не все. На повестке дня еще одно уголовное дело по факту перечисления Кабмином во время АТО 3 млрд грн. для финансирования шахт на территории ЛНР и ДНР; нескольких млн грн. — в Макеевку на какие—то научно—исследовательские работы; компаниям Ахметова — возмещения 50% сумм долгов по НДС. Чем это закончится, долго ждать ее придется.

Admin: ■ 05—12—2014 Мнение«Южный поток» и самая главная ошибка русских □ Это важный «длиннопост» про справедливость. Почему болгары на самом деле отказались от столь выгодного для себя «Южного потока»? □ ■ Русско—турецкая война 1877 года началась после жестокого подавления турками апрельского восстания болгарских христиан, буквально моливших о помощи своих русских единоверцев. В этой войне, поддерживая братьев—славян и проявляя чудеса героизма при Плевне, Карсе и Шипке, русские потеряли около 16 тысяч человек и в очередной раз в треск разругались с Европой (на тот момент во благо США и Великобритании). Но не прошло и полувека, как внуки тех самых братушек—болгар, чьих дедов русские спасали ценой собственных жизней, с радостью отправились воевать против нас в Первой мировой войне. Причем их даже никто не просил, не заставлял и не принуждал. Просто болгарское правительство решило урвать под шумок кусочек соседних земель, поставив на сильного, которым в тот момент им казалась кайзеровская Германия. ■ И вновь, не прошло и четверти века, как болгары с радостью поддержали теперь уже фашистскую Германию. Историки пишут, что они были единственными союзниками Гитлера, не воевавшими против СССР. Однако многие забывают, что именно их умелые и ловкие действия против Греции и Югославии позволили освободить несколько немецких дивизий в тот самый момент, когда решалась судьба всей войны на Восточном фронте и где нужен был каждый солдат. Поэтому если бы вермахту удалось взять осенью 1941 году Москву, можно было бы смело благодарить за это в том числе любимых братушек—славян. ■ Так вот, теперь уже в наши дни, эти любимые братушки несколько дней назад, в очередной раз виляя хвостом, перечеркнули миллиарды долларов наших затрат и титанический труд по организации и строительству «Южного потока», столь необходимого для энергетической стабильности как Болгарии, так и самой Европе. Это был настоящий джекпот для болгар, возможно, величайший шанс в истории вылезти из клоаки Европы. Чужими руками. И ничегошеньки при этом не делая. Были предложены «халявные» деньги; ничего не делая, не производя, они получали их, просто пользуясь своим удачным географическим положением. ■ Во—первых, +400 млн евро в год в качестве оплаты за транзит (а для мелкой, бедной Болгарии это воистину огромные деньги); во—вторых, создание новых рабочих мест и развитие инфраструктуры вместе с благоприятным инвестиционным климатом региона еще бы приносило примерно столько же ежегодно (хотя некоторые называют сумму в два раза выше); в третьих, Болгария окончательно для себя бы решила энергетическую проблему. Если сейчас они получают газ через третьих посредников, то теперь становились бы тем самым перекупщиком, ничего не производящим, но жирующим на эксклюзивных фермерских поставках. ■ А теперь самое главное: в—четвертых, поддержав строительство «Южного» через себя, любимых, болгары бы моментально приобрели огромный политический вес как в самой Европе, так и в России. Первых они могли бы в лучших традициях Украины шантажировать забором газа, а вторых регулярно прогибать увеличением оплаты за транзит и тем же самым забором газа. А куда вы денетесь? Европе без русского газа никак, а русские не хотят терять авторитет надежных поставщиков. Получается, в один момент Болгария из нищей, драной страны, производителя дешевых европейских рабов, моментально, чужими руками, становилась величиной, с которой обязательно нужно считаться. ■ Получается, «Южный поток» нес болгарам невероятное процветание? Да, это действительно так. Но почему они от него отказались? Очевидно, своей головой такое гениальное решение невозможно принять. ■ Проблема Советского Союза была в том, что он покупал своих союзников, отправляя им ежегодно эквивалент десятков и сотен миллиардов рублей в пшенице, стали, танках, автоматах и технологиях. Половина социалистического мира кормилась за счет нашей страны. Сколько заводов, дорог, предприятий было построено советскими инженерами на советские деньги, ну… я даже не хочу копаться в сети. В один только Афганистан мы ввалили столько, что хватило превратить среднюю российскую область в маленький филиал Швейцарии. Это, кстати, к вопросу, почему у нас плохие дороги, и мы живем хуже, чем где—нибудь в Баден—Бадене. А сколько денег потрачено на Восточную Европу и в частности Прибалтику, даже сосчитать никто не способен. Просто не считали их. Не считал СССР тогда деньги. Прикармливал союзничков, считая, что добром можно навсегда скрепить дружбу между странами. Хе. Как бы не так! Стоило только советской экономике треснуть под нефтяным сговором США и саудитов, а потоку нескончаемой финансовой помощи оборваться, как все эти братушки славяне, прибалты и всякие прочие немедленно развернулись. ■ Так чем США покупает всех своих сателлитов? Как они умудряются их так легко контролировать? Разве они тратят на строительство дорог, школ, больниц или заводов в подконтрольных себе территориях, где расположены их 800 военных баз? Нет. Разве что очередной пьяный американский солдат изнасилует очередную японскую школьницу, а обдолбанный чернокожий сержант расстреляет из автомата половину афганского аула просто потому, что ему так захотелось… Но почему тогда в мировых СМИ их не проклинают злобными исчадиями ада, оккупантами и захватчиками, как это делали в отношении советских солдат в ГСВГ (где контроль за моралью и нравственностью облика «советского солдата и офицера» был на запредельном уровне и конфликт с местными был из ряда вон выходящим событием)? Что такого предлагает представитель Госдепа Ангеле Меркель, чтобы она напрямую разрушала выгоднейшие связи с Россией вопреки мольбам своих же собственных бизнесменов? Как они умудряются посылать куда подальше все немецкое правительство с просьбами о возврате собственного же золота из американских хранилищ, и при этом ни одна немецкая газета даже не высказала ни единого неприятного слова в сторону американских хозяев? Что они предложили Олланду, разрушающему собственный международный авторитет крупнейшего поставщика вооружения? Что они предлагают болгарам? А много ли денег они ввалили в Украину, полностью, подчистую контролируя все их марионеточное правительство? Как у них это получается, ничего при этом не тратя? ■ А я сейчас отвечу, почему это так. ■ Геополитика — она как женщина. Ты никогда не купишь ее любовь, если будешь хорошеньким, добрым спонсором, готовым отвалить любую сумму на любую ее прихоть. Стоит растерять свои бабки, как она, не думая ни секунды, бросит тебя, плюнет в харю и презрительно рассмеется в твое жалкое, умоляющее лицо. А потом убежит к другому. Которому будет абсолютно плевать на ее желания и интересы. Максимум, на что он снизойдет, это потрепать за щечку и пообещать, когда—нибудь, в далеком будущем, красивые горы. Но уже вслед за этим невыполнимым обещанием, даст ей под дых, схватит за гриву и отправит работать на него, пока он, валяясь на диване, будет считать свою прибыль. ■ Женщина любит сильных, уверенных в себе, наглых, храбрых людей. За ней никогда ни в коем случае не надо бегать и о чем—то упрашивать. Нужно самому становиться сильным и крутым пацаном. Оглянуться не успеешь, как облепят тебя, словно мухи, устанешь еще грязными тряпками разгонять… ■ Значит, нет больше для нас страны Болгарии. Нет больше для нас никаких братьев и сестер, братушек, из—за которых мы постоянно ввязывались в чужие войны, теряли своих солдат и оказывались в геополитической заднице. Благодаря нашим братушкам Российская империя вошла в ненужную ей войну и прекратила свое существование. Экономика СССР не вытянула кризиса только потому, что наполовину работала на своих любимых союзничков. Надо ли нам повторять свои прежние ошибки? ■ Правило успеха простое: никогда ничего никому не забывать и никогда ничего никому не прощать. Но русские слишком добрые… И это их самая главная ошибка. □ ■ Автор — living_for_free

Admin: ■ 12—12—2014Не видать вам ЕС■ Никогда—никогдашеньки Украина уже не вступит в ЕС. □ Сказать, почему? □ Тому есть несколько разных причин, но одна из них — основная. А когда есть основная причина, можно не тратить время на рассмотрение «вторичных половых признаков» и сразу перейти к самому существу. □ Но для лучшего понимания основной причины я задам вам наводящий вопрос: □ Как вы думаете, если Россия захочет присоединиться к Украине, будет ли это возможно? □ □ □ Вот представьте, что Россия решила войти в состав Украины. Подала заявку. Как думаете, возьмут? □ Я думаю, что эту заявку будут рассматривать бесконечно долго и дождаться положительного решения будет нельзя. □ Догадываетесь, почему? □ Дело в том, что Россия слишком большая для присоединения к Украине. А это значит, что процедуру, равно как и последствия такого присоединения, никто в Киеве представить не сможет, а то, на что хватит фантазии, что удастся представить — то ввергнет киевские власти в большую грусть. □ Вот именно так же обстоят дела с присоединением Украины к Евросоюзу. Она слишком большая! □ Конечно, Украина не такая большая, как Россия, тем более в отношении к Евросоюзу. Но все равно очень большая. □ Сегодня в Евросоюзе главную роль играет Германия. Ей подыгрывает Франция. Великобритания — немного особняком. Все остальные — на заднем дворе. Украина же, по численности населения, а значит и по величине экономики в случае ее приведения к стандартам ЕС, примерно соответствует Франции. Это значит, что если Украина будет отвечать стандартам ЕС и войдет в состав, то в Евросоюзе появится новый влиятельный член, сопоставимый с Францией. □ А теперь, внимание, — вопрос: а Германии и Франции это зачем? □ Вступление в ЕС — это места в европарламенте и участие в ЕЦБ. Хотят ли в Германии и Франции делиться властью в Евросоюзе? □ А ведь Украина — это не западно—европейская страна, это славянская страна. Хочет ли Германия отдать часть власти в ЕС славянам? □ А если Украина создаст блок с Польшей и другими восточноевропейскими республиками, то их суммарное влияние может оказаться больше, чем у Германии. А немцам это зачем? □ Так же, как западэнцы в Киеве не хотят делиться властью с востоком Украины, точно так же в Евросоюзе западные страны не хотят чтобы Восточная Европа получила слишком большое влияние в ЕС. Но если внутри Украины можно просто запретить коммунистов и повыгонять регионалов, то в Евросоюзе такие методы не годятся, там действует демократия и порядок, строгий немецкий порядок, поэтому чтобы Восточная Европа не получила в Европарламенте слишком большое влияние, нужно... правильно, не пускать в ЕС новых членов с востока, особенно таких больших, как Украина, сопоставимых по размеру с Францией. Прибалтика — это маленький регион, ее можно, а Украина — совсем другое дело. Большая и шумная. И семь пятниц на неделе. И двенадцать травеней в году. □ Это Ляшко хочет попасть в Европарламент, почти наверняка. И Тягнибок не откажется. И Фарион. А вот хотят ли видеть их в Европарламенте немцы и французы — вот вопрос! □ А в ЕС все строго. Если страна принята, то ей положены места в Европарламенте, участие в комитетах, участие в ЕЦБ и так далее. Причем количество мест зависит от численности населения. А на Украине 40 миллионов. И это не шутки. Все всерьез. □ Именно поэтому Турция уже 50 лет не может вступить в ЕС, хотя ее экономика намного крепче украинской. Причем очень давно. Но — не может. Потому что в Европе не хотят видеть турок в Европарламенте, тем более в таком количестве, в котором это будет положено Турции. Не хотят. А думаете украинцев хотят видеть больше, чем турок? Да с какой радости? □ Ах, они европейцы, ах обещали... □ Ну—ну. □ России тоже много, чего обещали. Обещали НАТО не расширять на восток. И много, чего еще. Свежи предания... □ Конечно, этот разговор несколько преждевременный. Чтобы претендовать на полноценное членство в ЕС, надо сперва экономику подтянуть к европейским стандартам, а это само по себе непросто, учитывая происходящее на Украине. □ Если даже Украина преодолеет кризис между западом и востоком, избежит дефолта (или пройдет через него), потребуется не один год, пока экономика приблизится к тем параметрам, которые требуются для вступления в Евросоюз. □ Но не стоит питать иллюзий насчет того, что рано или поздно все наладится и обязательно вступим, лет через пять или десять, стоит только потерпеть и Украина станет полноценным членом ЕС... не станет! Ни через 10, ни через 25 лет. □ Такая Украина, как сегодня — слабая экономически — в ЕС не может вступить чисто технически. А такая Украина, которой она может стать в случае успешной реализации экономических реформ — сильная и влиятельная — не нужна в ЕС в качестве славянского конкурента западным странам. □ Вот такая вот западня. □ Более того — сильная и влиятельная Украина в качестве независимого внеблокового государства тоже никому не нужна — ни Евросоюзу, ни США. Потому что сильной и влиятельной страной трудно управлять чтобы устраивать ссоры с Россией у ее границ. □ Сильная и влиятельная Украина нужна была только Советскому союзу в качестве республики, чья компартия была наиболее представительной в Верховном совете и с территории которой можно было контролировать половину Европы. Поэтому лучшее место, в которое может вступить Украина — это, как бы смешно ни звучало — Россия. □ И больше Украине просто некуда вступить! □ Вот такое вот ла—ла—ла! □ Автор — MASTER

Admin: ■ 04—12—2014Последний платит всегда□ А тем временем на Украине прогресс. По данным из некоторых источников, госдолг, который в значительной части состоит из кредитов в долларах, евро и японских иенах, в пересчете по текущему курсу перевалил за триллион гривен (госдолг составляет около 70 миллиардов долларов, по курсу 15 гривен это 1050 миллиардов). □ Ну что ж, высота взята! □ Триллион гривен на всю страну — это примерно 25 000 гривен на каждого жителя, включая детей и стариков. □ Если вычесть жителей Донбасса, которые платить по долгам Украины уже не планируют и имеют все основания послать свою часть долга в дуду, доля оставшихся возрастает примерно до 30 000 гривен. Каждому! □ У кого зарплата/пенсия на уровне 2 500 гривен в расчете на одного члена семьи — тем значит надо будет год работать, кушая исключительно воздух, чтобы расплатиться по государственным долгам. □ Не хочется? А надо. □ У кого зарплата/пенсия повыше, скажем 5 000 гривен — те могут платить по долгам и при этом что—нибудь кушать. Только не очень много. Не обжираясь на ночь. Раз в день покушали — и хорош. Чтобы фигуру беречь. И параллельно с фигурой незалежность. Дело бесперспективное, но каждый сам себе злобный Буратино, поэтому не запретишь. □ Кстати, тем, кто пока еще хорошо зарабатывает, по 10 000 гривен и больше — тоже не надо расслабляться. Им придется платить за тех, кто не справился со своей частью долга и через месяц пожирания воздуха пустился в отказ. □ Можно ли отказаться от расплаты по долгам? □ Конечно, можно! Вы же украинцы! □ Вам ли не знать, как отказываться платить по долгам? Легко! Берете чемодан и приезжаете в Россию. И никаких предрассудков. Это там, в Киеве, вы за независимость, майдан и Эдыну Краину, а в России можете почувствовать себя нормальными людьми. Здесь скакать не обязательно. Даже наоборот. □ Нет, можете, конечно, в другую сторону — в Европу. Если пустят. То есть пустят, конечно, но не факт, что насовсем. Во Львове проконсультируйтесь — там знают. Схема примерно такая: утром туда, вечером обратно. Удобно, спору нет, но от необходимости платить по долгам это, к сожалению, не спасет. □ А можно ли сделать как-то так, чтобы и не платить по долгам и никуда не уезжать? □ Да разумеется! Легко! □ Договариваетесь с соседями и всем составом объявляете Киеву, что вы теперь сами по себе и что вашу часть долга он может смело простить. В смысле раздать остальным. Тем, кто остался верен делу Степана Бандеры, Кравчука, Кучмы, Ющенко, Януковича, Порошенко, Яценюка и партнеров. □ Это примерно так же, как поступил Донбасс, только вас уже не будут настолько сильно бомбить. Потому что если разделить бомбы на вас с Донецком, то на каждого получится уже значительно меньше, раза в два. На всех бомб как по Донецку просто не хватит. Ну нет на Украине столько оружия и отмороженных артиллеристов, чтобы все города долбить так же, как Донецк. Поэтому чем больше пойдет в отказ — тем меньше выстрелов каждому. □ Выгодно, между прочим. Хотя и не смешно. □ Принцип, надеюсь, понятен? □ Если принцип понятен, тогда можете не только с соседями по городу, но и с другими областями поговорить. □ Если вчетвером сразу сделаете ручкой — каждому выдадут четверть залпов из града и с тем отпустят. Объявят какой—нибудь неправильной зоной, отключат банкоматы и можно гулять. □ Банкоматы конечно вещь, жалко будет, но если ваши гривны все равно пойдут на покрытие госдолга, созданного Киевом, то зачем вам банкомат? □ Нет, ну если вам дороже Эдына Краина — дело ваше, я ни на чем не настаиваю. □ Только вы учтите, что если сохраните верность делу Бандеры, Кравчука, Кучмы, Ющенко, Януковича и теперь вот Порошенко—Яценюка — это не означает, что ваш сосед будет так же верен делу незалежности, как и вы. □ А если пара соседних областей отстегнется, тогда вам нужно будет уже не 30 тысяч платить, а все 40. А еще пара областей — и уже 50. □ 50 000 гривен госдолга потянете? Уверены? А вот старики уже не потянут. Так что вам придется платить и за них. Получится 100 000 или около того. □ Кстати, не забывайте, что все указанное выше — при текущем курсе. Чуть позже доллар еще подрастет или вернее гривна подсядет — и будет уже 200 000. На каждого оставшегося! □ А если учесть экономический гений правительства, которое останавливает предприятия за сотрудничество с Россией и вместо дешевого российского угля покупает более дорогой из ЮАР, а с Добнассом вообще прекращает отношения — так госдолг и еще подрастет. □ И постепенно на вас ляжет 300 000 гривен. □ Будете платить? Или как? □ Или думаете дождаться, когда в Европу с Украины будут пускать насовсем, без виз и всех подряд? □ Боюсь огорчить, но с такими долгами обычно не пускают. Иначе кто будет платить? □ Понимаете, там в Европе принцип такой: заплатил — добро пожаловать, должен — сиди и плати. Ну рынок же! Надо же понимать! □ Боюсь еще раз огорчить, но с такими долгами и в Россию могут не пустить. Или пустят, но не всех. Еще пару миллионов с чемоданами и детьми на руках примут, а перед остальными опустят шлагбаум и господин Путин скажет какую—нибудь проникновенную речь. Отмажется, в общем. Он это умеет. И еще потроллит наверняка. Он у нас такой. □ В общем, рано или поздно выбор сократится до двух простых вариантов — или по схеме Донбасса или платить. □ Сначала 30 тысяч на нос, потом 50, потом 100, потом 200. Пока не надоест. Или пока деньги не кончатся. Пока не погаснет свет. Там, в Одессе, кстати, уже отключают. Банкоматы без света, если что, уже не нужны. Да и банки не очень. И вообще, много чего. □ Но тут надо учитывать важный момент: если свет погас, это не значит, что долги спишутся и назавтра свет вернут назад. Когда свет погаснет совсем, вероятнее всего придут люди с автоматами и начнут формировать колонны для отправки в разные интересные места. На войну или на строительство коммунизма — там уж как повезет. □ Смешно, правда? □ Не спешите, самое смешное впереди. □ Главный юмор в том, что в сложившейся ситуации долги не могут сокращаться, они могут только расти. Потому что факторов роста три: 1) сокращение числа плательщиков; 2) снижение курса гривны; 3) политика новой власти. И ни один пока не исчезает. А факторов сокращения долга... собственно пока ни одного. Даже на горизонте нет. □ Поэтому долг будет расти и расти. Непрерывно. До тех пор, пока не станет непосильным. Для оставшихся в стране. □ А потом за вами придут. Типа коллекторы. Суровые неразговорчивые люди с автоматами и далее как повезет. Либо примут в свой состав чтобы идти собирать долги дальше, либо направят на строительство каких-нибудь полезных объектов. Блиндажей, например. Смотря на что вы им больше сгодитесь. Возможно, что и на фарш... □ А вы как думали? □ Платить все равно кто—то должен. Такие долги не прощают. Вопрос лишь в том, кто и чем будет платить. Жизнью, квартирой, землей, ударным трудом... □ Хотя, ответ на вопрос, кто будет платить, известен уже давно. □ Платить будет последний! □ Это потому, что рыночная экономика. Капитализм. А в этом заведении есть старое правило, очень строгое и очень простое — последний платит всегда! □ Автор — Александр Русин

Admin: ■ ГеополитикаВыход из хаоса — часть IIIДля отражения американской агрессии нужна национальная система экономической безопасности и управления развитием страны Политика Центрального банка (ЦБ) по завышению процентных ставок и ограничению объема кредита на фоне замораживания его внешних источников влечет сжатие денежного предложения, падение производства и инвестиций, а также цепочки банкротств предприятий с негативными социальными последствиями. ■ Неоправданно жесткая политика ЦБ уже привела в этом году к сокращению денежной массы в реальном выражении более чем на 700 миллиардов рублей и повышению стоимости кредитных ресурсов в среднем на 2—2,5 процента, что стало причиной втягивания экономики в стагфляцию. Как указывают эксперты «Деловой России», если еще год назад уровень рентабельности национального хозяйства был в 1,5—2 раза ниже средней стоимости кредитных ресурсов, то начиная с минувшей весны отдача на вложенный капитал оказалась меньше даже ключевой процентной ставки ЦБ (6% против 8%). При средней рентабельности сегодняшних продаж промышленной продукции около 10 процентов предлагаемая банками стоимость кредита в размере 10,3—12,2 процента позволяет финансировать только оборотный капитал предприятий на короткий срок. Привлечение кредита в инвестиционных целях теряет смысл. Наряду со снижением объема прибыли промышленных предприятий и сокращением бюджетных инвестиций это вызывает спад инвестиционной активности, консервирует научно-техническую отсталость. Увеличивается износ основных фондов. С 45,2 процента в 2005—м он уже вырос до 48 процентов, а в этом году в связи со спадом капитальных вложений на 2,5 процента достигнет 48,5 процента. □ □ ■ До введения западных санкций корпорации и банки компенсировали ограничительную денежную политику внешними займами, общий объем которых превысил 650 миллиардов долларов (74% номинированы в долларах и евро). Это составляет более половины обращающейся в национальной экономике денежной массы. Из них в течение ближайших трех месяцев необходимо выплатить свыше 61,4 миллиарда, что эквивалентно 2,45 триллиона рублей или 3,5 процента ВВП России. В 2015—м придется погасить более 112 миллиардов долларов. Итого в течение 15 месяцев российские заемщики обязаны вернуть свыше 173 миллиардов долларов. В том числе 60—65 миллиардов подлежат уплате частными компаниями и банками, не имеющими доступа к альтернативному источнику рефинансирования на аналогичных условиях. Дополнительные потери российской финансовой системы в размере более 50 миллиардов долларов возникают вследствие нелегального вывоза капитала. Еще 60 миллиардов уйдут из страны в форме сальдо по доходам от трансграничных инвестиций. ■ Предлагаемые ЦБ Основные направления единой государственной денежно—кредитной политики на 2015—2017 годы игнорируют эту проблему. Если отток капитала до конца 2015—го оценивается более чем в 11 триллионов рублей, то кредит банкам на будущий год планируется увеличить на 700 миллиардов рублей, а в перспективе до 2018—го — на 2,1 триллиона. Принимая во внимание, что часть задолженности будет погашена за счет валютных накоплений, а также уже предоставленные в этом году кредиты ЦБ банковскому сектору, сжатие по отношению к сегодняшнему, явно недостаточному даже для простого воспроизводства уровню составит не менее пяти триллионов рублей. С учетом объявленного в ответ на санкции импортозамещения, а также спроса на кредит со стороны малого и среднего бизнеса дефицит денежного предложения достигнет 6,5 триллиона рублей. Если еще учесть потребность в кредитовании роста производства на имеющихся мощностях и инвестиций в их модернизацию и развитие, то искусственно создаваемый дефицит денег в экономике достигает 8—9 триллионов, что составляет около 12 процентов ВВП. При сохранении сложившихся тенденций падение ВВП может достичь в следующем году четырех процентов. Сжимая денежную массу и повышая ставку процента, ЦБ искусственно ухудшает условия кредитования предприятий, что вынуждает их сокращать производство и инвестиции, а также компенсировать дополнительные издержки повышением цен. При этом, заявляя о «таргетировании инфляции», ЦБ никак не может достичь декларируемых целей, ибо своей политикой он раскручивает маховик издержек и усиливает инфляционные ожидания переходом к плавающему курсу рубля. В отличие от схоластических моделей рыночного равновесия в реальных российских условиях повышение процентных ставок дает не приток капитала, а его отток из реального сектора на валютные счета, а плавающий курс оборачивается свободным падением. Неизбежна цепочка дефолтов предприятий, сталкивающихся с невозможностью рефинансирования своих обязательств. □ Опасные маневры □ ■ Можно бесконечно спорить о том, как увеличение денежного предложения влияет на инфляцию, но совершенно очевидно, что его сокращение автоматически связано с падением производства, деловой, инвестиционной и инновационной активности. Проведенное в этом году снижение уровня монетизации с 47 до 44 процентов ВВП совпадает с падением темпов прироста ВВП на три процента по отношению к ранее ожидавшемуся показателю так же, как и с двухпроцентным сокращением объема инвестиций. На протяжении последних 16 лет подобное сжатие реального денежного предложения отмечалось лишь дважды: незадолго до разрушения пирамиды ГКО—ОФЗ и дефолта по государственным долговым обязательствам в августе 1998-го, а затем в разгар финансово—экономического кризиса зимой 2008—2009—го. □ □ ■ Экономическому спаду способствует также изъятие правительством из обращения около семи триллионов рублей, замороженных на счетах ЦБ. Это больше, чем его кредит коммерческим банкам и через них экономике в целом. Иными словами, ее реальным кредитором выступает не ЦБ, а налогоплательщики. Их средства выводятся из обращения и частично замещаются кредитами ЦБ. Тем самым искусственно сокращается конечный спрос на товары и услуги и соответственно увеличивается предложение денег на финансовом рынке. При этом правительство и ЦБ работают как «сообщающиеся сосуды». Когда кабинет министров изымает деньги из экономики на счета ЦБ, последний увеличивает кредит и наоборот — когда правительство наращивает расходы, ЦБ сворачивает предложение. В целом же денежные власти работают вхолостую, создавая годовые циклические колебания финансового рынка без его развития и без всякой привязки к целям экономического роста. ■ Кроме того, изымая деньги и сокращая тем самым спрос и производство, правительство одновременно провоцирует инфляцию не только повышением регулируемых тарифов, но и странным «налоговым маневром» по замещению части экспортных пошлин налогом на добычу полезных ископаемых. НДПИ по сути является налогом с потребителя нефти и других природных ресурсов. Добавляясь к «замыкающим» издержкам производства на самом худшем по прибыльности месторождении, он автоматически включается в цену товара. Даже с учетом планируемого снижения акцизов на нефтепродукты этот маневр выводит экономику на новый уровень издержек, представляя собой перераспределение природной ренты в пользу экспортеров нефти за счет ее внутренних потребителей. Он еще больше загоняет экономику в стагфляционную ловушку, созданную политикой ЦБ. ■ Простая экстраполяция отчетливо наблюдаемой статистической зависимости между темпами прироста ВВП и денежной массы показывает, что при такой политике следует ожидать падения ВВП на четыре процента в 2015—м и на два процента — в 2016 году. ■ Подобное угнетение экономики происходит в нашей новейшей истории не первый раз. В 90-е годы политика количественного ограничения прироста денежной массы повлекла двукратное сокращение промышленного производства и четырехкратное — инвестиций. Она не помогла побороть инфляцию, но привела к банкротству государства в 1998—м. В 2000—е годы стерилизация нефтегазовых доходов и ограничение денежной эмиссии покупкой валюты лишили экономику инвестиций, критически важных для ее модернизации и освоения нового технологического уклада. ■ Сочетание западных санкций, неоправданно жесткого денежного администрирования и стерилизационной налогово—бюджетной политики ведет к экономической катастрофе, для предотвращения которой необходимо заменить внешние источники кредита внутренними. Требуется переход от спекулятивной модели финансового рынка к такой, которая нацелена на обеспечение устойчивого роста и модернизации. Однако многократные предложения по решению этой задачи, последовательно высказывавшиеся российскими учеными и специалистами на протяжении двух десятилетий, безапелляционно отвергаются руководством ЦБ, которое продолжает следовать рецептам МВФ, ориентированным на обслуживание интересов иностранного капитала. Результатом стали глубокая зависимость нашей экономики от внешнего рынка, ее сырьевая специализация, деградация инвестиционного сектора и упадок обрабатывающей промышленности, подчиненность финансовой системы иностранному капиталу, в пользу которого осуществляется ежегодный трансферт в 120—150 миллиардов долларов (6—8% ВВП). Несмотря на печальный опыт 1998 и 2008 годов, ЦБ не предпринимает должных мер ни по противодействию вывозу капитала и офшоризации экономики, ни по созданию внутренних источников кредита. Денежная масса формируется в основном под иностранные обязательства и остается явно недостаточной для финансирования даже простого воспроизводства. С закрытием внешних источников и ухудшением платежного баланса в связи с падением нефтяных цен возрастает риск лавинообразного сжатия кредитно—денежного предложения и обвала инвестиций. ■ Продолжение следует. □ ■ Автор — Сергей Глазьев, академик РАН □ ■ Опубликовано в выпуске № 46 (564) за 10 декабря 2014 года

Admin: ■ 25—11—2014Глубина паденияЦентробанк против силовиков ■ Поскольку я спекулянт на финансовом рынке с двадцатилетним стажем, спешу поделиться свежими наблюдениями. По рынку ходит даже не упорный слух, но аксиома, что ЦБ РФ умышленно выстроил модель, позволившую за счет опустошения весомой части ЗВР (до 30 млрд долларов) решить одновременно две задачи, первую политическую, вторую финансовую. □ □ ■ Очевидное несовпадение позиций либералов и силовиков на развитие ситуации на Донбассе, переросло в растущее взаимное раздражение, усиленное санкциями. Руководители ЦБ РФ однозначно заняли либеральную сторону в этой бульдожьей схватке под кремлевским ковром, перейдя от слов к делу, они начали умышленно раскачивать финансовую устойчивость России, вынув из под сукна проект «таргетирования инфляции». Про свои основные задачи: стабилизацию курса национальной валюты, борьбы за обещанный уровень роста цен в 4%, стимулирование роста ВВП, в ЦБ просто забыли. Как школьники вторую обувь и дневник. Набиуллиной, в общем простительно, она ведь новенькая, в банковской сфере и на финансовом рынке никогда не работала, ее кредо — в министерствах и Кремле складно писать разные, чаще всего несбыточные прогнозы. Поскольку еще Бродский верно заметил, что современные деньги являются одной из стихий, укрощать ее, управляя, по сути, своеобразным ядерным реактором, надо уметь. Поэтому, не одна Эльвира Сахипзадовна получила жирную пару за непрофессионализм, но целый консилиум ее новых замов, освященных идеями Высшей школы экономики и конкретными интересами Сбербанка. Мелкие спекулянты не зря сегодня шутят на форумах, что поручи любому из нас «разрулить» ситуацию, имея на руках а августе тот набор карт, которым располагал ЦБ, даже при осеннем снижении нефтяных цен на четверть, приручить рынок и показать, кто у рубля хозяин, вполне мог и не обласканный президентской милостью, простой здравомыслящий субъект. ■ Прошу теперь обратить внимание на то, когда был выбран момент для первого заявления зампреда ЦБ Юдаевой о скором переходе на плавающий валютный курс, расширении границ существующего и уменьшении интервенций. Отмотаем пленку на 15 августа 2014 года. Санкции Западом России уже объявлены. Курс рубля совершенно стабилен, нефть еще достаточно устойчива. Рынком правит внешнеполитические риски, которыми в этом году уже не удивишь, учитывая приобретенный рынком опыт во время крымского кризиса. Спекулянты не сомневаются в явных и скрытых возможностях ЦБ. Время боев под Иловайском, чаша весов в Донбассе качается из стороны в сторону, только ленивый не вспоминает в СМИ о столетнем юбилее начала первой мировой войны. Не правда ли, очень государственный подход демонстрирует «независимый» ЦБ, в такой момент устраивая эксперименты с курсом, выбирая сомнительный набор рецептов, когда даже ребенку понятно, что у начинающейся эпидемии совсем другие геополитические симптомы. Скормив рынку первую либеральную пилюлю, руководство ЦБ не успокоилось. На самом деле раскачать российский валютный рынок не так просто. Учитывая высокое положительное торговое сальдо, рубль естественным образом отыгрывал спекуляции обратно, особенно в период выплаты налогов. Именно тогда, при стабилизации курса, и последовало выступление зампреда ЦБ Шевцова, раскрывающее планы на отказ от регулирования к новому году. Догадайтесь, на какие кнопки снова нажали спекулянты в паре рубль-доллар, если регулятор рынка демонстрирует собственную слабость, как Янукович на Майдане. И за язык Шевцова никто не тянул. Планы любого ЦБ , ФРС США, например, попусту не обнародуют, ведь за каждым словом следит армия тех самых алчных спекулянтов, способных общей массой двинуть рынок, была бы идея. ■ А идея всем на рынке давно понятна. Шила, как говорится, в мешке не утаишь. С приходом Набиуллиной в ЦБ обнаружилась странная закономерность, позволяющая структурам ее бывшего руководителя Грефа оказываться главными выгодоприобретателями ее начинаний, связанных с отзывами лицензий у банков. Теперь новое совпадение, бывший топ—менеджер Сбербанка Ксения Юдаева двигает своими заявлениями валютный курс, в то же самое время некий банк имеет возможность без риска валить национальную валюту. Ничего личного, если дилеру этого банка ЦБ приоткроет свои карты, не правда ли ... ■ Итак, почти три месяца ЦБ тупо следовал выбранной схеме, сдвигая курс по 5 копеек, вбрасывая по 350 млн долларов, что очень хорошо усваивалось рынком. Стой ЦБ прежним объемом в 1.5 млрд долларов, игроки против рубля могли бы и налететь на «невидимую рыночную руку». В итоге, к октябрю, когда смех аналитиков был уже сквозь слезы, общее напряжение почувствовали и в Кремле. Стало очевидно, что без ручного президентского управления опять не обойтись. Очевидно, что в августе и сентябре для Путина стояла на повестке дня, прежде всего, внешнеполитическая задача. Она выражалась просто: стабилизировать ситуацию на Донбассе. Парадокс заключается в том, что, проведя переговоры в Минске и выровняв фронт, Путин получил сильнейший толчок в спину от своей бывшей хрупкой помощницы в нелепых очках. Она не только оголила финансовые тылы, но и умело заморочила бывшему шефу голову. В итоге, потеряв естественное равновесие, президент России в октябре делал такие заявления, которые не оказывали практического влияния на рынок. Когда он говорил, что мы «не палим резервы» происходило прямо противоположное — инсайдеры опустошали ЗВР без всякого риска быть наказанными со стороны закрывшего глаза мега—регулятора, поведение которого было подобно «крышующему» незаконную торговлю у метро полицейскому. Меры, которые декларировал ЦБ: всякие красивые слова про аукционы РЕПО, повышении процентной ставки, были обращены скорее не к рынку, но именно к президенту России. И опять с целью заморочить его голову. Даже новичок понимал, что этих мер либо недостаточно по объему, либо сроки их введения искусственно затянуты. За время этого праздника жизни российский ЗВР опустошился более чем на 30 млрд долларов. Что толку было радикально повышать ключевую ставку на 1,5 %, разгоняя инфляцию, если сам горе—регулятор не ограничивал турбулентность, доходившую до 7 % в день? Ответ прост: чтобы отчитаться за бездействие и завуалировать откровенное вредительство. Чем еще можно объяснить снижение во время спекулятивной атаки на рубль качества бумаг для залога в ломбардном списке, позволяя банкам в такой момент обращать полученные под «неликвиды» у ЦБ рубли в валюту . Любопытно сегодня заглянуть и в статистику вывода капитала за октябрь 2014 г. — он составил рекордные 28 млрд долларов. Вот на что потрачены почти 10% ЗВР России. Это почти в три раза больше ЗВР проводящей АТО Украины, финансовым властям которой трудно отказать в профессионализме, ведь худо—бедно им удается при полном напряжении и истощении экономики контролировать ситуацию даже при таком скудном денежном рационе. ■ Апофеозом «инфляционного таргетирования» стал красный день календаря 07.11.2014, напомнивший россиянам о «черном» вторнике, когда ЦБ потерял контроль за рынком окончательно и испуганно ждал сигналов от убывшего в Шанхай президента. И было понятно, шутки шутками, но солидная российская «финансовая подушка» ЗВР наряду с армией и флотом, стала для Путина предметом гордости, как один из инструментов государственной устойчивости. Кстати в 1994 г. Ельцин не простил манипуляций с курсом Геращенко, отправив его в отставку. Через 20 лет хватило оправданий Юдаевой в ГосДуме: «Слабый рубль — это плохой рецепт в экономике», поставившей самый точный диагноз самому ЦБ. Не смотря на гулявшие по рынку слухи о поданном Набиуллиной заявлении об уходе, президент трогать ее не рискнул, выдав публичную индульгенцию на заседании ОНФ. Отвечая буквально на крик души участвующего во встрече кардиолога: «Как теперь лечить больных при нехватке денег на резко подорожавшие лекарства?», президент напомнил притихшему залу, что спекуляция на валютном рынке не криминал. Совершенно верно. Но не ему ли, как юристу, знать, что манипулирование рынком в РФ уже давно уголовно наказуемо. ■ Привожу пример. 03.11.2014. ЦБ молчит как рыба, соблюдая режим «недели тишины». Спекулянты в напряженном ожидании объявления процентной ставки. В 13.30 на рынок вышел неизвестный продавец валюты с огромным объемом, который сметает все заявки в расчете на повышение ключевой ставки рефинансирования. И она, действительно, радикально повышается до 9,5%. Налицо явные признаки инсайдерской торговли, тем более ЦБ заявил, что на рынок не выходил. По СМИ прошли сообщения о начале расследование, которые сам Центробанк и проводит, но быстро исчезли. По всей видимости его звуки гуляли между кремлевскими башнями, недовольство выплеснулось в топовые программы СМИ, заявления «Справедливой России», в которых явственно проступал фон — атакуют рубль, отнюдь не Джордж Сорос со стаей западных акул и пираний, но российские госбанки. ■ Выдам страшную тайну: главной причиной валютной паники были даже не атаки крупных спекулянтов—инсайдеров, это хорошо видно по динамике и объему торгов, по прогнозам ведущих игроков и банков на курс к концу 2014. Никакую панику в конце лета они не нагнетали, не имея шансов в игре против ЦБ. Даже санкции и дешевеющая нефть не объясняют всю глубину падения рубля. Циничным спекулянтам российский Центробанк преподнес уникальный урок, смысл которого поначалу не могла уложиться даже в их головах. Камарилья во главе с Набиуллиной фактически испытывала на прочность реального мега—регулятора — президента России, в то время как на Западе лучшие умы ломали головы над тем, как изобрести рычаг давления на Путина. Осенью американцам и саудитам, наконец, удалась «разводка» с нефтяными ценами. Но запас финансовой прочности у России еще достаточно велик, а снижать цену на нефть радикально, чтобы сделать российского президента более сговорчивым, очевидно, не выгодно ни тем, ни другим. Давление на российскую финансовую систему, которое приведет к ощутимым социальным последствиям, при умеренной (не в разы) коррекции нефтяных цен, даже усиленное финансовыми санкциями, было бы невозможным, прояви российский ЦБ устойчивость и профессионализм. Увы, команда Набиуллиной, сделала в точности наоборот, продемонстрировав стране и миру слабость и откровенную, можно даже сказать, бытовую глупость, подставив плечо врагам нашего президента, лишив его маневра на переговорах в Китае и Австралии. Имея еще в «августе четырнадцатого» в геополитической игре на руках козырную финансовую карту, обеспеченную не только многомиллиардным положительным торговым сальдо, размером ЗВР, но и устойчивой национальной валютой, Путин уже к «красному» ноябрьскому дню в Шанхае был вынужден отбиваться от вежливых китайских вопросов: «Что же у Вас, дорогой партнер, с рублем?» Российский президент, наверняка не без зубовного скрежета, был вынужден краснеть не только перед руководством КНР, но и перед главой МВФ Кристин Лагард. Чтобы сбить пену последствий от «девятого вала» спекулятивной истерии одной обходительности было мало. Страшная месть и наказание спекулянтам со стороны ЦБ РФ были обещаны. Главный итог этой блестящей манипуляции Набиуллиной: Путин уверен, что ЦБ делал все возможное и невозможное, но какие—то анонимные «быки» и «медведи» подложили ему свинью не раньше и не позже. ■ Рублевый фронт, услышав долгожданный окрик хозяина, остановился. Но джин инфляции уже выскочил наружу. Растерянные россияне привыкают к новым ценам. Зато Виктория Нуланд рукоплещет набиуллинскому «таргетированию инфляции» заявляя в Латвии: «Вы видите, как упал рубль. Видите сколько денег Москве пришлось потратить на то, чтобы его защитить. Вы видите как растет инфляция», делая вывод, что санкции Запада, наконец, попали этим упрямым русским по слабому месту, используя на этот раз в нужном месте и в нужное время либеральных шарлатанов и вредителей из Центрального Банка Российской Федерации. □ Автор — Максим Быков

Admin: ■ 25—11—2014«Путин получил сильнейший толчок в спину от своей бывшей хрупкой помощницы в нелепых очках» □ ■ Отнюдь не пресловутый Джордж Сорос, не западные спекулянты и даже не ФРС США обрушили рубль, утверждает автор статьи в газете «Завтра» Максим Быков рекомендующий себя как «спекулянта на финансовом рынке с 20—летним стажем». Это сделал Центробанк, за которым маячит фигура одного из главных российских «либералов» Германа Грефа. Все лето рубль стоял непоколебимо, несмотря на все санкции и падение цены на нефть, но в августе, как только у ополчения Новороссии наметился успех, Центробанк сумел тщательно рассчитанными шагами обрушить рубль, выбив у Путина главный козырь на любых переговорах с Западом. Быков называет действия Набиуллиной и ее команды вредительством, называя их ударом в спину российскому президенту. Рубль начали рушить в августе, когда наметился успех ополченцев Новороссии. ■ Поскольку я спекулянт на финансовом рынке с 20—летним стажем, спешу поделиться свежими наблюдениями. По рынку ходит даже не упорный слух, но аксиома, что ЦБ РФ умышленно выстроил модель, позволившую за счет опустошения весомой части ЗВР (до $30 млрд.) решить одновременно две задачи: первую — политическую, вторую — финансовую. ■ Очевидное несовпадение позиций либералов и силовиков на развитие ситуации в Донбассе переросло в растущее взаимное раздражение, усиленное санкциями. Руководители ЦБ РФ однозначно заняли либеральную сторону в этой бульдожьей схватке под кремлевским ковром. Перейдя от слов к делу, они начали умышленно раскачивать финансовую устойчивость России, вынув из-под сукна проект «таргетирования инфляции». Про свои основные задачи — стабилизацию курса национальной валюты, борьбу за обещанный уровень роста цен в 4%, стимулирование роста ВВП — в ЦБ просто забыли. Как школьники — вторую обувь и дневник. Набиуллиной, в общем, простительно, она ведь новенькая, в банковской сфере и на финансовом рынке никогда не работала, ее кредо — в министерствах и Кремле складно писать разные, чаще всего несбыточные прогнозы. Поскольку еще Бродский верно заметил, что современные деньги являются одной из стихий, укрощать ее, управляя, по сути, своеобразным ядерным реактором, надо уметь. Поэтому не одна Эльвира Сахипзадовна получила жирную пару за непрофессионализм, но целый консилиум ее новых замов, освященных идеями Высшей школы экономики и конкретными интересами Сбербанка. Мелкие спекулянты не зря сегодня шутят на форумах, что, поручи любому из нас разрулить ситуацию, имея на руках в августе тот набор карт, которым располагал ЦБ, даже при осеннем снижении нефтяных цен на четверть, приручить рынок и показать, кто у рубля хозяин, вполне мог и не обласканный президентской милостью, простой здравомыслящий субъект. ■ Прошу теперь обратить внимание на то, когда был выбран момент для первого заявления зампреда ЦБ Ксении Юдаевой о скором переходе на плавающий валютный курс, расширении границ существующего и уменьшении интервенций. Отмотаем пленку на 15 августа 2014 года. Санкции Западом России уже объявлены. Курс рубля совершенно стабилен, нефть еще достаточно устойчива. Рынком правят внешнеполитические риски, которыми в этом году уже не удивишь, учитывая приобретенный рынком опыт во время крымского кризиса. Спекулянты не сомневаются в явных и скрытых возможностях ЦБ. Время боев под Иловайском, чаша весов в Донбассе качается из стороны в сторону, только ленивый не вспоминает в СМИ о столетнем юбилее начала Первой мировой войны. ■ Не правда ли, очень государственный подход демонстрирует «независимый» ЦБ, в такой момент устраивая эксперименты с курсом, выбирая сомнительный набор рецептов, когда даже ребенку понятно, что у начинающейся эпидемии совсем другие геополитические симптомы? Скормив рынку первую либеральную пилюлю, руководство ЦБ не успокоилось. На самом деле раскачать российский валютный рынок не так просто. Учитывая высокое положительное торговое сальдо, рубль естественным образом отыгрывал спекуляции обратно, особенно в период выплаты налогов. Именно тогда, при стабилизации курса, и последовало выступление зампреда ЦБ Сергея Шевцова, раскрывающее планы на отказ от регулирования к Новому году. ■ Догадайтесь, на какие кнопки снова нажали спекулянты в паре рубль/доллар, если регулятор рынка демонстрирует собственную слабость, как Виктор Янукович на майдане. И за язык Шевцова никто не тянул. Планы любого ЦБ, ФРС США, например, попусту не обнародуют, ведь за каждым словом следит армия тех самых алчных спекулянтов, способных общей массой двинуть рынок, была бы идея. ■ А идея всем на рынке давно понятна. Шила, как говорится, в мешке не утаишь. С приходом Эльвиры Набиуллиной в ЦБ обнаружилась странная закономерность, позволяющая структурам ее бывшего руководителя Германа Грефа оказываться главными выгодоприобретателями ее начинаний, связанных с отзывами лицензий у банков. Теперь новое совпадение: бывший топ-менеджер Сбербанка Юдаева двигает своими заявлениями валютный курс, в то же самое время некий банк имеет возможность без риска валить национальную валюту. Ничего личного, если дилеру этого банка ЦБ приоткроет свои карты, не правда ли… □ Набиуллина наносит президенту удар в спину □ ■ Итак, почти три месяца ЦБ тупо следовал выбранной схеме, сдвигая курс по 5 копеек, вбрасывая по $350 млн., что очень хорошо усваивалось рынком. Стой ЦБ прежним объемом в $1,5 млрд, игроки против рубля могли бы и налететь на «невидимую рыночную руку». В итоге к октябрю, когда смех аналитиков был уже сквозь слезы, общее напряжение почувствовали и в Кремле. Стало очевидно, что без ручного президентского управления опять не обойтись. Очевидно, что в августе и сентябре для Владимира Путина стояла на повестке дня прежде всего внешнеполитическая задача. Она выражалась просто: стабилизировать ситуацию в Донбассе. Парадокс заключается в том, что, проведя переговоры в Минске и выровняв фронт, Путин получил сильнейший толчок в спину от своей бывшей хрупкой помощницы в нелепых очках. Она не только оголила финансовые тылы, но и умело заморочила бывшему шефу голову. В итоге, потеряв естественное равновесие, президент России в октябре делал такие заявления, которые не оказывали практического влияния на рынок. Когда он говорил, что мы «не палим резервы», происходило прямо противоположное — инсайдеры опустошали ЗВР без всякого риска быть наказанными со стороны закрывшего глаза мегарегулятора, поведение которого было подобно «крышующему» незаконную торговлю у метро полицейскому. Меры, которые декларировал ЦБ — всякие красивые слова про аукционы РЕПО, повышение процентной ставки, были обращены, скорее, не к рынку, но именно к президенту России. И опять с целью заморочить его голову. Даже новичок понимал, что этих мер либо недостаточно по объему, либо сроки их введения искусственно затянуты. За время этого праздника жизни российский ЗВР опустошился более чем на $30 миллиардов. Что толку было радикально повышать ключевую ставку на 1,5%, разгоняя инфляцию, если сам горе-регулятор не ограничивал турбулентность, доходившую до 7% в день? Ответ прост: чтобы отчитаться за бездействие и завуалировать откровенное вредительство. Чем еще можно объяснить снижение во время спекулятивной атаки на рубль качества бумаг для залога в ломбардном списке, позволяющее банкам в такой момент обращать полученные под «неликвиды» у ЦБ рубли в валюту? ■ Любопытно сегодня заглянуть и в статистику вывода капитала за октябрь 2014 года — он составил рекордные $28 миллиардов. Вот на что потрачены почти 10% ЗВР России. Это почти в три раза больше ЗВР проводящей «АТО» Украины, финансовым властям которой трудно отказать в профессионализме, ведь худо-бедно им удается при полном напряжении и истощении экономики контролировать ситуацию даже при таком скудном денежном рационе. ■ Апофеозом «инфляционного таргетирования» стал красный день календаря 07.11.2014, напомнивший россиянам о «черном» вторнике, когда ЦБ потерял контроль за рынком окончательно и испуганно ждал сигналов от убывшего в Шанхай президента. И было понятно — шутки шутками, но солидная российская «финансовая подушка» ЗВР наряду с армией и флотом стала для Путина предметом гордости как один из инструментов государственной устойчивости. Кстати, в 1994 году Борис Ельцин не простил манипуляций с курсом Геращенко, отправив его в отставку. Через 20 лет хватило оправданий Юдаевой в Госдуме: «Слабый рубль — это плохой рецепт в экономике», — поставившей самый точный диагноз самому ЦБ. Несмотря на гулявшие по рынку слухи о поданном Набиуллиной заявлении об уходе, президент трогать ее не рискнул, выдав публичную индульгенцию на заседании ОНФ. Отвечая буквально на крик души участвующего во встрече кардиолога: «Как теперь лечить больных при нехватке денег на резко подорожавшие лекарства?» — президент напомнил притихшему залу, что спекуляция на валютном рынке не криминал. ■ Совершенно верно. Но не ему ли как юристу знать, что манипулирование рынком в РФ уже давно уголовно наказуемо. ■ Привожу пример. 03.11.2014. ЦБ молчит как рыба, соблюдая режим «недели тишины». Спекулянты в напряженном ожидании объявления процентной ставки. В 13.30 на рынок вышел неизвестный продавец валюты с огромным объемом, который сметает все заявки в расчете на повышение ключевой ставки рефинансирования. И она, действительно, радикально повышается до 9,5%. Налицо явные признаки инсайдерской торговли, тем более ЦБ заявил, что на рынок не выходил. По СМИ прошли сообщения о начале расследования, которые сам Центробанк и проводит, но быстро исчезли. По всей видимости, его звуки гуляли между кремлевскими башнями, недовольство выплеснулось в топовые программы СМИ, заявления «Справедливой России», в которых явственно проступал фон — атакуют рубль отнюдь не Джордж Сорос со стаей западных акул и пираний, но российские госбанки. Пока на западе ломали голову, как надавить на Путина, Центробанк уже испытывал его на прочность. Выдам страшную тайну: главной причиной валютной паники были даже не атаки крупных спекулянтов-инсайдеров, это хорошо видно по динамике и объему торгов, по прогнозам ведущих игроков и банков на курс к концу 2014-го. Никакую панику в конце лета они не нагнетали, не имея шансов в игре против ЦБ. Даже санкции и дешевеющая нефть не объясняют всю глубину падения рубля. Циничным спекулянтам российский Центробанк преподнес уникальный урок, смысл которого поначалу не мог уложиться даже в их головах. Камарилья во главе с Набиуллиной фактически испытывала на прочность реального мегарегулятора — президента России, в то время как на Западе лучшие умы ломали головы над тем, как изобрести рычаг давления на Путина. ■ Осенью американцам и саудитам, наконец, удалась «разводка» с нефтяными ценами. Но запас финансовой прочности у России еще достаточно велик, а снижать цену на нефть радикально, чтобы сделать российского президента более сговорчивым, очевидно, не выгодно ни тем, ни другим. Давление на российскую финансовую систему, которое приведет к ощутимым социальным последствиям, при умеренной (не в разы) коррекции нефтяных цен, даже усиленное финансовыми санкциями, было бы невозможным, прояви российский ЦБ устойчивость и профессионализм. Увы, команда Набиуллиной сделала в точности наоборот, продемонстрировав стране и миру слабость и откровенную, можно даже сказать, бытовую глупость, подставив плечо врагам нашего президента, лишив его маневра на переговорах в Китае и Австралии. Имея еще в «августе четырнадцатого» в геополитической игре на руках козырную финансовую карту, обеспеченную не только многомиллиардным положительным торговым сальдо, размером ЗВР, но и устойчивой национальной валютой, Путин уже к «красному» ноябрьскому дню в Шанхае был вынужден отбиваться от вежливых китайских вопросов: «Что же у вас, дорогой партнер, с рублем?» Российский президент, наверняка не без зубовного скрежета, был вынужден краснеть не только перед руководством КНР, но и перед главой МВФ Кристин Лагард. Чтобы сбить пену последствий от «девятого вала» спекулятивной истерии, одной обходительности было мало. Страшная месть и наказание спекулянтам со стороны ЦБ РФ были обещаны. Главный итог этой блестящей манипуляции Набиуллиной: Путин уверен, что ЦБ делал все возможное и невозможное, но какие-то анонимные «быки» и «медведи» подложили ему свинью не раньше и не позже. ■ Рублевый фронт, услышав долгожданный окрик хозяина, остановился. Но джинн инфляции уже выскочил наружу. Растерянные россияне привыкают к новым ценам. Зато Виктория Нуланд рукоплещет набиуллинскому «таргетированию инфляции», заявляя в Латвии: «Вы видите, как упал рубль. Видите, сколько денег Москве пришлось потратить на то, чтобы его защитить. Вы видите, как растет инфляция», — делая вывод, что санкции Запада, наконец, попали этим упрямым русским по слабому месту, используя на этот раз в нужном месте и в нужное время либеральных шарлатанов и вредителей из Центрального банка Российской Федерации. □ ■ Автор — Максим Быков

Admin: «…Когда поднимается свист и гам» • Уроки и выводы забытой истории • Сегодня Россия из—за проводимой независимой политики, жёсткой линии в отстаивания своих национальных и геополитических интересов, подвергается обструкции со стороны общеевропейского курятника и его заокеанского хозяина: санкции, бойкоты, визовые ограничения, замороженные активы, попытки обрушить и обесценить рубль… Как всё это до боли знакомо людям, интересующимся родной историей! Старые, побитые молью жупелы зоологической русофобии извлекаются из дедовских политических «сундуков» времен Сигизмунда, Карла Двенадцатого, Наполеона, Чемберлена, Геббельса или Даллеса и предварительно стряхнув с них пыль, пускаются в ход под видом белых риз миротворчества! Но паниковать, тем более пугаться, не стоит — надо лишь, оборотясь лицом к истории, к противникам — задом, вспомнить, чем закончились эти потуги семьдесят, сто, двести и даже пятьсот лет тому назад; ведь есть очевидный факт — Россия по—прежнему не просто жива или существует, но умело противостоит давлению! Все попытки научить нас жизни, навязать своё видение решение проблем, традиционно наталкиваются в России на неприятие этих правил и симметричные ответные действия. Не ставя целью в небольшой статье перелопатить всю отечественную историю, остановлюсь лишь на двух малоизвестных фактах времён минувших. А аналогии читатели пусть поводят сами! • Русские идут: пираты и медведи! • Итак, вторая половина XVI века, Ливонская война. Россия, во главе с креативным, как бы сейчас сказали, первым русским царём Иваном Васильевичем — IV (Грозным) ведёт изнурительную войну с граничащими с ней на северо—востоке европейскими государствами за выход в Балтийское море, защищая геополитические и экономические интересы России. Война длиться 25 лет. Идёт тяжело, с переменным успехом. Как бывало не раз, европейцы очень быстро договорились между собой, и, заключив союз с крымским ханом, выступают единым фронтом против нас. Те, кто открыто это сделать побоялся, давили Россию санкциями, бойкотировали наши товары. В ход были пущены не только пушки и деньги, потраченные на подкуп изменников и предателей среди царского окружения, но и чернила, рисующие Русского царя в устрашающем и отталкивающем виде. Это реакцию очень просто объяснил историк, член—корреспондент Петербуржской Академии наук Сергей Платонов: «Выступление Грозного в борьбе за балтийское поморье поразило Среднюю Европу. В Германии «московиты» представлялись страшным врагом. Опасность их нашествия описывалась не только в официальных сношениях властей, но и в обширной летучей литературе листовок и брошюрок». • С началом антироссийской кампании в Европе стали выпускаться так называемые «летучие листки». Всего было выпущено 62 карикатурных издания, направленных против России — страны варваров и лично против Ивана Васильевича. В одном из них царь изображён в виде страшного русского медведя. Именно с этого времени, этот образ стали ассоциировать с Россией. Каких только зверств не приписывали русским варварам, вплоть до поедания живьём детей! А само прозвище «Грозный», данное царю народом за его отношение к врагам Отечества, переводилось не иначе, как «The Terrible» — «Ужасный»! И это несмотря на то, что «сама европейская история XVI века подарила миру целую галерею кровожадных правителей: король Генрих VIII, королевы Мария Кровавя и Елизавета I — в Англии, Филипп II — в Испании, Христиан II — в Дании, Эрик XIV — в Швеции, император Священной Римской империи германской нации — Карл V, каждый из которых умертвил куда больше людей, порой в десятки раз, чем их коронованный современник из далёкой Московии Иван Грозный», — пишет российский историк и историограф, доктор исторических наук Александр Боханов. • И если к такой информационно—пропагандистской истерии Россия оказалась совершенно не готовой, то вот ответ на экономические санкции и бойкоты был скоро найден. Доступ России на Балтику был закрыт, а её товары, вывозимые морем через балтийские порты, в окрестностях которых хозяйничали корабли шведов, датчан, немцев и просто пиратов подвергались разграблению, тогда Русский царь нашёл нестандартный выход. Он выдал «жалованную грамоту» на организацию пиратского флота датчанину Карстену Роде, который нанёс существенный урон морской торговле на Балтике, регулярно отправляя на дно корабли конкурентов. Из—за этого европейские державы жаловались в Москву на недопустимость таких ответных шагов, но царь пропускал эти жалобы мимо ушей. Ну а чем же закончилось противостояние Запада и России? Через 150 лет было «прорублено окно» в Европу, через 240 лет — состоялся парад русских войск в Париже, и границы России раздвинулись до Вислы и Муонийоки; ещё через 100 лет — были построены незамерзающий порт Романов—на—Мурмане и самая протяжённая в мире Транссибирская магистраль. А ещё через 30 лет над поверженным рейхстагом взвилось Знамя Победы! • Сегодня Россию вновь пытаются грубо отодвинуть на Восток, действуя обманом, шантажом, угрозами, провокациями — старыми, испробованными способами, обвиняя её в проведении агрессивной политики. Но в искренность Запада, особенно после косовского прецедента, разгрома Сербии, серии цветных революций и Майдана, вериться с трудом! Как провидчески писал известный русский общественный деятель и публицист второй половины XIX века Иван Аксаков: «Если поднимается свист и гам по поводу властолюбия и завоевательной похоти России, знайте, что какая—нибудь западноевропейская держава готовит бессовестнейший захват чьей—либо чужой земли». Что изменилось? • Операция «Сберкасса» • Второй случай относиться к событиям вековой давности. Итак, 27 января 1904 года — начало русско—японской войны. На фоне грандиозных, разворачивающихся на Дальнем Востоке событий, этот факт, произошедший в Петербурге, не потряс основ Империи, хотя… В тот исторический день в отделение столичной сберегательной кассы обратился вкладчик, который потребовал у кассира немедленно выдать ему всю сумму вклада. Свой мотив взволнованный господин объяснил информацией, почерпнутой из листовки, которую он нашёл накануне в своём почтовом ящике. В листовке говорилось, что правительству срочно нужны деньги на войну с Японией, и оно намеренно взять их у вкладчиков. Пожав плечами, клерк выдал требуемую сумму, но следом за этим господином уже выстроилась очередь людей, желавших так же получить все свои сбережения! • Как потом было установлено, подобные письма неизвестных «доброжелателей» были обнаружены повсеместно во многих крупных городах Империи от Владивостока до Варшавы, что не могло уже не на шутку встревожить полицейское и жандармское руководство. Смысл этой недетской затеи был очевиден — как минимум: спровоцировать панику, подорвав доверие вкладчиков в кредитоспособность государства, как максимум: пошатнуть финансовые устои России. Ведь если десятки (если не сотни) тысяч вкладчиков одновременно потребуют у государства вернуть им свои кровные, то это нанесёт серьёзный ущерб финансовой стабильности страны, а отказ сделать это — может спровоцировать беспорядки. • Накануне неожиданной для России войны, этот поворот событий носил очень серьёзные последствия. Очереди у отделений сберегательных касс крупных городов выросли моментально, положение было близко к критическому! Спасли его профессионализм и распорядительность министра финансов того периода Э. Плеске, сменившего его по болезни В. Коковцева, управляющего Госбанком С. Тимашева и их подчинённых. Вклады выдавались повсеместно без проволочек и всем желающим, что быстро снизило накал страстей, а параллельно на окнах сберкасс, во всех газетах и на афишных тумбах появилось официальное заявление главы кредитно—финансового ведомства о неуклонном исполнении всех обязанностей государства перед всеми своими клиентами. Паника быстро улеглась. • Можно не сомневаться, что этот финансовый трюк был хорошо продуман и планировался заранее! Автор книги «Кто финансирует развал России?» Николай Стариков отмечает, что все наши многочисленные «борцы за свободу», при всей их ненависти к «прогнившему царскому режиму», не были способны на махинации в таких масштабах: завалить накануне войны огромную страну провокационными листовками. Ну не было же такого с их «искрами» и «правдами», редакции и типографии которых жандармы и полиция с завидной регулярностью громили и закрывали! А тут блестяще проведённая, тщательная подготовленная операция на мировом уровне! Какая же сила в мире была способно на такое? Для этого нужно, следуя старому римскому принципу, искать лиц заинтересованных в поражении России в той войне. Какие же державы поддерживали Японию, вооружая и подталкивая её к конфликту? Это не секрет — такими странами являются наши вечные «союзники—соперники» США и Англия. • Вредные советы • Поскольку эта операция, благодаря оперативному вмешательству государства, не достигла успеха, то через год была проведена повторная атака, направленная на подрыв финансовой стабильности Российской Империи. На этот раз организаторы и вдохновители решили играть по крупному. С этой целью был создан специальный орган, направляющий и координирующий действия оппозиционеров — Петербургский Совет, в который вошли такие одиозные личности, как Л. Троцкий (Бронштейн), Л. Красин, А. Парвус (Гельфанд). Своей целью, помимо чисто политических, Совет ставил и финансово—экономические. Так, в недрах этой организации был разработан «Финансовый манифест», который открыто призывал «ускорить финансовый крах царизма». БСЭ без обиняков поясняет, что нужно было делать для этого: «…отказаться от уплаты податей и налогов, забирать свои вклады из Государственного банка и сберегательных касс, требуя при всех финансовых операциях, а также при получении заработной платы выдачи всей суммы золотом. Манифест призывал все страны отказать царизму в новом займе, необходимом ему для подавления революции. Предупреждал, что народ не допустит уплаты долгов по этим займам». Этот подрывной документ напечатали одновременно во всех оппозиционных газетах, которые тогда издавались десятками и выходили большими тиражами. Открыто брошенный вызов хоть и с опозданием, но был принят государством. Члены совета были арестованы, газеты, напечатавшие манифест закрыты. Но резонанс от опубликованного документа был значительным. «В декабре 1905 выдачи в сберегательных кассах страны превысили поступления (было выдано вкладчикам 90 млн руб.)», — с гордостью сообщает главная советская энциклопедия. • Это, вкупе с неблагоприятными факторами войны, стремительно повлекло русскую экономику вниз! Рубль, реально обеспеченный золотом, теперь этого золота лишался, заметно слабея — ведь многие вкладчики—кредиторы государства теперь требовали возвращения вкладов, как раз в золотом эквиваленте! Провокация сработала! Отказать в священном праве собственника? Нет, на это «гнилое» царское правительство было не готово, даже под угрозой краха! Включились в эту финансовую блокаду рубля и зарубежные кредиторы, начавшие выдвигать России политические требования и условия, а следом усилилось и бегство отечественного капитала за границу. Оно в итоге приняло такой размах, что правительство вынуждено было принять срочные меры. Например, Госбанком были введены ограничения на свободную продажу валюты. Чтобы купить марки, франки или фунты стерлингов, отныне нужно было предъявлять специальные товарные документы, выдаваемые в государственных учреждениях. Государство и тогда сумело удержать удар. Пусть и ценой весьма непопулярных мер, включая Портсмутский договор о мире с японцами. • Сегодня мы являемся очевидцами новых попыток обвала российской финансовой системы, дестабилизации курса рубля, открытого давления на Россию. Сделать это именно сейчас, кому—то кажется намного проще, но это только на первый взгляд, который очень часто бывает обманчивым — ведь история ещё не закончилась, но продолжается. А ещё она учит, что все попытки навязать России чуждые ей правила игры, рано или поздно оканчиваются неудачей. Как верно заметил один из выдающихся русских философов Иван Ильин: «Мы Западу не ученики и не учителя! Мы — ученики Богу и учителя себе самим». На том стоим! • Автор — Роман Илющенко • Сетевой литературный журнал «Камертон» — издание Фонда «Русское единство», Москва, № 62 — Декабрь 2014

Admin: ■ 18—12—2014«Падение» рубля — хладнокровный расчёт Кремля □ ■ Между федеральным посланием и «большой» пресс-конференцией российского президента — всего 14 дней, ровно две недели. И плюс 8,5 «лишних» рублей за доллар: «деревянный» упал к «вечнозелёному» с 52,7 04 декабря до 61,3 17 декабря. И еще плюс 7% годовых по ключевой ставке Центробанка. И годовая инфляция выше 10%. И запланированный уже после нового года тотальный скачок цен на 30—50%. И падение объёма ВВП в 2015 году. И… список негатива, уже ставшего фактом, а тем более — грозящего фактом стать, почти бесконечен. ■ Либеральная оппозиция вовсю ликует: Карфаген должен быть разрушен, а Путин должен уйти, — с такими финансово-экономическими показателями рейтинг его поддержки российским обществом, говорят социологические центры, уже упал на 20%, а вскоре может оказаться вообще «ниже плинтуса»… Вот что значит — ссориться с великой Америкой, вот что значит — «Крымнаш!», вот что значит — «своих не сдаём!» ■ За этим воем и шабашем как—то буднично и тихо сначала прошло размещение облигаций «Роснефти» на сумму 625 млрд рублей, а затем — и отказ Foreign Exchange Currency Market (FXCM) от совершения всех сделок с российской валютой. Легким джазовым аккомпанементом этих событий можно считать датированное еще августом предложение Европарламента исключить рубль из мирового финансового оборота, а также совсем свеженькое предложение депутатов отечественной Госдумы сменить название национальной валюты (кстати — прописанное в действующей Конституции РФ), а то рубль звучит уже как—то позорно… ■ Что называется, опаньки! Приехали! ■ Казалось бы, зачем российскому президенту в этой ситуации вообще выходить на люди? Ну, умел же он на определенное время полностью «уходить в тень» — например, когда произошла трагедия «Курска», или когда исламские террористы захватили театр на Дубровке? Что он сможет сказать «стране и миру» 18 декабря? Такого, что не было сказано две недели назад, что поднимет рубль, прекратит экономический спад, остановит инфляцию, вернет доверие россиян к нынешней «вертикали власти», и так далее, по списку? ■ Заранее исключать вариант, согласно которому ничего существенного Путин ни сказать, ни, тем более, сделать не сможет, конечно, не стоит. ■ Но действующего президента России мы за прошедшие двенадцать лет всё-таки повидали в самых разных ситуациях, и ответ на вопрос «Who is mr. Putin» представляем себе вполне отчетливо. ■ Прекращение операций с рублями на форекс—рынке означает только то, что спекулятивная атака «доллар против рубля», которая и была главной причиной падения обменного курса российской валюты, остановлена. Видимо, потому, что главный и едва ли не единственный поставщик рублей, Центробанк РФ, с данного рынка ушел, и заключенные контракты больше не могут исполняться. ■ Но если так, то это значит, что падение рубля не было свободным и носило вполне управляемый, контролируемый характер. Что вполне коррелирует с тем почти необъяснимым «спокойствием удава», которое отмечало все комментарии представителей власти на данную тему. При этом все, кто закупились на кредиты и прочие деньги ЦБ десятками миллиардов долларов с расчетом на дальнейшее ослабление российской валюты, окажутся в диком убытке. И, наоборот, те, кто продал свои доллары и евро на пике снижения обменного курса рубля, могут подсчитывать многомиллиардные прибыли. Повторюсь, на одних только облигациях «Роснефти» покупателями было сэкономлено минимум $10 млрд. ■ Свершившийся уход рубля с форекс—рынка, вопреки чаяньям либералов означает не крах путинской России, а откровенный переход стран БРИКС к демонтажу грабительских Бреттон—Вудских соглашений, то есть крах нефтедоллара, из—под которого 1 января выдернут большую часть Евразии, и который в 2015 году вообще загонят в резервацию. Остановить этот процесс США не в силах, потому что юный нефтерубль и его брат юань подкреплёны не только ресурсно—промышленным потенциалом, но и самой непреходящей ценностью — сотнями мегатонн ракетно—ядерного арсенала Евразии. ■ Так что на путинской пресс—конференции 18 декабря, если она всё—таки состоится, а не будет отменена в последний момент или перенесена на более поздние сроки, вполне можно ожидать самых «крутых поворотов» — согласитесь, это в куда большей степени будет соответствовать стилю нашего национального лидера, чем какое—либо «жевание соплей» с посыпанием собственной головы пеплом. □ Автор — Олег Щукин

Admin: ■ Эта, с моей точки зрения, великолепная статья была размещена на сайте cont.ws 04.12.2014. Сегодня на календаре 22—е декабря, то есть прошло беспокойных 18 дней. То есть вполне можно проверить статью на актуальность применительно к сегодняшнему дню. Попробуем? По—моему, статья сейчас не менее, а более актуальна, чем тогда, 04—го числа, в день публикации. Поскольку есть реальные подтверждения по сделанным автором выводам. ■ 04—12—2014Парадокс ТемнейшегоПарадокс Путина: Европа сама остановит войну на Украине? На обложке нового номера «Time» снова изображен президент России Владимир Путин с характерным заголовком «Primus inter pares» (лат. «первый среди равных»). Официально «человек года» будет объявлен 10 декабря на сайте журнала. □ □ ■ Какие бы захватывающие, драматические, нелепые и смешные события ни происходили вокруг, ничто не заставит нас забыть о том, что кровавая рана на Украине всё ещё открыта. ■ Азиатско—тихоокеанское турне и «турецкий гамбит» Путина на время затмили все новости. Общественность эмоционально обсуждает подробности путешествий и предлагает фантастические объяснения поступков президента. Не остался без внимания их исторический и геополитический подтекст. Однако, едва речь заходит о результатах многочисленных контактов на высшем уровне, трактовки резко расходятся. После «двадцатки» итог вроде как нулевой — посидели, поговорили и разъехались. Отклик на остановку «Южного потока» за пределы шока ещё не вышел... ■ Подобная реакция западных и наших либеральных СМИ говорит о неудержимом желании спрятаться от истины. Истины, очевидно, настолько болезненной для тайных владельцев пятой колонны, что они готовы для её сокрытия сочинить любую, даже самую неубедительную ложь. Отсюда бесконечные инсинуации по поводу невыгодности сделок с Китаем и Турцией, безрезультатности переговоров с БРИКС, смещение акцентов в сторону пикантных подробностей и общей ситуации в российской экономике. Упорно создаётся картина остракизма, которому якобы подвергается российский президент. То он «одиноко» беседует в австралийском отеле с бесконечной вереницей европейских лидеров, то «грустно» принимает торжественный парад в Анкаре, то посещает новую резиденцию турецкого президента — тоже очень пессимистично. ■ Комментаторы в самом деле просто вылезли из кожи вон, чтобы саммит «двадцатки» запомнился только ранним отъездом Путина, а отказ от «Южного потока» они вообще окрестили внешнеполитическим фиаско. ■ Однако, как говорится, шила в мешке не утаить. Итак, вот что мы имеем в скудном информационном активе касательно некоторых итогов прошедших встреч: 1. «Восточный» разворот РФ можно считать осуществлённым. Китай, конечно, пришлось подкормить выгодными проектами в энергосфере, но в данном случае стратегические плюсы во много раз превышают тактические минусы. Кредитные соглашения дадут вздохнуть «Сбербанку России» после санкций. Нефтегазовые сделки с Поднебесной и Турцией продемонстрируют Европе, что Россия — это вам не Ливия и даже не Иран, её бескрайние просторы в рамки не загонишь, а на место вредных партнёров всегда найдутся более сговорчивые. 2. Переход в расчётах на национальные валюты — материализовавшийся кошмар на улице мировой финансовой элиты. Если бы её старцы—основатели были заинтересованы в оздоровлении глобальной экономики, они бы оценили выгоды и устойчивость мультивалютной системы. Но так как это автоматически прекращает возможность грабежа государств путём навязывания им доллара, такая инициатива Путина, как и сама его личность, отныне вызывает у них острую мигрень. 3. Очередная попытка наезда на Россию по украинскому вопросу в Австралии закончилась позорным провалом. Путин, по выражению Ангелы Меркель, «ушёл в глухую оборону» и не стал слушать идиотские предложения о сдаче Новороссии. 4. Страны БРИКС ещё раз продемонстрировали миру свою жизнеспособность и наличие защитных механизмов в условиях экономического и политического давления недружественных сил. 5. Сюрприз с «Южным потоком» дал Европе такую пощёчину, от которой она нескоро опомнится и будет долго переваривать её последствия. Кроме того, такой шаг со стороны России — информация к серьёзным размышлениям о дальнейшей судьбе проамериканского курса в ЕС. ■ Таковы открытые результаты прошедших переговоров. Однако напряжённое затишье на сегодняшнем медийном поле после G20 и недоумённые комментарии по поводу результатов турецкого визита связаны, конечно, с их закулисной стороной. Отсутствие внешних событий в ситуации, когда каждый день ожидается какая—нибудь катастрофа — верный признак очень интенсивной внутренней деятельности. Очевидно, в Китае и в Австралии были приняты чрезвычайно важные решения, первым проявлением которых стал «газовый разворот». Поскольку итоги идут вразрез с целями финансовых кланов, всё это вызвало их враждебную реакцию и желание нивелировать итоги встреч. ■ Чтобы правильно понять смысл этой деятельности, нужно собрать воедино все бросающиеся в глаза детали, связанные с саммитами АТЭС, G20 и визитом в Анкару. Путин, как известно, никогда ничего не предпринимает без тщательной подготовки и уверенности в успехе. Потратив столько времени на детальное изложение своей позиции и дискуссии с партнёрами, он, очевидно, рассчитывал на конкретный результат этих бесед. ■ Как говорил Шерлок Холмс, труднее всего раскрыть заурядное преступление. Таинственные и непонятные происшествия обычно легко объясняются. Они загадочны для тех, кто заранее ограничивает себя определёнными рамками. Всё, что выходит за них, просто отбрасывается разумом. Однако сама противоречивость событий, их кажущееся несоответствие друг другу обычно становятся ключом к разгадке. ■ В нынешней политической реальности наиболее интересные из них приводят к определённым выводам: 1. Перед отъездом российской делегации в Китай произошло резкое обострение антироссийской истерии: Обама смешал Россию с ИГ и Эболой, на Донбассе обнаружилась очередная танковая колонна, Кэмерон высказался за санкции и т.д. Помимо жгучего, но неисполнимого желания деморализовать противника, был послан чёткий сигнал: Россия — враг № 1, а с врагом никаких договорённостей быть не может. Из чего следует вывод, что у Америки были ожидания и опасения таких договорённостей. Значит, с лидерами ЕС с нашей стороны была проведена какая—то весьма тщательная предварительная работа. (Кстати, подобный факт говорит о том, что американская разведка всё—таки действует и такую работу зафиксировала, после чего и последовала реакция.) Этот подготовительный этап продолжился в Китае и на переговорах в Австралии, завершившись в Турции. 2. Одной из главных тем контактов была Украина. По признанию самого Путина, все двусторонние встречи на G20 были посвящены ей. Проблемы Незалежной серьёзно затрагивались и в интервью, которые он дал во Владивостоке. Очевидно, по итогам встреч ожидался какой—то прорыв в затянувшейся украинской трагедии. 3. Другая активно обсуждавшаяся тема (наверняка, затронутая и в Анкаре) — состояние мировой экономики.Помимо открытых результатов дискуссий, указанных выше, стоит отметить, что понадобились целых две встречи российского лидера с главой МВФ на протяжении короткого промежутка времени. Причём Кристин Лагард была настроена весьма конструктивно и даже позитивно по отношению к России. Вряд ли она бы стала демонстрировать такое отношение в одиночку и по своей инициативе, что свидетельствует о наличии диаспоры наших союзников в ротшильдо-рокфеллеровом стане. А также о существовании там серьёзных проблем, разрешить которые без России не представляется возможным. 4. Путин в Австралии беседовал с лидерами стран, «делающих погоду» в ЕС — Италии, Великобритании, Франции и Германии. Опять же по его словам, все они «донесли до него свои озабоченности» по украинской ситуации. Надо полагать, именно из—за этих озабоченностей «у них что—то отключилось в мозгу», и потому они не могут вести себя по отношению к Новороссии адекватно. 5. После G20 в Старом Свете наблюдалось какое—то непонятное затишье и «брожение умов», выражающееся то в признании необходимости диалога с РФ и отказе от дальнейших санкций, то в давлении на пророссийскую Сербию и очередной порции оскорбительных высказываний из Прибалтики. Как будто старушку Европу, наконец—то задумавшуюся над смыслом жизни, дёргают за ниточки два опытных кукловода с противоположной ориентацией, а она никак не определится со своей гендерной принадлежностью. 6. Зачислением в актив России можно считать доклад миссии ООН по ситуации на Украине, хотя и раскритикованный МИДом, но всё же признающий многие преступления карателей. Жирной поворотной точкой в дипломатической войне является принятая Совбезом ООН российская антифашистская резолюция. И здесь большим подарком для России стали конкретно подставившиеся США, Канада и Украина, по какой—то несусветной глупости проголосовавшие против. Что мы имеем вследствие этих событий? ■ Первым ударом стала профессионально организованная утечка об «угрозах Путина» в адрес перепуганного до смерти Порошенко. Надо отдать должное дипломатическому таланту Владимира Владимировича. Из хорохорившегося украинского президента за два часа августовской минской встречи он сделал безвольную тряпку и политического импотента. ■ Судя по отзывам соплеменников, страх бывшего конфетного короля перед российским лидером доходит до полного отключения нейронных процессов. Вследствие чего киевский властитель, цепенеющий при одном звуке путинского голоса, скатывается в жестокий запой после каждого телефонного разговора с Кремлём. Любой шаг, принятый под давлением заокеанских советчиков и могущий вызвать недовольство Путина, ввергает его в неконтролируемый ужас. Это вызывает судорожные метания между стараниями заслужить одобрение прежних владельцев и вынужденной необходимостью склонить повинную голову перед Россией. ■ Вторым ударом, нанесённым по колеблющемуся ЕС, стал, конечно, отказ России от строительства «Южного потока». Это решение будет ещё долго анализироваться, однако одна сторона этой беспрецедентной акции наиболее важна — Россия сняла с себя один из крючков, на который её собирались подвесить Еврокомиссия и стоящие за ней США. Иными словами, Кремль избавился от возможного шантажа и давления, не потеряв при этом своей выгоды. ■ Все эти события, конечно, лишь верхушка айсберга, подводная часть которого, как всегда, тщательно скрыта от посторонних глаз — недаром на просторах интернета Путина прозвали Темнейшим. Но по траектории движения и, так сказать, бликам на поверхности можно сделать вывод об истинных итогах восточных переговоров и их грядущих последствиях. ■ Россия не может открыто вмешаться и остановить украинскую войну. Очередной парадокс Путина заключается в том, что это сделает за неё Европа. ■ Чтобы понять, как такое вообще стало возможным, надо выяснить, какие же кнопки управления Старым Светом имеются у финансовых воротил, чей менталитет определяет внешнюю политику США. То есть в чём заключаются пресловутые озабоченности Европы и чем ей может грозить поддержка российской позиции по Украине. ■ Одна из американских фишек при игре в других странах — финансировать оппозицию, для более эффективных манипуляций с действующей властью. Уровень американского шпионажа при попустительстве европейских лидеров позволил Госдепу приобрести контроль над левыми течениями, благо поводов для недовольства в Европе предостаточно. Это даёт Америке реальный шанс поставить под угрозу руководство в Брюсселе и в случае неповиновения разорвать саму связку Евросоюза. США, как известно, непревзойдённые специалисты по части организации столкновений между не хотящими низами и не могущими верхами. В результате экономика Европы, и без того переживающая не лучшие времена, окажется на грани краха, а некоторым странам и вовсе будет грозить дефолт. ■ Однако клин вышибается другим клином. И заставить ЕС пристать к российским берегам может только более серьёзная опасность, исходящая из—за атлантической лужи. Угроза заключена в стремлении Америки удержать долларовую гегемонию любой ценой. При острой необходимости сбыта долларовой массы процветающая стабильная Европа со своей валютой становится для США помехой на пути к глобальному финансовому контролю или, скорее, лакомым куском, который надо съесть. ■ А еврозона — ненужным конкурентом, подлежащим уничтожению. Выжав из ЕС всё, что можно, в политическом и экономическом отношении, мировая мафия выбросит его на задворки процветающего капитала. В русле этой стратегии находятся и санкции, и принуждение к отказу от российских энергоносителей в обмен на американские сланцевые «дрова», и «референдумы о независимости» Шотландии, Каталонии, и раскачка оппозиции, и многое другое. ■ Последние британские и французские предупреждения о возможности выйти из Евросоюза говорят о том, что такая опасность странами ЕС начинает осознаваться. Конечно, европейские лидеры должны сначала дойти до нужной кондиции и оценить степень угрозы. Но вопреки мнению авторов известного фильма, основной инстинкт — это всё же инстинкт самосохранения. Поскольку руководители государств — обычные живые люди, к тому же отвечающие за жизни своего населения, они побегут туда, где не так страшно. Защиты ищут у того, кто сильнее, кто не поддаётся нажиму и обращает выпады противника ему во вред и себе на пользу — по принципам айкидо. Как всегда, спасение придёт с востока. Российский президент много раз доказывал, что он своих не бросает и прощает им совершённые ошибки. ■ При таком раскладе для Европы больше нет смысла идти на поводу у Америки, которая вот-вот сольёт её с потрохами, и поддерживать фашизм на Украине. ■ Тем более что Путин определённо заявил: Россия не позволит уничтожить Новороссию, и это не обсуждается. Так что в ближайшее время от Евросоюза стоит ожидать высказываний, осуждающих украинскую агрессию, и действий, вынуждающих киевскую хунту отвести войска и прекратить обстрелы. ■ Мы уже наблюдаем начало этого процесса в виде очередной — на этот раз, дай Бог, более удачной! — попытки перемирия в ДНР и ЛНР. Потому что, в конце концов, Америка от Украины далеко, а Европа близко. Тихий и безрезультатный визит Байдена в Киев тому подтверждение. Если Госдеп не поддерживает хунту ни оружием, ни деньгами, ей придётся прогнуться под европейцев и стоящего за ними Путина. Что ж, для начала и это неплохо. ■ Спрашивается, почему бы европейским лидерам не додуматься до этого раньше? Фатальная недооценка России и её президента завела Европу в тупик. По истории ей надо ставить единицу — уроки явно не выучены. На её деятельности негативно сказывается локальный, местечковый взгляд на любую проблему, хотя мир с каждым днём становится всё более взаимозависимым. Вот поэтому российские политики дают бесконечные интервью и пресс—конференции, разъясняя свою позицию тем, кто не хочет её слышать. Они вынуждены беседовать с оппонентами, не желающими вникать в суть дела, убеждать партнёров в очевидном и выслушивать от них невероятное. А решать украинский вопрос приходится в Австралии, на саммите «двадцатки», который, несмотря на всю его комфортность, был метко назван журналистами «клеткой со львами». И вести переговоры необходимо даже с преступными глупцами и продажными предателями. Потому что на карте стоят жизни людей. ■ И после этого пусть только кто—нибудь попробует сказать, что Путин сдал Новороссию. ■ Автор — Юлия Бражникова

Admin: ■ № 50 ■ 10—12—2014Кто украл поцелуи? Настала пора вспоминать навыки штопки ■ Вячеслав Костиков. © АиФ □ ■ Параллельно гремевшему в течение последних 10 лет патриотическому маршу о «России, встающей с колен» выходит на авансцену грубая шукшинская проза. ■ На периферии общественной жизни ещё слышны отзвуки дискуссии о русском мире, о народе—богоносце, о соборности (хотя, по правде говоря, мало кто понимает, что это значит, в наш—то компьютерный век). Ещё кипят на экранах страсти вокруг Украины, Новороссии, санкций—антисанкций. Но… □ | Хмурое утро □ ■ На смену праздничному настрою приходит обыденное, будничное сознание. В ближайшее время людей будут интересовать не рейтинги партий, министров, не лихие инициативы депутатов и даже не место России в мировом строю. А то, сколько будут стоить новые ботинки, школьный завтрак, куда пропала гречка и хватит ли на масло и молоко после уплаты счетов за электричество и газ? ■ В России водворяется новая реальность. Известный экономист, бывший председатель Центрального банка РФ Сергей Дубинин называет это состояние «новой нормальностью». Похоже, что с этой «новой нормальностью» России придётся жить многие годы. С этим согласны почти все аналитики. Разноголосица слышится лишь по поводу временных оценок. Одни говорят — пять лет, другие — десять... ■ «Новая нормальность» — это едва различимые темпы роста в 1—1,5% в год, а то и меньше, это высокие риски капиталовложений, это слабый рубль, это атмосфера недоверия к власти: а что ещё отнимут, что запретят? Это продолжение, а может быть, и ужесточение санкций и, следовательно, невозможность для европейского (и не только европейского) бизнеса идти к нам с деньгами, технологиями, проектами. ■ В воздухе висит вопрос: откуда все эти напасти? Ведь было так хорошо! Мы улыбались Европе, Европа улыбалась нам. Даже самая неулыбчивая женщина Евросоюза г—жа А. Меркель с нежностью посматривала на Путина… Кто украл её поцелуи? ■ Самое простое сказать: «всё началось с Крыма», «всё связано с Украиной». Или ещё — что «это Обама завидует рейтингам Путина и мстит…». Но большинство аналитиков указывают на то, что кризисные явления, о которых сейчас заговорили так громко и хором (в том числе и высшие чиновники из окружения В. Путина и Д. Медведева), — все эти явления начались и до войны на Украине, и до Крыма с «зелёными человечками». □ | Что с гостинцами? □ ■ Оглядываясь назад, мы можем, конечно, вспомнить, что сигналы были, что звучали предупреждения. Но… в условиях нефтегазовой эйфории («Наш дом — «Газпром»!») и сопутствующего политического блаженства «вредным» прогнозам никто не верил, а трезвые голоса глохли (или глушились) на ближних подступах к Кремлю. Более того, некоторые из вполне лояльных «трезвенников» вынуждены были уехать за границу. ■ А что же народ? Народ, как водится в России, безмолвствовал. Благо с чиновничьего стола с севрюжиной и икрой и ему перепадало — и пивка, и селёдочки, и колбаски. А участившиеся праздники, парады и народные гулянья под телевизионную гармошку создавали атмосферу весёлого праздника с раздачей гостинцев. □ ■ Коллаж Андрея Дорофеева. © АиФ □ ■ Сегодня почти все социальные «гостинцы» пообкусала инфляция. Народ шарит в пустеющих карманах, в недоумении оглядывается по сторонам: а где же «партия и правительство», где шумливые народные заступники? Недоброжелатели ждут, что вот—вот поднимется шум, начнётся катавасия. Но шума нет. И в ближайшее время, похоже, не будет. Россияне не слишком шумливы. Нет настоящих буйных, как говорил В. Высоцкий. Многим памятны старые страхи. К тому же у народа есть глубинное (и, надо признать, справедливое) понимание, что в сравнении и с советскими, и с ельцинскими временами живётся лучше, сытнее. Скажем, на протесты медиков по поводу «губительных реформ» вопреки прогнозам вышло не так уже много людей. Но что будет завтра, когда пассажиры автобусов и электричек осознают, что 50—процентная девальвация рубля — это не абстрактная финансовая категория, а реальная дырка в кармане? Ответа не знает никто. ■ Пока беспокойство проявляют те сегменты рынка, которые связаны с «народной корзиной». Заметно пострадал, в частности, обувной рынок. Съёживается торговля ширпотребом. Продажи обуви, к примеру, уже упали на 15—30%. «Новую пару ботинок теперь будут покупать тогда, когда износят старую», — говорят специалисты по продажам. Реже будут менять и платья, костюмы, автомобили. Скуднее будет и народный стол. □ | Возвращение к реальности □ ■ Но сегодня забеспокоились не только те, для кого лишняя пара обуви становится роскошью, но и те, у кого «матрас безопасности» хранится не в России, а в западных банках. Уже доносятся жалобы, что в западных банках российским держателям счетов стали задавать неприличные вопросы: откуда взялся первый миллион, на чём разбогатели? Нашим ротшильдам эти вопросы очень не нравятся. В Москве-то их не принято задавать… ■ В течение последних десяти лет Россия жила в условиях, когда деньги лились как из рога изобилия. Это устраивало всех — и власть, и народ, и богатых, и бедных, и коммунистов, и социалистов, и либералов, и «гопников», и «болотников». И это создавало иллюзию большой гармонии, чуть ли не «любви взасос» народа и власти. Ну прямо как на известной фотографии целующихся Брежнева и Хонеккера. Власть так привыкла к этим поцелуям, что стала воспринимать их как форму «новых общественных отношений». Более того: возникло представление, что это навсегда. Но, как заметил в беседе с корреспондентом «АиФ» С. Дубинин, «рынок можно ввести в заблуждение (и даже надолго), но его нельзя обмануть». Сегодня рынок со свойственной ему жёсткостью возвращает Россию из страны чудес к «новой нормальности». □ ■ Вспоминаю, как в давние школьные годы, в классе третьем—четвёртом на уроках труда мальчишек и девчонок учили выпиливать лобзиком и штопать на лампочке носки. Недавно (будете смеяться) на спор с женой попробовал вспомнить уроки штопки. И ведь получилось! Как говорится, «мастерство не пропьёшь». Думаю, и у России получится… □ ■ Автор — Вячеслав Костиков

Admin: ■ 23—12—2014«Стратегия экономического и финансового уничтожения России» — дубль 2Уникальное по своей откровенности интервью одного из архитекторов стратегии «экономического и финансового уничтожения» Советского Союза в администрации президента Р. Рейгана раскрывает логику и средства действий Вашингтона против России сегодня. □ □ Вероника Крашенинникова, руководитель Центра международной журналистики и исследований МИА «Россия сегодня». © РИА Новости. Владимир Трефилов □ ■ Еще в мае этого года наш Центр начал анализировать экономические меры, которые Вашингтон может принять против России. Тогда мы опубликовали отрывки из эксклюзивного интервью с одним из архитекторов стратегии «экономического и финансового уничтожения» Советского Союза, разработанной в администрации президента Рональда Рейгана. Два дня спустя, 15 мая, мы провели заседание «Экспертной среды», посвященное вызовам энергетическим интересам России. Эксперты либерального толка тогда обвинили нас в «конспирологии», да и мейнстрим как—то не обратил на эту информацию внимания. ■ С тех пор большинство мер, которые мы тогда обсуждали, были реализованы. Цена на нефть принудительным образом снижена. Выставлены жесткие барьеры на пути строительства российских газопроводов в Европу — вплоть до вынужденного отказа от строительства «Южного потока». Наложены санкции на крупные российские компании. Введен запрет на экспорт технологий для энергетического сектора. Резко ограничен доступ российского бизнеса к западному финансированию. Отменены крупные сделки с западными компаниями. Путем экономического и спекулятивного давления, ценность рубля сокращена вдвое. ■ Принят и «Акт о поддержке свободы на Украине 2014», который законодательным образом закрепляет конфронтационную стратегию США по отношению к России на обозримое будущее. Этот закон и по духу, и по букве повторяет Директиву о решении по национальной безопасности № 66 «Экономические связи Восток—Запад и санкции, связанные с Польшей», принятую в ноябре 1982 года советом национальной безопасности США (National Security Decision Directive № 66 «East—West Economic Relations and Poland—Related Sanctions»). С начала 1981 года, напомню, администрация Рейгана начала тайное финансирование политических протестов в Польше через так называемый профсоюз «Солидарность»; к декабрю противостояние с властями Польши настолько обострилось, что генерал Войцех Ярузельский был вынужден ввести военное положение. В телефонном разговоре с руководством СССР 12 декабря 1981 года генерал Ярузельский говорил: «Всю ответственность за этот шаг я возлагаю на себя». Но Вашингтон, конечно же, возложил ответственность на Москву. И военное положение в Польше — спровоцированное из Вашингтона — стало предлогом для введения жестких экономических санкций против СССР. Нужно ли говорить, что события вокруг России в этом году развиваются аналогичным образом — лишь фигурантом в этот раз выступает Украина. ■ Итак, для понимания того, что происходит сегодня, вновь публикуем отрывки из редкостного по степени откровенности интервью с одним из разработчиков «стратегии экономического и финансового уничтожения СССР» Роджером Робинсоном (Roger Robinson). В 1982—1985 годы Р. Робинсон был старшим директором по международным экономическим вопросам в совете национальной безопасности в администрации президента Р. Рейгана. Это интервью мне довелось провести еще в начале 2011 года в Вашингтоне, в рамках производства телеканалом «Россия 1» документального фильма «СССР. Крушение», приуроченного к 20—летию распада СССР. Отрывки собраны из двух с половиной часов записи видеоматериала. Все права принадлежат ВГТРК. □ — Господин Робинсон, с чего начиналась идея широкомасштабной экономической операции против Советского Союза, и, главное, кто был «мотором» этой идеи? — В период президентства Рейгана Совет национальной безопасности был наделен полномочиями следить за аспектами внешней политики и безопасности в международной торговле, экономических, финансовых связей Соединенных Штатов, а также связей в области энергетики и технологий. Администрация пришла к мнению, что нам необходимо плотнее связать эти экономические вопросы с вопросами внешней политики и политики безопасности США. Это было тем более срочным делом, что стандартные коммерческие отношения в мире давали жизнеобеспечение, поддержку, потенциальным и фактическим противникам Соединенных Штатов. Идея заключалась в том, чтобы создать межведомственный процесс. Была сформирована специальная группа, которая называлась Старшая межведомственная группа по международной экономической политике, сокращенно SIG IEP (Senior Interdepartmental Group International Economic Policy). Эта группа отчитывалась перед советником по национальной безопасности, а последний передавал отчет президенту. Таким образом, круг обязанностей советника по национальной безопасности становился шире. Эту идею поддержал также министр финансов. Внешний мир, возможно, не понимал, что в совете национальной безопасности произошло объединение всех процессов — чтобы безопасность Соединенных Штатов была надлежащим образом обеспечена, когда мы даем экономическую поддержку или даже в наших обычных торговых связях — в области финансов, энергетики и других. Идея была именно такой. □ — А президент Рональд Рейган, каким было его отношение к этой идее? По большому счету, почему именно он стал инициатором, пользуясь терминологией тех лет, инициатором «нового крестового похода против коммунизма» и СССР? — Президент Рейган был одним из немногих людей, не принимавших существования Советского Союза как данности, как неотъемлемого члена международного сообщества. Но понятие «отбрасывания» СССР, ускорение процесса его распада, попытки положить конец этому режиму и поиск его более демократической альтернативы — в 1980—е годы это не было распространенной идеей. Он (президент Рейган — В.К.) считал, что экономика — важное уязвимое место Советского Союза. Он знал это инстинктивно, но не имел конкретного плана, который систематически использовал бы эти слабые места, определял бы источники финансирования деятельность СССР внутри страны и по всему миру, как Советы финансируют империю, простиравшуюся от Гаваны до Ханоя, как получают валютный доход в размере 32 миллиардов долларов, 66% которой происходят из экспорта нефти и газа, что создавало его высокую зависимость. Мы подошли к вопросу о притоке твердой валюты с той точки зрения, что примерно 80% своей выручки Советский Союз получал из 4—х источников: нефть и газ, которые вместе составляли примерно 66% этой суммы, а также вооружения и золото. Каждый из двух последних источников приносил около 5 миллиардов долларов, составляя остаток суммы. Именно в этот драматический момент мы приняли исходные решения о нанесении удара по поступлениям твердой валюты в Советский Союз и по его возможностям получать финансирование. Так что, я бы сказал, что в деле «перекрытия кислорода» «пациенту», который уже лежал в госпитале в экономическом и финансовом смысле, наиболее важными были два слабых места. Во—первых, советский природный газ был и остается основным источником денежных поступлений, учитывая крупнейшие в мире запасы. На тот момент критически важной задачей для СССР было наладить успешную работу Сибирского трубопровода, прежде чем заработает газовая альтернатива на Западе, такая, как огромное месторождение Тролл в Норвегии. Мы намеренно ускорили процесс на политическом уровне, чтобы обеспечить замену сибирскому газу, даже несмотря на более высокую цену — я называл это «платой за безопасность». А вторым важнейшим аспектом, помимо природного газа, была нефть. Не стоит удивляться тому, что тактика состояла в работе с нашими саудовскими друзьями с целью снизить цену на нефть и увеличить объемы ее выработки. Эта тактика во многом похожа на то, что они делают сегодня, чтобы возместить недостачи выработки на Ближнем Востоке и в Северной Африке из—за народных волнений, происходящих там. Саудовцы повели себя сговорчиво в плане повышения добычи. □ — Как Билл Кейси (директор ЦРУ — В.К.) смог убедить саудовцев снизить цены на нефть? И в чем, на ваш взгляд, заключался интерес саудитов в участии в данном проекте США? — Я бы сам хотел больше узнать об этом. В те времена мы работали с очень высокой скоростью, разделяли между собой рабочие обязанности и сразу же принимались за дело. В моем понимании, в то время директор Кейси имел очень хорошие отношения с Саудовской Аравией. Очевидно, что США представляли основу безопасности их королевства. И, я думаю, он смог их убедить, что это был решающий момент в истории взаимоотношений Востока и Запада, что советская система доходов в твердой валюте была ослаблена более, чем когда-либо ранее, и что доходы от экспорта нефти и газа. Я думаю, что существовала идея разделения бремени, разделения убытков, понимание, что мы должны стиснуть зубы и сделать этот шаг в наших общих интересах безопасности. Как ни странно, саудовцы оказались более гибкими, чем наши европейские союзники; возможно, они лучше понимали масштабы опасности для их региона и возможные последствия действий Советского Союза на Ближнем Востоке для королевства. Они были более озабочены вопросами безопасности — вплоть до паранойи по отношению к Москве, в отличие от наших европейских друзей. Я действительно думаю, что это был важный момент, и это был один из немногих случаев, когда мы так прямо давали указания. Я не могу сказать точно, было ли правительству Саудовской Аравии известно о тайном плане урезания доходов Москвы, но все же, я думаю, что было. Иначе альтернативой было бы просто помогать экономикам западных стран. И я также уверен, что у них было намерение сделать это вследствие их оборонных интересов в регионе и нашей готовности действовать решительно и принять на себя критику за такие вещи как продажа авиационных комплексов радиообнаружения и наведения (AWACS), что, как вам известно, рьяно осуждалось. Так что я думаю, что эпизод США—Саудовская Аравия или их отношения в период администрации Рейгана были одним из наименее известных, но крайне важных аспектов нашей общей стратегии в отношении Советского Союза. И мы стремились подчеркнуть их не только в финансовом и экономическом отношении, но и расширять их на такие страны, как Афганистан и другие нестабильные страны третьего мира. Я, конечно, очень высоко оцениваю ключевые вмешательства со стороны Саудовской Аравии, которая оказала ценную услугу в то время, когда мы не могли дать четкие объяснения миру, что именно мы делаем. Это была более широкая секретная стратегия, в которой они играли роль, которую, возможно, они даже полностью не осознавали. Сомневаюсь, что они это осознали, так как данная информация была засекречена. □ — Возможно ли такое сегодня? Ведь рынок энергоносителей существенно изменился и по качественным характеристикам, и по механизмам функционирования? — Сказать по правде, я думаю, что все те изменения на рынках природного газа в большой мере зависели от этого. Я имею в виду, что сегодня мы имеем спот-рынок природного газа, чего не существовало в принципе в то время. Советский Союз всегда работал с Западом по так называемым контрактам «бери—и—плати» — строишь трубопровод и инфраструктуру, берешь газ и платишь штрафы, если не соблюдаешь условия договора или не выбираешь количество. Сегодня, как я понимаю, ряд западноевропейских компаний платит штрафы, так как спот—цены на газ упали ниже уровня договоренностей «бери—и—плати». Как вы знаете, сланцевый газ весьма значительно изменил условия игры на рынке и на сегодняшний день полностью уничтожил экспорт российского газа в США. Так что «Газпром» действительно очень сильно нервничает по поводу данных событий, хотя во всеуслышание утверждает, что это не так. А Западная Европа осторожничает. Почему? Потому что уже были прецеденты, когда Россия, как и Советский Союз до нее, использовал газ в роли политического оружия, чтобы влиять на поведение Штатов, в особенности, и своих ближайших соседей. Иногда это выливается в договорные споры, такие как в ситуации с Украиной. И в результате это привело к репутации ненадежного поставщика. И теперь мы знаем, что Россия готова использовать природный газ в своем арсенале различных приемов против государств, при их провокациях или действиях, противоречащих интересам Москвы. И таким образом, Западная Европа, действительно осознала, что это реальность. И сегодня термин «политика трубопроводов» слышится по всему миру. □ — Все, о чем вы рассказываете, существовало только в виде наработок экспертных и консультационных групп или же было оформлено директивными документами, государственными актами США? — Директива о решениях по национальной безопасности номер 66 описывает экономические и финансовые аспекты стратегии по уничтожению Советского Союза. Директива о решениях по национальной безопасности номер 75 описывала общую стратегию в отношении Советского Союза. Я не помню ее точного названия, но оно звучало примерно так: «Политика США в отношении Советского Союза» (National Security Decision Directive 75 «U.S. Relations with the USSR» — В.К.). Она давала широкое видение вопроса. Документ включал меры по наращиванию военной мощи, основные цели по ограничению возможностей Советского Союза во всем мире, по ограничению их авантюризма, по наложению ограничений на их экономическую и финансовую систему, по изменению внешней политики США на более откровенную, более прямолинейную, а также общую картину интегрированной систематической стратегии Америки с целью отбросить и, в конечном итоге, привести Советский Союз и его империю к смерти — все это было описано в одном документе, экономический раздел которого мне выпала честь написать. В мае 1983 года в документе Международного энергетического агентства было закреплено намерение Европы избегать зависимости от поставок одного поставщика, естественно под этим одним поставщиком прямо подразумевался Советский Союз. Они очень сопротивлялись внесению в документ лимита в 30 процентов (на потребление советского газа — В.К.), как вы сами понимаете. Это было, конечно же, занесено в протокол саммита, и все понимали, что речь шла о 30 процентах, но с дипломатической точки зрения они не хотели упоминать Советский Союз и, конечно же, они не хотели численного обозначения этого потолка. Так что, я полагаю, это не было большим сюрпризом (для европейцев — В.К.), но мы четко хотели навязать нашу американскую позицию, и мы не собирались прогибаться в этом вопросе: тридцать процентов были реальной цифрой, и они должны были это понять. В документе также говорилось об ускорении разработки огромного газового месторождения в Норвегии, месторождения Тролл, и о том факте, что это потребует «надбавку за безопасность» в смысле цены и инвестиций для ускорения добычи. Но мы считали это совершенно необходимым, чтобы нейтрализовать чрезмерную зависимость Западной Европы от советского газа. А это, конечно же, ограничило бы возможности Советского Союза пускаться в авантюры по всему миру, расширять сферу своего влияния и интересов, иногда в агрессивной манере, как, например, в Афганистане. Нам нужно было сдержать авантюры СССР и лишить его денег. □ — В чем заключалась общая стратегия борьбы с Советским Союзом, в разработке которой вы принимали участие? — Общая экономическая и финансовая стратегия, разработанная для того чтобы ослабить — если не полностью свалить с ног СССР — состояла из нескольких компонентов. Первым из них было установление так называемого «потолка» — жестких ограничений на поставки Советского газа в Западную Европу, так чтобы Западная Европа зависела от советских поставок не больше, чем на 30%. Второй компонент был не менее важен. Он состоял в прекращении субсидирования и предоставления займов СССР и принуждению их к выплате процентов по кредитам. И мы честно пытались отговорить даже частные коммерческие учреждения от предоставления Советам взаймы, сообщая им о рисках для банков ввиду слабости потока твердой валюты Советов, что заставило банки нервничать при предоставлении кредитов СССР. Так что деньги, кредитование — вот что было вторым компонентом. Но мы также работали и над третьим компонентом, который заключался в убеждении Саудовской Аравии в том, что они должны увеличить выработку нефти для того, чтобы снизить ее цену. Сейчас мне видится множество преимуществ в снижении цены на нефть, но это одно, в частности, было направлено на ограничение доходов Советского Союза от продажи нефти. Счет шел на каждый доллар: каждый доллар снижения цены на 1 баррель нефти заставлял Москву терять от 500 миллионов до 1 миллиарда долларов на этом виде заработка. Я не участвовал в данных переговорах, так как они не входили в рамки моей компетенции, но я искренне считаю, что Билла Кейси можно назвать архитектором данного этапа. Таким образом, у нас имелось 4 элемента экономической и финансовой стратегии. Остальные элементы, которые должны были привести к падению СССР, были в других областях. Главная военная организация США, возглавляемая Кэпом Уайнбергером, министром обороны, всеми силами пыталась держаться на должном уровне; это влекло за собой огромные затраты на поддержание военной мощи США. И, конечно же, это помогло пробить огромную брешь в уже прилично раздутой советской экономике. Затем последовало размещение баллистических ракет «Першинг» и крылатых ракет в Европе, что было весьма провокационным шагом, однако ясно дало понять, что мы не собираемся сидеть, сложа руки, пока Советский Союз продолжает расширять свои владения в Афганистане и на других территориях… И существенным моментом стало то, что мы сумели уменьшить время полета наших ракет до 6 минут, что стало большой проблемой для Москвы. Затем настало время войны идей. Джин Киркпатрик и другие деятели из ООН, как и сам президент, говорили о Советском Союзе, как об империи зла, действительно, пытаясь рассказать правду о природе нашего противостояния. И это было попыткой распространить культуру свободы и силы личной инициативы и воли. Честно говоря, когда мы начали вставлять палки в колеса советской экономики и засыпать песок в ее мотор, управление этим сложнейшим комплексом вышло за пределы человеческих возможностей. □ — И вы еще упоминали про ограничение по технологиям, которые могли быть проданы Советскому Союзу… Четвертый компонент экономической стратегии. — Насколько я помню, ограничения по технологиям, которые было разрешено предоставлять Москве, устанавливались через Координационный комитет по многостороннему контролю за экспортом, известный в то время под кратким названием КОКОМ. Это был комитет НАТО, место, где рассматривали военную значимость технологий и оборудования, предназначенных для продажи Советскому Союзу, и оценивали, не вредит ли их передача СССР интересам безопасности Запада. И как мне помнится, порог был установлен на уровне IBM360, который в то время считался компьютером с незначительными возможностями. Как вы, может быть, знаете, французская разведка передала США (добытый ими) секретный перечень технологий, за которыми охотились КГБ, ГРУ и другие — список был толщиной в телефонный справочник. Прочитав этот том, мы осознали невероятные масштабы советской программы приобретения технологий, способность раскрыть по ним технологические секреты и использовать их в военных целях: для систем наведения ракет, ракетных комплексов, летательных аппаратов — весь спектр. Так что президент был уверен, что технологии были важнейшим компонентом экономической и финансовой стратегии, и я, конечно же, тоже так думал — технологии были одним из пунктов моего первого разговора с президентом, наряду с кредитами, природным газом и ценами на нефть. □ — Насколько другие члены кабинета и союзники разделяли мнение вашей группы, собравшейся вокруг президента Рейгана? — Да, наш подход был весьма смелый, и его считали контрпродуктивным и европейцы, и многие в администрации президента Рейгана, и многие сотрудники Центрального разведывательного управления и других разведывательных служб Соединенных Штатов. Они чувствовали, что это была попытка коренным образом изменить, отбросить эту непобедимую сокрушительную силу в ландшафте мира – этого Джаггернаута под названием Советский Союз, который, все считали, будет существовать еще очень и очень долго, многие поколения. Насколько я мог представить, Советский Союз будет существовать вечно. И любые попытки уколоть медведя, преследовать его и искать уязвимые места, «перекрыть кислород» на трубке его жизнеобеспечения — что бы ни придумали США, все будет считаться провокацией, контрпродуктивными стараниями и приведет к отчуждению с союзниками в отношении транзитных договоров, что будет только выгодно Советскому Союзу. Мой образ мышления был образом мышления банкира… Приходилось сдерживать устрашающее количество оппозиции. Это был вопрос веры в стратегию, веры в то, что если бы мы смогли реализовывать ее хотя бы в течение короткого периода времени — года, двух лет, и институциализировать ориентацию на безопасность в экономических и финансовых отношениях Востока и Запада, то со временем мы могли бы спровоцировать крушение поезда — экономического поезда из неумолимого потока проблем, который мчится к банкротству и коллапсу. В более широком смысле, нам нужно было ускорить крушение этого поезда. □ — Как такой небольшой группе — очень энергичных, это правда, людей — удалось навязать политику всем несогласным внутри государства и в Европе? — «Сдерживание» ушло с повестки дня. Мы больше не собирались усмирять «советского медведя», который шагал по всему миру, бросая вызов интересам Америки во многих регионах вплоть до непосредственного юга от нас. Куба, конечно, и другие, чьи голоса становились все громче. Президент Рейган считал такую ситуацию неприемлемой на очень простом, элементарном, прямом уровне, таком, каким он часто казался при публичных выступлениях. Однако видение президента не получило заслуженной оценки, как и его мужественное решение открыто отстаивать свои ценности и принципы — его собственный кабинет, конгресс и восточный истэблишмент, который тогда в большой степени управлял Америкой, не просто выступали против него, а собирались яростно сопротивляться. Это была строго секретная операция. Некоторые люди знали некоторые ее аспекты. Однако полная картина данной операции была совершенно засекречена. В такой атмосфере мы и действовали — небольшая группа людей, которым выпала честь быть посвященными и участвовать в воплощении стратегии разрушения Советского Союза экономически и финансово. □ — Как же вам удалось склонить европейцев к своей политике? — В Европе они были не просто расстроены — они рвали и метали, вот как они были недовольны тем, что нужно было пойти на риск разрушения десятилетий усилий, затраченных на разработку стратегий, маневрирование, управление взаимоотношениями с Советским Союзом так, чтоб избежать пессимистичных сценариев. Они сопротивлялись тому, чтобы американский президент навязывал им убеждение в том, что рост поставок советского газа в Европу каким-то образом может увеличить их зависимость и отсечь доступ к более безопасным западным альтернативам. Они искренне не считали это проблемой. Президент Рейган чувствовал, что необходимо брать ситуацию под свой контроль. Он считал, что если не мы, то кто? Если не сейчас, то когда? Президент явно видел, что мы выдыхаемся, и что Москва занимала лидирующее положение, ловко оборачивая разногласия между США и Европой в свою пользу. Это было почти похоже на возврат к временам операции «Трест» Феликса Дзержинского и Ленина, когда американские промышленники посредством обмана были вовлечены в схему финансирования большевистской революции — хотя у американских и всех остальных «доноров» были совершенно иные намерения. Президент знал эту историю и чувствовал, что мы снова попали в похожие неприятности. И, я думаю, что именно тогда было принято решение, что это не будет выглядеть красиво, мы не будем держаться за картинку единства и решимости НАТО. У нас было слишком большое желание обезопасить себя с обеих сторон Атлантики, все должно было измениться и, в некоторых случаях, даже разрушиться, чтобы достичь определенных результатов. Сейчас мы понимаем, что этим результатом был развал Советского Союза. □ — Был ведь еще аппарат Североатлантического альянса. НАТО принимало какое—либо участие в создании экономического давления на СССР? — Мы обратили внимание на тот факт, что в НАТО существовал секретариат по экономическим вопросам, который не был загружен работой и о котором политические деятели по большей части забыли… Мы считали, что в НАТО необходимо было провести обсуждение, затрагивающее экономические и финансовые аспекты с точки зрения безопасности. Это было важным прецедентом, и представители НАТО сами захотели провести подобное обсуждение. На данных заседаниях мы пытались поддерживать интеллектуальную беседу и открытый диалог, если так можно выразиться, о том, каковы были наши идеи о недопустимой зависимости Западной Европы от поставок Советского газа, к примеру. Не столько об атаке на валютные доходы СССР, потому что в то время мы не хотели допустить утечки информации. Существовало слишком много… слишком много возможностей ее утечки в Москву. Так что это был секрет. Однако, мы могли говорить об отдельных аспектах стратегии. Так что, там снова противоречащие убеждения США и Европы вышли на поверхность… 1982 год был невероятно значимым в судьбе данной стратегии. Это был год, в который произошли наиболее резкие исторические изменения. Это был наш подход к резкому повышению роли секретариата НАТО по экономическим вопросам. Для того чтобы мы могли попытаться создать интеллектуальную, академическую, а также политическую основу для консенсуса по безопасности в этих вопросах. Затем обороты деятельности секретариата НАТО снизились… Совсем немного, но снизились. □ — Господин Робинсон, в свете противоречий между Украиной и Россией по поставкам газа (зимой 2010—2011 гг. — В.К.): если на Россию нужно будет оказать давление, как бы вы действовали в нынешней ситуации? — Если бы у нас возникла новая проблема с Россией, то я бы, скорее всего, вернулся бы к аспектам стратегии Рейгана, на этот раз используя спот—рынок природного газа, который в те времена не существовал. Помните, мы были вынуждены использовать газовое месторождение Тролл, так как у нас не было спот—рынка, который значительно упрощает процесс принятия решений. Я бы непременно захотел найти безопасные альтернативы поставок в Западную Европу, кого-то, кто сам по себе был бы заинтересован в трубопроводе Набукко, к примеру. Так что диверсификация поставок остается основной проблемой для Западной Европы, им все еще необходимо избежать зависимости от России в плане поставок природного газа, и это факт. Сейчас это стало проще с открытием сланцевого газа в США и с наличием спот—рынка газа. И я думаю, что осознание данных уязвимых точек значительно возросло, отчасти из-за той жесткой борьбы, через которую мы прошли в годы правления Рейгана, чтобы показать, как газ может быть использован в злонамеренных целях и для оказания давления. Так что, я думаю, что некоторые из уроков времен Рейгана все еще применимы в наше время. И оглядываясь на те события, я могу сказать: они были просто поразительными. □ — Таким образом, Советский Союз распался благодаря и вашим личным усилиям. Вы не вполне ожидали, что стратегия сработает настолько эффективно. Что вы ощутили, когда президент Горбачев объявил о прекращении существования СССР? — Это было ощущение восторга. Это было… Это было непередаваемое чувство радости. Я, действительно, считал, что мне придется жить в тени советской угрозы всю свою жизнь, и что моим детям и внукам придется жить так же, бесконечно. И я испытывал не меньшую радость за наших друзей из Центральной и Восточной Европы, от того, что триста миллионов людей могут перейти под свет свободы. Это было всепоглощающее чувство, и я все еще реагирую на это с огромной радостью, говоря об этом даже сегодня. Конечно же, с того момента мы испытали взлеты и падения, но на тот момент это был настоящий прорыв. Эта операция поначалу не была такой злоумышленной, какой она стала потом. Я думаю, что это произошло благодаря оптимизму, искренности, проницательности и настойчивости особенного человека — Рональда Уилсона Рейгана. И еще несколько человек, такие как Кларк, Миз, Кейси и Уайнбергер, которые были ядром группы, искренне верили в ценности, принципы и способности этого уникального человека. И это доказало мне, что небольшая группа единомышленников действительно может изменить мир — в случае развала СССР буквально. Это осознание с того момента всегда согревало мне душу, и дало мне надежду на будущее России, так как русский народ тоже хотел этого.

Admin: Михаил ДелягинВо многих немцах проснулась ненависть к России■ Умиляет, как многие в России, мысля категориями десятилетней давности, всё ещё считают «старую Европу» другом России. И рассуждают о том, что немецкий бизнес хочет извлекать из нас прибыль и потому ещё скажет своё веское слово, принудив политиков к нормализации отношений… □ □ ■ Наивные люди, судящие о Европе по агиткам 90—х! Они просто не знают, что американские послы (и даже чиновники рангом пониже) пинками открывают двери крупнейших капитанов европейского бизнеса, даже в Германии. И доходчиво объясняют: хотите сотрудничать с Россией — забудьте о прибыли от сотрудничества с Америкой и привлечении капиталов с глобальных рынков. ■ А бизнес и сам смекнул: зачем сотрудничать, когда можно просто взять всё, что понравится? Достаточно не мешать, а лучше помочь американцам свергать «прогнивший режим Путина». Как заявила министр обороны Германии, слабая и бедная Россия сможет выдерживать санкции лишь 2—3 года. Затем, надо полагать, будет как в 90—е, а то и как на Украине: внешнее управление. Не только американское, но и немецкое. ■ Изменилась и ситуация в политике. Забыта сама возможность дружбы. Даже пограничники и таможенники Германии смотрят волками, чего на памяти моего поколения не было никогда. ■ Всё просто: Германия ощутила себя хозяйкой Европы. ■ Да, не полновластной, а лишь в рамках «американского пути». Да, переложившей определение повестки дня на «старшего брата» — США, обеспечивающего защиту и комфорт, в том числе интеллектуальный. ■ Но это очень широкие рамки: Германия господствует сегодня в Европе не кнутом, но кошельком и, главное, американскими ценностями. «Свобода юбер аллес» в коллективном подсознании удачно заменила гитлеровское «Дойчланд юбер аллес». Но под «свободой» понимаются американские идеологемы и догмы, в том числе доведённые до абсурда. ■ Неслучайно в официальных биографиях самого перспективного немецкого политика, министра обороны Урсулы фон дер Ляйен нет слова «мать»: она «воспитывает семерых детей». Слова «мать» и «отец» как нестерпимо сексистские символы, противоречащие либеральному пониманию равенства, уходят из немецкого языка: официозное «родитель 1» и «родитель 2» — не шутка, а реальность. ■ Прошли времена, когда соревновавшиеся в лояльности США новые члены Евросоюза противостояли «старой Европе», жаждущей отстаивать свои интересы. Сегодня лидеры последней научились самовыражаться и искать национальный интерес в обслуживании нужд США и реализации американской политики. И в рамках этой политики в сегодняшней Европе немцы хотят стать одновременно полицейскими, судьями и инквизиторами. Помните, что министр иностранных дел Германии, умнейший и опытнейший Штайнмайер, вместе с коллегами из Франции и Польши лично и непосредственно обеспечивал проведение нацистского государственного переворота в Киеве. Он, умный и опытный профессионал, не мог не понимать, что он делает. Но интересы Германии на Украине, похоже, не изменились с 1941 года, и немец просто не мог упустить шанс. ■ Потому попытки покритиковать Америку и выступить даже в осторожную поддержку России вызывают там вал обвинений в антиамериканизме, антигерманизме и антисемитизме, причём эти термины используются едва ли не как синонимы. А заподозренный в «понимании Путина», как в эпоху маккартизма, должен быстро и энергично оправдываться, чтобы не стать отверженным. ■ Во многих немцах, в том числе и обычных обывателях, проснулась давно таившаяся ненависть к России. Они действительно готовы грызться за Украину, которая должна находиться с Западом в качестве буфера, прикрытия против страшного азиатского колосса. Они готовы жертвовать своим благосостоянием, чтобы Украина никогда больше не имела ничего общего с Россией. ■ Европа нашла наконец универсальный ответ на все жизненные вопросы: правда, в отличие от времён Гитлера, во всём виноваты не евреи. Во всём виновата Россия — другой повестки дня больше нет. Жизнь ухудшается из—за глобального кризиса, растут напряжённость и неопределённость. И слабая Россия с раздражающим, но очевидно безопасным для Европы Путиным становится идеальной урной для плевков. А сам Путин — столь же идеальным объектом ненависти, образом врага и в конечном итоге — мальчиком для битья. ■ Изменить отношение к нам как к «недочеловекам» и «недогосударству» можно лишь жёсткой и внятной демонстрацией своей политической полноценности. ■ Запрет на ввоз европейских вин и легковых автомобилей (при активизации их сборки), приостановление членства в ВТО до полной отмены санкций в сочетании с запретом на въезд в Россию участникам двусторонних контактов, деятельность которых напоминает саботаж больше, чем сотрудничество (начиная, например, с руководителя Германского энергетического агентства DENA Колера), — уже необходимые шаги. Без них Европа просто не поймёт, что в России ей есть с кем разговаривать, и будет продолжать пытаться нас топтать. ■ К сожалению, делать эти шаги в либеральном правительстве Медведева некому.

Admin: ■ Геополитика2014—2015: итоги и перспективыБудущее нашей страны неразрывно связано с ее соседями — как ближними, так и дальними ■ Главным итогом завершившегося 2014 года для России является значительное обострение ситуации на ее западных и южных рубежах и переход Вашингтона с Брюсселем в режим открытой конфронтации с Москвой. ■ Отказ Украины от внеблокового статуса продемонстрировал, какую задачу ставили перед собой организаторы майдана, протолкнув к власти в Киеве контролируемые ими группы местной элиты. □ Шаги на восток □ ■ Гражданская война на юго—востоке Украины — «война по доверенности» США против РФ — сформировала очаг напряженности на границах России. ■ Поток беженцев и временно перемещенных лиц, на пике угрожавший превысить миллион человек, осложнил ситуацию в приграничных областях страны. Нарастает угроза диверсионно—террористических вылазок украинских радикалов, имеющих опыт участия в боевых действиях против России в обеих чеченских и августовской войне с Грузией. ■ В то же время воссоединение с Россией Крыма и его интеграция в состав страны, переломив позднесоветскую и постсоветскую тенденцию одностороннего отказа Москвы от своих национальных интересов, ликвидировали угрозу вытеснения российского ВМФ из Черного моря, равно как и России из Причерноморья. Опасность превращения Севастополя и других крымских портов в базы НАТО ликвидирована. Последствия этого для будущего Североатлантического альянса, в том числе за счет переоценки его союзниками и рядом членов (в первую очередь Турцией) своих отношений с Вашингтоном, чрезвычайно значительны. □ □ ■ Попытки компенсировать геополитическое поражение США в Крыму введением санкций, антироссийской пропагандой и превращением Украины в страну, управляемую из Вашингтона, означают открытое возвращение западного сообщества к холодной войне. Это ставит под вопрос само будущее отношений Евросоюза и России, завершив дискуссии о возможности интеграции нашей страны в Европу. С другой стороны, именно эта ситуация дала старт оформлению стратегического альянса РФ с КНР в сфере поставок энергоносителей и создала возможность формирования военно—политического альянса Москвы и Пекина. ■ То же самое относится к отношениям России и Турции. Несмотря на диаметрально противоположные позиции по сирийской гражданской войне и роль Турции в транзите в Сирию боевиков—джихадистов со всего мира, включая постсоветское пространство, Москва и Анкара избегают конфронтации, в том числе по поводу Крыма. Турция, член НАТО и страна, ассоциированная с ЕС, получила историческую для нее возможность закрепить за собой после остановки «Южного потока» транзит в Европу российских углеводородов на балканском направлении. Попытка Евросоюза торпедировать этот проект в пользу Украины стала для Брюсселя пирровой победой. ■ Последнее отнюдь не означает, что Турция и Китай при случае не воспользуются новой геополитической ситуацией для того, чтобы получить во взаимоотношениях с Россией односторонние выгоды. Однако они не будут делать это исходя из идеологических догм, исторических фобий и тем более в ущерб собственным экономическим интересам. Что выгодно отличает их от стран ЕС и США и оправдывает для России смену односторонней политики последней четверти века, направленной исключительно на укрепление связей с евро-атлантическим сообществом. □ Вразнос или в расход? □ ■ Политическая и гуманитарная поддержка Москвой неконтролируемых властями Киева регионов юго—востока Украины сорвала запланированный ее руководством блицкриг и заставила США втянуться в длительное противостояние с неясным исходом в попытке поддержать патронируемый ими коррумпированный олигархический режим в стране со значительным населением и рушащейся экономикой. Эксперты в этой связи вспоминают об американской политике периода, предшествовавшего началу вьетнамской войны. ■ Как следствие перспективы сохранения Украины на протяжении длительного периода в границах, существующих на момент написания настоящей статьи, спорны. В случае дальнейшего развития событий по наблюдаемому сценарию, включая криминализацию этой страны, создание частных армий и усиление независимости губернаторов при слабом центре, продолжение ее распада на составные части в краткосрочной перспективе весьма вероятно. При этом Россия к внутренним процессам, способствующим распаду Украины, вопреки утверждениям западных политиков и СМИ отношения не имеет и повлиять на них не может. ■ Альтернатива федерализации или мирному «разводу» украинских регионов — переход к гражданской войне на всей или большей части территории страны. 2015 год в этом плане может стать критическим. Экономика Украины коллапсирует, и поддерживать ее США и Евросоюз не намерены. Энергоснабжение страны за счет разработок на ее территории сланцевого газа оказалось фикцией: к концу 2014 года работы по этому направлению, проводимые крупными американскими корпорациями, были свернуты в том числе из—за невозможности работы на территории государства, где отсутствует правовое поле. Россия поддерживать функционирование энергосистемы Украины за собственный счет, как это происходило на протяжении всего постсоветского периода, более не будет. ■ При этом консервация противостояния на украинском юго-востоке на существующем уровне возможна только в случае выполнения Киевом Минских договоренностей. Это же касается попыток организации правительством Украины или неконтролируемыми им силовыми группировками губернаторов и полевых командиров вооруженных провокаций, направленных против России. Эскалация конфликта Киева с ЛНР и ДНР чревата его распространением на всю территорию юга и востока страны с непредсказуемыми для нее результатами. ■ Состояние украинской армии не внушает аналитикам оптимизма: ее переподготовка и оснащение при поддержке НАТО в случае серьезного военного противостояния приведут только к утере предоставленной ей техники и вооружения в пользу противников — как это было в Грузии и происходит в настоящее время в Ираке и Афганистане. Превращение ВСУ в современную эффективную армию возможно лишь в условиях искоренения в руководстве страны коррупции и формирования эффективной системы государственного управления. Ни то ни другое не представляется реалистичным. ■ Планы введения всеобщей воинской повинности в условиях продолжения властями Киева гражданской войны при отсутствии реальных угроз со стороны атакуемых им регионов ослабляют позиции центральных властей в глазах населения. «Патриотический подъем», в основе которого лежит антироссийская пропаганда украинских СМИ, не означает готовности идти на войну: массовое уклонение от призыва может стать единственным его результатом. □ Опиум атакует □ ■ На южном направлении основную угрозу для России составляет дестабилизация после вывода американских войск из Афганистана с перспективой нарастания давления на страны Центральной Азии. Государственные институты Афганистана практически не работают. Страна остается одним из главных производителей и основным поставщиком опиатов в мире. Боестолкновения исламистов с местными территориальными силами самообороны и афганскими силовиками зимой 2014—2015 годов впервые не прерывались — вероятность того, что весной 2015—го начнется широкомасштабное наступление радикалов на Туркменистан, Киргизию, Таджикистан и Узбекистан, чрезвычайно высока. ■ Вопрос в том, в какой мере власти упомянутых стран смогут отразить исламистскую угрозу с учетом широкого распространения в них салафитского подполья, которое, если ослабление или опасность обрушения местных режимов станет реальностью, поддержат спонсоры «арабской весны» Саудовская Аравия и Катар, конкурирующие между собой за Центрально—Азиатский регион. Борьба за контроль над маршрутами газопроводов и водные ресурсы (верхнего течения Амударьи) может полностью дестабилизировать регион. ■ Существенно, что исламисты из движения Ф. Гюлена, которые до последнего времени, когда он вступил в открытое противостояние с действующим президентом Р.Т. Эрдоганом, считались инструментом турецкого влияния, заняли ключевые позиции в рядах «туркменских талибов», контролирующих афгано—туркменское пограничье с юга. Ограничения, наложенные на сеть образовательных учреждений Гюлена в Туркменистане (в августе 2014 года) и ряде других стран Центральной Азии, стали следствием того, что их выпускники, с точки зрения местных силовиков, составляют «пятую колонну», которая может поддержать атаку Исламского движения Узбекистана и других радикалов в случае начала вооруженного конфликта с ними. ■ Отношения местных лидеров сложные, координация их действий даже перед лицом внешней угрозы сомнительна. Их подозрения в отношении намерений России вернуться к временам СССР велики и подогреваются извне. Традиционный для Туркменистана изоляционизм, дистанцирование от ОДКБ Узбекистана, клановая криминализированность и высокий уровень влияния наркомафии в Таджикистане и Киргизии, а также свобода действий на территории последнего многочисленных радикальных группировок облегчают задачу исламистов и значительно повышают риск успеха «центральноазиатской весны». □ На границе с Индией или Пакистаном □ ■ В то же время речь идет именно о джихадистах из стран Центральной Азии: пуштуны, поддерживаемые Пакистаном, после ухода основного воинского контингента США будут бороться за установление контроля над Афганистаном. Группировки талибов имеют разные интересы, как продемонстрировал декабрьский теракт в Пешаваре, организованный ТТП. Он был воспринят руководством пакистанских ВС как прямой вызов, притом что группа Хаккани поддерживает прочные отношения с пакистанской межведомственной разведкой ISI, курирующей ситуацию в Афганистане в интересах Исламабада. ■ Эксперты отмечают, что популяризируемый СМИ тезис о возможности объединения сил «Аль—Каиды», руководство которой базируется в афгано—пакистанском пограничье, и Исламского государства, основные операции которого проводятся на территории Ирака и Сирии, с практической точки зрения не имеют шансов на реализацию. Конкуренция этих джихадистских структур отражает соперничество Саудовской Аравии и Катара. При этом Исламское государство на современном этапе получило перед «Аль—Каидой» значительное преимущество. ■ В результате летнего наступления объединение суннитских племен Ирака, баасистов и исламистов Исламского государства Ирака и Леванта, получившее название ИГ, взяло под контроль до 40 процентов территории Ирака и 30 процентов Сирии с населением более шести миллионов человек. ИГ контролирует среднее течение Тигра и Евфрата, многомиллиардные золотовалютные резервы и запасы нефти, экспорт которой дает этой группировке до трех миллионов долларов США в день. ■ Присоединение к ИГ исламистских структур по всему миру, в том числе в Магрибе и Сахеле, приток в Ирак и Сирию джихадистов из стран Запада, постсоветских республик и КНР превратили эту структуру в главную опасность для мирового сообщества. В странах, откуда прибыли «исламисты—интернационалисты», неизбежен подъем террористической активности после их возвращения. Последнее на рубеже 2014—2015 годов уже началось, но основные проблемы, в первую очередь в Европе, откуда происходит наибольшая часть примкнувших к ИГ боевиков, ожидаются после раскола его структуры из-за объективно разных интересов иракских суннитов и иностранных джихадистов. □ Киберджихад и европейские исламисты □ ■ Дополнительные проблемы в сфере безопасности для западного сообщества возникли из—за интенсификации киберджихада — пропаганды террористической активности через Интернет в виде индивидуальных силовых актов, как в Австралии, Канаде и Франции. События такого рода практически невозможно предупредить. При этом как «Аль—Каида», так и ИГ уделяют «интернет—университетам» джихада растущее внимание и опираются в этой работе на профессионалов. То же самое касается работы над получением ИГ оружия массового поражения: биологического и химического на базе лабораторий мосульского университета. ■ Среди источников финансирования джихадистской деятельности, помимо контрабанды нефти и захвата активов (светских суннитов, шиитов, христиан, йезидов и пр.), следует отметить масштабную торговлю археологическими артефактами, эксплуатацию местного населения, превращенного в крепостных, продажу рабов и получение выкупа за пленных европейцев и американцев, поставленные на поток. Захват западных заложников ведется не только на территории, контролируемой ИГ, но и в Магрибе, Сахеле и на Аравийском полуострове, в первую очередь в Йемене. ■ Характерно, что декларируя необходимость борьбы с ИГ, беспрецедентные успехи которого в Ираке стали прямым следствием вывода из этой страны американской армии, Вашингтон не столько воюет с исламистами так, как это необходимо для победы (которая без проведения масштабной сухопутной операции невозможна), сколько демонстрирует присутствие на поле боя в виде точечных авиаударов. Отказ президента Обамы от войны за границами США в тех масштабах, которые вела предшествующая администрация, стал одной из причин негласного сотрудничества Соединенных Штатов с Ираном и отказа от немедленного свержения режима Асада в Сирии. Декларации о необходимости этого не означают согласия с требованиями об интервенции Турции, Саудовской Аравии и Катара. □ Для США этот восток уже не ближний □ ■ С учетом значительного охлаждения отношений с Израилем, дистанцирования от США Пакистана и длительной паузы в военно—техническом сотрудничестве с Египтом на фоне поддержки Обамой «Братьев—мусульман», опекаемых Катаром, можно говорить, что с военно—политической точки зрения Соединенные Штаты на БСВ значительно ослабли. Это в большой мере вызвано политикой действующей администрации и лично президента Обамы. В условиях, когда переговоры «Шестерки» по ядерной проблеме Ирана зашли в тупик, Вашингтон готов негласно ослабить санкции, наложенные на ИРИ, с тем, чтобы на европейском рынке энергоносителей столкнуть Иран и Россию. ■ Можно предполагать, что в 2015 году поставки на мировой рынок иранской нефти будут расти. То же самое касается арабских нефтепроизводителей, а также Алжира и Катара в сфере газового экспорта. Сотрудничая с Россией в сфере поставок вооружений и военной техники, Тегеран и Алжир не пойдут на координацию экспорта углеводородов с Москвой или членами ОПЕК: в этом вопросе каждая страна будет руководствоваться собственными интересами. ■ При этом целый ряд государств БСВ, включая Израиль, не присоединился к западному блоку на Генеральной Ассамблее ООН при голосовании по резолюции, осуждавшей Россию из—за ситуации на Украине, а Турция и Иордания поддержали его формально, сохранив экономические и политические отношения с Россией или расширив их. Притом что ситуация в Сирии может быть охарактеризована как стабильная нестабильность, РФ в регионе скорее упрочила свои позиции по сравнению со странами НАТО при сохранении ими абсолютного доминирования в экономической сфере. □ Внутриисламская борьба □ ■ Существенным в 2015 году будет являться вопрос преемственности высшей власти в Алжире, Саудовской Аравии и Омане. Обострение противостояния шиитов и суннитов, патронируемых Ираном и Саудовской Аравией, проявилось в Ливане и Йемене, где Иран добился руками хоуситских племен полного контроля над столицей и наиболее важными районами страны. Сохраняется опасность шиитского восстания в Восточной провинции Саудовской Аравии и на Бахрейне. В этих условиях КСА и его союзники, ОАЭ и Бахрейн, вынуждены были пойти на временное примирение с Катаром в ССАГПЗ, обусловив снятие претензий к Дохе прекращением ею поддержки в АРЕ террористической деятельности. ■ В то же время египетская армия вынуждена проводить на Синае масштабные операции против исламистов, неся значительные потери. Теракты организуются исламистами АРЕ в крупнейших городах страны, включая столицу — Каир. В Ливии ведутся непрерывные бои подразделений, возглавляемых генералом Х. Хафтаром, поддерживаемым Алжиром, ОАЭ и Египтом, с исламистами, финансируемыми Катаром. Сохраняется жесткая конкуренция Саудовской Аравии, Катара и Турции в Африке и Центральной Азии. Катар и Саудовская Аравия с переменным успехом борются за влияние на руководство США и Евросоюза. ■ В Тунисе парламентские и президентские выборы закрепили возвращение к власти сил, оппозиционных исламистам «Ан—Нахды», монополизировавшей власть после свержения в результате «арабской весны» авторитарного светского режима. При этом Тунис — первая страна в регионе, где исламисты потеряли власть не в результате реализации силового сценария. В то же время ситуация в Магрибе и Сахеле в текущем году может быстро измениться: радикальные группировки, вооруженные современным оружием с разграбленных складов бывшей ливийской армии, наращивают ресурсы и пополняются свежими кадрами. ■ Операции, которые на территории Мали проводила Франция и армии стран Сахеля против исламистов, не привели к их разгрому или ослаблению. В перспективе это позволяет им в короткие сроки нанести значительный ущерб интересам Евросоюза, перекрыв поставки в Европу газа и нефти из Северной Африки, а также урана, являющегося основным сырьем для французских АЭС. В значительной мере именно зависимость от исламистов и неспособность справиться с ними военным путем спровоцировали решение Евросоюза об исключении палестинского ХАМАС из списка террористических группировок, которое лоббировал Катар, патронирующий эту структуру в настоящее время. ■ В 2015 году высока вероятность очередного военного конфликта с ХАМАС Израиля. На фоне стремительного распада отношений Иерусалима с ПНА из—за односторонних шагов палестинского руководства в ООН, нарушающих «соглашения Осло», можно говорить об окончательном завершении эпохи палестино—израильского «мирного процесса». Проект создания палестинского государства оказался неработоспособным. □ ■ Автор — Евгений Сатановский, президент Института Ближнего Востока □ ■ Опубликовано в выпуске № 1 (567) за 14 января 2015 года

Admin: ■ 15—01—2015Воронежский фармацевтический гигант ввел санкции против России■ Режим санкций против России заставляют соблюдать сотрудников одного из крупнейших воронежских предприятий — фармацевтического завода «Верофарм», 98,3% акций которого принадлежит американской компании Abbott. ■ Как сообщает издание Блокнот, о принуждении соблюдать санкции против России сообщили сами сотрудники предприятия, обратившиеся в общественную приемную депутата Государственной Думы фракции «Справедливая Россия» Олега Пахолкова. ■ В частности, как рассказали сотрудники предприятия, при заключении трудовых договоров под угрозой немедленного увольнения их заставляют подписывать расписку, один из пунктов которой «требует строго соблюдать руководство «по соблюдению режима санкций против российских и украинских лиц». ■ В частности, в документе говорится, что «в последние месяцы правительства США и государств—членов ЕС реагировали на действия российского правительства по дестабилизации ситуации на Украине путем введения все более строгих санкционных мер, включая «отраслевые» санкции, направленные против ряда физических лиц и организаций в сфере финансов, энергетики и оборонной промышленности России… Если вы ведете или планируете вести хозяйственную деятельность в России или на Украине и (или) с участием российских или украинских компаний или их зарубежных аффилированных лиц, то важно, чтобы вы действовали осмотрительно и принимали следующие меры усиленного контроля за соблюдением установленных требований». Приложение к руководству содержит список компаний, «являющих объектами отраслевых санкций (по состоянию на 03 октября 2014 года)». В него входит ряд крупнейших российских банков, в том числе с государственным участием (Россельхозбанк, Сбербанк), крупные госкомпании. ■ «Права двух тысяч сотрудников «Верофарма» жестко ущемлены. Фактически им указывают в каком банке можно иметь счет, а в каком нельзя. То что их собственность останется в России, это проблемы американцев — они же сами вводят санкции против нас. В данный момент готовлю депутатские запросы в Генеральную прокуратуру и Рострудинспекцию на предмет проверки законности действий компании Abbott», — прокомментировал ситуацию депутат Госдумы Олег Пахолков. ■ Воронежский химико-фармацевтический завод существует с 1934 года. В 1997 году региональные власти потеряли контроль над одним из крупнейших в стране фармпредприятий — завод был продан акционерам аптечной сети «36,6» и вошел в состав компании «Верофарм» (кроме воронежского, она объединила Белгородское предприятие по изготовлению готовых лекарственных форм и Покровский завод готовых лекарственных форм). В августе 2013 года основной владелец Московского кредитного банка (МКБ) Роман Авдеев через компанию «ГарденХиллс» приобрел 52% акций «Верофарма» у аптечной сети «36,6». Сумма сделки составила 5 млрд руб. Еще 2,8 млрд рублей было потрачено на выкуп акций у миноритариев, в результате доля «ГарденХиллс» в «Верофарме» увеличилась до 81,1%. ■ Как ранее сообщало ИА REGNUM, в начале 2014 года стало известно о намерении американской компании Abbott приобрести «Верофарм». □ □ □ □ ■ 02 сентября 2014 года, в разгар «санкционной войны», продажа российской фармацевтической компании американцам получила согласование Правительственной комиссии по контролю за осуществлением иностранных инвестиций. В частности, на брифинге по итогам заседания комиссии руководитель Федеральной антимонопольной службы России Игорь Артемьев заявил, что сделка по продаже ОАО «Верофарм» — «хороший пример того, что, несмотря на весьма непростую ситуацию в международных отношениях, инвесторы продолжают находить успешных российских предпринимателей, успешные компании, которые доказали делом свою эффективность, и приобретать их». ■ Сделка по продаже компании, в том числе воронежского предприятия, была закрыта в декабре. Сумма ее оценивается в 21 млрд рублей. ■ Остается отметить, что сделка по продаже крупнейшего российского фармпроизводителя прошла на фоне призывов правительственных чиновников «не допустить обвала лекарственного рынка». В частности, 6 января председатель правительства РФ Дмитрий Медведев дал поручение министру здравоохранения Веронике Скворцовой «принять все необходимые меры для недопущения дефицита лекарственных препаратов на фоне негативной экономической ситуации».

Admin: Россия готовится ввести Золотой рубль■ Возможность создания новой национальной валюты, которая будет использоваться в международных расчетах, получила широкое обсуждение депутатами государственной думы РФ. Новой резервной валютой России может стать золотой рубль. ■ Вопрос о замене рубля новой валютой с целью стабилизации торгов на международном рынке с государствами—участниками БРИКС, ЕАЭС и ШОС для предотвращения спекуляции с валютой. Эквивалент рублю создаст условия для стабильности российской экономики при обороте доллара и евро. □ □ ■ В настоящее время инициатива обсуждается парламентариями в устной форме. По мнению законодателей, в рамках послания Владимира Путина Федеральному собранию, введение новой валюты послужит главным условием борьбы со спекуляцией иностранными денежными знаками. ■ Сергей Батин, выступающий от лица комитета Совета Федерации по бюджету и финансовому рынку, пояснил, что создание подобного проекта требует значительных затрат. ■ Депутат Сергей Гаврилов заключил, что смена валюты повлечет наступление переходного периода, который завершиться благоприятно для экономики страны. В пример он привел переход на европейскую валюту. ■ Законотворцы заключили, что для создания новой валюты требуется принятие поправок в статью 75 Конституции и указ президента России. Эксперты также высказались за введение альтернативной резервной валюты, которая может быть использована при международных расчетах, например, юань. ■ Напомним, что с лета 2014 началось падение курса рубля. В послании Федеральному Собранию президент Владимир Путин дал указание немедленно решить вопрос с ослаблением национальной валюты из—за спекулятивных действий. ■ Введение в оборот Золотого рубля, практически неизбежно обрушит экономику США, ведь доллар на сегодняшний день является всего лишь резаной бумагой. При этом весь мир им пользуется только по причине того, что нет альтернативного варианта. Ну что же. Скоро он, видимо, появится.

Admin: ■ «Эксперт» № 4 (930)Долгая дорога на войнуБессчетное количество раз в минувшем году доводилось слышать: даже представить было невозможно, что 2014—й окажется таким бурным! Представить действительно было непросто, но означает ли это, что Крым и все, что за ним последовало, произошло вопреки логике, как об этом часто любят рассуждать критики? □ ■ По—видимому, дело все же не в нелогичности принятых политических решений и даже, возможно, не в принципиальной непредсказуемости подобных событий. А в том, что для того, чтобы ожидать событий наподобие февральского переворота в Киеве или стремительного присоединения Крыма, необходимо принимать в расчет события не одного года, а, скажем, пары десятков лет. В самом деле, если посмотреть на происходящее в декабре 2013—го — январе 2014 года, то никаких явных указаний на последовавший крутой поворот событий не просматривается: ну протесты, ну дипломатический кризис — мало ли. Однако если проанализировать ключевые события за последние лет пятнадцать, то произошедшее на Украине и вокруг нее в 2014 году выглядит пусть и не неизбежным, но вполне закономерным. □ □ ■ Обыденному сознанию трудно себе представить, что на принятие решений сегодня могут серьезно влиять слова, сказанные семь—восемь лет назад, но на деле получается именно так. Например, происходившее в первой половине 2013 года на Украине или в России имеет к дальнейшему отношение весьма отдаленное, а вот события ноября 2003 года в Молдавии — самое прямое. И в этом — ином, непривычном — временном масштабе разворачивается самая настоящая война. Украинский кризис и без того уже принято, и вполне справедливо, называть гибридной войной. Но точно так же вполне можно говорить и о «странной войне», которая идет в Европе пятнадцать лет. ■ Войне, которую практически невозможно локализовать в пространстве или времени. Войне, в которой между отдельными боями и сражениями могут проходить годы. Войне, в которой Россия долгие годы в основном отступала и лишь в 2014—м решила дать адекватный ответ. Собственно, тем, что Россия дала сдачи, и вызвано то, что украинский кризис приобрел некоторые знакомые черты обычной войны: пока противник и без того отступает, нет острой необходимости в реальных боевых действиях и в демонстрации подлинных намерений, не так ли? ■ Однако то, что Россия вдруг оказала сильное сопротивление, вовсе не означает, что ее быстренько оставят в покое. Скорее наоборот, прежде чем с Россией будут готовы считаться всерьез, нас постараются сломать, так сказать, подавить сопротивление в зародыше. И это понятное желание (особенно в сочетании с привычкой к российской уступчивости и с упадком западной стратегической культуры) вполне может привести к тому, что «странная война» не ограничится гибридной войной на Украине, но вполне может спровоцировать реальное военное столкновение. Причем не только на Украине, но и на других направлениях, например в той же Прибалтике. Невероятно? Да, если опять—таки брать в расчет лишь текущее состояние дел. Но если посмотреть ретроспективно на всю картину в целом, то сегодня мы находимся буквально на грани начала новой большой войны в Европе. И будет большой удачей, если ее удастся избежать. □ Стратегическая культура обмана □ ■ Ключевой фактор, определяющий высокую вероятность войны, — принципиальное несогласие Запада всерьез обсуждать российские интересы в сфере безопасности, маскируя это некими ценностями, которые ну никак не позволяют Западу эти интересы учитывать. Вот, например, в своем новогоднем обращении к нации канцлер Германии Ангела Меркель уделила место России, заявив: «Без сомнения, мы (ЕС. — «Эксперт») хотим безопасности в Европе вместе с Россией, а не защищаться от нее. Однако, без всяких сомнений, Европа не может и не станет принимать право сильного (России. — «Эксперт»), кто нарушает международное право». ■ Без особой натяжки эти слова Меркель можно назвать заочным ответом на тезис Владимира Путина, который тот высказал 18 декабря на своей большой пресс—конференции, отвечая на вопрос корреспондента BBC о том, готов ли он к «эффективному и конструктивному сотрудничеству» с Западом по урегулированию украинского кризиса, а именно на фразу: «Базы НАТО кто двигает к нам, военную инфраструктуру? Не мы. Нас кто—нибудь слушает, хоть какой—то диалог с нами по этому поводу ведут? Нет, вообще никакого. Всегда в ответ только одно: не ваше дело, каждая страна имеет право выбирать свой способ обеспечения безопасности. Да, хорошо. Но тогда и мы тоже будем это делать. Почему нам это запрещено?» ■ Пассаж Меркель по поводу того, что ЕС, мол, «без сомнения» хочет иметь общее с Россией европейское пространство безопасности — очередное свидетельство неготовности к серьезному разговору. Евросоюз—то «без сомнения» хочет, да вот беда, Россия «плохо себя ведет». При этом вся предыстория, свидетельствующая о неготовности Запада брать на себя реальные обязательства перед Россией в сфере безопасности (например, история вокруг нератификации адаптированного Договора об обычных вооруженных силах в Европе или развертывания ПРО США в Восточной Европе), полностью игнорируется. Если бы Меркель всерьез говорила о перспективах общеевропейской системы безопасности, прежде всего стоило бы ожидать фиксации существующих проблем. И тогда правильный ответ мог бы звучать, например, так: Германия как важный член НАТО постарается скорректировать политику альянса. При этом понятно (украинский кризис наглядно показал), что и влияние Германии в НАТО весьма ограничено, и нет у Евросоюза не подверженной контролю США оборонной политики (да и внешняя политика в целом самостоятельна весьма условно). А вот это меркелевское «без сомнения» однозначно указывает, что всерьез разговаривать не хотят либо не могут. ■ Это нежелание традиционно ловко маскируется под политику ценностей. Например, на новогодние праздники глава представительства Евросоюза в России Вигаудас Ушацкас в интервью телеканалу РБК проникновенным голосом убеждал российского зрителя, что конфликт вокруг Украины обусловлен столкновением различных стратегических культур России и Евросоюза. По его словам, Москва основывает свою позицию на сферах влияния, Брюссель же — на компромиссе (и надо, конечно, скорее вернуть российско—европейский диалог в прежнее русло). ■ Даже не знаешь уже, как к подобным высказываниям относиться. Вот, например, когда в ноябре 2003 года в ночь накануне подписания парафированного плана по федерализации Молдавии и, соответственно, урегулированию приднестровского конфликта (Меморандум Козака) западные дипломаты вынуждают тогдашнего президента Владимира Воронина от него отказаться — это европейская политика компромисса, основанная на ценностях. А когда президент Виктор Янукович всего лишь переносит (!) подписание соглашения об евроассоциации — это пример российской силовой политики, основанной на сферах влияния. И буквально тут же провоцирование и поддержка Западом государственного переворота на Украине — это политика компромиссов и общих ценностей. Можно было бы посмеяться, если бы не было так грустно. ■ Различие стратегических культур России и Европы, России и Запада в самом деле имеет место, только это различие между признанием приоритета интересов во внешней политике, с одной стороны, и продвижением этих интересов под прикрытием ценностей — с другой. Между циничным манипулированием и откровенным обсуждением по существу. Во многом именно то, что Запад в отношениях с Россией категорически отказывается прекратить мухлевать, придает нынешнему столкновению особую опасность. Поскольку стороны разговаривают на разных языках, столкновение оказывается в принципе не разрешимо иным путем, кроме силового. Причем, поскольку российское геополитическое отступление дошло до предела, это резко повышает ставки для обеих сторон: для одних — близость полного триумфа, для других — угроза окончательного исторического поражения. Тут до войны рукой подать. □ Перспективы войны на Украине □ ■ Не дает оснований для оптимизма и собственно ситуация на Украине. Минский формат переговоров забуксовал — не столько даже из—за проблем с прекращением огня, сколько из—за нежелания Киева вести переговоры с ДНР и ЛНР. Запад всячески старается перевести переговоры в формат Россия—Украина (при западном посредничестве), чтобы зафиксировать за Донбассом статус международного, но не внутриукраинского конфликта. И если даже сегодня от Москвы постоянно требуют «выполнять взятые на себя обязательства» (хотя никаких обязательств она на себя брать не могла, поскольку не является стороной конфликта), то понятно, что будет, если вдруг российская сторона сдуру согласится на подобное изменение формата. Тут со временем уже можно будет поднимать и вопрос о Крыме. ■ Поскольку переговоры зашли в тупик, новая фаза активных боевых действий практически неизбежна. Собственно, она уже начинает разворачиваться. Тому есть несколько объективных причин. Во—первых, находящийся в состоянии военной истерии киевский режим не может дать задний ход — нужна победа, иначе сыплется вся политическая система. Во—вторых, в нынешней обстановке Киев интересен Западу лишь до тех пор, пока есть хоть какая—то надежда додавить Москву. Иначе и без того призрачные надежды на западную помощь растают без следа. В—третьих, нарастающий кризис государственных финансов выводит на повестку дня вопрос о политической дезинтеграции страны: если вы не имеет единого экономического управления в стране, переход этих полномочий на уровень регионов — лишь вопрос времени. Сохранить контроль центра можно только за счет силового прессинга под предлогом войны и мобилизации. В—четвертых, резкое ускорение деградации экономики ведет к форсированной люмпенизации населения. Уже сам февральский переворот сделал очевидной проблему огромного числа радикализованного люмпенизированного населения (субпролетариата), сформировавшегося со времен «оранжевой революции» на Украине. За год после переворота число людей, выкинутых из нормальной жизни, значительно возросло, как и их готовность (а где—то и стремление) к насилию. Аппарата, чтобы удержать этих людей, у Киева нет, единственное, что можно сделать, — перемолоть их в боях. ■ Поскольку выбраться из этой западни киевский режим самостоятельно не способен, можно ожидать попыток пойти ва—банк. Тут нельзя исключать и различные масштабные провокации в стиле малайзийского «Боинга», а потому вероятность резкой эскалации конфликта и перерастание его в полноценную войну с Россией отбрасывать нельзя. Понятно, что в целом на Западе вряд ли мечтают о подобном развитии событий, но понятно и то, что действий наиболее оголтелых «друзей России» может оказаться вполне достаточно. При этом варианта «слить Донбасс» у России нет, поскольку это однозначно приведет к экспорту нестабильности с украинской территории в Россию — как в виде обычного бандитизма, так и в формате цветной революции. □ Арабская весна атакует □ ■ В том, что после капитуляции Новороссии Украина будет использована таким образом, нет никаких сомнений. Попытки сделать Украину плацдармом для преобразования России изнутри никогда особо и не скрывались. Это и различные концепции вроде «России—2» (Украина как более правильная, более европейская Россия, как образец для подражания), это и имеющее место в ходе нынешнего кризиса братание «русских националистов» с бандеровцами, это и концепция Збигнева Бжезинского об Украине как о факторе втягивания России в Большую Европу. Это, наконец, и позиция части российской либеральной общественности, которая, кажется, до сих пор готова утверждать, что Украина является более демократическим государством, чем Россия, и может служить ей примером, например, в сфере защиты прав человека и свободы СМИ. ■ В целом же украинские события, хочется того или нет, приходится рассматривать в контексте парада цветных революций последних лет. Конечно, события «арабской весны» могут выглядеть как нечто не имеющее прямого отношения к России. Ну разве что помимо высказываний несколько эксцентричного американского сенатора Джона Маккейна, который в конце 2011 года обратился к российскому премьер—министру Владимиру Путину с предупреждением о возможных волнениях в России, подобных тем, что происходили в арабских странах: «Дорогой Влад! «Арабская весна» приближается к твоим окрестностям… Диктаторы во всем мире должны начать нервничать». ■ К словам Маккейна можно было бы относиться с иронией, если бы не неоднократные в последние годы настойчивые попытки организовать цветные революции в Белоруссии, а также в Армении и Азербайджане, что уже грозит создать фактически непрерывную зону нестабильности от Ближнего Востока до границ России. (Про волнения в Москве в 2011—2012 годах и вовсе вспоминать не будем.) ■ Опять—таки, если бы дело было в одном Маккейне или Бжезинском, это хоть как—то можно было бы списать на личные пристрастия. Но как быть с тем, что подобные высказывания из уст западных политиков вылетают регулярно на протяжении полутора десятилетий и словами дело не ограничивается — это ведь уже не флуктуация? Как, например, быть с памятной речью вице—президента США Дика Чейни? В мае 2005 года на саммите балтийских и черноморских стран в Вильнюсе Чейни фактически поставил России ультиматум: или «вернуться к демократии», или «стать врагом». «Распространение демократии необратимо. Оно на пользу всем и не является угрозой никому. Система, которая дала надежду на берегах Балтийского моря, может принести надежду и на берега Черного моря и даже дальше. То, что применимо для Вильнюса, так же применимо и для Тбилиси, и для Киева. И это же применимо и в Минске, и в Москве. Возвращение к демократии будет гарантировать больше успеха и больше уважения со стороны соседних государств. Никто из нас не верит в то, что Россия обречена стать врагом», — заявил тогда Дик Чейни. Вице—президент страны, который известен многолетней любовью к организации государственных переворотов по всему миру, самая темная фигура в администрации Джорджа Буша—младшего, этот двигатель американской авантюры в Ираке приехал в Вильнюс и таким образом тонко пошутил? Но тогда послушаем госсекретаря США того времени Кондолизу Райс, которая прокомментировала вильнюсскую речь Чейни в том духе, что ее нельзя рассматривать как изменение американской политики в отношении России, «это скорее подтверждение нынешней американской политики». ■ Демократия — это, конечно, хорошо, никто спорит, но не имеет ли тут места та самая «политика на основе ценностей»? А проще говоря, что демократия (а также консенсус и компромисс) — это когда расширяется их сфера влияния, когда они имеют право менять власти других стран по своему усмотрению и в своих интересах. ■ Впрочем, чего задаваться лишними риторическими вопросами. Понятное дело, что Чейни (о котором американские же журналисты говорят, что он до сих пор не в тюрьме лишь потому, что его покрывает администрация Барака Обамы, про которого шутят, что Зло проникло в мир, встретило Чейни — и испугалось) приехал в Вильнюс с речью, потому что очень сильно озабочен правами человека в России… Куда интереснее признание Райс по поводу того, что американская политика в отношении России не изменилась, она такая и есть. (Насколько эта политика последовательна, см. схему «А был ли мир?»; причем понятно, что в эту схему не вошло еще много чего интересного.) □ ■ А был ли мир? Как нагнеталась напряженность в отношениях России и Запада □ ■ Конечно, то, что против России осуществляется ползучая агрессия, стало ясно задолго до Крыма. Так, о необходимости прекратить эту агрессию Владимир Путин предельно ясно заявил в лицо «целевой аудитории» в своей речи на конференции по безопасности в Мюнхене в начале 2007 года. Однако никаких выводов на Западе не сделали, вернее сделали, но только прямо противоположные: твердость намерений России отстаивать свои интересы проверили в Грузии в августе 2008 года. И в полном соответствии со стратегической культурой компромисса параллельно с боевыми действиями на Кавказе Буш—младший пытался уговорить Дмитрия Медведева, чтобы тот «не брал на себя груз прежних правлений». ■ Собственно, это предложение начать с начала стало коронным приемом американской политики на российском направлении. Каждому новому российскому президенту делалось предложение, суть которого в том, что отсутствие прогресса в отношениях между РФ и США не является чем—то принципиальным, но есть лишь следствие конкретных ошибок и недопонимания предыдущих руководителей. Ельцин после Горбачева, Путин после Ельцина, Медведев после Путина — каждый из них добросовестно пытался выстроить партнерские отношения с американцами, у каждого из них была своя «перезагрузка», но в итоге это каждый раз оборачивалось лишь тем, что, соглашаясь на раннем этапе «не замечать» предыдущие этапы ползучего наступления, Москва давала дипломатический и военно—политический люфт для его продолжения. Как только Россия перестала соглашаться на эту модель поведения (хотя бы просто в силу накопления опыта за счет долгого пребывания у власти нынешней команды), сразу возник беспрецедентный в новейшей истории отношений России и Запада военный, политический и экономический кризис. □ Шарли и Эбдо □ ■ Причем рассчитывать на скорое преодоление этого кризиса не приходится, поскольку Запад не только не хочет, но попросту не может реально на равных правах интегрировать Россию. Он сам переживает тяжелейший внутренний кризис идентичности, и в этих условиях даже думать об интеграции России никто не будет (о том, как воспользоваться ее ресурсами, — да, но не об интеграции). ■ Ярким свидетельством этого кризиса стали парижские теракты — реакция на них общества и политической системы. Реакция откровенно странная. Вся реальная проблематика ислама в Европе, интеграции мигрантов и уже сложившихся этно—религиозных меньшинств подменена полумифической угрозой свободе слова (акция «Я — Шарли»). В чем заключается ценность в общем—то совсем не остроумных (но для кого—то при этом оскорбительных) рисунков, когда в то же время два прославленных футбольных клуба, мадридский «Реал» и «Барселона», под давлением мусульманских общин снимают кресты со своих клубных эмблем? Да, это испанские, а не французские клубы, но, скажем, парижский клуб ПСЖ принадлежит королевской семье Катара, а «Барселона» снимает крест в угоду Qatar Foundation. Катар входит в тройку крупнейших акционеров нефтяной компании Total. В 2008 году, будучи президентом Франции, Николя Саркози освободил катарские госкомпании от уплаты налогов на прибыль от операций с французской недвижимостью (а после отставки пытался создать и возглавить крупный инвестфонд с участием Катара). Катар разработал программу инвестиций на 50 млн евро во французские пригороды, которые являются домом для сотен тысяч недовольных мусульманских иммигрантов. И при этом Катар — главный спонсор «арабской весны» и «Братьев—мусульман», главный лоббист войн против режимов Ливии и Сирии. И какой тогда смысл в карикатурах «Шарли Эбдо» и демонстраций под лозунгами «Я — Шарли»? ■ Система взаимоотношений Европы с исламом выглядит крайне странно. Во—первых, в самом ЕС уже сформировалась многомиллионная мусульманская община, которая фактически не интегрирована в обычное общество, значительная часть которой живет на социальные пособия или доходы от преступной деятельности. В ней функционирует разветвленное террористическое подполье, члены которого участвуют в войнах на Ближнем Востоке. Снять с пособия этих людей страны не могут: это приведет к политическим волнениям, всплеску преступности и падению совокупного спроса. Предложить этому новому «опасному классу» приемлемый вариант интеграции — тоже. Во—вторых, свергая светские арабские режимы, Запад не просто своими руками плодит на Востоке террористов, он является союзником главных спонсоров исламистских движений — Саудовской Аравии и Катара. В—третьих, истерично защищает свое право оскорблять мусульман, делая при этом вид, что в Европе процветает толерантность, пытаясь манифестациями «Я — Шарли» заглушить нарастающую исламофобию. ■ Так, недавний опрос Фонда Бертельсманна показал, что в Германии 57% немцев—немусульман чувствуют угрозу со стороны ислама (исследование было проведено до терактов в Париже). Помимо Германии фонд исследовал ситуацию в 12 других странах Евросоюза, выявив, что потенциальной угрозой ислам считают 60% испанцев и 50% швейцарцев. Фрустрация задавленного экономической стагнацией, налогами и толерантностью европейского среднего класса начинает выплескиваться на улицы. А с другой стороны — недавняя статья в Deutsche Welle, в которой автор утверждает: «Даже если бы сегодня начались серьезные дебаты о немецкой идентичности и ее предполагаемой потере, они бы ни к чему не привели. Гомогенное национальное государство — это фикция, в реальности же существует другая Германия — страна иммиграции. Это соответствует законам рыночной экономики и желанию тех, кого это непосредственно касается. И это правильно. Все остальное — лишь социальный романтизм, непозволительный в наше время ни для общества, ни для экономики. И уж тем более для немцев в самом сердце Европы». ■ И как можно с этим интегрироваться? Как с этой Европой может интегрироваться Россия? Как Евросоюзу можно продать идею о русских, которые готовы умирать ради того, чтобы оставаться русскими? ■ Несмотря на многократно объявленные похороны концепции конца истории, на деле Запад продолжает ее реализовывать: не страны и народы, но администрации и юрисдикции. Несмотря на многократно объявленные похороны однополярного мира, на деле Запад продолжает его строить: идею «финансового отключения», которую пытались (и пытаются) применить к России летом 2014 года, в несколько иной форме пытались отработать, например, на Аргентине — совершенно искусственно устроив ей технический дефолт, «не засчитав» сделанные аргентинцами платежи. ■ В этом идеологически и военно—политически жестко выстроенном мире целостной и самостоятельной России места нет. Но означает ли это, что невозможны ровные, взаимовыгодные отношения с Западом? Нет, они возможны. Просто стоит понимать, что они возможны только в формате четко институционализированных, юридически обязывающих отношений. Основной изъян российских попыток интеграции с Западом состоит в том, что происходила она преимущественно на уровне личных и групповых интересов и контактов. В западных институтах места для нас не было, но увлеченные частной интеграцией элиты легко соглашались на приставные стульчики — будь то в G7, которая так и не стала полноценной G8 (к обсуждению святая святых — финансовой политики — Россию так и не допустили), будь то в НАТО (за первую волну расширения альянса мы получили Основополагающий акт Россия—НАТО, за вторую — Совет Россия—НАТО). Истинная цена этих подарков четко проявилась во время югославского и грузинского кризисов (остановка сотрудничества с НАТО) и украинского (остановка сотрудничества с НАТО и фактическое изгнание из G8). ■ Иллюзия, что вместо институтов можно интегрироваться на связях, рухнула, сегодня это очевидно окончательно. Но поскольку реально в западных институтах места для нас нет (США готовы потерять монополию военно—политического контроля над Западом и передать России «второй ключ»? Возможно, но это будут какие—то другие США, а пока — без военно—политической интеграции — никакая реальная интеграция невозможна), то пора перестать играть в эту игру. Потому что иначе и другого рода институтов (двусторонних обязывающих договоров в сфере безопасности) мы не получим: кто будет заключать такие договоры с простаками, рассчитывающими похозяйничать в чужом монастыре? Только почувствовав нашу окончательную решимость идти своим путем, Запад будет готов начать разговаривать всерьез. И в конечном итоге только это позволит нам избежать по—настоящему большой войны — войны по неосторожности. □ ■ Автор — Павел Быков

Admin: ■ 22—01—2015Если вы с ними согласны, то вы абсолютно свободныЕсли европейцы не поставят заслон этой новой свободе слова, лет через 15—20 все молодое поколение европейцев будет убежденно в том, что и Освенцим, и Европу освобождал не кто иной, как дедушка Барака Обамы. □ ■ Заявление Яценюка о вторжении Советского Союза на Украину и в Германию в годы Второй мировой войны вызвало бурю законного негодования в России. Но его предсказуемо замолчали на Западе. Госдепартамент США с плохо скрытым цинизмом заявил, что ему ничего не известно об откровенном выпаде украинского премьера против союзника США по антигитлеровской коалиции. □ □ ■ В Берлине тоже пытались отмолчаться, но не смогли из—за поднявшегося шума, а потому решили обойтись заявлением, что, мол, любой в Германии, и в том числе Яценюк, может выражать свое собственное мнение. И называется это свободой слова. Ответ этот сколь банален, столь и неубедителен. Яценюк — официальное лицо, и он не просто выразил свое мнение. ■ Ведь что он, по сути дела, сказал? Главное в его выступлении: гитлеровская Германия, как и захваченная гитлеровцами Украина, стали в ходе войны жертвами советского вторжения. ■ Тем самым он фактически выразил поддержку Третьему рейху, обвинил ведущего участника антигитлеровской коалиции в агрессии, попытался опровергнуть международно признанный статус нашей страны как державы—победительницы, а не как державы—агрессора во Второй мировой войне и вообще всю историю постарался поставить с ног на голову. И в ответ мы услышали из Берлина лишь что—то невнятное про свободу слова. ■ Кстати, о свободе слова. Ссылками на нее нам уже проели плешь, но почему—то она всегда действует только в одну сторону. Свобода слова — это когда во всех и всевозможных грехах обвиняют Россию – от сбитого «Боинга» до обстрелянного под Волновахой автобуса. ■ Свобода слова — это когда вы издеваетесь над исламом, размещаете похабные карикатуры на мусульманского пророка, публикуете не менее похабные картинки про Иисуса Христа, измываетесь над Россией после терактов в московском метро и так далее в том же духе. На многое другое свобода слова почему—то не распространяется. □ □ Лет через 15—20 молодое поколение европейцев будет убеждено в том, что и Освенцим, и Европу освобождал дедушка Барака Обамы □ ■ Вы не прочитаете в ведущих западных газетах и не увидите на ведущих телеканалах правды о гибели людей в Доме профсоюзов в Одессе. Эта правда находится вне действия свободы слова. ■ Вы не прочитаете и не увидите там правды о регулярных и массовых обстрелах городов Донбасса и не увидите там фотографии убитых и обезображенных детей. Эта правда находится вне действия свободы слова. ■ Вы не увидите там видеокадров с захоронениями расстрелянных на востоке Украины. Эта правда находится вне действия свободы слова. ■ Вы не прочитаете и не увидите там ничего, что противоречит навязанной западным обществом версии, будто малайзийский «Боинг» был сбит ополченцами при поддержке России. На это свобода слова не распространяется. ■ Удивительным образом свобода слова распространяется на все то, что нужно Бараку Обаме, Ангеле Меркель и другим правителям западного мира. И если вы с ними согласны, то вы абсолютно свободны. ■ Вернемся, впрочем, к заявлению Яценюка. Хорошенько подумав, в Берлине все же решили пусть не прямо, но косвенно отмежеваться от его версии истории. Представитель МИД Германии Мартин Шефер заявил: ■ «Страшная захватническая война против Советского Союза, которую нацистская Германия вела во время Второй мировой, стала причиной невыразимых страданий несметного числа русских, украинцев и других граждан СССР. Позиция Германии по отношению к этому периоду ее истории предельно ясна, а позиция правительства ФРГ остается абсолютно неизменной». ■ Ну хоть так. И все же создается ощущение, что в 70—летнюю годовщину победы над фашизмом на Западе подумывают о том, чтобы начать утверждать новую свободу слова — на сей раз о Второй мировой войне. В рамках этой новой свободы нам дадут понять, что не Советский Союз, а только США и Англия на самом деле расправились с гитлеризмом. И что Советский Союз не освобождал европейские государства от германского нацизма, а вторгался на их территории. ■ И не удивлюсь, если освобождение Освенцима в конечном счете припишут кому угодно, но только не Красной армии. Ведь заявил как—то Обама, что Освенцим освобождал его дедушка. Говорят, ошибся, сказал по незнанию, поскольку Освенцим его дедушка мог освобождать лишь в том случае, если бы служил в советских войсках. ■ Но согласитесь, красноречивая оговорка. И сегодня, когда президента страны, действительно освободившей Освенцим, не пригласили на юбилей этого события в Польшу, уже можно предвидеть, какая новая битва развернется на наших глазах. Это будет массированная попытка лишить нашу страну права считаться освободительницей Европы от гитлеризма. ■ И если все европейцы, считающие иначе, не поставят заслон этой новой свободе слова, лет через 15—20 все молодое поколение европейцев будет убеждено в том, что и Освенцим, и Европу освобождал не кто иной, как дедушка Барака Обамы. □ ■ Автор — Алексей Пушков, председатель комитета Госдумы по международным делам, политолог, кандидат исторических наук, профессор и преподаватель МГИМО

Admin: ■ 22—01—2015Мы споткнулись на ровном местеЯ задавал руководителям ЦБ вопрос: почему ставка именно 17%, а не 15 или 20. Ответа не получил. Они убеждены, что, повышая ставку, обуздывают инфляцию и стабилизируют курс. Этому их научили кураторы из МВФ. □ ■ Смысл Вашингтонского консенсуса — примитивной доктрины макроэкономической политики, которую использует сегодня ЦБ, — сводится к нескольким догмам, которые заучиваются кандидатами на посты руководителей центральных банков и экономических ведомств попавших в зависимость стран как символ веры, сомневаться в которых считается дурным тоном и крайне опасно для карьерного роста. ■ Первая догма — отказ от валютного регулирования и контроля за трансграничным движением капитала, который объясняется не посвященным в наукообразную схоластику верой в добрых иностранных инвесторов, жизненно необходимых для развития экономики. ■ Вторая догма — отказ от государственной собственности, который объясняется верой в чудесные хозяйственные способности частного капитала, особенно иностранного. □ □ ■ Третья догма — отказ от эмиссии денег для развития производства, который объясняется неверием в способность государства разумно управлять деньгами. ■ Следование этим догмам обрекает страну на жесткую внешнюю зависимость, поскольку автоматически делает отечественный бизнес неконкурентоспособным по сравнению с иностранным. ■ Развитие экономики подчиняется интересам крупного иностранного капитала, связанного с эмиссионными центрами мировых валют. Имея неограниченный доступ к кредиту, он без труда поглощает приватизируемые активы и устанавливает контроль за национальной экономикой. От нашей экономики ему нужно главным образом сырье и потребители. ■ Поэтому она и стала сырьевой, а торговля превратилась в самую большую отрасль. Отсюда и внешняя зависимость от цен на нефть, иностранных кредитов и капиталов... ■ И падение цен на нефть — это лишь один из факторов нынешнего кризиса. Если из вас выпустить половину крови и заставить работать как ломовую лошадь, то не так важно, от какого недуга вы протянете ноги. Следование указанным догмам сделало нашу страну донором американоцентричной финансовой системы — из нас ежегодно вытекает до 150 млрд долларов. ■ Стоит иностранным игрокам уйти — и рынок тут же валится, падают инвестиции и нарушаются процессы воспроизводства во всем негосударственном секторе. Собственно, это и происходило во всех упомянутых вами кризисах. Но стоит ли винить ветер в том, что ослабевший от кровопускания больной валится с ног от первого порыва? ■ Что касается санкций, то из полутриллиона долларов внешней задолженности российских корпораций более 80% привлечено из стран НАТО. Введенные ими санкции нацелены на самое слабое у нас место — полностью открытый и крайне зависимый от иностранных спекулянтов финансовый рынок. ■ До конца этого года нашим корпорациям и банкам нужно вернуть свыше 100 млрд долларов в дополнение к полусотне миллиардов выплаченных в конце прошлого года. К этим потерям нужно добавить еще пару сотен, утекающих из страны в эти два года сквозь прорехи в валютном и налоговом законодательстве. ■ В целом отток капитала с момента введения санкций до конца этого года может составить до половины денежной базы. Если ЦБ не найдет способ замещения иссякающих внешних источников внутренним кредитом, то столь резкое сжатие денежной базы парализует экономику, как это было в 90—е годы. Собственно, это и происходит уже сейчас — вслед за сжатием денежной массы происходит падение деловой активности, снижение инвестиций и производства. ■ Все эти последствия можно предотвратить. Но для этого нужно отказаться от упомянутых выше догм. Наш ЦБ, подобно центральным банкам других стран, мог бы давно уже приступить к эмиссии длинных денег. Как в США — под долговые обязательства казначейства. Или как в послевоенной Европе — под обязательства корпораций. Или как в Китае — исходя из планов развития производства. Или как в Японии, Индии, Бразилии — с учетом обязательств институтов развития. ■ Можно создать комбинированную стратегию кредитования роста экономики. Но наш ЦБ эмитирует деньги исключительно для нужд спекулянтов: иностранных, покупая валюту, или российских, рефинансируя банки под залог ценных бумаг на несколько дней. ■ В отличие от других национальных банков, наш ЦБ эмитирует исключительно короткие деньги. И хотя в теории рефинансированием можно пользоваться бесконечно, на практике финансировать инвестиции в основной и даже в оборотный капитал за счет недельного рефинансирования ЦБ ни один банк не станет. Слишком рискованно с учетом непредсказуемой процентной политики ЦБ. ■ Я задавал руководителям ЦБ вопрос: почему ставка именно 17%, а не 15 или 20. Ответа не получил. Руководители ЦБ убеждены, что, повышая ставку, они обуздывают инфляцию и стабилизируют курс. Этому их научили кураторы из МВФ. У них есть теория, основанная на незамысловатых математических моделях рыночного равновесия. В них действуют виртуальные экономические агенты, занятые максимизацией текущей прибыли на финансовых спекуляциях. ■ Уверенность денежных властей в правильности проводимой политики имеет несколько причин. Во—первых, они ведут себя как настоящие сектанты — все обсуждения ведутся в кругу единоверцев. Чтобы создать впечатление тайного знания, они вовлекают в процессы подготовки и принятия решений только своих единомышленников и старательно избегают дискуссий с оппонентами. Их фанатичная вера в примитивные модели рыночного равновесия умиляет. Я сам по специальности экономист-математик и знаю им цену. ■ Объективно наша экономика работает сегодня не более чем на 2/3 потенциальной мощности. Расчеты специалистов в области экономического прогнозирования доказывают возможность прироста ВВП на 6—8% в год. Наш торговый баланс устойчиво и значительно положительный. Валютных резервов больше, чем рублей в обращении. У нас небольшой государственный долг и нет проблем с его обслуживанием, так как бюджет уже многие годы сводится с профицитом. ■ У нас нет объективных причин для кризиса и не было объективных предпосылок для обвала курса рубля. Прошедший год должен был стать переломным в решении задач новой индустриализации экономики и перевода ее на инновационный путь развития. ■ Меня умиляет наивная вера некоторых руководителей ЦБ в «правильных» спекулянтов, которые выполняют полезную работу по обеспечению рыночного равновесия. Ведь в реальности все наоборот – спекулянты наживаются на дестабилизации рынка, на создании неравновесных ситуаций. ■ И денежные власти всех стран это хорошо понимают, ведя со спекулянтами постоянную борьбу. Инструментами этой борьбы являются не только валютные интервенции, но и уголовный кодекс, который предусматривает суровое наказание за манипулирование рынком, использование инсайдерской информации, сооружение финансовых пирамид... ■ Безнаказанность делает эти преступления системными, в результате чего мы вместо финансового рынка имеем машину для финансовых махинаций. Ни за сооружение пирамиды ГКО, ни за присвоение беззалоговых кредитов некоторыми банкирами в 2008 году никто не ответил. ■ Конституционная обязанность ЦБ обеспечивать устойчивость рубля заменяется «таргетированием инфляции», которое объявляется единственной целью денежной политики, а ключевая ставка – единственным параметром управления. Под этим предлогом ЦБ заявляет о готовящемся переходе к плавающему курсу рубля, что воспринимается рынком как сигнал к его вероятному снижению. ■ И оно действительно начинается, как и в 2008 году, по известному рынку алгоритму. Для спекулянтов начинаются золотые дни — зная методику ЦБ, они без риска начинают игру против рубля. При этом ЦБ не предпринимает мер ни по прекращению кредитования этих операций, ни по пресечению нарастающей утечки капитала. Под давлением собственноручно спровоцированной спекулятивной атаки на рубль ЦБ досрочно отпускает его в свободное плавание. ■ Биржа, которую недавно приватизировали и передали в управление бывшим сотрудникам крупнейших иностранных банков, выступает акселератором спекулятивного давления, предоставляя возможность совершать операции с восьмикратным финансовым рычагом. ■ Отказавшись от общепринятых механизмов регулирования валютного рынка, руководство ЦБ панически хватается за оставшуюся в руках «соломинку» — процентную ставку, принимая судорожное решение о ее резком повышении. Кредитование экономики остановлено, ее рост прекратился. После этого биржевики наносят последний удар по рублю, выставляя страну на посмешище всему миру, и уходят с рынка. Дело сделано — Обама заявляет о достижении цели, ради которой вводились санкции. ■ Нужно применить меры, которые использовали правительство Примакова и ЦБ во главе с Геращенко. В ситуации трехкратного обрушения рубля они не стали повышать процентную ставку, но ограничили валютную позицию коммерческих банков, перекрыв кредитование спекуляций против рубля. Увеличение кредита позволило промышленности быстро подняться в ситуации резкого повышения ценовой конкурентоспособности отечественной продукции. За полгода прирост ее выпуска составил более 20%. ■ Благодаря росту предложения отечественных товаров и замораживанию тарифов на услуги естественных монополий удалось быстро подавить инфляцию. Сегодня наряду с этими мерами нужно провести срочное замещение внешних источников кредита внутренним рефинансированием со стороны ЦБ на аналогичных условиях. Но при этом нельзя допустить перетекания этих денег на валютный рынок, для чего нужен контроль за использованием этих денег. ■ Коммерческие банки, получающие кредитные ресурсы от ЦБ, должны отвечать за использование этих денег исключительно для кредитования оборотного капитала производственных предприятий и реальных инвестиций. Учитывая, что львиная доля рефинансирования приходится на банки, контролируемые государством, сделать это несложно. Также несложно прекратить сомнительные банковские операции, посредством которых выводится капитал. Или хотя бы обложить эти операции налогом. Тогда можно будет перейти к рефинансированию под низкий процент и на длительный срок. ■ Возможна будет и дифференциация ставок в зависимости от целевого назначения кредита, а также кредитование долгосрочных инвестиций в развитие инфраструктуры посредством рефинансирования институтов развития. И тогда мы сможем вывести экономику из кризисного состояния на траекторию быстрого роста за пару месяцев, используя эффект повышения ценовой конкурентоспособности отечественных товаров. ■ Вслед за повышением процентной ставки и сжатием денежной массы следует падение инвестиций и производства. С учетом объемов иностранного кредита и утечки капитала падение может быть весьма значительным. Параллельно американские рейтинговые агентства снизят наш рейтинг до уровня «мусорных бумаг», после чего произойдет обвал фондового рынка и иностранные кредиторы ускорят вывод своих денег. Последуют маржинколлы и банкротства многих заемщиков, что может парализовать банковскую систему. Цели по инфляции достигнуты не будут. ■ Через некоторое время иностранные спекулянты вернутся, чтобы скупить многократно подешевевшие активы. Через пару лет падение производства и инвестиций прекратится, но мы еще больше отстанем по уровню технического развития и благосостояния. ■ Есть еще вариант — кредиты стран НАТО заместят кредиты из Китая. Платой за это станет жесткая привязка нашей экономики к обслуживанию китайской. Или ЦБ все же напечатает деньги, их раздадут в «ручном режиме», как это было в 2009 году. ■ Но и последствия будут аналогичные — обогащение банкиров и падение производства, по которому хуже нас тогда была только Украина. Как, впрочем, и сейчас — все страны мира растут, встают на длинную волну роста нового технологического уклада, а мы вдруг споткнулись «на ровном месте». □ ■ Автор — Сергей Глазьев, экономист, советник президента РФ по вопросам евразийской интеграции

Admin: ■ ГеополитикаВыход из хаоса — часть IVДля отражения американской агрессии нужна национальная система экономической безопасности и управления развитием страны Для обеспечения расширенного воспроизводства российская экономика нуждается в существенном повышении мощности банковской системы. В отличие от стран — эмитентов резервных валют наши основные проблемы вызваны не избытком денежного предложения и связанных с ним финансовых пузырей. Российская экономика длительное время работала «на износ» вследствие острой нехватки кредитов и инвестиций. ■ В течение двух десятилетий денежные власти страны руководствуются не соответствующими реальности представлениями о линейной зависимости между ростом денежной массы и инфляцией, игнорируя как научные знания о динамике экономических процессов, так и мировой и отечественный практический опыт. ЦБ допускает наивные и крайне вредные по своим последствиям ошибки. В частности, исходит из неверной гипотезы об исчерпании традиционных источников экономического роста, в то время как наблюдаемая рецессия происходит на фоне 30—40-процентной недогрузки производственных мощностей, 15—процентной избыточной занятости в промышленности и сфере услуг, крайне неэффективного использования природно—ресурсного и человеческого потенциала. ■ Для реализации открывающихся возможностей подъема на волне роста нового технологического уклада требуется мощный инициирующий импульс обновления основного капитала. Однако необходимый для этого уровень инвестиционной и инновационной активности вдвое выше имеющегося в настоящее время у российской финансовой системы. □ □ ■ Из теории экономического развития и практики развитых стран следует необходимость комплексного подхода к формированию денежного предложения в увязке с целями экономического развития и с опорой на внутренние источники эмиссии. Важнейшим из них является механизм рефинансирования, замкнутый на кредитование несырьевого высокотехнологического сектора. Можно использовать хорошо известные и отработанные в практике развитых стран косвенные (рефинансирование под залог обязательств государства и платежеспособных предприятий) и прямые (софинансирование государственных программ, предоставление госгарантий, фондирование институтов развития) способы эмиссии. □ За свои деньги □ ■ Для формирования современной кредитно—финансовой системы, адекватной задачам подъема инвестиционной активности в целях модернизации и развития российской экономики, предлагается следующий комплекс мер. □ 1. Настройка денежно—кредитной системы на цели развития и расширение возможностей кредитования реального сектора. 1.1. Законодательное включение в перечень целей государственной денежно—кредитной политики и деятельности Банка России создание условий для экономического роста, увеличения инвестиций и занятости. 1.2. Переход на регулирование денежного предложения посредством установления ставки рефинансирования с проведением денежной эмиссии преимущественно для рефинансирования коммерческих банков под залог кредитных требований к производственным предприятиям, облигаций государства и институтов развития. При этом ставка рефинансирования не может превышать среднюю норму прибыли в инвестиционном комплексе за вычетом банковской маржи (2—3%), а сроки кредитов должны соответствовать типичной длительности научно-производственного цикла в обрабатывающей промышленности (до семи лет). Доступ к системе рефинансирования должен быть открыт для всех коммерческих банков на универсальных условиях, а также для банков развития на особых условиях, соответствующих профилю и целям их деятельности (в том числе с учетом ожидаемой окупаемости инвестиций в инфраструктуру — до 20—30 лет под 1—2%). 1.3. Кардинальное расширение ломбардного списка ЦБ, включение в него векселей и облигаций платежеспособных предприятий, работающих в приоритетных направлениях, институтов развития, гарантий федерального правительства, субъектов Федерации и муниципалитетов. 1.4. Во избежание стимулирования вывоза капитала и валютных спекуляций прием иностранных ценных бумаг и иностранных активов российских банков в качестве обеспечения ломбардных и иных кредитов ЦБ следует прекратить. 1.5. Существенное увеличение ресурсного потенциала институтов развития за счет их фондирования ЦБ под инвестиционные проекты, одобряемые правительством в соответствии с установленными приоритетными направлениями. Размещать такие кредиты институты развития должны на принципах целевого кредитования конкретных проектов, предусматривающих выделение денег исключительно под установленные ими расходы без перечисления денег на счет заемщика. 1.6. Запретить коммерческим банкам пересматривать условия кредитных соглашений в одностороннем порядке. 1.7. Изменить стандарты оценки стоимости залогов, используя средневзвешенные рыночные цены среднесрочного периода, и ограничить применение маржинальных требований. Предусмотреть отказ от маржинальных требований к заемщикам со стороны ЦБ и банков с госучастием. □ 2. Создание необходимых условий для увеличения мощности валютно—финансовой системы. 2.1. Постепенно перейти на использование рублей в международных расчетах по торговым сделкам государственных корпораций, провести последовательное замещение их инвалютных займов рублевыми кредитами государственных коммерческих банков с предоставлением соответствующего фондирования со стороны ЦБ. 2.2. Для обеспечения устойчивости обменного курса рубля расширить инструменты регулирования спроса и предложения иностранной валюты, предусмотрев возможность взимания экспортных пошлин в иностранной валюте с ее аккумулированием на валютных счетах правительства в случае избыточного предложения валюты и введения правила обязательной полной или частичной продажи валютной выручки экспортеров на внутреннем рынке в случае ее недостаточного предложения. 2.3. Фиксация котировок обменного курса в привязке к рублю, а не к доллару и евро, как это происходит в настоящее время. Установление заранее объявляемых границ колебаний курса рубля, поддерживаемых длительное время. При угрозе выхода за пределы границ коридора проведение единовременного изменения курса с установлением новых границ в целях избежания провоцирования лавинообразного бегства капитала и валютных спекуляций против рубля, а также обеспечения мгновенной стабилизации его курса. 2.4. Для предотвращения перетока эмитируемых для рефинансирования производственной деятельности и инвестиций денег на финансовый и валютный рынок необходимо обеспечить целевое использование таких кредитов посредством банковского надзора. Ввести ограничения на изменение валютной позиции коммерческих банков, прибегающих к рефинансированию ЦБ. Для ограничения финансовых спекуляций расширить систему регулирования финансового рычага, включив в нее небанковские компании. 2.5. Создание на базе Межгосбанка СНГ платежно—расчетной системы ЕврАзЭС со своими системами обмена информацией между банками, оценки кредитных рисков, котировки курсов обмена валют. □ 3. Стабилизация работы банковской системы. 3.1. Предоставление коммерческим банкам возможности немедленного получения стабилизационных кредитов на цели удовлетворения панических требований физических лиц в размере до 25 процентов объема депозитов граждан. 3.2. Возобновление беззалоговых кредитных аукционов ЦБ для кредитоспособных банков, испытывающих дефицит ликвидности. 3.3. Предпринять срочные меры по поддержанию текущей ликвидности банков: снижение отчислений в Фонд обязательных резервов, увеличение возможностей кредитования банков под залог «нерыночных активов», расширение разнообразия таких активов. При необходимости устанавливать понижающие коэффициенты при расчете величины активов, взвешенных с учетом рисков для предприятий, имеющих рейтинги российских рейтинговых агентств (РА). Обеспечить прозрачность и автоматизм механизмов оказания финансовой помощи. 3.4. Разработать методологию формирования и определить перечень стратегических предприятий, кредиты которым рефинансируются на льготных условиях. 3.5. Жестко пресекать попытки коммерческих банков провоцировать панику для переманивания клиентов, ввести уголовную ответственность за такие действия. 3.6. Отложить внедрение в России стандартов «Базеля—3» на два—три года — до восстановления объемов кредитования реального сектора на докризисном уровне первой половины 2008 года. Скорректировать эти стандарты с целью устранения искусственных ограничений инвестиционной деятельности. Расчет кредитного риска («Базель—2») вести на основе внутренних рейтингов, а не рейтингов международных агентств, несостоятельность и непрофессионализм которых проявились в финансовом кризисе 2007—2008 годов. ■ ЦБ при формировании денежной политики следует проводить оценку макроэкономических последствий эмиссии рублей по различным каналам: для рефинансирования коммерческих банков под обязательства производственных предприятий, под облигации государства и институтов развития, под замещение инвалютных кредитов, под приобретение иностранной валюты в валютный резерв, под внешний спрос на рубли для кредитования внешнеторгового оборота, капитальных операций и формирования рублевых резервов иностранных государств и банков. Методологическое обеспечение этой работы, включая построение имитационных экономико-математических моделей денежного обращения, могла бы взять на себя РАН в сотрудничестве с исследовательским подразделением ЦБ. □ Смена ценностей □ ■ В настоящее время объем валютных активов Российской Федерации, размещенных в юрисдикции стран НАТО, составляет более 1,2 триллиона долларов, в том числе краткосрочных — около 0,8 триллиона долларов. Их замораживание может быть частично компенсировано ответными мерами в отношении активов стран НАТО в России, объем которых составляет 1,1 триллиона долларов, в том числе долгосрочных — более 0,4 триллиона долларов. Эта угроза была бы нейтрализована, если бы денежные власти своевременно организовали вывод российских краткосрочных активов из США и ЕС, что изменило бы сальдо в их пользу. Однако несмотря на угрозы санкций, продолжается их наращивание: только во втором квартале этого года Минфин и ЦБ разместили в американских и европейских ценных бумагах более 12 миллиардов долларов. ■ Пока не поздно, необходимо распродать валютные активы, размещенные в обязательствах США, Великобритании, Франции, Германии и других стран, участвующих в санкциях против России. Их следует заместить инвестициями в золото и другие драгоценные металлы, в создание запасов высоколиквидных товарных ценностей, в том числе критического импорта, в ценные бумаги стран — членов ЕАЭС, ШОС, БРИКС, а также в капитал международных организаций с российским участием (включая Евразийский банк развития, Межгосбанк СНГ, МИБ, Банк развития БРИКС и др.), в расширение инфраструктуры поддержки российского экспорта. В числе элементов последней большое значение имеет создание международных биржевых площадок торговли отечественными сырьевыми товарами в российской юрисдикции и за рубли, а также создание международных сетей сбыта и обслуживания наших товаров с высокой добавленной стоимостью. ■ ЦБ затянул создание национальной платежной системы обслуживания банковских карточек, а также международной системы обмена межбанковской информацией, которые могли бы обезопасить страну от санкций со стороны находящихся в западной юрисдикции расчетно—платежных систем VISA, Mastercard, SWIFT, о чем говорилось более двух лет назад. Сейчас создание таких систем международного уровня необходимо поставить в повестку дня очередной встречи стран БРИКС в 2015 году. ■ Решаемая в настоящее время задача формирования собственной национальной платежной системы должна состыковываться с устоявшимися международными платежными системами. Это можно сделать в сотрудничестве с Китаем, что потребует заключения соответствующего рамочного соглашения. При встречных шагах других стран БРИКС возможно успешное продвижение на глобальном рынке новой международной платежной системы с карточкой, совместимой с национальными платежными системами участников (с общим населением более трех миллиардов человек). Россия может стать пионером выпуска такой карточки. ■ Необходима разработка международных стандартов определения рейтингов и деятельности РА для снижения системного искажения оценки рискованности котирующихся на рынке активов в пользу той или иной страны, а также обеспечение унифицированного международного регулирования в этой области. На уровне стран БРИКС определить соответствующие процедуры сертификации и лицензирования РА, оценки которых должны иметь международное признание. Можно использовать в этих целях формируемый Банк развития БРИКС. Аналогичный подход следует применить и к деятельности аудиторских компаний и юридических консультантов. ■ Важно обеспечить согласование правил действия национальных денежных властей при защите своих валютно—финансовых систем от спекулятивных атак и подавления связанной с ними турбулентности. Вопреки позиции США и МВФ целесообразно договориться о признании необходимости создания национальных систем защиты от глобальных рисков дестабилизации, включающих институт резервирования по валютным операциям движения капитала; налог на доходы от продажи активов нерезидентами, ставка которого зависит от срока владения активом; налог Тобина; предоставление странам возможности введения ограничений на трансграничное перемещение капитала по операциям, представляющим угрозу национальной безопасности. ■ Дело не только в экономических санкциях. Как показывают исследования, факторы дестабилизации глобальной финансовой системы продолжают действовать. При продолжающейся турбулентности мирового финансового рынка США планируют стабилизировать его за счет сброса своих внешних обязательств. ■ Риски, связанные с масштабной эмиссией мировых валют, делают необходимым тщательный мониторинг движения капиталов не только из страны, но и, что не менее важно, в страну. При этом не следует руководствоваться формальными принципами «любые инвестиции хороши» и «чем больше, тем лучше». В современных условиях, особенно при избытке глобальной ликвидности, которая ищет сферы для вложений и может носить дестабилизирующий характер, важно уделять внимание качеству капитала, срокам, характеру и направлениям его использования, условиям репатриации, обеспечивать соответствие указанных параметров экономическим приоритетам. ■ При денежной экспансии и мерах по удешевлению финансовых ресурсов, последовательно проводимых эмитентами мировых валют, необходимо выравнивание условий деятельности российских предприятий по сравнению с иностранными конкурентами. Для этого требуется уменьшать ставку рефинансирования, которая центральными банками многих ведущих стран устанавливается ниже инфляции на долгосрочный период с целью снижения рисков издержек заемщиков, и удлинять кредиты. В развитых экономиках при осуществлении эмиссии делается упор на формирование целевых длинных и сверхдлинных (в США, Японии и Китае — до 30—40 лет) ресурсов под обязательства государства, в том числе связанные с финансированием долгосрочных инвестиционных проектов, которые дополняются инструментами среднесрочного рефинансирования. ■ Проводимая ведущими членами ВТО денежно-кредитная политика увязывается с промышленными приоритетами (отраслевого, корпоративного, регионального характера), позволяя говорить о формировании инструментария денежно-промышленной политики (mondustrial policy). ■ При необходимости удвоения инвестиций для модернизации российской экономики ЦБ и правительству РФ необходимо увязывать монетарную политику с решением этих задач. Для недопущения негативного влияния зарубежных факторов важно обеспечить приоритетную роль внутренних источников монетизации, в том числе расширять долго- и среднесрочное рефинансирование коммерческих банков под обязательства производственных предприятий и уполномоченных органов госуправления. Целесообразно также провести последовательное замещение иностранных заимствований контролируемых государством банков и корпораций внутренними источниками кредита. ■ Необходимо наконец выполнить неоднократно дававшиеся президентом страны указания о деофшоризации российской экономики, создающей закритическую зависимость ее воспроизводственных контуров от англосаксонских правовых и финансовых институтов и влекущей систематические потери до 60 миллиардов долларов в год только на разнице в доходности занимаемого и размещаемого капитала. ■ Окончание следует. □ ■ Автор — Сергей Глазьев, академик РАН □ Опубликовано в выпуске № 3 (569) за 28 января 2015 года



полная версия страницы