Форум

Политика, экономика, общество, культура — расследования, мнения, комментарии. Часть 1

Admin: ■ Тематические и аналитически публикации, статьи, обзоры, эссе и комментарииПолитика, экономика, общество, культураРасследования, мнения, комментарииЧасть 1

Ответов - 300, стр: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 All

Admin: ■ 03 августа 2013 года | Станислав Кувалдин«Прадеды воевали»Станислав Кувалдин к годовщине начала Первой мировой войны 99—я годовщина начала Первой мировой войны — если уделять внимание телевизионным каналам — становится, вероятно, этапом подготовки к ее столетию — и тому, как официально решено отметить эту дату. По «России—24» и «Культуре» идут разнообразные исторические фильмы, посвященные роли Российской империи в войне. В некоторых из них война называется Великой. А иногда — забытой. Иногда подчеркивается важность почитания памяти тех, кто сражался в этой войне — чаще всего при этом говорится о забытых подвигах и героических поступках, которые совершали на ней солдаты и офицеры. Можно представить, что будет происходить через год. Тем более, что о важности чтить память о роли России в Первой мировой войне сказал президент. Так что память будет — с фанфарами или траурными маршами, с открытием памятников, с рассказом о подвигах русских солдат. ■ И здесь, пожалуй, стоит задать себе простой вопрос: а что такое память о Первой мировой войне для России. И вообще, что такое память о войнах? Первая мировая стала, пожалуй, самым заметным рубежом в истории XX века. В чем—то даже более важным, чем Вторая мировая. Некоторые считают, что именно вместе с нею начался XX век, а до этого продолжалась прекрасная эпоха «большого девятнадцатого» — того, который считают от Великой Французской революции. Так или иначе, вместе с началом войны и, тем более, после ее окончания в мире началось совсем другое время. Причем такое, что всем пережившим приходилось задумываться — а ради чего были принесены миллионные жертвы. ■ В России о Первой мировой действительно забыли — во многом потому, что она кончилась для России позором Брестского мира. ■ Уход миллионных масс русских солдат из окопов по домам в 1917 году — самое живое и самое народное выражения отношения к итогам войны, к высоте ставившихся в этой войне целей, и к тому, стоило ли совершать бесчисленные подвиги и проявлять героизм. ■ Впрочем, и у тех, кто не сделал выбор, подобный России, и все—таки довоевал, эта война оставила, скорее, ощущение безумия, где главное — не победа, а просто то, что все, наконец, закончилось и люди хотя бы ненадолго перестали убивать друг друга. И заключение Версальского мира и какие—то победные для некоторых стран итоги — вроде возвращения Эльзаса и Лотарингии и все официально проводимые впоследствии мероприятия по отданию памяти ветеранам и павшим все равно не отменяло важной мысли о том, что главный урок этой войны — все войны ужасны. Особенно это касается победителей. ■ У побежденных были несколько другие эмоции. Там, как известно, послевоенное унижение привело к появлению другого рода идей: о том, что жертвы оказались напрасны, поскольку возможную победу украли чуждые народу и почве силы. Впрочем, и здесь важным элементом пропаганды — это неоднократно можно встретить в выступлениях и рассуждениях Гитлера — была необходимость свалить на эти силы вину за развязывание войны. Сама война казалась настолько ужасной, что виноватыми в ней надо было сделать даже не непосредственных противников, а каких—нибудь тайных заговорщиков. Впоследствии, кстати, на пространстве оккупированной Европы немцы подчеркнуто уважительно относились к памятникам погибшим во время Первой мировой войны, также подразумевая, что та война и ее итоги — общая трагедия Европы. ■ Итоги Первой мировой войны — это появление понятия о «потерянном поколении», а в каком—то смысле и понятия «опыта поколения» вообще — поскольку до этого мир не делился так резко на «до» и «после». Эти переживания знакомы нам по литературе: по вышедшим почти одновременно «Прощай оружие» Хэммингуэя, «На западном фронте без перемен» Ремарка и «Смерти героя» Олдингтона. Впрочем, к ним можно прибавить и появившийся тогда же «Тихий Дон», который позволяет понять, что значит «потерянное поколение» в самом буквальном смысле этого слова. Так или иначе, несмотря на то, как разошлись пути России и Запада после 1917 года, рефлексии над опытом той большой войны спустя десятилетие после ее окончания были похожими. ■ Память о Первой мировой войне в России, если можно так выразиться, растворилась в исторической почве. Россия, возможно, наиболее наглядно усвоила тот же урок, который извлекла из нее Европа — случившееся было катастрофой. ■ Однако сейчас нам предлагается другое. По прихоти ли правителя, или исходя из более сложного расчета, нам предлагается вспомнить о том, как же отлично воевали в Первую мировую. О том, что Первая мировая для Россия — это сумма воинских достижений, понесенных и нанесенных потерь. В общем, нам предлагается помнить о том, что «прадеды воевали», примерно так же, как о «деды воевали» в Великую Отечественную — так, чтобы в идеале память можно было бы сформулировать в тексте нового стикера на заднем стекле автомобиля. ■ Пожалуй, наиболее абсурдным и позорным для России курьезом, связанным с таким замыслом, стали слова Владимира Чурова, который как руководитель Российского военно—исторического общества на заседании оргкомитета по подготовке к мероприятиям, посвященным предстоящему столетию Первой мировой войны, заявил, что никто не смеет отказать России в праве пройти в параде стран—победительниц в войне . Представителю Франции пришлось тогда смущенно объяснять, что представитель России чего—то не понимает, что нет, и не может быть никакого парада победителей, что отмечается годовщина общей трагедии. ■ Собственно, этот эпизод наиболее ярко показывает, какое отношение имеет нынешнее Российское государство и победившая в ней идеология к прежней истории России, и насколько оно связано с современным миром и его осознанием собственной истории. Здесь нет речи ни о какой традиции — это просто отчаянная попытка найти в прошлом нечто такое, что может блестеть и звенеть — каким бы неуместным не казался сейчас этот звон. Нет никаких потерянных поколений, нет трагедии, даже и катастрофы почти нет — есть лишь война, в которой Россия еще б чуть—чуть и победила — почти как в 1945—м. Собственно, и официальная риторика о «Великой победе» столь же пуста и столь же не связана с попыткой думать о том, что же действительно происходило в 1941—45-м. — Просто последние живые ветераны и сохранение остатков действительной народной памяти еще создают иллюзию о подлинном уважении и переживании. Конструирование же спустя 100 лет новой и почти бравурной памяти о «Великой войне» — пожалуй, самая циничная пляска на костях Российской истории, которую может себе позволить государство.

Admin: ■ Законы и безопасность ■ Опубликовано 06—08—2013 ■ Татьяна ГусеваПрописка и регистрация. В чем смысл и различие этих понятий? ■ svand, Shutterstock.com Прописка, регистрация — эти понятия, без преувеличения, вошли в нашу плоть и кровь. Настолько, что большинством воспринимается как синоним права на жилье. ■ Удивляться тут, честно говоря, нечему. Очень может быть, что впереди нас ждет очередное великое открытие британских ученых, которые установят, что вековая традиция быть юридически привязанным к месту жительства у нас, россиян, заложена в генетическом коде. ■ Начало этой славной традиции заложено Петром Первым. Российское государство крайне нуждалось в контроле и удержании на местах крепостных, в пополнении армии рекрутами. Мы привычно связываем крепостное право с обездоленным и бесправным крестьянством. Однако даже дворяне в 17 веке — и те были крепостными. С 15—летнего возраста дворянин обязан был служить на военной службе. Либо на гражданской — если хил был и немощен. Правда, Петр Первый, как говорится, закрутил гайки, и в его царствование кабала стала просто невыносимой. В те времена благодаря прогрессивному царю—батюшке была заложена система в России, направленная на решение важнейших государственных задач. Это и сбор подушных податей, и получение образованных специалистов путем направления их за границу, защита страны от врагов, недопущение бунта со стороны обездоленных. Ну какая система в России на тот момент могла наиболее полно соответствовать решению государственных задач, как не паспортная? Она и стала мощным фундаментом строения государственной жизни на последующие века. ■ Так что дурная привычка государства решать свои задачи за счет личности, ее интересов и свободы — изобретение не сегодняшнего дня. И даже — не сталинского времени. Это — наше наследование того векового уклада жизни, который, с одной стороны, позволил выстоять государству и стать великим, а с другой — не позволял рассматривать личность как нечто, заслуживающее внимания. ■ В 1762 году Петр III за полгода своего царства успел раскрепостить дворян. Последние не возражали. Воспользовавшись даром свободы, они занялись тем, к чему лежала душа — кто—то остался служить, кто—то стал писать стихи или прожигать жизнь в кутежах, а то и вовсе уехал за границу. ■ Историческое значение года 1861—го общеизвестно. Текущий, 2011 год, отмечается как 150—летие отмены крепостного права. В общем, 150 лет свободы. С одной стороны — великое событие. С другой — следует понимать, что в истории не бывает периодов только черных и только белых. Поэтому общественное устройство России периода крепостничества не стоит представлять исключительно как восточную деспотию с ничем не сдерживаемой, полностью бесконтрольной властью. Подобно тому, как расхожее понятие «демократия» не исчерпывается представлением о реальной власти народа. Так, до прихода к власти Петра I, до конца XVII века, в России существовали земские соборы. Примечательно, что и в смутные времена власть понимала необходимость как—то ограничивать себя, принимала соответствующие законы. Простые люди, когда терпение заканчивалось, требовали от власти не только более сытой жизни, но и необходимости считаться с их правами. А где есть право, там есть свобода. Поэтому нельзя утверждать, что тяга к рабскому положению у россиян в крови. У россиян в крови все — и путы крепостничества, и многочисленные попытки их сбросить. Думаю, о последнем стоит помнить особо. Раб, сознающий, что оковы — это то, от чего необходимо избавиться, уже не раб. ■ На протяжении последующих столетий сложившаяся система учета и контроля за населением всячески шлифовалась и совершенствовалась. Увы, не в либеральную сторону. Справедливости ради отмечу, что был в нашей истории момент, когда население обрело полную свободу, обрело право решать — получать паспорт или нет, а также лишилось ограничений на свободу передвижения по таким критериям, как национальность, род занятий, имущественное положение. И такая свобода пришла, как не странно это звучит, со стороны большевиков, отменивших после революции паспортную систему, а также ограничения на передвижение населения. ■ Такое счастье длилось довольно длительный период — до 1932 года. Но тут вовремя обнаруженная большевиками угроза со стороны подлой контрреволюции и сплотившихся врагов народа вынудила их срочно ввести единую паспортную систему и прописку, что, собственно, и означало переход к репрессивной системе тотального учета населения. ■ Что было дальше, известно всем. На укрепление тоталитарного режима было направлено принятое в 1932 году ЦИК и СНК СССР постановление «Об установлении единой паспортной системы по Союзу ССР и обязательной прописки паспортов». Так был осуществлен переход к репрессивной системе учета и контроля населения — прописка. Ее содержание раскрывалось в паспортном режиме и регистрации. Это постановление стало толчком к переходу к командно—административным механизмам решения экономических проблем и руководства страной на многие десятилетия вперед. ■ События трех—четырехдесятилетней давности и вовсе ни для кого не тайна. Итак, прописка. Без нее на работу не примут. Если примут — руководитель будет нести ответственность в административном порядке. Нет прописки — нет права проживать там, где живешь. Есть в квартире прописка, значит, есть право на эту квартиру. В поликлинику без прописки — не сунешься. В общем, жить без прописки было недопустимо, она имела правоустанавливающее значение для любых действий гражданина. Была одной из самых святых обязанностей гражданина. ■ С того времени многое изменилось. Действующая Конституция РФ наделила своих граждан самыми широкими правами. И обязанностями, разумеется. Как же без них? ■ В частности, была отменена прописка. Изменена сущность регистрации по месту жительства. Законодатель официально признал, что связывать наличие либо отсутствие прав (любых) с регистрацией — неправомерно. Это — теоретически. На практике регистрация по месту жительства — одно из самых противоречивых не то прав, не то обязанностей. ■ Противоречивых, поскольку сразу даже и не скажешь, право это или обязанность — абсолютная необходимость регистрации по месту жительства (временного проживания) всех — граждан и неграждан, мужчин и женщин, новорожденных и долгожителей, дееспособных и не очень. А решение этого вопроса принципиально. До сих пор слишком уж во многом зависит получение наиважнейших жизненных благ от ее наличия или отсутствия. ■ Если это право, осуществляться оно может исключительно по желанию: хочу — регистрируюсь, не хочу — и не буду. Так вот, если регистрация по месту жительства — это право, то почему имеет место быть ст. 19.15 КоАП РФ, установившая ответственность за проживание без регистрации по месту пребывания или по месту жительства, равно как и за допущение проживания в занимаемом гражданином или в принадлежащем ему помещении лиц, не имеющих регистрации? ■ Значит, логично предположить, что это все же обязанность. Тогда как понять положения Конституции РФ и Закона РФ «О праве граждан на свободу передвижения, выбор места пребывания и жительства», в соответствии с которыми возможность реализации права не может ставиться в зависимость от наличия или отсутствия регистрации гражданина по месту жительства? То есть, по смыслу данной нормы, вы имеете право отдать ребенка в школу, обратиться в ту поликлинику, в которую вам удобнее, а не по месту проживания; имеете право голосовать, даже если у вас не оказалось регистрации; имеете право поступить на работу, и жить в квартире, несмотря на отсутствие регистрации по месту жительства. ■ А необходимость регистрации как рассматривалась чиновниками разных мастей как обязательное условие допуска к различным благам, так и рассматривается. Попробуйте записать ребенка в школу или обратиться в любую поликлинику не по месту регистрации. Там и понятия не имеют, что прописка уже около 20 лет отменена.Однако практика показывает, что институт учета граждан, несмотря ни на что, упрощается и становится демократичнее. ■ Так, принятые недавно изменения Правил регистрации граждан по месту жительства вроде бы действительно упростили условия и порядок регистрации, сделали ее уведомительной. Однако ответственность за проживание без регистрации осталась по—прежнему. К тому же, никаким правовым актом психологию человека в одночасье не изменишь. И мы долго еще будем связывать возможность осуществления своих прав с заветным штампиком в паспорте. ■ © Shkolazhizni.ru

Admin: ■ 14—08—2013Свободу слова каждое поколение ценит по—своему Звучит как анекдот. Депутаты, от каких партий неважно, принимают «яркие» законы, которые находят отклик в сердцах миллионов людей. Отклик этот приходится депутатам не по душе, поэтому они просят следователей принять меры. В интернете кто—то не прав. ■ Смешным это перестает быть ровно в тот момент, когда люди из «списка Мизулиной» предъявляют свои документы на входе в СК в Техническом переулке. Поднимаются на лифте, заходят в кабинет. Ничего, как выясняется, забавного. Вот младший следователь, а вот распечатка поста в Facebook. Поясните, пожалуйста, что вы имели в виду. ■ Репрессии все чаще входят в публичное пространство, ломая логику точечных запретов. Ведь смысл реакционной волны 2012—2013 гг. изначально заключался в том, чтобы отбросить протест туда, где он был до думских выборов, и не дать ему вновь занять эти рубежи. Но остановиться трудно. Система летит на всех парах, готовясь похоронить свои же ценности. ■ На эти допросы вызвали известных людей, чтобы остальным было неповадно. И это на первый взгляд сработало. По социальным сетям стремительно разлетелись призывы скорее стирать все оскорбительное. Заработала самоцензура. ■ Сохранявшийся последние 13 лет онлайн—заповедник свободы слова вообще переживает сейчас не лучшие времена: до него наконец добрались законодатели. Другое дело, что рунет и миллионы людей, выросших в нем, трудно переломить в одночасье. Средство сообщения и есть само сообщение (Тhe medium is the message), и сами по себе свободный доступ к информации и возможность говорить что угодно сформировали другое мировосприятие. ■ Очень маловероятно, что теперь оно будет разрушено. Для того чтобы свобода слова в России вновь стала условной — когда об одном говорить можно, о другом нельзя, а о третьем, только если подобрать правильные слова, — нужен такой масштаб репрессий, к которому действующая власть пока не готова. Правильнее сказать, что рунет сейчас ретируется, но не капитулирует. ■ Как и положено огромному горизонтальному сообществу, российский интернет обладает партизанским сознанием. Когда его атакуют, он будет идти в обход, перегруппировываться, хитрить, искать лазейку и все равно добьется своего. Пользователи со стажем вспомнят, как лет десять назад из спортивного интереса они обходили мат—фильтры и баны администраторов форумов. Те, кто помоложе, сравнят это с недавним валом переименований песен во «В контакте», позволивших скрыть их от правообладателей. Смекалка в сети всегда побеждает запреты. ■ Но сама госпожа Мизулина, как и Владимир Путин, этого не понимают. Семантический зазор: означающее (свобода слова в России) одно, а означаемых — два. Для тех, кто рос при Хрущеве и Брежневе, свобода слова всего лишь приятный бонус наряду с открытыми границами и колбасой в магазине. Именно что добавка: с ней хорошо, но и без нее прожить можно. Для младшего же поколения свобода слова, по меньшей мере в интернете, — базовый уровень, пресловутый плинтус, ниже которого опускаться нельзя, потому что нельзя. ■ Казус со «списком Мизулиной» еще больше высвечивает этот зазор стандартов, еще пару лет назад незаметный. Новая норма, где бонусом идут уже другие вещи — честные выборы и справедливый суд, — становится все более серьезным конкурентом путинской норме, которую «поколение детей» поглощать отказывается. И чем сильнее «детей» будут тянуть назад, тем быстрее их норма победит. ■ ■ Автор — Илья Клишин, шеф—редактор сайта телеканала «Дождь»

Admin: ■ 28—06—2013Что отказалась делать властьВажно не только то, что власть делает, а то, чего власть не делает из того, что должна была бы делать Если всмотреться в комплект резонансных законопроектов последнего времени, каждый раз возникает вопрос: а что, собственно, случилось? Чем эти легислатуры спровоцированы и насколько все эти опасения реальны? ■■ ■■ Важны не отдельные шлагбаумы и заборы, а сама атмосфера огораживания и психология огороженности. Фото: М. Стулов/Ведомости ■■ ■ Если с актами власти, всячески блокирующими возможности свободного выражения протеста, все понятно, то прочее в эпидемии запретительства порой кажется высосанным из пальца или близко к тому. ■ Что, этот приступ гомофобии вызван столь же взрывной экспансией гомосексуализма, телесной и моральной? Но тогда надо искать причины этой эпидемии и вменять ее в вину нынешнему режиму за создание такого рода объективных условий (известно, что нетрадиционные ориентации пропагандой не передаются, так же как косоглазие или леворукость). Хотя при ближайшем рассмотрении приходится признать, что мы видим эпидемию именно гомофобии, а вовсе не ЛГБТ, и чем дальше, тем больше. ■ То же с оскорблением чувств верующих. Дикая реакция на эпизод в ХХС объяснима политикой и прямой адресностью призыва избавить от… (хотя даже в этом случае оскорбленных поштучно собирали и их обиду накачивали). Однако где тогда и сейчас этот накат святотатственного оскорбляжа, против которого развернута вся эта кампания? Где эти поддержанные властью казачьи патрули, защищающие мораль и святыни? Ведь ясно же — их нет, поскольку защищать не от кого (только не рассказывайте, что это именно кампания чудесным образом превентивно сработала: до сих пор ни один закон и ни одна кампания не избавляли от бандитизма, коррупции и даже простого хулиганства). ■ Тот же вопрос: что, в стране действительно и именно сейчас наблюдается повальная ревизия роли СССР и антигитлеровской коалиции в победе над нацизмом? И это именно в наши дни все стало так серьезно, что за слова впору уже и сажать? ■ Наконец, что такого у нас именно здесь и сейчас произошло с матом, отчего потребовались законы с драконовскими санкциями? По бытовым наблюдениям, мата стало ни больше, ни меньше, а в некоторых средах так и заметно меньше. И где, как и в прочих таких случаях, массовое правоприменение, хотя, например, главный герой центрового прокурорского сериала слово «блин» (известный эвфемизм) произносит ровно через фразу? ■ Объяснений этой эпидемии запретительства несколько. Первое из них — и уже озвученное — это нагнетание запретности как таковой. Важны не отдельные шлагбаумы и заборы, а сама атмосфера огораживания. И психология огороженности. Чтобы давить протест в зародыше, мало политической фортификации по направлениям главного удара — необходимы красные флажки везде, где надо и не надо. Чтобы отбить у человека охоту выступать и высовываться, нужно строить его буквально во всем. В дело идут даже запреты на курение и на парковку в центре — при всей практической понятности этих ограничений. Типичные «дисциплинарные техники», действующие на уровне микрофизики власти. Если когда—нибудь новый Фуко напишет еще один том «Надзирать и наказывать», но уже про Россию XXI века, этот труд будет в том числе и про то, что описано выше. Более того, исследователь увидит здесь даже возрождение практики публичных казней средневековья и эпохи абсолютизма: не случайно теперь даже под простой наезд приставов на НКО власти заранее вызывают бригаду НТВ — как раньше сгоняли толпу на площадь любоваться четвертованием с последующим размозжением головы специальной палицей. ■ И конечно же, смещение мотива кары: сейчас, как и в эпоху монархов, меру наказания соизмеряют не с масштабом самого проступка, а с тем, что в нем видят покушение на саму абсолютную власть, на прерогативы монарха как таковые. Здесь любая мелочь становится оскорблением священного величия, а значит, и самого божества, «помазавшего» власть. А потому карается если не смертью, то, во всяком случае, явно не простым ущербом для кошельков и нравов сограждан. ■ Второе объяснение несколько проще, и связано оно с идеей отвлекающего маневра, дымовой завесы. Все это делается, чтобы отвлечь внимание публики от куда более серьезных законопроектов, да и вообще явлений и процессов. Например, от планов создания мегаструктуры развития Сибири и Дальнего Востока, которая позволит де—факто приватизировать наиболее богатую природными ресурсами часть страны, а там, возможно, и отделить ее от интеллектуальных центров, в случае если они будут фрондировать с риском сноса власти. Отвлекается внимание и от ситуации с целыми сферами жизни страны и общества, такими как экономика, социальная политика, технологическое развитие и проч. Ну и, конечно же, отвлекается взгляд публики от положения с массовой коррупцией, дикими злоупотреблениями как меркантильного свойства, так и политического. Все бросаются обсуждать очередной бред, яровой и озимый, а в это время из поля зрения выпадают куда более значимые события и процессы. ■ В этом есть своя правда. Как отметил один дотошный аналитик, Путин не хочет повторить ошибку Брежнева и его преемников: власть не может позволить себе быть скучной. Занудство застоя достигло апогея в «Лебедином озере» ГКЧП — и уже одно это обрекало режим на более или менее скорую кончину. Нынешняя власть понимает, что лучше быть бредовой, абсурдной, неадекватной и даже смешной, чем просто скучной и вовсе неинтересной. Пока еще хватает хлеба, но даже его дефицит до известной меры покрывается зрелищами. Именно на такой случай власть и занимается духовным окормлением, порой даже сваливаясь в закармливание. И именно на самый плохой вариант развития событий нужны духовные скрепы, более похожие на наручники, если не на кандалы. ■ В эту же обойму ложится и единый учебник истории. С одной стороны, перед Путиным «проблема учебника истории» уже встала и с каждым днем стоит все острее: в каком качестве он останется в памяти потомков, в том числе его собственных, и всей этой активно окормляющейся плеяды. С другой стороны, здесь важно не просто написать этот учебник самому — пока его не написали другие от души и наотмашь. Не менее важно то, что акция с таким учебником представляет собой даже не написание одной книжки, а запрет на все остальные (или как минимум перевод их на полный факультатив). ■ Однако здесь приоткрывается еще одна особенность ситуации. Единый учебник как запрет на прочие, альтернативные книжки — типичный ход, который в теории идеологии называют «прореживанием дискурса». Джеффри Арчер в «Стечении обстоятельств» сказал: «Нередко человека выдает не то, что он делает, а то, чего он не делает». ■ С этой точки зрения не менее важно все то, чего эта власть не делает из того, что она должна была бы делать и даже делать обещала, в том числе в плане законодательства. Мы наблюдаем имитацию небывалой законотворческой активности в основном политического и морализаторского свойства (надо понимать, что в наших условиях даже гонения на табак и на курящих обусловлены не столько соображениями здравоохранения, сколько скрытым морализаторством с привкусом идеологии — типичная сусловщина). Но если отбросить или просто вынести за скобки весь этот идейно—морализаторский угар, то обнажится гигантский, чудовищный провал в законодательном обеспечении всего того, что должно было бы хотя бы приостановить сползание страны к положению сырьевого придатка, которая в этом качестве будет все менее интересна продвинутому миру. А значит, практически ничего не делается, чтобы приостановить сползание к катастрофе, контуры которой становятся все более различимыми и определенными. ■ При чем тут мат, антигитлеровская коалиция и чувства верующих традиционной сексуальной ориентации, когда в стране ничего нельзя произвести, не вступив с представителями власти в неформальные отношения и элементарно не нарушив сразу множество законов и норм? Какое значение имеет вред от табакокурения, когда людям приходится работать в сплошном дыму откатов, взяток и прямого растаскивания бюджетов всех уровней? Какая забота о будущих поколениях, если практически все инвестиции лишь малой частью доходят до дела, да и то делается халтурно даже на самых статусных объектах? При чем тут мораль общества, когда сама власть на каждом шагу демонстрирует полное отсутствие политэкономической совести? ■ Начинать надо не с пропаганды того, что власть делает, а с анализа того, чего она не делает и, судя по всему, делать уже не собирается. ■ ■ Автор — Александр Рубцов, руководитель Центра исследований идеологических процессов Института философии РАН

Admin: ■ 21—08—2013Путешествие в 1968—йПерекличка эпох, аллюзии и параллели — проклятие России Все как 45 лет назад — вплоть до дней недели. Вторжение в Чехословакию в среду, 21 августа. Выход на площадь — в воскресенье, 25—го. ■ Тогда — «вырывают, рвут и комкают плакаты» (из воспоминаний Натальи Горбаневской). Сейчас — то же самое, например, сделали с плакатами детей Ильи Фарбера. Только не люди в штатском, а грузноватые полиционерши. ■ Перекличка эпох, аллюзии и параллели — проклятие России. ■ Государство, как и тогда, зорким глазом отслеживает перемены на тех территориях, которые считает геополитически своими. Торгово—таможенная война с Украиной — ну совсем не вторжение в ЧССР. Уж Янукович совсем не Дубчек… Однако высокий смысл тот же — показать, кто в доме хозяин, доступными средствами. Тогда — военно—политическими, сегодня — торгово—политическими. Вот и все, что изменилось спустя 45 лет. ■ С 1968—го началась, говоря словами славянофила Константина (не Михаила!) Леонтьева, «подморозка России». С нее же, в историческом масштабе, и начался ментальный развал СССР, который закончился его физическим распадом спустя 20 с небольшим лет. Если есть что замораживать, как это сегодня происходит, значит, власть чего—то боится, значит, единственным смыслом ее существования становится самосохранение. Не слишком четкое целеполагание, не самая эффективная модель. ■ Понятие «выйти на площадь» сейчас от частого повтора оказалось немного опошленным. Зато мотивация — неувядающая. То, что не может выразить сегодняшняя, в принципе говорливая и использующая эстетику комического коллективная Болотная, в последнем слове сказала тогда вышедшая на площадь Лариса Богораз: «Для меня мало было знать, что нет моего голоса «за», — для меня было важно, что не будет моего голоса «против»… Если бы я это не сделала, я считала бы себя ответственной за эти действия правительства <...> точно так же, как на весь наш народ ложится ответственность за сталинско—бериевские лагеря, за смертные приговоры, за…» Реплика прокурора: «Подсудимая выходит за рамки обвинительного заключения». ■ Из последнего слова Павла Литвинова: «Дурак, — сказал мне тогда милиционер, — сидел бы тихо, жил бы спокойно». Он уже не сомневался в том, что я человек, потерявший свободу». ■ Из последнего слова Константина Бабицкого: «<...> я призываю вас подумать, какую воспитательную роль сыграет обвинительный приговор и какую — приговор оправдательный. Какие нравы вы хотите воспитать в массах: уважение и терпимость к другим взглядам, при условии их законного выражения, или же ненависть и стремление подавить и уничтожить всякого человека, который мыслит иначе?» ■ Что—нибудь изменилось с тех пор в мотивации действий оппозиции? Испарился ли политический характер уголовного судопроизводства? Что—нибудь поменялось в политических целях, которые преследовали власти, начиная беззаконные процессы? Появились ли текстуальные отклонения в мнениях обывателей? Произошли какие—нибудь изменения в поведении прокуроров и судей? ■ Да, изменилось, быть может, к 30—летию, даже 35—летию тех событий. Но все вернулось в том же самом виде к 45—летию. ■ Мы проделали обратную эволюцию. Быстрее, чем могли предполагать. ■ ■ Автор — Андрей Колесников, обозреватель «Новой газеты»

Admin: ■ 29—05—2013Реабилитация Брежнева как идеологический проектСтраницами, которых надо стыдиться, теперь гордятся: от финской войны до застоя, от Сталина до Брежнева Депутат Александр Хинштейн сообщил о проекте восстановления мемориальной доски на доме, где (иногда) проживал Леонид Ильич. ■ Как так бывает, что одна и та же нация сначала презирает и ненавидит правителя, смеется и сочиняет недобрые анекдоты про него, а потом начинает ностальгировать и ставить на первое место в социологических опросах по поводу положительного отношения к вождям? ■ Можно попробовать нащупать это звено в биографии. Веселый и нравящийся женщинам политрук. Один из последних представителей кадрового резерва, выдвинутого Сталиным. Руководитель Верховного совета с легкой рукой — с удовольствием вешал всем подряд ордена. Рядовой участник заговора октября 1964—го (при том что был его публичным лицом), которого воспринимали как временную техническую фигуру. Затем — вождь, черпавший легитимность своего правления в памяти о войне (еще в 1965—м восстановил праздник 9 Мая как всенародное торжество). Короткий период реформ, которые он не поддерживал. Заморозки после 1968—го. Разрядка начала 1970—х. Сердечнососудистые проблемы с середины 1970—х — застой, «слышишь время гудит — БАМ», расправы с инакомыслящими, Афганистан, экономическая дистрофия, маразм. Послевкусие: гонки на лафетах. ■ По чему именно ностальгируем? По детству, отрочеству, юности. Мифу о спокойствии. Былям о незлобивости — с Викторией Петровной в домино резался, кабанов с вышки стрелял в Завидове, целовал всех в губы — от Арафата до Киссинджера, доверительно общался с обслугой — хозяйственной и интеллектуальной. (Брежнев — Бовину: «Ты мне объясни толком, что такое конфронтация, а я тебе объясню, что такое боровая дичь».) ■ Историческая фигура. Да, столько лет во главе государства. Герой России? Нет. Потому что уничтожил реформы, жил по модели высокой нефти, не предполагавшей развития, несущей в себе катастрофу, милитаризировал экономику и внешнюю политику, омертвил свободную мысль. ■ Почему город Брежнев и Брежневский район в Москве были переименованы, а мемориальная табличка с дома 26 по Кутузовскому снята? По вышеперечисленным причинам. ■ Почему доску на доме 26 хотят сейчас восстановить? Потому что поменялась концепция родной истории. Самым простым и примитивным образом. Страницами, которых надо стыдиться, теперь гордятся: от финской войны до застоя, от Сталина до Брежнева, от экономики дефицита до глумления над диссидентами. ■ Такая история — идеологическое оправдание и историческая легитимация сегодняшнего режима. И главное, что позаимствовали у Брежнева, — национализацию в пользу власти Победы 1945 г. Для которой у Леонида Ильича все—таки было гораздо больше оснований, чем у нынешних начальников. У него же заимствовано и нынешнее отношение к войне. Когда в 1967 г. открывали мемориал на Мамаевом кургане, Брежнев сказал Константину Симонову: «Кому нужна твоя правда? Рано еще». А теперь поздно — абажуры… ■ Возможно, они восстанавливают доску по той причине, что сами не хотят ее лишиться postmortem. Хотя — в зависимости от политической и клерикально—идеологической конъюнктуры — кому—то может понадобиться и мавзолей. ■ ■ Автор — Андрей Колесников, обозреватель «Новой газеты», автор книги «Попытка словаря. Семидесятые и ранее»

Admin: ■ 21 августа 2013 года | Олег КашинТанки или совестьОлег Кашин отмечает 45—летие ввода войск Варшавского договора в Прагу Не знаю, как правильно назвать этот процесс — то ли рост патриотического самоощущения россиян, то ли фашизация общественного сознания, но вы понимаете, о каком процессе речь. Геи, православие, борьба с фальсификацией истории, духовные скрепы и прочее — мы наблюдаем именно динамический процесс, общественное «это самое» развивается по нарастающей. В позапрошлом году была бы невозможна статья Скойбеды про абажуры, в прошлом году никому бы и в голову не пришло отдавать фильм Миндадзе на расчленение минкультовскому худсовету, который должен привести его в соответствие с правильной версией советской истории — ну и так далее. Динамический процесс, завтра будет еще больше ада. ■ И вот этому процессу не хватило какого—то совсем незначительного времени, может быть, года, скорее всего — нескольких месяцев, чтобы пражское 45—летие встретить подобающим образом. Чтобы депутаты Государственной думы, популярные газеты и телеведущие высказывались в том духе, что здорово мы 45 лет назад этим чехам вломили, и что если надо будет, вломим еще раз. Чтобы более сдержанные интеллектуалы говорили (как недавно Путин о финской войне), что меры, может быть, были приняты и суровые, но, конечно, необходимые, потому что если бы не мы, то свои танки в Прагу ввели бы американцы или западные немцы, и тогда бы все сложилось бы еще хуже, а так — «доктрину Брежнева» стоит считать важным достижением отечественной дипломатии, и было бы здорово к ней вернуться не только в отношениях с Южной Осетией и Абхазией. Я сейчас фантазирую, но это не составляет никакого труда — такую речь можно уже сегодня представить в исполнении любого человека из понятного набора спикеров, от Яровой и Мизулиной до Мединского и Рогозина. ■ И, кстати, может быть, я недооцениваю своих современников. Я пишу этот текст вечером 20 августа, и вполне может быть, что 21—го утром я прочитаю в «Комсомольской правде» или на сайте «Единой России» как раз что—нибудь в этом духе — что вломили чехам, и что нельзя было иначе. Сейчас это пока саркастическая шутка, но кто гарантирует, что завтра она не станет серьезным политическим прогнозом — вот вступит в силу закон , запрещающий подвергать сомнению правоту Красной армии в 1941—1945 годах, и почему бы не распространить этот закон на 1968 год? Я не шучу, основания бояться, что через год или раньше выражение «советская агрессия» применительно к событиям 1968 года в Чехословакии станет в России недопустимым — основания бояться этого у нас, конечно, есть, и поэтому, наверное, стоит воспользоваться некруглым юбилеем, чтобы, — пока еще можно, — назвать вторжение в Чехословакию бесценным опытом, который было бы здорово хранить и передавать из поколения в поколение. ■ Противоправное и бесчеловечное вмешательство в дела другого государства, государственный переворот под прикрытием наших войск — в принципе, так и положено вести себя великой державе, идеальной, как принято у нас считать, форме государственного устройства. Великая страна — да, это такая страна, которая может себе позволить объявить операцию «Дунай» и вломить этим чехам, не испытывая по этому поводу никаких угрызений совести. ■ Собственно, не испытывать угрызений совести — важнейшее свойство гражданина великой державы. Гражданину великой державы противопоказано переживать о том, по чьей жизни проедет сегодня его танк, и, в общем, не зря символом поднимающейся с колен России в последнюю предвыборную кампанию кремлевские политтехнологи выбрали именно танковый завод, а не, скажем, фабрику мягкой игрушки. Жизнь снова, пусть и в пародийной форме, ставит перед русскими вопрос — танки или совесть? — и от ответа снова зависит нечто гораздо более важное, чем один частный эпизод текущей политики.

Admin: ■ Что ж, для кого—то, в том числе, конечно, вот для Германа Умаралиевича Садулаева, родившегося 18 февраля 1973 г. в селе Шали, Чечено—Ингушская АССР, СССР, в семье чеченца и терской казачки, позиционирующего себя, как ни странно, как российского писателя и публициста, исторический российский триколор так навсегда и останется «власовским», так тоже бывает. Мало ли в селе Шали и ему подобных «странного» народу народилось, учившегося потом в Грозном? Чего удивляться? Только мне кажется, что страна—то развалилась именно потому, что в своё время заменила триколор на красное знамя, а не по какой—то другой причине. Под триколором, если бы остался, — точно не развалилась. А ГКЧП — это всего лишь ещё одно следствие, вытекающее из названной мной причины. И не более того. ■ 20 августа 2013 года | Герман СадулаевЛебединая песнь СоюзаГерман Садулаев о «генералах, которые что—то пытались» ■ Фото: Владимир Мусаэльян и Александр Чумичев /Фотохроника ТАСС Как же хочется иногда, чтобы в город вошли войска! Наши, советские. Под красным знаменем. Которые не будут танцевать лезгинку или гопак на площадях, не станут играть на губных гармониках, не начнут облавы и погромы. А просто встанут, красиво и несокрушимо. На площадях и парковках перед гипермаркетами танки будут лениво вращать башнями, пехота пройдётся вольным шагом по бульварам, в небе будут мурлыкать моторные самолёты с красными звёздами на крыльях, а перекрёстки вместо беременных гибэдэдэшников займут русые девушки с сильными ногами, в юбках по колено, в военных гимнастёрках и с флажками в руках. Как на старых фотографиях. ■ И бардак сразу кончится. Я в этом уверен. Быстро, сам собой, автоматически кончится. Всё тёмное, неприличное, злое зароется под землю. Мешочники, спекулянты всех мастей и калибров, от уважаемых банкиров до достопочтенных владельцев металлургических комбинатов, соберут свои пожитки в клетчатые баулы и встанут в очередь на грузовики, вывозящие «беженцев» от советской власти в какую—нибудь демократическую Финляндию. Пусть едут. Мы никого держать не будем. А те, кто останутся, вздохнут свободно: дождались! ■ Для себя я расшифровываю аббревиатуру ГКЧП так: генералы, которые что—то пытались. Спасти, сохранить, остановить, изменить, повернуть вспять процессы деградации и распада. И пусть это было объективно невозможно. Они хотя бы пытались, и совесть у них чиста. О своём отношении к «путчистам» я писал год назад в материале «Красные самураи», и повторяться не буду. Вкратце скажу лишь, что, возможно, в самый последний раз за нашу историю, высшие должностные лица, принявшие на себя руководство страной, старались не ради себя, своего положения, власти, богатства, не ради членов своих семей и их клиентуры, а ради государства, ради земли и народов, для блага всех, а себя были готовы принести в жертву. ■ Они даже ввели войска в Москву. Четыре тысячи солдат и офицеров, 362 танка, 427 бронетранспортёров и боевых машин пехоты. В операции участвовали: спецназ «Альфа» КГБ, дивизия имени Дзержинского, 106 тульская дивизия ВДВ, Таманская и Кантемировская дивизии. В принципе, достаточно, если бы они сразу начали всех «мочить». Если бы ликвидировали самых горластых «демократов». Но они никого не убивали. И не собирались. Говорят, танки вышли без боевых снарядов. И вот Ельцин забрался на броневичок Таманской дивизии и убедил солдат встать «на защиту демократии». Говорил, наверное, что он за простой народ, и что ездит на трамвае. Ничего не рассказал таманцам про то, какие будут ваучеры, какая приватизация, какие будут у нас залоговые аукционы, какие у нас появятся богатые олигархи и как всё остальное население чуть не вымрет от болезней и голода. Не рассказал, как будут повсюду на территории бывшего СССР гнать, преследовать, убивать русских, какие уже совсем скоро начнутся бесславные войны, сколько их, военных, погибнет бессмысленно, и как будут унижены остальные, оставшиеся в живых, но без средств к существованию, в новом мире, где вознесены только дельцы, воры и предатели Родины. ■ Хорошо это или плохо, но ГКЧП не собирался сам решать за советский народ, как ему дальше жить. ГКЧП дал шанс одуматься, осмотреться, понять, в какую яму мы сползаем, остановиться, и повернуть историю вспять. Это был момент, специально устроенный провидением, для того, чтобы население разделило ответственность за будущее своей страны. Если бы ГКЧП не было, можно было сказать: народы не виноваты, всё решили за них, они сидели тихо—мирно в своих Таджикистанах, когда номенклатурные верхушки провозглашали «суверенитеты» и разрушали наш общий дом, СССР. НО ГКЧП был. И телевизор, он к 1991 году был у каждой советской семьи. И все знали, что происходит. Не было никого, кто не знал. Но никому не дурили головы пропагандой. Объявили чрезвычайное положение. И включили балет. Это важно. ■ Наверное, это просто потому, что не могли наладить телевещание, быстро записать нужные программы, и так далее. С внешней точки зрения. Но с внутренней — это был великий знак. Дорогие советские люди! Семьдесят лет вы воспитывались и образовывались на лучших образцах мировой культуры. Вам чуть ли не насильно со школы вдалбливали русскую классику: Гоголь, Достоевский, Толстой, Чехов. Вас учили мыслить ответственно и социально. Вас старались оградить от заразы индивидуализма, фашизма, корыстолюбия и нравственного вырождения, которые катились с Запада мутной волной, вместе с попсой и клоака—колой. И вот настал день экзамена. ■ Больше не будет никаких подсказок. Мы не будем вам «промывать мозги», как «демократы», не будем агитировать за советскую власть и всё такое. Вы уже всё знаете и всё должны понимать. Вот, балет: «Лебединое озеро». Белый лебедь, чёрный лебедь, между землёй и небом война. Выбирай, на какой стороне ты. ■ И нам теперь нет ни объяснений, ни оправданий. То, в чём мы живём — это то, что мы выбрали в августе 1991 года. Армия не виновата. Население не встало на защиту страны. Ведь ГКЧП — это была не хунта греческих «чёрных полковников» и даже не сегодняшние военные диктаторы Египта. «Путч» обращался к народу, но народ не хотел больше побед и строительства социализма под красным знаменем, народ хотел джинсов и колбасы. И, как справедливо говорили древние тибетские мудрецы, если кто променяет величие своей истории на джинсы и колбасу, то он не достоин ни истории, ни джинсов, ни колбасы. Очень скоро многие поклонники колбасы едва выживали на гнилой картошке. ■ А красное знамя, ненавистное всем паразитам и предателям, сразу же после краха ГКЧП, на следующий день, 22 августа 1991 года, было сорвано со всех флагштоков страны. Вместо знамени победы было поднято знамя предателей, власовский триколор. ■ Что было делать? ГКЧП не могло призвать настоящую советскую армию и настоящий советский народ. Для этого пришлось бы вернуться в прошлое, в 1945 год. Да, если бы прямо из Берлина 1945 года, вместо демобилизации, советские части прошествовали бы в Москву 1991 года, тогда они спасли бы страну. ■ Однако что я хочу сказать. Мы выжили и укрепились, но не благодаря победе «демократии», а вопреки. У нас теперь есть и джинсы, и хлеб, и хорошие автомобили. Есть и гордость за свою страну. А те наши бывшие соотечественники, которые откололись, сбежали из Союза в свои «национальные государства», теперь у нас в оранжевой национальной одежде кладут асфальт, если не нашли себе других покровителей. После позорного и нелепого поражения на Кавказе в 1997 году, Россия вернулась и восстановила территориальную целостность. А в 2008 году на попытку «прощупать» возможность военного вторжения ответила так, что щупать её больше никто не захочет. ■ Россия — великая страна, её не так легко уничтожить, даже с помощью самого современного политического оружия: массированного квадратно—гнездового экономического неолиберализма и точечной «демократии» дистанционного наведения. ■ Мы вернулись, пока ещё только на словах, но вернулись, к идее сильного и справедливого государства. А, значит, должны восстановить историю и символы. В 1994 году Борису Николаевичу Ельцину хватило ума и благородства подписать указ об амнистии участников ГКЧП. Теперь же им должны быть оказаны почести. И красное знамя, рано или поздно, но обязательно вернётся на свой флагшток.

Admin: ■ 24—07—2013Проповедь, разжигающая страстиБесконечное акцентирование внимания на грехе разжигает дикую агрессию против отдельной категории граждан Религии несли в себе зерно будущего, двигали цивилизации, развивали право, культуру, государственные институты, совпадая с ними и постепенно отделяясь от них. Эволюция христианства в России в его официозном изводе завела православие в границы казенного агитпропа, превратив его в приводной ремень (в терминологии Ленина) государственной власти и ее идеологии. ■ Последние дни прошли под знаком клерикализации. Всеволод Чаплин сообщил, что «голос церкви — это голос народа». Вероятно, это выплывшая из подсознания и решительно перевернутая вверх дном формула vox populi vox dei. Владимир Путин в пропагандистском кино рассказал, что его тайно от отца крестила мама. Патриарх Кирилл выступил с речью против свободы выбора, которая если чем и заканчивается, то греховными однополыми браками. В этой логике неизбрание Путина президентом, например, тоже должно заканчиваться тотальной содомией. В чем, собственно, и состоит политтехнологический месседж путаных рассуждений о вреде свободы. Наконец, capo di tutti capi патриотического кинематографа Никита Михалков заявил буквально следующее: «Когда противоестественные вещи становятся нормой, чего можно ждать от кинематографа? Я против однополых браков. Не может быть здорового и энергетически заряженного кино в мире, где узакониваются однополые браки». ■ Во времена классического итальянского кинематографа однополые браки не были разрешены, тем более в странах католической традиции. Но надо ли напоминать о сексуальной ориентации, например, таких гигантов кино, как Лукино Висконти и Пьер Паоло Пазолини? В логике Михалкова Педро Альмодовар вообще пропагандист сексуальных извращений. Но его кино — «здоровое и энергетически заряженное», проще говоря, гениальное, трогательное, этически и эстетически на несколько голов выше всего производимого на государственные деньги по государственному заказу под звон государственных колоколов в постсоветской России. ■ Вся эта невероятная зацикленность на выдающейся роли церкви в духовном окормлении паствы (электората) идеологией православного чекизма и на гомосексуализме (включая законотворческую активность) какая—то нездоровая. Других проблем в государстве нет, судя по всему. Помешательство на этой теме, в принципе, личная проблема тех, кого она волнует. Но бесконечное акцентирование внимания на грехе в кавычках или без разжигает дикую агрессию против отдельной категории граждан. Таких же граждан с теми же правами, что и у других дееспособных жителей России. Вообще говоря, уже убийства гомосексуалистов пошли на фоне гомофобной истерии. Выпустившим джинна агрессии из бутылки агитпропа достаточно подлечиться на кушетке психоаналитика по методикам «венского шамана». А вот с обществом все сложнее: гомофобная агрессия столь же опасна, как и ксенофобская. ■ Рост агрессии подтверждается социологически: по данным «Левада—центра», 16 % предлагают изолировать гомосексуалистов от общества, 22 % настаивают на их принудительном лечении, а 5 % — на их «ликвидации». ■ Было в истории одно государство, столь же помешанное на этой теме и внутренне развращенное при этом. Третий рейх. ■ ■ Автор — Андрей Колесников, обозреватель «Новой газеты»

Admin: ■ 30—04—2013Выбор между Николаем II и БрежневымНа «доске почета» у пожилых Брежнев делит первое место с Лениным, а у людей 25—40 лет — с царем Николаем Заканчивается эксперимент по существованию без единого и всеобщего учебника истории. Проведенный «Левада—центром» апрельский опрос позволяет увидеть образец исторического сознания, сложившегося под влиянием не столько школы, сколько телеэкрана и молвы. Среди наших респондентов были в том числе те, кто пошел в школу при позднем Ельцине или при раннем Путине. Вот как они отвечали на вопросы о своем отношении к Николаю II, Ленину, Сталину, Хрущеву и Брежневу. О Брежневе ничего не могут сказать четверть из них, о Хрущеве и Ленине — около 30 %, о царе — 36 %. Хотя про него меньше всего знают, но у всех, кто моложе 40, о нем сейчас, в дни повышенного внимания СМИ к Романовым, больше всего положительных и меньше всего отрицательных высказываний. Только не надо думать, что это поколение монархистов; за восстановление монархии среди молодых — менее 7 % (в средних возрастах — 12—13 %). Главное, что думают о нем все, в том числе и молодые, что он «умер мученической смертью» как «жертва большевистского террора». Это не мешает, надо заметить, сорока с лишним процентам молодых людей положительно относиться к тем, на ком ответственность за террор: к Ленину и Сталину. ■ Ленин для старшего поколения наиболее положительная фигура. О нем и у молодых одобрительных отзывов в полтора раза больше, чем критических. Вторая персона, через которую наиболее явно реализуется связь поколений, их принадлежность одной политической культуре, — это Брежнев. На «доске почета» у пожилых он делит первое место с Лениным, у людей 25—40 лет — с царем Николаем, анекдоты забыты. Для молодых это авторитет № 2, у него соотношение плюсов и минусов почти такое же, как у Ленина (это № 3), чуть лучше. ■ На четвертом месте у молодых Сталин. Сказались прошлые дискуссии: Сталин теперь у них и наиболее проясненная, и наиболее противоречивая фигура. Отказались говорить о нем менее 20%, остальные разделились практически поровну на относящихся к нему позитивно и негативно. Такое равновесие мнений — во всей части общества, которая моложе 40. Далее начинается перевес сталинистов. Среди людей пенсионного возраста он двукратный. ■ Хрущев, развенчавший на ХХ съезде КПСС «культ личности Сталина», для исторического сознания молодых не менее противоречивый персонаж, чем Сталин. О нем они говорят столько же хорошего, сколько плохого. (Отметим, что в более старших возрастах отношение к Хрущеву становится лучше.) ■ О молодых известно, что они самые пылкие сторонники нынешней верховной власти (из них одобряют Путина 73 % при среднем значении в 63 %) и что они же всех меньше участвуют в выборах. Закономерно, что их взгляды тяготеют к позициям двух главных отрядов нашего электората. Это те 39 %, кто сегодня говорит, что голосовал за Путина, и те 32 %, кто говорит, что не ходил голосовать. Кумир первых — Брежнев, кумир вторых — Николай. Жаль, что и у молодых на первых позициях призрак конца империи и призрак застоя. ■ ■ Автор — Алексей Левинсон, руководитель отдела социокультурных исследований «Левада—центра»

Admin: ■ 20—08—2013От редакции:Август 1991—го как родовая травма российской государственностиОтношение власти и общества к событиям августа 1991—го много говорит о состоянии российской государственности События августа 1991 г. стали поворотным событием в истории России и одной из точек отсчета новой российской истории. То, что спустя 22 года отношение к этим событиям остается крайне неоднозначным, многое говорит о состоянии российской государственности. ■■ ■ Фото: А. Соловьев/ИТАР—ТАСС ■■ ■ По свежим данным «Левада—центра», большинство респондентов затрудняются с оценкой августовских событий. 54 % опрошенных не поддерживают ни одну из сторон конфликта (в 2001 г. таких было 65 %), 33 % считают, что события имели гибельные последствия (было 25 %), и 13 % — что это была победа демократических сил (было 10 %). ■ Люди не готовы формулировать свою позицию по разным причинам, отчасти потому, что для многих сегодня это уже история, но большей частью — считая августовские события эпизодом борьбы за власть (так считают 39 %), в которой обществу была отведена роль инструмента и жертвы. Но какие бы причины ни препятствовали формулированию отношения к истории, факт остается фактом: общество либо предпочитает отстраняться от одного из ключевых событий собственной истории, либо оказывается непримиримо разделено по поводу его. ■ Что касается власти, она хорошо помнит 1991 год и панически боится его повторения. Об этом красноречиво свидетельствует массированное полицейское оцепление любых самых безобидных митингов, «болотное дело», стремление купировать память о событиях 1991 г. в обществе (представители власти не приходят на мероприятия памяти жертв путча и запрещают шествия в годовщину событий). ■ Новая российская государственность, возникшая в условиях «уличной демократии», со страхом оглядывается на обстоятельства своего рождения. Прошедшие с тех пор 22 года — время несменяемости власти. Именно эта идея под именем стабильности предлагается руководством страны в качестве национальной. Этой идее служили и выборы 1996 г., на которых нужно было любой ценой не допустить победы коммунистов, и последовавшая операция «Преемник», и вторые и третьи президентские сроки. ■ 1991 год остается символом влияния общества на политику, символом сменяемости власти. Подобно традиционным обществам, с ностальгией оглядывавшимся на золотой век и со страхом смотревшим в будущее, Россия по—прежнему предпочитает мифологическое прошлое реальному, а сохранение статус—кво — переменам. Недавняя история разделяет общество, даже 9 Мая с каждым годом вызывает все большую поляризацию мнений, и в качестве примера народного единства нам предлагается вспоминать освобождение от польского нашествия 400—летней давности. ■ Проблема в том, что причиной событий 1991—го стало как раз желание власти остановить время и насильственно вернуть страну в прошлое. Отказываясь помнить об этом, новая Россия всерьез рискует повторить прежний сценарий.

Admin: ■ 20—08—2013Готовы ли люди свободно говоритьДанные о мнениях и настроениях людей нужнее всего тем, кому приходится самостоятельно принимать решения Публику опросы общественного мнения интересуют умеренно (40 % не интересуют вовсе). Политики же следят за своими рейтингами напряженно. Но перед выборами они начинают наперебой заявлять о том, что «всем этим опросам не верят и никто им не верит». ■ Социологам, разумеется, известно, каков уровень доверия к их продукции в обществе и его частях. По данным «Левада—центра» (опрошено 1600 человек по выборке, репрезентирующей население 18 лет и старше), в июле 2013 г. доверяющих результатам соцопросов (45 %) было больше, чем не доверяющих (32 %). Данные о мнениях и настроениях людей нужнее всего тем, кому приходится самостоятельно принимать решения. Поэтому больше всего доверия к опросам у деловых людей (67 %), руководящего состава (61 %), ну а меньше всего — у безработных (30 %). ■ Любители покритиковать опросы приводят разные резоны. Одни заявляют, что публикуется, мол, только то, «что выгодно властям» (в народе с этим согласились бы 23 %), другие заверяют, что социологи «подделывают результаты в пользу тех, кто им платит». В это верит всего 11 %, но, похоже, сюда входят лица на тех верхах, где принимают решения, а потом их оформляют как законы. Иначе зачем было бы им ставить под особое подозрение тех, кто проводит опросы «не на наши деньги»? (Видимо, свой опыт заставляет их думать, что купить можно всех. Хорошо, что с ними не согласны 44 % граждан — они говорят, что опросы им «помогают разобраться в общественных проблемах».) ■ По—своему интересны доводы говорящих нам: россияне, которых вы опрашиваете, правды вам не скажут. Ведь еще живо, мол, наследие ежово—бериевских времен. Про те времена сказать ничего не можем. Опросов тогда не было, они в нашей стране, едва начавшись, прекратились еще при Ленине и возобновились лишь при Горбачеве. Но вот тогда уже и первые исследования коллектива Юрия Левады показали, что люди буквально рвутся сказать правду — чтобы услышать правду. ■ Другие критики кивают на нынешние обстоятельства, на закручивание гаек: кто, мол, тут решится рот открывать? Действительно, задумаешься. Но вот что показали исследования. В августе 2012 г., когда акции по устрашению оппозиции были еще в новинку, мы отметили в народе нечто вроде испуга. На вопрос «Можете ли вы свободно говорить о своем отношении к политике, проводимой руководством страны?» наиболее частым (35 %) был осторожный ответ: «Да, но с некоторыми ограничениями и не везде». Готовых и всегда, и везде свободно говорить о политике было меньше (29 %). В последующие месяцы, как известно, репрессии против оппозиции только расширялись. Но эффекта устрашения добиться не удалось. Судя по данным опроса, проведенного в июле 2013 г., скорее возникло некоторое привыкание к этой «жести». Во всяком случае стало чуть меньше считающих, что о действиях властей не везде стоит говорить (31 %), и чуть прибавилось тех, кто готов свободно обсуждать политику руководства страны. Их теперь 33 %, а среди рабочих — 38 %. ■ ■ Автор — Алексей Левинсон, руководитель отдела социокультурных исследований «Левада—центра»

Admin: ■ 02—10—2013 Общество состоит не из организаций, а из граждан Сегодня в государстве с двумя юристами во главе нет более реакционной силы, чем юристы — законники против права В преддверии Гражданского форума, инициированного Комитетом гражданских инициатив Алексея Кудрина, Центр политических технологий подготовил доклад с говорящим названием «Гражданское общество — ресурс развития России». В докладе—ревю сделана попытка составить топографическую карту гражданского общества с далеко идущими и, пожалуй, точными выводами, например таким: «…в современном мире именно гражданское общество становится силой, которая в кризисных условиях выносит вердикт нелегитимности правящих режимов, мешающих этому обществу реализовывать свои права». ■ Однако и в докладе, и в экспертном, и государственном, и обыденном сознании речь, как правило, идет о гражданском обществе, объединенном в организации. Собственно, и Кремль, и силовики ведут борьбу с гражданским обществом как враждебной государству силой в виде организаций. ■ Это подготовка к вчерашней войне. ■ Гражданское общество — везде и нигде. Оно текучее, стремительно видоизменяющееся, как «растворимая реальность» польского социолога Зигмунта Баумана. И оно состоит уже не из организаций, а из многочисленных «я». Товарищ Сталин это понимал, потому и «брал» людей, а потом уже придумывал им организации. ■ Гражданин (не «обыватель», хотя, например, по—польски это и означает «гражданин») и есть гражданское общество. Частная личность, не вступающая в НКО, союзы, партии, клубы, но выражающая себя любым способом — через выборы, высказывания мнений и проч., и есть гражданское общество. Владимир Набоков писал, что не состоял ни в одном клубе, кроме теннисного. Что не мешало ему быть субъектом гражданского общества, формировавшего мнения и мировоззрение. Иосиф Бродский считал себя частной личностью, но сам факт его существования, его биография сделали для падения режима больше, чем иная «подрывная» активность, на которую, как сейчас прокуратура, когда-то обращал чрезмерное внимание КГБ. Сам факт свободного поведения — подрывной. ■ Волонтеры в Крымске, наблюдатели за выборами, существенная часть которых не охвачена организациями, блогеры и журналисты, благодаря которым достоянием гласности становятся действия вандалов из ИК—14 в отношении Надежды Толоконниковой, — это все то самое гражданское общество, которое опередило развитие государства и предопределяет его неизбежное фиаско. Моральное фиаско. Потому что протест гражданского общества — этический. И он политизируется исключительно благодаря дистрофии морали в государстве. ■ Курилки, кухни в совке — гражданское общество. Потому что важен был сам факт обсуждения. У экономистов в 1980-е были свои подпольные семинары. Поэтому экономисты были готовы к переменам, у них был план перемен. У философов были «Вопросы философии» со своей диссидентской субкультурой. У писателей — прецедент «Нового мира». Поэтому вся российская культура была готова к переменам. У юристов не было комьюнити и обсуждений. Поэтому сегодня в государстве с двумя юристами во главе нет более реакционной силы, чем юристы — законники против права. ■ Их оружие — по Фуко — надзирать и наказывать. Оружие гражданского общества — обсуждать и помогать. Для этого достаточно частного человека. ■ ■ Автор — Андрей Колесников, обозреватель «Новой газеты»

Admin: ■ 01—10—2013Граждане вынесли приговор системе фальшивых выборовСейчас это не протест против не устраивающей их политики, это отказ от политики вообще В ходе сентябрьского опроса, проведенного «Левада—центром» среди 1595 россиян 18 лет и старше, 42% сказали, что они лично «определенно за то, чтобы вернуть в избирательные бюллетени на выборах всех уровней графу «против всех». Еще 35% их поддержали с формулировкой «скорее за», и таково, значит, мнение квалифицированного большинства избирателей. Введение графы некогда стало завоеванием молодой российской демократии. Это была мера гражданской свободы, шаг по предоставлению определенной части электората легальных возможностей выразить свое недовольство существующей политической системой. (И именно потому эта норма, как и иные виды гражданской активности, была во второе путинское правление отменена.) Рост числа желающих реализовать свое право на протест в такой форме должен был по изначальному умыслу законодателя показать властям, что пора нечто исправлять в этой системе. (И правда, они могли бы это увидеть: в 2007 г. требовали вернуть графу две трети, в 2013—м — уже три четверти избирателей. Но не видят.) Можно с уверенностью сказать, что часть из опрошенных и сейчас по старой памяти так «выбирают свободу», что должно радовать. Однако специалисты по электоральным процессам указывают, что в нынешней ситуации такое голосование на руку не кому—нибудь, а правящей партии — иначе с чего бы ее лидер тоже поддержал это начинание? — и позволяет ей продолжать свое правление, ничего не меняя. ■ Обнаруженное в ходе опроса столь массовое стремление голосовать за возможность не голосовать ни за кого, конечно, прежде всего говорит о кризисе того сугубо специфического варианта демократии, к которому нас подвело последнее политическое десятилетие. Приговор системе фальшивых выборов, который на площадях столицы своими манифестациями вынесли несколько сотен тысяч москвичей, на другом языке подтвердили десятки миллионов жителей по всей России. ■ Но кроме этого политического кризиса результаты опроса отражают и весьма тревожные тенденции в отношении российских избирателей к судьбе отечества. На недавних выборах небольшой части граждан повезло найти кандидатов, голосование за которых является новым способом послать власти те же сигналы. Но очень многие вообще не стали голосовать. Не голосовали, но оную графу требуют вернуть. В их устах это требование теперь означает не протест против не устраивающей их политики, но отказ от политики вообще. Его апофеозом было бы голосование всех «против всех». Этот якобы анархизм означает отказ держать правителей хоть в какой-то зависимости от народа, готовность разрешить им править самодержавно, т.е. без оглядки на людей. Народ при этом не имеет прав, но, о чем реже думают, не несет никакой ответственности за судьбу страны. Композиция из безответственной власти и безответственной же публики, похоже, многих бы устроила. Недаром именно в среде начальства предложение вернуть графу «против всех» находит поддержку аж 85%. ■ ■ Автор — Алексей Левинсон, руководитель отдела социокультурных исследований «Левада—центра»

Admin: ■ 02—10—2013От редакции:Почему Иванов живет в МосквеГлава администрации президента мог бы озаботиться вопросом сокращения армии ничего не производящих чиновников Кто же все-таки живет в Москве? Известно, что провинция столицу не любит и в среднем считает, что москвичи отобрали все деньги у страны и бесятся с жиру. Вот и глава администрации президента, видный представитель провинции Сергей Иванов заявил в интервью сразу четырем СМИ, что житель Москвы — понятие условное, что это дворники, водители, офисный планктон, журналисты, торговцы и блогеры. «Эта 15—20-миллионная масса» ровным счетом ничего не производит. ■■ ■ Фото: Д. Абрамов/ Ведомости ■■ ■ Это и ряд других высказываний в интервью можно объяснить, вероятно, представительскими функциями, которые Иванов главным образом выполняет на своем посту. Но и выполнение представительских функций можно совершенствовать, и, возможно, Сергею Борисовичу поможет следующая информация. ■ Вообще—то Москва — лидер среди субъектов Федерации по отгрузке товаров, выполнению работ и услуг в обрабатывающей промышленности — 2,789 трлн руб. в 2012 г. (данные Росстата). Иванов, бывший министр обороны и приверженец тезиса о ВПК — локомотиве инноваций, должен бы знать, что в столице зарегистрированы ряд крупных оборонных предприятий и конструкторских бюро. ■ Действительно, даже при этом лидерстве по производству около 70% регионального ВРП составляют услуги. Плохо это или хорошо? Услуги — основа постиндустриального развития, в современных развитых странах именно такова доля услуг в ВВП — 65—75%. Впрочем, как бывшему министру обороны, Иванову устройство современных развитых стран может и не нравиться. ■ Постиндустриальное развитие и сфера услуг тесно связаны с человеческим капиталом — современная экономика размещена в городах, где концентрируется человеческий и финансовый капитал, производится интеллектуальный продукт и принимаются решения. ■ В Москве, по данным последней переписи, 44% населения имеют высшее образование. По уровню человеческого капитала столица безусловный лидер в стране. ■ Возможно, уровень использования человеческого капитала не устраивает главу администрации — и, наверное, справедливо. Значительная часть сервиса в Москве — государственные услуги. Столичный статус концентрирует управление; в Москве только чиновников территориальных подразделений федеральных органов власти больше, чем чиновников региональных (54% против 46%), говорит директор региональной программы Независимого института социальной политики Наталья Зубаревич. А если добавить к ним непосредственно федеральные министерства и ведомства? Глава администрации президента, пожалуй, мог бы озаботиться вопросом сокращения армии ничего не производящих чиновников. ■ Безусловно, Москву развращает столичная рента — большинство крупных компаний имеют здесь головные офисы и платят налоги. Концентрация капитала приводит к росту миграции в столицу, к росту цен и использованию жилья в инвестиционных целях. Но сверхцентрализация капитала идет вслед за сверхцентрализацией управления. От этого страдает развитие всей страны, что не мешает находящемуся у власти уже 14 лет Владимиру Путину (чью администрацию счастливо возглавляет Сергей Иванов) только усиливать централизацию. По этой самой причине в Москве, в частности, живет Сергей Иванов, но это понятие условное.

Admin: ■ 09—10—2013Истерика на службе у КремляСейчас в социальных сетях фракции сторонников управляемой демократии практически нет, и ее и приходится изображать Этому нет прямых доказательств, но как по кругам на воде можно понять, что кто—то бросает в нее камни, так и по решениям администрации президента можно понять, что на Старой площади не просто проанализировали медийные схемы подготовки протестов 2011—2012 гг. и управления ими, но и взяли некоторые из них на вооружение. ■ После нескольких неудачных экспериментов вроде создания фейсбук—страниц для митингов на Поклонной и выведения очевидно подложных хештегов в твиттере пиар—наемникам российской власти наконец удалось освоить важнейшую технологию краткосрочной истерии в социальных сетях, смысл которой сводится к тому, что вал сообщений в сети начинает не отражать, но формировать общественное мнение. Естественным образом это происходило, например, 4—10 декабря 2011 г. и 6—15 мая 2012 г., когда эффект массовости выводил на улицы тех, кто и сам от себя такого не ожидал. ■ Впервые по—настоящему успешно это оружие было использовано на прошедших выборах мэра Москвы. По данным сразу нескольких источников на рынке интернет—рекламы, три агентства целенаправленно работали только на искажение общественного мнения с целью дискредитации главного соперника Сергея Собянина — Алексея Навального, вбрасывая с определенной периодичностью новые темы—раздражители — от «Навальный как Гитлер» до «Навальный как Путин». ■ Такой режим истерии создается в несколько этапов. Сначала лидеры мнений, скажем так, второго эшелона, не ассоциируемые напрямую с властью, единовременно вбрасывают новую тему обсуждения, пишут проникновенные сообщения, которые становятся резонансными. В это же время начинается тотальная бомбардировка комментариями (подробнее об этом в статье «Максимальный ретвит: общественное мнение — недорого» из газеты «Ведомости» от 25.09.2013) по этому же вопросу. ■ В итоге у обывателя возникает ощущение переполненности медиапространства подобными сообщениями и он сам чувствует необходимость так или иначе высказать свое к ним отношение. Срабатывает вирусный эффект: чем больше комментируют, тем больше комментируют. И если успешно имитируется так называемый «дух времени», то и настоящие лидеры мнений вынуждены его прокомментировать. ■ Опасно ли это? Едва ли. Сам по себе факт освоения российской властью подобной медийной пушки любопытен, но не более того. Такие кампании прямо зависят от своевременного предоставления бюджетов и почти не опираются на реальную идеологическую поддержку населения. ■ В отличие от ситуации середины нулевых годов, когда на платформе «Живого журнала» действительно находились блогеры, симпатизировавшие идее управляемой демократии как способу завершения реформ, сейчас в значительно более многолюдных социальных сетях такой фракции практически нет, и ее и приходится изображать. ■ Сейчас же преобладающая эмоция в интернете по отношению к власти — усталость. А продавать уставшим людям ожидания — задача непростая. Перебивать приходится только еще более сильными негативными эмоциями — страхом, ненавистью, презрением. В короткий промежуток времени это возможно, в долгосрочной перспективе — нет. ■ ■ Автор — Илья Клишин, шеф—редактор сайта телеканала «Дождь»

Admin: 5000 рублейКак определить подлинность купюры и что делать с подделкой

Admin: ■ 21—10—2013 От редакции:Путина одобряют все меньше, но доверяют ему все так жеЭто не проблема для Кремля, пока нет какого—то масштабного кризиса, но в случае кризиса риск потери управления велик Отношение населения к президенту Владимиру Путину постепенно ухудшается, но не сказывается на общем рейтинге доверия к нему. ■ Социологи давно объясняют «тефлоновость» рейтинга Путина тем, что этот рейтинг не имеет к личности Путина никакого отношения. Он отражает потребность в символическом объединяющем центре на фоне резкой дифференциации общества. Путин все еще остается едва ли не единственной скрепой для этого общества, которое боится своего нового состояния. ■■ ■ Фото: А. Махонин/Ведомости ■■ ■ Опросы таких разных социологических служб, как ВЦИОМ и «Левада—центр», показывают постепенное снижение оценок, даваемых россиянами личности Путина и его действиям на посту президента. По данным ВЦИОМа, постоянно растет лишь число считающих Путина опытным политиком (и ведь действительно с каждым годом он работает на своем посту все дольше). Остальные положительные оценки стагнируют после пика в 2007 г. Все меньше тех, кто считает его энергичным и решительным, настоящим лидером, способным навести порядок, принципиальным, честным и порядочным. В октябре подросла доля тех, кто полагает, что большинство путинских предвыборных обещаний выполняется, — до 32% (в январе было 16%, в апреле — 21%). При этом 46% считают, что выполнена лишь часть обещаний, а большинство не реализовано, а 17% — что Путин не выполняет обещания. ■ Данные «Левада—центра» говорят о том, что в основном благоприятное мнение о Путине было у 80% респондентов в апреле 2008 г., у 60% — в мае 2012 г., у 47% — в августе 2013 г. Снижается доля тех, кто испытывает восхищение или симпатию к президенту, и растет доля безразличных, настороженных и тех, кто не может сказать о нем ничего хорошего. ■ Действия президента на его посту в основном поддерживали 77% в мае 2008 г., 57% в мае 2012 г. и 44% в августе 2013 г. До 22% выросла доля тех, кто действия президента в основном не поддерживает. ■ Тем не менее общий рейтинг доверия к Путину остается примерно на одном высоком уровне (сейчас — около 62—64%). По данным опросов «Левада—центра», главным объяснением этого доверия стала безальтернативность фигуры Путина — 42% в 2013 г.; 14% объясняют доверие тем, что Путин успешно работает, 36% — надеждой на то, что он справится с проблемами страны. ■ Рейтинг начнет отражать реальное доверие лично к политику Путину тогда, когда общество созреет и его члены начнут действовать самостоятельно, будут самоорганизовываться и чего—то добиваться. Пример такого поведения мы наблюдали в гражданской активности конца 2011 — начала 2012 г. Однако она более или менее успешно задавлена властью, и сейчас здесь тоже наблюдается стагнация. ■ Тем не менее постепенное ухудшение оценок действий Путина и возложение лично на него ответственности за проблемы в стране (в 2012 г. впервые доля считающих его ответственным превысила 50%, по данным «Левада—центра») волнуют Кремль. Все это не сказывается на общем рейтинге (и на электоральном рейтинге), пока нет какого—то масштабного кризиса, но в случае кризиса риск потери управления велик. ■ На фоне стагнации в экономике делиться рентой с обществом становится все труднее, и поэтому Кремль продолжает ограничивать возможности оппозиции и пытается формировать новую повестку, в которой главный пункт — поиск внутренних и внешних врагов.

Admin: ■ 23—10—2013Власть не поспевает за обществомИнформация проходит сначала все инстанции снизу вверх, а потом долго спускается обратно, что делает вертикаль неэффективной То, что произошло в Западном Бирюлеве 20 октября, стало неожиданностью как для политического класса, так и для интеллигенции по простой причине: эти беспорядки выросли и созрели, образно говоря, на другой планете. На медийной площадке, от которой вышеупомянутые страшно далеки, — «В контакте». Средство сообщения и есть само сообщение. Так, у нас Twitter, сервис моментальных сообщений, подменил не очень эффективных социологов, а Facebook стал протезом парламента — даже не виртуальной Думой, а именно что Советом народных депутатов 2.0. «В контакте» же, кроме реального воспитания подрастающего поколения, формирует еще и наше протогражданское общество. Разбивка на небольшие онлайн—сообщества (гильдии или соседства) воссоздает горизонтальные связи, разрушенные при стремительной урбанизации в середине прошлого века. Жители Западного Бирюлева, которые попали туда кто после расселения центра Москвы, кто из очередников 20 лет назад, а кто из Рязани и Караганды, были физически в короткий промежуток времени вброшены на единое пространство, где им было предложено сосуществовать. И именно соцсеть «В контакте», где и распространилась информация о народном сходе, позволила им сделать первый шаг к формированию своей западнобирюлевской микроидентичности и созданию того, что по—английски называется grassroots movement (инициатива снизу). Сама архитектура «В контакте» способствует возникновению таких местных движений протеста, возмущению горизонтальных сообществ против неэффективности вертикали власти. Ни Facebook, ни Twitter не имеют подобной географической локализации в России и вряд ли в ближайшем будущем будут иметь. Другое дело, что к мониторингу и превентивному решению подобных проблем левиафан российской власти по—прежнему не готов. Решения принимаются уже постфактум и часто с сильной задержкой. Ведь в случае с Западным Бирюлевом практически не использовались закрытые площадки (разве что футбольными фанатами, но об этом нам достоверно неизвестно) и еще к утру 20 октября было известно о проведении народного схода и основные СМИ предупреждали о возможном повторении Манежки, однако, как можно было заметить, полиция оказалась практически не готова к силовому развитию событий. Лишь к вечеру следующего дня правоохранители смогли задержать сотни подростков, устроивших через ту же «В контакте» новый сход на «Пражской». Особенно наглядно неспособность российской полиции оперативно считывать информацию даже из открытых источников проявилась еще во время так называемых народных гуляний в мае 2012 г., когда протестовавшие координировали свои перемещения публично — в Twitter, а ОМОН запаздывал за ними на 1—2 часа. Неповоротливая система, при которой информация проходит сначала все инстанции снизу вверх, а потом спускается обратно вниз, делает вертикаль не просто неповоротливой, но еще и попросту неэффективной в таких ситуациях. А значит, и дальше локальные сообщества будут «внезапно» для сторонних наблюдателей вспыхивать. И если не сломать эту порочную модель их восприятия, со временем тушить их будет все сложнее. ■ ■ Автор — Илья Клишин, шеф—редактор сайта телеканала «Дождь»

Admin: ■ 24—10—2013 Миграция и связь с реальностьюВ России невозможно с завтрашнего дня организовать жизнь «как в Европе» Реакция российской интеллектуальной элиты и российского правительства на беспорядки в Бирюлеве была предсказуемой и отличалась от предыдущих эпизодов с беспорядками на национальной почве, возможно, лишь масштабом. В многочисленных публицистических выступлениях доказывалась польза миграции, развенчивались мифы и, конечно, предавалась проклятию коррупция — корень всех бед. ■■ ■■ Именно с национальным вопросом, а отнюдь не с проблемами коррупции или зажимом демократии связаны практически все случаи массового насилия в нашей стране после 1993 г. Фото: Илья Варламов / РИА Новости ■■ ■ Российские власти наказали наиболее активных участников беспорядков, провели ряд показательных антимигрантских рейдов и подготовили несколько косметических законопроектов, ужесточающих миграционный режим. Но введение виз нецелесообразно, поскольку это оттолкнет от России бывшие союзные республики, а их нужно приближать, заявил президент Владимир Путин. ■ Таким образом, нет никаких предпосылок для того, чтобы российская миграционная политика существенным образом изменилась. Речь идет между тем о едва ли не самом провальном аспекте развития постсоветской России. Именно с национальным вопросом, а отнюдь не с проблемами коррупции, преступности, плохой экономикой или зажимом демократии связаны практически все случаи массового насилия в нашей стране после 1993 г. ■ Если подходы к миграции в своих основах не меняются, то российское общество меняется на глазах. Славянское население бывшего СССР длительное время демонстрировало крайне низкие навыки самоорганизации для защиты своих интересов и полное отсутствие способности к организованному, массовому насилию. Уже беспорядки в Таллине в 2007 г. из—за переноса памятника (Бронзового солдата) показали, что с выходом на политическую арену постсоветских поколений русских многое изменится. У «взрослых» опыт жизни в СССР сформировал неспособность к самоорганизации, страх перед общественной активностью и неверие в собственные силы. Новые поколения свободны от этого наследия. ■ Представители верхушки среднего класса мегаполисов самоорганизуются под политическими лозунгами и наращивают свою активность главным образом в рамках существующей политической системы. В отличие от них представители менее благополучных слоев населения реагируют на проблемы, которые затрагивают их непосредственным образом, и прежде всего на вопросы, связанные с их личной безопасностью. Современные технологии неизмеримо упростили организацию совместных действий для людей, не имеющих доступа к СМИ и серьезного образования. И, очевидно, их реакция на проблемы будет носить гораздо более острый характер. ■ Российская общественная мысль постоянно оперирует вырванными из контекста примерами из иностранной практики, и ссылки на западную практику в миграционной сфере — наглядный тому пример. Западноевропейские страны и США проводят свою нынешнюю миграционную политику в условиях общества, государства и его институтов, находящихся на определенном уровне развития. ■ Никто не имеет права ожидать от жителя условного Бирюлева, чтобы он относился к мигрантам как француз или голландец, потому что полиция и суды в Бирюлеве совсем не голландские. Как, кстати, и система социального обеспечения. В отличие от европейца средний россиянин не ощущает защиты от возможных негативных последствий миграции. Европейский опыт миграционной политики сам по себе спорен и является предметом дискуссий. Однако, чтобы иметь хотя бы те небольшие шансы на успешную интеграцию мигрантов, которые есть в Западной Европе, Россия должна обладать и соответствующим уровнем политического и социально—экономического развития. ■ Это вполне достижимо — через 30—40 лет упорного труда. Сегодняшняя Россия — развивающаяся страна со всеми сопутствующими особенностями, включая нелепые законы, непрофессиональную и коррумпированную полицию и некачественный госаппарат. По ВВП на душу населения она сравнима с бедными членами ЕС — несколько ниже Польши, но выше Болгарии и Румынии. Фактически же — в силу географического разнообразия — она сталкивается во многих областях с более серьезными проблемами развития. Много ли известно примеров успешной интеграции азиатских трудовых мигрантов в этих странах? Нет, поскольку в Европе они сами являются крупными экспортерами рабочей силы и имеют проблемы с собственными этническими меньшинствами вроде цыган в Чехии и Румынии или русскоязычных в Балтии. В более бедных странах третьего мира вроде Индии или государств Ближнего Востока межэтнические беспорядки вообще являются частым явлением. Периодически они происходят даже в коммунистическом Китае. ■ Довольно бесполезно убеждать жителей условного Бирюлева, что вокруг мигрантов сложилось много мифов, ссылаться на полицейскую статистику и мировой опыт. Полицейская статистика преступности даже в развитых странах имеет весьма причудливое отношение к реальности. В условиях развивающихся стран вроде России такую связь вообще бывает сложно проследить, особенно если речь идет о преступлениях вроде мелких краж, побоев и изнасилований. ■ Игнорирование растущей национальной напряженности неизбежно приведет к тому, что беспорядки будут не только повторяться, но и становиться все чаще и тяжелее по последствиям. ■ России рано или поздно придется сделать то, чего хочет большая часть населения: ввести визы для жителей Таджикистана, Узбекистана и Азербайджана; жестко регулировать миграционные потоки, отдавая предпочтение представителям родственных России культур; специальным образом подавлять этнические преступные группировки. Вопрос только в том, когда российские власти и российская элита признают очевидное. В России невозможно с завтрашнего дня организовать жизнь «как в Европе». Никакое «влияние в СНГ» не стоит подрыва внутренней безопасности государства. ■ ■ Автор — Василий Кашин, эксперт Центра анализа стратегий и технологий

Admin: ■ 23—10—2013Как Россия будет контролировать трудовую миграциюПрезидент и депутаты выдвигают новые идеи, как контролировать трудовую миграцию. Приезжим будет сложнее легально попасть в Россию и работать в ней. Станет больше нелегалов, уверен эксперт Вопросы адаптации мигрантов решаются ФМС и Минрегионом, но позитивных изменений мало, констатировал вчера в Уфе на заседании совета по межнациональным отношениям президент Владимир Путин. «Возможно, стоит подумать о составлении «трудовых карт», определяющих потребности субъектов в дополнительной рабочей силе», — предложил президент. Сейчас существует система квот и заявок на трудовые ресурсы, а речь идет о более сбалансированной системе, учитывающей экономику и географию регионов (с учетом также рождаемости и оттока населения), разъяснил инициативу пресс—секретарь президента Дмитрий Песков. ■■ ■ Фото: А. Махонин/ Ведомости ■■ ■ Не дожидаясь составления карт, депутаты Госдумы уже выдвинули новые инициативы по регулированию трудовой миграции. Председатель комитета по безопасности Ирина Яровая и ее заместители Александр Хинштейн и Эрнест Валеев внесли вчера в Госдуму пакет законопроектов, ужесточающих контроль над миграцией из безвизовых стран. В частности, предложено ввести квоты на трудовые патенты, позволяющие иностранцам работать у физических лиц (нянями, сиделками и т. д.). Сейчас квотированы только разрешения на работу мигрантов, количество патентов не ограничено, это ведет к бесконтрольным изменениям на рынке труда, говорится в пояснительной записке, информации о местонахождении, здоровье, судимости примерно 1,2 млн людей, купивших патенты, нет, при этом есть основания полагать, что часть мигрантов использует документ не для работы, а для легализации своего пребывания в России. ■ Процедуру получения патента предложено ужесточить: мигрантам, в частности, придется представить уведомление от нанимателя с указанием примерной суммы вознаграждения и купить медицинскую страховку. Медстраховка может стать условием и для получения разрешения на работу, сейчас она требуется только высококвалифицированным иностранным специалистам. Для подтверждения знания русского языка претендентов на получение разрешения на работу могут обязать проходить собеседование — сейчас достаточно представить соответствующий документ. Та же процедура предложена для претендентов на патент — сейчас им не требуется такого подтверждения. ■ Принять на работу иностранца можно будет только в отсутствие зарегистрированного в службе занятости специалиста из числа граждан России, предлагает законопроект. Разрешенный срок пребывания мигрантов из безвизовых стран в России депутаты предлагают сократить вдвое: с 90 до 45 суток, а возможность регистрации по месту пребывания ограничить учетной нормой жилья на человека. ■ Эти меры позволят контролировать привлечение и использование иностранной рабочей силы, создадут гарантии общественной безопасности и защитят трудовые права граждан России, а последняя — предотвратит появление «резиновых квартир», считают авторы документа. ■ Все это лишь увеличит число нелегалов, предупреждает правозащитница Светлана Ганнушкина, регистрация по норме, которая устанавливается для постановки граждан на очередь нуждающихся в улучшении жилищных условий, будет препятствовать законному пребыванию в России гостей из других стран, еще часть приезжих лишится законного статуса в случае ограничения разрешенного срока пребывания в стране, а квотирование патентов приведет только к тому, что няни и сиделки, как раньше, будут вынуждены выезжать из страны и въезжать заново, продолжая работать нелегально, и никто не сможет доказать, что эти люди работают, а не гостят у россиян. ■ Возможности въезжать в Россию в любой момент иностранцы из безвизовых стран могут лишиться: руководитель ФМС Константин Ромодановский на совещании в Уфе предложил ограничить срок их пребывания в стране 90 днями в течение полугода. ■ ■ Авторы — Светлана Бочарова, Лилия Бирюкова

Admin: ■ 24—10—2013От редакции:Как работает образ врагаПлохое внутреннее состояние государства привело к тому, что у России ухудшаются отношения с внешними партнерами Образ врага, бывший долгое время умозрительной конструкцией — частью внутриполитической пропаганды Кремля, стремительно материализовался в лице среднеазиатской национальности. Внутриполитических успехов таким способом власти пока не удается достичь, но на фоне низкого качества государства это приводит к росту проблем во внешней политике — Россия все делает для того, чтобы стать образом врага для все большего числа других стран. ■■ ■ Фото: Reuters ■■ ■ МИД Киргизии официально выразил озабоченность в связи с нарушением процессуальных норм при задержании в Москве граждан Киргизии после событий в Бирюлеве. Российские органы власти не сообщают киргизским дипломатам о задержаниях, что нарушает Венскую конвенцию о консульских отношениях. Киргизов все чаще привлекают к суду, где решения выносятся «до начала самого судебного процесса, без детального и объективного изучения материалов; в результате этого в судах, по экспертным оценкам, 99% мигрантов выдворяются за пределы России и подвергаются административным штрафам», говорится в заявлении. ■ У среднеазиатских союзников России может появиться еще больше озабоченности, поскольку тема ограничения трудовой миграции набирает популярность у московских политиков и чиновников. Министр внутренних дел рапортует о росте числа преступлений мигрантов, его московский подчиненный требует до конца года проверить все квартиры на предмет наличия нелегалов, ФМС ждет полномочий на проведение дознания по делам об организации незаконной миграции, депутаты Госдумы пишут проекты ужесточения правил приема мигрантов на работу. ■ Президент Путин на заседании совета по межнациональным отношениям попытался одновременно поддержать противоположные тезисы. ■ По его словам, попустительство незаконным действиям недопустимо; в межнациональных конфликтах виноваты местные власти; большинство конфликтов — бытовые, но используются экстремистами для нагнетания межэтнической напряженности. ■ Местные власти, может, и виноваты — однако их полномочия и финансы давно урезаны центром. Политическим использованием мигрантской темы занимались последние полгода высшие чиновники и федеральные политики. Для этого были конкретные поводы, например выборы мэра Москвы, и общие причины — ухудшение социально-экономической ситуации в стране, рост недовольства действиями центральной власти со стороны населения. ■ Долгое время образ врага, востребованный властной пропагандой, был несколько умозрителен: это были либо абстрактные американцы, либо заменяемые шпроты, молоко, конфеты, вино из соседних стран. Но в этом году тема «вредных мигрантов» стала основной в публичной риторике власти. Мигрантов начали гонять — в полном соответствии с уровнем судебной, правоохранительной и внешнеполитической инфраструктуры. В итоге плохое внутреннее состояние государства привело к тому, что у России ухудшаются отношения с внешними партнерами. Уже можно говорить о том, что планы евразийской политической кооперации подорваны внутренней антимигрантской политикой. Никуда не делись и другие внутренние конфликты, мешающие международной интеграции страны: борьба с гомосексуалистами, экологическими активистами, иностранными агентами среди НКО и экспертов и т. д. Чужие при столкновении с Россией получают такой заряд бодрости, что долго еще не захотят дружить.

Admin: ■ 24—10—2013Чем конкретно занимались участковые в Западном БирюлевеСуществующая система открытости ничего общего с реальной открытостью и прозрачностью не имеет, а лишь симулирует ее Недавняя реформа МВД предполагала повышение прозрачности работы полиции. По замыслу авторов наиболее открытым для населения подразделением должна оказаться служба участковых уполномоченных (у которой нет ни секретности оперативно—розыскной деятельности, ни тайны следственных действий и основной задачей которой является профилактика преступности). Именно участковых гражданам положено знать в лицо, именно к ним мы должны прежде всего обращаться за помощью, и именно отчеты об их работе МВД публикует открыто в интернете. ■■ ■ Фото: PhotoXpress ■■ ■ Передо мной 15 информационно—аналитических записок о работе в течение девяти месяцев 2013 г. конкретных участковых Западного Бирюлева за подписью уволенного недавно начальника отдела МВД подполковника Г.А. Каверина. Кроме того, на том же сайте УВД по ЮАО г. Москвы размещены отчеты врио начальника отдела участковых уполномоченных майора В.Н. Селезнева за первое полугодие. Из последнего документа мы узнаем, что всего в Западном Бирюлеве работает 18 участковых и одна позиция старшего участкового остается вакантной. Сразу бросается в глаза высокая текучесть кадров в этом подразделении: каждый третий (шесть человек) из участковых работает в своей должности меньше года. ■ Все 15 записок составлены стандартно, меняются лишь фамилии и отчетные цифры—показатели. За этим не разглядеть ни опыта работы полицейского, ни его усилий. Формально мы можем узнать, имеют ли сотрудники службы дисциплинарные взыскания, сколько преступлений они раскрыли и сколько выявили административных правонарушений за девять месяцев работы в 2013 г. Однако без знания законов и аббревиатур невозможно оценить объем и содержание работы участковых. ■ Вот, например, загадочное АППГ, не говорящее обычному человеку без расшифровки ничего, а для сотрудника полиции значащее очень много. Именно на расчетах АППГ (аналогичных показателей предыдущего года) зиждется вся «палочная» система МВД. Мы обнаруживаем в записках, что по административным правонарушениям практически у всех сотрудников наблюдается снижение этого показателя, т.е. в 2013 г. их было выявлено значительно меньше, чем в предыдущем, за исключением четырех новичков, у которых этого АППГ пока просто нет. «Ну и что это значит? — спросит житель Западного Бирюлева. — Хуже стали работать участковые или лучше?» Ответа на это у составителей документов нет. Указано, что для снижения есть единые для всех участковых, но не названные «субъективные и объективные причины», не зависящие от сотрудников полиции и опять же не названные изменения в законодательстве. Сотрудники МВД или юристы, может быть, и догадаются, о чем речь. А граждане не поймут, ну и не важно. ■ Чтобы осознать не только количество, но и содержание работы, гражданам нужно вооружиться Административным и Уголовным кодексами — в записках есть только указания номеров статей. Без их расшифровки не понять, что подавляющее большинство (63%) административных правонарушений, выявленных 15 участковыми, приходится на нарушения пешеходами и пассажирами правил дорожного движения. ■ Если вы не юрист, то будьте добры, учите Уголовный кодекс, иначе не поймете, какие преступления участковые раскрыли в Западном Бирюлеве. Если же знать не только номера, но и содержание статей УК, то станет ясно, что из 43 названных в записках раскрытых преступлений самое распространенное (11 случаев) — это уклонение от уплаты алиментов по решению суда. По пять преступлений приходится на побои и использование подложных документов. Третье место по раскрытиям службой участковых уполномоченных (четыре преступления) занимает оскорбление представителя власти. Встречаются также раскрытия участковыми угроз убийством и краж: по три раскрытия за девять месяцев. Из записок мы также знаем, что всего на территории, контролируемой этими 15 участковыми, совершено (читай: зарегистрировано как совершенные) 313 преступлений. И по каждому сотруднику службы сообщается достигнутый им уровень раскрываемости — от 53 до 2,7%. Причем каждый сравнивается со средним уровнем раскрываемости по отделу и по управлению в целом. ■ Но это ли интересно жителями Западного Бирюлева? На мой взгляд, гражданам важнее понимать, сколько преступлений вообще раскрыто, и не важно при этом — самим участковым или кем—то другим. Жителям также интересно, какие именно преступления остаются нераскрытыми совсем, чтобы каким-то образом соотнести свое представление о криминальной ситуации своего района с информацией от МВД. Но таких сведений в записках мы не находим. ■ Если жители понимают загадочное КУСП (книга учета сообщений о происшествиях), они узнают, что значительное число отказов в возбуждении уголовных дел на основании таких сообщений выносится самими же участковыми. При соотнесении этой информации с тем, что успешность сотрудника полиции оценивается по показателю раскрываемости, для читающего становятся очевидными причины усилий их участковых по сокрытию реальности преступной жизни в районе. ■ Узнают ли жители Западного Бирюлева о профилактике преступлений, которые должны вести участковые? Напомним, им такая деятельность вменяется в круг прямых обязанностей. Конечно, узнают, но не многое. Во—первых, в конце записки им кратко сообщают, сколько людей было поставлено каждым сотрудником на профилактический учет. Кто эти люди и каковы особенности профилактической работы с ними, из записок не ясно. Во—вторых, граждан информируют, сколько процентов квартир «отработал» (читай: обошел) участковый за девять месяцев. Кто—то много — больше половины, кто—то мало — меньше десятой доли. Известна и цель поквартирного обхода: уговорить население обзавестись металлическими дверьми, а также установить охранную сигнализацию. В конце записки по каждому из участковых сообщается, сколько было им принято заявлений по поводу установки квартир жителей Западного Бирюлева на загадочное ПЦО (пункт централизованной охраны). Становится ясно, что вся профилактическая работа с населением сводится к обеспечению отдела вневедомственной охраны работой, а родного ведомства — деньгами. Кстати, заявлений собрали мало: всего 58 штук на 15 человек за девять месяцев. ■ Этот краткий обзор отчетности МВД о работе лишь нескольких сотрудников в одном лишь районе Москвы показывает, что существующая система открытости ничего общего с реальной открытостью и прозрачностью не имеет, а лишь симулирует ее. Все эти информационные записки лишь элемент внутренней отчетности, который выкладывается для всеобщего ознакомления. По формату и содержанию это тексты не для граждан, они составлены для начальства. ■ Если спросить себя, какая могла бы быть открытость МВД — пусть даже маленькой его части в лице участковых — с точки зрения самих граждан, сразу рисуется обратная картина. Стандартизированная информация о количественных показателях достижений представителей этой службы на поприще «раскрытий» и «выявлений», конечно, важна, но она должна быть понятна людям. Если мы хотим реальной открытости и публичности участкового — пусть это будет его живое обращение, пусть это будет его текст, его видеоинтервью, в котором он расскажет сам о своей работе, о трудностях, которые он ежедневно решает. Жителям важно понять, кто их участковый, сможет ли он их защитить и помочь в трудной ситуации. Решает ли он задачу по охране порядка в рамках отведенных ему законом компетенций и как решает — репрессивными или профилактическими мерами. То есть людям важна информация о качестве работы участкового, а не о количественных показателях, которые так значимы для его руководства. ■ ■ Автор — Екатерина Ходжаева, научный сотрудник Института проблем правоприменения при Европейском университете в Санкт—Петербурге

Admin: ■ 25—10—2013От редакции:«Пора валить» — от слов к делу переходят немногиеУезжают образованные, умные и обладающие доходами — т.е. те, кто очень бы пригодился российской экономике На совещании председателей избиркомов в Подмосковье председатель московской городской комиссии Валентин Горбунов заявил, что за рубежом постоянно проживают, по неофициальным данным, 17 млн россиян и эта цифра растет (официально на консульском учете — 1,8 млн). Горбунов, конечно, озабочен низкой явкой на выборах; кроме того, он объяснил, что взял цифру из СМИ. И цифра, и высокий пост назвавшего ее чиновника заставляют вспомнить алармистскую тему «пора валить», ставшую популярной в рунете после рокировки Путина и Медведева в сентябре 2011 г. Повалили или нет? ■■ ■ Фото: Fotolia/PhotoXpress ■■ ■ О желании уехать заявляют 22% опрошенных («Левада—центр»), но это абстрактное желание. Конечно, массовой эмиграции нет, однако растет качество эмигрирующих. ■ Есть проблема со статистикой: отъезжающих трудно учитывать в стране отъезда — далеко не все из них официально отказываются от гражданства или оповещают миграционную службу о том, что их некоторое время не будет дома. Замдиректора Института демографии НИУ ВШЭ Михаил Денисенко, изучающий статистику стран, принимающих мигрантов из России, пишет, что в 2003—2010 гг. только по 14 странам отток населения из России был в 2,7 раза выше, чем по данным российской статистики; в целом за эти годы эмиграция из России должна была превысить 500 000 человек. ■ Казалось бы, даже несовершенная внутренняя статистика свидетельствует о резком росте числа отъезжающих: по оценке Росстата, за январь — август 2013 г. из России выбыло 116 220 человек (за январь — август 2012 г. — 77 212, за весь 2011 год — 36 774). Однако к этим данным надо относиться осторожно, так как два года назад у Росстата поменялись критерии оценки миграции и теперь в число выбывших могут попадать иностранцы, которые находились в России более девяти месяцев. ■ Цифру 17 млн российских граждан за рубежом Денисенко называет фантастической. Все—таки основное число людей выехало из России в 1990—е, когда в западных странах работало много принимающих программ. В 2000—е большинство из них закрылись, поток эмигрантов упал. Но миграция стала более селективной. ■ Конечно, есть громкие политические истории — отъезд Сергея Гуриева, Гарри Каспарова, участников оппозиционных движений, опасающихся полицейского преследования. ■ Есть странные истории, например заявление немецкого посла Ульриха Бранденбурга о том, что за семь месяцев 2013 г. более 11 000 граждан России попросили политического убежища в Германии, 90% из них — чеченцы. Возможно, это следствие работы неких мошенников, обещавших жителям Чечни землю и деньги в Германии. ■ Но в целом современная логика отъезда соответствует требованиям международного рынка труда. Уезжают сейчас молодые, умные и обладающие доходами — т.е. те, кто очень бы пригодился российской экономике. Социологи подтверждают: по данным Центра социологических исследований РАНХиГС, к трудовой миграции за рубеж не готово более 90% россиян. Но около 10—15% рассматривают эмиграцию как потенциальную возможность трудового развития — и это наиболее экономически активные и уже успевшие состояться люди.

Admin: ■ 28—10—2013Дело не в мигрантахПовышение качества работы государственных органов и сокращение их размера — правильный способ борьбы с проблемами миграции ■ С точки зрения экономиста, события в Бирюлеве вернули дискуссию о том, нужны ли Москве трудовые мигранты, туда же, где она была и раньше, лишь слегка сдвинув акценты. Если ввести дополнительные ограничения на приезд и проживание мигрантов в городе, в чем бы эти ограничения ни выражались — во введении виз или в увеличившихся поборах во время проверки документов, эти ограничения приведут к росту издержек у фирм и отчасти к росту цен и, значит, к снижению благосостояния москвичей. Конечно, эту цену — жить чуть хуже, но при меньшем количестве мигрантов в городе — можно заплатить, но считать, что ее нет, неправильно. ■ Все очень просто. Зарплата определяется в равновесии, в котором спрос на труд со стороны работодателей равен предложению труда со стороны людей. Если предложение каким—то образом ограничено, это может привести только к росту зарплат, т.е. издержек фирм. В случае трудовых мигрантов этот рост будет разным в разных отраслях — сильнее всего вырастут издержки фирм, которым требуется много дешевой рабочей силы. Рост цен, к которому приведут эти изменения, не будет столь большим, что кто—то, заглянув в кошелек, ахнет, и тем не менее последствия будут негативными. ■ Юлия Латынина, обозреватель «Новой газеты» и давний сторонник ограничения миграции, написала на прошлой неделе о том, что большой спрос на дешевую, неквалифицированную рабочую силу, нынешних трудовых мигрантов, — оборотная сторона низкой производительности труда, ключевого экономического параметра, по которому наша страна в разы отстает от мировых экономических лидеров. Что такое низкая производительность труда? Самый простой пример: на российском предприятии требуется на единицу производимой продукции больше бухгалтеров (потому что налоговые органы неэффективны) и охранников (потому что неэффективна полиция), чем у аналогичного предприятия в Америке или Европе. Если бы в Москве в кафе не было охранников (как их нет в развитых странах), освободились бы тысячи рабочих рук и последствия запрета на миграцию были бы менее чувствительными. ■ Вторая российская (и особенно московская) сложность, усиливающая проблемы на рынке труда, — наличие множества «рентных» рабочих мест. Если присмотреться, в городе и стране огромное количество низкооплачиваемых бюрократов — при этом слишком велики не только размеры госорганов, раздутые благодаря ценам на нефть в 2000—е, но и штаты крупнейших госкомпаний, являющихся монополиями в своих отраслях. Это, возможно, повышает удовлетворенность граждан уровнем жизни (они получают низкую зарплату за ненужную и низкоквалифицированную работу), но фактически вычитает их всех из рынка труда. Если бы они были на рынке, ограничения миграции не так бы сильно сказывались на издержках фирм. ■ Так что повышение качества работы государственных органов и сокращение их размера — правильный способ борьбы с проблемами, связанными с присутствием трудовых мигрантов. ■ ■ Автор — Константин Сонин, профессор Высшей школы экономики; мнение автора является его личной точкой зрения

Admin: ■ 22 ноября 2013 года | Александр АртёмовВоруют…При массовых масштабах воровство из криминальной проблемы превращается в проблему политическую ■ Фото ИТАР—ТАСС/ Сергей Карпов Общепринято, что крылатую реплику, процитированную в заголовке, ввел в обиход в качестве наиболее общей характеристики российской действительности Карамзин. С его легкой руки она и ныне с какой—то бравадой почти повсеместно употребляется по всякому поводу. Правда нынче чаще всего с благородным негодованием — лишь по отношению к поведению чиновничества. И первопричину всех проблем во всех сферах жизни общества многие искренне пытаются найти только здесь. С чиновничьими взятками все ясно — это вульгарный криминал. Сажать без разговоров. Но ведь множество аспектов жизни никак с чиновничеством не связаны. А там—то что? Проблем нет? Надо бы приглядеться повнимательнее. ■ То, что в просторечии именуется воровством, Уголовный кодекс Российской Федерации определяет как хищение, то есть «совершенные с корыстной целью противоправные безвозмездное изъятие и (или) обращение чужого имущества в пользу виновного …, причинившие ущерб собственнику» (статьи 158—161). Причем трактует это изъятие достаточно широко. Это не только банальное деяние в форме умыкания чужого добра через форточку. Но это и обман, и злоупотребление доверием, и неисполнение договорных обязанностей. ■ Ну, с прямым обманом все более-менее понятно. Обещал 100% прибыли за три месяца, сбежал, деньги безвозмездно пропали — вульгарное мошенничество (ст. 159 УК РФ) типа пирамиды МММ, пожалуйте на лесоповал. Но ведь, если вдуматься, внешне благопристойное действо — заключение и «исполнение» контракта на строительство бани — при тех обстоятельствах, что подрядчик исполняет контракт «на отвяжись», может нанести не меньший ущерб, чем пирамида. Если подрядчик назначит цену, как за резную избушку из красного дерева, а по небрежению или умыслу построит сарай из прелого баланса. Тут, вроде, «изъятие имущества» не совсем «безвозмездное» — какой—никакой сарай все—таки стоит, но для заказчика разница невелика: налицо ущерб как материальный, так и моральный. А в обычаях делового оборота это по нынешним временам считается чуть ли не в порядке вещей. ■ Так что с точки зрения экономики в широком смысле воровство можно рассматривать как любое противоправное корыстное причинение ущерба гражданину в виде неэквивалентного обмена. ■ И вот вариантов такого неэквивалентного обмена в нынешней российской действительности несть числа. И на любой вкус. На высшем уровне здесь и хитроумные схемы дополнительных эмиссий, размывающих доли акционеров, и выстраивание замысловатых конструкций из инжиниринговых компаний, аутсорсинга, суб—, суб—, субподрядчиков, торговых домов при застройке и поставке продукции, приводящее к многократному удорожанию многомиллиардных государственных программ. На уровне попроще — завышенные тарифы на безобразно оказываемые услуги транспорта, ЖКХ, связи. И на этом фоне упоминать такие банальности, как обнаружение в консервной банке с надписью «высший сорт» пищевых отходов, вроде уже и неловко. Но результат всех этих «операций» один — прямой ущерб потребителей. ■ Было бы несправедливым упомянуть прелести неэквивалентного обмена только со стоны предпринимательского сообщества. А ведь учителя, ставящие 100 баллов за ЕГЭ по русскому языку ученикам, вообще не говорящим по—русски, врачи, назначающие лекарства, которые не лечат, слесаря в автосервисе, заливающие в мотор отработку, и многие иные — имя им — Легион… Результат их трудов для ближних — тот же ущерб. ■ К слову сказать, нанесение ущерба наблюдается не только при упомянутых выше взаимоотношениях типа «производитель — клиент», но и внутри хозяйствующих субъектов по оси «работодатель — работник». Честно говоря, стенания господина Потапенко, не совсем уж беспочвенны. Пустопорожнее времяпрепровождение топ—менеджмента на многочисленных «деловых переговорах», в результате которого предпринимателю предъявляется договор на невыгодных условиях, бестолково организованная логистика либо несвоевременно осуществленная поставка, действительно не стоят тех денег, что требуют себе нынешние «манагеры». ■ Было бы ошибочно идеализировать и всех «угнетенных трудящихся». Среди них достаточно много людей, которые тащат у работодателей строительные материалы, сливают бензин, совершают на служебных машинах «левые» рейсы. Ну, это прямая уголовщина. А имеет место быть и, вроде бы, вполне невинное висение в интернете в рабочее время, простои, пока не видит прораб, а то и вместе с прорабом. Да и недовинченные фитинги, заколоченные, а не завинченные болты — того же порядка. Вроде, прямо и не подпадает под Уголовный кодекс. Но ведь с точки зрения экономики — это хищение оплаченного рабочего времени, то есть нанесение ущерба работодателю. ■ А вот теперь надо бы обобщить. Функционирование любого хозяйственного механизма (это написано в любом учебнике экономики) осуществляется в результате взаимообмена товаров и услуг, предлагаемых предпринимателями на потребительском рынке, с одной стороны, и труда, предлагаемого домохозяйствами, на рынке ресурсов. Эти потоки образуют замкнутый цикл. Для успешного функционирования экономики необходимо, чтобы встречный денежный поток был эквивалентен потоку товаров, услуг и трудовых ресурсов. Но если выясняется, что с обеих сторон этого обмена — предпринимателей и домохозяйств — наблюдаются массовые явления (автор подставит свою седую голову под побитие камнями, если упомянутые им деяния носят единичный характер) неэквивалентного обмена, проще говоря — взаимного воровства, то очевидно, что объем товаров и услуг в натуральном выражении на каждом цикле обмена будет меньше объема денег, который должен был бы выражать их ценность. А это, собственно, и есть инфляция. И никакие чисто монетарные мероприятия не в силах устранить фундаментальную причину ее возникновения — вульгарное воровство. ■ Но, с другой стороны, коль скоро кража происходит с обеих сторон обмена, то можно предположить, что, в конце концов, обмен — эквивалентный? Просто он каждый раз устанавливается на новом уровне. Надо только найти методики правильного вычисления этого уровня и руководствоваться ими. Собственно, это и предлагает, например, чикагская школа экономики. В основе ее метода лежит накопление и обработка статистической информации о состоянии хозяйственной системы. Поэтому приверженцы этой школы считают, что ничего неприятного не происходит. Статистика, дескать, все учтет. Можно предположить, что они еще более воодушевятся на фоне присуждения лидеру этой школы Юджину Фама Нобелевской премии по экономике в 2013 году. ■ Но «чикагские» экономисты лукавят, то ли добросовестно заблуждаясь, то ли уклоняясь от прямых ответов. Ведь статистика — феноменологическая наука, которая по определению не ставит перед собой задачи вскрытия каких—либо фундаментальных причинно—следственных связей. Поэтому с точки зрения статистики масштабное снижение затрат, приведшее к росту нормы прибыли, — это просто показатель экономической эффективности. А чем достигнуто это снижение затрат — то ли внедрением прорывной технологии или филигранной логистикой, то ли банальным использованием ворованного сырья — статистика не хочет, да и не может, видеть. Следовательно, статистические методики не могут дать никаких рекомендаций по поводу действий в тех случаях, когда экономика начинает пробуксовывать. ■ Здесь следует учитывать одно фундаментальное обстоятельство. Можно делать вид, что все вполне пристойно. Можно с помощью удачного применения статистических методов исчислять каждый раз новый баланс и печатать нужное количество денег. Но никому еще не удавалось в течение сколь—нибудь продолжительного времени нарушать закон сохранения материи. А это значит: сколько бы стороны не отчитывались друг перед другом и перед обществом о росте экономики в финансовых показателях, взаимное воровство приводит к предсказуемому результату — экономика начинает сжиматься в показателях физических. Собственно, та же статистика это бесстрастно показывает: фиксируемый рост в 1,8% при ежегодной инфляции в 4—6% ни что иное как рецессия. И это только официальные данные по инфляции на основе каких—то загадочных методик. Даже беглый взгляд на ценники в магазинах дает картину гораздо более серьезной инфляции по потребительским товарам на уровне 10—15%. ■ На это можно бы не обращать внимания, если бы субъекты взаимного воровства были идентичны. Тогда действительно не имеет значения, каким количестве денежных единиц будет выражен объем объекта обмена (и обмана). Но субъекты обмена существенно не идентичны. Причем с обеих сторон. И вот здесь на сегодняшний день не существует вообще никакого согласия ни среди социологов, ни среди практикующих политиков, ни среди самих участников обмена. Поэтому все попытки найти хоть какое—нибудь практически приемлемое решение на любых публичных уровнях заходят в тупик. ■ Только, например, очередной видный оппозиционер с пафосом пронегодует по поводу бедственного положения «отечественных производителей», как тут же Счетная палата либо прокуратура опубликовывает справку об очередной растрате очередных миллиардов долларов в какой—нибудь сугубо отечественной госкорпорации. Только руководитель одного социологического института уронит скупую слезу по поводу унизительной зарплаты университетского профессора, как в этой же самой телевизионной передаче руководитель другого социологического института с брезгливой усмешкой призовет «развенчать миф о нищете образования и медицины», ссылаясь на многомиллиардные теневые обороты в этих сферах. ■ Самое интересное, что все участники этой дискуссии излагают достоверные факты. Только почему—то никто не озвучит простой вывод: пропасть пролегла НЕ МЕЖДУ интересами различных профессиональных или возрастных групп, а ВНУТРИ каждой из них. И пропасть эта углубляется с каждым днем. Действительно задыхающийся от налогов законопослушный совладелец какой—нибудь научно—производственной фирмы и завсегдатай лас—вегасовского казино — это совершенно разные люди, хотя и принадлежат к одному и тому же предпринимательскому сообществу. Столь же глубока и ментальная пропасть между сутками стоящим у операционного стола хирургом и холеным медицинским боссом, расслабляющимся каждый уик—энд в апартаментах где—нибудь на Красном море, хотя оба они из одной и той же «коррумпированной» медицины. И материальным выражением этой пропасти является зашкаливающий за все мыслимые пределы децильный коэффициент. ■ Масштабы распространения деструктивного экономического поведения опасно недооценивать. Так, например, еще осенью 2011 года авторитетнейший российский адвокат Генри Маркович Резник в передачах Киры Прошутинской на канале ТВ—Центр, «НТВшники», «Поединок» на ВГТРК неоднократно высказывал мнение, что до 75% хозяйствующих субъектов участвуют в коррупционных схемах, связанных нарушениями установленных финансовых, технических либо правовых норм. В воскресной программе Владимира Соловьева 20.10.2013 года сенатор Сергей Лисовский фактически подтвердил подобную оценку, озвучив тезис о повсеместной распространенности и обыденности стереотипов противоправного поведения в хозяйственной деятельности. ■ А вот это уже серьезно. Ибо понимание тотального воровства рождает чувство тотального же недоверия членов общества друг к другу. И это фиксируют уже все виды социологических исследований. Чувство неудовлетворенности во всех традиционно понимаемых социальных группах распределено примерно одинаково. Поэтому сформулировать хоть сколь—нибудь внятные непротиворечивые тезисы с позиций любой из традиционных социальных групп представляется проблематичным. ■ Проблему можно обозначить следующим образом. Традиционно социология выделяет социальные группы предпринимателей, чиновничества, сотрудников силовых структур, наемных работников. Можно вспомнить еще традиционную дефиницию социальных групп по отраслям промышленности, по образовательному уровню, по месту жительства, по этническому признаку. Вот, пожалуй, и все. Эти социальные группы каким—то образом охарактеризованы. Выявлены их стереотипы поведения, мотивация, некоторые общие интересы. Исходя из интересов двух основных групп — предпринимателей и домохозяйств — причем в предположении добросовестного поведения с обеих сторон, выстроена экономическая система общества, разработаны методики ее учета и регулирующие механизмы. Ориентируясь на типовые мотивации традиционно понимаемых социальных групп, выстроена политическая и правовая системы, защищающие эти мотивы и интересы. ■ Но, признав в качестве ключевой и массовой проблему воровства, приходится учитывать, что воровство само по себе является игрой с нулевой суммой. Выгода кого—либо одного неизбежно является ущербом кого—либо другого. Именно ущербом, а не замедленным ростом благосостояния недостаточно успешных участников правоотношений, как это наблюдается в нормальных созидательных экономических системах. Осознание этого обстоятельства и приводит к обострению восприятия любых житейских коллизий. При этом следует иметь в виду, что проблема системного воровства приводит к формированию особой социальной группы — «потерпевших». Тех, которые, столкнувшись с неэквивалентным обменом, не компенсируют ущерб воровством у кого—либо другого. Части из них просто не у кого воровать в силу их пассивного положения в экономике (пенсионеры, несовершеннолетние, полностью нетрудоспособные), часть — не делает этого в силу убеждений. Таким образом, проблема искоренения тотального воровства во всех видах является коренным интересом только этой группы «потерпевших». Но в современной политической системе эта группа никак не охарактеризована, ее общие интересы и ценности не артикулированы. Ее представители диспергированы среди всех традиционных групп. ■ Существует мнение, что такие общие интересы, иначе говоря — идеологию, и не надо формулировать. В частности, интересы потерпевших защищает Уголовный и Гражданский кодексы. И этого достаточно. Но, если вдуматься, то по своей сути юстиция ориентирована на ситуации, когда случаи девиантного поведения являются единичными на фоне всей совокупности общественных коллизий. Только в этом случае юстиция в состоянии справиться с потоком исков, рассматривая каждый случай индивидуально с соблюдением всех процессуальных норм (так записано в законе). Но если поток коллизий неэквивалентного обмена станет сравним по масштабам с общим объемом сделок, система встанет в ступор. Тем более, что масса событий, являясь по своему содержанию фактически хищением, формально согласно всяким кодексам не содержит состав преступления. ■ Пример: некая фирма—производитель произвела недовложение на сумму 50 рублей при общей цене товара в 100 рублей. С суммой такого ущерба заявление не примет даже мировой судья. Да и не каждый потерпевший пойдет в суд, зная, что разбирательство — в лучшем случае! — будет длиться месяцами. А если предположить, что производитель продает таких изделий миллион штук, представляете масштабы и норму прибыли? Ну, вроде, признаков преступления нет, а реальный ущерб и реальная корысть — вот они. И куда деваться потерпевшим? И кто из производителей откажется от такого «бизнеса»? ■ Таким образом, при массовых масштабах воровство из проблемы криминальной превращается в политическую. А чтобы предложить хоть какой—нибудь реализуемый способ разрешения политических проблем, необходимо сориентироваться на интересы какой—то социальной группы, которая в процессе общественно—исторической практики будет активно эти методы осуществлять. А без системы ценностей — идеологии — никакая самоидентификация никакой социальной группы невозможна в принципе. Как невозможно и согласованное общественное выступление этой социальной группы для защиты общих ее интересов. ■ Теоретически можно обойтись и без такой самоидентификации. Только в этом случае общество окажется неструктурированным. Имеются политические деятели, которым это вообще не представляется нужным, и даже вредным («Опять идеология!»). Однако, теория систем подсказывает, что никакая неструктурированная система к саморазвитию в принципе не способна. Ну, ладно бы только без развития. Некоторые согласны и так. Только приходится иметь в виду, что в соответствии со вторым началом термодинамики неструктурированная система начинает неизбежно деградировать, стремясь в пределе к абсолютному нулю. При том, что состав системы остается неизменным. Пара наглядных примеров: структурированная система — дом, неструктурированная система — груда кирпичей, плавно переходящая в пыль; структурированная система — живой организм, неструктурированная система — разлагающееся тело. ■ Так что нам всем с нашим тотальным воровством, виноват — с неэквивалентным обменом, надо что—то делать. Рассчитывать на одновременное прозрение всех членов общества было бы верхом наивности. Осознание неприемлемости сложившихся обычаев может наступить только у весьма небольшой части общества. Остальные, в лучшем случае, предпочтут сохранить status quo. Тем более, что некоторая часть (бенефициары ситуации, что в форме материальных выгод, что в форме «халявного» времени) будет активно «прозрению» сопротивляться. Здесь опять придется прибегнуть к теории систем, которая утверждает: для создания структуры к системе необходимо приложить внешнюю энергию. В случае общественного структурирования — применить методы принуждения. Нынче без него уже не обойтись. ■ Тут дилемма предельно проста: найдутся здоровые организованные силы, готовые системно применить (давайте говорить без эвфемизмов) общественное насилие во имя открыто сформулированных и принятых обществом целей, — выживем, не найдутся — на месте России останется смердящая туша. ■ Tertium non datur. ■ Автор — кандидат технических наук, доцент, полковник

Admin: ■ 26—11—2013Какой парламент нужен РоссииЧто Госдума нужна России, сочли 39%, а 43% сказали, что «жизнь страны может быть с тем же успехом организована указами президента» Это Украине можно решать свою историческую судьбу выбором — примкнуть к тем или к этим. Нам примыкать не к кому, нам надо выбор делать внутри себя. ■ Скоро исполнится два года, как начались события, поставившие вопрос об этом выборе. Сначала их участники потребовали признать электоральные фальсификации. И этого, как стало ясно после выборов в Москве и Екатеринбурге в сентябре 2013 г. (по мнению властей, «самых честных в истории»), они добились. Следующим достижением было то, что в обществе началось интенсивное обсуждение того самого исторического выбора для страны. Коллективный разум вернулся к работе, которую после ухода Сахарова и Солженицына, оказывается, никто не продолжил — ни в политических партиях, ни в научных институтах, ни в философии, ни в искусстве. Дискуссия в интернете поставила вопрос, быть ли стране президентской республикой или парламентской, и остановилась на идее, что для начала нужен «настоящий парламент». ■ Но власть, хоть и признала фактически, что жульничала, требования протестующих выполнять не стала. Парламент заседает в том составе, который был сформирован на выборах, признанных позже нечестными. Более того, сознание сомнительности своего происхождения придало части депутатов такого куража, который не встречался в предыдущих составах. Они ясно показали, каков лично их исторический выбор: они хотят вернуть всю страну в ту эпоху, когда вокруг холодная война и внешние враги, а внутри идет (под их главенством) шельмование всех, кого (они) назначили врагами внутренними. (Начиная со Сталина власть всегда прибегала к такому приему, едва ее начинала пугать возросшая самостоятельность народа.) ■ Они депутаты и считают себя избранниками народа. Выражают ли они народные настроения? Опрос «Левада—центра», проведенный в ноябре 2013 г. (опрошено 1600 человек по репрезентативной выборке населения от 18 лет и старше), показал, что идея враждебного окружения в самом деле захватывает умы 78% россиян. Но они не склонны из—за этого бездумно доверять власти, будь то исполнительной или — в особенности — законодательной. Курс страны признают правильным 40%, неверным — 41%. «Политическим курсом руководства страны» не удовлетворены 50%, экономическим — 66%. Одобряют деятельность Путина 61%, не одобряют — 37%. ■ Ну а работу нынешних депутатов оценивают отрицательно 56%. Чем они занимались в течение этих двух лет, не знают 40%, у 51% — смутное представление. Неудивительно, что люди, слыхавшие, что депутаты в очередной раз не обидели себя зарплатами, готовы обойтись вовсе без такого парламента. Что Госдума нужна России, сочли 39%, а 43% сказали, что «жизнь страны может быть с тем же успехом организована указами президента». ■ Опрос при этом показал, что за такую Думу, в которой большинство у одной партии, выступают не более 17%, даже среди руководящего состава всего 20%. Но в том, что парламент, где «ни одна из партий не имеет большинства мест и для принятия законов требуется согласование позиций различных партий», нужен России, уверены 55% ее граждан. ■ ■ Автор — Алексей Левинсон, руководитель отдела социокультурных исследований «Левада—центра»

Admin: ■ С предлагаемой статьёй Михаила Михайловича Ходарёнка полностью согласен. С нашей наградной системой, действительно, неладно. Давно пора навести в ней порядок, причем, как выразился автор, железной рукой. А то, что для наведения порядка автор предлагает, — совершенно очевидно. Но, думаю, вряд ли стоит ожидать в ближайшее время каких—то видимых подвижек — это наградное «болото» так просто не осушить. ■ Армия Михаил ХодарёнокЦацки да брошкиНеладно у нас что—то с наградной системой ■ Как известно, Михаил Горбачев к своему 80—летию был удостоен ордена Святого апостола Андрея Первозванного — высшей награды современной России. Причем за какие заслуги — широким народным массам не вполне понятно (точнее, совсем непонятно). Дожил до 80 лет? Так не он один в стране совершил подобный подвиг. Теперь всех стариков награждать этим орденом? А остальные свершения бывшего генсека, мягко скажем, более чем спорны. И давно пора прекратить раздачу государственных наград к юбилеям и тем более к псевдоюбилеям (когда не награждать, а порой пороть розгами надо, причем делать это нещадно). Всего лишь один этот эпизод говорит о том, что в стране особого порядка ни в награждениях, ни в самой наградной системе нет. ■ Для начала приведу отрывок из книги Олега Курылева «Боевые награды Третьего рейха. Иллюстрированная энциклопедия». М., издательство ЭКСМО, 2005, 352 стр., илл. Выделения по тексту сделаны мной. ■ «Клеймить нацизм, конечно, нужно, когда речь заходит о концлагерях, «окончательном решении» и прочих бредовых планах национал—социалистов. Но, рассуждая о феномене немецкой военной машины, дважды встряхнувшей в прошлом веке Европу, а с нею и значительную часть мира, полезнее, наверное, разобраться в том, что двигало германской армией, какие такие причины и секреты сделали ее качественно лучшей в первой половине XX века, почему немецкий солдат стойко выносил холод и голод окружения в течение месяцев, а не брел, понуро опустив голову, сдаваться на милость победителя на третий день, понимая, что никто ему уже не поможет. Что заставляло немца гордиться своим мундиром, знаменем, полком и полководцем? Почему одежда, разработанная для обслуживания техники или десантирования с самолетов, становилась самой почетной и парадной? Почему после обеих проигранных войн ветераны с гордостью носили свои награды, понимая, что народ не может упрекнуть их за поражение? □ ■ Фото: ИТАР—ТАСС □ Все это не риторические вопросы. Хорошо бы на них получить ответы, чтобы понять и поучиться. В этой связи чрезвычайно интересен немецкий мундир, его история и роль в судьбе Третьего рейха. В предисловии к книге Брайана Ли Дэвиса «Униформа Третьего рейха» автором хорошо подмечено, что если бы немецкая армия той поры была одета в безликие и унылые френчи наподобие тех, что носили в Китае в 50—60—х годах, то вряд ли она добилась бы таких успехов. Когда офицер носит такую же, условно говоря, косоворотку, что и рядовой, и его знаком различия служит невзрачный ромбик на воротнике, ни тот, ни другой не испытывают никакой гордости за свою униформу (именно униформу, а не мундир). Когда высшую награду страны могут дать и за воинский подвиг, и председателю колхоза к юбилею (это об ордене Ленина), ее ценность и желанность не стоят того золота и платины, что пошли на ее изготовление. Продуманная, строгая и компактная наградная система создает громадный стимул к самопожертвованию. Вспомните князя Андрея, умного и рассудительного человека, готового тем не менее умереть за миг славы. Но умереть красиво. Даже осознавая, что смерть эту могут увидеть лишь солдаты. Свои и чужие. Не высший свет, не женщины, не знакомые. Каждый видел много раз в кинофильмах или в старой кинохронике немецкий Железный крест. Но многие ли представляют, что означала эта награда для немецкого солдата, для немца вообще, всей армии в целом на протяжении вот уже почти двухвековой своей истории. В подобных предметах порой сосредоточена магическая сила, воздействие которой на людей многие недооценивают. Те же политики, кто осознавал, что ГОРДОСТЬ должна быть не только словом или призывом, но и иметь зримое воплощение в знамени, мундире, наградах, могли создавать подчиненные единой воле нацию, армию и государство. Железный крест, стальной шлем, имперский орел — это не просто известные аксессуары. Это символы той Германии, навсегда вписанные в ее историю, равно как и в историю человечества. Пусть и не на самых радостных ее страницах. Да их и не было в бесконечной череде войн и пауз для подготовки к новым». ■ Чтобы понять, что у нас что—то не то с наградной системой, достаточно взглянуть на наших ветеранов. Больно на них временами смотреть. Правилом хорошего тона у стариков стало обвешиваться разного рода значками от горла до колен. Причем одни носят свои значки рядами, другие — елочкой, третьи — квадратно—гнездовым способом, четвертые — в стиле художественного беспорядка. Среди всего этого псевдовеликолепия очень много самодельно/самопальных наград. И практически нет заслуженных на полях сражений. Учитывая возраст (большинство на момент окончания боевых действий были простыми солдатами), одна—две максимум. ■ Известно немало историй, когда молодые люди просят стариков, обвешенных с головы до ног псевдонаградами: «Дед, позвени цацками!». И вроде как наши дедушки смертельно на это обижаются. Но ведь в этих оскорбительных предложениях есть, простите, и свой резон. Молодежь—то интуитивно, на подсознательном уровне чувствует истинную цену этим липовым орденам и медалям. И для примера: такая просьба – «позвени цацками» не может прозвучать в Германии, обращенная, скажем, к кавалеру Рыцарского креста. Во—первых, одним крестом на шее никак не позвенишь, как бы ни старался. Ну не вешают себе германцы по семь — десять килограммов наград на один пиджак. А во—вторых, всем в Германии известно, что этим крестом награждают исключительно тех, кто был на полях сражений и исключительно за великие военные заслуги. Его невозможно было получить, отсиживаясь в бункере в тылу, за бессудные расстрелы и высылки, за ударный труд на сельхозугодьях, за подвиги в застенках. Такой крест в Германии носит только пехотинец, пилот, подводник, танкист. ■ Понятно, что наши старики, как дети. Чем больше на себя навесил, тем больше понтов (прости меня, господи, за подобный язык). Многие дедушки откровенно больны, причем значительная часть (не исключая многозвездных генералов) скорбна умом. Но где роль государства? Почему не навести в этом вопросе элементарный порядок? ■ И какой смысл награждать всех стариков поголовно к очередному празднику псевдомедалями? Или, как ранее, в 1985 году, когда всех участников войны наградили орденом Отечественной войны. Какова теперь ценность этой награды после массово/поголовных раздач? Никогда не был сторонником разного рода конспирологических версий (ибо и без этого дураков в стране припасено на ближайшие сто лет с избытком). Но может быть, и есть какой-либо злой умысел в том, чтобы представители армии-победительницы великой державы выглядели разряженными попугаями и даже внешне не вызывали никакого уважения? И есть один не до конца ясный вопрос с точки зрения простой арифметики. Если на каждый сбитый немецкий самолет, сожженный германский танк, утопленный корабль, если на одного убитого и раненого бойца и офицера вермахта приходится несколько наших единиц техники и военнослужащих РККА, то откуда такое наградное великолепие? Как-то не складывается. ■ Да что там старики. Какова сегодня, скажем, ценность медали «Золотая Звезда» Героя Российской Федерации, если ее можно получить и за подвиги на полях сражений, и за пыхтение на борцовском ковре? Или намотал сопли в кулак на лыжне — и ты Герой России? ■ Или же развалил под ноль армию и флот, даже ни секунды не побывав в районе боевых действий за длительную 43—летнюю военную службу (речь даже не о подвигах, а только о самом факте присутствия в том месте, где постреливают), и секретным указом навесить на себя Звезду Героя Российской Федерации? Да еще ниже прилепить возрожденный Георгиевский крест в придачу. Может быть, именно поэтому «Золотая Звезда» Героя современной России в определенных кругах и стала называться брошкой? ■ Что же делать? По меньшей мере навести порядок, причем железной рукой. Совершенно очевидно, что необходимо: 1. Прекратить юбилейные награждения. 2. Запретить ношение юбилейных медалей, включая награды за выслугу лет (а ранее выданные медальки положить в коробочки и хранить в комодах). 3. Категорически запретить совместное ношение государственных наград и любого рода значков (любого, за исключением знака об окончании вуза, знака классности и знака «Гвардия»). 4. Наказывать за ношение самопальных наград. 5. Жестко установить, сколько и каких предметов может быть на мундире военнослужащего (не более пяти—шести). 6. Разработать всем понятные правила ношения государственных наград и наказывать за их нарушение (а наказывать очень просто: вырядился тропическим попугаем — не пускать на собрания, концерты, трибуны). 7. Носить только награды за подвиги на полях сражений — и никаких других. ■ А имеется ли хоть один пример правильного ношения государственных наград в отечественных фильмах? Как ни странно, есть — это лента «Кубанские казаки». Присмотритесь, с каким достоинством и как красиво там носят ордена и медали СССР. ■ Опубликовано в выпуске № 46 (514) за 27 ноября 2013 года

Заправщик: Правильная статья М. Ходарёнка. Что-то не то происходит с наградами. Несколько лет назад в «Аргументах и фактах» в рубрике «Спрашивали - отвечаем» прочитал следующее: Вопрос: «Откуда у Шойгу 18 орденов?» Ответ:«Нет. У С.К. Шойгу 52 награды». И далее перечисление каких именно. Мой родной дядя, провоевавший ВСЮ войну и полтора года прослуживший потом в Германии (офицер), имел 6 или 7 наград. Надевал их только 9 мая. Юбилейные цацки не признавал. Очень гордился «Славой» и медалью «За отвагу».

Admin: ■ 04—12—2013Размер зарплаты коллег знают 60% россиянИной сотрудник, узнав, сколько зарабатывает его коллега, может начать работать усерднее. Но особенно надеяться на это не стоит, считают эксперты, а значит, не стоит и разглашать в компании точные размеры зарплат Только треть (32%) россиян не знает, сколько зарабатывают их коллеги, поскольку в их компаниях подобная информация является закрытой, следует из данных телефонного опроса фонда «Общественное мнение» (ФОМ), в котором 23—24 ноября приняли участие 1000 респондентов из 100 населенных пунктов 43 регионов страны. □ Фото: Е. Кузьмина/Ведомости □ ■ 61% респондентов признались, что в их компаниях размеры зарплат не скрываются, 7% — затруднились ответить. При этом лишь четверть (26%) опрошенных считают, что зарплаты должны быть тайной для коллег, причем чаще подобной точки зрения придерживаются те, кто зарабатывает свыше 60 000 руб. в месяц (50%), тогда как среди низкооплачиваемой категории таковых лишь 14%, а москвичи (36%) — чаще жителей небольших городов и сел (19—21%). □ Повод для склок □ ■ Результаты опроса обескуражили Наталью Данину, руководителя направления исследований зарплат, компенсаций и льгот группы компаний HeadHunter. На ее взгляд, подобного рода открытость может повредить бизнесу компании — любое неравенство может привести к зависти и открытым конфликтам внутри коллектива, что дестабилизирует обстановку. «К примеру, в одной и той же компании два человека, работающих в одной и той же должности, могут получать разную зарплату только потому, что один из них пришел позднее, когда рыночные зарплаты стали выше, — рассуждает Данина. — При этом компания не может повысить зарплату его коллеге, потому как не имеет на это ресурсов. Надо ли говорить, что ничего хорошего из открытости в данном случае не выйдет?» Предположения Даниной отчасти подтверждаются данными все того же опроса ФОМа: 29% респондентов считают, что в их организациях есть люди, которые зарабатывают неоправданно много, а 46% находят, что некоторым из их коллег недоплачивают. По тем же данным, недовольных больше в малых городах и селах: к примеру, если в Москве по 30% респондентов ответили, что некоторым из их коллег переплачивают, а некоторым — недоплачивают, то в селах 38% уверены, что коллегам переплачивают, а 54% — что недоплачивают. □ Пусть знают вилку □ ■ Президент сети парикмахерских салонов «Моне» Александр Глушков категоричен: сотрудники не должны знать уровень зарплат коллег, по крайней мере в его компании обсуждение подобных вопросов запрещено. Впрочем, примерный уровень зарплат мастеров в коллективе все-таки известен. В «Моне» официально сотрудники подразделяются на пять пять грейдов — в зависимости от стажа работы, уровня подготовки и приносимой выручки. Вилка зарплат внутри каждого грейда, по словам Глушкова, не является тайной, соответственно, если мастер хочет получать больше — должен стремиться перейти на следующий грейд. ■ Данина считает подобный подход разумным: «Вилку зарплат можно разглашать только в хорошо организованных компаниях, где сотрудники четко знают: сколько денег и за что именно они получают». В противном случае даже знание о примерной зарплате коллеги приведет к недоразумениям и конфликтам. По мнению эксперта, свободное обсуждение зарплат коллег — показатель не только культуры самих людей, но и показатель уровня организации бизнеса. По ее предположению, пересуды в курилке о чужих доходах скорее присущи небольшим предприятиям, а в современных высокоорганизованных (особенно западных) крупных компаниях такого не встретишь. □ Наказать за разглашение □ ■ «Технически обязать сотрудников не разглашать свою зарплату или зарплату коллег практически невозможно, — убежден Дмитрий Кофанов, гендиректор юридической компании NS Consulting. — Но уволить кадровика или бухгалтера за разглашение персональных данных вполне возможно. А ведь именно они располагают полной информацией о вознаграждениях сотрудников». ■ Надия Салямова, директор по компенсациям и льготам ОАО «САН Инбев» рассказывает: «В соответствии с положениями федерального закона «О персональных данных» и согласно внутренней политике компании информация о вознаграждении конкретного работника относится к конфиденциальной и не подлежит разглашению. Между тем общие принципы вознаграждения в компании прописаны и находятся в открытом доступе для работников. Мы стремимся к прозрачности и пониманию работниками возможностей повышения как базового вознаграждения, так и премии при успешной работе и достижении поставленных целей». □ ■ Автор — Михаил Малыхин

Admin: ■ 04—12—2013Однобокая державаРоссия выигрывает во внешней политике, но этого недостаточно для того, чтобы сохранить статус одной из великих держав Несколько десятилетий тому назад СССР обозвали Верхней Вольтой с ракетами. Намек был обиден, но во многом справедлив. Главной основой его претензий на роль второй сверхдержавы была военная мощь. □ □ ■ Ставки на мастерскую дипломатию недостаточно для того, чтобы сохранить статус одной из великих держав Фото: М. Стулов / Ведомости □ ■ Сейчас Россия находится в лучшем состоянии. Она сбросила — с излишком — военное ярмо, душившее СССР, где армия и оборонно—промышленный комплекс пожирали четверть или даже более — никто не знает сколько — не бюджета, а ВНП. Но, потеряв много, в том числе часть коренных территорий, Россия сохранила статус ядерной сверхдержавы, место в СБ ООН. ■ С начала 2000—х гг. России начало наконец везти. Подъем Азии подстегнул спрос на традиционные товары российского экспорта — сырье, энергоносители, металлы, водоемкие товары. ■ Повезло и геополитически. Давние конкуренты разом просели. США — из—за двух подряд масштабных поражений — в Ираке и Афганистане. ■ Европа — из—за комбинации последствий слишком быстрого расширения ЕС и зоны евро и нежелания большинства стран (кроме Германии и скандинавов) отказаться от модели развития, нацеленной на потребление. ■ Ослабление Запада несет, естественно, и негативные последствия. Ослабевают модернизационные импульсы, которые всегда в русской истории приходили со стороны заката. Это усилило в российском обществе традиционно сильные изоляционистские и неконкурентоспособные слои общества. Которые заметно оживились в противодействии всему западному, а на самом деле — чаще всего продвинутому и эффективному. Хотя угроза с Запада — будь то военная или даже духовная — беспрецедентно мала. ■ Не только везение, но и нечто в высшей степени рукотворное — жесткая политика и мастерская дипломатия, позволяющие максимизировать позиции страны, — являются ныне главным источником международного влияния и престижа России. ■ Российская дипломатия весьма традиционна, но она оказывается крайне уместной в современном глобализированном, но по нарастающей теряющем управляемость мире, где народы, испугавшись его вызовов, бросились обратно к ослабленному, но еще способному защищать их интересы государству. Где пошла ренационализация международных отношений. Где отвергаются нормы права, морали, приличий, определявшие международные отношения еще в недавнем прошлом. ■ В этом мире российская дипломатия, сохранившая и нарастившая мастерство, но не обремененная больше идеологией или ценностями, кроме безусловной защиты суверенитета страны и, пожалуй, укоренившейся за последние 300 лет в национальной идентичности великодержавности, чувствует себя как рыба в воде. ■ Последний пример такой дипломатии — лихой сирийский гамбит 2013 года с предложением о ликвидации сирийского химического оружия. ■ Но и до того удачных решений было немало. Россия заметно укрепила свои позиции на территории бывшего СССР. Строится, хотя и противоречиво и медленно, не только Таможенный, но и Евразийский союз. В битве за Украину между Западом и Россией выиграть невозможно, если не начать действовать вместе с ЕС, навязывая Киеву разумную политику. Но пока битва продолжается, Москва выигрывает по очкам и в ней. ■ В Азии Россия при пока слабых экономических козырях весьма ловко маневрирует в треугольниках Россия — Китай — США и Россия — Япония — Китай. Постоянно оказываясь «третьим выигрывающим». Поддерживаются теплые и дружеские отношения с Китаем, но одновременно строятся дружеские или конструктивные отношения со странами, окружающими Китай. Не только с Индией, но и с Вьетнамом, Южной Кореей, Японией. ■ Отлично играет российская дипломатия на иранском направлении. Совместно со странами Запада Россия участвует в жестком экономическом давлении на Тегеран в попытке предотвратить его превращение в военную ядерную державу. Одновременно Москва настойчиво и успешно мешала развязыванию войны против Ирана. Которая неизбежно вела бы к необходимости для России выбирать. В результате она не поссорилась с геополитически важным южным соседом. Который вел себя конструктивно во время чеченской войны, в целом в ситуации на Кавказе, содействовал в успокоении кризисов в Центральной Азии. ■ Очень быстро и с минимальными издержками Россия занимает ниши, образующиеся на Ближнем Востоке из—за ухода оттуда уставших США. У России не только корректные отношения с Ираном, но и почти хорошие — с Израилем. Налаживаются отношения с Египтом. ■ Можно по-разному относиться к жесткой нацеленности официальной российской политики на отсечение иностранного влияния на внутреннюю политику. И через ограничение возможностей финансирования российских НКО, и через меры по уменьшению возможностей для российского чиновничества держать активы и собственность за границей. И через нежелание далее обсуждать с западными партнерами внутриполитическую ситуацию в России. Я считаю, что давление на НКО, пока неоткомпенсированное, нанесло больше вреда, чем пользы, деморализовав российскую гражданскую активность. А без нее и без возрождения земств — муниципального уровня власти — страна развиваться не будет. ■ Но в результате все больше политиков и аналитиков приходят к выводу, что внешнее давление на Россию по вопросам внутренней политики контрпродуктивно. ■ Пока себестоимость такой политики не слишком велика. Тем более что Западу не до давления. Он разъединен. И часто нуждается в России. ■ У российской внешней политики есть и слабости. Очень многие посольства закрыты от обществ принимающих стран чуть ли не больше, чем во времена СССР. Поворот к Азии не подпирается стратегией по новому освоению Сибири и Дальнего Востока и провисает. До недавнего по крайней мере времени у большинства наблюдателей вызывала насмешливое отношение готовность Москвы — надо или не надо — демонстративно противостоять США. ■ Но, выражаясь псевдонаучным языком, эти и другие недостатки не отменяют основного вывода: внешняя политика и дипломатия России последних лет чрезвычайно успешны. ■ СССР был односторонней военно—политической державой. Россия превращается в одностороннюю дипломатическую державу. Не имеющую других источников силы или не использующую их. Конечно, опора на Путина и Лаврова лучше, чем на ракеты. Но все равно односторонняя, а значит, ненадежная. ■ Конечно, если нынешняя дестабилизация мира пойдет по нарастающей, Россия с ее дипломатией, подкрепленной усиленными и модернизированными военными возможностями, может продержаться еще сколько-то лет в тройке ведущих держав. Но ставка на нестабильность неустойчива. Тем более что одна ее — ближневосточная — ипостась рано или поздно перехлестнет на Россию. ■ С расширением поставок энергии из Африки, Азии и, конечно, из—за сланцевой революции уменьшается нефтегазовый вклад в вес страны. Замедление экономического роста в Азии уменьшает политическую ценность природных ресурсов России. Еще более важно то, что накапливаются нерешенные проблемы российской экономики. Ухудшение среднесрочных перспектив экономического развития уже снижает нынешний внешнеполитический вес, готовность учитывать интересы или уважать мнение Москвы. ■ Вряд ли президент Обама позволил бы себе отказаться от саммита с китайским руководством, которое представляет самую динамичную и вторую после США экономику мира, как он сделал в сентябре, отказавшись от российско—американского саммита. Хотя действия этого самого китайского руководства вызывают по крайней мере не меньшие раздражение и опасения в Вашингтоне. ■ Мягкое ужесточение немецкой риторики в отношении России связано и с оценками долгосрочного уменьшения зависимости Европы и Германии от российских энергоносителей, и пессимистическими прогнозами перспектив российского рынка. Что ослабило позиции немецкого делового сообщества, игравшего ключевую роль в определении политики на российском направлении. ■ Наконец, из—за отсутствия активной и целеустремленной политики развития Россия просто не очень интересна для многих партнеров. Это достаточно очевидно любому постоянному участнику международных форумов. В том числе и мне. ■ Еще большую тревогу, чем сегодняшние проблемы, вызывают долгосрочные внешнеполитические перспективы. И именно из—за ослабления внутренней базы внешней политики. Нарастает технологическое отставание России. Она не только почти не участвует в создании нового технологического уклада, но, похоже, даже не понимает, что это такое. Доминирующим настроением в обществе становится пессимизм. Русские стали терять кураж, лихость. ■ Предыдущие абзацы можно было бы опустить в статье, посвященной внешнеполитическим позициям России. Если бы не то, что тупик развития и пессимизм легко считываются внешним миром и эти позиции подрывают. ■ К тому же фокус конкуренции в мире все более определенно смещается в экономико—технологическую и идейно—информационную сферы. Роль военной силы не ушла. Но решает проблемы на втором—третьем уровне отношений и между второстепенными державами. Первостепенные не могут позволить ее массированного применения из—за ядерного пата. А когда применяют — все чаще проигрывают. ■ Побеждают же в конкуренции те, кто способен производить новые технологии и/или эффективно, массово и быстро применять их в экономике. Или те, кто, используя новейшие коммуникации, может навязывать или предлагать свои или выгодные себе взгляды и представления. И главное — кто создает или привлекает людей, способных ко всему этому. ■ И тут я подошел к главному. У России есть шансы сохранить статус одной из великих держав. Но ставки на мастерскую дипломатию для этого недостаточно. Нужно повернуть государство и общество на подъем ослабевшего, но все еще сильного человеческого капитала — через опережающее развитие образования, здравоохранения и высокой культуры нации, с массированным инвестированием в молодое поколение. Развитие человеческого капитала страны и должно стать новой национальной идеей на поколение. Если мы пойдем на это, то мир быстро зафиксирует перспективу будущего экономического и социального подъема и нынешнее неизбежное на несколько лет отставание не приведет к потере внешнеполитического веса. У страны появится будущее. ■ Нужен и большой духоподъемный, но экономически выгодный проект развития, устремленный в будущее. ■ Таким проектом должно, видимо, стать уже много лет обсуждаемое новое освоение Сибири и Дальнего Востока с использованием технологий и капиталов из Европы, Америки, передовых азиатских стран, конечно Китая, прицепляющее Россию к тихоокеанскому локомотиву роста и делающее ее великой не только европейской, но и азиатско—тихоокеанской державой. Как — достаточно очевидно. Но это предмет отдельной статьи. Эту же завершу утверждением, что на ближайшее десятилетие главный резерв внешнеполитического влияния России лежит, как никогда, в сфере внутреннего развития. Там же и главные угрозы утраты столь любимого большинством россиян статуса великой державы. ■ Статья основана на исследованиях СВОП в рамках программы «Стратегия XXI», нацеленной на выработку и предложение обществу и государственному руководству пути развития, альтернативного нынешнему ведущему в тупик, к второсортности. Полностью статья будет опубликована в журнале «Россия в глобальной политике». □ ■ Автор — Сергей Караганов — почетный председатель президиума Совета по внешней и оборонной политике

Admin: ■ 04—12—2013От редакции:Кремль стремится возглавить борьбу с коррупциейСоздание органа с высоким статусом и широкими полномочиями — необходимый, но недостаточный шаг в борьбе с коррупцией Владимир Путин создал специальное управление по борьбе с коррупцией в администрации президента. Вероятно, это можно считать молчаливым признанием того обстоятельства, что прежние ответственные за эту сферу деятельности работу провалили и глава государства пытается взять инициативу на себя. Соответствующий совет при президенте работал непостоянно. За антикоррупционные проверки чиновников всех ветвей и уровней власти отвечают помощник президента Евгений Школов и его подчиненные, загруженные другой работой. □ ■ Фото: М. Стулов/Ведомости □ ■ Создание органа с высоким аппаратным статусом и широким набором полномочий — необходимый шаг в государстве, в котором действующие правоохранительные структуры заражены коррупцией, говорил в марте 2012 г. на встрече с Дмитрием Медведевым директор по макроэкономическим исследованиям ВШЭ Сергей Алексашенко. Утвержденное Владимиром Путиным положение о деятельности нового ведомства напоминает о международных конвенциях по борьбе с коррупцией и рекомендациях ОЭСР, требующих создать независимые органы, способные реализовать политическую волю первых лиц к победе над бенефициарами неформальных госуслуг. ■ Однако ряд положений указа заставляет усомниться в эффективности предложенных мер. Управление не является аналогом независимых агентств по борьбе с коррупцией — таких, какие с успехом действуют в Сингапуре, Гонконге, Литве и Латвии. В Италии функцию уполномоченного органа выполняет особая антикоррупционная прокуратура. ■ Управление, созданное Кремлем, — всего лишь одно из подразделений администрации, замкнутое на одного из руководителей этого непубличного органа. ■ Новое управление будет сугубо бюрократической структурой, чья работа ограничена получением от ведомств официальной информации и ее изучением. При этом процедура предоставления новым органом информации широкой общественности прописана крайне нечетко. В президентском указе очень мало внимания уделяется взаимодействию с обществом, его активистами, которые по собственной инициативе ищут сведения о взятках, откатах, незадекларированных объектах собственности и конфликтах интересов. ■ Президент не создает основы общественно—государственного партнерства, которое является необходимым условием успешной борьбы с коррупцией. Он, похоже, доверяет все более узкому кругу людей и пытается замкнуть на себя новые полномочия и информационные потоки. Он не сужает, а расширяет круг вопросов, которые решаются в ручном режиме. ■ Это значит, что выяснение отношений с высокопоставленными чиновниками, которые засветились в историях с незадекларированным имуществом, имеют тесные личные и служебные связи с государством и бизнесом, будет проходить в закрытом режиме. Это будет общение в индивидуальном порядке, с принятием индивидуальных решений по каждому «берущему не по чину». Одно это, по сути, исключает возможность системного подхода к проблеме.

Admin: ■ Комментарии / Выпуск № 133 от 27 ноября 2013Не пора ли прекратить оскорблять президента СССР?Письмо в редакцию после просмотра зомбоящика ■ РИА Новости Очередной пакет «разоблачений» М.С. Горбачёва подбросила вышедшая в ноябре на РЕН ТВ программа «Военная тайна», которая по совокупности беззастенчивой лжи и безграмотности превзошла все мыслимые пределы. ■ Оказывается, что ещё в 1972 году при выезде за рубеж М.С. Горбачёв был завербован и внедрён в руководство СССР американской разведкой, ставившей цель привести на высшую должность «своего человека». При этом утверждается, что прямых доказательств этого нет, но есть факты (!). ■ В 1994 году во время встречи с М. Тэтчер вербовка якобы была окончательно завершена, и Запад привёл «своего человека» на пост Генсека КПСС. И Раиса Максимовна была рада такому повороту, поскольку, как сказал один из «свидетелей», которому «шепнули ребята из ГРУ», — ей подарили брильянты. ■ А дальше последовала череда «предательств», одно страшнее другого. Как рассказал ещё один «свидетель», правда, осмелился он это сделать почему—то только в 1995 году, Горбачёв показал американцам секретную карту Генштаба (!), на которой были показаны направления удара советских ракет по США. Хуже того, дал указание уничтожить советский боевой железнодорожный ракетный комплекс с 10—зарядными межконтинентальными ракетами (БЖРК), совершенно неуязвимый, поскольку он носился «от Калининграда до Владивостока». ■ Но на этом М.С., конечно же, не остановился. В 1987 году при подписании Договора о ликвидации ракет средней и меньшей дальности (РСМД) отдал американцам уникальный ракетный комплекс «Ока» малой дальности, хотя тот и не подходил под условия Договора. Тем самым «подарил» США 150 млрд долларов, которые они планировали затратить на противодействие этому комплексу. ■ Затем президент СССР «запретил» ядерные испытания в нашей стране, и мы перестали развиваться, а американцы не прекратили их и ушли в своём развитии далеко вперёд. ■ Последнее «предательство» М.С. Горбачёва — подписание в 1991 году с США Договора по сокращению стратегических наступательных вооружений (СНВ—1), по которому мы уничтожили в 2,5 раза больше ракет и в 3 раза больше боеголовок, чем американцы. ■ Есть в этой передаче и другие «факты подрывной работы» М.С. Горбачёва. Например, об искусственно созданном дефиците продовольствия в период перестройки и о том, что в этот период из страны вывозили как никогда много продовольствия. Правда, не сказано о сотнях тысяч тонн зерна, закупаемых в Канаде и США, что стало следствием неэффективной советской экономики ещё до Горбачева. ■ Нет смысла полемизировать и доказывать так называемым «свидетелям» из этой передачи абсурдность всех приведенных выше измышлений. Они сделали свой выбор и лгут сознательно или, в крайнем случае, не понимают, о чём говорят. Поэтому полная несостоятельность клеветы очевидна только тем, кто может хотя бы сомневаться, слушая подобную ложь. ■ Вздорность ранней вербовки американцами М.С. Горбачёва при высокопрофессиональной деятельности внешней разведки и ГРУ во времена Ю.В. Андропова опровергать, видимо, не требуется. ■ А вот демонстрацию «секретной» карты Генштаба, если такое и было, стоит пояснить. Американцы прекрасно знали географию наших баз МБР, поэтому направления полёта ракет для ударов по территории США никакого секрета не представляли. Вот такое «предательство». ■ Никакого указания ликвидировать БЖРК не было, да и патрулировать он мог не «от Калининграда до Владивостока», а только в районах Костромы, Перми и Красноярска. БЖРК был, конечно, уникальной системой стратегических вооружений. Последний поезд выведен из боевого состава только в 2005 году, после завершения уже продлённых сроков эксплуатации. Продолжать производство новых ракет было невозможно, поскольку выпускал их только украинский Павлоградский завод, а Украина в 1994 году подписала Лиссабонский протокол и производить стратегическое ядерное оружие с тех пор не имела права. ■ Ликвидация ракетного комплекса «Ока» критикуется уже много лет большинством экспертов. Сейчас трудно сказать, была ли эта ликвидация условием подписания Договора РСМД, которое выдвигали США. Ракета оснащалась ядерными и неядерными зарядами с дальностью от 300 до 500 км, то есть находилась на грани дальности. Но если уменьшить массу ядерной головной части на несколько кг, то дальность полёта будет превышать 500 км. ■ Если это было условием подписания Договора РСМД, то выбора не было. Слишком серьёзную угрозу представляли высокоточные ракеты «Першинг—2» с заглубляющимися ядерными зарядами для центральных командных пунктов высшего и среднего звена. А выдумку со 150 млрд долларов, которые США якобы планировали потратить для противодействия «Оке» и которые Горбачёв им «подарил», — даже комментировать не нужно. В открытом американском бюджете такие суммы скрыть нельзя, да и угрозы для территории США эти ракеты не представляли. ■ Утверждение, что «президент СССР запретил ядерные испытания в нашей стране, и мы перестали развиваться, а американцы не прекратили и ушли в своём развитии далеко вперёд», — не менее абсурдно. В 1990 году Советский Союз предложил установить мораторий на испытания ядерного оружия во всех сферах, согласованный с США и Великобританией. Последнее ядерное испытание в СССР было проведено в конце 1990 года, в Великобритании в ноябре 1991 года, в США — в сентябре 1992 года. ■ Очередное откровенное враньё — что по Договору СНВ—1 мы уничтожили в 2,5 раза больше ракет и в 3 раза больше боеголовок, чем американцы. ■ В действительности к моменту подписания в 1991 году Договора в США было около 12 тысяч ядерных боезарядов, в СССР — около 10 тысяч. Требовалось сократить количество носителей до 1600 единиц, боезарядов — до 6 тысяч. При этом значительная часть наших вооружений устарела, и по соображениям ядерной безопасности необходимо было выводить их из боевого состава. ■ Договор СНВ—1 прошел многолетнюю стадию согласования каждой строчки. В СССР выработка позиций по всем спорным вопросам осуществлялась теперь уже легендарной «пятеркой», в которой работали профессионалы высочайшего класса из Военно—промышленной комиссии, Минобороны, МИДа, КГБ и ЦК КПСС. Любая неравноценная уступка была совершенно недопустима. ■ В результате мы сохранили ядерный баланс с США на пониженном уровне в то время, когда США могли без проблем оставаться на прежнем уровне. Когда Договор в 1994 году вступил в силу, у нас из 10 тысяч боезарядов уже осталось всего 7 тысяч. ■ Один из уроков Договора СНВ—1 заключается в том, что договоры с американцами позволяют России поддерживать ядерный баланс с США как почти последний признак сверхдержавы, несмотря на многократное американское превосходство в средствах. Этот Договор надолго останется энциклопедией знаний и опыта, которые в полной мере [можно] использовались уже при подготовке нового договора. Всё происходило под непосредственным руководством М.С Горбачёва, и это одна из важнейших его исторических заслуг в обеспечении международной безопасности. ■ Помимо этого в СМИ много и другого трёпа по поводу М.С. Горбачёва. Особой яркостью и эмоциональностью отличается В. Жириновский. Как—то по недоразумению пришлось попасть с ним на прямой эфир федерального канала. Там он стал кричать, что Николай II больше России любил свою жену, поэтому была потеряна страна, а Горбачёв больше СССР любил Раису Максимовну, и мы потеряли великую державу. И вылил ушат грязи и оскорблений на М.С. Пришлось его одёрнуть и напомнить, что только благодаря Горбачёву он стал лидером партии. ■ Мне известно это из рассказа А.Н. Яковлева. На заседании Политбюро М.С. сказал, что маловато у нас одной партии, нужно хотя бы ещё что—то. Все члены Политбюро поддержали идею. Поручили эту задачу В. Крючкову (!). Через несколько дней он представил двух кандидатов на роль руководителя ЛДПР, сказав, что они одинаково плохо известны, но вот этот (Жириновский) вроде более бойкий. Выделили под это средства, и пошло—поехало. А.Н. Яковлев сказал, что он где—то написал об этом, и даже опасался, что Жириновский с охранниками его поколотят. Но однажды Жириновский увидел его, сам подбежал и радостно сказал, что написано всё правильно, только «эти с…» (дословно) денег больше не дают. ■ Более уравновешенные критики периодически упрекают М.С. за нерешительность в проведении радикальных реформ, за многословие. ■ Подобная критика также представляется ошибочной. Горбачёву пришлось пойти по пути преобразования абсолютно неконкурентоспособного социально—экономического устройства государства, который никто никогда не проходил. Он по существу двигался вслепую по лезвию ножа, понимая, что при любом более радикальном решении его сметут. Возможно, своими длинными речами он, как Крысолов под дудочку, уводил высших партийных чиновников от переворота в болото. А когда они опомнились, стало уже поздно, захлебнулись. ■ Еще раз напоминаю, что все эти пояснения только для нормальных людей — с тем, чтобы способствовать адекватной оценке ими той информации, которую впаривают зомбоящики. ■ ■ Автор — Владимир Дворкин, генерал—майор, профессор, главный научный сотрудник Института мировой экономики и международных отношений РАН. В 1993—2001 годах руководил 4—м ЦНИИ МО РФ. Один из основных авторов программных документов, относящихся к Стратегическим ядерным силам и Ракетным войскам стратегического назначения РФ. В течение многих лет участвовал в качестве эксперта в подготовке договоров ОСВ—2, РСМД, СНВ—1, СНВ—2, внес значительный вклад в формирование позиции СССР и России на переговорах об ограничении и сокращении стратегических наступательных вооружений.

Admin: ■ 13 декабря 2013 г. Война без ссылок на цитатыВооруженное противоборство на фоне межцивилизационных проблем Юрий Киршин ■ Части Красной армии входят во Львов, доставшийся Советскому Союзу после раздела Польши в 1939 году. Фото 1939 года □ Для познания общественных явлений, процессов в государствах, в идеологических системах использовались различные методы и способы. Марксизм для познания общественных процессов, проблем войны и мира, войн и революций использовал формационный подход, согласно которому единственно правильным было рассмотрение истории с точки зрения «общественно—экономической формации»: переход от одной формации к другой осуществляется революционным путем. Формационный подход позволяет познать некоторые общественные процессы, однако его возможности ограничены. Марксизм по существу отказался от многовариантности исторического развития. Формационный подход обедняет историческую действительность, признает в развитии общества однолинейный процесс, а вершиной развития — коммунизм; абсолютизирует роль материального над духовным, жестко привязан к экономическому фактору в объяснении причин войн и революций. Формационный подход предполагает, что со сменой формации устраняются все настроечные структуры: религия, культура, наука, мораль, право, поэтому марксистские идеологи отрицали религиозные войны, не поняли войну как столкновение культур. Космополитизм выступает за использование цивилизационного метода, который предполагает анализировать общественные процессы, всемирную историю войны через призму зарождения, развития и гибели локальных цивилизаций. □ Через призму классовой борьбы □ История человечества, всемирная история — это история локальных цивилизаций. Локальная цивилизация — это крупная социальная общность, крупномасштабное устройство в мировом сообществе, способ жизнедеятельности общества, целостная система, включающая в себя религию, культуру, традиции, философию, науку, мораль, правовые нормы, способы мышления, образ жизни, систему взаимоотношения с природой; политическую, экономическую и социальную подсистемы. Ученые по—разному оценивают количество локальных цивилизаций. Автор исходит из того, что в настоящее время существуют китайская, индийская, западноевропейская (евроатлантическая), православная (восточноевропейская), исламская, латиноамериканская, африканская и японская цивилизации. Религия является определяющим структурообразующим фактором каждой локальной цивилизации. Например, буддизм, даосизм, конфуцианство являются образующим фактором китайской цивилизации; синтоизм – японской цивилизации. На формирование и развитие локальных цивилизаций оказывают влияние и другие ее компоненты: культура, традиции. Можно выделить виды войн, которые имеют цивилизационный характер: войны внутри государств локальных цивилизаций; войны между государствами внутри локальных цивилизаций; войны между государствами различных цивилизаций; войны между светскими властями и религиозными организациями. Цивилизационный подход, анализ общественных процессов через призму локальных цивилизаций в отличие от формационного подхода обеспечивают более полное и глубокое познание сущности, причин межгосударственных и внутригосударственных войн, их морально—политический характер, расстановку политических сил, способы вооруженной и невоенных форм борьбы; политические, социальные, экономические, духовные и экологические последствия всех видов войн. Войны между государствами, внутри государств марксизм рассматривал через классовую борьбу. Советский Союз на протяжении всей своей истории готовился к ведению только классовых войн. Классовый подход лежал в основе военной политики. Советский Союз вел классовую войну в Финляндии и в Афганистане, с классовых позиций поддерживал Ким Ир Сена и частично участвовал в Корейской войне на его стороне. Классовый подход не позволил марксистским идеологам понять роль в войнах геополитики, географического фактора, пространства. С классовых позиций советские идеологи оценили источники побед Великой Отечественной войны, только с классовых позиций переосмыслили военную историю России. Среди марксистов были различные взгляды на место войн во всемирной истории. Ленин, его последователи в Советском Союзе считали, что войны возникли с появлением частной собственности, классов, государств. По нашему мнению, они преувеличили роль классов. Другой точки зрения придерживались Энгельс и Троцкий. Они считали, что войны возникли, когда человек стал строить общество и применять орудия. Роды и племена уже воевали друг с другом. Эта точка зрения выходила за грани классового подхода. Марксизм абсолютизировал роль войны во всемирной истории. Ленин считал, что мир есть передышка для войны. Тоталитарный, затем и авторитарный социализм на отдельных этапах развития также был источником войн, носителем милитаризма. Концепция мировой социалистической революции, оценка эпохи как эпохи перехода от капитализма к социализму, государственная форма собственности, тоталитарная и авторитарная политическая система, воинственная идеология, невозможность антивоенного движения — все это создавало благоприятные условия для развязывания классовых войн. □ Была ли империя зла? □ Советский Союз в войнах преследовал следующие цели. Во—первых, защита социализма, независимости, суверенитета, территориальной целостности. Во-вторых, оказание помощи революционным силам, насаждение социализма (в Испании, Финляндии, Корее, Афганистане и других странах). Марксистские идеологи убеждали, что войны между социалистическими государствами невозможны, хотя была война между КНР и Вьетнамом, был вооруженный конфликт между Советским Союзом и КНР. Югославский политик и идеолог Милован Джилас считал, что в будущем будут войны и между социалистическими странами. По нашему мнению, если бы продолжала существовать социалистическая система, войны между странами могли бы происходить. В войнах преследовались бы цели: достижение независимости от Советского Союза, выход из социалистической системы; построение социализма с «человеческим» лицом; построение демократического государства; передел границ. Причинами войн также могли быть неравномерность экономического, политического, технического, духовного и военного развития государств; противоречия в системе ценностей государств (политических, культурологических, национальных, религиозных, нравственных, правовых). В марксизме рассматривалась взаимосвязь войны и революции. Считалось, что войны служат толчком к началу революционных действий, войны революционизируют массы. Война является матерью революции. Первую мировую войну марксисты рассматривали как стимулирующий фактор мировой социалистической революции. Когда началась Вторая мировая война, они были уверены, что она даст толчок движению независимости угнетенных народов. В Советском Союзе исходили из того, что гражданская война является войной только между классами, недооценивалось, что внутри государств велись войны между династиями, кланами, этносами, культурами, религиозными конфессиями. Идеологи марксизма были сторонниками теории насилия, революционных войн, то есть войн рабочего класса с буржуазными государствами, войны пролетариата и буржуазии одного и того же государства. 15 января 1918 года был подписан декрет об образовании Красной Армии. В нем говорилось, что она послужит поддержкой для грядущей социалистической революции в Европе. Марксисты зарезервировали себе право развязывать войны. Сталин заявил: «Бывают случаи, когда большевики сами будут нападать, если война справедливая, если условия благоприятствуют». В 1939 году Советский Союз развязал войну против Финляндии. В 60—70—е годы прошлого столетия китайские радикалы считали, что социалистические страны вправе первыми начинать войну и такие войны являются революционными. В 1960 году югославский политик и политолог Эдвард Кардель опубликовал книгу «Социализм и война», в которой отмечал, что социалистический Китай может первым начать войну. В 70—е годы Советский Союз совершил агрессию против Афганистана. Классовый подход, теория насилия, концепция революционных войн, мировой социалистической революции легли в основу принципа — ведение войн на чужой территории, советизация завоеванных территорий. Сталин полагал, что тот, кто «занимает территорию в войне, должен вводить на ней свою социальную систему. Вводить свою систему должна армия. Иначе быть не может». Проблему войн, мировой революции советские лидеры связывали с содержанием эпохи, которая по существу оценивалась с классовых позиций. Марксисты с октября 1917 года полагали, что человечество вступило в новую эпоху — эпоху перехода от капитализма к социализму. Руководители Коммунистической партии России называли ее эпохой пролетарских революций. В 1924 году они называли эту эпоху длительной империалистической агонией капитализма. Троцкий в 20—е годы характеризовал новую эпоху как эпоху войн и революций. В 1922 году он прогнозировал, что ближайшие десятилетия будут эпохой восстаний, революций, контрреволюций и войн. В 1939 году Троцкий по—прежнему верил в международную революцию. В условиях начавшейся Второй мировой войны он видел две перспективы: эпоха социальной революции и социалистического общества и эпоха упадочного общества тоталитарной бюрократии. □ Отечество отечеству рознь □ В Советском Союзе понятие «социалистическое Отечество» суживало понятие «Отечество». Понятие «социалистическое Отечество» ограничивалось классовым подходом, а не общечеловеческим подходом, в котором классовый подход является лишь частью общечеловеческого. Из защиты «суженного Отечества» выпадали: защита корней предков, русской культуры, могил предков, традиций русской армии. Защита социалистического Отечества не предполагала защиты прошлого, настоящего и будущего. Был в стране культ не отечественности, а культ социалистического Отечества. Абсолютизация классового подхода в защиту социалистического Отечества, а не Отечества в целом, ошибки политического и стратегического руководства, отсутствие концепции защиты населения на оккупированных территориях снизили в определенной степени отечественность в Великой Отечественной войне. Классовый подход затруднял в определенной мере действия Советского Союза по предотвращению Второй мировой войны, а также установлению союзнических отношений Советского Союза с США и Великобританией. Классовый подход был у марксистов и к морали. Энгельс писал, что мораль всегда была классовой. По Ленину, в политике нет морали, а есть целесообразность. Поэтому оценка войн с точки зрения справедливости (несправедливости) осуществлялась в интересах пролетариата, социализма, национально—освободительного движения. Марксизм не мог даже поставить вопрос о справедливости, нравственности, используемых в войнах средств и способов, и это естественно, так как некоторые советские политики и стратеги использовали в справедливых войнах в защиту своего государства аморальные и несправедливые средства и способы. С возникновением племен, народов, государств и до настоящего времени война является образом жизни человечества в целом. Война и для Советского Союза была таким же образом жизни. Советское государство вело справедливые и несправедливые войны на своей и на чужих территориях; участвовало во Второй мировой войне, вело Великую Отечественную войну; внесло огромный вклад во всемирную военную культуру, в формирование милитаристского потенциала планеты. Создав мощный ядерный потенциал, советские ястребы в политике и в военной стратегии были уверены в победе над системой капитализма в мировой ядерной войне. Марксизм отрицал войну как общечеловеческое явление, как образ жизни человечества. Идеологи марксизма исходили из того, что война есть продолжение политики другими, вооруженными средствами. Вне понимания войны оставались социальные, экономические, научно—технические, демографические, нравственные, культурологические, этнические и религиозные факторы. В понимании войны как продолжения политики она трактуется как концентрированное выражение экономики, при этом игнорируется, что основой политики являются и культура, этносы, религия. Узкое ограниченное понимание марксизмом войны имело негативные последствия. Причины, цели войн, их итоги были пронизаны классовым подходом. Марксизм отрицал религиозные войны, не учитывал религиозный фактор в гражданской войне, в войне в Афганистане. Тезис Сталина об обострении классовой борьбы привел к массовым репрессиям, к снижению военной мощи Красной Армии. Марксизм заимствовал у Клаузевица не только формулу «война есть продолжение политики другими средствами». Идеологи марксизма, советское политическое руководство взяли на вооружение теорию Клаузевица абсолютной войны. Диалектику войны он видел в ее движении от ограничений к неограниченности. Паузы в войне удаляют войну от абсолюта, выступают умеряющим началом, умеряют напряжение военных действий. Клаузевиц отвергал в войнах ограничения, выступал за освобождение от всех условностей, за доведение войны до остановки, где нет предела. Абсолют войны проявлялся, по Клаузевицу, в политических и военных целях, в поражении вооруженных сил противника, в поражении мирного населения. Насилие в политике, физическое и духовное насилие, насилие в экономике, во всех сферах общественного сознания, в демографической сфере, в разрушении окружающей среды — характерные черты абсолютной войны. Свою формулу «война есть продолжение политики другими средствами», Клаузевиц относил именно к войне абсолютной, неограниченной, идеальной. К вопросу предотвращения войн в капиталистических государствах большевики подходили прежде всего с классовых позиций, с позиций пролетариата. Поэтому они порой недооценивали антивоенное движение, полагали, что буржуазные пацифисты не могут предотвращать войны. Они призывали рабочих отвергать утопические идеи пацифистов, так как острые противоречия между капиталистическими странами всегда будут решаться с помощью войн. По их мнению, антивоенное движение отвлекает рабочих от классовой борьбы. Исчезновение войн марксизм связывал с исчезновением классового общества, с победой мировой социалистической революции. При капитализме вообще нельзя ликвидировать причины войн, это может сделать только социализм. Как уже говорилось, тоталитарный и авторитарный социализм являлся источником войн, однако в Советском Союзе никогда не было движения за мир, направленного против его внешней и военной политики. Не было его, когда шли войны с Финляндией, Афганистаном. В годы холодной войны Советский Союз поддерживал антивоенное движение в США. Руководство Советского Союза организовало в стране движение за мир, направленное против военной политики США. Однако в стране не было движения за мир, направленного против внешней и военной политики советского руководства, а необходимость в этом была. Руководство Советского Союза в 20—50—е годы прошлого века негативно отнеслось к нормам международного гуманитарного права. Только с приходом к власти Горбачева министр обороны Язов подписал приказ об использовании норм международного гуманитарного права. □ Образ жизни человечества □ Основными чертами марксизма—ленинизма являются: воинственность, агрессивность, гегемонизм, авантюризм, целеустремленное использование разрушительной составляющей научно—технического прогресса для справедливых и несправедливых войн; достижение политических и стратегических целей аморальными и незаконными средствами. Идеологи марксизма—ленинизма не считали человека главной ценностью, поэтому не создали человекосберегающую военную культуру. Стремление добиться целей в военных действиях любой ценой вело к огромным потерям, снижало генофонд советского народа. Суженное понимание сущности войны ослабляло оборонный потенциал тоталитарного и авторитарного социализма. Абсолютизация марксистских методов исследования тормозила использование методов исследования в военной науке. Космополитизм как идеология и практика осуждают марксизм—ленинизм, тоталитарный и авторитарный социализм, допускающие нарушение норм международного права, репрессии в отношении своего народа и своих военнослужащих. Марксистско—ленинское учение о войне, несмотря на узкое ее понимание, внесло вклад во всемирную военную культуру. Марксизм—ленинизм соответствовал тоталитарному и авторитарному советскому режиму. И наоборот, тоталитарный и авторитарный режим соответствовал марксизму—ленинизму. Марксизм—ленинизм, тоталитарное и авторитарное государство обеспечили надежную защиту советского государства, одержали великую победу над тоталитарным фашизмом, позволили вести холодную войну с США и с НАТО. Новые вызовы и угрозы изменяют сущность и содержание современных войн. Понимание войны как общечеловеческого явления, понимание милитаризма как всемирного явления позволяет, во—первых, осознать увеличивающуюся угрозу выживанию человечества, выйти на решение глобальных проблем, придать борьбе с терроризмом глобальный характер. Во—вторых, преодолеть узкое понимание войны только как политическое явление; свести воедино вооруженную, политическую, идеологическую, дипломатическую, экономическую, культурологическую, этническую и религиозную формы борьбы; оценивать в войне не только кто победил, но и какой ценой достигнута победа; установить, что военная безопасность мирового сообщества имеет приоритет над военной безопасностью любого государства. В заключение дадим определение войны. Война — это историческое общечеловеческое явление, образ жизни человечества, организованная вооруженная борьба народов, государств, религиозных конфессий с использованием традиционных и новых видов оружия, а также невоенных форм борьбы для достижения политических, социальных, демографических, экономических, культурологических, этнических и религиозных целей.

Admin: ■ Комментарии / 12 декабря 2013 г.Конституционная реформа — последний шанс сохранить РоссиюКонституция 1993 года имеет неустранимые косметическими мерами дефекты, как в содержании, так и в «социальном происхождении» «Хороший, мы ребята, пароход построили, да жаль, воды боится. А так хороший…» Из дискуссии к 20—ти летию Конституции РФ в ВШЭ ■■ ■ РИА Новости 12 декабря 1993 года я был избран депутатом первой Государственной Думы и оказался в большой политике. Хочу сказать сразу, что относился к этому виду человеческой деятельности довольно насмешливо. Политиков я не любил с детства. На мой взгляд, было в них, что-то гнилое: тщательно скрываемое и лелеянное — трещина в душе, желание забраться на закорки. И черта эта, отличающая политика от нормального человека, несет в себе характер какой-то порочной универсальности. Существует расхожее мнение, что политика — грязное дело. Я так не думаю. Мне кажется, что это зависит от того, кто занимается этим, на первый взгляд, неблаговидным делом. А поскольку ровно в этот же день, 20 лет назад, была принята новая российская Конституция, то фактор масштаба личности главы государства стал определяющим. Кто он, Президент Российской Федерации? Заурядный политик, думающий исключительно о сохранении власти и, желательно, чтобы не на прямых выборах. А если уж без выборов совсем не обойтись, то с заданным результатом, который призваны обеспечить разного рода «волшебники»? Или государственный деятель, видящий исторические горизонты и заботящийся о следующих поколениях? Сегодня, спустя два десятилетия, как птенец той самой конституционной реформы, скажу: страна попала в ситуационный капкан, в полную зависимость от свойств личности, наделяемой статусом Главы государства и гаранта Конституции Российской Федерации. Основной закон страны, по которому мы живем все это время, принимался в особых исторических условиях, спустя 69 дней после стрельбы из танковых орудий по Парламенту. Страна тогда балансировала на грани гражданской войны. Конечно, Конституция от 12 декабря 1993 года писалась под Бориса Ельцина. Первого Президента России можно ругать за многое справедливо, и обоснованно. Он делал тяжелые ошибки, а порой, трагические (одна чеченская война чего стоит). Однако у Бориса Николаевича была в голове своя картина мира. Во-первых, он был носителем доктрины либеральной модернизации. Пошел на непопулярную, заведомо несправедливую, приватизацию, понимая, что введение института частной собственности может спасти тонущий корабль российской экономики. Во-вторых, необходимым условием он считал сохранение федеративного устройства страны. Он не отменял выборы губернаторов, не сводил роль Совета Федерации до декоративной, ничего не значащей синекуры для политических пенсионеров, звезд спорта и шоу-бизнеса. Наконец, в-третьих, он понимал необходимость информационной открытости для общества. Ельцин не зачищал телекомпании, возвращая их в государственное русло, не гонялся за журналистами — даже за теми, которые были к нему несправедливы, а порой и жестоки. Короче говоря, Конституция писалась под одного Президента, а в итоге досталась другому. Здесь для нее, как Основного закона страны, принципиально стали важны, как содержание, так и обстоятельства, при которых она была принята. Давайте поговорим об этом. Содержание Конституции определяет магистральное направление страны, если хотите — истинную перспективу. Обстоятельства принятия Конституции задают то место и ту роль, которую она займет в общественном сознании людей, государственном управлении и повседневной жизни каждого гражданина. Сегодня я убежден: Конституция 1993 года имеет неустранимые косметическими мерами дефекты, как в содержании, так и в «социальном происхождении». Прекрасные по содержанию декларации первых двух глав Конституции, тех самых, в которых говорится о правах, свободах человека и гражданина, о демократическом, федеративном и светском характере государства, оказались подвержены серьезной политической коррозии. В первую очередь тлен разложения затронул правовые институты, постепенно превратив первые две главы в набор никого и ни к чему не обязывающих благопожеланий. Приведу всего один пример. Казалось бы, маленькая двусмысленность в тексте Конституции: органы государственной власти в субъектах Российской Федерации не избираются, а формируются. И мы получаем крайне постыдную историю губернаторских выборов, которые, то случаются, то отменяются, то возвращаются в извращенной муниципальным фильтром форме. В этих обстоятельствах исполнительная власть с неизбежностью заполнила собой все общественно-политическое и управленческое пространство. Если кто-то думает, что причина этому «вертикаль» власти, то он ошибается, она давно уже не «вертикаль». Мы вышли на очередной круг российской обреченности, получив в лице Президента «руководящую и направляющую силу общества». Теперь стало совершенно очевидно, что нынешняя Конституция воспроизвела все родовые травмы советского государства, только в особо тяжелой форме. Вспомните, как все мы радовались отмене пресловутой 6-й статьи Конституции. Да, да той самой, о роли КПСС. А теперь судите сами. Если в СССР «руководящая и направляющая сила» представляла собой достаточно сложно устроенный коллективный орган в виде ЦК КПСС, Политбюро, то в Российской Федерации она свелась даже не к одному институту, а к одной конкретной персоне. Неустойчивость такой конструкции и опасность «постсоветского самодержавия» для общества, для страны очевидна. Теперь поговорим об истории принятия нынешней Конституции. С горечью могу сказать, что она никогда не была, да и не могла стать тем самым общественным договором, который, по идее, и должен был выполнять функцию «скреп» для общества, для территориальной и прочей целостности страны. Справедливости ради стоит сказать, что изначально декларировалось и Президентом, и собственно авторами Конституции, что она — акт переходного периода, временный документ, который после стабилизации государственной власти будет поправлен и доработан. Однако 28 апреля 1994 года Президент Российской Федерации, Государственная Дума, Правительство Российской Федерации, субъекты Российской Федерации, Общественная палата при Президенте Российской Федерации, политические партии, профсоюзы, другие общественные объединения, религиозные объединения заключили сроком на два года договор об Общественном согласии. Участники Договора исходили из того, что политическая жизнь общества должна развиваться в рамках Конституции Российской Федерации, и считали, что «в Конституцию должны вноситься только такие изменения, которые будут способствовать стабилизации обстановки в обществе». Предложения по устранению «закладок» и «мин», оставленных в Конституции переходного периода, не были реализованы. И постепенно произошло самое печальное. Конституция утратила шанс стать основой для общего согласия. В головах старшего поколения, левых и патриотически настроенных граждан, она осталась специфическим документом, зафиксировавшим результаты вооруженной борьбы за власть осенью 1993 года. Молодежь видит Конституцию, как элемент декора, а не как точку опоры для общества — собрание аксиом, на которые граждане и власть могут реально опираться. Как в обычной жизнедеятельности, так и при разрешении социальных конфликтов. Конституцию не читают и не чтят — это печальный факт. Она лишь один из множества скучных текстов, с которыми должны разбираться юристы. Как говорится, проверено на себе. Представительнейшая конференция научных работников РАН, состоявшаяся в конце августа этого года, так и не смогла взять на себя смелость заявить, что вопросы организации науки — это вопросы совместного ведения Российской Федерации, и ее субъектов, а потому Закон о ее реформе можно только снять с рассмотрения и начать эту историю с начала. В моем выступлении все ссылки на положения Конституции и цитаты из нее прозвучали. Но ученое собрание не признало себя достаточно компетентным, чтобы на них опереться. Это характеризует не столько научное сообщество, сколько отсутствующее место Конституции в общественном сознании и политической практике. Сегодня я убежден. Нужна конституционная реформа! Сама по себе она и не панацея, и не катастрофа. Все зависит от того, насколько мы сможем добиться устранения, описанных выше двух сущностных дефектов. Если удастся добиться проведения обстоятельной и действительно широкой общественной дискуссии о содержании Конституции и способе ее принятия — имеется в виду порядок созыва и работы Конституционного Собрания, то появится реальный шанс на преодоление основных «родовых пороков» российской государственности. А значит и шанс сохранить Россию как единое государство. □ Иван Стариков, научный руководитель «Школы экономики земельных рынков» Академии народного хозяйства при Правительстве РФ

Admin: ■ 09—12—2013Государственному зданию необходим фундамент — местное самоуправлениеДальнейшее развитие без самоорганизации граждан невозможно Двадцать лет наша страна возводит общественное здание на основе проекта, родившегося в период «бури и натиска» — революционных событий 1991—1993 гг. □ □ При Александре II государственная казна забирала 20% совокупных налоговых поступлений, еще 20% — губернии, целых 60% шли в земства □ ■ Мы видим следы неоднократной перепланировки верхних этажей, встраивания вертикальных несущих конструкций, надстройки и утяжеления центральной башни и основательной перекраски фасадов. Здание все меньше соответствует изначальному проекту, трещит и кренится. Особо впечатлительные жильцы предлагают в очередной раз все снести и начать стройку заново. Общественное здание не будет стоять прочно, если мы будем игнорировать устройство республиканского фундамента — развитие самоорганизации граждан. □ 1. 20 лет спустя. Итоги □ ■ В российском управляющем классе нарастают ощущения потери ориентиров общественного развития, отсутствия стратегической линии России в мировой конкурентной гонке. На глазах исчерпывается повестка реставрационной фазы, неизбежной после революционного взрыва. Политическая система подморожена за счет ограничения конкуренции политических сил и возможностей граждан влиять на политический процесс. ■ Существенное ослабление механизмов гражданского контроля (свобода слова, политическая конкуренция, выборы и референдумы) привело к взрывному росту коррупции в государственном и муниципальном управлении. Набрали силу недостатки, объективно присущие централизованным системам управления: подавляется инициатива и творчество. Идет негативный кадровый отбор, закрывается дорога наверх для самостоятельных личностей. Кадровый застой неизбежно ставит в повестку дня «столкновение поколений». ■ Демонстративная централизация властных полномочий и ресурсов, приятная в эпоху изобилия, неизбежно влечет за собой централизацию ответственности. В кризисное время она фокусирует протест на федеральном центре и в конечном счете на личности главы государства. Политическая система испытывает возрастающее давление, основные силы правящего класса уходят на поддержание статус-кво. ■ В последнее время ускорился самый опасный процесс для устойчивости политической системы — эрозия доверия граждан к институтам власти и людям власти. Угасание общественной и экономической инициативы на началах самоорганизации, неверие граждан в возможность лично влиять на свою судьбу ведет к апатии или протесту. Россия либо будет погружаться в отсталость, неэффективность и окончательно сойдет с траектории «великой державы», либо система в очередной раз пойдет вразнос. ■ Сегодня наша страна напоминает остывающую лаву, которая замедляет свое течение и превращается в неподвижный монолит. Реставрационная фаза затянулась слишком надолго и зашла слишком далеко. □ 2. Государственное здание без фундамента □ ■ Местное самоуправление — это фундамент народовластия, здесь стартует отбор лидеров и управленцев. Политическая система Европы выросла из свободных самоуправляемых городов. ■ При Александре II государственная казна забирала 20% совокупных налоговых поступлений, еще 20% — губернии, целых 60% шли в земства. Основные статьи расходов земств — здравоохранение и образование. Отсюда земские учителя и врачи, здания земских школ и больниц. Сегодня 60—65% налогов уходит в федеральный бюджет. Региональные бюджеты забирают 25—30%, и только 10—15% — собственная финансовая база местных органов. Лишь 3% муниципалитетов самостоятельно наполняют свой бюджет. Вот печальная история Великого Новгорода с пятивековой традицией самоуправления. Только в течение последних трех лет снизилась с 18,5 до 11,5% доля города в собираемых налогах. 56% бюджета формируется за счет субсидий и субвенций из вышестоящих бюджетов. Это не самостоятельный уровень власти, а приводной ремень государства. ■ Отсутствие местного самоуправления, наделенного полномочиями и ресурсами, ведет к вырождению страны. У людей на местах нет ни возможностей, ни навыков самостоятельной достойной организации жизни. Нация превращается в попрошаек, добывающих деньги из вышестоящих бюджетов. Итог — активные люди уезжают в столицы, крупные города, а то и за рубеж. Территория остается, а страна исчезает. Создание эффективной системы местного самоуправления — это центральный вопрос политической реформы и выживания России. □ 3. Цели политической реформы □ ■ Политическая реформа ставит своей целью запуск внутренних механизмов развития общества. Сверхцентрализация блокирует развитие, порождает неэффективность и коррупцию. Это становится стандартным диагнозом при исследовании почти любой сферы нашей жизни. Возьмите, например, доклад Комитета гражданских инициатив о реформе правоохранительных органов страны. Если мы как нация хотим развиваться и успешно конкурировать, нам придется провести широкую программу децентрализации и деконцентрации властных полномочий, финансовых ресурсов и ответственности с опорой на инициативу и энергию граждан республики. Децентрализация включает передачу полномочий от вышестоящего управленческого уровня к нижестоящему (федерация, ее субъект, муниципалитет). Деконцентрация — в одном уровне от центральных органов к его территориальным подразделениям. ■ Задача создания эффективной системы общественного управления потребует запуска механизмов политической конкуренции как двигателя развития. Единство и борьба противоположностей — источник развития, учил нас Гегель. Пока получается только по частям: либо единство, гарантирующее застой, либо борьба, не оставляющая камня на камне. ■ Никакая политическая власть не сможет сохранять контроль и поддерживать развитие в случае утраты основного капитала власти — доверия граждан. Восстановление и поддержание доверия граждан к властным институтам — это цель и важнейший критерий отбора элементов политической реформы. ■ Пора заканчивать реставрацию и начинать следующую фазу развития и модернизации. В политической повестке дня страны два стратегических направления политической реформы — децентрализация и демократизация общественного устройства России. □ 4. Стандартная проблема демократизации — «кошмар федерального центра» □ ■ Старт децентрализации и демократизации ведет к ослаблению федерального центра, усилению субъектов Федерации, в том числе и в авторитарном варианте. У элит возникает соблазн на всякий случай «взять суверенитета» столько, что и не проглотить. Целесообразно использовать два подхода, препятствующих этим процессам. ■ «Открытие второго фронта»: создание мощного самостоятельного местного самоуправления. Это естественный союзник федерального центра в противодействии авторитарной консолидации субъекта Федерации. Формирование финансово обеспеченного местного самоуправления, недопущение построения «региональных вертикалей», механизмы прямого взаимодействия с органами местного самоуправления — в интересах федерального центра. ■ Прямые выборы членов Совета Федерации. В регионе появляются две авторитетные политические фигуры, конкурирующие за влияние и не зависящие от органов власти региона. ■ «Вертикальная политическая прошивка»: политическая система должна стимулировать создание вертикально-интегрированных партий с развитой кадровой базой в регионах и муниципалитетах. Цель — обеспечение единства политического пространства и политического (а не административного) руководства властями региона. Это обеспечивает мажоритарная система выборов при едином дне голосования с существенным облегчением партийного выдвижения кандидатов по сравнению с независимыми кандидатами. □ 5. Местное самоуправление для свободных людей □ ■ Не дожидаясь критического ослабления федерального центра, надо приступать к формированию фундамента демократии — эффективной системы местного самоуправления. ■ Ключевое и труднейшее решение федерального центра — перераспределение финансовых ресурсов (и полномочий) в пользу местного самоуправления и регионов. Поставим себе этапную цель — треть налоговых поступлений каждому уровню власти. Потребуется реформа системы налогообложения, стимулирующая власти к развитию своей территории. Пора обсуждать принцип уплаты налога на доходы физических лиц по месту проживания, а не по месту работы. Это связывает заботу гражданина о месте жизни и его налоговый вклад. Федеральная элита, московская и петербургская по происхождению, трудно воспримет этот подход, но есть слабая надежда на чувство самосохранения. Надо сделать первый шаг и ежегодно уменьшать не менее чем на 2% долю федерального бюджета в общем объеме налоговых поступлений с соответствующим ростом местных бюджетов до уровня региональных, затем параллельный рост доли региональных и местных бюджетов. При таком темпе процесс займет до 15 лет. Тут—то и выяснится, что страна не слишком богата, чтобы позволять себе череду мегапроектов. ■ Предстоит децентрализовать нормативное регулирование местного самоуправления для учета региональных особенностей. Федеральный закон определяет гарантии и перечень полномочий местного самоуправления, набор способов организации местного самоуправления. Выбор системы местного самоуправления — за субъектами Федерации, выбор модели — за муниципалитетом или жителями. Это не исключает установления института федерального и регионального вмешательства в критических ситуациях и защиту местного самоуправления от неправомерного регионального вмешательства. ■ Перед Москвой и Санкт—Петербургом стоит задача создания «приличной» системы местного самоуправления. Что мы имеем в Санкт—Петербурге? Более сотни «жилконтор» без полномочий и средств. Полторы тысячи депутатов контролируют около 2% бюджета, а остальные 98% контролируют 50 депутатов городского парламента. Мудрое управленческое решение! Такие муниципалитеты не интересны горожанам, они по каждому вопросу обращаются к губернатору. ■ Вечное возражение против самоуправления граждан — где взять столько умных и честных людей. Благодаря СМИ у нас нет иллюзий относительно особых интеллектуальных способностей и моральных стандартов управляющей элиты. В лучшем случае скажем: «Плоть от плоти народной». О каком патриотизме управляющего класса можно говорить, если он не уважает собственный народ? Когда вас выбирают — так мудрые и дальновидные, а как собственную жизнь обустроить — так дети малые, неразумные? ■ Школой отбора и подготовки кадров для местного самоуправления служат общественные объединения, некоммерческие организации. Здесь проявляются люди с активной гражданской позицией и склонностью к общественному служению — здесь «не намазано медом», общественная работа требует отдавать душевные силы и время. Именно с этого уровня начинаются ростки общественной самоорганизации, он нуждается в бережном отношении, а не в государственном давлении. ■ Научимся управлять в малом (город, село) — получится и в большом (регион, страна). Остальное — ожидание чуда. □ 6. Вместо заключения □ ■ Если мы хотим, чтобы Россия была единой политической нацией, а не клубком враждующих этносов, мы превратим День Конституции в главный государственный праздник России. Это день разговора о сущностных основах общества и государства, о Конституции как объединяющем начале нации. Верните красный день календаря, господа депутаты! □ Автор — Сергей Цыпляев, президент фонда «Республика»; ранее полномочный представитель президента РФ в Санкт—Петербурге, народный депутат СССР, член Верховного Совета СССР, участник Конституционного совещания 1993 г.

Admin: ■ 09—12—2013От редакции:Помнить о жертвах репрессийЛичные трагедии как часть истории «Большого террора» Историки, правозащитники, архитекторы и гражданские активисты предлагают увековечить память о жертвах репрессий советской эпохи, сделать ее частью повседневной городской жизни. «Последний адрес» — это идея установить мемориальные доски по последнему месту жительства репрессированных горожан. По замыслу авторов проекта граждане получат возможность узнать, кто из бывших жильцов их дома был в советские годы репрессирован, и, при желании, смогут пожертвовать деньги на изготовление и установку памятных знаков. Источником данных о репрессированных будет база данных жертв политического террора в СССР, созданная обществом «Мемориал». «Последний адрес» — российский аналог «Камней преткновения», установленных рядом с домами жертв холокоста в 650 городах 11 стран Европы по проекту немецкого художника Гюнтера Демнига. □ Фото: Fabrizio Bensch/Reuters □ ■ Реализовать «Последний адрес» будет сложнее, чем похожий проект в Европе. В России отсутствует общественный консенсус по ключевым вопросам истории, а период 1920—1950—х гг. вызывает особенно много споров. Принятый в 1991 г. закон «О реабилитации жертв политических репрессий» был составлен так, что реабилитированными без каких—либо различий в статусе оказались все обвиненные в «контрреволюционных» преступлениях, в том числе бывшие сотрудники ОГПУ—НКВД и партработники, лично виновные в репрессиях. Может случиться, что имена жертв террора окажутся по соседству с именами их палачей, попавших под следующую волну репрессий. ■ Установка памятных досок в память о репрессированных вызовет недовольство тех, кто считает разговор о терроре очернением прошлого. Вероятно, не везде будет просто получить разрешение на установку мемориальных досок на домах, признанных памятниками истории и культуры. Неясно, как сделать, чтобы дома советской элиты, откуда жильцов увозили десятками, не покрылись табличками, как чешуей. ■ Тема преступлений советского режима вытеснена на периферию общественной дискуссии. Это одна из тех травмирующих историй, к которой далеко не все готовы обращаться. А если разговор и заходит, то оперировать отвлеченными цифрами оказывается удобнее. Нередко можно услышать рассуждения о том, что великие индустриальные достижения СССР сопровождались неизбежными издержками. Эта логика, впрочем, прямо продолжает знаменитое «лес рубят, щепки летят». Любой проект, который актуализировал бы историческую память напоминанием об индивидуальных трагедиях миллионов простых граждан, ставших такими «щепками» государства, — благо для общества.

Admin: ■ 13—12—2013 Какой будет Россия после ПутинаПора задаться вопросом, с чем останется народ России и его соседи после ухода Владимира Путина со сцены истории? Жизнь человеческая конечна: все мы смертны. Всем нам важно знать, что останется во внезапно осиротевшем после нас мире. □ □ Для украинцев и грузин, армян и молдаван образ Москвы на десятилетия закреплен как образ врага свобод и национальной независимости. Фото: Yury Kirnichny/ AFP □ ■ Становясь лидером народа, человек получает большую власть и огромную ответственность, власть направлять усилия людей, использовать не просто средства, а человеко-часы. Абсолютная власть — это власть над временем жизни людей, над социальным временем. Оттого с властителей и спрос велик! ■ С уходом того, кто управлял таким важным ресурсом, мир оказывается иным. Если время и возможности правления ограничены, то изменения в социальной реальности меньше подвержены риску человеческого фактора — фактора ошибки. Но если правление не ограничено ни законом, ни институциональными противовесами, ни политической традицией, ни временем, социальная реальность подвержена огромному влиянию правителя. ■ Многие считают, что демократические правители не способны на великие дела. Исследования показывают, что лидеры, которым не мешают демократические процедуры и институты, на короткое время могут быть более эффективными в своих решениях, чем лидеры, связанные институтами. Гигантские инфраструктурные проекты и олимпиады удаются им лучше. Однако в средне— и долгосрочной перспективе такие лидеры проигрывают своим демократическим конкурентам, а с ними проигрывают и общества. ■ Современная Россия вошла в ХХI век с несменяемым правителем. Некогда молодой многообещающий лидер и его команда перешли черту, отделяющую молодость от старости, а правление харизматического активного лидера — от геронтократии. Российские элиты постарели вместе со своим лидером и партнерами по нелегкому восточноевропейскому политическому бизнесу. Пора задаться вопросом, с чем останется народ России и его соседи после ухода Владимира Путина со сцены истории? С чем останется Россия после Путина? ■ Одной из важнейших задач, стоявших перед Владимиром Путиным в начале нынешнего века, было восстановление единства страны. Десятилетие спустя эта задача решена созданием системы личных отношений между хозяином Кремля, руководителями госкорпораций и лидерами региональных элит. Этот компромисс элит неразрывно связан с демодернизацией государства — публичное пространство сведено к минимуму, а то, что в современных государствах называется публичными институтами, заменено госструктурами, работающими в интересах руководства. С уходом сильного начальника Кремля эта система будет разрушена, а этика «эгоизма элит» приведет к новому глубинному кризису целостности Федерации. ■ Политическая конкуренция также носит иллюзорный характер. В группах, контролирующих центры власти в России, нет конкурентов российскому президенту. Президент не заметил постепенной геронтократизации России. А значит, с уходом Путина не будет ни преемника, ни равного по силе конкурента. ■ И речь не о том, что не будет сильных, умных и эффективных политиков среди россиян помоложе. А о том, что сограждане не будут о них знать. На какое—то время Россия погрузится в шок кадрового голода в центральной политике, что создаст еще больше предпосылок для центробежных процессов в регионах. ■ Развитие экономики России также стало заложником единовластия, ориентированного на личный имперский проект. Время высокого спроса на нефть и газ, дарованное России судьбой, было истрачено на создание энергополитического монстра. Трубные щупальца «Газпрома» — символ сговора элит Российской Федерации с властными группировками стран—транспортеров, стран — поставщиков труб и стран-потребителей. Используя либеральные экономики для усиления своего влияния, Кремль отвлекся от необходимости наращивать центры современного производства технологий, товаров и услуг. ■ Вместо того чтобы уделять внимание образовательной и научной системам России, власти сконцентрировали средства на имиджевых и идеологических проектах. С уходом Путина России придется начинать заново строить образовательную систему и возвращать ученых, бегущих из коррумпированных и клерикализированных заведений путинской поры. ■ Особые усилия и огромные ресурсы времени придется потратить для возвращения гражданского духа в страну. Политическая и экономическая демодернизация вернула россиян к доминированию подданничества. ■ Репутация России за ее пределами хуже, чем страна того достойна. И это связано с тем, что и в самой России, и за ее пределами образ страны прочно слился с образом ее несменяемого правителя. ■ С уходом Путина у России не будет союзников. И речь не только о союзниках в оборонном смысле. Я говорю о том, что современная культура России, ее народы и традиции совершенно неизвестны соседям. Соседние страны входят в период, когда к власти приходят люди, не имеющие опыта культурной и политической коммуникации с российскими гражданами и политиками. Кремлевский сверхэлитизм привел к тому, что в коммуникации между Москвой и Киевом, Минском, Астаной и Тбилиси принимают участие избранные лица, которые неизбежно покинут свои влиятельные позиции. Виртуальные же образы России у подрастающих элит негативны. Для украинцев и грузин, армян и молдаван образ Москвы на десятилетия закреплен как образ врага свобод и национальной независимости. И потому новым лидерам Федерации придется приложить немало усилий, чтобы возвратить доверие и симпатию соседних народов. ■ Россия будет демократичной и развитой — в этом нет сомнений. Только вот этот результат будет стоить на порядки дороже и будет достигнут на десятилетия позже, чем могло бы быть, найди россияне силы для сохранения политических и экономических свобод в начале нашего столетия. Цена нынешнего единовластия будет огромной для россиян. □ ■ Автор — Михаил Минаков, философ, преподаватель университета «Киево—Могилянская академия», президент Фонда качественной политики (Киев)

Admin: ■ 26—12—2013Запреты как следствие моральной несостоятельностиПечатание законодательных запретов так же мало помогает оздоровлению общества, как печатание денег — экономике Если одним словом выразить стиль законодательной политики уходящего года, то это «запрет». Оглядываясь назад, можно насчитать около 40 федеральных законодательных актов, которые либо вводят новые запреты, либо повышают санкции за нарушение уже существующих. Это при том, что далеко не все запретительные фантазии субъектов законодательной инициативы были реализованы в этом году. Запреты на употребление иностранных слов или хранение иностранной валюты, например, пока не оформили законом, но курение в общественных местах, продажа алкоголя в ночные часы, мат в СМИ, реклама абортов, частные лотереи и много что еще под запрет попали. Легкость необыкновенная, с которой плодятся законодательные запреты, вряд ли оставила авторам возможность оценить действенность и последствия такого способа регулирования общественной жизни. Или задуматься о причинах прошлого бездействия ограничительной нормы, прежде чем усиливать ответственность за ее нарушение. Принять закон в нынешней Думе проще простого, но его реальная жизнь начинается только тогда, когда он попадает в руки правоприменителей и соприкасается с людьми, поведение которых призван ограничивать. А реальная жизнь запретов несет много рисков. Во—первых, это дорогое удовольствие. Чем больше ограничений, поддерживаемых уголовными или административными санкциями, тем больше усилий требуется от правоприменителей — полицейских, следователей, судей — для отлавливания нарушителей и применения мер наказания. Это время, бюджетные деньги, работа, отвлекающая от других правонарушений. Риски усиливаются и тем, что ограничения — это всегда чьи—то полномочия по их обеспечению и возможность коммерциализации этих полномочий. Повышение санкций, например, за незаконную регистрацию (прописку) при сохранении спроса на трудовую миграцию ведет не более чем к повышению цены, которую неформально устанавливают за нее проверяющие. Во—вторых, печатание законодательных запретов так же мало помогает оздоровлению общества, как печатание денег — экономике. Чем больше законов и запретов, тем меньше вероятности их исполнения, даже если государство бросит все деньги налогоплательщиков на повышение бюджетов и зарплат силовиков. Вот уже мы слышим предложение от РЖД снять запрет на курение в поездах дальнего следования, поскольку ну просто не хватит сил проводников и транспортной полиции бегать по тамбурам ловить курильщиков. О действенности запрета на владение зарубежной недвижимостью для госслужащих мы узнаем из криминальных новостей с Лазурного берега. Но техническая невозможность обеспечить соблюдение законов влечет за собой нечто большее, чем превращение их в простые бумажки, а именно дискредитацию институтов власти и хорошо известный правовой нигилизм. В дилемме «или нести запредельные издержки контроля, или смотреть на нарушения сквозь пальцы» оба варианта плохи. В—третьих, и это самое важное, инициаторы законов этого года не думают о том, что запреты работают только тогда, когда одновременно есть положительная альтернатива. Репрессивное регулирование, как давно установила социология, — это атрибут традиционного одномерного общества, основанного на механическом подобии. В современных обществах законодательные инструменты призваны защищать разнообразие. Продуктивное регулирование идет путем создания новых возможностей, в том числе юридических форм, защиты и стимулирования инициативы и инновации. Некоторые действия в этом направлении предпринимались в 2008—2012 гг. в рамках медведевской модернизации. Например, вводились ограничения возможностей уголовного преследования в сфере экономической деятельности, создавались правовые формы для инновационной коммерческой деятельности в вузах, центр «Сколково». Сейчас мы видим обратное движение. Законодательная политика запретов хорошо очерчивает консерватизм, как его понимает нынешняя элита. Может показаться, что этот консерватизм — возрастной, что он пришел на смену «стабильности» просто как результат естественного старения элиты и желания удержаться у власти. Но причина скорее в утрате морального лидерства. Любые ценности распространяются прежде всего с помощью моральных примеров. Вместо громких слов о защите семейных ценностей люди, претендующие на лидерство в стране, должны являть живые образцы таких ценностей. То же со служением, верой, гуманизмом. Аскетизм и духовное подвижничество предстоятеля церкви способны укрепить веру гораздо сильнее, чем любые охранительные меры. При отсутствии первого остается обращаться к последнему. Усиление репрессивной составляющей права рождается не столько из легалистских иллюзий — представлений о том, что принятием закона можно решить любую проблему, — сколько из невозможности явить положительный пример. Поэтому, провозглашая духовное возрождение, политическая элита остается с единственным пока доступным ей способом реализации этой политики — законодательным запретом на все, что, по ее мнению, этому мешает. Автор — Вадим Волков, профессор Профессуры социологии права им. С.А. Муромцева, научный руководитель Института проблем правоприменения при Европейском университете в Санкт—Петербурге

Admin: ■ Оборонка Антон ЛавровБелые пятна нашей «Белой книги»Под завесой секретности удобно скрывать ошибки, недостатки, коррупцию и отсутствие стратегического видения Сегодня из десяти государств мира, имеющих крупнейшие по численности армии, только три – Иран, Северная Корея и Российская Федерация не публикуют «Белые книги» своих оборонных ведомств. У российского Министерства обороны не существует официального общедоступного документа, в котором сведены воедино данные об угрозах и опасностях для России, нынешнем состоянии Российской армии и долгосрочных планах ее военного строительства. □ Отсутствие подобного документа не позволяет составить целостное представление о российских Вооруженных Силах. Даже офицерский и командный состав самой армии часто плохо осведомлен о направлениях ее реформирования и долгосрочных ориентирах, а также о состоянии армии за пределами своих частей. Отсутствие «Белой книги» в нашей стране, имеющей одну из наиболее многочисленных армий в мире и второй по мощи ядерный арсенал с глобальной досягаемостью, не способствует укреплению доверия к ней со стороны мирового сообщества. Недостаток информации порождает недоверие, которое в свою очередь приводит к подозрительности и страхам. Для большинства развитых стран публикация таких официальных государственных изданий по оборонной политике (White Paper или White Book) является обязательной. Они давно стали принадлежностью не только государств «старой демократии», но опубликованы также Китаем, Индией, Бразилией и десятками других стран. □ Для чего? □ Публикация «Белых книг» решает две основные задачи. Во—первых, в демократических государствах они важный инструмент взаимодействия власти с гражданским обществом. Именно поэтому начинаются эти книги не с отчета перед налогоплательщиками, а с ответа на фундаментальный вопрос: зачем и в каком количестве стране нужды вооруженные силы? Специальный раздел посвящен подробному рассмотрению угроз как непосредственно для государства, так и в контексте общей геополитической обстановки, а также сложившегося в мире или регионе баланса сил. □ ■ Фото: PHOTOXPRESS □ Задача разработчиков «Белых книг» — приподняться над рутиной никогда не затихающей политической борьбы с тем, чтобы достигнуть согласия с обществом по вопросам долгосрочного военного строительства. Горизонт планирования этих документов — 15—20 лет, корректировки возможны в случае крупных изменений мировой обстановки или политики государства. Австралия, Болгария, Великобритания, Индия, Китай, США, Украина, Финляндия, Чехия, Южная Корея, Япония не ограничиваются публикацией стратегических документов, а регулярно издают «Белые книги» с тем, чтобы своевременно отражать в них изменения военной доктрины государства и ситуации с безопасностью, а также давать полноценный отчет о жизни своих вооруженных сил. Такие публикации могут появляться каждый год, два или четыре. Не менее важной задачей «Белых книг» является и официальное информирование мирового сообщества, иностранных государств, специалистов и просто заинтересованных граждан относительно государственной политики в отношении обороны и вооруженных сил своей страны. В современном мире увеличение прозрачности и подконтрольности армии позволяет снизить вероятность вооруженных конфликтов, уменьшить напряженность в отношениях с соседями и продемонстрировать свое миролюбие. Важность этого очевидна любому государству, демократическому или нет. Именно поэтому стандартом является выпуск одновременно двух версий — на языке страны и на английском. Издание таких документов имеет особое значение для стран, которые из—за культурных и языковых барьеров или по иным причинам недостаточно открыты для внешнего мира. Примером можно считать «Белые книги», издающиеся в Китае, Японии, Индии. Для России, которая остается для мирового сообщества «тайной за семью печатями», такая книга была бы крайне полезна. Открытая публикация подробных сведений о своей армии сегодня — наиболее цивилизованный способ «мягкой» демонстрации силы. Менее эффектный, чем проведение помпезных военных парадов, но более эффективный. Самые демократические страны не стесняются открыто заявить о своих экспедиционных возможностях и силах, готовых действовать за рубежом. Например, так поступает Франция. □ Нечитабельно □ Понимание необходимости подобной формы публичного отчета перед общественностью бродит по коридорам российского Министерства обороны довольно давно. С прошлого года оно озвучено на уровне министра. Сегодня официально заявлено о том, что в недрах ведомства идет работа над отечественной «Белой книгой». Обнародована она может быть уже в следующем году. Ранее Минобороны предпринимало попытки движения в сторону открытости. В 2001—м, а затем в 2010 году была издана Военная доктрина России — наиболее серьезный из опубликованных стратегических военных документов. В англоязычном варианте он иногда обозначается как White Paper российского МО. Но с общепринятым стандартом «Белых книг» данная доктрина не имеет ничего общего ни по содержанию, ни по объему. От нашего Минобороны не приходится ожидать скрупулезности японцев, которые ежегодно публикуют увесистый — более чем 400—страничный отчет. Оставляет желать лучшего и содержание. Доктрина слишком размыта — неконкретна и к тому же включает в себя избыток политических моментов в ущерб собственно военному контексту. После публикации доктрина подверглась критике со стороны как российских, так и зарубежных специалистов. Но хуже всего то, что из—за формы подачи информации и общей тяжеловесности изложения она прошла мимо обычных граждан, даже интересующихся военной тематикой. Пробиться через казенщину строк этого сурового документа, а тем более понять и оценить его содержание удалось немногим. Есть очень серьезные опасения, что новая «Белая книга» может повторить судьбу Военной доктрины. В конце ноября этого года заместитель министра обороны России Анатолий Антонов посетовал, что материал для книги собран огромный, но свести его воедино и вообще привести в читабельный вид пока не получается. «В Министерстве обороны писателей нет», — сказал Антонов. «Белая книга» должна изначально ориентироваться и на неподготовленного читателя, и на читателя—иностранца. Поэтому она требует особой подачи материала — определенного стиля изложения сродни респектабельному деловому изданию, а не боевому донесению. Для наших военных это совершенно неизведанная территория. Их действительно учат защищать страну, а не создавать объемные труды серьезного социально—политического значения. □ Н—ское соединение □ Собственные средства коммуникации Министерства обороны с обществом скудны да еще и придавлены рудиментами параноидальной советской системы секретности. Официальные «СМИ в погонах» буквально разрываются между обязанностью информировать общество и задачей выдавать как можно меньше собственно информации. До сих пор это порождает материалы хрестоматийного стиля: «Н—ское соединение под командованием полковника М. продемонстрировало высокие достижения в физической подготовке». Неудивительно, что эти СМИ не пользуются ни доверием, ни популярностью. Официальный сайт Министерства обороны, на обновление которого недавно была потрачена крупная сумма, страдает теми же проблемами. Искать здесь актуальную и полезную публичную информацию о наших Вооруженных Силах бессмысленно, а множество новостей поданы все в той же нечитабельной стилистике. Недостатки официальных механизмов коммуникации с обществом отчетливо проявились в ходе российско—грузинского конфликта 2008 года. В целом успешный для России с военной точки зрения, он сопровождался тяжелыми поражениями на информационном поле. Смысл, задачи и цели последовавшей масштабной военной реформы не удалось разъяснить не только обществу, но и самой ропщущей армии, что закончилось массовым неприятием ею всех нововведений. Достигнутые же результаты вообще не были толком ни систематизированы, ни предоставлены для отчета населению. А ведь именно для таких целей и предназначена «Белая книга». Но тогда для ее создания не было ни желания, ни воли, ни навыков. Сейчас такое желание появилось. Правда, ожидать, что «Белая книга» от военных окажется заметно лучше их СМИ, вряд ли приходится. Дефицит навыка и воли открыться для общества, мира по—прежнему сохраняется. Самоописание всегда сопровождается искушением приукрасить картину или спрятать неприглядные моменты. Под завесой секретности очень удобно скрывать ошибки, недостатки, коррупцию и отсутствие стратегического видения. Впрочем, данная проблема не является уникальной. Во всем мире оборонные ведомства, в последнее десятилетие принявшие решение создать «Белые книги», столкнулись с одинаковыми трудностями. У них просто отсутствовали соответствующие структуры, способные создавать документы такого уровня, а требования к открытости натыкались на внутреннее противодействие. □ Рецептура известна □ Рецепты решения проблемы также давно известны. Прежде всего подготовку «Белой книги» нельзя замыкать на самом Министерстве обороны. Наиболее эффективной является ее разработка с участием правительства, законодательной власти, а также с привлечением общественности в лице неправительственных организаций и независимого экспертного сообщества. Характерный пример такой совместной работы — Бразилия. Процесс демократизации общества и постановки армии под его контроль, проходивший здесь в 2000—е годы, а также амбиции этой страны, связанные с превращением в региональную сверхдержаву, потребовали разработки первой настоящей «Белой книги» — Национальной оборонной стратегии. Указом президента Луиса да Силвы в 2007—м для ее написания была сформирована специальная правительственная комиссия. В нее вошли представители Министерства обороны, Министерства планирования, бюджета и управления, Министерств финансов, науки и технологии. Важным моментом стало задействование в работе над документом представителей частных агентств и независимых экспертов. Наш ближайший сосед — Украина с 2005 года первой в СНГ стала публиковать периодически издающуюся «Белую книгу». Тогда для ее подготовки была создана рабочая группа Министерства обороны и Генштаба Украины. В состав группы вошли заместители глав военного ведомства, руководители структурных подразделений Минобороны и Генерального штаба ВС Украины, военных образовательных и научно—исследовательских учреждений, а возглавил — первый заместитель министра обороны. Но даже такой представительной комиссии оказалось недостаточно. Как и других стран — членов СНГ, украинские армейские структуры оказались плохо приспособлены для создания открытого, прозрачного, равно интересного для общества и специалистов документа. Поэтому к работе над первыми тремя изданиями привлекли коллектив авторитетного негосударственного Украинского центра экономических и политических исследований имени Александра Разумкова. Специалисты центра взяли на себя общую компоновку книги и редактирование материалов, а также научную экспертизу. Решение активно задействовать неправительственные структуры оказалось правильным и украинские оборонные «Белые книги» до сих пор остаются ориентиром качества на постсоветском пространстве. Этот опыт особенно ценен в российских условиях. Простое подключение к подготовке «Белой книги» других российских министерств и ведомств проблемы не решит. Они испытывают те же сложности с информационной закрытостью и неспособностью эффективно доносить до граждан свою позицию. Не надо изобретать свой отечественный велосипед. Необходимо учесть мировой опыт и широко задействовать в написании «Белой книги» все слои гражданского общества — начиная с общественных структур при Министерстве обороны и заканчивая неправительственными организациями и независимыми экспертами. Почти миллионная Российская армия — гигантский организм. Ее деятельность так или иначе затрагивает большинство жителей нашей страны. Затраты на Вооруженные Силы являются самой крупной статьей расходов федерального бюджета. Многотриллионные средства, которые планируется потратить на перевооружение в ближайшие годы, поражают воображение. Поэтому подотчетность и прозрачность Министерства обороны — один из ключевых вопросов развития российской демократии. «Белая книга» может стать этапом становления демократии и гражданского общества в нашей стране, средством повышения эффективности самой армии, справочником для любого налогоплательщика. Но может обернуться очередным угрюмым надгробием неудачной попытке Министерства обороны наладить контакт с обществом. И чем камернее будет процесс ее подготовки, тем выше шансы на неудачный исход. Создание такой книги — дело слишком ответственное, чтобы доверять его одним военным. □ Опубликовано в выпуске № 50 (518) за 25 декабря 2013 года

Admin: ■ 27—12—2013От редакции:С надеждой на чудоМетания как метод управления не могут длиться долго, поскольку не увеличивают, а расходуют ресурс «Что—то, кажется, идет не так», — сказал утром 2 июля ведущий телеканала «Россия 24», комментируя в прямом эфире запуск ракеты «Протон—М» с тремя спутниками «Глонасс» на борту. Запуск закончился катастрофой, а фраза стала одним из интернет—мемов в России и, пожалуй, универсальным определением для многих политических и экономических процессов в стране. ■ В экономике не так было с начала года. Рост ВВП продолжил падать и к III кварталу 2013 г. сократился до 1,2% (в 4 раза за 1,5 года). Подобное поведение экономики никак не соответствовало амбициозным популистским задачам, поставленным в 2012 г. президентом Путиным в «майских указах»: для их решения нужен был рост минимум на 4-5%. Полгода президент ругал правительство за срыв сроков исполнения «майских указов», а правительство делало вид, что ругань справедлива и что если переставить еще кое—какие предметы на столе, то из ртути получится золото. В качестве оправдания для российской экономики использовалось замедление экономики мировой. ■ Владимир Путин изобрел специальное слово для состояния мировой экономики, сказав, что она «припала». Однако к концу года ему пришлось признать, что проблемы внутри страны. В июне президент еще обязывал российскую экономику расти быстрее мировой, а в сентябре заговорил о необходимости сокращения расходов бюджета. ■ Все не так, как надо, было с внешним спросом — высокой цены на нефть уже не хватало, поскольку сырьевой экспорт снизился, а бюджетные расходы оставались велики. Внутренний спрос тоже перестал работать, как надо: зарплаты в 2013 г. повышали не так сильно, как в выборном 2012—м, а потребкредитование достигло той стадии, когда новые займы в основном идут на погашение прежних. Государственные мегапроекты или закончились (АТЭС, «Северный поток»), или показали свою неэффективность (Олимпиада в Сочи), не решив задачу стимулирования экономики, но породив коррупционные скандалы. ■ Реакция власти на стагнацию в экономике была половинчата и непоследовательна. С одной стороны, делались судорожные попытки облегчить жизнь для бизнеса. С 01 января 2014 г. снова снизится ставка страховых взносов для индивидуальных предпринимателей (ее повышение с начала 2013 г. привело к уходу из бизнеса полумиллиона ИП), бизнесу были обещаны налоговые льготы — правда, в основном за счет региональных бюджетов, дефицит которых в этом году и так резко вырос благодаря расходам, предусмотренным «майскими указами». Госдума объявила экономическую амнистию, по которой вышло на свободу менее 1500 предпринимателей. ■ С другой стороны, была сделана явная ставка на усиление контроля за тающими финансовыми потоками. Этот аспект, например, наиболее понятен в противоречивых реформах пенсионной системы и Российской академии наук. Высший арбитражный суд объединяется с Верховным судом. Следственному комитету возвращают право возбуждать уголовные дела по налоговым статьям. Правительство пыталось поставить под контроль расходы госкомпаний (с переменным успехом). В конце года Путин напомнил крупному бизнесу о необходимости держать счета и платить налоги внутри страны. Путин вообще старался демонстрировать, что все под контролем и он всех видит. Но этот контроль все равно внутри системы координат, в которой экономика продолжит стагнировать до 2030 г. (по прогнозу Минэкономразвития): государственная, сырьевая, коррупционная, с незащищенным правом собственности, низкой производительностью труда и низким качеством инвестиций. ■ Стагнация в экономике породила метания в политике. Год начинался с развития «духовных скреп»: всевозможная «защита традиционных ценностей», проекты единого учебника истории и возвращения норм ГТО, усиление пропаганды на телевидении и т.д. Усиливались гонения на НКО и экспертное сообщество, принимались все новые репрессивные законы, продолжалось «болотное дело», быстро шло дело «Кировлеса». Однако затем реальный срок для Алексея Навального был заменен на условный, а ему самому не просто позволили, но еще и помогли принять участие в выборах мэра Москвы — и Навальный показал отличный результат, став вторым в гонке. ■ Под конец года власть внезапно смягчила свое отношение к преследуемым. Амнистия к юбилею Конституции позволила выйти на свободу нескольким участникам «болотного дела» и двум заключенным участницам Pussy Riot, был помилован после 10 лет заключения Михаил Ходорковский, а Верховный суд решил пересмотреть оба дела ЮКОСа (в связи с постановлением ЕСПЧ). Участники акции Greenpeace отправились домой. Вчера московские суды возвратили в прокуратуру дела Удальцова — Развозжаева и Даниила Константинова. ■ Что это — энергичное подтягивание «хвостов» старой политики перед Новым годом? Накануне Олимпиады? Пересмотр принципов? Не похоже, хотя бы потому, что все освобождения выдержаны в том же стиле, что и изначальные аресты, — в стиле спецопераций. Просто сейчас так выгодно, а это значит, что через неделю или после Олимпиады может стать выгодно что—то другое. ■ Впрочем, метания как метод управления не могут длиться долго, поскольку не увеличивают, а расходуют ресурс. Власть делает ставку на долгосрочную «стабильную стагнацию», которая позволит небогато, но без потрясений дожить до какого-то чудесного экономического скачка. Ну что ж, надежда на чудо — в наших традициях. С Новым годом!

Admin: ■ 24—12—2013Стагнация стала нормой российской экономики — анализ Всего за 1,5 года темпы роста экономики России упали вчетверо. Стагнацию не преодолеть без ускорения реформ, стимулирующих инвестиции в реальный сектор и повышение производительности труда. Но пока власти ответили фильтрацией уже запланированных преобразований, чтобы избежать потрясений в обществе. □ ■ Фото: PhotoXpress □ ■ Быстро выбравшись из рецессии, российская экономика внезапно и прочно села на мель. Еще год назад, в декабре 2012 г., правительство рассчитывало минимум на сохранение темпов роста выше 3%, но «нам это не слишком нравится», признавался премьер Дмитрий Медведев. Подобная скорость не обеспечивала достижения поставленных перед кабинетом министров целей социально—экономического развития. Цели требовали роста на 4—5%, а лучше — на 6—7%, как было до кризиса и как сулил предложенный Минэкономразвития план форсированных преобразований. «Мы не можем потерять нынешний год. И дело не только в риске невыполнения указов президента — есть риск потери позиций во многих секторах и на рынках, к которым вернуться будет значительно сложнее, — торопил в начале марта замминистра экономического развития Андрей Клепач. — Мы просто проиграем конкуренцию, причем не только Китаю, но и другим странам». ■ Однако уверенность в том, что подобный рывок возможен в ближайшие годы, ослабевала с каждым месяцем. Время шло, каждая новая порция статистики свидетельствовала, что экономический рост ушел в крутое пике (за 1,5 года к III кварталу 2013 г. его темпы упали с 4,8 до 1,2%) и торможение становится фронтальным, оправдывая самые пессимистичные ожидания. Тем временем преобразования все откладывались. В результате в сентябре правительство решило сразу закладываться на пессимистичный вариант. И перевело социально—экономическое планирование на консервативный сценарий: из традиционных трех вариантов, которые рассчитывает Минэкономразвития, основным стал не средний между «худшим» и «лучшим», как обычно, а «худший». ■ Стагнация, которая, как еще летом надеялось Минэкономразвития, окажется временной и к осени пройдет, в ноябре была признана затяжной. Министр экономического развития Алексей Улюкаев предупредил, что она продлится и в 2014 г., уклонившись от прогнозирования сроков ее окончания. Замедление темпов не краткосрочное, подтвердила председатель ЦБ Эльвира Набиуллина: вместо 5—6% роста новой нормой становятся 1,5—2%. ■ Новая норма легла и в основу долгосрочных планов: согласно обнародованному в ноябре прогнозу—2030 за предстоящие полтора десятка лет отставание России от мировых темпов роста примет необратимый характер. В связи с этим никаких системных улучшений в уровне и качестве жизни россиян не предвидится: ресурсов хватит только на пару проектов в нефтегазовой сфере и повышение зарплат бюджетникам. На медицину, образование и дорожную инфраструктуру не хватит — их качество будет ухудшаться. Пенсии останутся низкими, труд — низкопроизводительным, оборудование — устаревшим, разрывы в уровне жизни между регионами и социальная дифференциация населения вырастут, говорится в прогнозе. Проигрыш в мировой конкуренции стал официальной стратегией социально—экономического развития России до 2030 г. ■ Президент Владимир Путин и премьер Медведев во всем винили мировую нестабильность. Еще в начале 2013 г. Путин призывал воспользоваться антикризисным опытом, Медведев раздавал поручения подумать, как «противостоять этому международному тренду». Ситуация на внешних рынках действительно не была особо благоприятной. Если за четыре докризисных года (2005—2008 гг.) рост мировой экономики составлял в среднем 4,9% в год, то за четыре посткризисных (2010—2013 гг.) — 3,8%, причем все четыре года темпы роста последовательно замедлялись. Темпы роста развивающихся стран сократились с 7,5% в 2010 г. до 4,5% в 2013 г., стран Латинской Америки — с 6 до 2,7%, Азии — с 9,7 до 6,3%; замедлился рост в крупнейших экономиках мира — США и Китае, а в еврозоне продолжилась рецессия. Темпы роста мировой торговли за три года сократились вдвое — менее чем до 3%. Ухудшение глобальной экономической ситуации привело к снижению спроса на сырьевой российский экспорт: продажи нефти в физических объемах снизились на 1,2%, а цены на нее — на 3,2%; сократились поставки металлургической продукции, машин, оборудования и транспортных средств, сельхозсырья. В денежном выражении экспорт за три квартала снизился на 1,5% в сравнении с тем же периодом 2012 г. ■ Замедляясь вместе со всеми, Россия тормозила быстрее всех, стремительно перейдя из лидеров мирового роста в его аутсайдеры. Хотя внешние условия ухудшились далеко не так сильно, чтобы вогнать российскую экономику в ступор. В апреле Минэкономразвития описало условия, при которых темпы роста ВВП в 2013 г. могли бы замедлиться до 1,3% (базовый прогноз роста тогда составлял 2,4%): рост экономики США сокращается до 0,8%, в еврозоне рецессия расширяется и продолжается еще в течение двух лет, рост мирового ВВП замедляется до 2,4%, цены на нефть во втором полугодии падают до $90/барр. Ничего этого не случилось. Рост экономики США, по прогнозу МВФ, ожидается ровно вдвое выше, еврозона выходит из рецессии (темпы падения меньше, чем в 2012 г., а в 2014 г. МВФ ожидает рост), замедление мировой экономики оказалось не столь сильным, а среднемесячная за июль — ноябрь цена нефти составила $109/барр. против $106,5 за первое полугодие. Однако рост российского ВВП за три квартала 2013 г. замедлился до 1,3%. «Нужно прямо сказать: основные причины замедления носят не внешний, а внутренний характер», — признал в декабре Путин. □ Основные причины: формальные □ ■ Внешние факторы стали спусковым крючком вяло текущего российского кризиса: оказалось, что без роста цен на нефть — даже если они остаются на достаточно высоком уровне — не растет и все остальное. Более того, год назад правительство рассчитывало, что в 2013 г. экономика вырастет на 3,7% при цене нефти в $97/барр. Оказалось, рост составит 1,4% (последний прогноз Минэкономразвития) при цене нефти выше $107/барр. Механизм роста, основанный на постоянном увеличении притока валютной выручки, сломался. ■ Ухудшение внешнеэкономической конъюнктуры привело к падению прибыли предприятий. По данным Минэкономразвития, в первом полугодии в металлургии прибыль упала на 44,1%, в химическом производстве — на 23,6%, в машиностроении — на 31,5%, в производстве неметаллических минеральных продуктов — на 33,2%, в строительстве — на 50,9%. Нехватка ресурсов резко ограничила возможности финансирования инвестиционных программ предприятий (доля их собственных средств в финансировании капитальных вложений — около 45%). Так, «Газпром», на долю которого приходится около 8% всех капвложений в стране, сократил инвестпрограмму почти на треть. Цепное снижение спроса сократило как возможности, так и потребности в заемном финансировании (темпы роста кредитования предприятий сократились почти вдвое). Завершились и крупные проекты, связанные с государственным финансированием (саммит АТЭС, Универсиада), и проекты госмонополий (строительство «Северного потока» того же «Газпрома»). Несмотря на то что в частном секторе рост капвложений, хотя и замедлился, все равно продолжался, это не перекрыло их сокращения в государственном и квазигосударственном секторах: общие объемы инвестиций в экономике упали впервые с 2009 г. ■ Процикличность бюджетной и денежно—кредитной политики также стала причиной торможения экономики, считают аналитики Morgan Stanley и Standard & Poor’s (S&P). Расходы бюджета, возросшие в предвыборные 2011—2012 годы, в реальном выражении сократились; ЦБ, игнорируя требования некоторых членов правительства ослабить политику для стимулирования экономической активности, настаивал, что его прерогативой является снижение инфляции. Она, несмотря на стагнацию, остается высокой и, по официальным оценкам, в этом году снова превысит отмеренный ей ЦБ диапазон в 5—6%, достигнув 6,2—6,3%. ■ Потребительский спрос благодаря бюджетной поддержке продолжил расти, однако его динамика также внесла в экономический рост негативный вклад, отмечает Минэкономразвития. На первое полугодие 2012 г. пришелся пик повышения оплаты труда военнослужащих и работников полиции, рост зарплат в бюджетной сфере в этот период достиг в реальном выражении 18,5%, а в первом полугодии 2013 г. сбавил обороты до 11,1%. В целом по экономике за тот же период реальный рост зарплат составил 5,5%. ■ Вклад в потребление кредитования — несмотря на высокие темпы, вызвавшие озабоченность ЦБ, — также сокращался: закредитованность населения достигла пика, и новые займы направлялись на погашение прежних. По данным Национального бюро кредитных историй, более одного кредита — почти у каждого пятого заемщика, а по данным банка «ВТБ 24», таких более 90%. К ноябрю задолженность физлиц достигла 9,6 трлн руб., или почти 30% доходов населения, причем половина приходится на необеспеченные кредиты. ■ Снижение внешнего и внутреннего спроса обвалило промышленность: в целом темпы ее роста поддерживаются возле нуля благодаря росту добычи нефти на новых месторождениях Восточной Сибири (на старых добыча снижается), а обрабатывающие производства со II квартала — в минусе. По расчетам рейтингового агентства «Эксперт РА», промышленный спад затронул 40% российских регионов, больше было только в кризисном 2009 году. ■ Минэкономразвития рассчитывает на «формальное» повышение темпов роста в 2014 г. — до 2,5%: скажется эффект низкой базы. На фоне провала этого года инвестиции покажут статистический рост. Восстановление роста экономики еврозоны поможет подрасти российской промышленности. Бюджетникам продолжат повышать зарплаты. Наконец, правительство начнет тратить фонд национального благосостояния (ФНБ) на новые мегапроекты. Хотя, отмечает S&P, их реализация все еще остается под вопросом. □ Основные причины: реальные □ ■ Российская экономика последних 20 лет оказалась такой же административной, как советская, говорил руководитель Экономической экспертной группы Евсей Гурвич в эфире «Эха Москвы»: «Советская экономика была достаточно примитивным механизмом: она умела работать в одном режиме — перерабатывала нефть в ракеты и массовое строительство. Мы нефть умеем перерабатывать частично в виллы, заграничные счета, частично в автомобили импортные, смартфоны и проч. Советский механизм не сломался — он остановился, потому что кончилось горючее. И сейчас кончилось горючее. Механизм не может в отличие от живого организма сам по себе развиваться, совершенствоваться». ■ Оживить экономику может конкуренция, но только не за бюджетную поддержку и не с государственными компаниями, как происходит сейчас. Фундаментальные причины торможения России — низкая производительность труда и низкое качество инвестиций — просто не могут быть решены традиционными экономическими стимулами, отмечает Наталия Орлова из Альфа—банка. Тем более ни бюджетную, ни денежно—кредитную политику нельзя назвать дестимулирующими, считает она: напротив, с учетом средств Минфина и ЦБ доля государства в активах банковского сектора составляет 9% — это втрое больше, чем в еврозоне. ■ Несмотря на рост доли инвестиций в ВВП с 15% в 2000 г. до нынешних 23%, возрастная структура основного капитала остается достаточно старой, отмечает Орлова: средний возраст производственных активов — 15 лет. По данным Центра конъюнктурных исследований Высшей школы экономики, 60% машин и оборудования в промышленности — старше 10 лет, а основной целью инвестиций 70% предприятий остается замена изношенной техники и оборудования. При этом в строительстве до кризиса половина инвестиций была направлена на ввод не производственных, а торговых площадей, подсчитала Орлова, а планируемые объемы строительства торговых площадей на 2013-2014 гг. в России больше, чем в Германии, Италии, Великобритании и Нидерландах, вместе взятых. Нехватка инвестиций усугубляется оттоком капитала из частного сектора. Здесь ситуация в России тоже противоречит тенденциям на других развивающихся рынках, где наблюдается приток из-за проводимой мировыми центробанками политики количественного смягчения, пишет S&P. Пессимизм правительства передался внутренним инвесторам. По данным HSBC, по итогам ноября индекс деловой активности в России даже немного превысил средний для развивающихся рынков показатель, однако ожидания и прогнозы компаний в отношении динамики собственного выпуска в следующие 12 месяцев падают с января, к концу года став наихудшими среди группы развивающихся стран. □ □ ■ Из—за недоинвестирования производственная загрузка за два посткризисных года достигла максимума. При исторически минимальной безработице это означает, что рост экономики достиг своего потолка: ускорение требует создания новых производственных мощностей и повышения производительности труда. Несмотря на то что по количеству часов работы на душу населения Россия — один из мировых лидеров, она сохраняет многократный разрыв с развитыми странами по производительности труда. При 1000 часов работы в год на душу населения Россия производит за час 39% от аналогичного показателя США, тогда как, например, Чехия «работает» в 1,2 раза меньше, производя за час в 1,2 раза больше, чем Россия. Причина — в разрастающемся, но неэффективном госсекторе. ■ В 2000—х вместе с ростом цен на нефть начала расти и осваивающая нефтедоходы бюрократия, говорит Гурвич: чтобы получать свою долю рентного пирога, она воздвигала барьеры для входа на рынок. Одновременно росло силовое давление на бизнес — таким способом силовые структуры также добывали свою долю нефтяной ренты. После того как рентный пирог стал уменьшаться, армия бюрократов и силовиков продолжила заниматься привычным делом с дополнительным рвением. «Нам нужно развернуть эту тенденцию, т.е. фактически демонтировать наследие 2000—х гг. Без этого никакие отдельные меры не помогут», — убежден Гурвич. В сравнении с 2005 г. занятость в госсекторе выросла более чем на 10%, производительность труда в нем за тот же период снизилась почти на 10%. Предприятия крупного, среднего и малого бизнеса за тот же период занятость сократили, а производительность повысили: помимо госсектора общий рост занятости в экономике обеспечивает теневой рынок труда (см. инфографику). Из 72 млн работающих россиян каждый четвертый занят в госсекторе, а с учетом госкомпаний — двое из каждых пяти и почти каждый третий трудится в сером. Бизнес же расширять штаты заставляют рост бюрократизации и постоянно меняющиеся правила игры — приходится тратить много времени, например, чтобы отбить НДС, рассказал председатель совета директоров компании «Дымов» Вадим Дымов. Огромное количество высококвалифицированных специалистов вынуждены бегать по судам, посетовал он. Слабость политических и экономических институтов сдерживает конкурентоспособность экономики, констатируют аналитики S&P: «Если Россия не улучшит условия ведения бизнеса, она не сможет увеличить приток инвестиций». ■ Большие социальные обязательства правительства перед бюджетниками, госслужащими, пенсионерами — главный ограничитель реформ, полагает Орлова: социальные издержки смены текущего социально ориентированного курса слишком высоки. А значит, рост ВВП в ближайшие годы так и останется не выше 1,5%. ■ Удивительное спокойствие, с которым Кремль воспринял официальный прогноз правительства о фактическом сохранении стагнации на протяжении следующих полутора десятков лет, означает, что прежние приоритеты экономической повестки дня претерпели важные изменения, заключает Владимир Тихомиров из ФК «Открытие». Из нее удалено все, что могло бы дестабилизировать социальную, экономическую и политическую ситуацию, — приватизация, дебюрократизация, либерализация политической системы и системы судопроизводства и т.д., перечисляет он: «Вместо этого приоритетом Кремля, похоже, стало сохранение стабильности, даже если она потребует экономической стагнации». Страх перед новой волной мирового кризиса служит еще одной «защитой от реформ», заставляя Кремль повременить с ресурсоемкими преобразованиями, полагает Тихомиров: прошло больше года, с тех пор как Путин предложил использовать ФНБ для капвложений в инфраструктуру, но ни копейки так и не было потрачено. ■ Однако стагнация сокращает доходы бюджета: в этом году Минфин недосчитался 0,5 трлн руб. запланированных доходов плюс еще 0,3 трлн руб. недополучил из—за срыва приватизации; а региональные бюджеты, столкнувшиеся с падением доходов при требовании федерального центра наращивать социальные расходы, — на пути к дефолтам, предупредило S&P. Все это усложнит отношения Кремля с электоратом и региональными элитами, считает Тихомиров. Неудивительно, что, как только ограниченность финансовых ресурсов федерального центра стала очевидной, начал распространяться региональный и этнический национализм, заставляя власти все чаще использовать авторитарные методы, отмечает он: «В следующем году в дополнение к углубляющимся региональным проблемам мы, вероятно, увидим ухудшение социальной ситуации на общероссийском уровне. Нужно учитывать последние инициативы властей по заморозке зарплат в госсекторе, сокращению рабочих мест, расходованию пенсионных накоплений, повышению налогов на недвижимость и стоимости коммунальных услуг. Это означает, что риски для внутренних инвесторов продолжат расти, социальная ситуация станет менее стабильной и база поддержки Кремля сократится». □ ■ Автор — Ольга Кувшинова

Admin: ■ Страница Главного редактора | 20—08—2013 Михаил ХодарёнокВоенно—терминологические игрыУпражнения в словесности подобного рода далеко не всегда оправданны и тем более безобидны На эту тему говорилось уже не раз (и лично мной в том числе). Но ситуация к лучшему меняется мало. Поэтому, наверное, есть смысл вновь обратиться к этой проблеме (и даже озвучить в очередной раз прежние наработки). □ Суть дела заключается в следующем. По—прежнему на всех уровнях управления модным становится вставлять в документы и разговорную речь отдельные слова и термины, заимствованные из военной стратегии, оперативного искусства да и военной науки в целом. Причем делается этого исключительно механически. Смысл же терминов, похоже, никого не интересует. □ ■ Фото: ИТАР—ТАСС □ ■ В частности, в случае возникновения любой нештатной ситуации в Российской Федерации (террор, стихийные бедствия, техногенные катастрофы и пр.) населению страны (или региона) тут же сообщается — создан оперативный штаб. Вот три свежих сообщения: «В связи с прохождением циклона, принесшего обильные осадки, в 12 районах Приморья действует режим ЧС. В городах и районах края созданы оперативные штабы», «Сегодня создан оперативный штаб для координации действий органов власти в условиях ЧС», «Создан оперативный штаб по борьбе с африканской чумой свиней», «Пожарные и спасатели на сочинской Олимпиаде будут работать под контролем создаваемых оперативных штабов и соответствующих оперативных групп». ■ Упомянутые выше случаи явственно демонстрируют — чрезвычайный орган управления создается в современной России практически в любой ситуации и, видимо, должен (по замыслам авторов) служить панацеей от всех бед. Попробуем разобраться с термином «оперативный штаб». На практике он далеко не так безобиден, как ставший уже легендарным слоган «в эпицентре событий». □ Штабное «масляное масло» □ ■ Для начала отметим — штаб не может быть дополнительно назван оперативным. Он и без того согласно стройной военной теории основной орган управления войсками в боевой обстановке и руководства их обучением в повседневной деятельности. Как известно, одними из главных принципов управления являются непрерывность, оперативное и гибкое реагирование на изменение обстановки. Поэтому называть штаб (как орган управления) оперативным — ну просто вопиющая как общая, так и военная безграмотность. ■ Рассмотрим для примера самый большой штаб нашей страны — Генеральный. Это основной орган оперативного управления Вооруженными Силами Российской Федерации. Здесь слово «оперативный» находится исключительно на своем месте. И в самом деле — разве применимы к термину «управление» прилагательные «медлительное» или же «неторопливое». Управление не может быть другим — только оперативным. ■ Теперь разберемся со штатной структурой штаба. Как правило, любой штаб жестко структурирован по отделам (управлениям) и службам. В частности, там обязательно присутствуют разведывательный, оперативный, организационно—мобилизационный отделы, служба военных сообщений, оперативное оборудование ТВД, шифровальщики (в разных штабах они могут называться иначе, некоторые отделы в мелких штабах отсутствуют, но суть дела от этого не меняется). ■ У всех штабных департаментов есть свои функции, а у офицеров, их возглавляющих (равно как и у оперативного состава), десятилетиями отшлифованные обязанности (кто за что отвечает и что обязан делать). Причем до определенной степени обязанности носят интернациональный характер. Скажем, разведчики или служба военных сообщений в Африке выполняют те же функции, что и в Новой Зеландии. ■ Непонятно одно — каким образом эти отделы и службы можно применять в борьбе со стихийными бедствиями и наводнениями, в частности. Если же они в так называемом оперативном штабе отсутствуют, то это тогда уже вовсе и не штаб. А если у властей все—таки есть намерение создавать чрезвычайные органы по борьбе с наводнениями или нашествиями саранчи, то их в этом случае совсем необязательно называть военным словом «штаб». ■ Есть масса других, более подходящих и соответствующих обстановке понятий — «комиссия», «комитет», «комиссариат», наконец. Конечно, понятно, что короткое военное «штаб» звучит более весомо, убедительно и даже приятно на слух, но что тогда при борьбе с саранчой за этим термином стоит? ■ В этой связи непонятен и еще один нюанс — когда в России по любому поводу создаются оперативные штабы, возникает вполне естественный вопрос: кто в каждом конкретном случае разрабатывает обязанности для вновь срочно собираемых «штабных» работников и кто их утверждает? Да и вообще надо разобраться — руководствуются ли какими-либо обязанностями наспех собранные люди в оперативных штабах? Ведь их созывают каждый раз в связи с новыми обстоятельствами. Складывается впечатление, что мобилизованные в штаб работники исполняют обязанности по наитию, по совести или же как Бог на душу положит. ■ Функции штаба любого уровня достаточно объемны. Но в первую очередь он занимается оценкой обстановки и подготовкой предложений для принятия решения командиром (командующим). Затем всю свою дальнейшую энергию штаб направляет на претворение принятого в жизнь. ■ И тут возникает следующая группа вопросов. Если формируется какой-либо штаб, в этом случае должен быть как минимум назначен его начальник. Органа оперативного управления без руководителя не бывает. А если назначен начальник штаба, должен существовать и тот командир (командующий), для которого готовит соответствующие предложения начальник штаба. ■ Теперь попробуйте среди десятков тысяч сообщений о создании по стране оперативных штабов доискаться, кто в каждом конкретном случае, в той или иной кризисной ситуации исполнял обязанности начальника штаба, а кто был соответствующим командиром (командующим, начальником). Сразу скажем — вряд ли из этого что получится. На практике оперативный штаб существует, но упоминания о первых двух лицах – командире и начальнике штаба не найти практически нигде. Складывается впечатление, что создание оперативных штабов — чрезвычайно удобный способ уйти от персональной ответственности, спрятать концы в воду. ■ Один из самых ярких этому примеров — теракт в Беслане в уже далеком 2004 году. Так называемый оперативный штаб был создан практически сразу после захвата заложников. Однако нигде до сих пор не упомянут начальник этого органа управления. Самые тщательные попытки отыскать это должностное лицо окажутся безрезультатными. Тем более непонятно, кто был в Беслане «командиром». Его отыскать еще труднее. Для кого готовил предложения оперативный штаб и чью волю он воплощал в жизнь на практике, до сих пор неясно. ■ Складывается впечатление, что штаб в Беслане в 2004 году существовал сам по себе. Наконец, любой штаб в немалой степени строит свою работу на основе решения вышестоящего начальника. Доискаться же, какие указания отдавал оперативному штабу в Беслане вышестоящий начальник, и вовсе сегодня не представляется возможным. ■ Еще одно немаловажное обстоятельство. Штаб не может существовать без соответствующего пункта управления (командного пункта), оснащенного соответствующей связью и средствами автоматизации. В противном случае он не является штабом и не может выполнять свои функции. Если обратить внимание на места, где собираются так называемые оперативные штабы (это касается всей страны), то сразу становится очевидным – это не органы управления. У многих из них, как правило, нет ни современной связи, ни средств отображения обстановки, ни даже приличного помещения. ■ Помимо всего прочего, в практику окончательно вошло еще одно далекое от здравого смысла, управленческой науки и элементарной штабной культуры понятие «представитель оперативного штаба». В штабе любой армии мира нет такой штатно-должностной категории – «представитель». Если же он все-таки только «представитель», то, естественно, не может владеть обстановкой в полном объеме и не знает, чем занимаются те или иные управления, отделы, службы штаба. На практике, как правило, так и происходит — стоит случайный человек перед телекамерами и мучается от полного незнания происходящего. □ Расписка в собственном бессилии □ ■ Похоже, сегодня нет ясного ответа на вопрос, отдают ли себе соответствующие руководители отчет в том, что создание внештатных и чрезвычайных органов управления, подобных оперативным штабам, показывает: существующая система управления мало на что годится. Да и в самом деле: стихийное бедствие — оперативный штаб, птичий грипп (чума свиней) — оперативный штаб, захват заложников — оперативный штаб, крупный пожар – оперативный штаб, техногенная катастрофа — оперативный штаб. ■ А где же в этих случаях находятся штатные органы управления страной и силовыми структурами? Они что, в подобных ситуациях абсолютно беспомощны, если постоянно приходится прибегать к уже ставшей привычной для современной России чрезвычайщине? ■ Тут есть и еще один аспект. Что такое оперативный штаб по своей сути? Это самая натуральная импровизация. Как известно, любые органы управления для своей нормальной жизнедеятельности требуют элементарного слаживания. Хуже всего со своей работой справляются вновь созданные или импровизированные органы управления – это многократно доказанный наукой управления факт. Любой штаб после его формирования как орган управления еще некоторое время остается неработоспособным организмом. Его «шестеренки» на первых этапах существования вращаются зачастую вхолостую — происходит элементарное знакомство должностных лиц, притирка друг к другу отделов и служб, налаживаются взаимодействие и связь. Тут, кроме всего прочего, надо даже учитывать национальный менталитет — россияне очень плохо подчиняются малознакомым людям и на практике много делают для того, что спустить их указания, что называется, на тормозах. Бросать в бой подобный еще не окрепший орган управления — преступление. Он не сможет оказать командиру помощь в управлении войсками и руководстве сражением. А ведь от подготовленности и слаженности штаба во многом зависит успех операции — и это аксиома. ■ У нас же на практике происходит что—то совершенно невероятное с точки зрения элементарных законов и правил управления. В любой чрезвычайной обстановке спешно, с бору да с сосенки, мобилизацией кого попало создается оперативный штаб. В возникшей кризисной ситуации, когда счет идет буквально на секунды, надо без малейшего промедления решать множество важнейших вопросов, скажем, по организации освобождения жертв террористов. Однако зачастую большинство рекрутированных в штаб сотрудников даже не знают друг друга в лицо. Плюс постоянно идет выяснение отношений между различными ведомствами и структурами: которая из них круче (да и без выяснения отношений порой указать, кто кому и по каким вопросам подчиняется, у нас в спешке просто забывают). ■ Как известно, любая ситуация становится более понятной, если ее характеристики и размерения увеличить до гигантских масштабов (или же довести до гротеска). Представим себе на минуту: после 22 июня 1941 года в газете «Правда» и сообщениях Совинформбюро населению было бы доведено, что для руководства обороной страны создан оперативный штаб. При этом не названы ни командующий, ни начальник, ни работники самого штаба. То есть тем самым была бы размыта персональная ответственность соответствующих должностных лиц за отражение германской агрессии. ■ Руководство страны между тем отдавало себе отчет, что для управления страной и армией в сложившейся обстановке действительно требуется орган, наделенный чрезвычайными полномочиями. И такая структура — Государственный Комитет Обороны — была создана всего через неделю военных действий. Причем сразу же персонализирован кадровый состав этого чрезвычайного высшего органа СССР, в котором сосредоточили всю полноту государственной власти. Председатель ГКО — Сталин, заместитель — Молотов, члены — Маленков, Ворошилов, Берия. Иными словами, народу и армии стало ясно, кто несет полную и единоличную ответственность за ход и исход войны. И никаких оперативных штабов, где концов найти нельзя, в течение всей войны не появлялось (и словосочетания—то такого никто тогда не знал). Результат — 9 мая 1945 года. ■ В современных условиях следует признать, что создание по любому поводу импровизированных чрезвычайных органов — своеобразная расписка в неэффективности существующей системы управления. В случае появления очередного сообщения о создании нового оперативного штаба есть все основания полагать: в ход вновь пущено средство коллективной безответственности и на практике (вольно или невольно, осознанно или неосознанно) многое делается для того, чтобы пустить любое дело под откос. И ответственных практически никогда нет. ■ Хватит уже, наверное, этой чрезвычайщиной заниматься и бесконечным формированием очередных оперативных штабов. И в заключение. Освещение подобных проблем, есть все основания полагать, надо продолжить в следующих номерах «ВПК».

Admin: ■ 02 января 2014 года | Сергей ОрловБитва за Смоленск: 500 лет информационной войнеСейм Литвы провозгласил 2014—й Годом битвы под Оршей, во время которой потерпела поражение армия Русского государства В канун Нового года Сейм Литвы объявил 2014—й Годом битвы под Оршей, которая, как говорится в парламентском документе, ознаменовала «историческую победу Великого княжества Литовского» и защиту территориальной целостности литовских земель. ■ Это было бы смешно, если бы не было грустно: в нынешней пропагандистских информационных спорах с Москвой Вильнюс извлек из анналов истории событие, которое использовалось Великим князем Литовским, королем польским Сигизмундом I Старым 500 лет назад в той информационной войне с Русским государством (его называют иногда Московией или Великим княжеством Московским, но оно включало в себя еще ряд исконных русских территорий). ■ Сражение произошло 08 сентября 1514 года в ходе очередной русско—литовской войны 1512—1522 годов. На кону стоял Смоленск. Войско воевод Ивана Челяднина и Михаила Булгакова—Голица уступило объединенным силам Великого княжества Литовского (ВКЛ) и Королевства Польского. Однако ВКЛ не смогло вернуть город. ■ 500 лет назад та победа над армией Василия III, отца Ивана Грозного, была использована для формирования негативного образа Русского государства в Европе, а сейчас современная Литва как бы проводит параллель, намекая своим парламентским постановлением на якобы существующие агрессивные устремления России. Постоянные естественные для того времени войны и дипломатические интриги, споры, которые вели средневековые княжества за расширение своих владений, в том числе и Великое княжество Литовское, сейчас интерпретируются как борьба литовского народа за свою независимость и противостояние агрессивным замыслам московитов (читай, современной России). Явление войск Великого князя Литовского Витовта в 1395 году под стены Смоленска, арест его князей и взятие крепости считаются благородными поступками, справедливым присоединением города к ВКЛ, а осада и взятие Смоленска в 1514 году войсками Василия III — агрессивным захватом литовских земель. ■ И вот еще какой историческо—политический парадокс. Ныне в Литве не фиксируют внимание на том, что на самом деле русско—литовские войны были борьбой славян меж собою. Те битвы стали отголоском исторического катаклизма — распада Золотой орды. Делили земли. Боролись за влияние. Национального вопроса, по крайней мере, в том виде, какой он обрел сейчас, не было. Заметим: полное название ВКЛ — Великое княжество Литовское, Русское, Жемойтское и иных. Государственные документы в княжестве писались на старобелорусском. ВКЛ существовало с середины XIII века по 1795 год на территориях современной Белоруссии, а также частично Украины, России, Латвии, Польши, Литвы, Эстонии и Молдавии. ■ В сражении 1514 года под Оршей литовско—польскими войсками руководил православный князь Константин Острожский, он же гетман великий литовский, успевший побывать и в московском плену по итогам предыдущей русско—литовской войны. Об условности идеологии противостояния того времени говорит тот факт, что Острожский, попав в плен, присягнул Василию III, был обласкан и стал боярином. Ему даже вверили войска, но в 1507—м он бежал, стал — второй раз — гетманом, а позже и виленским каштеляном — чиновником, отвечавшим за военное дело в воеводстве. ■ Он—то при поддержке поляков и выиграл ту битву — единственное выигранное «литовцами» крупное сражение в ходе всех русско—литовских войн XV—XVI веков — всего их было шесть. Константин Острожский триумфально вернулся в Вильну, как тогда назывался Вильнюс, и в честь победы возвел в городе каменный православный храм Святого Николая на фундаменте старой деревянной церкви, построенной в XIV веке и считавшейся в городе первым христианским храмом. Ныне в Вильнюсе он известен как православная Никольская церковь. ■ Так что у тогдашнего противостояния отсутствовал и нынешний национальный акцент. Забавно еще и то, что сейчас литовские и часть белорусских историков отождествляют сражение под Оршей с победой своего национального оружия. ■ Инициаторы объявления 2014—го — Годом битвы под Оршей утверждают, будто то сражение является одной из великих побед литовской армии после Грюнвальдской битвы 1410 года. Однако в Грюнвальдской битве объединенные польско—литовские войска, кстати, вместе со смоленскими полками разгромили тевтонский орден, и это ознаменовало конец владычества рыцарей. А та русско—литовская война, одно из сражений которой теперь будут поминать целый год, закончилась в 1522—м перемирием. Поражение 1514 года не привело Русское государство к потере инициативы, и по словам известного российского историка Алексея Лобина, автора исследований битвы под Оршей, в январе 1515 года армия Василия III вновь входит на территорию Великого княжества Литовского и вплоть до перемирия 1522 года удерживает инициативу, и даже подходит к Вильне на расстояние 20 верст. Ну, а Смоленск, повторюсь, так и остался у Русского государства. ■ А вот выиграл ли Сигизмунд I Старый информационную войну? Западные историки считают, будто поражение Русского государства под Оршей привело к разрушению союза между Василием III и императором Священной Римской империи Максимилианом I. Правда, по мнению, высказанному еще Николаем Карамзиным, произошло это из—за опасений возвышения Русского государства, то есть не из—за пропагандистской шумихи. Ну, а Алексей Лобин в одном из интервью развенчивает миф о пропагандистском успехе польского короля. Оказывается, план русско—имперского союза был похоронен самим Максимилианом I еще 4 августа 1514 года, за месяц до сражения под Оршей. Император так изменил пункты договора, что подписывать его отказался сам Василий III. ■ Русский историк Василий Бауер утверждал: императоры Священной Римской империи «никогда не помышляли об исполнении данных обязательств, и по достижению цели, тотчас же отрекались от заверений в вечной дружбе с государем, «варваром и схизматиком». ■ Выиграл—не выиграл Сигизмунд I Старый ту информационную войну — пусть спорят историки. Но вот что удивляет: прошло 500 лет, а нравы те же.

Admin: ■ Экономика | 11 ноября 2013 г.Ответы на вызовыЭкономист Андрей Бунич: «Россия призвана накормить мир». Часть IАлександр Приходин Наша страна способна увеличить производство продовольствия в 12 раз! Сельское хозяйство может и должно стать локомотивом российской экономики. Где потенциал роста и как его реализовать, «Файлу—РФ» рассказал известный экономист, президент Союза предпринимателей и арендаторов России Андрей Бунич. ■ Андрей Бунич. Фото: Алексей Исаев/ «Файл—РФ» □ — Андрей Павлович, одной из причин «перестройки» её «прорабы» называли неспособность власти решить продовольственную проблему. А реформами 1990—х она, дескать, была решена. Вот показатель: сейчас даже в отдалённых деревнях в магазинах продают бананы. Если, конечно, в этих деревнях ещё остались жители… — Давайте начнём с того, что «младореформаторы» выдают за своё большое достижение: они—де решили «продовольственный вопрос». Наполнили ранее пустые магазинные полки продуктами. Нет теперь и былых очередей за колбасой. В советское время покупали хлеб за границей, а теперь сами его экспортируем! Либералы до сих пор не могут успокоиться, упиваясь этими тезисами. Но попытаемся взглянуть на факты трезво, отказавшись от мифологии. Во—первых, «реформаторы» не учитывают, что за прошедшее время изменился баланс продовольствия. Мы стали закупать огромный объём импортных продуктов. Впрочем, даже официальным цифрам не стоит доверять. Потому что часть закупок не отражается в финансовой отчётности — это так называемый «серый импорт». Оформляется одно количество товара, а проходит другое. «Неучтёнка» составляет примерно 20—30 процентов дополнительно к сумме, которая фигурирует в документах. Кроме того, существует ещё «скрытый импорт», который числится у нас как собственное производство. Это когда в России продовольствие фактически только упаковывается и фасуется или производится из заготовок, полуфабрикатов. Хотя такие продукты и проходят по графе «пищевая промышленность», на самом деле доля добавленной стоимости в них ничтожно мала. Тем не менее, эти манипуляции нам представляют как пример «отечественного производства». □ ■ Уборка зерновых на полях Алтайского края. Фото ИТАР—ТАСС □ К тому же наши торговые сети фактически являются иностранными, кредитуются в западных банках. Целые сектора российской пищевой промышленности перешли под контроль транснациональных корпораций. Например, индустрия молочных продуктов и прохладительных напитков принадлежит крупному западному капиталу. Мало кто знает, что большинство отечественных пивных брендов с русскими названиями имеет иностранных владельцев. Что бы вы ни купили — бутылку воды, пива, йогурта — деньги автоматически идут за границу. Однозначно: у нас в торговом балансе явно занижена доля импортной составляющей. — А каков удельный вес отечественной продукции на самом деле? — Если учесть вышеупомянутые факторы, то реально доля собственного производства не превышает 20—30 процентов. Остальное всё — замаскированный импорт, переделанный импорт и т.д. Что получается? В советское время мы обеспечивали продовольствием всю страну — СССР, а не только Россию в её нынешних границах. Худо—бедно, но как—то существовали; правда, закупали немного хлеба. Сейчас его вроде бы экспортируем, но зато закупаем всё остальное — мясную, молочную продукцию… А зерно продаём бездумно — не остаётся на корм собственному скоту. Если суммировать все плюсы и минусы, то оказывается, что наши «достижения» скорее отрицательные. Импортируя продовольствие на сотни миллиардов долларов в год, мы потеряли колоссальнейший рынок, отдали его в чужие руки. И оказались в ситуации, когда ежегодно должны находить огромные деньги, чтобы закупать продукты. Или попробовать развивать его самим, что потребует немалых затрат. — А есть ещё возможность развить собственный рынок продовольствия? — Это не так просто сделать, поскольку мешает статус—кво. Я имею в виду «международный рынок продовольствия». Фактически это не рынок, а распределитель. Если даже попытаться вместе с профессорами экономики разобраться, проанализировать его особенности, то окажется, что основополагающие законы экономики на этом «рынке» почему—то не действуют. Никакой связи между затратами производителя и продажами товара не просматривается. Где здесь Адам Смит, соответствие спроса и предложения, снижение издержек и рост выпуска продукции? Всё это должно быть, но этого нет! Но есть те, кто изначально захватил этот стратегически важный для мировой геополитики институт. У их предприятий действительно высокая производительность, но очень большие издержки. Эти компании получают очень большие дотации для сельского хозяйства, — для поддержки той системы поставок, которая сложилась. Основные поставщики продукции субсидируются официально (открыто) и скрыто. Государство помогает им кредитами, создаёт инфраструктуру, обеспечивая, таким образом, доминирующее положение на мировом продовольственном «рынке». С теми из малых стран, кто имеет неосторожность выступить против сложившейся практики, разбираются быстро. Буша—старшего небезосновательно подозревали в организации ряда переворотов в соседних странах Центральной Америке по заказу крупнейшей фруктовой корпорации «Юнайтед фрут», плантации которой были частично национализированы. Есть и более «цивилизованные» формы воздействия на неугодных: они просто не получат доступа к логистическим и транспортным коридорам, финансовым и кредитным ресурсам. □ ■ Сбор овощей. Помидоры российского Юга. Фото ИТАР—ТАСС □ Понятно, что тот, кто контролирует поставки продовольствия, имеет дополнительный рычаг воздействия, — прежде всего на развивающиеся, бедные страны. Таким образом, ряд монополий осуществляет контроль над большой частью человечества. — Но ведь Россия, как говорится в документальной ленте Никиты Михалкова «Чужая земля», способна прокормить не только нас самих, но и каждого пятого человека в мире. Председатель Российского переселенческого движения «Человек. Земля. Россия» Андрей Гуськов приводит в этом фильме цифры. Наша страна владеет девятью процентами мировой пашни. Мы обладаем пятой частью запасов плодородия. У нас мощнейший гумусовый слой. Природа создавала его не менее 15 тысяч лет. «Мы обречены кормить мир!» Почему же не ставится такая цель? — К сожалению, по—прежнему на плаву находятся «теоретики», которые утверждают, что в России «не тот климат для земледелия». Дескать, у нас только 15 процентов территории пригодны для земледелия, а в Европе — 60—70 процентов. И вообще, мол, незачем сеять в других регионах России, надо сделать ставку на самый благоприятный из них — на Кубань... А ещё: куда нам тягаться с США, где по климатическим условиям почти вся территория пригодна для земледелия? — Что вы им ответите? — Эти горе— «статистики» не учитывают того, что оперируют абсолютными цифрами, и не принимают во внимание размеры территорий разных стран. Прежде всего, очевидного факта: Россия располагает огромной территорией. А Европа — маленькой. Наши 15—20 процентов «перекрывают» европейские 60. Российская территория, пригодная для земледелия, даже больше по размерам, чем вся Европа целиком. И вполне сопоставима со всей Северной Америкой. То есть России предначертано быть одним из основных, потенциальных игроков на рынке сельскохозяйственной продукции. Кроме нашей страны, США и Европы есть ещё так называемая «Кернская группа», где тоже делают ставку на производство продовольствия. Среди лидеров этой группы (всего в ней 19 государств) — Бразилия, Аргентина, Австралия, Новая Зеландия, Канада. Остальные же — развивающиеся страны — являются потребителями, нетто—импортёрами продовольствия. Они зависят от его поставок. Резюмирую: Россия — пока не игрок, но она потенциально является им на рынке продовольствия. Поскольку мы можем троекратно увеличить размер пахотных земель и ещё более поднять планку этого показателя, скооперировавшись с соседями — странами Таможенного союза. □ ■ В яблоневых садах Ростовской области. Фото ИТАР—ТАСС □ — Почему именно в троекратном размере? — Мы же не все земли использовали в советское время. Треть была в запасе. Много заброшенных земель образовалось уже в постперестроечные годы (об этом я ещё скажу). В результате получился большой резерв — троекратный. Кроме того, речь идёт не только об объёме неиспользуемых пахотных земель, но и о потенциальном росте производительности труда в сельском хозяйстве, которая у нас намного ниже, чем в развитых странах. А без её увеличения ситуацию не изменишь. Позитивные результаты будут достигнуты не только при помощи новейших технологий, но и благодаря организации обучения персонала. Самый скромный расчёт показывает, что резерв по производительности труда огромный. Даже резерв экстенсивного развития позволяет сделать оптимистические прогнозы. Всё вместе взятое даёт нам невероятный потенциал роста. Условно говоря, он равняется 12. — Можно расписать слагаемые этого показателя? — Потенциал экстенсивного развития — один к трём. Потенциал интенсивного развития — один к четырём. То есть можно отдачу с одного гектара увеличить в три или четыре раза. Но существуют ещё два гектара, которые мы не обрабатываем. Теперь умножаем три гектара на 4 и получаем вышеупомянутый потенциал. Его достаточно для процветания страны. Реализовав свои потенциальные возможности, мы не только обеспечим собственные потребности и ближайших союзников, но и станем важным игроком мирового рынка. Сможем «вклиниться» туда, поскольку ряд развивающихся стран с удовольствием переориентируют импорт продовольствия на нас. Им выгодно диверсифицировать источники. — Не слишком самонадеянно это звучит? — Почему? При правильном подходе производители всё сделают. Любое продовольствие будут готовы выставить на экспорт. И не только зерно, но и мясо свиное, говяжье, птичье… Важно создать условия, стимулирующие производство. А дальше сами предприниматели решат, что им более выгодно продавать. Необходимо создать логистические коридоры, чтобы мы могли экспортировать продукцию, портовые мощности для этого. Но первостепенная задача: обеспечить себя продуктовыми товарами, а уж затем — подготовиться к увеличению отгрузки продовольствия на мировой рынок. Членство России в ВТО, бесспорно, накладывает на нас определённые ограничения. Но тем не менее, даже в рамках Всемирной торговой организации мы способны занять позицию, которая принесёт выгоды России. Я не уверен, что нам надо бороться за увеличение субсидий, хотя, они, возможно, на определённое время нужны. Но более целесообразно пойти по пути стран—лидеров Кернской группы. Они являются мощным производителем сельхозпродукции; выступают за равную конкуренцию с США и Европой, против выдачи субсидий. Есть большой резон внимательно присмотреться к позиции этих стран. Совершенно непонятно — с какого перепугу, извините, нам стоит защищать субсидии? Они начисляются из расчёта нынешнего объёма сельского хозяйства. А он у нас сейчас небольшой, поэтому таковы и субсидии. По—моему, мы не то выбираем. Как мне представляется, нам вместе с костяком Кернской группы стоит заставить США и Европу уменьшить субсидирование сельского хозяйства. Успех такой политики приведёт к пересмотру мировых квот. Позиции США и Европы будут поколеблены. Ведь именно субсидирование обеспечивает лидерство их монополий. Если его «подрезать» хотя бы немного, в масштабе всего мира положение изменится. США и Европа потеряют до 30 процентов продовольственного рынка. Мы же сможем заполнить образовавшуюся брешь вместе с вышеупомянутыми странами. Таким образом, развитые страны должны пожертвовать частью захваченного ими рынка, чего и добивается Кернская группа. Тогда для нас открывается огромный простор для развития аграрного сектора в мировом масштабе. Стоит убрать квотирование мирового рынка, как это создаст действительно рыночную нишу: к нам хлынет капитал. Ему будет выгодно инвестировать в Россию. — Что вы можете сказать о перспективах производства экологически чистой продукции? — Если мы сами начнём завышать наши экологические стандарты и позиционировать себя как мирового производителя экологической продукции – это придаст нам мощный рычаг для вытеснения низкокачественной продукции, которая сейчас идёт в страну. ВТО не сможет нам противодействовать: мы же в данном случае не чужой рынок захватываем, а боремся за высокое качество товаров. Хотим обеспечить высокие стандарты на собственном рынке. Та или иная страна не может вводить пошлины или закрывать свой рынок от других стран. Но благодаря собственным усилиям вправе отгородиться от наплыва низкокачественной и экологически «грязной» продукции. И получится, что российские производители, всё больше погружаясь в сферу развития такого сегмента, как производство экологически чистой продукции, будут иметь преференции, — причём совершенно законные с точки зрения ВТО. Потому что никто не может запретить нам объявить Россию экологически чистой зоной. □ ■ Окончание следует.

Admin: ■ Экономика | 12 ноября 2013 г.Ответы на вызовыЭкономист Андрей Бунич: «Россия призвана накормить мир». Часть IIАлександр Приходин Надо создать режим наибольшего благоприятствования для предприятий среднего бизнеса в аграрном секторе, возродить традиции потребкооперации, вовлечь в оборот заброшенные земли. Только тогда можно рассчитывать на подъём сельского хозяйства. □ ■ Андрей Бунич. Фото: Алексей Исаев/ «Файл—РФ» □ Продолжаем беседу с известным экономистом, президентом Союза предпринимателей и арендаторов России Андреем Буничем. — Андрей Павлович, вы доказали ложность тезиса «реформаторов» о решении ими «продовольственного вопроса». Но есть ещё одна догма, навязанная либералами общественному мнению и до конца не изжитая (она—то и подрубила сельское хозяйство в 1990—е): дескать, деревня — это «чёрная дыра», сколько в неё ни вкладывай — отдачи не будет… — Куча определённых центров, финансируемых Западом, может создать видимость того, что большой круг специалистов отстаивает схожие идеи. Они выбирают болевые точки, по которым целенаправленно бьют. Одной из них ещё со времён «перестройки» является сельское хозяйство. Вы правы: сложились определённые стереотипы, отражающие либеральное видение этой отрасли. Наши оппоненты всё время говорят, что занятие сельхозпроизводством невыгодно, так как прибыль там невелика. При помощи такого рода полуправды эти «экспертные группы» по существу торпедируют развитие аграрного сектора. Согласно догмам макроэкономики, деньги идут туда, где выше прибыль. Если же в сельском хозяйстве она не может быть больше, чем в других секторах, и деньги там долго окупаются, тогда и незачем им туда идти. То есть, исходя из этих посылок, на аграрный сектор можно наплевать. □ ■ В сельской глубинке. Фото ИТАР—ТАСС □ Это совершенно неверно. Современная экономика устроена по—иному. Возьмём, например, интернет—экономику. Она не даёт большой прибыли (а иногда и вообще никакой), но деньги туда инвесторы почему—то вкладывают всё больше. Отрасль генерирует денежные потоки, достаточные для воспроизводства. Кроме того, несмотря на отсутствие прибыли, растёт стоимость акций. Есть различные проекты не только в интернет—среде, но и в медийном пространстве, где менеджмент и специалисты зарабатывают приличные деньги, хорошо живут и обеспечивают потребителей, но не получают прибыль. В этом нет ничего зазорного. Просто так устроен бизнес, называемый ныне новой экономикой. Аналогичная ситуация в секторе услуг, который составляет до 60 процентов ВВП в развитых странах. Почему не могут работать подобным образом предприятия сельскохозяйственного сектора в тех странах, где он потенциально эффективен и может обеспечить квалифицированных работников высокотехнологичными рабочими местами с высокой добавленной стоимостью? Эти проекты генерируют финансовые потоки, чтобы обеспечить всем их участникам достойное качество жизни. Потребители получают дешёвые и полезные товары. Кроме того, такого рода проекты в аграрном секторе важны нам как ресурс безопасности самого государства и политики помощи дружественным странам, заинтересованным в наших поставках продовольствия. — Вряд ли кто из разумных людей будет оспаривать необходимость таких проектов. Но мне, слушая вас, вспомнились крылатые строки: «Гладко было на бумаге, да забыли про овраги». Из—за того, что сельское хозяйство бросили на произвол судьбы ещё в начале «реформ», поросли кустарником и бурьяном, превратились в пустыри и болота многие плодородные земли, да и сами деревни. Сократились площади пашен. Сердечной болью пронизаны слова Никиты Михалкова в фильме «Чужая земля»: «Нет такого края в России, которого бы не коснулась эта беда. Вымершие деревни. Одна—две старухи. В лучшем случае десяток дачников. И миллионы гектаров брошенной земли». — Да, сорок миллионов гектаров земли заброшены. Их нужно вернуть к жизни. Необходима серьёзная, принятая на государственном уровне программа — не просто развития, а подъёма сельского хозяйства. Единовременно поднять его не получится. Надо настраиваться на многолетний процесс. У нас много пустующих земель, но не хватает людей, умеющих заниматься сельским хозяйством, — мы их вообще отучили заниматься чем—либо. Надо убедить соотечественников, готовых возделывать пашню, вести животноводство, что их труд непременно принесёт результаты. Впрочем, они сами убедятся в этом, если им будет открыт доступ к ресурсам, технологиям, финансированию, гарантированы права собственности. □ ■ Когда—то это поле пахали... □ На мой взгляд, в каждом регионе должно быть определённое количество предприятий среднего бизнеса, способных взять на себя организацию сельскохозяйственного производства. Уверенных в том, что никто не отнимет у них собственность, которую можно наживать годами, но реально разрушить за какие—нибудь два месяца путём «рейдерских акций», в том числе со стороны налоговой инспекции. Государство должно создать режим наибольшего благоприятствования для такого рода предприятий, запретить наезды на них со стороны силовых структур. И когда люди убедятся, что их здесь не тронут, они начнут развивать бизнес, расширять его за счёт новых кадров. Помимо банковского кредитования, предприниматели-аграрники должны освоить финансовые инструменты, которые испокон веков существовали на сельскохозяйственном рынке: например, фьючерсы, опционы, контракты на поставку сельхозпродуктов. Необходимо расширить сеть финансовых, факторинговых, лизинговых компаний, то есть создать рыночную среду, которая будет поддерживаться, поощряться государством. Фермерские хозяйства должны стать одним из важных элементов системы сельскохозяйственного производства. Какое место они займут в том или другом районе, — это будет зависеть от их объёма, количества работающих, масштабов хозяйствования. Где—то они станут выполнять вспомогательную задачу, дополняя деятельность агрохолдингов, где—то — сами укрупнятся. Однако рассчитывать на то, что этот вид земледелия станет массовым, не приходится. Хотя, конечно, «оставшиеся на плаву» фермеры будут стремиться к тому, чтобы расширяться, покупать новые технологии, нанимать работников. □ ■ Фото ИТАР—ТАСС □ Ещё одна проблема, на которой мне хотелось остановиться — это необходимость в развитии потребкооперации. Почему жители Дагестана снимаются с насиженных мест, покидают родовые гнезда и уезжают в Москву? Не потому, что им так хочется. Дома остались хозяйства, но реализовать то, что выращено, — некому. Допустим, они разводят баранов — но ведь кому—то надо их продать! В своё время животных приобретали заготовители — заготконторы, потребсоюзы, но после «радикальных реформ» 1990—х их почти не стало. Сейчас система потребительской кооперации формально сохранилась, но фактически в большинстве своём изменила профиль деятельности. Её необходимо возродить, потому что она, кроме всего прочего, способна решать проблему занятости. Рыболовы, охотники, грибники, пчеловоды, личные подсобные хозяйства ранее сбывали свою продукцию и таким образом имели надёжный источник существования. — Что заставляет людей бросать родную землю, уезжать в поисках лучшей доли? Никита Михалков задаётся этим вопросом, и вы, похоже, пытаетесь найти на него ответ... — Сейчас Москва стонет от наплыва «гастарбайтеров» — а ведь в советское время мало кто с Кавказа стремился в первопрестольную! Они, как говорится, жили — не тужили, никто не бедствовал. Недвижимость стоила дороже, чем в столице. Собственная система сельского хозяйства процветала. Овцы паслись на плодородных землях, из качественного винограда делали отборные коньяки… Почему всё это рухнуло, и в Москву устремились миллионы южан, на которых смотрят как на потенциальный криминалитет?! (Кто—то из—за отсутствия средств на существование действительно становится на путь нарушения закона). Развалилась прежняя система сельского хозяйства, а новой мы не подготовили. Я уже говорил о роли агрохолдингов и фермерских хозяйств, расширении ориентированной на отрасль сети финансовых, факторинговых, лизинговых компаний. Но если у нас будут серьёзные подвижки в этом плане, и мы наладим логистику, — то есть организуем рациональный процесс продвижения товаров и услуг от поставщиков сырья к потребителям, бесперебойное функционирование сферы обращения продукции, улучшим транспортное обеспечение, — всё равно одних этих факторов для нормализации обстановки в сельском хозяйстве окажется недостаточно. Необходимо ещё, чтобы действовала система, которая выполняла бы социальные функции. То есть нужна уже упомянутая потребительская кооперация, которая покупала бы сейчас излишки выращенной продукции у подсобных и малых фермерских хозяйств. В советское время она так и работала. Излишки выкупались, а крестьянам предлагались промышленные товары — подешевле, чем в городе. Тем самым потребкооперация снижала издержки производства сельчан. И горожане иногда отправлялись в сельскую местность за покупками. Между прочим, молодёжь из стран Латинской Америки, из Индии приезжала к нам перенимать опыт деятельности потребительской кооперации. Обучалась в Московском кооперативном институте (ныне — Российский университет кооперации). Этот опыт используется в упомянутых странах до сих пор — в том числе в коммунах, общинах… □ ■ На кубанских просторах. Фото ИТАР—ТАСС □ Почему я придаю большое значение тому, чтобы изменилась теоретическая база развития сельского хозяйства в России? Потому что в противном случае будут приняты неверные политические решения, исходящие из совершенно иных подходов и оценок. Кооперативные идеи, у истоков которых стоял, в том числе, выдающийся российский мыслитель Александр Чаянов, позволяют синтезировать рационально—капиталистическую основу крупного агрохозяйства и социальные функции крестьянского сообщества. Кстати, стоит обратить внимание, что в наши дни существуют и нестандартные способы занятости на селе, — такие, как экотуризм. Надо учитывать, повторюсь, что определённые международные монополии контролируют ключевые сегменты рынка продовольствия и с ними придётся конкурировать. Для чего создавать достаточно мощные российские объединения, способные справиться с этой задачей. Не исключено, что они будут её решать вместе с родственными организациями стран Таможенного союза, выступать единым фронтом с тем, чтобы иметь возможность противостоять крупным западным игрокам этого, с позволения сказать, «рынка». У нас хоть и неважно обстоят дела в сельском хозяйстве, но сказать, что ситуация полностью безнадёжна, не могу. Это будет неверно по существу. Да, сейчас у нас под посевами всего лишь около 40 миллионов гектаров пашни. Ещё 40 миллионов гектаров, как я уже говорил, из оборота выпали. И есть ещё столько же, которые не обрабатывались, но теоретически могут быть также вовлечены в оборот. То есть, повторюсь, мы можем троекратно увеличить земли сельскохозяйственного использования. Это огромный потенциал. И за ним будущее. Как и за другими составляющими программы подъёма сельского хозяйства, которую я пытался обосновать.

Admin: ■ 05—02—2014Российский военный пряник не всем союзникам по вкусуЦентральноазиатские страны продолжают с Москвой негласный торг по проблемам оборонного сотрудничества ■ Флаги стран—участниц ОДКБ. Источник: obozrevatel.com □ ■ Россия, возможно, ужесточит политику в отношении своих центральноазиатских союзников по ОДКБ. Об этом «НГ» сообщил военно—дипломатический источник в Москве: «Приближается вывод из Афганистана войск США и НАТО, значит, увеличивается вероятность экспорта нестабильности на территорию Содружества. Но наши ближайшие союзники по коллективной обороне допускают приграничные конфликты и не в полной мере стремятся обеспечить безопасность на южных рубежах СНГ». Именно поэтому, отмечает источник, в ближайшие дни президент России Владимир Путин в числе прочих встреч с зарубежными руководителями планирует провести в Сочи переговоры с президентами Таджикистана и Киргизии Эмомали Рахмоном и Алмазбеком Атамбаевым. ■ Дело, похоже, не только в конфликте между этими странами. В российском МИДе и Минобороны озабочены тем, что ряд важных соглашений в области военного сотрудничества с некоторыми центральноазиатскими странами до сих пор не вступили в силу. И меры военного руководства РФ, направленные на укрепление обороноспособности региона, в известной степени здесь все время тормозятся. Скажем, ожидалось, что во время недавнего визита в Таджикистан первого вице—премьера Игоря Шувалова будет произведен обмен верительными грамотами о ратификации соглашения между двумя странами о статусе 201—й российской базы. Что должно было свидетельствовать о вступлении его в законную силу. Однако этого не произошло, а в Душанбе было заявлено, что обмен грамотами произойдет после ратификации всех «экономических и миграционных соглашений» РФ и Таджикистана, подписанных в 2012 году. ■ В Москве надеются, что данное недоразумение будет устранено во время предстоящей встречи Рахмона и Путина в Сочи. Хотя вопрос о дальнейшем использовании военной инфраструктуры Таджикистана российскими военными вряд ли будет снят с повестки дня. В настоящее время между Москвой и Душанбе на военно—дипломатическом уровне продолжаются сложные переговоры о возможности аренды в Таджикистане военного аэродрома «Айни», в развитие которого Минобороны РФ ранее уже вложило немалые средства. Данный аспект отражен в соглашении о статусе 201—й военной базы, и Рахмону от него, как говорится, не отвертеться. Но таджикское руководство настаивает на значительных суммах за аренду «Айни». Между тем Москва и так обязалась оказать Душанбе безвозмездную военную помощь в размере 150—200 млн долл. Кроме того, на льготной основе проводится обучение таджикских военных специалистов, оказывается помощь в проведении армейских маневров. Но в Душанбе, похоже, это воспринимается как должное. Между тем военный аэродром, близкий к таджикско-афганской границе, очень нужен российским войскам, причем нужен для защиты Таджикистана. По опыту прошлых лет именно военнослужащие бывшей 201—й российской дивизии защищали эту границу, а авиационное прикрытие осуществлялось с гражданского аэродрома в Душанбе. ■ Воздушное прикрытие в Центрально—Азиатском регионе сегодня обеспечивает российская база ВВС в киргизском Канте. Но она находится далеко от возможной зоны борьбы с незаконными вооруженными формированиями (в том числе и, вероятно, с талибами). ■ Хотя боевая мощь «Канта» уже в прошлом году, по информации командующего войсками Второго командования ВВС и ПВО Виктора Севостьянова, была увеличена вдвое. Но, как заявил на днях министр обороны РФ Сергей Шойгу, в планах Минобороны — дальнейшее наращивание боевого потенциала базы. По сообщению пресс—службы Центрального военного округа, в ближайшее время в «Кант» прибудет звено модернизированных штурмовиков Су—25СМ. Одновременно Россия начинает осуществлять масштабную военную помощь Киргизии. Эта помощь оценивается в миллиард долларов. Для Киргизии это немало, но руководство республики, похоже, пытается усидеть на двух стульях. ■ Президент Киргизии Атамбаев, добившись вывода из Манаса военной базы США, все же оставляет на территории страны масштабное авиационное иностранное военное присутствие, в том числе американское (а также их союзников). Экспертами высказываются опасения о возможности ведения ими военной разведки. А это России, конечно, не нужно. Видимо, в беседе с киргизским коллегой Владимир Путин эту проблему затронет. Слишком много Россия вкладывает в укрепление безопасности региона, чтобы не учитывались ее интересы. ■ На первый взгляд в отличие от Киргизии и Таджикистана военные отношения России с Казахстаном складываются без проблем. В декабре прошлого года страны подписали договор о военно—техническом сотрудничестве, предусматривающий активные взаимовыгодные военно—экономические контакты. На очереди реализация соглашения о создании Единой региональной системы ПВО двух стран. Но данный документ так и не ратифицирован Казахстаном. На днях Сергей Шойгу на встрече с казахстанским коллегой Адильбеком Джаксыбековым сообщил о безвозмездной поставке Казахстану пяти дивизионов зенитных ракетных систем (ЗРС) С—300. ■ Но и тут появились проблемы. Как сообщает радио «Азаттык», в Казахстане заговорили о том, что эти комплексы не новые и требуют ремонта. Если вспомнить, подобное недовольство в свое время высказывал и президент Белоруссии Александр Лукашенко, когда в 2007—2008 годах Россия на безвозмездной основе поставила братской стране четыре дивизиона С—300. «Комплексы ПВО подарили, а деньги на их восстановление и обеспечение все равно придется платить», — возмущался тогда Лукашенко. Но все равно раскошелился, заплатил… Конечно же, Казахстану придется тоже раскошелиться, чтобы модернизировать бывшие в употреблении российские комплексы. Но все равно это выгодно для обороны государства. К примеру, пять дивизионов С—300, которые РФ намеревалась по контракту поставить в Иран, стоят 800 млн долл. Модернизация обойдется гораздо дешевле, тем более по договору о военно—техническом сотрудничестве она будет осуществляться по внутрироссийским ценам, а обучение казахстанских специалистов и вовсе осуществляется на безвозмездной основе. □ ■ Владимир Мухин

Admin: ■ Оружие Михаил Гольдреер, региональный координатор движения «Право на оружие» по Волгоградской областиПистолеты и револьверы народуСамооборона с оружием в руках — право гражданина, а не обывателя Право на личное оружие остается одной из животрепещущих проблем российского общества. Интерес к ней периодически возрастает при резонансных преступлениях, затем стихает, но в отличие от обычных граждан, озабоченных только повседневными делами, общественное движение «Право на оружие» последовательно и неуклонно ведет эту тему. В работе 2—го съезда движения осенью прошлого года участвовали представители практически всех политических сил страны – депутаты различных уровней: от «Единой России», КПРФ и ЛДПР, националисты и либералы, бывший министр в правительстве Гайдара Андрей Нечаев и известный коммунист Александр Проханов. Любопытно, что приветствие делегатам съезда прислал даже лидер «СР» Сергей Миронов, в недавнем времени жесткий оппонент нашей организации.». □ Делегаты съезда приводили много аргументов в пользу необходимости иметь гражданам оружие самозащиты, говорили о нерациональности запрета на него в России, возмущались нормами действующего законодательства. Ведь запрет на вооруженную самозащиту делает гражданина обывателем и вечным потерпевшим, оскорбляет человеческое достоинство. Самый распространенный аргумент наших оппонентов таков: жители страны в массе своей бескультурны, склонны к пьянству, хамству, несдержанности, оружие им доверять опасно. Тот факт, что эти унизительные характеристики повторяют простые люди, которые, казалось, должны быть кровно заинтересованы в личной безопасности и защите своих прав, на мой взгляд, есть серьезная вина нынешней власти. По моему глубокому убеждению, это не «рациональный», «разумный», «трезвый» и др. взгляд на россиян, это проявление глубокого неуважения не только к соотечественникам, а в первую очередь к самим себе. А власть это мармеладовское самоуничижение всячески культивирует через свои СМИ. □ ■ Коллаж Андрея Седых □ В 60—е годы прошлого века по Советскому Союзу прокатилась волна молодежной уличной уголовщины. Милицию тогда вооружили дубинками, всех трудящихся обязали дежурить в народных дружинах, но ничего не помогало. В вечернее время улицы городов превращались в джунгли, кишевшие кодлами обнаглевшей шпаны. Вот что писал Александр Солженицын под впечатлением от тогдашней ситуации: «Существует в уголовном кодексе (УК 1926 года) нелепейшая статья 139—я «О пределе необходимой обороны», и ты имеешь право обнажать нож не раньше, чем преступник занесет над тобой свой нож, и пырнуть его не раньше, чем он тебя пырнет. В противном случае будут судить тебя! А статьи о том, что самый большой преступник — это нападающий на слабого, в нашем законодательстве нет!.. Эта боязнь превзойти меру необходимой обороны доводит до полного расслабления национального характера. Красноармейца Александра Захарова стал бить возле клуба хулиган. Захаров вынул складной перочинный нож и убил хулигана. Получил за это десять лет как за чистое убийство. «А что я должен был делать?» — удивлялся он. Прокурор Арцишевский ответил ему: «Надо было убежать!». Так кто выращивает хулиганов? Государство по Уголовному кодексу запрещает гражданам иметь огнестрельное либо холодное оружие, но и не берет их защиту на себя! Государство отдает своих граждан во власть бандитов и через прессу смеет призывать к «общественному сопротивлению» этим бандитам! Сопротивлению чем?» («Архипелаг ГУЛАГ», т. 2). С тех пор прошло полвека, сменились поколения политиков и граждан, тоталитаризм заклеймили и разоблачили, но закон о личной самообороне в духе 1926 года сохранен так бережно и эффективно, как будто от его малейшего изменения в России способны рухнуть основы государства. Во все времена во всех странах фундаментом народа и государства считаются воины. Это не всегда люди в форме и с оружием, но всегда те, кто защитит, поможет, неспособен на подлость, готов отдать жизнь во имя долга. То есть люди чести, соль земли. А в нынешней России именно такие люди самые беззащитные. У них нет средства для защиты и помощи, а честь не позволяет остаться в стороне или спасать свою шкуру, когда вооруженные мерзавцы творят беспредел. Вот мы и видим постоянно, как беспомощно и бесполезно гибнут лучшие. Когда психопат Виноградов стрелял по людям, один из них бросился на него с голыми руками и был тут же убит. Имел бы оружие — выжил бы сам, обезвредил бы подонка и других бы спас. Справедливости ради напомню об одном широко известном случае в США, где такой же психопат расстреливал школьников. Директор бросилась на него без оружия и погибла — эта школа была зоной, где оружие запрещалось даже охранникам. Но в Америке gun free зон не слишком много, а Россия такая целиком. Упорный запрет на оружие и защиту человеческого достоинства делает популярной конспирологическую версию, что руководство страны, надежно защищенное Федеральной службой охраны, использует уголовников и шпану как инструмент управления народом. Запуганный народ — вечный «терпила» — остро нуждается в силовых структурах, готов пойти на любые нарушения своих свобод и прав в надежде на личную безопасность. Для меня такая теория заговора выглядит слишком простой и грубой хотя бы потому, что во власти уже сейчас немало влиятельных деятелей, которые открыто ратуют за возврат людям права на нормальный гражданский короткоствол и соответствующее изменение Закона о самообороне. Все обстоит гораздо тоньше. Вопрос о праве на оружие есть одна из видимых верхушек айсберга, который можно назвать философией взаимоотношений власти с народом. Система устоялась давно и очень прочно, переменить ее болезненно, но необходимо. За периоды национальной истории, когда государство рулило буквально всеми сторонами жизни, большинство привыкло к патернализму, утратив важные навыки личной ответственности и способности принимать решения. Время несвободы нарушило естественные пропорции между настоящими гражданами — внутренне свободными, желающими самостоятельности и готовыми на риски, и обывателями — теми, кто склонен к бездумному подчинению в обмен на материальные блага и защиту. Граждане погибали или вытеснялись на обочину жизни, а обыватели множились под чутким присмотром государства. Система отрицательной селекции обанкротилась и исчезла, а ее диспропорции остались. В связи с этим я вспоминаю высказывание великого Никколо Макиавелли: «Разоружая народ, власть таким образом оскорбляет его недоверием, а это говорит о трусости и подозрительности правительства». Обыватели чуют спинным мозгом, что в равных условиях всегда уступят гражданам, а этого не хочется. Готовы признать превосходство начальства, но не соседа. Вот и хлопочут, чтобы уменьшить их возможности, чтобы те не выделялись и не росли по жизни. Ведь если легализовать пистолеты, дать возможность защищаться и защищать без риска судебного преследования, то сильные духом смогут на равных противостоять уголовникам и шпане, быстрее занимать лучшие места в социальной иерархии, получат законное признание в обществе. Это и есть положительная селекция, альтернатива ей — деградация нации, где «молчалины блаженствуют на свете». Стремление задушить на корню потенциальный успех сильных и решительных остается одним из самых мерзких методов психологии вырождения. Когда таким людям говоришь, что при легальных пистолетах опять можно в минуту опасности кричать «Караул!» в расчете на действенную помощь окружающих, они заявляют, что надо заставить полицию улучшить свою работу. И бесполезно говорить о том, что в России фактически самый большой в мире процент полиции среди населения, а толку не видно. Высшее руководство нашей страны прилагает разнообразные усилия, чтобы Россия вышла на путь инновационного развития. Много таких проектов уже заявлено и профинансировано, среди них «Сколково», призванный привлечь лучшие научные и инженерные кадры в стране и мире. Много денег вложено, построено, привлечены резиденты, выявлены хищения, пошли коррупционные скандалы, а отдачи незаметно. Но лучшие кадры в основном стремятся в США, Швейцарию, Канаду, Германию, Францию, Израиль, страны Скандинавии, а в Сколково нет, хотя материальные условия предлагаются не хуже, чем за рубежом. Значит, не в хлебе едином причина. Все эти страны имеют высокую научно—техническую репутацию и самое либеральное законодательство об оружии и самозащите. Правительство России против гражданского короткоствола якобы вместе с большинством народа, но ведь именно в этой части жителей господствует рабское желание подчиняться за то, чтобы их кормили и защищали. Раб от хозяина ждет подачек, от работы отлынивает, крадет, что плохо лежит, нет у него ни чувства долга, ни стыда, ни благодарности. Кто же таким доверяет, за ними глаз да глаз, каждую доверенную копейку контролировать многократно приходится. Это население тяготится любой серьезной ответственностью и не нуждается в том, чтобы ему доверяли деньги для творческой экономической самореализации и оружие для личной самообороны. Такие люди ходят на выборы не выбирать первого среди равных, а чтобы поставить над собой и страной кормильца, которого будут всегда ругать, никогда не станут ему помогать, а если он терпит неудачи и плохо кормит, то готовы его радостно и жестоко свергнуть. Весь наш госаппарат заточен на управление таким контингентом, применяя выработанные для него методы ко всему народу. А народ меняется, быстро растет креативный класс с гражданским самосознанием. Методы и философия нынешнего госуправления способны пока только оскорблять граждан, вызывать полное неверие и нежелание сотрудничать во всех инновационных начинаниях. Потому что есть ощущение, как в подтексте всех отношений власти и общества лежит подозрение, что каждый человек — возможный жулик, громила или недотепа. Без уважения государства к истинной свободе личности никаких прорывов не получится. □ Опубликовано в выпуске № 4 (522) за 05 февраля 2014 года

сапожник: 5 марта депутаты от ранее оппозиционной партии «Батькивщина» вынесли на рассмотрение Верховной Рады Украины законопроект, поддерживающий вступление Украины в НАТО. В конце февраля Верховная Рада перешла под контроль оппозиции, президент Украины Виктор Янукович был отстранен от власти. Россия не признала новое руководство в Киеве легитимным, а Совет Федерации 1 марта разрешил президенту РФ Владимиру Путину использовать на территории Украины российские войска для защиты проживающих в соседней стране граждан РФ. Киев, в свою очередь, обратился к Североатлантическому альянсу с просьбой «рассмотреть использование всех возможностей для защиты территориальной целостности суверенитета Украины», украинского народа и ядерных объектов на территории страны. НАТО, в свою очередь, обвинило Россию в нарушении суверенитета и территориальной целостности Украины, а также международных соглашений.

Admin: ■ 05 марта 2014 года | Алексей Полубота Возрождение «Галичины»Создадут ли натовские инструкторы из боевиков «Правого сектора» боеспособную украинскую армию? ■ Фото ИТАР—ТАСС Низкую боеспособность регулярной украинской армии вынуждены, открыто или косвенно, признавать даже сами представители «победившего Майдана». В результате возникают довольно оригинальные законодательные инициативы. Так, 05 марта в Верховную Раду было внесено предложение о придании так называемым отрядам самообороны «Правого сектора» статуса регулярных военизированных подразделений. ■ К этому можно было бы отнестись скептически. Удальцам с дубинками далеко до профессиональных военных. Однако, как известно, главная сила любой армии — пассионарность и боевой дух тех, кто в ней служит. В этом плане группировки украинских ультра—националистов, пожалуй, действительно самые боеспособные единицы на сегодняшней Украине. ■ Из истории мы знаем примеры, когда плохо обученные и слабо вооружённые отряды в короткий срок превращались в достаточно боеспособные вооружённые силы. Достаточно вспомнить Красную Армию. Более близкий, хотя и менее убедительный пример — грузинская армия, которая всего за несколько лет практически с нуля была создана на американские деньги и с помощью американских инструкторов. И хотя боеспособных частей удалось подготовить немного, но именно те, кого натовцы обучали воевать по всем правилам современного военного искусства, в итоге доставили российской армии больше всего проблем и отступали организованно, по приказу, в отличие от грузинских резервистов, бросившихся в бегство под нажимом наших войск. ■ Есть признаки того, что американские «друзья» не намерены бросать на произвол судьбы и украинских русофобов. Так, «Интерфакс» 05 марта опубликовал информацию о том, что в Киев прибыли около 300 военных наёмников. По словам некоего военно—дипломатического источника в украинской столице, большинство из них находились по частным контрактам в Ираке, Афганистане и других странах. Собеседник агентства не уточнил национальную принадлежность наёмников, отметив только, что большинство из них прибыли из США. Возможно ли, что на базе боевиков—националистов НАТО в сжатые сроки создаст небольшие, но боеспособные вооружённые силы, которые рано или поздно начнут войну за «освобождение Крыма» и прочих территорий, которые, по их мнению, должны безраздельно принадлежать «незалежной»? □ — Как известно, на Украине западными спецслужбами при активной финансовой поддержке олигархов была проведена операция по смене власти, — говорит президент Академии геополитических проблем Леонид Ивашов. — Её цель — оторвать Украину от России. И здесь все средства хороши. Поэтому в идеологическом плане ставки были сделаны на фашиствующие организации. В мире существует три базовых идеологии — либерализм, социализм, фашизм. Последний был признан наиболее подходящим для ситуации на Украине: либерализм теряет свою популярность, социализм, наоборот, приобретает всё больше сторонников во всём мире, но эта идеология хозяевам Запада не подходит. Запад в целом медленно, но верно переходит на фашистскую идеологию, действует фашистскими методами. И Украина — яркий пример в этом смысле. Так вот, если фашистская идеология укоренится в Киеве, если бандиты, действовавшие на Майдане и на Западе Украины, сохранят государственные посты — это будет означать только, что Украина может пойти по стопам фашистской Германии. Гитлер от начала до конца своего правления делал ставку на самых фанатичных сторонников фашизма. Из них он формировал гвардию, войска СС. И сейчас ультра—националисты могу пойти по тому же пути, к примеру, возродить дивизию «Галичина». Воссоздать те же войска СС, только под другим «брендом». Это весьма вероятный сценарий, если фашиствующий украинский режим будет оставаться у власти. □ ■ Однако, по мнению члена Комитета Госдумы по обороне Вячеслава Тетёкина, формирование из боевиков «Правого сектора» боеспособной украинской армии в обозримом будущем невозможно. — Попытки изобразить из отрядов самообороны «Правого сектора» некие боевые единицы — показатель полной растерянности нынешней украинской псевдовласти. В течение 20 с лишним лет на Украине систематически разрушались вооружённые силы. Ещё более интенсивно, чем в России. И сегодня, когда им вдруг понадобилась армия, они обнаружили, что боеспособность их вооружённых сил близится к нулю. Ни в смысле морального духа, ни в смысле подготовки военных кадров, ни в смысле вооружений украинская армия к боевым действиям не готова. Кстати, и так называемая всеобщая мобилизация на Украине — тоже жест отчаяния. Какая может быть мобилизация, если по закону в этой стране отменена служба по призыву. Штурмовые отряды «Правого сектора», а по—другому их не назовёшь, заменить регулярную армию никаким образом не способны. Роль боевиков — громить витрины и терроризировать местное население. Самое большее, на что они способны: противоборствовать тем подразделениям правоохранительных органов, которые не имеют тяжёлой техники. В конкретном украинском случае, если бы «Беркут» имел чёткий приказ, он бы разгромил эти отряды штурмовиков довольно быстро. Что уж говорить о боевых действиях с частями регулярной армии. □ — А если «героев Майдана» начнут обучать натовские военные инструкторы? — Даже если американцы очень захотят, им потребуется несколько месяцев, чтобы сделать из боевиков некое подобие регулярных формирований. Надо обучить их тактике ведения боя, внедрить армейскую дисциплину. И то после этого они будут способны выполнять функции лишь самой примитивной пехоты. А современным тяжёлым оружием овладеть у них за короткое время не получится. Против современной армии, обладающей высокоточным оружием, пехота мало что может сделать. Теоретически американцы, конечно, могут помочь создать Украине небольшую, но боеспособную армию через несколько лет. Но экономическое положение и хаотизация управления и политической жизни Украины ставит под большой вопрос возможность осуществления данного проекта. В стране нет единого центра управления, её раздирают внутренние противоречия. Даже при помощи НАТО в ближайшие 2—3 года создание такой армии на Украине невозможно. □ — Парадокс ситуации на Украине в том, что победителями оказались радикальные националисты, — говорит руководитель аналитического бюро «AlteetCerte» Андрей Епифанцев. — Западу, публично исповедующему демократические ценности, сложно принять победу таких откровенно националистических сил на Украине. Они, думаю, будут понемногу дистанцироваться от правого крыла украинских победителей. Последние сейчас, как и всякие свергнувшие власть революционеры, прибывают в некоторой эйфории. Отсюда заявления Яроша о том, что необходимо «освобождать» Курскую и Воронежскую области и даже выдвигать территориальные претензии к Польше. Всё это, конечно, не способствует тому, чтобы Запад принял под свою опеку «Правый сектор». Но даже если представить, что кто—то начнёт тренировать легализовавшихся ультра—националистов, реальную армию создать из них очень сложно. Как из боевика Майдана сделать лётчика—истребителя? Армия это не только войска, армия — это ещё и экономика. Сейчас новая власть на Украине бряцает оружием, объявляет всеобщую мобилизацию. Но как она будет воевать, если всё же до этого дойдёт? На Украине нет бензина на посевную, а что же тогда будут заливать в баки танков? □ — Мы видим, кто проявляет наибольшую воинственность на Украине. Это именно радикальные националисты. Возможно, они и станут тем ядром, вокруг которого позднее сформируется боеспособная украинская армия, в том числе из «аполитичных» профессионалов? Ведь Красная Армия тоже начиналась с весьма специфичных формирований… — Это всё—таки несколько разные вещи. Революционные порывы на Майдане, к тому же нередко проплаченные, и регулярная служба в армии, где важны как раз не порывы, а дисциплина, порядок. Типичный герой Майдана вряд ли сможет стать дисциплинированным солдатом. А без железной дисциплины современная армия — ничто. Мы видели не раз в локальных конфликтах, когда отряды из разного рода бунтарей бывали наголову разбиты регулярной армией. □ — Однако мы помним и другой пример, когда «Хезболла» с её нерегулярными отрядами в 2006 году вынудила Израиль с его хорошо организованной и вооружённой армией отступить из Южного Ливана. — Там всё—таки была не полномасштабная война, а, скорее, партизанская. А партизан можно победить, только применяя самые жестокие действия против них и местного населения их поддерживающего. Для Украины этот сценарий не применим уже потому, что «Правый сектор» собирается наступать. А наступать партизанскими отрядами против регулярных частей в том же Крыму — невозможно. Надеюсь, что мы вообще никогда не дойдём до того, что два братских народа начнут воевать друг против друга.

Admin: ■ 06—03—2014 Пётр АкоповТри дороги на КиевГотовность к присоединению Крыма к России открывает новые сценарии украинского кризиса ■ Фото: Reuters □ ■ Присоединение Крыма к России теперь может остановить только Запад. США и ЕС должны в ближайшие дни отказаться от своей поддержки незаконной киевской власти — тогда начнутся формирование коалиционного украинского правительства и его переговоры с автономией, а Россия не будет торопиться с включением Крыма в свой состав. ■ Крым — это не конец борьбы за Украину, а только начало ее новой фазы. По сути, решение крымского парламента о вхождении в состав России и о назначении референдума об этом на 16 марта — очередная развилка. Главный вопрос, от которого зависит выбор дороги на этой развилке, — сможет ли до следующего воскресенья Запад отозвать свое признание киевского правительства и принять необходимость формирования новой власти. Дальнейшее противостояние будет идти уже с учетом этого факта. ■ У Запада есть неделя на размышления. Решение крымского парламента принято в день саммита лидеров Евросоюза — оно позволит им лучше понять все последствия своего нынешнего украинского курса, осознать необходимость смены политики в отношении России и надавить на своего старшего партнера США. ■ За последние шесть дней это уже вторая развилка. Первой было получение Владимиром Путиным права на ввод войск на территорию Украины, второй стало обращение Крыма с просьбой принять его в состав России. В обоих случаях Москва пыталась показать, что дальнейшее нахождение у власти нынешнего правительства приведет к развалу страны и упорство Запада в поддержке киевской власти лишь ускоряет этот процесс. К самому Киеву апеллировать бесполезно — власть нелегитимна, и в нынешней ситуации Украина утратила остатки субъектности. ■ Как теперь может развиваться ситуация? Есть три основных сценария, причем ни один из них в конечном итоге не является для России проигрышным. □ Первый вариант □ ■ Запад продолжает упрямо гнуть свою линию, отказываясь учитывать интересы России, и всячески поддерживает Киев, обещая ему деньги, политическое покровительство и даже намекая на силовую защиту. Воодушевленное майданное правительство вносит в законодательство изменения, позволяющие вступить в НАТО, и обращается с отчаянным криком помощи — дайте нам гарантии безопасности, а то русские танки завтра будут в Киеве. Запад гарантий не дает, но продолжает всячески подбадривать Киев. Эта позиция не меняется и 16 марта. После подведения итогов референдума Россия принимает Крым в состав Федерации. ■ Правительство Киева разрывает дипломатические отношения с Россией, что вызывает массовые протесты на юго—востоке Украины — «не хотим в НАТО» и «за дружбу и союз с Россией». Юго—восток начинает требовать проведения референдума — где—то о федерализации, а где—то и о вхождении в состав России. Киевское правительство уже не может обеспечить даже частичную управляемость юго—восточными регионами, часть из которых прекращает платить налоги в и так пустую казну (помощи ЕС и США все равно не хватит на затыкание дыр). Становится понятно, что никаких шансов провести в этих регионах назначенные на 25 мая выборы нет. На остальной территории Украины национал—социалисты Яроша пробуют взять в свои руки власть на местах, и кое—где у них это получается. ■ Так и не сумевшие организовать серьезную блокаду России США продолжают выкручивать руки Евросоюзу, принуждая его к введению масштабных санкций, то есть фактически к разрыву отношений с Россией; Германия и вся остальная Европа упирается. Поняв, что ситуация на Украине близка к приходу к власти слабо управляемых национал—социалистов и анархии, Европа пытается самостоятельно, фактически без участия США договориться с Россией об успокоении Украины и формировании там переходного правительства с участием всех регионов и политических сил (но уже без Крыма). Начинаются переговоры, которые завершаются формированием новой украинской власти под гарантии России и ОБСЕ. Владимир Путин заявляет о том, что необходимость вводить вооруженные силы России на территорию Украины полностью исчерпана и он не намерен использовать это право. Этот вариант может занять от одного до двух месяцев. □ Вариант второй □ ■ Запад идет на реальные переговоры с Москвой о смене киевской власти, но уже после проведения референдума и включения Крыма в состав России. При этом Запад тянет с отказом от поддержки Киева, и момент упущен — ситуация на востоке Украины продолжает накаляться, вслед за Крымом о желании провести референдумы о повышении статуса и о возможном присоединении к России объявляют местные советы нескольких областей. Столкновения между демонстрантами и полицией (укомплектованной командированными из Киева, получившими статус регулярных военизированных подразделений отрядами «Правого сектора») приводят к человеческим жертвам. Россия вводит свои войска в ряд областей юго-востока Украины, там начинается подготовка к референдумам. После чего власть в Киеве оказывается в руках «Правого сектора», который обвиняет Запад в предательстве и объявляет войну России. ■ ЕС замораживает все контакты и помощь Киеву. И просит Россию получить мандат ОБСЕ на наведение порядка на остатках Украины. Если же говорить серьезно, то сама украинская армия берет власть в свои руки (при поддержке российских братьев по оружию), после чего начинаются переговоры о формировании нового коалиционного правительства и создании комиссии по переговорам между всеми регионами Украины об учреждении нового федеративного государства. ■ В случае провала этих переговоров юго—восток просит о вхождении в состав России, а западные и центральные регионы учреждают новое федеративное государство. Россия дает ему полные гарантии безопасности — при закреплении в его конституции отказа от вступления в военные блоки. Вероятность этого сценария пока что не очень велика, при этом он потенциально самый кровавый из всех. □ Третий вариант □ ■ Уже в ближайшие несколько дней США наконец—то осознают, что необходимо сдать назад в своих попытках увести Украину, и принуждают Киев к выполнению соглашений от 21 февраля. В случае отказа Запада от своих обещаний всеобъемлющей поддержки и провоцирования Киева на противостояние с Москвой у украинского правительства, стоящего перед угрозой территориального и финансового краха страны, захвата власти радикалами и анархии, просто не останется другого пути, кроме как договариваться с собственными регионами и Россией. Формируется технический коалиционный кабинет, собирается конституционное совещание, вырабатывающее федеративный договор и новую конституцию. Россия просит власти Крыма отложить референдум, подключиться к переговорам всех регионов Украины о выработке федеративного договора и начать отдельные переговоры с новым украинским правительством (признанным Москвой) о заключении отдельного временного соглашения о статусе Крыма в составе Украины. ■ Москва дает Крыму гарантии, что в случае срыва подобных переговоров или угрозы безопасности полуострова его просьба о вхождении в состав России будет оперативно удовлетворена. Конституция принимается на референдуме, после чего назначаются выборы президента и новой Рады. Право на использование российских вооруженных сил на территории Украины Владимир Путин сохраняет за собой на весь переходный период — до формирования там новых легитимных органов власти и окончательной стабилизации обстановки. ■ Для реализации этого варианта необходимо только одно: понимание Вашингтоном бесперспективности конфронтации с Россией как в глобальном масштабе, так и на украинской сцене. Шансы на это все еще остаются. ■ Понятно, что для России сохранение единой Украины все еще остается предпочтительным сценарием, потому что мы заинтересованы в реинтеграции со всей республикой, а не в присоединении ее осколков. Однако упорство США, продолжающих наступать на Россию и вселять в киевскую власть абсолютно необоснованные надежды на интеграцию Украины в атлантическое сообщество, ведет к раздроблению этого государства. ■ Но даже при распаде Украины Москва не позволит сделать из ее осколков инструменты давления на Россию и угрозу нашей безопасности. Крым не является целью России — целью России является недопущение превращения Украины во враждебное нам государство и базу для войск НАТО. Если кто—то думает, что Владимир Путин сейчас борется за Крым, или юго—восток Украины, или даже за всю Украину, он глубоко заблуждается. Уже выигранный бой за Крым — это лишь эпизод битвы за всю Украину, которая является первым сражением в ходе глобального похода России за новый мировой порядок, за мир не по—американски.

Admin: ■ Я не люблю американцев в принципе. Так же, как, уверен, их не любят и многие другие. Но также уверен, что глупо не замечать в «американской жизни» многое из того, что однозначно можно классифицировать, как здравый смысл. К сожалению, часто получается так, что по даже по таким, совсем не ангажированным, сравнительным наброскам, в нашей повседневной жизни выходит, что здравого смысла как—то явно маловато. И «списать» это недостаток здравого смысла на, например, «национальные особенности», как—то не очень получается. ■ Мир вокруг нас ■ Опубликовано 13—03—2014 ■ Лаура ЛиЧего невозможно представить в США? Сравнительный набросокА многое из того, что в других странах считается обычным нормальным явлением и не вызывает ни смеха, ни удивления, ни недоумения, ни оскорбленного достоинства, просто невозможно себе представить рядовому жителю США. □ ■ MaxyM, Shutterstock.com □ ■ Хорошо, вот вы скажите мне, возникает ли у вас удивление при виде одетых в военную форму людей на улицах ваших городов? (Или толстых генералов? Или количества этих генералов на государевой службе?) И как прикажете это воспринимать американскому туристу, никогда за свою жизнь не видевшему ни одного военнослужащего в форме в свободном обращении среди мирных граждан в своей стране в мирное время? Ну не ходят в форме наши военнослужащие среди гражданских, не ходят. Бедный турист: вышел на Тверскую, а там вооруженные военные в свободном полете — с кем воюем? ■ Или вот военный парад с демонстрацией военной техники в мегаполисах США. Не было никогда, нет и не будет: военная техника должна стоять где ей положено, военнослужащий должен быть при части, а если вне части, то в цивильном. ■ Так же невозможно себе представить, чтобы в Капитолии проводили бы ежегодные совещания по подготовке к зимнему отопительному сезону или к посевной: дремучий фермер сам решит, когда ему сеять маис или «пашаницу», а истопник несчастного небоскреба сам включит отопление, сообразуясь с показаниями термометра. Не проводят Сенат и Конгресс заседаний по поводу содержания учебников истории, не лезут в дела Голливуда на предмет что снимать и что смотреть. ■ Я не могу себе представить, чтобы были какие—то федеральные средства массовой информации. Не мо—гу! Не представляю, чтобы представители той или иной конфессии заседали бы на постоянной основе одесную Президента как за рукав пришитые: это уголовное дело. Не дай бог. ■ Немыслимо представить себе какое—то гаишное формирование внутри сил полиции — многостаночен американский коп: он и за дорогой следит, и на районе патрулирует, и за торговцами субстанциями присматривает. ГИБДД — зачем? Внутренние войска — зачем? Не понравится обывателю—налогоплательщику, если на его деньги будут на каждый вид правонарушений свою полицию создавать. Есть коп, и хватит. ■ Я представить себе не могу, чтобы, оборони боже, при каком—то стихийном бедствии, аварии, катаклизме или теракте раненых тащили бы на лечение в столицу нашей родины Вашингтон. Где убился, там и пригодился — в каждой дыре на расстоянии близкой доступности имеется госпиталь ничуть не хуже, а подчас и получше, чем в столицах. (Самые лучшие клиники США находятся в заштатных городках, возьмите клинику Мэйо в зачуханном Рочестере, тот же несчастный Кливленд — лучшие из того, что есть в мире!) ■ Не понимаю, почему онкологических детей нужно везти лечиться в Москву или за границу. (Может, и прав был тот онколог, который сказал, что вывоз больных детишек за рубеж для лечения есть дискредитация государства Россия? Непатриотично это — детей спасать.) Вы мне покажите хоть одного американца, который бы поехал лечиться в другую страну. А вот в США едут лечиться из благополучной Канады и Великобритании с их бесплатной медициной. В США едут рожать даже не совсем «новые русские» женщины, но даже те, кто едва на билет денег наскреб. ■ Опять же, отдых: для россиянина отпуск не в отпуск, если это не за бугром. Я в декабре на знаменитых черного песка пляжах Лас—Пальмаса на Канарах что—то испанской речи не слышала, а только сплошь по матушке на великом—могучем. А тупой среднестатистический американец вообще не имеет паспорта, так и живет всю жизнь на водительском удостоверении. А почему? Отдыхать он любит у себя в стране, а другим странам не доверяет и где—то брезгует, побаивается. И ездит он на своих отечественных машинах по своим глубинкам, и доллар предпочитает тратить в своей стране. ■ Эмиграция. Вы что—то слышали об эмиграции из США? В — о, да! Из? И это притом, что с паспортом США можно бессрочно жить в 54 неплохих странах мира. Держите меня крепко, если я найду в американских сетях сайт «Пора валить». И можете отпустить, когда я вам скажу, что уже 200 лет правительство никак не может решить, куда девать и как разрулить нелегальную иммиграцию в США. ■ Я не представляю, чтобы в глубинной деревеньке или где—то на хуторе—ранчо реднек—фермер ходил бы до ветру орлом в деревянный нужник с очком, чтобы топил дровами—углем печку, чтобы у него в доме не было бы ванны, телефона, интернета и трехсот каналов телевидения. И самое главное, чтобы у него не было хотя бы парочки легковушек, не считая кучи всякой техники. ■ Я не представляю себе в США коммунальных квартир или квартир без горячей воды, кондиционеров, газа, удобных теплых санузлов. Общественную баню в США так же трудно представить, как парад военной техники или лечение за границей, если это только не брайтоновские ностальгические заморочки наших бывших сограждан. Пиво—веник — еще да, а английский — еще нет. Отсюда и баня. С нарастанием уровня английского уровень бань значительно понижается. ■ Дороги. Это отдельная песня. Говорят, что губят Расею—мать дураки и дороги. Дорог нет. Но и дурных нема — зато к нам в деревню Гнилушкино ни один враг по бездорожью не пролезет по нашим—то хлябям зыбучим. Враг не пройдет! И это не следы от шин немецких мотоциклов, а наши деревенские в лаптях в лес к партизанам побегли. А эти все строят и строят хайвеи — врага заманивают. Дураки с дорогами. ■ Представить себе невозможно, чтобы американцы строили себе дачи для пропитания с приусадебных участков, а не для отдыха на приусадебном участке. Денег на эту чертову траву тратят уйму: 9 месяцев в году поливать и стричь! Покажите мне среднего русского дачника, который бы в садоводстве засадил свой участок травой. А не покажете — его бы давно уже прибили штакетником соседи—садоводы: нашелся тоже, буржуй! ■ Представить себе не могу, чтобы владелец автомобиля сам валялся бы по выходным под своим кадиллаком или фордом, сам бы масло менял или мыл машину. Или чтобы возил с собой канистру с бензином. Или чтобы на зиму машину на прикол ставил. Я не понимаю, какое дело государству до технического состояния моей машины и зачем эти ТО, если моя машина — это моя головная боль. И зачем, чтобы научиться давить на две педали, надо ходить в автошколу. А как быть с цирковыми медведями — без прав ездят ведь? ■ Министерство спорта? Да в страшном сне! Причем здесь государство к моим прыжкам и голам? Спорт — личное дело гражданина в его свободное время за его свободные деньги. Точка. ■ Министерство финансов — Оk. Но зачем еще Министерство экономического развития? И где этот ё—мобиль, наконец? И почему все тонет, падает и снова «что—то пошло не так», и опять неурожай картошки, и ворота сдвигаются не туда? И почему люди друг другу не улыбаются? Как судорогой скулы свело. ■ Ну и совершенно не представляю себе своего президента вылавливающим древние амфоры из пучин, как рояль из кустов запрягающим стерхов, ботающим на фене голым по пояс, разводящимся с женой и скрывающим, как от стыда, своих детей где—нибудь за бугром. Зато я точно знаю, что завтра я могу не переизбрать его, если он начнет так себя вести. ■ P.S. Надеюсь, я никого не обидела. Думающему человеку сравнения служат как вызов к достижению прогресса, глупому — как повод для обиды. □ ■ © Shkolazhizni.ru ■ Текст — авторский вариант

Admin: ■ О событиях на Украине пишут все, кому не лень. В первую очередь, конечно, не лень писать тем, кто за написанное получает деньги, так сказать, соответствующие гонорары. Но и доверия к таким «писаниям» не очень много — кто даму платит, тот её и танцует. Это понятно. Но о событиях в незалежной, как оказалось, также много пишут не рассчитывая на какие—либо гонорары, а по велению души и сердца. Надеюсь, указывая эту причину, не слишком преувеличил. Словом, пишут непрофессионалы пера. Мнения — самые разные. Вот и некоторые «мэтры» познавательного журнала «Школа Жизни.ру», объединяющего таких непрофессионалов с разными мнениями, не остались от этой темы в стороне. Древние римляне считали, что audiatur et altera pars. То есть, если требуется действительно беспристрастное рассмотрение споров, то обязательно следует выслушать и другую, если угодно — противную, сторону. Что я и предлагаю сделать — ознакомиться с мнением одного из непрофессиональных авторов журнала «Школа Жизни.ру», Александра Ягольника, кстати, имеющего в журнальной классификации категорию «Профессионал». Лично я это сделал с интересом. ■ Мир вокруг нас ■ Опубликовано 04—03—2014 ■ Александр ЯгольникЗачем России нужны дополнительные войска в Крыму? Часть 1Страх, отчаяние, разочарование, надежда, радость, ликование — эти эмоции переполняют Интернет. Причина — русские войска в Крыму. Кто—то говорит о начале войны, кто—то о нарушении договоров, кто—то о захвате всей Украины. □ ■ Smit, Shutterstock.com □ ■ Причина, по которой собрался Совет Федерации, из—за которой «вежливые люди с автоматами» наполнили улицы Симферополя и других городов Крыма, лежит на поверхности, но никто её не видит. Вместо того, чтобы подумать, люди хватаются за оружие. Редко — реальное, чаще — воображаемое. Но с чего бы вдруг Путин решил двинуть войска на территорию братского народа? ■ На первый взгляд, в этом нет никакого смысла. Российский флот и так находится в Севастополе по договору с Украиной. Чтобы понять, насколько это мощная сила, достаточно знать, что не выходя из гавани ракетный крейсер «Москва» может обстрелять Киев. Средства морских и береговых ПВО легко подавят то количество авиации, что имеется у Украины. Морские пехотинцы занимают все опорные точки полуострова «на раз». Если, конечно, не вежливо стучаться в двери и предлагать сдать оружие, а действовать по-военному – ночью, быстро, скрытно. Как в Верховной Раде Крыма. ■ Вооруженные силы Украины, увы, недостаточны для противодействия. За годы незалежности свою часть флота на металлолом распродали, да и другое воинское имущество. Кадры сократили за 20 лет в четыре раза. Зарплата отстает от российской (в Севастополе) в десять раз. Попытка препятствовать российскому флоту во время войны с Грузией в 2008 году закончилась тем, что заглохший на фарватере корабль ВМСУ был отбуксирован к берегу российским буксиром. А мирная ракета мирных ПВО мирной Украины, сбившая мирный пассажирский самолет во время учений в 2001 году?.. В общем, Россия вполне могла полагать, что одного Черноморского флота вполне хватит для захвата Крыма. ■ Тем не менее демонстративно на полуостров были переброшены дополнительные войска. Перед этим на сайте газеты «Комсомольская Правда» 23 февраля появилась информация о подготовке к переброске Псковской десантной дивизии в Украину. Появилась и исчезла. Но Интернет её оперативно «заснял» и подхватил. Как будто кто-то специально сделал сверхтайную операцию сверхъявной. ■ И потом эти «вежливые люди с автоматами»... Так нагло, так демонстративно расхаживают по улицам Крыма. Ещё и улыбаются под балаклавами. И с гвоздиками позируют в обнимку с местным населением. Вроде как их нет, русских войск. И вроде как вот они у всех на виду. Для чего нужна эта наглая, открытая демонстрация? Точнее, для кого? ■ Давайте вернемся на три месяца назад. Украина соглашается подписать договор об ассоциации с ЕС. Россия объявляет, что ужесточит таможенные правила с Украиной для защиты своих интересов и других участников Таможенного союза. Плюс объявляет о разрыве ряда долгосрочных договоров на закупку товаров из Украины. Подсчитав убытки, Азаров просит пересмотреть условия договора с ЕС, но ему предлагают подписывать, что дают. Янукович принимает решение не подписывать договор. ■ На Майдан выходят первые демонстранты. На Украину начинается массированное дипломатическое давление со стороны ЕС. Демонстрации приводят к первым стычкам с милицией. Летят первые палки, железные ограды, камни. С обеих сторон применяют газовые баллончики. Появляются первые пострадавшие. К концу ноября протест выдыхается. Музыкальную аппаратуру сворачивают. Оппозиция и артисты покидают площадь. ■ Внезапно ночью остатки митингующих жестоко разгоняют отряды Беркута. По странному стечению обстоятельств все избиения милиционерами протестующих хорошо фиксируются на уличные камеры. Эти кадры попадают на телевидение. Говорят о массе убитых и раненых. Тысячи возмущенных граждан заполняют Майдан. Правда, «убитые» позже «воскресают», но протест уже не остановить. Людям уже не важен ЕС. Им важно наказать тех, кто «бил детей» и кто отдал приказ на разгон. Власть правоохранителей не сдает. В итоге митингующие требуют отправить такую власть в отставку. ■ А что Путин? Он предлагает Украине 15 миллиардов для латания бюджета, «чтоб на пенсии хватило». Это вполне может покрыть социальные выплаты и утихомирить толпу. Плюс очень выгодные предложения по снижению цен за газ. ■ Но толпа требует жертв. Путин заявляет, что готов работать с любым украинским правительством. Что выбор такого правительства – это выбор народа Украины и только его. Что желание украинцев идти в ЕС — это их личное желание, и Россия не собирается никоим образом препятствовать. Фактически, Путин говорит: «Делайте, что хотите. Я умываю руки». □ ■ © Shkolazhizni.ru

Admin: ■ Мир вокруг нас ■ Опубликовано 05—03—2014 ■ Александр ЯгольникЗачем России нужны дополнительные войска в Крыму? Часть 2После затяжных боев на волне народного гнева оппозиция становится властью. Но вот вопрос, насколько легитимной? Впрочем, со всех сторон им рукоплещут богатые соседи, мол, мы в вас верили, давно пора. И тут, совершенно неожиданно, в Крыму появляются «вежливые вооруженные люди». □ ■ iurii, Shutterstock.com □ ■ 28 января уходит в отставку Азаров. Майдан не расходится. Точнее «расходится» совсем. Бутылки с бензином дополняются взрывпакетами с гвоздями. Нерешительные попытки милиции оттеснить митингующих с некоторых улиц приводят к настоящей войне с баррикадами, горящими покрышками, «камнеметами» и катапультами. Появляются первые убитые из огнестрельного оружия с обеих сторон. Каждая сторона утверждает, что оружия не имеет. ■ А что Путин? Осуждает насилие. Но готов работать с любым правительством, которое изберет народ Украины. ■ Наконец, Янукович (или кто—то за него) решается раздать огнестрельное оружие милиции. Происходят бойни с трупами. Самая известная — на Институтской улице, хорошо заснятая видеооператорами со всех сторон. И тут 21 февраля Янукович сдается. Он под присмотром министров иностранных дел Германии, Франции и Польши подписывает почетную капитуляцию, по которой должна быть возвращена конституция 2004 года, должно быть сформировано в течение 10 дней правительство национального единства, включающее членов оппозиции. А перевыборы президента состоятся досрочно, между сентябрем и декабрем. При этом предлагается все захваченные протестующими здания освободить, а незаконное огнестрельное оружие сдать. И плюс ко всему, всем объявляется амнистия. ■ Когда Майдан узнает о заключенном договоре, на сцену выступает Правый сектор, требует «идти до конца» и сместить президента сразу же, до выборов. Народ жаждет крови. «Небесная сотня» взывает к отмщению. Янукович, опасаясь за свою жизнь, бежит в неизвестном направлении. Публикует в Интернете обращение ко всем, где жалуется, что его обманули. Пообещали гарантии и не соблюдают их. ■ Польский министр иностранных дел, один из гарантов договора с Януковичем, заявляет, что раз революция, то какие уж тут законы и гарантии. Желание народа — вот закон. Янукович, гуд бай! ■ Оппозиционеры формируют свое правительство. Исполняющим обязанности президента выбирают спикера Турчинова (с одобрения Майдана). Из тюрьмы выпускают Тимошенко, которая тоже со сцены призывает «идти до конца». ■ Бывшая правящая Партия регионов срочно собирается в Харькове. На своем совещании объявляет новую власть незаконной фашистской хунтой. Объявляет Харьков центром борьбы за правду и законность... ■ А что Путин? Осуждает, но готов... ■ Губернатор Харьковской области Добкин и мэр Харькова Кернес, главные борцы с «коричневыми путчистами», едут в Москву за поддержкой. И по возвращении Добкин объявляет, что примет участие в президентских выборах, назначенных той самой нелегитимной властью. А Кернес заявляет, что «Янукович теперь история». И нужно, мол, уметь из врагов делать друзей. А о Януковиче — ни слуху, ни духу. Где он, что с ним, жив ли? ■ Похоже, Путин действительно готов работать с любой властью, «выбранной народом Украины». ■ И вдруг поднимает мятеж Крым. Попытка Майдана «решить вопрос» привычным способом — организованная, вооруженная, горластая толпа против горстки обывателей, практически увенчалась успехом. После жесткого вытеснения меджлисовцами и майдановцами русских с площади перед ВР Верховная Рада Крыма 26 февраля отказывается от идеи всекрымского референдума о самоопределении Крыма. ■ Но тут внезапно, в ночь с 26 на 27 февраля, появляются «вежливые люди с автоматами» в Симферополе. И как—то их так много, что и милиция ведет себя совсем тихо, и татар не видно, и майданщики растворились куда—то. На въезде в города Крыма и на Перекопе появляются блокпосты. А в эфире объявляется Янукович. Причем не сразу, а постепенно. Вначале пресловутый приказ, призывающий все верные президенту кадры собираться в Крыму, а шайке разбойников, захвативших власть, самим застрелиться, чтоб не мучиться. А потом Янукович проявляется на экране. Его пресс—конференцию смотрит вся страна. Даже две страны. Оказался он живой. И еще неоднократно… законный президент. А «Украина — наш стратегический партнер». ■ Надо сказать, ошеломил Путин. У него рядом с Черноморским флотом неизвестные люди без знаков отличия с автоматами улицы патрулируют, аэропорты «берут на охрану», узлы связи «временно отключают». У него настоящий живой президент независимой Украины прячется в ростовских огородах. А он молчит! ■ Новое правительство Украины взывает: «Верните президента! Он все печати забрал! Потому наши законы как бы незаконны. И, это, солдат тоже в казармы с улиц уберите. Они, конечно, милашки в новой форме. Но вот автоматы в их руках напрягают. Да и БТР на дорогах. Не по-соседски это. Не по понятиям. Ведь мы же братья, да?»На что из Кремля приходит грозная отповедь: «Знать вас не знаем. И говорить нам с вами не о чем. А в Крыму всё в соответствии с договоренностями. А что у вас там странные люди с автоматами, так пойдите и спросите, чего они ходят. Мы—то при чем? И вообще. У нас свой президент Украины есть, а не какой—то там И.О. царя». ■ А как же «Готов работать с любым правительством, избранным украинским народом?» Каких—то три дня назад в Харькове, оплоте русского блока, Кернес с Добкиным всех «сдали» и пошли на полный контакт с властью. Явно с одобрения Москвы. А тут такая непонятная враждебность и нарочитое бряцание оружием? Что произошло за эти три дня?.. ■ Об этом я расскажу в следующей статье. □ ■ © Shkolazhizni.ru

Admin: ■ Мир вокруг нас ■ Опубликовано 06—03—2014 ■ Александр ЯгольникЗачем России нужны дополнительные войска в Крыму? Часть 3После боев на Майдане, подписания соглашения 21 февраля между Януковичем, оппозицией и министрами Германии, Польши и Франции, после бегства Януковича и создания временного правительства наступило затишье. Ну, наконец, Майдан закончился. Но странно, никто не расходится и масок не снимает. Значит, не занавес, а антракт? □ ■ a_v_d, Shutterstock.com □ ■ Из Интернета: Собрались однажды на Майдане: послы США, Франции, Испании, Германии, Дании; помощник госсекретаря США Виктория Нуланд; американские сенаторы Крис Мерфи и Джон Маккейн; министр иностранных дел Германии Гидо Вестервелле; верховный представитель Европейского союза по иностранным делам и политике безопасности Кэтрин Эштон; бывший президент Грузии Михаил Саакашвили; министр иностранных дел Голландии Франс Тиммерманс; европарламентарий Яцек Протасевич; министр иностранных дел Литвы Линас Линкявичюс; спикер сейма Литвы Лорета Граужинене; бывший премьер-министр Польши Ярослав Качиньский; сенатор Чехии Яромир Штетина — и… обвинили Россию во вмешательстве во внутренние дела Украины! ■ Удивительное терпение Путина, несмотря на постоянные обвинения во вмешательство во внутренние дела Украины, ставило в тупик и Партию регионов, прямым текстом призывавшую вмешаться, и революционеров—оппозиционеров, и Европу с Америкой. Где русские десантники? Где танки—самолеты с красными звездами? Когда же можно будет не только кричать о санкциях, но и применить их к России? Ничего нет! ВВП спокоен, как удав. Всякие Олимпиады затевает. Престиж зарабатывает. По российским областям ездит, готовность к посевной проверяет. ■ Вот уже рухнула власть Януковича. Разочарованные руководители юго—восточных областей смиренно идут на поклон к новой власти. Самые одиозные деятели пакуют чемоданы... Где же вы, русские танки? ■ И тут...Ба—бах! Захват неизвестными Верховной Рады Крыма. Та—дах! Внезапные учения российских войск у западных границ. Ого! Два крупных десантных корабля Балтийского флота вошли в Севастополь. Упс. На всех дорогах и улицах Крыма появились очень хорошо экипированные солдаты без знаков различия и новенькая бронетехника без номеров. А над Керченским проливом на низкой высоте пронеслась стайка боевых вертолетов. К весне, что ли? ■ Смех смехом, а сказать, что мир удивился — не сказать ничего. Мы, международная прогрессивная общественность, конечно, знали, что Россия — милитарист номер 1, но чтобы так! И с чего бы это? ■ Цитата: 27.02.14 «Самое главное событие — это не объявление решения о дате референдума Верховным Советом Крыма и даже не захват этого здания. Главное сегодня произошло в Киеве: там неизвестные в масках заняли архив Государственного реестра Министерства юстиции Украины. Это значит, что сейчас в руках неизвестных лиц оказались все данные о всей частной собственности на Украине. То есть сейчас вся собственность на Украине находится в руках неизвестных людей, которые будут использовать ее в целях рейдерства. Эти люди отнеслись к революции серьезнее всего, потому что они делят не идеи, не язык, не посты министров в правительстве. Они делят самое существенное: землю и объекты недвижимости. Я думаю, что в ближайшие месяцы на Украине победят именно такие люди», — сообщил Егор Холмогоров. ■ Справедливости ради надо сказать, что в тот же день Министерство юстиции категорически отвергло все слухи о нападении неизвестных и изъятии баз данных. Но это и не важно. Нападал кто или нет. Вспомним, как ВВ и Беркут стойко защищали пустые государственные здания. Вспомним, как Правый сектор захватил здание Министерства юстиции Украины и это так встревожило министра, что она заговорила о введении чрезвычайного положения! Вспомним, как по звонку из американского посольства Правый сектор освободил министерство. Вспомним, как упорно на западе Украины захватывались административные здания. На западе, где всегда поддерживали и поощряли революцию! Потом будут захватываться и гореть администрации, прокуратуры и отделы милиции по всей стране. А теперь спросим себя, зачем захватывать пустые здания? Зачем это делать даже после того, как в Киеве установилось новая власть? ■ Собственность! Документы на право собственности, списки владельцев, граждан и организаций. Кто владеет информацией, владеет миром. И бизнесом. Как это и бывает при любой революции, начался черный передел. Тех, кого могли достать лично, навещали и убедительно просили поставить подпись. Тех, кто был вне зоны досягаемости, убеждали иначе. Например, в ночь с 27 на 28 февраля в Днепропетровске сгорело 25 новеньких автобусов марки Мерседес. Целый автопарк. На разные предприятия стали наведываться молодые люди спортивного телосложения и предлагать делиться «в пользу революции». Но это всё так, шелупонь. Бои местного значения. ■ Да и какое отношение вся эта дележка собственности имеет к двум десантным кораблям Балтийского флота в Севастополе? Неужели кто—то неловко задел имущественные интересы России? Читаем дальше. □ ■ © Shkolazhizni.ru

Admin: ■ Мир вокруг нас ■ Опубликовано 07—03—2014 ■ Александр ЯгольникЗачем России нужны дополнительные войска в Крыму? Часть 4 Когда в центре Киева горели покрышки и взрывались гранаты, когда со сцены из неубиваемых динамиков неслись революционные призывы, когда падали объятые пламенем беркутовцы и застреленные снайперами майдановцы, над всем этим апокалипсисом парила в дыму и пламени реклама Сбербанка России. □ ■ Borislav Bajkic, Shutterstock.com □ ■ В предыдущей статье мы подошли к вопросу о российской собственности на Украине. За последнее десятилетие украинцы привыкли, что звонят они по мобильной связи МТС, а деньги снимают в Сбербанке. Но это малая поверхность айсберга под названием «Российская собственность». Проминвестбанк, ВТБ (Украина), Альфа—Банк, «Киев—стар» (да—да!), лотерея «М.С.Л.», Турбоатом, Мотор—Сич. Список можно продолжать и продолжать. По примерным оценкам российский бизнес непосредственно владеет третьей частью украинского. И ещё треть контролирует, являясь основным покупателем украинских производителей. ■ Тот, у кого есть деньги и влияние, неизбежно скупает того, кто слабее и беднее. Это рынок, к которому мы все так стремились. Точно так же «московские» скупали и скупают бизнес в Санкт—Петербурге. ■ Изначально правительства Украины пытались вести бизнес самостоятельно. А уж если продавались, то в Европу. На худой конец, в Индию. Но рискованность инвестиций в коррумпированную постсоветскую экономику Украины быстро отвадила от неё солидных западных игроков. Зато российский бизнес очень органично вписался в украинский. Братский народ — это не пустые слова. «Понятия» оказались понятны всем участникам русско—украинского бизнес—партнерства. ■ Ещё бы лет пять—десять — и разделенные границей и языками Россия с Украиной превратились бы в одну торговую площадку, для которой общее таможенное поле так же естественно, как общий холодильник для семьи. Что делить—то, если все нити управления в Москве? ■ Но на любого игрока найдется противник. К бизнесу Украины давно присматривались и Германия, и Штаты. Что—то им нравилось, и они это покупали. А что—то мешало, и они пускали конкурентов на металлолом. Россия тоже не отставала от «цивилизованных» игроков, давила украинских конкурентов на общих рынках: и военных, и сырьевых, и машиностроительных. Хоть российская космическая промышленность покупала продукцию Южного Машиностроительного Завода, но на внешнем рынке являлась для ЮМЗ главным конкурентом. По сути, многие заводы Украины сидели на «игле» российских заказов, но стоило им начать торговать с другими партнерами, и вдруг оказывалось, что «броня потрескалась» и уже заключенные сделки отменялись в пользу России. ■ Из Интернета: Ирак отказался от 42 украинских «БТР—4». В машинах обнаружили трещины в корпусе. Вместо них армия Ирака решила взять на вооружение российские «БТР—82». ■ Соглашение с ЕС было той самой попыткой «слезть с иглы» российских заказов. А заодно и вывести часть бизнеса из—под «московских». Вопрос в том, кто покупатель. Но это детали. Главное, что «московским» эти движения не понравились. Януковичу объяснили, как он не прав, и «сделка века» была отложена. Вы же понимаете, что если «девушка» хочет поменять су... партнера, так можно договориться. Встретиться втроем, перетереть. Но вот так, внезапно, кинуть своего «стратегического партнера» — это не по понятиям. ■ К сожалению, Запад так и не постиг таинственную русскую душу. Это не значит, что акулы Сити и Уолл—Стрита — сама честность и благородство. Просто там понятия другие, сложившиеся за многие десятилетия ранее, когда русский и украинский бизнес даже не планировался. Да и «кинуть» Россию — было делом привычным и всеми джентльменами одобряемым. ■ И когда Украина под давлением России отказалась от соглашения с ЕС, транснацбандюганы осерчали. «Янукович обещал подписать договор об ассоциации с ЕС, а потом не подписал. Обещания надо выполнять!» — так ответил Президент Европарламента на вопрос Наталии Витренко, как он относится к свержению Януковича и приходу к власти на Украине неонацистов. ■ Но, как говорится, на любой ЕС найдется свой болт. Он приплыл на десантных кораблях и приехал на новеньких тиграх. Но почему именно 27—го, а не раньше? Почему так долго Путин говорил, что готов работать с любым правительством? Да потому, что он уже договорился и с Европарламентом, и с украинской оппозицией. Возможно, были заключены предварительные соглашения по «цивилизованному» переделу украинского рынка. И, скорее всего, Путин и все, кто за ним стоит, до последнего надеялись, что кончится цирк с покрышками и начнется нормальный деловой разговор. ■ Но тут «как черт из табакерки» появился Правый сектор. А ещё начали захватывать местные и центральные госреестры. А ещё есть донесения агентуры. А ещё есть обещания и неспособность их выполнить уже новой властью. Вспомните, как сжимались кулаки у Кличко, когда ему, пожавшему руку ненавистному Януковичу, удалось подписать договор, который всех мог привести к миру и нормальным деловым отношениям. А тут выскакивают экстремисты и рушат все планы. Вы думаете, случайно Виталий Владимирович не вошел во временное правительство? Он просто оставил себе свободу маневра. ■ Игра не окончена.Надежды надеждами, а готовность к разным сценариям никто не отменял. Посмотрите, как мягко и неотвратимо ВВП подает сигналы. Вначале триколор над Верховной Радой Крыма. Потом под триколором весь полуостров с полностью заблокированными украинскими флотом и армией. Потом «воскресает» Янукович. Как вовремя! А все надеялись, что он сделал пластическую операцию и исчез навсегда. Потом эта крайне неприятная ситуация с легитимностью временного правительства, при живом—то всенародно избранном президенте, и этими невыполненными обещаниями (гарантиями?) министров иностранных дел Германии, Польши и Франции. ■ 02 марта Совет Федерации России разрешает президенту использовать войска на территории Украины по своему усмотрению. 03 марта Дума принимает закон, упрощающий присоединение к России «бесхозных областей» по желанию проживающего на них населения. И флаги, флаги... Триколоры над администрациями Симферополя, Харькова, Луганска, Донецка, Днепропетровска, Запорожья, Одессы... И что интересно, Путин молчит! И войска как бы не вводит. А те, что есть во всех уголках Крыма, как бы и не его. ■ Но учения у границ идут, моторы ревут. И намеки понимают. В западных СМИ вдруг замечают националистов на Майдане. А также стойкость и терпение горящих, стоящих на одном месте милиционеров. И жестокость, агрессивность повстанцев. И даже то, что на Украине очень много русских, которые очень симпатизируют России. Вот австрийский парламентарий рассуждает о слишком жесткой, односторонней политике Европы по отношению к России и Путину. А германский политик советует решить противоречия Украины путем её федерализации. У НАТО вдруг оказываются более важные дала. Авианосцы США совсем не торопятся в Черное море. Слишком они большие, в Дарданеллы не пролезают. И Маккейн, старина Маккейн, советует решать все вопросы дипломатическим путем. Что делается, а? ■ Глядишь, и рубль международной валютой станет? ■ Но кто же стоит за третьей силой, заставившей Путина достать джокер? Кто бросил вызов России и ЕС? □ ■ © Shkolazhizni.ru

Admin: ■ Если бы и мне вдруг стало не лень самому написать о ситуации на Украине, то я написал бы что—то подобное, что национализм — это как наркотик, употреблять нужно постоянно и во всё больших количествах, иначе наступает ломка… ■ 15 марта 2014 года | Исраэль ШамирИсторический выборИсраэль Шамир о том, что даст референдум Крыму ■ Фото РИА Новости Недолго осталось ждать результатов референдума в Крыму. Хотя его результаты невозможно предсказать наверняка, судя по опросам общественного мнения, и по нашим ощущениям, он закончится ясным волеизъявлением — вместе с Россией. Это хороший результат, его заслуживают и народ России, и народ Крыма. ■ Для русских в Крыму все ясно. Крым — интегральная часть России, с ним связана русская культура. В Крыму творил Пушкин; Максимилиан Волошин принимал Мандельштама. В Крыму служил молодой Лев Толстой, за Крым воевали и погибали русские солдаты и матросы во многих войнах. В Крыму стоит город—герой Севастополь, оплот русского флота, который хочет отобрать Юлия Тимошенко. И русские крымчане рады вернуться в лоно России, тем более, что случай представился — законной власти на Украине нет, и идти под националистический олигархат Киева никакого резона им нет. ■ Но в Крыму живут не только этнические русские. И многие из них, судя по опросам, тоже проголосуют за присоединение к России. Почему украинцы (а также татары, евреи, болгары, греки и другие) делают такой выбор? ■ Выбор на крымском референдуме — это исторический выбор. Но не выбор между Украиной и Россией. Это выбор между широкой русской цивилизацией, включающей русских и украинцев, Пушкина и Гоголя — и украинским партикуляризмом Тараса и Леси. Между русскими, украинцами, белорусами различия не острее, чем между русскими Сибири, Кубани и Архангельска. Они все — часть русского мира. К русскому миру относятся и дети других народов, испокон веков живущих вместе с русскими. ■ В этом мире дышится легче, чем в узких национальных квартирах. Я знаю это по себе. Евреи одни из первых испытали соблазн национализма, и многие поддались на сионистские уговоры. Уехали в Израиль, попробовали подышать национальным воздухом — и многих, очень многих потянуло обратно, в русский мир, в котором человек важнее, чем его национальность. Такой же выбор сделали сотни тысяч азербайджанцев, грузин, прибалтов, молдаван, таджиков и украинцев, нюхнувших национализм чистого настоя в своих титульных республиках. ■ Недаром кричат в Донецке «А чем мы хуже Крыма?» Жители Донецка и Одессы тоже хотят уйти из—под власти Киева. Не потому, что они русские, а не украинцы. А потому, что жители Одессы и Ялты, Харькова и Донецка, как и многие киевляне — этнические русские, украинцы, татары, евреи — против украинского национализма. Двадцать лет Украину заряжали национализмом по самое не могу. Национализм был призван подменить коммунизм, социализм, мечты о переустройстве общества на справедливый лад, поссорить с русскими. Поэтому его поддержали олигархи — для них память о Советском Союзе нож вострый. ■ Главный противник украинского национализма — не русский национализм, как это представляют враги России и Украины, а русская цивилизационная идентичность. В замечательной и не оцененной по заслугам статье «Россия: национальный вопрос» от января 2012 года Путин пишет о «великой миссии русских … языком, культурой, «всемирной отзывчивостью», по определению Федора Достоевского, скреплять русских армян, русских азербайджанцев, русских немцев, русских татар, скреплять в такой тип государства—цивилизации, где нет «нацменов», а принцип распознания «свой—чужой» определяется общей культурой и общими ценностями». Носителем русской культурной доминанты, продолжает Путин, «выступают не только этнические русские, но и все носители такой идентичности независимо от национальности». ■ Примером такой русской культурной доминанты может послужить, кроме Крыма и Новороссии, также и Приднестровье, где живут вместе русские, украинцы, молдаване, евреи, гагаузы. Приднестровский автор Ефим Бершин рассказывает, как под давлением ярого молдавского национализма сплотились люди Приднестровья, «где, как в некоем историческом котле, переварены десятки наций. Люди почувствовали, что над их многонациональным сообществом нависла смертельная угроза. А потому приоритету прав отдельно взятой нации противопоставили приоритет прав человека. Национализму — интернационализм. Введению одного государственного языка — многоязычие». ■ В то время, как националистическая Украина борется с русским языком и заставляет пользоваться «мовой», в Крыму, как и повсюду в России, можно пользоваться любым родным языком. Русский наравне с украинским и крымско—татарским стали официальными языками Крыма. В одном смысле Россия ближе к Европе и Америке, чем Украина. Подобно Европе и Америке, в отличие от Украины и некоторых других союзных республик, — Россия не отравлена ядом национализма. ■ Как же, как же, закричат мне оппоненты. А скинхеды, а Бирюлево, а обиды мигрантов? Конечно, и все же. Очень мало народу вовлечено в националистические движения в России. На Русские Марши мало кто выходит — меньше, чем на марши за вкусную и здоровую пищу. Хоть и ужасно жаль распада СССР, но с уходом республик ушел и потенциал национализма. Есть националисты в Прибалтике, в Закавказье, в Средней Азии и Молдове, Западной Украине, а сама Россия — чиста. Поэтому ядовитый союз националистов и олигархов, победивший в Киеве, потерпел поражение в Москве. Поэтому Россия привлекает Крым и Новороссию, менее зараженные национализмом регионы. ■ Возможно, слишком строг был Сталин, но, уроженец националистической Грузии, он понимал опасность национализма, и боролся с ним беспощадно. Понимали опасность национализма и американцы — и изо всех сил старались раздувать национальную рознь в СССР. Для этого на десятках языков вещало «Радио Свобода», натравливая украинцев и кавказцев на русских. Понял это и Путин, когда он остановил националистов, призывавших к созданию «чисто русского государства» под лозунгом самоопределения. Он справедливо сказал: «русский народ давно самоопределился. Самоопределение русского народа — это полиэтническая цивилизация, скрепленная русским культурным ядром. И этот выбор русский народ подтверждал раз за разом — и не на плебисцитах и референдумах, а кровью». ■ Русские ультра—националисты ничуть не лучше, чем «Правый Сектор» или фанатики—сионисты — они такие же ожесточенные враги Путина и современной России. Стояли они и на Болотной — на стороне олигархов и белоленточников. Сейчас они разделились: одни приветствуют присоединение Крыма и призывают отстоять Юго—Восток, другие полностью поддерживают Майдан. С последними все понятно — они возобновили выкованный в СС союз бандеровцев и власовцев. А первые? Они более хитрые, но не менее вредные. С виду они стали на правильный путь, но только с виду. На своих сайтах они стараются вбить клин между русскими и крымскими татарами, создают миф о фанатизме крымских татар, об их готовности развязать партизанскую войну. ■ Это неправда. Украинский философ Василий Муравицкий, человек, знающий крымских татар не понаслышке, пишет: «Не хочет воссоединения Крыма с Россией политическая элита татар, издавна связанная с украинским националистическим движением. Простой же крымский татарин совершенно далёк от политических игр и идеологических тонкостей. Хорошая работа и занятость, возможность посещать татарскую (не радикальную) мечеть и спокойно придерживаться своих традиций — это для него ценнее заявлений Меджлиса. Если в начале 1990—х поддержка Меджлиса составляла 90%, сегодня — 18%. Вот эти 18—20% крымских татар, возможно, поддерживают Евромайдан, 60—70% аполитичны и занимаются исключительно вопросами выживания и содержания своих семей, и где—то 10—15% — активно против Евромайдана». Он исключает возможность татарской ирреденты — если Россия не совершит больших ошибок. ■ Как мы знаем, российское руководство прилагает немалые усилия, чтобы привлечь крымских татар на свою сторону. При других обстоятельствах можно было бы ожидать активного вмешательства Турции, которое осложнило бы положение. Но Турция сейчас переживает очень сложный период своей истории, ожесточенную борьбу между Эрдоганом и Гюленом, которая по мнению ведущего российского эксперта Александра Сотниченко, нейтрализует ее влияние и гарантирует невмешательство — если те или иные националисты не повредят тонкой ткани сосуществования. ■ Поэтому мы можем надеяться, что после референдума жители Крыма смогут вздохнуть свободно, и заживут, не испытывая гонений только потому, что говорят на ином языке или принадлежат к другой нации — как и везде в России. И они смогут сказать, как в «Слове», «села рады, веселы грады».

Admin: ■ Мир вокруг нас ■ Опубликовано 08—03—2014 ■ Александр ЯгольникЗачем России нужны дополнительные войска в Крыму? Часть 5Когда президент самой большой страны в мире негативно отзывается о каком—то олигархе, то самое лучшее, что может сделать этот олигарх, как показывает опыт, зайти к пластическому хирургу, а потом затеряться где нибудь в Гондурасе. Иначе ни британский паспорт не поможет, ни израильский. □ ■ Duncan Andison, Shutterstock.com □ ■ На пресс—конференции, посвященной кризису на Украине, Владимир Владимирович упомянул имя Коломойского, который «даже нашего олигарха Абрамовича надул». ■ В феврале стремительно менялись события. Рухнула законная власть в Киеве. К власти пришли правые радикалы. Янукович бежал в Россию. На востоке Украины начались пророссийские митинги. Крым объявил о своем желании отделиться от Киева. На полуострове появились вооруженные люди без знаков различия, которые полностью блокировали украинские войска. В Ростове выступил Янукович с призывом вернуться к договорам от 21 февраля и вопросом к Путину, почему он молчит? Да, да! Весь мир, затаив дыхание ждал, что скажет Путин. А он молчал! Ему даже войска разрешили вводить на Украину. А он ни гу—гу. ■ И вот, наконец—то, Путин выступает с речью по поводу Украины и Крыма, отвечает на вопросы журналистов и между делом говорит о «проходимце Коломойском». Армии сильнейших государств Европы и Америки в напряжении последние недели. Уже говорят о третьей мировой войне. А президент говорит о каком—то «проходимце»! Это как? Попробуем разобраться. ■ Вы, наверное, думаете, что судьба Украины сейчас решается в Москве, Киеве или Вашингтоне? Вы ошибаетесь. Может быть, в Симферополе? Харькове? Донецке? Ещё раз ошибаетесь. Сегодня судьба Украины решается в Днепропетровске. ■ Отвлечемся немного от революций и поговорим об этом замечательном городе. Эта столица Новороссии планировалась как южная, третья после Москвы и Санкт—Петербурга, столица Российской империи. В нем всегда были очень сильны исторические, экономические и культурные связи с Россией. И в советское время, и в новейшее русский язык был основным языком общения в этом городе. С детства я удивлялся обилию на улицах вывесок на украинском языке, которые никто не читал. Например, стриглись люди в парикмахерской под вывеской «Перукарня». При коммунистах в книжном магазине на русском были только материалы партийных съездов. А редкий в СССР Жюль Верн свободно лежал, но на украинском языке. И никто его особо не покупал. Радио, ТВ — всё было на украинском, кроме Первого общесоюзного канала. Помню, очень мне нравились «ядерни човны», упоминаемые политическими обозревателями. Впрочем, всё это не мешало использовать в повседневной речи исключительно русский, на котором загадочные човны превращались в атомные подводные лодки. ■ Когда Союз распался и Украина обрела независимость, украинские вывески остались только на административных зданиях. На вокзальной площади на крыше надпись «Слава КПРС!» заменили на «SAMSUNG». А все коммерческие вывески стали на русском языке. Исчезли с полок книжных магазинов книги на украинском. Зато их заполнили Донцова и Маринина на русском. ■ Одно из крупнейших предприятий Днепропетровска, Южный машиностроительный завод, гордость украинской космической промышленности, основные заказы выполняет для России. Выпускники Днепропетровского государственного университета живут и работают не только в Украине, но и в соседней стране. В общем, это очень культурный и развитый город, имеющий крепкие связи с Россией. ■ Когда начался Майдан, большинство горожан отнеслись к нему достаточно спокойно. Хотя и разгорались порой жаркие «кухонные» споры, нужен этот Майдан или нет, поначалу это была скорее тема для шуток и теоретических баталий. Однако 22 февраля на главной площади Днепропетровска спилили памятник Ленину. Ильич сопротивлялся 6 часов. Но никто из милиционеров не мешал его ломать. Администрацию захватила без особых проблем молодежь из Правого сектора. Если учесть, что ПС и Свобода никогда не пользовались особой популярностью в Днепропетровске, если учесть, что Днепропетровск — родина и место жительство одного из видных деятелей Партии регионов Олега Царева, то становится странной такая стремительная и бескровная победа эмиссаров Майдана. ■ Правда, город вскоре очнулся от шока. Начались антимайданные митинги, появились российские флаги. Но такого ожесточения, как в Харькове и Донецке, не было. Казалось, что кто—то крепко контролирует ситуацию. «Русский» город оказался вдруг самым тихим. Почему? ■ Если оглянуться на историю Днепропетровска, то можно увидеть интересную закономерность... ■ Брежнев Леонид Ильич. Руководитель СССР с 1964 по 1982 год. Родился в Днепропетровской области. Руководил Днепропетровской партийной организацией с 1958 года. ■ Кучма Леонид Данилович. Президент Украины с 1994 по 2004 год. Руководил Днепропетровским Южным машиностроительным заводом с 1986 по 1992 год. ■ Тимошенко Юлия Владимировна. Премьер—министр Украины с 2007 по 2010 год. Кандидат в президенты Украины в 2010 году. Лидер «Оранжевой революции» в 2004 году. Родилась в Днепропетровске. ■ Царев Олег Анатольевич. С 2005 года один из активнейших деятелей Партии регионов, советник Премьер—министра с 2012 года. Председатель Антифашистского форума Украины. Сторонник предоставления русскому языку статуса государственного. Родился и живет в Днепропетровске. ■ Ярош Дмитрий Анатольевич. Лидер Правого сектора. Один из основных виновников срыва договоренностей между Януковичем и оппозицией 21 февраля. В результате стала возможной ситуация, когда у страны два президента и сомнительная легитимность действующей киевской власти. Сторонник радикальных действий во внешней и внутренней политике. Считает Россию первым врагом Украины. Родился в Днепродзержинске Днепропетровской области. ■ Коломойский Игорь Валерьевич. Второй человек по богатству в Украине. Губернатор Днепропетровской области с марта 2014 года. Создатель финансово—промышленной группы «Приват», включающей в себя один из крупнейших украинских банков «ПриватБанк», а также более сотни предприятий по всей Украине и в мире, включая Россию. Родился в Днепропетровске. ■ Таким образом, в одном и том же месте родились, сформировались как личности руководитель СССР, руководитель Украины, а также влиятельнейшие люди Украины, от которых зависела и будет зависеть судьба этой страны. Уж не инкубатор ли там лидеров? ■ Впрочем, нас пока интересует нынешний губернатор Днепропетровска Коломойский и его роль в украинском кризисе, о которой я расскажу в следующей статье. □ ■ © Shkolazhizni.ru

Admin: ■ Мир вокруг нас ■ Опубликовано 10—03—2014 ■ Александр ЯгольникЗачем России нужны дополнительные войска в Крыму? Часть 6Жили были два олигарха — Рома и Беня. Они дружили, насколько это возможно у олигархов, ходили друг к другу в гости и даже вели общий бизнес. А потом грянул мировой кризис, и Беня решил, что свой доллар ближе к телу, кинул Рому. Рома затаил обиду. А потом «в гости» к Бене пришли два десантных корабля с Балтики. □ ■ wavebreakmedia, Shutterstock.com □ ■ Коломойский Игорь Валерьевич, известный в узких кругах как Беня, личность легендарная. Наш Ходорковский перед ним, что ботаник перед громилой. Этот комсомолец, спортсмен—шахматист и просто умный человек занялся кооперацией в далекие 80—е годы. Его папа не был министром или партийным руководителем. Поэтому все свои миллиарды он заработал исключительно благодаря своей голове и навыкам шахматиста. Ваучерная приватизация стала подарком для таких оборотистых людей. Затем, удачно оседлав в 90—е нефтяную и банковскую тему, сойдясь с земляком Лазаренко, он начал потихоньку собирать свою империю «Приват». Шаг за шагом, подбирая союзников и убирая противников он за двадцать лет поднял свои доходы от зарплаты советского инженера до четырех миллиардов долларов, став вторым после Ахметова миллиардером Украины. ■ Вы верите, что можно быть честным, законопослушным, не пролить ни капли чужой крови и слезинки ребенка и стать при этом миллиардером на постсоветском пространстве на рынке, переполненном конкурентами? Вот и я не верю. Когда Коломойский вышел на уровень города, он столкнулся с такими же «умными и активными людьми». Например, с Максимом Курочкиным, прозванным «Бешеным». Этот «мощно одаренный от природы», по словам политолога Марата Гельмана, человек отличился взятием под свой контроль рынка Лужники в Москве. Затем, «с руками по локоть в крови», он покусился на святое — днепропетровский рынок «Озерка». Однако ни тесные связи с политиками Украины, ни боевые группы не позволили ему не только «взять Озерку», но и дожить до глубокой старости. Его застрелил снайпер прямо во дворе киевского суда. А «Озерку», как вы догадались, контролирует ныне группа «Приват». Вот что значит в 2004 году поставить не на ту лошадку. Поставил бы Макс на Ющенко, остался бы жить. Или просто не повезло столкнуться с Коломойским? ■ Кстати, когда в 2006 году людьми Курочкина была предпринята попытка вооруженного захвата дирекции рынка «Озерка», положил их лицом в землю местный отряд Беркут. Впрочем, то был не бандитизм, не грабеж, а неудачный рейдерский захват. Сам Беня делал такие захваты изящно и почти всегда успешно. Для этого у него имеются специально обученные и вооруженные люди. Думаю, их снабжают несколько лучше, чем днепропетровских десантников. Поэтому кадровых вопросов у этой организации не возникает. ■ Кроме боевиков—рейдеров у Коломойского всегда хорошее политическое прикрытие. Так в 2004 году он поддерживал Тимошенко. А в 2005 году удвоил свой капитал. Правда, в том же году Тимошенко подала в отставку из—за разногласий с Ющенко... по делу Никопольского завода ферросплавов. Коломойский пытался «отжать» этот завод у Пинчука Михаила Ароновича. Но, во—первых, тогда это был один из богатейших людей Украины. Во—вторых, зять бывшего президента Кучмы. Президент—то бывший, но связи—то остались. В—третьих, вы будете смеяться, но Пинчук успел поработать 15 лет в Днепропетровске. Как говорится, нашла «коса» на Ющенко. В итоге Коломойский отозвал своих рейдеров, Юля ушла в отставку, а дело с Пинчуком решили миром. С тех пор Коломойский реже стал использовать бравых ребят в масках, прибегая к более утонченным схемам. ■ Так в деле с Криворожским железнорудным комбинатом Коломойский продал тому же Пинчуку компанию Alcross на Британских Виргинских островах, которая, как утверждал Игорь Валерьевич, владела контрольным пакетом акций КЖРК. Как потом оказалось, Alcross имела нулевой баланс и нулевые активы. Это ж прям наперстки какие—то. На Украине есть поговорка: «Там, где один хохол прошел, двум евреям делать нечего». Похоже, в Днепропетровске родился убойный гибрид. Но и Беня порой делает ошибки. ■ В 2010 году Коломойский «отжал» Кременчугский НПЗ у бизнесменов Татарстана. Кто же знал, что всего через четыре года Президент Татарстана Рустам Минниханов пришлет дружественную делегацию казанских татар в Крым, и те очень быстро успокоят своих крымских собратьев? ■ О Коломойском, возможно, напишут романы. И слава Бени Крика, героя Бабеля, померкнет перед славой нового Бени. Как говорится, «полиция кончается там, где начинается Беня». Но причем здесь украинский кризис? ■ Вы можете сказать, какое мне дело до разборок миллиардеров? У них своя свадьба, у нас — своя. И вы будете правы. Но иногда у богатого человека, после приобретения очередного миллиарда, в мозгу переключается тумблер и включается «режим бога». Он понимает, что может менять историю мира, кроить границы государств, используя людей как расходный материал. Ему уже скучно просто приобретать деньги. Ему хочется азарта, драйва! А что может быть более увлекательным, чем «игра в войнушку» на реальном поле? И тогда войны олигархов перестают быть только их делами. Они становятся судьбою вашей и ваших близких. ■ По моему мнению, к началу десятых годов украинская «золотая сотня» достигла всего, чего можно достичь в Украине. Дальнейший ее рост был остановлен грозным, сильным, богатым противником, за которым стоит мощь самой большой страны мира. Российский бизнес — это уже не Макс Бешеный. Это Фридман, Алекперов, Абрамович, Дерипаска. Российский капитал в Украине против украинского — это слон против Моськи. И поэтому у Ахметова, Коломойского, Фирташа есть два пути: стать частью российского капитала или разыграть национальную карту, привлекая мощного антироссийского союзника. Например, ЕС или США. ■ В истории Украины уже во времена гетманов не раз использовалась тактика смены сильного союзника. Тот же Богдан Хмельницкий то польскому королю присягал, то турецкому султану, то московскому царю. Сопровождалось это войнами между странами, грабежом Украины и неизменным ростом значимости того или иного гетмана. Правда, до первой виселицы. ■ Времена гетманов миновали. Но метод игры «слабой страны в окружении сильных соперников» остался. Коломойский и компания решили стравить три силы: Россию, ЕС и США, чтобы, пока «слоны» дерутся, урвать свой кусок Украины под лозунгом возвращения национальных богатств, отнятых «российскими захватчиками». ■ А как же «Свобода» & «Правый сектор»? «Бандеровцы», захватившие Киев? ■ Всё будет. Дождитесь следующей статьи. □ ■ © Shkolazhizni.ru

Admin: Мэлор СтуруаРеферендум состоялся — начинаются санкцииСША еще раз заявили, что не собираются признавать итоги голосования в Крыму □ ■ «Мы возвращаемся домой. Крым вступил в Россию!» — провозгласил премьер—министр Крыма Сергей Аксенов на площади Ленина в Симферополе. Толпа бушевала. Гремели оркестры. Развивались российские флаги. На Западе результаты Крымского референдума никого не удивили и не убедили. Запад по—прежнему считает этот референдум нарушением международного права и Устава ООН. Россия наоборот считает референдум вполне законным и отвечающим всем нормам международного права. Поэтому дискуссия в чисто юридическом плане напоминает диалог глухих. ■ Диалогом глухих, по сути дела, был и очередной телефонный разговор между президентом США Бараком Обамой и президентом России Владимиром Путиным. В заявлении, сделанном Белым домом говорится, что «Президент Обама подчеркнул: Крымский «референдум» нарушает украинскую конституцию и был проведен под давлением российской военной интервенции». В заявлении говорится также, что итоги референдума никуда не будут признаны США и международной общественностью: «Президент подчеркнул, что действия России нарушили суверенитет Украины и её территориальную целостность. В связи с этим мы, координируя с нашими европейскими партнерами, готовимся наложить санкции, которые будут стоить дополнительных расходов России». ■ Здесь считают, что референдум о независимости Крыма и о его вступлении в состав России сталкивает США и Россию. Такого столкновения между этими странами ещё не было со времен «холодной войны», говорят здешние наблюдатели. ■ Диалогом глухих был и телефонный диалог между государственным секретарем США Джоном Керри и министром иностранных дел России Сергеем Лавровым. Керри, как и его шеф, заявил Лаврову, что США рассматривают Крымский референдум, как юридически несостоятельный, поскольку он противоречит украинским законам. Опять—таки подобно шефу, Керри сказал, что США не признают результаты этого референдума. ■ За Вашингтоном последовал и Брюссель. Европейский Союз снова заклеймил референдум и призвал Россию отозвать свои войска из региона. Евросоюз также как и США охарактеризовал референдум как юридически ничтожный и снова пригрозил санкциями. ■ На данном этапе европейские государства, входящие в ЕС, а также США, объявили только о некоторых точечных ударах против российских государственных деятелей и бизнесменов. Запад заявляет, что эти санкции начнут усиливаться, если после референдума Россия примет Крым в свою Федерацию. ■ Вполне естественно, что украинское правительство в Киеве тоже отвергло референдум, как несостоятельный. Исполняющий обязанности премьер—министра Арсений Яценюк заявил, что и международное право, и украинская Конституция перечеркивают Крымский референдум. ■ Российские войска и так называемые «отряды самообороны» полностью контролируют Крымский полуостров. Исполняющий обязанности министра обороны Украины Ихор Теньюк заявил, что Украина достигла соглашения «с российской стороной» по поводу того, что российские власти разрешат Украине обеспечить продовольствием и базовыми продуктами украинские военные базы в Крыму, которые заблокированы вот уже несколько дней. Теньюк заявил на заседании совета министров Украины, что в Крыму сейчас находятся 21500 российских солдат. Россия, как известно, по договору с Украиной имеет право держать на Севастопольской военно—морской базе до 25 тысяч военного персонала. Однако заявляет Украина, нарушение касается не столько количества войск, сколько его расположения. Теньюк также сообщил, что украинские вооруженные силы пододвинулись к востоку и югу Украины, к линии вдоль которой сосредоточены и российские военные подразделения. ■ Еще один разговор глухих состоялся между Берлином и Москвой. Канцлер Германии Ангела Меркель раскритиковала поведение российских военных в районе Херсона в разговоре с президентом Путиным. Она сказала, что продолжение такой линии может привести к «катастрофе». Меркель в своем разговоре с Путиным настаивала на увеличении числа наблюдателей от Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе. Она настаивала на том, чтобы эти наблюдатели имели возможность немедленно направляться в те районы, в которых возникают или могут возникнуть непредвиденные столкновения. Это в особенности касается Восточной Украины. Кроме того, Меркель настаивала на том, чтобы Путин вступил в прямые переговоры с украинским правительством в Киеве. В кремлевской версии этот телефонный разговор характеризуется как «конструктивная дискуссия» по поводу посылки наблюдателей Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе с миссией в Украину». Путин выразил Меркель свои опасения по поводу деятельности «радикальных групп», которые действуют в контакте с Киевом. Эти группы, по словам российского президента, нагнетают напряженность в Восточной и Юго—восточной Украине. Естественно, президент Путин вновь подчеркнул полную законность состоявшегося в Крыме референдума. ■ Украинское правительство потребовало от Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе посылки миссии дипломатического мониторинга в Украину. Напомню, что военный наблюдатель ОБСЕ, который находится сейчас в Украине не мог пробиться в Крым. ■ Голосование в Госдуме по поводу принятия Крыма в состав Российской Федерации назначено, как известно, на пятницу. Бывший американский посол в Южной Корее, Ираке и Польше Кристофер Хилл охарактеризовал день Крымского референдума, как «плохой день в отношениях восток—запад». «Путин не оставил никакого выбора нашему президенту. Наш президент вынужден прибегнуть к санкциям. Естественно господин Путин вернется и установит свои собственные санкции. Боюсь, что концом всего этого будет изоляция России. Но, и в этом вся проблема, я не думаю, что господина Путина это беспокоит. Мне кажется, что это то, куда он собирается вести Россию». ■ Взвешивая санкции, которые Запад может наложить на Россию и ответные санкции, которые может наложить Россия, экономические наблюдатели считают, что в минусах останется российская сторона. ■ Разумеется, говорят эти наблюдатели, санкции больно ударят по обеим сторонам. Но Европейский Союз экспортирует в Россию всего лишь один процент своего ГДП, а Россия экспортирует в Европейский Союз приблизительно 15%. Цитируются слова бывшего министра финансов Алексея Кудрина о том, что даже ограниченные санкции сильно ударят по зарубежным и внутренним инвестициям России. Западные банки уже закрывают кредиты. Это грозит тем, что российская экономика не будет расти в ближайшие годы. Не сладко приходится и российским денежным рынкам. В этом году индексы на московских биржах упали в среднем на 20%, а рубль опустился до рекордно низкого уровня по сравнению с долларом. Инвесторы увели из России 33 миллиарда долларов в январе и феврале. Согласно здешним прогнозам, эта цифра к концу марта может возрасти до 55 миллиардов долларов. ■ Помимо санкций на плечи России лягут тяготы, связанные с поддержкой Крыма. Крымский полуостров зависит от Украины на данный момент приблизительно на 70% своего бюджета. 90% воды, энергии и продовольствия поступают также с Украины. Директор Вильсоновского центра Пялинский говорит: «Для России снабжение Крыма ежедневными продуктами для населения может превратиться в очень большую проблему». Согласно подсчетам профессора Университета Торонто Хелены Голани, России придется тратить на Крым ежегодно 10 миллиардов долларов в течение пяти лет для строительства инфраструктуры, поддержки пенсионных и социальных нужд. Что касается снабжения энергетическими ресурсами, то считается, что если кризис не перекинется на другие регионы Украины, Россия и Запад договорятся, и Европа будет получать необходимые запасы нефти и газа. ■ По словам той же Голани, Россия находится экономически в ослабленном состоянии и не может позволить себе потери экспортных доходов. К тому же угрозы перекрытия газовых поставок ныне будут менее действенны, чем в 2009 году. Дело в том, что европейцы сделали значительные запасы газа. И погода становится всё теплее. ■ Европейские рынки, разумеется, тоже почувствуют «боль», хотя и средней силы от потерь, вызванных ответными санкциями России. По—видимому, больше всех может пострадать Германия, поскольку шесть тысяч германских компаний так или иначе завязаны на бизнесе в России. Тем не менее, экономисты считают, что эти трудности для Германии преодолимы. По мнению Шмидлинга, германская экономика может замедлиться на 0,1 или 0,2 процента, если, конечно, кризис ограничится одним Крымом. ■ Сенатор Джон Маккейн, республиканец из штата Аризоны, всё больше становится лидером наиболее активных критиков России. Он требует от президента Обамы и Конгресса окончательно поставить точку на дипломатии «перезагрузки». Маккейн говорит: «Соединенные Штаты Америки в первую очередь должны фундаментально пересмотреть наши отношения с Владимиром Путиным». Вернувшись только что с Украины, сенатор Маккейн подверг уничтожающей критике политику Обамы в отношении России и лично президента Путина. Он заявил, что Белый дом проявляет «удивительную наивность», когда ведет дела с Москвой. «Больше никаких кнопок «перезагрузки». Больше никаких фраз вроде «скажите Владимиру, что я буду гибким». Ведите себя с Путиным так, какой он есть — индивидуум, верящий в восстановление старой российской империи». ■ Тем не менее, Маккейн предупреждает, что он не хочет возвращения «холодной войны», а тем более посылки американских войск в оккупированный россиянами Крым. Однако в какой—то форме Вашингтон должен помочь в военном отношении украинскому правительству, считает он. «Нам необходимо иметь долгосрочный план военной помощи Украине, поскольку только одному Богу известно, что сделает Владимир Путин в дальнейшем. Он считает Украину важной частью своего видения Российской империи. И мы должны понимать это», — говорит Маккейн. ■ Маккейн назвал Россию «бензоколонкой, маскирующейся под государство». «Поскольку Россия зависит от нефти и газа, которые движут ее экономикой, наши санкции должны бить именно по этим целям». Маккейн ведет стрельбу, так сказать, из двустволки. Один его ствол бьет по России, второй — по Обаме. «Крым показал отсутствие реализма, как характерной черты внешней политики президента Обамы», — говорит Маккейн.

Admin: ■ Мир вокруг нас ■ Опубликовано 15—03—2014 ■ Александр ЯгольникЗачем России нужны дополнительные войска в Крыму? Часть 7Когда водителю нужно объехать препятствие слева, он резко крутит руль вправо, а потом выравнивает его в нормальное положение. Режиссеры украинской революции решили применить похожий маневр. Вначале привести к власти правых, а потом «спасти» от них страну, поставив того, кого надо. □ ■ Mykhaylo Palinchak, Shutterstock.com □ ■ Национальная украинская буржуазия 20 лет пытается вырваться из крепких братских российских объятий. «Братские объятия» — это не только риторика. Это миллионы родственных и дружеских связей. Это тысячи совместных предприятий и проектов. Это стандарты, наконец. Как такие объятия разорвать? Но «брат» не дает себя обогнать. А хочется. ■ В 1995 году герой предыдущих глав Коломойский получил паспорт Израиля. «Время было такое», — скромно поясняет он. Только что прошла ваучеризация. У Игоря Валерьевича неплохой стартовый капитал и планов громадье. А он собирается на историческую родину, как минимум, и в США, как максимум. Почему? ■ После распада СССР как грибы после дождя появляются националистические организации от умеренных до откровенно нацистских. Даже в России появились свои почитатели Гитлера. Что уж говорить об Украине? Из всех республик СССР здесь в наибольшей степени был распространен бытовой антисемитизм. Это не когда в газетах и Интернете пишут, что все скупили евреи. Это когда соседа по даче называют жидом. ■ Конфликт между украинцами и евреями имеет глубокие исторические корни. Герой Украины Богдан Хмельницкий пролил достаточно еврейской крови, чтобы предстать перед Гаагским трибуналом. В гражданскую войну на украинских евреев нагнал страху Петлюра. Во Второй мировой войне сгорело около миллиона украинских евреев. Многие — в украинских лагерях смерти. Бабий Яр из топографического названия стал символом геноцида. Только в нем одном убили 150 тысяч евреев. Такое количество жертв объясняется активной помощью части украинского населения в решении «еврейского вопроса», в частности, организациями ОУН и УПА. Поэтому на все упоминания о Бандере и его последователях украинские евреи реагирую очень нервно. ■ Ясно, что если бы в 90—х годах нацистские идеи имели широкое хождение в украинском народе, если бы националистические партии обрели силу, то решение перебраться в Израиль для Коломойского было вполне логичным. Но наш гениальный политический шахматист просчитал на несколько ходов вперед и остался. ■ В 1991 году появляется Социал—национальная партия Украины. С первых дней её членом, а затем и лидером становится уроженец Львова Олег Ярославович Тягнибок. В 2012 году он был включен американским еврейским Центром Симона Визенталя в топ—10 антисемитов. Почему? ■ На одном из выступлений летом 2004 года Тягнибок сказал об УПА (перевод с украинского): «Они не боялись, как и мы сейчас не должны бояться, они взяли автомат на шею и пошли в те леса, они готовились и боролись с москалями, боролись с немцами, боролись с жидвой и с другой нечистью, которая хотела забрать у нас наше украинское государство… Нужно отдать Украину, наконец, украинцам. Эти молодые люди и вы, седоголовые, это есть та смесь, которой больше всего боится москальско—жидовская мафия, которая сегодня руководит на Украине». ■ Выступление попало на экраны ТВ. Ющенко публично отрекся от бывшего соратника Тягнибока. А за последним закрепилась слава главного антисемита Украины. ■ После такого политического провала Олег Ярославович стал осторожнее в формулировках. Придумал новое название партии — «Свобода». Приобрел солидность. Нашел спонсоров. И его акции пошли вверх. Из местечкового пугала, каким он был до 2004 года, Тягнибок стал руководителем фракции в Верховной Раде в 2012 году. На выборах в Киеве «Свобода» получила 17% голосов, а на западе — больше трети. ■ Тягнибок: «Борьба за украинские идеалы стоит пролитой крови. Думаю, что граждане Украины устали от так называемой политкорректности и толерантности». ■ «Украина — для украинцев» — как это знакомо! А все остальные «оккупанты» должны постараться доказать, что они полезны для новой Украины. Такая идеология вдруг стала популярной после 2005 года. Еврейская община забеспокоилась. Государство Израиль выразило озабоченность и надежду, что, став парламентской, эта партия будет более ответственна в высказываниях. И лишь один еврей Украины хранил спокойствие. ■ Коломойский: «Свобода» явно сместилась от ультранационализма ближе к центру, стала более умеренной. Если раньше их электорат составлял 2—3 процента маргинального населения, то теперь их электоральная база выросла. Они вполне в ближайшее время могут стать лидерами Запада и Центра Украины». ■ Впрочем, антироссийская программа у партии осталась прежней. В планах партии было лишение Крыма автономии, изгнание Черноморского Флота России из Севастополя, предоставление привилегий по этническому принципу украинцам, использование исключительно украинского языка во всех госучреждениях, включая школы. Этнические меньшинства могли бы при этом изучать свой язык в воскресных школах. Все, кто может быть заподозрен в сотрудничестве с Москвой, должны быть изгнаны из Украины. Добавьте к этому возврат статуса ядерной державы и курс в НАТО, и вы получите отличное пугало для России и юго—востока Украины. ■ В украинское общество просачиваются слухи, что Тягнибока финансирует Коломойский. Оба политика активно это отрицают. Но подумаем, может ли такое вложение денег быть выгодным Коломойскому? ■ К середине нулевых годов Игорь Валерьевич разочаровался в Тимошенко. На какого лидера поставить? Нужен такой, чтобы заклятые российские друзья вздрогнули. Такой, чтобы все промосковские олигархи за бесценок продали свои активы. И желательно ему, Коломойскому. А еще хорошо бы, чтобы вся Украина увидела, какой у нее ужасный враг под боком, какие русские нехорошие люди. И как хороша своя, национальная буржуазия. ■ Такой политик был найден — Тягнибок. В руках Коломойского оказался дробовик, направленный в сторону России. А то, что между дулом и Москвой находятся юго—восточные регионы, населенные русскими, так это не его проблемы. ■ Надо заметить, что план удался. Сегодня большая часть украинцев видит в России не партнера, не брата, а врага. И началось это задолго до Крымского кризиса. Иначе как объяснить рост популярности «Свободы», особенно среди молодежи? ■ Парадокс, но временно интересы главного еврея Украины и главного антисемита совпали. Еще немного, и «московские» сами начнут отдавать «награбленное». Правда, что будет потом? Не набросится ли тигр на своего дрессировщика? ■ Во—первых, у Коломойского свито уютное гнездышко на берегу Женевского озера. И только события последних дней вынудили его появиться на Украине. А во—вторых, у него есть Правый сектор. ■ Что—то утомили меня украинские политики. В следующей части я для разнообразия расскажу, о чем молчал Путин. □ ■ © Shkolazhizni.ru

Admin: ■ Мир вокруг нас ■ Опубликовано 16—03—2014 ■ Александр ЯгольникО чем молчал Путин? Часть 1Путин знал! Все произошедшее на Украине в конце 2013 — начале 2014 года не оказалось для него новостью. Скорее — ожидаемыми событиями. Он не только знал, но и хорошо готовился к Крымскому кризису. Когда складываешь разрозненные факты воедино, то открывается пугающая и в то же время величественная картина. □ ■ Ekaterina Bykova, Shutterstock.com □ ■ Вот факт первый: 21 декабря 2012 года Государственная Дума приняла закон, запрещающий чиновникам и членам их семей иметь счета и собственность за рубежом. ■ При чем здесь Крым? Вспомните, когда Янукович не решался разогнать Майдан, многие говорили, что он боится за свои деньги в американских и европейских банках. Разгонит майдан — потеряет кровно нажитое. Сегодня Госдеп грозит российским чиновникам санкциями. Но как он их может наказать? Денег и собственности за границей нет. Самый чувствительный орган чиновников в руках не Обамы, а Путина. Я говорю про кошелек. А отдыхать они поедут не в Майами, а … в Крым. ■ Кстати, про Крым. В декабре промелькнуло предложение Ростуризма оплачивать отдых граждан из средств работодателей, относя его не к прибыли, а к расходам предприятия. То есть не облагая никаким налогом. Речь шла об отдыхе на территории России. Где? В Сочи? Всей стране в маленьком Сочи? Другое дело, если в сфере Ростуризма окажется такая жемчужина, как Крым. Теперь понятно, почему в вариантах референдума нет третьего пункта: независимое государство. Кому оно нужно? ■ Что же, с «пятой колонной» среди чиновников разобрались. С пряником в виде Крыма решили. А чем, собственно, жар загребать? ■ Есть замечательный канал «Звезда». На нем постоянно крутят программы, посвященные российским армии и флоту. Весь 2013 год нам показывали, как Путин ездит по «внезапным проверкам войск» и «крупнейшим за последнее время» учениям, принимает новую технику, беседует с министром обороны. Кто это смотрел по ТВ? Кто считал эти масштабные проверки—учения? Кстати о министре. Как тонко — назначить вороватого специалиста по табуреткам министром обороны и терпеть его почти шесть лет. Как изощренно — прикрыть серьёзное перевооружение армии фарсом с формой «от Юдашкина». Как умно — поймать приближенных министра на злоупотреблениях и поставить ему на замену Шойгу, бывшего министра по чрезвычайным ситуациям, якобы для исправления грубых ошибок Сердюкова. И обратите внимание на дату: новый министр назначен 06 ноября 2012 года. Уважаемый в народе и армии, не запятнанный, преданный. На такого можно положиться при любой чрезвычайной ситуации. ■ И вот уже на канале «Россия 1» Киселев представляет сюжет, в котором рассказывается о Силах специальных операций, предназначенных для (та—дам!) «нелегальной работы на сопредельной территории, то есть за границей». Это всё открыто, прямым текстом. Смотри — не хочу. Кто после этого обвинит Киселёва во вранье? По моему, он слишком откровенен. ■ Кстати, про Киселёва. Когда объявили о ликвидации «РИА Новости» и создании «Россия сегодня» под руководством Дмитрия Константиновича, многие были в шоке. Все гадали, зачем ломать такое замечательное, современное, популярное агентство. И лишь секретарь Союза журналистов России Павел Гутионтов заявил, что «создается масштабная пропагандистская машина». Время либеральных соплей закончилось. Пришло время надежных, преданных профессионалов. ■ Кстати, о либералах, терроризме и прочем. 15 января сего года в Государственную думу внесен законопроект № 428884—6 с поправками к закону «Об информации, информационных технологиях и о защите информации». В соответствии с этим законом провайдеры интернета обязаны хранить до полугода и предоставлять госорганам данные о любом пользователе, его переписке и активности в сети. Skype, Google, Яндекс, Mail.ru выразили готовность передавать такую информацию ещё до принятия поправок. Надо объяснять, что это значит? Добавьте для полноты картины уже принятые в прошлом году поправки о блокировании сайтов с экстремистским содержанием. ■ Итак, информационная поддержка и защита обеспечены. Но это только в зоне RU. А как взять достоверную информацию из других зон? Вспомним, кем был Путин до политической карьеры. Внешняя разведка — вот что надо усилить. Причем, на самом высоком техническом уровне. ■ Как вовремя застрял в московском аэропорту Сноуден. Владимир Владимирович нарочито игнорировал его присутствие. А всем заинтересованным лицам сообщал, что он не может запретить иностранцам находиться на территории российского аэропорта на законных основаниях. А вообще—то он предательство не одобряет. И властям США сочувствует. Но... ■ На пресс—конференции 19 декабря Владимир Владимирович сказал буквально следующее: «Как я отношусь к Обаме после разоблачений Сноудена? Я ему завидую. Завидую, потому что он может это сделать, и ему за это ничего не будет». Как потом оказалось, Путин тоже может, как Обама. Вспомним прозвучавшие на весь мир разговор Нуланд и Паэта о распределении ролей украинской оппозиции в новом правительстве, SMS переписка секретаря посольства США Тимоти Пергальски и Александра Данилюка об освобождении здания Минюста в Киеве (привет владельцу «Киевстар»), разговор Эштон и Паэта о снайперах. Как понимаете, это не «случайно подслушанные» разговоры. И «очень хорошего качества запись» (Нуланд). Вы думаете, это всё? Как бы не так! Но об этом в следующей статье. □ ■ © Shkolazhizni.ru

Admin: ■ Мир вокруг нас ■ Опубликовано 17—03—2014 ■ Александр ЯгольникО чем молчал Путин? Часть 2В предыдущей статье мы узнали, как Путин подготовил тылы и армию, обеспечил информационную защиту и нападение, укрепил разведку. Но любой лояльный чиновник, любой преданный солдат, любой патриотичный блогер хочет есть. Подумал ли Путин об экономической безопасности? □ ■ Viacheslav Lopatin, Shutterstock.com □ ■ Сегодня в Сети ходит грустная шутка: самый ходовой политический товар в Европе – это сочувствие. Когда Югославию бомбили, когда её разрывали на части, Европа активно сочувствовала. Теперь, когда экономика Украины катится в пропасть, когда её разрывают на части, Европа продолжает активно сочувствовать. В этом вежливом равнодушии европейских политиков прослеживается прагматичный патриотизм. Революции революциями, а свой бюджет ближе к телу. Это СССР сорил деньгами, технологиями и вооружениями «за идею», одаривая любого людоеда, «идущего по социалистическому пути развития». Европейцы предпочитают вначале думать о своей экономике, а уж потом о защите демократии в других странах. И такой разведчик, как Путин, прекрасно знает европейскую натуру. ■ В 2010 году началось строительство «Северного потока». Этот грандиозный проект позволит передавать по двум ниткам 55 млрд кубометров газа в год прямо в Германию. Запасов разведанного газа хватит на 80 лет. Надо сказать, Германия ещё с советских времен активно вкладывается в российские газовые проекты, чем сильно злит многих своих политических союзников. А теперь представим на минуту, что газопроводы на Украине перестают работать в результате беспорядков. К кому вся Европа побежит за газом? К Германии! Но это при условии, что у неё будут прекрасные экономические отношения с Россией. Поэтому все угрозы Меркель разбиваются на аргумент простых бюргеров: «Ангела, дровами запаслась?» Впрочем, это не мешает активно осуждать «некрасивое поведение Путина» теми же бюргерами. ■ Кстати, зачем далеко бегать? Эстония, наша соседка. Любит ли она Россию? Но, что интересно, когда всплыла запись разговора эстонского министра о снайперах, Эстония не стала её опровергать. А мэр Таллинна вообще отжег: «Ситуацию на Украине можно начать решать только после того, как в государстве появится легитимная власть. Только тогда в Киеве, а также в Восточной и Западной Украине можно будет установить элементарный общественный порядок, тогда на каком-то уровне начнет работать госэкономика, и лишь тогда можно будет обсуждать оказание этой стране массивной помощи извне». Он добавил, что нынешнее правительство на Украине создано «под диктат радикалов». Позвольте, а как же европейская солидарность? А никак. Достаточно вспомнить, что в 2013 году Украина поставила России продовольствия на $3 миллиарда. В случае продолжения беспорядков реален срыв посевной. Да и кто сегодня решится заключать контракты с Украиной на год? А вот Эстония всегда готова поставлять качественную сельхозпродукцию. Правда, впереди по очереди Беларусь, а в затылок дышит Латвия. ■ Кстати, латвийский министр «сболтнул», что когда посещал штаб Правого сектора, то видел, что там половина имеют автоматы. Вот—те раз! А мы думали, там одни безоружные студенты, беременные девушки и профессора консерваторий. Впрочем, если вспомнить, что Латвия тоже не прочь поставлять свою продукцию в Россию, то разговорчивость латыша объяснима. ■ Кого забыли? Франция! Как Оланд громко осуждал Россию, как он горячо поддерживал «молодую украинскую демократию»! А как до санкций, так у Франции «Мистраль». При Сердюкове был заключен контракт с французскими судостроителями на постройку гигантских вертолетоносцев «Мистраль». Сколько критиковали эту сделку наши патриоты. Зачем нам кормить французских корабелов, когда свои не кормлены? Зачем нам покупать вооружение у страны НАТО? Они же могут на нас шантажировать и самим контрактом, и поставками запчастей. Мы будем зависимы от Франции и НАТО. Караул! А что получилось на практике? Санкции санкциями, а такими заказами не разбрасываются. И кто у кого на крючке? ■ Можно вспомнить и о приостановке поставок свинины из Италии, Польши, Литвы, о сорванных поставках говядины из Новой Зеландии. Сегодня мясное хозяйство России уверенно стоит на двух ногах, но пока ещё уязвимо перед поставками дешевого мяса из—за рубежа. Санкции будут для наших животноводов отличным подарком. Однако заграничные фермеры уже начали давить на правительства, требуя отменить санкции к России. ■ А теперь про визы и туризм. Недавно знакомые ездили в Финляндию. Там население в панике. Вдруг границы закроют? Вдруг русские перестанут ездить в/через Финляндию? И маленький гордый народ поставил огромные билборды на трассе на русском языке: «Спасибо, что приехали в Лаперанту. Приезжайте ещё!» ■ А теперь опять про экономику. Когда, скажите мне, наше правительство честно заявляло, что рубль будет падать? Обычно нас баюкали сказками, что обвала не будет. А потом — раз и дефолт. Здесь же с конца 13—го года нам подробно рассказывали, почему доллар растет, а рубль падает. И не надо паниковать. И не надо скупать доллары. Но кто верит правительству России? Тысячи предпринимателей, компаний, частных лиц начали изымать из российского банка зеленые бумажки. Цены на акции российских компаний начали падать. А когда начались серьёзные дела в Украине, когда слишком много вооруженных людей появилось в Крыму, началась паника на бирже. Всё российское и украинское продавали за копейки. ■ Догадайтесь с трех раз, кто это скупил? По сути, мы были свидетелями глобальной ренационализации российских предприятий. Без революций и ущерба бюджету. Кто что скупил на украинском рынке, мы узнаем в ближайшее время. По самым скромным прикидкам выигрыш составил три миллиарда долларов. Где—то я эту цифру уже слышал? Конечно! Это же первая часть российской финансовой помощи Украине. Впрочем, дело даже не в деньгах. Во многих компаниях, таких как Сбербанк и Газпром, была большая доля иностранного капитала. А теперь она маленькая. ■ Таким образом, мы видим, что к 2014 году Россия была полностью готова к событиям в Украине: лояльное правительство, боеспособная армия, внедренная разведка, пропагандистская машина, экономическое обеспечение, политическое прикрытие. Невольно напрашивается вывод: если Россия так готовилась к Украинскому кризису, то не она ли всё организовала? И Майдан, и выступления на востоке и в Крыму, и ужасный Правый сектор, который кошмарит русскоязычных, толкая в объятия Москвы, и Нуланд … ■ Э, постойте, и Нуланд? Да там что, все куплены Путиным? Об этом в следующей статье. □ ■ © Shkolazhizni.ru

Admin: ■ Мир вокруг нас ■ Опубликовано 19—03—2014 ■ Александр ЯгольникО чем молчал Путин? Часть 3Из предыдущей статьи становится окончательно понятно, что Россия готовилась к украинскому кризису несколько лет. И напрашивался вывод, а не она ли сама всё подстроила? □ ■ sergeevspb, Shutterstock.com □ ■ Когда оглядываешься на прошедшие три месяца противостояния, то не покидает ощущение, что перед тобой разыграли дешевый фарс, от Майдана с дискотекой и министрами со всей Европы и заканчивая Музычкой с автоматом в Ровенском совете. ■ По сути, в ноябре решался рядовой экономический спор между двумя таможенными союзами и Украиной. Каждый хотел максимальной выгоды для себя, что нормально. Но потом экономический спор резко превратили в политический кризис. ■ При этом с самого начала Россия призывала не вмешиваться во внутриполитические дела Украины. Готова была признать любое решение украинского народа. Дала кредит 15 млрд долларов без каких—либо условий. Ни пенсий урезать, ни тарифы повышать, ни руководителей менять не нужно. Также была дана существенная скидка на газ. Чтобы понять важность этой помощи, достаточно изучить состояние бюджета Украины на середину декабря прошлого года. Без проволочек были выделены 3 млрд долларов. ■ А что происходило на Майдане? Ладно, вы хотите в Европу. Но при чем здесь «Кто не скачет, тот москаль», который плавно скатился к «Москалей на ножи»? Ладно, вы, уважаемые люди, приехали из Германии, Польши, Литвы, США, чтобы оказать моральную поддержку печеньками митингующим. Но зачем жать руки Тягнибоку, лидеру партии «Свобода», в программе которой — лишение Крыма автономии и изгнание Черноморского флота из Севастополя? Ладно, вы расколошматили одну из красивейших площадей Европы, сожгли пару зданий, разгромили множество других. Но Ленина—то зачем ронять? Вы же знаете, что это больная тема не только для России, но и для юго—востока Украины. В итоге юго—восток проснулся. Кто там говорил за ватников, быдло, рабов и титушек? ■ Наконец, когда Майдан стал стремительно скатываться к экстремизму. Когда на первый план вышел Правый сектор. Тогда—то зачем было ходить латвийскому министру на экскурсию в штаб Правого сектора и рассказывать потом, какие они все вооруженные? ■ Самый большой плевок в душу Владимиру Владимировичу: начало и завершение острой фазы Майдана аккурат в Олимпиаду. Совести у вас нет, господа хорошие. Человек семь лет готовился, лелеял мечту, даже границу Грузии подвинул подальше от олимпийской деревни. Кадры растил, миллиарды вкладывал. А вы взяли и нагадили на праздничный стол. Подождать не могли? Я уж не говорю о простых зрителях, которые разрывались между репортажами из Сочи и из Киева. ■ И наконец, когда ненавистный Янукович сбежал, кто тянул за язык некоторых панов—революционеров поднимать вопрос о русском языке? А этот бред о переходе на латиницу? А эти заявления в прямом эфире о моральном облике русскоязычного «быдла второго сорта»? Даже западные партнеры пожурили за несвоевременность таких заявлений. Но слово — не воробей. Ютьюб не вырубишь топором. ■ Кстати, про Ютьюб. Феерический выход на сцену Александра Музычко с автоматом в одной руке и галстуком прокурора в другой сделал для российской пропаганды гораздо больше, чем десять Киселевых. Если бы он не напоминал постоянно, кого резал в Чеченскую войну, то напугал бы только депутатов и прокуроров. Сам министр Аваков его урезонить не смог. Вот уж правда — «только пуля казака во степи догонит». ■ Да что там Сашко Билый! Заместитель новоиспеченного Губернатора Днепропетровской области в своем Фейсбуке пишет, что врагам нужно обещать всё, что угодно, а потом их нужно вешать. А ведь не глупый человек. Знает, что враг не дремлет и его Фейсбук читает в поисках компромата. Сегодня уже мало кто помнит, кто и когда обещал вешать. Но все уверены, что будут. ■ Таким образом, на ум приходит только одно. Организаторы Майдана и последующего переворота стремились всеми силами вывести Россию из себя. В ход пошло всё. И личные оскорбления, и Севастополь, и «русский вопрос». Из всех возможных вариантов выбирали самый обидный для России. ■ Мне вспоминается одна история. У знакомых была овчарка. Сильный, красивый, спокойный, дрессированный зверь. Каждый раз, когда они выводили её на прогулку, к ней подскакивала болонка и начинала ей лаять в морду. На все просьбы к хозяину болонки убрать питомца от греха подальше, тот гордо отвечал, что у нас свобода, где хотим, там и гуляем, на кого хотим, на того и лаем. Не нравится – сами уберите свою собаку. И так продолжалось изо дня в день. Но как-то раз овчарка сказала «ГАВ» и спокойно пошла дальше. А на земле остались лежать две половины болонки. Такая вот реальная история из жизни. ■ С момента бегства Януковича Путин молчал почти неделю. За это время новая власть показала себя во всей красе и России, и юго—востоку Украины. А потом выступил глава МИД Польши Сикорский, тот самый, который подписал договор с Януковичем и гарантировал его безопасность. С его слов, Янукович сам виноват, что убежал от расправы. И вообще, революция отменяет все прежние договоренности. И бывшие гаранты безопасности Януковича признали спикера Рады достаточным заместителем президента, а ему посоветовали думать над речью в суде. ■ И вот тут Путин стал действовать. Начал в Крыму. На все возражения он отвечал, что либо вы соблюдаете полностью Конституцию Украины и договор от 21 февраля, либо признаете, что прежние законы перестали действовать. А раз так, то и договор по Крыму с прежним правительством и прежней Конституцией тоже теряет силу. ■ Бонапарт говорил: «Не мешайте своим врагам делать ошибки». По моему мнению, начиная с 2004 года, команда Путина просчитывала возможные сценарии в Украине и в 2012 году пришла к выводу, что высока вероятность именно такого, который мы видели: незаконное свержение законной власти. Удерживать Януковича от глупостей? Зачем? Вразумлять оппозицию? Боже упаси! Своей хватает. Куда катится, туда и катится. А мы приготовим в нужном месте лунку. Чтобы дальше не покатилась. ■ В этом кризисе каждый вел свою игру. Россия, похоже, подготовилась к игре лучше других. Кто проиграл — судите сами. Однако игра не окончена. Хотите знать, где предел «гав»? Вот вам вводные: в начале 2013 года Министерство обороны России заказало комплекты модернизации танков для ведения боев в условиях города. Они будут оснащены бульдозерными ковшами для разгребания завалов и дополнительной защитой от гранатометов. С другой стороны, сейчас в России не проводятся ученья гражданской обороны и мобилизация резервистов. Думайте. ■ Впрочем, танк—бульдозер — не последний козырь в рукаве Путина. □ ■ © Shkolazhizni.ru

Admin: ■ Галерея ■ Опубликовано 19—03—2014Танк Т—72БМ3■ Танк Т—72БМ3 с комплектом средств защиты — модернизирован для ведения боевых действий в городских условиях. □ ■ Vitaly V. Kuzmin, commons.wikimedia.org

Admin: ■ Геополитика Евгений Сатановский, президент Института Ближнего ВостокаУрок украинскогоНекоторые выводы из происходящего на Украине и вокруг нее Автор, как, очевидно, известно читателю, не является узким специалистом по Украине и ее отношениям с Россией. Строго говоря, ему лично такие специалисты за четверть века непосредственного знакомства с международным экспертным сообществом и политиками встречались редко. Работали они в разведывательных центрах стран НАТО, что было по крайней мере логично. Специализация по Украине для получения работы в российских аналитических центрах еще недавно была делом таким же бессмысленным, как по Татарстану или Якутии. Во всяком случае для поколения, к которому автор принадлежит. За исключением «политтехнологов», чья профессия ставит их, по мнению автора, на место в одном ряду с астрологами и шарлатанами. □ Единственное, что оправдывает автора перед читателем в части написания этой статьи, помимо предложения редакции, — его неплохое знакомство с прошлым и настоящим Украины, а также внешними и внутренними игроками, которые ведут борьбу за доминирование на ее территории сегодня. Благо, семья автора родом с Украины и родных у него там живет много до сих пор. Непосредственное участие старших поколений в Гражданской и Великой Отечественной войнах на Украине, а также в создании ее промышленности и до революции, и после нее дает хорошую основу для обобщений. Корпорация, возглавляемая автором в свободное от занятий Ближним Востоком время, работает в реальном секторе экономики и с украинскими металлургическими заводами взаимодействует непосредственно. □ В поисках корней □ Понятно, что личные контакты и семейные связи настолько прочно связывают Украину и Россию, что в представлении большинства их населения они существуют в едином пространстве. Точнее, до определенного момента существовали, хотя уже более двадцати лет существовать перестали и расходятся все дальше. Общее прошлое — неплохая, но недостаточная основа для выстраивания отношений, основанных на реальных интересах. Тем более для стран, находящихся в процессе трансформации основ, что касается и Украины, и России, или пытающихся найти свое место в мире, рискуя самим своим существованием, что вопреки лозунгам киевского официоза и происходит на Украине. Никакой отдельной единой государственности, за исключением советской, у нее нет и никогда не было. Попытки избавиться от советского прошлого и тем более от периода, когда Украина была в составе Российской империи, неизбежно привели к тому, что отдельные части этой страны, сколоченной в рамках модернизации российского имперского проекта Иосифом Сталиным и расширенной Никитой Хрущевым, пошли вразнос. Поскольку местные элиты в поисках корней вспомнили, что какие—то из них когда—то были Европой (в рамках Австро—Венгрии или Польши), другие — Россией, а третьи вообще частью Оттоманской Порты. Что также способствует национальному единству, как воспоминания о временах, когда отдельные регионы современной Украины входили в состав Боспорского царства, Римской или Византийской империй, Хазарского каганата, княжеств Рюриковичей или империи Чингисхана. Такие страны, как Украина, могут стабильно существовать исключительно в качестве части империи — многонациональной и поликонфессиональной либо как вненациональное гражданское государство, подобно США, Канаде или Аргентине. Попытка загнать всех ее жителей в прокрустово ложе национального государства, тем более выстраиваемого под понимание национальной идентичности, сконструированного в рамках одной лишь части украинского этноса, самоубийственна для единства страны, поскольку неизбежно ведет к притеснению меньшинством большинства населения — в том числе украинского. Отличия, естественные и неизбежные для крупного этноса, которые в нормальном гражданском обществе составляют основу многообразия, укрепляющего целое, в таком государстве работают на его разрушение. Примеры Югославии, Молдавии и Грузии в данном случае более чем показательны. Их распад, в Югославии признанный мировым сообществом де—юре, а в Грузии и Молдавии существующий де—факто, явился естественным следствием попытки центральных властей провести силовую унификацию — под сербскую, грузинскую (в понимании Тбилиси) или молдавско—румынскую матрицу. Роль внешних центров силы, включая США, Евросоюз и Россию, там была вторичной и просто закрепила линии раскола. Что более чем возможно и для Украины, хотя Россия вопреки убеждению Брюсселя, Вашингтона и Киева будет последней страной в мире, которая в этом заинтересована. О чем говорят все ее действия и предложения, включая идею федерализации Украины по примеру Германии или Канады, являющейся единственным способом, который может позволить сохранить ее как единое государство. □ Проблема для соседей □ Современная ситуация на Украине демонстрирует, к чему могла привести в России в 1993 году победа парламента над президентской вертикалью власти с сохранением того влияния олигархических кланов, которое на протяжении двух десятилетий демонстрируют как центральная власть в Киеве, так и «регионалы». Борьба за власть и собственность между олигархическими кланами, криминальными группировками, мало что решающими политическими партиями—однодневками, работающими на лидеров—вождистов, и националистами самого разного плана — от крымско—татарских до бандеровских имеет мало общего с эффективным национальным строительством. Назвать Украину бывшим государством наподобие Ливии или Ирака пока рано, однако она балансирует на грани превращения в такое бывшее государство, и это ставит вопросы перед ее соседями. В первую очередь перед Россией. □ ■ Коллаж Андрея Седых □ Проблема даже не в том, что ощущение от ряда заявлений новой украинской власти такое, как будто Киев взяла дивизия СС «Галичина» и требуется общевойсковая операция то ли Первого, то ли Второго Украинского фронта, а в реальной опасности возникновения у границ России коллапсирующей территории, власть на значительной части которой может оказаться в руках «народных масс». То есть толпы, насыщенной радикальными и криминальными элементами. Из отечественной, в том числе украинской истории начала ХХ века хорошо известно, насколько быстро это может произойти. Опыт «арабской весны» и «цветных революций» в Грузии и Киргизии демонстрирует, что государственные перевороты начала ХХI столетия ничем от их непосредственных предшественников не отличаются. Как минимум это означает необходимость в жестком контроле над приграничными с Украиной территориями Польши, Белоруссии, России и т.д. Заверения в том, что беженцы и мигранты с Украины никуда не двинутся, хорошо звучат, но судя по опыту, цена им — ноль. Что для России (вопросы безопасности других сопредельных с Украиной государств в сферу интересов автора не входят) означает необходимость их приема и обустройства — минимум. И фильтрации на предмет выявления потенциально опасных радикалов, террористов, наркоторговцев и уголовников — максимум. Благо, влиятельные представители ставшего основой боевиков киевского майдана «Правого сектора» открыто объявили не только о том, что в их рядах проходили военную подготовку российские «патриоты», но и о намерении перенести подрывную деятельность на территорию РФ. □ Дестабилизирующие факторы □ Опыт партизанско—диверсионной войны против России в Чечне украинских радикалов дополняется практикой их действий в горячих точках за пределами постсоветского пространства — от бывшей Югославии до Ближнего и Среднего Востока. В этой части необходимо отметить, что Украина с начала 90—х годов является на черном рынке военной техники и вооружений таким же источником крупных их партий, как Балканы. В том числе для террористических группировок, воюющих в Сирии. Это касается и ее значения в качестве транзитного коридора для переправки боевиков как в Сирию и другие страны БСВ, так и на российский Северный Кавказ. Высшее политическое украинское руководство на протяжении длительного периода (особенно во времена президента Ющенко) демонстративно закрывало на это глаза или прямо способствовало антироссийским радикалам в непосредственном союзе с Грузией Саакашвили. Прямое участие украинских военных в августовском конфликте 2008 года на стороне Тбилиси хорошо известно. Это же касается оси Киев — Анкара в вопросе использования крымских татар для дерусификации Крыма. Молодежь из этой этнической общины может в перспективе сыграть серьезную роль в дестабилизации положения на полуострове, тем более что идеи пантюркизма и радикального ислама широко распространены в ее среде. Несмотря на нежелание официальной Анкары конфликтовать с Россией — крупнейшим торговым партнером и основным поставщиком энергоресурсов Турции, боестолкновения с участием крымских татар автоматически вызовут реакцию как минимум правящей Партии справедливости и развития (ПСР), а также турецких националистов из оппозиции. Заявления, которые были сделаны в начале марта министром иностранных дел Турции Ахмедом Давутоглу, подтверждают это. Вывод: нейтралитет крымских татар является важной составной частью нормализации кризиса на Украине. Что дает существенные возможности по дестабилизации обстановки тем, кто может и хочет углубить конфликт, в первую очередь Соединенным Штатам. □ Американские планы □ Автор неоднократно нелицеприятно высказывался в отношении «теории заговора», в соответствии с которой США в целом либо какая-то отдельная группа американской военно—политической и экономической элиты формируют «теневое правительство», идут к мировому господству или каким—либо иным способом реализуют штампы отечественной пропаганды времен холодной войны. Я убежден, что никакого заговора Штатов против России, в том числе касательно Украины, не существует в природе. Напротив, в своих действиях, направленных против укрепления влияния РФ (как прежде Советского Союза), Китая и всех прочих стран, в отношении которых США ведут ту деятельность, которую они ведут, американская политика абсолютно публична. Политика эта последовательно параноидальна, агрессивна, непрофессиональна с точки зрения безопасности самих США и максимально деструктивна, однако легко объяснима. Для американской элиты страны могут либо входить в близкий круг, то есть быть союзниками и следовать в рамках общей стратегии, либо находиться в сфере американского влияния, либо представлять собой противника — реального или потенциального. Никакие другие варианты в Вашингтоне не рассматриваются по определению. Интересы в конечном счете учитываются только американские, причем это в равной мере могут быть интересы крупной бизнес—корпорации, влиятельного конгрессмена или отдельно взятого чиновника Госдепартамента (в случае Украины — Виктории Нуланд). Все соглашения, в том числе с союзниками, и тем более со странами, не входящими в их число, рассматриваются как временные. Союзников можно прослушивать (как показал скандал вокруг информации Сноудена), оказывать на них давление вопреки их жизненным интересам (как делает госсекретарь Джон Керри в отношении Израиля по вопросу палестино—израильского мирного соглашения) и отказываться от выполнения любых обязательств исходя из сиюминутных авантюр (в отношении Израиля и Саудовской Аравии в их противостоянии с Ираном или Саудовской Аравии в сирийском кризисе). Касательно государств, входящих в сферу влияния США, допустимы любые формы эксплуатации, давления и игнорирования их интересов. О тех, кто не зависит от Соединенных Штатов либо эта зависимость по тем или иным причинам не дает оказывать на них влияние в той мере, в какой руководство США полагает это необходимым (в том числе Россия и Китай), речи вообще не идет: необходимость их ослабления является неотъемлемой частью американской политики. Вопрос о том, насколько эта политика объективна и реалистична, перед американским руководством не стоит в отличие от текущих проблем в отношениях между конгрессом и администрацией, партиями и лоббистскими группами. Ключевые догмы американской политики требуют снижения влияния Москвы на Украине до нуля, а в идеале превращения Украины в противника России. Именно этим небезуспешно занимался в отношении ряда стран постсоветского пространства в начале 2000—х вице—президент США Ричард Чейни (что в конечном счете привело к военному столкновению России с Грузией в 2008—м). Понимание всего вышеизложенного позволяет трезво оценить реакцию Вашингтона (включая госсекретаря Керри, а также президента Обаму) в отношении действий и намерений России в ходе украинского кризиса властных структур — далеко не только по поводу Крыма. Это значительно осложняет для главы МИДа РФ Сергея Лаврова переговоры с руководством США в отношении будущего Украины. Требования Вашингтона для Москвы абсолютно неприемлемы. Резонная и обоснованная позиция Москвы не имеет никакого шанса быть оцененной и принятой в Вашингтоне. Классический тупик, как представляется, и вызвал шквал обвинений и угроз с американской стороны, которые в случае их реализации означают возвращение к холодной войне. Вопрос лишь в том, в какой мере они являются блефом. При этом возможность прямого военного конфликта РФ с блоком НАТО автор в соответствии с логикой поведения этого военно—политического объединения в течение последних кампаний на Ближнем и Среднем Востоке полагает нулевой. Точно так же, как заявление новых киевских властей о стремлении Украины, как ранее Грузии, в НАТО представляется ему не более чем декларацией. Блок провалил кампании в Ираке и Афганистане. Война в Ливии убедительно доказала слабость современной военной структуры НАТО и нескоординированность его членов. Страны — члены НАТО, включая США, отказались от атаки на ядерные объекты Ирана и интервенции в Сирии. Ожидать после этого, что они рискнут вступить в прямое военное столкновение с Россией при ее ядерном и космическом потенциале, а также системе ПВО, было бы преувеличением, находящимся за рамками разумного. Последнее не означает, что украинский кризис обойдется без провокаций, возможно, с большими жертвами. Действующие украинские власти, трезво оценивающие невозможность удовлетворить обещания населению и своим сторонникам, заинтересованы предстать перед мировым сообществом в качестве жертвы агрессии. Не виртуальной, как в Крыму, а реальной. Что означает значительное увеличение не только внимания к ним персонально (что само по себе для них важно), но и средств, которые могут быть выделены Украине США, ЕС, МВФ и прочими донорами. Какие регионы будут выбраны для организации провокации, как именно она будет срежиссирована и как будут развиваться события в дальнейшем, в настоящее время спрогнозировать невозможно. Не исключено, что ответ на эти вопросы дадут публикации телефонных разговоров украинских политиков с их западными партнерами, примеры которых появились в Интернете в начале марта. □ Этнический вопрос □ Необходимость повышенной боеготовности соответствующих подразделений ВС РФ на случай инцидентов с возможной массовой гибелью населения обоснована не только югославским, но и иракским, а также сирийским опытом. Этнические чистки на Украине, в основном в отношении поляков и евреев, были проведены в первой половине ХХ века. В итоге этнический состав населения Украины, в первую очередь ее городов, принципиально изменился. Опыт Гражданской войны позволяет предположить, что в случае реализации конфликтного сценария в современных условиях число жертв среди гражданского населения может быть значительным. Во Львове украинцы составляли в предвоенный период 7,8 процента населения (около 90 процентов были поляками и евреями). В крупных украинских городах того периода евреев было от 20 процентов (на Восточной Украине) до трети и более (в Житомире — свыше 40 процентов). В мелких — абсолютное большинство. Поляки перед войной составляли около трети населения Западной Украины. Это объясняет повышенное внимание к происходящему на Украине в настоящее время со стороны Иерусалима и Варшавы, тем более что героизация Петлюры, Бандеры, Шухевича и воевавших под их знаменами гайдамаков Гражданской и эсэсовцев Великой Отечественной войн является составной частью политики новых украинских властей. К сожалению, ни США, ни ЕС проблемы пересмотра итогов Второй мировой войны, героизации нацизма и участия радикалов, включая открытых фашистов, в переделе власти на Украине не волнуют. Такую же политику американцы и европейцы вели в отношении исламистов из террористических организаций в ходе «арабской весны». Имеет смысл вспомнить о миллионах выходцев с Украины в США, Канаде и странах Запада, среди которых позиции радикальных националистов чрезвычайно сильны. Влияние их лобби на правительства этих стран в пользу современных украинских властей ни в коем случае нельзя преуменьшать. □ Экономический коллапс □ Возвращаясь к угрозе экономических санкций в отношении России, следует отметить, что она пока является скорее «войной нервов», чем реальностью, особенно касательно стран ЕС. Принципиальная позиция США по выводу на европейский рынок их сланцевого газа, а также Европы по диверсификации источников природного газа за счет «Газпрома» достаточно хорошо известна. Сохранить свою долю европейского рынка России не удастся. Переориентация на рынки Азии — единственная альтернатива, своевременная реализация которой находится целиком и полностью в руках руководства РФ. В любом случае экономический кризис в Европе исключает потерю ею российского рынка вне зависимости от того, что происходит или будет происходить на Украине. Ход переговоров европейских игроков с куда менее заметным на рынке ЕС Ираном после ослабления санкций предметно демонстрирует это. Подведем итоги. Президент Янукович и его клан власть потеряли необратимо. Угроза распада Украины на фоне резкого подъема там национализма самого радикального толка реальна. Запад провоцирует конфликт с Россией, игнорируя ее жизненные интересы и демонстрируя двойные стандарты. Экономика Украины в коллапсе и спасать ее кроме России некому — если ее вообще еще можно спасти. Вне зависимости от того, кто и что хочет в самой этой стране и за ее пределами. □ Опубликовано в выпуске № 9 (527) за 12 марта 2014 года

Admin: ■ Геополитика Евгений Сатановский, президент Института Ближнего ВостокаВсе только начинаетсяВ случае разрушения экономики Украины существует вероятность ее территориального распада, сопряженного с гражданской войной Насколько можно судить по результатам референдума, проведенного в Крыму насчет будущего полуострова, его население намерено войти в состав России. Точно так же большинство населения России полагает принятие в ее состав Крыма неизбежным. При этом политики, политологи, представители общественности и пресса могут сколько угодно выражать сомнения по поводу того, признавать или не признавать итоги референдума или сам референдум. На его итогах отношение к нему руководства Украины, ЕС, США и отечественных «крымоскептиков» не отразится. □ Если демократия — это волеизъявление народа, то референдум в Крыму — это именно демократия. Если волеизъявление Вашингтона или Брюсселя, транслированное через доверенных лиц, — обиду руководства стран, входящих в западное сообщество, понять можно. Хотя помочь им никак нельзя. Москва, как это ни странно звучит для тех, кто полагает происходящее на Украине частью плана по ее расчленению, составленного президентом РФ, ни Крымом, ни происходящим на Украине в целом не управляла и не управляет. Было бы более чем наивно полагать, что руководство России будет с олимпийским спокойствием наблюдать за коллапсом соседней страны, тем более такой значимой для нее, как Украина. Но если бы объективные процессы, идущие далеко не только в Киеве, не привели к тому, к чему в случае Крыма привели, ни один российский чиновник не взял бы на себя ответственность за такой кунштюк, как расширение России за счет вхождения в ее состав новой территории. Нахождение вне России Приднестровья, Абхазии и Южной Осетии свидетельствует об этом так же ясно, как многолетние попытки российского МИДа найти приемлемый для участников конфликтов в Молдове и Грузии компромисс между властями Кишинева и Тбилиси с одной стороны и руководством и населением бывших советских автономий — с другой. Россия более двух десятилетий маневрировала, пытаясь договориться с участием Запада или без него о воссоединении в рамках единых государств территорий, о которых идет речь. И это есть факт. Ни благодарности за проявленную ею сдержанность, ни понимания ее позиции, ни сотрудничества в разрешении упомянутых выше конфликтов со стороны мирового сообщества она в итоге не получила. Что ставит много вопросов не столько в отношении России, сколько к вышеназванному сообществу, которое упоминается к месту и не к месту в речах и статьях, посвященных международной политике, превратившись в священную корову этой занимательной отрасли человеческой деятельности. Насколько можно судить, под «мировым» или «международным» сообществом нужно непременно понимать «Большую восьмерку». То есть группу стран, составляющих основу НАТО, европейские участники которого являются основателями ЕС, плюс Япония. Это возвращает нас к истории взаимоотношений великих держав, колониальных империй и прочим сюжетам начала ХХ века. Присутствие в этой структуре России необходимо прочим ее участникам ничуть не меньше, чем ей самой. Ровно в соответствии с грубой, но верной поговоркой о том, что разумнее держать серьезного игрока внутри круга, чтобы он плевал наружу, чем снаружи, понимая, что тогда он будет плевать внутрь (из уважения к читателям автор максимально смягчил данное выражение). Соответственно исключение ее из этого почтенного клуба грозит ей тем меньше, чем меньше его учредители сегодня обходятся или намерены обходиться в будущем без сотрудничества с ней в его рамках. □ ■ Коллаж Андрея Седых □ В любом случае вывести Россию за рамки «Восьмерки» легче, чем осложнить ее положение в «Большой двадцатке» — объединении куда более сложном, чем клуб «великих держав». Поскольку у большинства его членов есть свои «скелеты в шкафу». Примеры Северного Кипра, оккупированного Турцией, китайского Тибета или Кашмира, оспариваемого Индией и Пакистаном, только наиболее известные из них. Да и в «Восьмерке» у Москвы есть незадействованные резервы, которые в случае их освоения руководством страны могут не только опрокинуть гипотетический режим ее изоляции, но и принципиально изменить систему мироустройства. Наиболее существенно в этой связи возможное достижение компромисса по Курильским островам с Японией. «Сохранение лица» обоими государствами при выстраивании ими стратегического партнерства по развитию Восточной Сибири, Дальнего Востока и не исключено Заполярья, по мнению экспертов, вполне достижимая задача в случае наличия у сторон политической воли на соответствующем уровне. Помимо прочего, такое развитие событий позволит раз и навсегда разрешить задачу развития этого важнейшего для будущего России региона и его полноценного вовлечения в экономику стран АТЭС, а также сбалансировать влияние на российском Дальнем Востоке Китая. Благо, современная японская демография исключает угрозу со стороны этого государства в отношении территориальной целостности соседей. Направлениями прорыва любой потенциальной экономической и технологической блокады России являются в том числе государства ЮВА и Латинской Америки, Индия и Израиль, ЮАР и Турция, такие страны арабского мира, как Марокко, Иордания и ОАЭ, а также, как это ни парадоксально, Иран. Притом что ни о каких санкциях против России со стороны западного сообщества на уровне действующих в отношении того же Ирана говорить не приходится. Не приходится говорить и о разрыве или ослаблении взаимодействия с Россией таких ключевых государств постсоветского пространства, как Казахстан или Азербайджан. Хотя можно не сомневаться в том, что все возможное, чтобы осложнить взаимодействие их президентов и действующего руководства России, организаторами украинского кризиса будет сделано. Разыгрываться (Вашингтоном, деятельность Брюсселя здесь пока не просматривается) будет в первую очередь фактор приграничных с Россией территорий, населенных русскими в Казахстане и этносами, родственными дагестанцам, в Азербайджане. Благо, определенный уровень национального сепаратизма в этих районах отмечается, хотя с российской стороны не приветствуется и на уровне руководства РФ пресекался и пресекается. Эксплуатация идеи о том, что Москва готовится к попытке восстановить под своим контролем в той или иной форме СССР и референдум в Крыму только начало этого процесса, не новость. Всерьез повлиять на отношения Астаны и Баку с Москвой она, учитывая устойчивость правящих там режимов и интенсивность их сотрудничества с Россией, вряд ли сможет. Однако как фактор антироссийской геополитической игры это учитывать необходимо. Угроз в отношении России в связи с ситуацией на Украине в последнее время было высказано много. Необходимо понимать, что они имеют весьма ограниченное применение на практике, поскольку эти угрозы обращены в адрес ядерного государства, обладающего космическими технологиями, отнюдь не идеальным, но далеким от развала хозяйством, колоссальными сырьевыми ресурсами, мощной военной машиной, открытой экономикой и разветвленной системой международных связей, не зависящей от западного сообщества. Великие державы потому так и называются, что могут себе позволить все, что угодно, и им за это ничего не будет. Причем не в связи с величием их истории, культуры и вклада, который они внесли в мировую цивилизацию, а по той простой причине, что они могут нанести вероятному противнику соответствующий удар, используя имеющийся у них военный потенциал. В настоящее время в первую очередь — ядерный. Не уничтожив, но нанеся ему неприемлемый для его дальнейшего выживания ущерб. Все они имеют свою сферу исключительных интересов и будут защищать ее любой ценой. Как в свое время доказала Маргарет Тэтчер на Фолклендах. Супердержавой в свою очередь является страна, которая качественно, на порядок превосходит все остальные — и противников, и союзников по ряду параметров, включая все тот же военный потенциал. В первую очередь — ядерный. Она имеет свои интересы во всех уголках мира и готова продвигать их там любыми способами. Равно, как любыми способами готова защищать свою сферу исключительных интересов, имея для этого куда больше возможностей, чем все прочие мировые игроки. Что доказал Джон Кеннеди в ходе Карибского кризиса. Все это печально. Но так устроен мир. И судя по судьбе Югославии, Ирака, Ливии и прочих стран, «демократизированных» за последние 20 лет с непосредственным участием единственной на текущий период сверхдержавой планеты — США, в сравнении с неприкасаемой Северной Кореей устройство это изменится не завтра. Слова о «мире во всем мире» — хорошая, добрая, но не имеющая отношения к действительности мечта. При искреннем сочувствии автора к пацифизму и пацифистам. В России после самороспуска СССР и отказа от коммунистической идеологии в самых широких кругах, включая высшие эшелоны власти, долгое время царили иллюзии о возможности основанного на равноправии и взаимоуважении сотрудничества со странами, бывшими ее противниками на протяжении большей части ХХ века. Однако два десятилетия — достаточный срок для того, чтобы признать, что со времен классической римской фразы «Хочешь мира — готовься к войне» ничего не изменилось. Все остальное — беллетристика. Россия более не является супердержавой, которой был СССР, и не претендует на этот статус. Причем отказалась от него добровольно, в пользу прекращения противостояния со странами западного мира и Китаем, а отнюдь не потому, что была ими побеждена. Хотя в военно—политическом руководстве стран НАТО доминирует и периодически прорывается взгляд на Москву как столицу государства, потерпевшего поражение в войне. Попытки, не обращая внимания на интересы России, ничем не отличающиеся от интересов прочих великих держав, превращать ее соседей в плацдармы потенциальной агрессии против нее оказались наиболее успешны в случае Грузии и Украины. Итогом стали как августовский конфликт 2008 года между Москвой и Тбилиси, так и все то, что происходит в отношениях между Москвой и Киевом в настоящее время. Сколько бы действующее российское руководство ни критиковали изнутри страны или из—за границы и ни обвиняли в стремлении к доминированию или к возрождению СССР, Россия ни разу не организовывала и явно не собирается организовывать государственные перевороты на постсоветской территории. Это касалось и переворота в Тбилиси, в рамках которого Шеварднадзе потерял власть в пользу Саакашвили, и падения режима Януковича в Киеве. Объяснять это мировому сообществу бессмысленно. Освещение любых ситуаций, касающихся России, в западных и, к слову, арабских СМИ в любом случае выстроено и будет выстроено по логике холодной войны. Касается это Югославии, Ирака, Молдовы, Грузии, Центральной Азии, стран «арабской весны» или Украины — Москва заранее назначена возмутителем спокойствия и виновником всего плохого, что происходит или произойдет на их территории. Такой подход доминирует, несмотря на то, что во всех случаях, когда Россия могла уклониться от участия в конфликтах в вышеперечисленных или любых других странах, она от них уклонялась, хотя в ряде ситуаций в стране существовало влиятельное лобби, требовавшее противоположного. Не на уровне частной инициативы отдельных граждан, как в Сербии, но именно как государства. Что могло чрезвычайно осложнить положение ВС НАТО в Югославии и Ираке (где они были основой антисаддамовской коалиции), а в Ливии и их арабских союзников — Саудовской Аравии и Катара. В Сирии Россия сыграла ключевую роль в достижении соглашения об уничтожении арсеналов химического оружия, а в Афганистане оказала силам международной коалиции, в том числе американским, важную логистическую поддержку. Результата по взаимодействию с западными партнерами, адекватного проделанной Москвой работе, в обеих этих странах не получено. Насколько можно судить, сам факт того, что без сотрудничества с Россией в ряде конфликтных регионов в кризисных ситуациях западное сообщество обойтись не смогло, послужил причиной дальнейшей эскалации геополитического противостояния с ней. Включая разворачивающееся в настоящее время на Украине. Впрочем, России едва ли следует на это обижаться, наблюдая, как Соединенные Штаты ведут себя в отношении ближайших союзников и тем более партнеров. Будь то сданный «Братьям—мусульманам» экс—президент Египта Хосни Мубарак, не говоря уже о других лидерах светских авторитарных режимов арабского мира. Саудовская Аравия и Израиль — в рамках их противостояния с Ираном. Или тот же Израиль — в ходе беспрецедентного давления на его руководство в попытке добиться экстренного подписания опасного для Иерусалима соглашения с властями ПНА. Отметим тот вряд ли случайный факт, что обострение политических кризисов на постсоветском пространстве, касающихся России, второй раз за короткое время происходит в период проведения Олимпийских игр, когда по идее организаторов этих событий прямое участие в их разрешении действующего российского президента было максимально затруднено. Первый раз он находился на пекинской Олимпиаде в качестве премьер—министра. Второй — проводил Олимпиаду в Сочи. Можно ждать проведения следующих Олимпийских игр, поскольку «Бог троицу любит», однако делать из происходящего выводы уже можно. Выводы эти следующие: • Россия не принята и не будет принята в мировое сообщество, точнее, в клуб западных стран как равноправный партнер. Для этого она, с их точки зрения, слишком велика, потенциально опасна и воспринимается руководством государств НАТО в качестве серьезной угрозы. Как вследствие проявления ею избыточной для страны, рассматриваемой как побежденная, политической и экономической самостоятельности, так и из—за сохранения технологического потенциала в сфере ВВТ — в первую очередь ядерных и космических; • ослабление России по всем возможным направлениям является таким же приоритетом западного военно—политического блока — в первую очередь США, как и во времена СССР. Это происходит в том числе вследствие объективной неспособности истеблишмента Штатов и их ближайших союзников по НАТО перестроить политические и военные институты этого блока на полноправное сотрудничество с Россией; • взаимное сдерживание, в том числе территориальное, в виде выстраивания сфер национальных интересов по—прежнему актуально. Требования к России отказаться от него в соответствии с «новой эпохой» представляют собой не более чем часть информационной войны; • противостояние с Россией идет не потому, что она на самом деле является для Запада идеологическим или геополитическим противником, а просто потому, что она такая, какая есть. В соответствии со сказанной автору одним из ведущих отечественных специалистов по Европе и НАТО фразой: «Мы думали, что нас не любят потому, что мы «красные», а нас не любят потому, что мы русские»; • для реализации истинных или надуманных геополитических интересов политический истеблишмент стран Запада будет взаимодействовать с любыми союзниками, используя двойные стандарты. Его временными союзниками в зависимости от ситуации могут быть авторитарные или монархические диктатуры, исламисты, террористы, коррумпированные олигархи, наркоторговцы, националисты самого экстремистского толка, международные преступники или фашисты. Иллюзий здесь быть не должно. Украины это касается в такой же мере, как Югославии, Ливии или Сирии; • профессионалы, трезво оценивающие ситуацию, в том числе военные, в высших эшелонах стран НАТО не имеют преимущества перед популистами и в случае прямого конфликта с политическими назначенцами выводятся за рамки властных структур; система мироустройства, в том числе ООН, в настоящее время подвергается проверке на прочность. США и Запад в целом теряют одностороннее подавляющее преимущество в мире и в качестве реакции на это пытаются ослабить ничем не угрожающую им Россию в преддверии будущего наступления на позиции Китая; • реальные возможности введения странами НАТО против России эффективных санкций незначительны. Опасность прямого военного противостояния НАТО с РФ в настоящее время равна нулю. В то же время в случае распада Украины, вероятность которого весьма высока в краткосрочной перспективе, обострение противостояния неизбежно и сценарии его могут включать локальные конфликты, готовиться к которым необходимо; • главную роль в организации вооруженных провокаций, призванных втянуть Россию в прямое противостояние с НАТО, играют боевики «Правого сектора» и других украинских формирований экстремистского толка. Не исключено участие в событиях на Украине частных военных компаний из стран Запада, что подтверждает информация о прибытии в Киев в марте 400 профессионалов из бывшей Blackwater; в случае разрушения экономики Украины существует вероятность ее территориального распада, вплоть до гражданской войны. В этой ситуации руководству РФ придется так или иначе реагировать на ситуацию, в том числе на востоке и юге страны, вплоть до Приднестровья. Высока вероятность развития событий в ряде регионов Украины по аналогии с Крымом. Возможность сотрудничества с Западом в этой ситуации не просматривается; • опасность для России представляет утечка из воинских частей, а также со складов и предприятий ВПК Украины современных систем вооружений, в том числе ПЗРК. Особую угрозу представляет безопасность украинских ядерных объектов. Предотвращение аварий на них, а также утечки ядерных материалов является в рамках украинского кризиса абсолютным приоритетом и должно быть осуществлено вне зависимости от внешней реакции с чьей бы то ни было стороны; • проблема сохранения собственности и финансовых авуаров коррумпированных государственных служащих РФ, выведенных на Запад, — главный инструмент воздействия на отечественную элиту; • в условиях неизбежного усиления внешнего давления степень безопасности России зависит от прочности экономики, гибкости и эффективности руководства, оптимизации государственных расходов, верной кадровой политики, консолидации общества, снижения уровня коррупции, свободы действий бизнес-сообщества и дебюрократизации страны не меньше, чем от ее военного потенциала. □ Опубликовано в выпуске № 10 (528) за 19 марта 2014 года

Admin: Нас хотят отбросить на двести лет назадИсторик и писатель Николай Стариков: украинскую государственность могут разорвать на части Зачем Запад дестабилизировал и хаотизировал Украину? Почему Польша так трогательно заботится об украинских националистах, помогая им «отстаивать права» и «бороться за свободу»? Неужели польские политики забыли о волынской резне? □ □ Нет, чудес и наивных юношей в политике такого уровня не бывает. Есть все основания полагать, что Запад помогает «правосекам» и «свободовцам» с одной корыстной целью: когда эти хлопцы развалят Украину своими неумными шагами, забрать себе «осколки» того, что до государственного переворота в Киеве было украинским государством. □ «Нас хотят отбросить на двести лет назад» □ — Николай Викторович, все ваши книги посвящены одной теме — геополитике, борьбе разных стран за мировое господство. Как эта борьба воплотилась в событиях на Украине? — Ничего нового не происходит. Геополитические соперники России пытаются выдавить ее из стратегически важных морских областей. Им удалось отрезать нас от Балтийского моря, ведь все бывшие советские прибалтийские республики приняты в НАТО. При этом Рига и Таллин вошли в зону влияния России еще в начале 18—го века, это города, взятые осадой, штурмом Петром I и потом по Ништадтскому миру перешедшие к России. То есть они почти 300 лет были российскими городами, и никто не оспаривал бы их принадлежность к России, если бы не революция, а потом предательство Горбачева, которое, таким образом, отбросило Россию на 300 лет назад. Сегодня мы видим точно такую же попытку выдавить Россию из Причерноморья, лишить Черноморский флот стоянки в Крыму и, соответственно, вообще притворить нам «окно», которое в 1783 году «прорубила» Екатерина II. На этом направлении нас хотят отбросить более чем на 200 лет назад. □ — Стратегически Черное море — это в первую очередь выход в Средиземноморье? — Это выход в Мировой океан через узкие турецкие проливы и Средиземное море. На протяжении многих веков Россия старалась взять под контроль Босфор и Дарданеллы именно с этой целью — выбить пробку, которая закупоривала наш флот в Черном море. Не получилось: каждый раз на стороне Турции — мы можем посмотреть историю русско—турецких войн — явно или тайно выступали Великобритания или другие европейские державы. Что—то изменилось? Ничего. Пользуясь крушением Советского Союза, американцы создали украинское государство как антирусский проект: привести к власти экстремистов, постараться выдавить наш флот из базы в Крыму, а дальше — перспектива военного конфликта между Украиной и Россией и создание зоны хаоса, который они постараются перекинуть в Россию. Через два года у нас парламентские выборы, а потом президентские — самое время. □ — Где еще вслед за украинским могут вспыхнуть очаги хаоса? —Во—первых, это наши области, прилегающие к Украине. А во—вторых, — здесь мы тоже ничего нового не увидим — сложное положение в некоторых кавказских регионах России, они тоже имеют выход в море, как Дагестан. Кроме того, будут финансировать и вооружать тех, с кем якобы борются в Афганистане — чтобы разжечь, условно говоря,«арабскую весну» в Таджикистане, Узбекистане и по возможности в Казахстане. Мы снова видим, что антироссийские действия готовятся с двух сторон, нас берут в клещи. Как когда—то с одной стороны — антироссийская Польша и приведенный к власти Гитлер, а с другой стороны — Япония, которая последовательно откусывала куски китайской территории, Манчжурии и выходила на границу с Советским Союзом, чтобы нанести удар одновременно с Германией. □ «Сегодня Германия и другие европейцы — люди подневольные» □ — К слову, о Германии. Одни подозревают ее в активном участии в украинском кризисе, другие утверждают, что дестабилизация на Украине ей невыгодна. Какие у нее намерения в этих событиях, какую роль она в них играет — самостоятельную или подчиненную, опять роль тарана? — Есть ли у нее свои интересы? Безусловно. Германия достаточно большая страна, чтобы не иметь своих интересов, поэтому мы видим, что среди украинских политиков есть немецкие протеже, в данном случае — Кличко. А есть протеже американские, как Арсений Яценюк. Это было прекрасно видно по прослушке телефонного разговора Виктории Нуланд, которая не хотела, чтобы Кличко входил в правительство, и очень хотела, чтобы вошел Яценюк. Как мы видим, правительство сформировано во главе с протеже Америки, значит, американское влияние там сильнее, чем европейское. Вообще, сегодня Германия и другие европейцы — люди подневольные. Германия — оккупированная страна. Советские войска были выведены из ГДР, а американские войска из ФРГ никто не вывел, они остались, чтобы присматривать за немцами. □ — Германия, если что, может выступить серьезной военной силой? — Я не вижу военных возможностей у сегодняшней Германии, в отличии от США. Сегодняшняя немецкая армия, если не ошибаюсь, это меньше 300тыс. человек. То есть она немногим отличается от армии Веймарской республики, только вооружением. На сегодня американцы являются главной боевой силой на планете, и сохранить это положение — цель, к которой они стремятся. Посмотрите, что сделали проамериканские президенты Украины (а мы должны понимать, что Янукович ровно такой же проамериканский президент, как Ющенко и Кучма), что все они сделали с украинской армией. Она больше похожа на опереточную, нежели на реальную боевую силу: 40 тыс. человек сухопутных войск, из них боеспособны 6 тысяч. Вопрос: почему НАТО не оказывает помощь Украине в поддержании ее боеспособности? Да просто Украина — это часть русского мира, а американцы хотят разоружить своих бывших соперников по очереди. Они не дают иметь серьезную армию Германии, сейчас — Украине. □ — Потому что она потенциально опасна? — Конечно. И поэтому в Украине не должно быть армии. А если демократия победит в России, они точно так же будут уничтожать русскую армию, как они уничтожали ее в 90—е, и только Путин не дал завершить этот сценарий. На их взгляд, Россия должна остаться с крошечной «профессиональной» армией, а на самом деле — наемной, никого призыва. Вот что пытаются нам навязать российские либералы. Этот сценарий уже реализован на Украине: там нет призыва в армию, есть призыв только во внутренние войска. И к чему это привело? □ «Киевский путч запустил цепную реакцию распада Украины» □ — Наши эксперты сходятся на том, что война между Украиной и Россией, НАТО и Россией — это ненаучная фантастика. А как вам экономические санкции, обещанные России Америкой и Европой? — Они как из плохого анекдота. Из Канады выслали 7 наших курсантов, прекратили военное сотрудничество. Можно подумать, без сотрудничества с Канадой российская армия тут же потеряла всякую боеспособность, эти 7 курсантов были ключевым звеном нашей боеспособности. Прекратили переговоры по безвизовому режиму — так они идут 20 лет и еще полвека будут идти. Потому что если кто—то хочет ввести безвизовый режим, он берет и вводит, а кто не хочет, затягивает переговоры под любыми предлогами. Израиль печется о своей безопасности больше, чем весь Евросоюз, но взял и отменил визовый режим с Россией. Что—то страшное произошло после этого с Израилем? Его заполонили беженцы? Может, узбекские гастарбайтеры наводнили Израиль? Нас хотят исключить из «Большой восьмерки»? Но это никакая не организация, это место, где встречаются руководители восьми государств. Все это носит символический характер и в основном направлено на корреспондентов политических изданий, а к реальной политике имеет отдаленное отношение. За два дня нельзя обсудить всю мировую политику да еще принять решения. Китай не является членом «Большой восьмерки», это как—то мешает Китаю? Никак. Даже если нас исключат из Совета Европы, да слава богу! Мы что, из—за этого перестанем находиться на европейском континенте? □ — А если санкции пойдут дальше? Скажем, США подружатся с Ираном, тот выйдет на европейский рынок со своими углеводородами, опустит цены — и с Россией случится то же, что с СССР. — Сценарии можно рисовать любые, но мы должны понимать, что Иран не является самоубийцей и снижение цен на углеводороды не представляет для него никакой экономической целесообразности. Да и газопровода у него нет, который бы вел газ в Европу, газопровод есть только наш. Реалии таковы, что Запад во многом зависит от энергопоставок из России. А что касается обрушения цены на нефть, то в 2008 году они это сделали, мы видели падение цены со 148 до 40 долларов, она продержалась в течение полугода—месяцев восьми, держать эту цену дольше они не смогли: дорогая нефть выгодна самой Америке. И потом, любые действия против России в экономической сфере, как ни странно, могут использоваться нами для пользы. Например, прекращаются поставки какого—либо товара или продовольствия в Россию — это подтолкнет нас быстро создать соответствующее производство внутри нашей страны. В случае введения каких—либо весомых санкции против России мы можем поставить вопрос о выходе из международных соглашений и организаций, которые наносят вред нашей экономике, вроде ВТО. И это только даст нашим предприятиям дополнительный импульс. Да и громкое заявление Сергея Глазьева об отказе от расчетов в долларах было сделано не просто так: хоть намек и был дезавуирован Кремлем, Глазьев все—таки советник президента. □ — Я понимаю, когда Америка вставляет нам палки в колеса, но разве европейские лидеры не понимают, что они своими санкциями потворствуют бандформированиям, которые могут прийти в любое европейское государство и свергнуть любую законную власть? — Во—первых, сегодняшние европейские лидеры являются назначенцами политической элиты США и находятся под ее гнетом. А во—вторых, то, что происходит на Украине их, на самом деле, мало волнует. Уничтожение легитимной украинской власти привело к тому, что соседи Украины получили возможность отрезать себе кусочки ее территории. И речь не о России, не мы инициаторы киевского переворота. Крым и восточные области, тяготеющие к России, не на шутку напуганы, а сильнейшие пророссийские настроения там – историческая традиция. Это недальновидные украинские националисты, поддержав путч, приняв активное участие в вооруженном мятеже, привели к тому, что началось уничтожение украинского государства, вот в чем парадокс. Мы видим напряжение, например, на границе Украины и Румынии, которая проводит военные учения и одновременно напоминает, что некогда часть Украины когда—то была Румынией (а в первой половине Великой Отечественной войны под управлением румын находилась территория вплоть до Одессы). Ну и главное: столица украинского национализма Львов до 1939 года был польским городом. Думаете, Польша забыла об этом? Свержение легитимной власти на Украине привело к тому, что множество ее соседей тут же вспомнили о своих претензиях. И сегодня украинская государственность находится в состоянии, когда ее могут просто разорвать на части. Киевский путч запустил цепную реакцию распада Украины, и я бы не стал утверждать, что в течение пары десятилетий она останется в сегодняшних границах. Территории, граничащие с Польшей, Венгрией и Румынией, могут каким—то чудесным образом оказаться в этих странах. И Европа ее не защитит, потому что это будет совпадать с планами Европы. В этом смысле стремление Крыма защититься от хаоса и распада — это взгляд на несколько шагов вперед. □ «Турция понимает, что она будет следующей» □ — Николай Викторович, а кто повел себя как союзник России? — У России, как справедливо заметил император Александр III, нет союзников, кроме армии и флота, в этом смысле тоже ничего не изменилось. Тот, кто сегодня поддерживает Россию, поддерживает ее ситуационно. Это, в частности, Турция. Летом прошлого года на стамбульской площади Таксим руководство Турции почувствовало легкое покачивание государства без цели его ликвидации — была просто демонстрация, «презентация» возможностей американской разведки. Турция понимает, что она будет следующей, об этом говорят не какие—то политологи, а сами руководители страны: то, что произошло в Турции и на Украине, было организованно одними и теми же силами. Мы же с вами понимаем, что турецкие руководители имеют в виду не «Правый сектор», не украинских националистов, которые, понятно, не могут организовать в Турции никаких волнений. Значит, когда турецкие руководители говорят, что действуют одни и те же силы, они имеют в виду тех, кто дирижирует Майданом, кто спонсирует «Правый сектор», как и турецких радикалов. Турция не хочет себе такой судьбы, естественно, она на нашей стороне, и это может выразиться в ограничении пропуска американских кораблей через проливы. Кто еще на нашей стороне? Безусловно, страны СНГ, страны Таможенного союза — и Белоруссия с Казахстаном, и Армения, и Азербайджан: как бывшие советские республики они прекрасно понимают, что американцы в любой момент могут попытаться дестабилизировать обстановку, исходя из своих интересов. Китай однозначно занял пророссийскую политику, 8 марта руководитель китайского МИДа сделал заявление о том, что китайско—российские отношения будут только улучшатся. Сказано дипломатическим языком, тем не менее все ясно, намек абсолютно прозрачный. Россия для Китая — стратегический партнер, мы снабжаем его полезными ископаемыми, и Китай заинтересован в стабильности на территории России. Но судья в конечном итоге все равно один — русский народ, народ России, многонациональный народ русской цивилизации. А народ поддерживает действия президента России, это значит, что политика соответствует чаяниям народа и мы движемся в правильном направлении. □ — Страны, которые вы сейчас назвали — это прообраз блока стран, противодействующих мировому доминированию доллара и Америки? — Когда—то «призом» в победе были территории с полезными ископаемыми, дань, человеческие ресурсы — рабы. Сегодня доминирование державы выражается в том, что ее валюта является основной резервной валютой мира. Сегодня таковым является доллар, на втором плане — евро, швейцарский франк, японская йена, британский фунт, и все они хотят сохранить свое доминирующее положение и не допустить возникновения новых резервных валют. Именно за это идет вся борьба — не допустить создания новых эмиссионных центров, перехода юаня, рубля или друг валют в ранг резервных. Внешне борьба разворачивается на территории Югославии, Ирака, Афганистана, Египта, Ливии, Сирии, но в конечном счете речь идет о том, кто будет, сидя за компьютером, выпускать ничем не обеспеченную валюту и не давать другим странам выскочить из этой «пирамиды», которую строят американцы и их союзники. Можно вспомнить, что в середине двухтысячных в арабском мире активно говорили о проекте «динара Залива» (имеется в виду Персидский залив) — валюте, которая, в отличие от доллара, могла бы быть обеспечена золотом. Следом в этом регионе мира прошла целая цепь революций — и где этот динар? Сегодня о нем вообще никто не говорит. То есть путем так называемой «народно—освободительной войны» в Ливии, Египте, Йемене, Сирии и других странах американцы ликвидировали опасность появления альтернативного эмиссионного центра. □ — Возможны ли попытки поссорить нас, например, с Китаем? — Ссора России и Китая с потенциальным военным конфликтом является стратегической целью западной политики на много десятилетий вперед. Запад хочет повторить сценарий Первой мировой войны, когда роль Китая выполняла Германия: взаимоуничтожающая борьба России и Германии привела к дальнейшему возвышению англосаксов. То же самое они планируют сделать и сейчас. Сегодняшнее руководство России и Китая прекрасно понимают планы Запада, поэтому Запад ставит на повестку смену руководства России и Китая. Если Путин и руководители китайской компартии явно демонстрируют нежелание какого бы то ни было конфликта, значит, нужно изменить фамилии руководителей, поменять систему руководства этими государствами и столкнуть их. Где поменять систему власти легче — в Китае или в России? Очевидно, что в России. Поэтому события на Украине мы должны рассматривать как подготовку трамплина к смене власти в России, которая в прошлый раз, на рубеже 2011—2012 годов, слава богу, им не удалась. Западу нужно, чтобы в России победила «демократия», чтобы к власти пришли новые руководители, которые под какими—то красивыми лозунгами перестанут продавать полезные ископаемые «тоталитарному» Китаю и захотят продавать свою нефть исключительно «демократическим» европейским странам. Еще несколько недружественных актов в сторону Китая, например, заявление НАТО о том, что Россия могла бы вступить туда в течение 10 лет — и отношения резко обострятся. А дальше уже дело техники создать повод для военного конфликта между двумя государствами. □ «Запад не хочет возврата в легитимное русло, и события будут развиваться непредсказуемо» □ — Николай Викторович, каким вы видите выход из украинского «узла»? — Все стороны украинского конфликта должны заявить о возвращении к договоренностям 21февраля. Это значит, что все постановления Рады, выпущенные после и подписанные и.о. президента, все приказы министров объявляются незаконными и отменяются. Янукович вместе с руководителями оппозиции назначает дату выборов ближе к концу 2014 года. Все боевые формирования немедленно распускаются, если будет оказано сопротивление — силой, в случае необходимости — с введением чрезвычайного положения и применением армии. И только когда на всей территории Украины будет наведен порядок, должна стартовать избирательная кампания, чтобы никто не мог сказать, что выборы прошли под дулом автоматов и результаты выборов нелегитимны. После выборов формируется новая власть. Других сценариев, как избежать войны на Украине, я просто не вижу. Но у меня ощущение, что Запад как раз не хочет возврата в легитимное русло и события будут развиваться непредсказуемо, в любом направлении. □ — Пример Януковича и его сподвижников, чьи европейские счета заморожены, — хороший урок нашей «элите». Глядишь — она поневоле начнет «национализироваться». Есть в украинской истории еще какие—то положительные стороны для внутренней политики России? — У многих с ситуацией на Украине произошло отрезвление, простые люди, далекие от политики, увидели, как государство может исчезнуть в считаные дни, как к власти могут прийти нацисты. Это казалось невозможным, но теперь это реальность, причем у самых наших дверей. Думаю, многие соотечественники теперь будут бережнее относиться к нашему государству, к нашей власти.

Admin: ■ Хоть и не очень хочется в этом признаваться, но я иногда просто завидую тем, кто умеет разложить всё до самой мелочи по нужным полочкам. Причём сделать раскладку так, что как—то возражать в ответ, думаю, даже самому упёртому оппоненту, не слишком—то захочется. Какой вывод тогда? Такой — нужно это внимательно прочесть, и намотать себе на ус на будущее. Вдруг доведётся, например, с кем—то поспорить по теме, и тогда можно быть уверенным, что в этом споре, что достаточно редко бывает, всё—таки родится истина, от которой не отмахнёшься. ■ 10 апреля 2014 года | Юрий БолдыревС шизофренией во власти пора кончатьЮрий Болдырев о нашей ответственности за судьбу повстанцев на юго—востоке Украины ■ Фото ИТАР—ТАСС/EPA Бывают в жизни ситуации, когда требуются сложные и глубокие рассуждения. А бывают и такие, когда требуется предельная ясность и простота позиции. Где—то, может быть, даже гиперболизация, но лишь для большего прояснения. Оставляя при этом, разумеется, всю сложность исходных посылок, суждений и промежуточных выводов за скобками: они были, они есть, но изложению в краткой форме подлежат лишь результирующие выводы. ■ И еще: всегда стараюсь не провоцировать других на действия, которые для них могут быть опасными. Но если действия уже осуществляются, если эти действия обоснованы ситуацией и оправданы с точки зрения законных прав и интересов людей, если эти действия, к тому же, еще и соответствуют нашим ожиданиям и интересам, то нельзя стоять в сторонке и делать вид, что мы здесь ни при чем. □ Защитить тех, кто нам поверил □ ■ Итак, меня интересуют геополитические интересы моей страны. Меня волнуют права человека вообще. Особенно, моих сограждан и/или в моей стране. Сегодня так же, особенно, и на Украине. Но более всего меня сейчас заботит вопрос о правах, жизни и безопасности тех на Украине, в ее южных и восточных областях, кто поверил нам, поверил России, что мы не бросим, защитим. А над этими людьми нависла реальная угроза. ■ Это касается, как минимум, и шести десятков харьковчан, уже лишенных свободы и находящихся под следствием. Это касается и тех в Донецкой и Луганской областях, кто держится, кто у себя на малой Родине смог бы отстоять свои взгляды и позиции, но неизвестно, сможет ли противостоять хорошо натренированным и вооруженным силам, перебрасываемым из западной и центральной Украины. ■ Всем этим людям грозит теперь до пятнадцати лет тюрьмы за то, что они всего лишь считают себя не менее достойными права выбора, как и с кем, в каких союзах им жить дальше, нежели те, кто свергал законную власть на Украине всего полтора—два месяца назад. Да даже и тюрьма им грозит лишь в том случае, если после применения к ним обещанной самозваными киевскими «властями» силы они останутся живы. ■ Но что можем сделать мы — здесь, в России? ■ Прежде всего, проясним ситуацию. ■ Переворот на Украине произошел не потому, что власть была коррумпирована и народ не мог ее терпеть. Переворот ПРОИЗВЕЛИ потому, что законная власть в последний момент приостановила сдачу Украины под полный контроль Запада, в так называемую «ассоциацию» с ЕС. ■ Сейчас Россию обвиняют в «аннексии» Крыма. Но что такое было бы включение всей Украины в ассоциацию с ЕС? По сути — разве это была бы не аннексия? Да даже и более того, точнее, хуже того. □ Аннексия аннексии рознь □ ■ Важное отличие, на которое тщательно стараются не обращать внимание: Россия включила в свой состав самоопределившийся на референдуме Крым как РАВНУЮ всем прочим территорию страны, с распространением на жителей Крыма всех не только обязанностей, но и прав граждан России, включая и права социальные. Но ничего подобного «ассоциация» с ЕС не предполагала: для жителей Украины - только обязанности. Никаких прав. Никакого принятия на себя аннексирующей стороной ответственности за аннексируемую территорию. ■ Здесь адекватен был и иной термин — «порабощение». ■ Ладно, народ вправе ошибаться. Народ вправе даже и сдаться историческому противнику. Мы пытались отговорить, мы пытались убедить, но ни в коем случае не применили бы силу (верно ли было бы это с исторической точки зрения, с точки зрения ответственности перед поколениями, это отдельный вопрос; я в данном случае лишь о развитии ситуации). Но когда законная власть Украины (президент Янукович) на какой—то момент вдруг одумалась, приостановила сдачу страны, что сделала сторона, уже приготовившаяся аннексировать Украину? Известно — применила силу. Ведь препятствование Януковичу в использовании законных методов наведения в стране элементарного порядка и пресечения массовых беспорядков в центре столицы — тоже осуществлялось и американской, и европейскими администрациями исключительно с позиций силы. Аннексирующая Украину сторона (Запад) открыто финансировала (в чем представители США не постеснялись даже и признаться), недвусмысленно поощряла, содействовала (в том числе, путем втягивания в обманные переговоры под своим покровительством) и, таким образом, практически, организовала государственный переворот на Украине с целью осуществления своими марионетками все—таки сдачи Украины под свой контроль — договор о политической «ассоциации» с ЕС нынешние незаконные «власти» Украины, как известно, поспешили подписать. ■ Таким образом, обращаю внимание уже и на процедурную разницу между двумя «аннексиями». ■ Крымчане добровольно самоопределились на референдуме, после чего Россия приняла Крым в свой состав в полном соответствии с ясно и недвусмысленно выраженной волей народа Крыма. ■ Украинцы и русские, живущие на Украине, не проводили никакого референдума, который бы явился основанием для сдачи Украины Европейскому Союзу. А договор о сдаче Украины Западу (об «ассоциации с ЕС») подписали узурпаторы, пришедшие к власти в результате Западом же организованного переворота. ■ И что же из этих двух событий на самом деле преступная аннексия? □ Право на сопротивление аннексии □ ■ С учетом выше изложенного, нужно ясно понимать, что события на юге и востоке Украины — это не сепаратизм внутри нормального и общепризнанного государства. Это даже не только попытка реализации своего права на самоопределение после произошедшего государственного переворота, разрушившего прежнюю государственность Украины. Но это еще и борьба против фактической аннексии Украины Западом, пусть и осуществленной в таких удобных для Запада и по идее своей формально не разрушающих украинской государственности формах, как «ассоциация». Хотя в данном случае, как мы видим, без разрушения украинской государственности «ассоциация» все—таки не прошла. ■ Главное: законность и легитимность повстанцев на юге и востоке Украины ничуть не меньше, нежели у украинских «властей» после переворота. А, значит, между ними возможны только два способа взаимодействия: - либо переговоры на равных, что российская сторона сейчас и предлагает, в том числе, при посредничестве США, ЕС и России; - либо то, чего, разумеется, хотелось бы избежать — военные действия. □ Полицейская операция или гражданская война? □ ■ Специально это подчеркиваю: киевскими «властями» готовится никакая не «полицейская операция», а вооруженное нападение. ■ Жители юга и востока Украины не претендуют на то, чтобы диктовать центру и западу Украины, как им жить, с кем вступать в союзы. В сложившейся ситуации крушения (разрушения Западом) украинской государственности они предлагают всем частям Украины провести референдумы о самоопределении. Но «власти» Украины и, что важнее, их западных кураторов, самоопределение частей Украины не утраивает. Наивный вопрос: почему? Ведь демократия — это же святое? ■ Ответ известен, прост и циничен — они намерились аннексировать всю Украину. ■ Нас ждет военная стадия конфликта, инициируемая и организуемая одной стороной — киевскими «властями» и стоящими за ними, уж извините за прямоту, поработителями Украины. Но если одни, защищающие свои взгляды и интересы, нападают, то другие, также защищающие свои взгляды и интересы, вынуждены будут сопротивляться. ■ В этих условиях сопротивление повстанцев на юге и востоке Украины — это — не сепаратизм и не бандитизм, а защита своей земли от агрессора. Каковым, на самом деле, в данном случае является Запад, использующий узурпаторов после организованного им переворота лишь как своих марионеток. □ Что Россия должна заявить? □ ■ Главное, что должна сейчас Россия — не допустить развязывания самопровозглашенными после переворота киевскими «властями» гражданской войны против повстанцев на юго—востоке Украины. ■ Притом, что мы, в отличие от Запада, потворствующего переворотам и самопровозглашенным в результате переворота «властям», не считаем, что воля повстанцев может быть приравнена к воле всего народа. Мы лишь поддерживаем требование повстанцев о референдуме — с тем, чтобы истинная воля народа могла быть в результате выявлена и реализована. ■ А маховик гражданской войны уже запущен. Пока — как террористические операции. Специально подчеркиваю: не «контр—террористическая», как они сами пытаются это определять, а именно террористические. Захваченных киевскими «властями» сторонников самоопределения Харьковской области, например, у нас есть все основания признавать, как минимум, военнопленными - с требованием распространения на них соответствующих конвенций. Даже если такое предложение и покажется кому-то гиперболизацией в связи с тем, что война между частями Украины официально не объявлена, тем не менее, это была бы адекватная ситуации позиция российских властей. Или, более того, раз гражданской войны официально нет, то надо признавать эти шесть десятков человек заложниками, захваченными террористами. Повторю: террористами — а кем еще? Считать их легитимными властями Украины у нас оснований точно нет. ■ Для сравнения: крымские и затем российские власти никоим образом не ограничили в правах тех военнослужащих украинской армии, которые остались на стороне нынешних киевских «властей», а лишь разоружили, но затем отпустили на свободу, а теперь передают украинской стороне и соответствующей оружие. ■ Допустима ли такая разница в поведении сторон? ■ Одни (уже самоопределившаяся часть Украины — Крым) — отпускают противников с миром. ■ Другие — киевские якобы «власти» — держат плененных в застенках и угрожают пятнадцатилетними сроками… ■ Соответственно, киевские «власти» уже сейчас должны быть жестко и однозначно предупреждены, что если только они попытаются разрешать конфликт между собой — «революционерами с Майдана» и такими же равно революционными сторонниками самоопределения юго—востока Украины силовым путем, то Россия, не признающая нынешние киевские «власти», будет рассматривать эти действия как агрессивные и бандитские (а от бандитов мы своих близких, пусть и на территории формально все еще другого государства, просто обязаны защитить). Или даже как террористические — с последующим преследованием террористов по всему миру, как это делают ныне США. □ И что должна Россия делать? □ ■ Делать надо, ясное дело, то, что пообещаем. ■ …Правда, для этого или, как минимум, параллельно нам надо еще и стать такими же сильными и самостоятельными, как США. Но возможно ли это при сохранении прежней шизофрении во власти, когда по вопросам геополитическим и военно—стратегическим российские власти, вроде как, самостоятельны, но по вопросам экономической политики — остаются покорно подчинены концепциям и интересам наших геополитических конкурентов? Возможно ли радикально изменить экономический курс и стать более сильными и самодостаточными под руководством Дворковича, Набиулиной, Улюкаева, Шувалова и всей этой компании, включая Грефа и Кудрина (экономический совет при Президенте)? ■ …Раскол в нашем нынешнем обществе по вопросу об Украине представляется как раскол между теми, кто нашу власть в воссоединении с Крымом поддерживает, и теми, кто осуждает, кто против. Но это, мягко говоря, неадекватное упрощение. ■ Ведь кто—то, может быть, и за нашу страну как самостоятельную и сильную, но, все—таки, не вполне разделяет действия по Украине и Крыму. Например (я таких людей знаю), полагает, что тактика должна была быть иной: что надо было не отделять Крым, а бороться за всю Украину целиком, в том числе, не допуская провоцирования антирусских настроений в связи с «аннексией» Крыма. Мы можем соглашаться или не соглашаться, но такую позицию можно уважать. ■ Подлинный же раскол, пока еще прикрываемый последними геополитическими событиями, другой: между теми, кто за продолжение нынешней экономической деградации страны, встроенной в мировую систему разделения труда как сырьевой придаток, и теми, кто за радикальную смену экономического курса, за мобилизацию всех сил на достижение максимальной самодостаточности и, тем самым, подлинной независимости государства. ■ Вот только осознает ли этот раскол Верховный главнокомандующий? И готов ли сделать адекватный выбор и в этой части? ■ Каждый день промедления с этим фундаментальным выбором работает против нас — на наших геополитических противников. А, значит, и предает тех на юге и востоке Украины, кто в нас (в Россию) поверил и ждет от нас действенной поддержки и помощи.

Admin: ■ 15 апреля 2014 года | Андрей ВоронцовПанночка помэрлаАндрей Воронцов о недолгой агонии унитарной Украины ■ Фото ИТАР—ТАСС/EPA «Когда проснулся философ, то весь дом был в движении: в ночь умерла панночка». Н.В. Гоголь. «Вий» □ ■ Панночка померла. Як, вже помэрла? Да, помэрла. ■ То, что она еще не раз встанет из гроба, будет синеть, трястись, лязгать зубами (вариант: танковыми гусеницами), страшно грозиться, призывать директора ЦРУ в качестве Вия, ничего не значит — она мертва. Ее убил Крым. Что бы не делала теперь панночка—Украина, она пребывает в жестоком путинском цугцванге: каждый ее новый ход будет хуже предыдущего. ■ Я не нахожу в себе огорчения ее смертью, даром что наполовину украинец. Ее неприличные приставания всем надоели: «Дай, говорит, Микитка, я положу на тебя свою ножку. А он, дурень, и рад тому: говорит, что не только ножку, но и сама садись на меня». Но перевелись Микитки. Красавица—панночка налеталась до одурения на разных боровах — главным образом на Ельцине. Всю свою молодость, можно сказать, прокаталась. И ей, говоря откровенно, эти полеты во сне и наяву не пошли на пользу. Теперь это старуха — носатая, беззубая и страшная, как Ирина Фарион. Ее некогда «полная и белая ножка» превратилась в костлявую, дряблую, с выступающими узлами вен. Никому уже не хочется, чтобы она положила не него свою «ножку». Всякий нормальный человек (читай: государственный деятель) когда эта бабка направляется к нему с распростертыми объятиями, думает точно так же, как гоголевский Хома Брут: «Эге—ге!.. Только нет, голубушка, устарела!» Скажу по секрету: так думают даже высокопоставленные деятели США и ЕС, продолжающие расточать молодящейся ведьме комплименты. ■ Злоба старой, всеми отвергнутой кокетки — вот что такое злоба Яценюков, Турчиновых и их «политмамки» Тимошенко. Вот он, язык украинской прессы: «Глухо стала ворчать она и начала выговаривать мертвыми устами страшные слова; хрипло всхлипывали они, как клокотанье кипящей смолы». Так и видишь: сидит всклоченная, седая Украина у каббалистического семисвечника и неистово тыкает цыганской иглой тряпичную куклу Путина. Ей так хочется снова быть молодой, кататься на доверчивых Хомах и Микитках, пить кровь невинных младенцев, подобно гоголевской панночке. Но страшная слава о ней давно известна ближним и дальним соседям, и обходят они ее развалившуюся хату за версту. Все только ждут смерти панночки — в том числе и те, кто тайком заказывает ей порчу на соседа. ■ И вот она померла. ■ Но погубленной душе ее нет упокоения: оттого, пока не минуло сорока дней с 16 марта, всё встает она из гроба, «беспрестанно расправляя руки, как бы желая поймать кого—нибудь», или даже летает в нем, как на реактивном истребителе. Кому—то надо, по совету Тиберия Горобца, перекрестившись, плюнуть на самый хвост ей, да, видимо, не так—то просто попасть. ■ Нет, я вовсе не хочу посоревноваться в остроумии с «гиенами пера и шакалами ротационных машин» из незалежной. Мои аллюзии и метафоры вызваны искренней убежденностью в кончине украинской государственности. Только в лучшем случае — если киевская хунта согласится на федерализацию — это будет медленная смерть, а в худшем — если она пойдет войной на Юго—Восток — быстрая. Ведь вынужденная, вымученная левой стороной Днепра федерализация станет всего лишь промежуточной формой развода земель государства под названием Украина, а в гражданскую войну неминуемо вмешается Россия, какие бы санкции Запада ей ни грозили. Ей—то вовсе не хочется, это ясно, но куда она денется после прогремевшего выступления Путина перед Федеральным собранием 18 марта? Слово — не воробей, сказал: встанет на защиту «Русского мира», значит — встанет. И неважно, дойдет ли русская армия до Киева или не дойдет, как в случае с Тбилиси, — в любом случае Украины не будет. Даже в форме союза западных и центральных областей. ■ Мы увидим удивительную метаморфозу этих самых центральных: они вдруг попросятся в состав отделившихся юго—восточных земель, если таковые захотят образовать свое государство, или в состав России, если Юго—Восток войдет в ее состав. Дело в том, что «западенцев» на Украине на самом деле никто не любит — их просто боятся, как «ботаники» обыкновенно боятся «гопников». Когда же они перестанут быть страшны, задавленные ими «центровые хохлы» стремительно побегут на восток. Так было, так будет. ■ Есть ли еще варианты? Уже нет — ищи, ни ищи. Если бы Янукович увел «унитарную Украину» в Таможенный союз, она бы еще пожила. А так — даже боги не могут сделать бывшее не бывшим, как говаривал товарищ Сталин мистеру Черчиллю. Крым уложил в гроб «унитарную», а Луганск и Донецк заколотят в него последние гвозди. Причем совершенно неважно, отважатся ли в Киеве подавлять их протест или не отважатся. Не отважатся — мятежные области всё равно уйдут, слишком долго и изощренно их унижали, а коли отважатся, не дай Бог, на кровопролитие — повторится грузинский вариант, когда они уйдут быстрее. Луганск и Донецк — это не менее серьезно, чем Крым, кто не понимает. Даты провозглашения Донецкой и Луганской народных республик можно занести в синодик нынешних киевских властей такими же черными буквами, как и дату крымского референдума. ■ Я вовсе не злорадствую. Украинцы мне не чужие, и я не формально «наполовину» украинец, потому что, например, считал необходимым знать язык своей матери, хотя собственно на Украине (Крым, естественно, не в счет) жил только в раннем детстве, причем в самой западной области — в Закарпатье. Но не подумайте, что я там обучился украинской мове: как—то не припоминаются мне вообще в Закарпатье украинцы с их мовой — всё больше русины, венгры, румыны, словаки, цыгане… Цыгане (ромы, по—местному) — особенно. Как появлялись шумной и многодетной толпой они, очень смахивающие на цыган из фильма «Табор уходит в небо» (сейчас — не такие), сразу мама тащила меня в дом и прятала в самом дальнем углу. Не меньше она опасалась румын — говорила, они злые. Мне же все нравились. Вообще, «унитарная» Украина — миф. Она столь же многонациональна по своему составу, что и бывший СССР. Представители всех без исключения народов СНГ и ближнего зарубежья в «незалежной» имеются, и в немалом количестве, между прочим. И все эти очень разные народы объединяет одно — русский язык. В конституции УССР мудро было написано, что он — язык межнационального общения. Украинский такой функции не выполнял и не выполняет. ■ Все 23 года «незалежности» я честно пытался понять это государство, но так и не понял. Точнее, понял только то, что стержнем своего существования оно считает зоологическую русофобию. Ничего более идиотского для людей, которые еще в начале прошлого века сами называли себя русскими, я не знаю. Это всё равно, что сделать реальностью такие, например, как анекдоты, как про «пыво» и «пиво». Людям вообще свойственны различные бытовые фобии, без них существование даже кажется пресноватым, но умный человек любой нации отличается от глупого тем, что знает: границы фобии — это границы анекдота. Если же он этого не знает, то нормальное общение с ним представляется невозможным. ■ Антагонизм между «хохлами» и «москалями» существовал всегда, даже в самое благополучное советское время. Но, встречаясь в ту пору, мы неизменно переводили его в плоскость анекдота, что очень даже неплохо получалось под водочку и сало. Когда же ненависть к тем, кто говорит «пиво» вместо «пыва», становится геополитикой, я говорю «свидомым братам»: идите вы к черту! Я понял вдруг: мои украинские земляки с их бесконечной «ганьбой» и «гэтью» мне смертельно надоели. Все эти 23 года я обращался к ним со статьями, говоря, что для русских, украинцев и белорусов нет третьего пути, кроме альтернативы гениального Пушкина: «Славянские ль ручьи сольются в русском море? Оно ль иссякнет? вот вопрос». И что лишить украинцев русского языка — означает дебилизацию украинцев, потому что русский язык не просто русский — он общерусский. А они в ответ только навешивали на меня ярлыки «шовиниста» и «украинофоба». Настал момент, когда я им больше ничего не хочу говорить. ■ Дебилизация, о которой я так долго твердил, свершилась. Это факт. И как я понимаю одного своего крымского знакомого, который в разгар госпереворота сказал: «Пора нам расходится, мы очень от них устали». Да, пора! Трудно долго вместе жить с дураками. Как мне сказал один мой знакомый о своей жене: «Знаешь, очень тяжело жить с глупой женщиной». Да, тяжело! Прощай, Украина! Вот тебе Бог, а вот порог! Ступай на свои подаренные Сталиным «исторические земли», на которые уже с нескрываемой жадностью поглядывают поляки, румыны и венгры. Жириновский—то неглупое письмо им написал! Они повозмущались для приличия, но на ус—то намотали — и уже 9 апреля член венгерской парламентской делегации в ПАСЕ заявил о претензиях на Закарпатье. Я, честно говоря, думал, это случится попозже. ■ А вообще, всем спасибо! И бомжеватому фюреру Ярошу, заработавшему за прошлый год 840 гривен, и брутальному толстячку Тягныбоку, и клинической идиотке Фарион, и обладателю полутора извилин Кличко, который, по его словам, «встречался с погибшими милиционерами», и знаменитому исполнителю «песни про зайцев» Яценюку, и небритому индюку Турчинову — «верховному главнокомандующему», и его комсомольской подруге Тимошенко, посулившей ядерную бомбардировку Юго—Востоку. Низкий вам, дятлы, поклон от русского народа! Еще полгода назад я не мог представить, что Крым восстанет, а не то, что Донецк, Луганск и Харьков! Вы сделали то, что мы, писатели, пишущие на украинскую тему, не смогли сделать за 23 года! Мы вам памятник в будущем поставим в Киеве на Софийской площади, аккурат под копытами коня Богдана Хмельницкого, в виде раздавленных гоголевских упырей и уродцев.

Admin: ■ 16 апреля 2014 года | Виталий ТретьяковКто похоронил единую незалежную Украину?Виталий Третьяков: 20 тезисов, похожих на эпитафию ■ Фото: РИА Новости/Виталий Белоусов 1. Сегодня мы уже знаем имена тех, кто похоронил недолго существовавшее в искусственных границах 1991 (1954) года независимое государство Украина: Яценюк, Кличко, Ярош, Турчинов и Аваков. Это первая пятёрка. Её можно дополнить, но это главная похоронная команда незалежной Украины. □ 2. Украинская элита не воспользовалась уникальным историческим шансом, который возник в 1991 году — получив территорию, в четыре раза превосходящую по размерам ту, с которой несколько областей запорожского казачества (а отнюдь не Украина, которой вообще тогда не было) вошли в состав Российской империи, и сложенную благодаря Ленину, Сталину и Хрущеву, сохранить её в виде единого и демократического государства. □ 3. При всех ошибках и всём двуличии Кравчука, Кучмы, Ющенко и Януковича, при них Украина в границах УССР 1954 года выживала. И продлись это ещё лет двадцать — сохранилась бы такой, возможно, до середины ХХI века. □ 4. Все четыре украинских президента, включая и Януковича, вели примерно одну, традиционную для украинской элиты, но всё—таки самостоятельную политику, суть которой — более или менее скрытая украинизация русского населения Украины и постепенное «ввинчивание» Украины в Евросоюз и, скорее всего, в НАТО. Это — стратегия. А тактика и политика — осуществить всё это за счёт России и на деньги России (это и Западу подходило) и на наиболее выгодных для украинской элиты (прежде всего олигархата) условиях. Конечно, это была традиционная для украинизма политика маневрирования между Москвой и Западом, причём чем более долгого, тем лучше. Но всё—таки это была своя, национальная, можно даже сказать — независимая политика. □ 5. Янукович проводил её не менее последовательно, чем Кучма, но не так прытко, как Ющенко. И при Януковиче Украина как государство существовала, территориальная целостность её сохранялась, экономика функционировала, постепенное вползание в Евросоюз продвигалось. Более того, Янукович мог позволить себе и отказаться от вступления в Таможенный союз, и отложить подписание соглашения об ассоциации с Евросоюзом. Чем не независимость? При этом ему удалось (конечно, благодаря благосклонности к «братской стране» со стороны России) уговорить Москву в очередной раз спасти Украину от экономического краха. Янукович был слабый и эгоистичный президент, но он всё—таки был президент своей, пусть и искусственно сложенной, по—украински незалежной страны. □ 6. А что мы видим после свержения Януковича? Территориальной целостности Украины уже нет. И, скорее всего, это только начало. Украинское государство и государственная власть вообще рухнули. Значительная часть территорий, входящих в Украину, либо не подчиняется, либо не желает подчиняться нынешним киевским властям. Экономический коллапс Украины не за горами. Москва, наконец, сказала: всё, ребята, теперь доите тех, к кому окончательно перекинулись. Но Запад, конечно, не будет спасать Украину десятками миллиардов долларов. «Братства» с её «народом» он не чувствует, а деньги готов давать тем, у кого в руках реальная власть, а не подмайданникам. Наконец, Украина стремительно вползает в гражданскую войну. Вот почему я утверждаю, что незалежную Украину в границах 1991 года умертвили и похоронили Яценюк, Кличко (теперь куда—то слинявший), Ярош, Турчинов и Аваков. Где—то там, рядом и Тимошенко, но она, видимо, во—первых, не хочет быть внесённой в этот список, каждое имя которого будет проклято будущими украинцами, а во—вторых, надеется стать украинским Пиночетом. □ 7. Но президентские выборы 25 мая вряд ли состоятся (сейчас за это не более 50 шансов из 100, то есть фактически ситуация подброшенной в воздух монетки), а если и состоятся, они почти ничего не изменят. Тот, кто на них «победит», будет иметь реальной власти не больше, чем и.о. то ли Януковича, то ли самого себя Турчинов. □ 8. Почему Запад не даст Киеву денег, нужных Турчинову—Яценюку—Авакову для проведения выборов в более или менее стабильной ситуации? Да потому что сам Запад не верит этой тройке. Не верит, что они удержат власть как до 25 мая, так и после 25 мая — в союзе с новым «президентом» Украины. Не верит, что они удержат власть на всей оставшейся территории Украины. Не верит, что Украина не распадётся. Не верит, что люди, за один месяц промотавшие то, что предыдущие президенты Украины хитростью и изворотливостью сохраняли 23 года, сумеют разумно распорядиться такими деньгами. И, конечно, Запад понимает, что бросать миллиарды евро или долларов в топку гражданской войны и распадающегося государства не есть «эффективная» трата денег. □ 9. Почему Запад помог свергнуть Януковича? То ли потому, что решил отомстить Путину за его внешнеполитические успехи. То ли в качестве наказания Януковичу за отказ подписать соглашение с Евросоюзом. А скорее всего, потому, что решил — настал удобный момент и, возможно, последний шанс окончательно оторвать Украину от России. Но это уже не важно. Важно то, что Запад совершил катастрофическую ошибку, плоды которой он пожинает сейчас. Но Запад—то их пока пожинает скорее теоретически, а вот Украина и её население — практически. □ 10. Запад поверил Киеву (и своим собственным иллюзиям, которые были столь сладостны) в том, что на Украине живут только украинцы и ещё несколько (но немного) миллионов «русскоязычных москалей», которые, раз они 23 года терпели украинизацию и обман со стороны всех предыдущих президентов, то и сейчас ничего не сделают. Однако этого не случилось. □ 11. Политика, построенная на невежестве, предрассудках и иллюзиях, рано или поздно кончается крахом. Население Украины как состояло до 1991 года, так и состоит до сих пор из двух примерно равных по численности этносов - украинцев и русских. Плюс национальные меньшинства. 20—25 миллионов русских можно сколько угодно украинизировать, но рано или поздно им это надоест. Что и случилось, когда эти 20—25 миллионов русских увидели, что на смену постоянно их обманывавшему Януковичу пришли отъявленные националисты, почти нацисты, точно - расисты и шовинисты. Причём пришли они путём государственного переворота и вооружённого захвата власти с физическим подавлением всех несогласных. После 21 февраля 20—25 миллионов русских на Украине поняли, что теперь начнётся уже не ползучая украинизация, а открытая и действительно насильственная. □ 12. Как «цивилизованная и просвещённая Европа» могла спокойно, делая вид, что она ничего не замечает, наблюдать, как не тысячу, не миллион, а 20—25 миллионов русских пытаются лишить их национальной идентичности и родного языка, не говоря уже о власти, вопрос риторический. Евросоюз-НАТО желали этого, помогали этому, стимулировали это, участвовали в этом. Но европейские «гуманисты», цинизм которых равен только их фанаберии, ошиблись. Вместо целостной и покорной Украины, которую они желали получить под свой политический протекторат и под своё экономическое управление, они получили распадающуюся страну, временную власть в которой захватили странные люди, требующие только двух вещей - денег (много денег) и натовских солдат для подавления восстания «недоукраинизированных москалей с Востока». □ 13. Но к этому моменту Запад уже понял (не делясь этим пониманием со своими СМИ), что русских—то на Украине не 2 и не 22 человека, не 22 тысячи, а не менее 20 миллионов. И сдаваться Турчинову—Яценюку—Авакову, а тем более Ярошу они, русские, не собираются. □ 14. Киевская власть ждёт, когда «Запад поможет», а Запад хочет, чтобы киевская власть сама усмирила русских на Востоке Украины. Желательно, без большой крови. А деньги - потом. Но Киев не может усмирить Восток, тем более без крови. Он и с кровью-то не сможет, но это отдельная тема. Что делать Турчинову—Яценюку—Авакову? Отступить? Тогда тюрьма — самое малое, что их ждёт. Значит, надо идти на кровь, после которой, во—первых, они неизбежно будут дискредитированы и в глазах многих на Западе, который их, естественно, быстренько сдаст, а во—вторых, вынуждены будут устанавливать диктатуру. Иначе из крови не выходят — если только не в сторону скамьи подсудимых. □ 15. А вы представляете, что такое установить диктатуру в огромной по площади стране с населением в 45 миллионов человек? Это вам не Косово. И долго она, диктатура, всё равно не продержится. А гарантий безопасности — вы сделайте своё дело, а мы вас потом в Брюсселе или Париже спрячем до конца вашей жизни — Запад Турчинову с Яценюком не даёт. Не такое у Запада воспитание. □ 16. Более того, может, кто на Западе до сих пор и этого не знает, но Путин, надо думать, Обаме и Меркель, а Лавров Керри всё—таки объяснили, что вообще—то и единой украинской нации нет. А есть, по мнению многих настоящих, а не прибалтийских и грузинских экспертов и Ющенко-Чумаченко, как минимум, малороссы (практически русские или во всяком случае максимально к русским лояльные), собственно украинцы (типа Януковича и Кучмы) и есть галичане. И все эти три (а можно выделить и другие составляющие) части «единой украинской нации» между собою не очень—то ладят. Посему, раз уж начался распад Украины, то распадётся она в конечном итоге (через несколько лет хаоса и анархии) не на Восток (Новороссию) и всё остальное во главе с Киевом, а на Новороссию (Харьков-Донецк), на Малороссию (с центром в Киеве), на Южные новороссийские земли (Одесса-Николаев), на собственно «Украину» (северные и восточные области) и на Галичину. Это минимум. Да ещё в этом случае Польша захочет спасать поляков, живущих на Украине, Румыния — румын, Венгрия — венгров... Такая внутриевросоюзовская каша заварится! С кем тут Евросоюзу подписывать соглашение об ассоциации? Куда вводить войска НАТО? Кому давать десятки миллиардов евро? Наследникам дивизии СС «Галичина»? Привыкшим жить за счёт заводов и шахт Новороссии киевским письменникам и журналистам? □ 17. Запад хотел наказать Россию и, видимо, лично Путина. Сделал ставку на политических маргиналов из Киева (Турчинов, Яценюк, Кличко) и обещавших запугать москалей украинских шовинистов—русофобов (кстати, заодно и антисемитов) типа Яроша. А в результате создал: 1) все необходимые условия для распада Украины; 2) получил в виде своих политических партнёров в Киеве певицу Руслану и ненавидимых половиной населения Украины ни на что не способных марионеток, думающих теперь только о сохранении своей жизни и равно боящихся и русских с Востока, и западенцов, и Запада, и Путина. В чём, видимо, лично и убедился прилетевший в Киев директор ЦРУ Джон Бреннан. □ 18. Если на землю левобережной Украины вступят войска НАТО, то есть немцы (а кто ещё там боеспособен?), то это для всех русских (кроме, разве что Макаревича и Ахеджаковой) как в России, так и на Украине будет означать 22 июня 1941 года. Если на землю нынешней Украины вступят американцы, то это прямой шаг к непосредственному военному противостоянию с Россией. Как если бы русские солдаты высадились в Канаде или в Мексике. Конечно, американцы могут высадить десант в Киеве. Так Турчинову и всей (почти всей) киевской политической тусовке будет спокойнее. Но, во-первых, Киев теперь контроль над всей территорией Украины не имеет. Во—вторых, накормить огороженный американскими штыками от всей остальной Украины привыкший вкусно есть и красиво жить киевский политикум — никаких денег не хватит. □ 19. Создание (воссоздание) суверенной Новороссии (Донецко—Криворожской республики или чего—то подобного) теперь уже практически неизбежно. Ну и так далее. Запад, желая противоположное, сделал своё дело. Теперь бы ему в сторонку отойти и погрузиться в изучение истории России и Восточной Европы вообще. Так было бы всем, включая Украину, спокойнее. □ 20. Но в сторонку Запад отходить не привык. А потому нужен, нужен Западу демократический украинский диктатор. Но где он? Тимошенко, видимо, ждёт, что Вашингтон, наконец, сделает ставку прямо на неё. Даст соответствующий сигнал. Однако и популярность Юлии Владимировны поизносилась, и гарантий и денег она потребует больше, чем Яценюк с Турчиновым вместе взятые. Да и проблема «не сильно кровавого усмирения Востока» остаётся — её же нужно решить прежде всего. И для собственно «усмирения». И для того, чтобы вынудить Россию послать своих военных для спасения русских и малороссов в восточных областях Украины. И для того, чтобы в очередной раз свалить на Россию, русских и Путина вину за собственное невежество, за свою алчность, за свой провал в деле «мирного поглощения Украины».

Admin: ■ 18—04—2014Британский журналист:Я сбит с толку. Кто—нибудь мне объяснит? ■ © РИА Новости/ Ирина Горбасева □ Нил Кларк (Neil Clark) — колумнист The Guardian, Morning Star, Daily Express и многих других газет — опубликовал на сайте RT статью о двойных стандартах и противоречиях в позиции Запада. Поддерживая Майдан, западные политики не удостаивают своим вниманием протесты в Европе, а кровавое вторжение в Ирак, по их мнению, демократичнее референдума в Крыму. □ ■ Я сбит с толку. Несколько недель назад нам на Западе говорили, что люди, занявшие правительственные здания на Украине, — это хорошо. Эти люди, говорили нам наши политические лидеры и обозреватели ведущих СМИ, «протестуют за демократию». ■ Правительство США предостерегло власти Украины от использования силы против этих«демократических протестующих» — даже в том случае, если, как мы видели, некоторые из них неонацисты, которые бросают в милицию «коктейли Молотова» и другие предметы, разбивают статуи и поджигают здания. ■ Теперь же, спустя всего несколько недель, нам говорят, что люди, занявшие правительственные здания на Украине, никакие не «демократические протестующие», а «террористы» или «боевики». ■ «Политические лидеры в Киеве пришли к власти насильственным путём. Они силовыми методами свергли демократически избранное правительство и теперь сажают людей в тюрьмы за то, что те протестуют». ■ Почему в январе захватывать правительственные здания на Украине было хорошо, а в апреле стало очень плохо? Почему применение силы властями против протестующих совершенно неприемлемо в январе, но допустимо сейчас? Повторюсь: я сбит с толку. Кто—нибудь мне объяснит? ■ Зимой антиправительственных демонстрантов на Украине навестили некоторые выдающиеся западные политики, в числе которых сенатор Джон Маккейн и Виктория Нуланд из Госдепартамента, раздававшая печенье. За последние недели во многих странах Западной Европы прошли крупные антиправительственные протесты. Но они не получили такой поддержки ни со стороны этих персон, ни со стороны обозревателей из ведущих западных СМИ. Протестующие также не получили бесплатного печенья от чиновников Госдепартамента США. ■ Наверное, если бы Маккейн и Нуланд так любили антиправительственные уличные протесты в Европе и видели бы в них подлинную форму «демократии», они проявили бы солидарность и с демонстрантами в Мадриде, Риме, Афинах и Париже? Я сбит с толку. Кто—нибудь мне объяснит? ■ Несколько недель назад я посмотрел интервью с госсекретарем США Джоном Керри. Он заявил: «Нельзя просто так вторгаться в другую страну под надуманным предлогом, чтобы отстаивать свои интересы». Но я, кажется, припоминаю, что за последние 20 лет США не раз поступали именно так. ■ Может, я забыл заявления о том, что у Ирака есть оружие массового уничтожения? Может, в 2002—м и начале 2003 года мне приснилось, как политики и эксперты—неоконсерваторы ежедневно появлялись в телеэфире, чтобы сказать нам, черни, что мы должны воевать с Ираком из—за угрозы со стороны смертоносного арсенала Саддама? Почему демократическое голосование в Крыму по вопросу воссоединения с Россией хуже, чем жестокое, кровавое вторжение в Ирак — вторжение, в результате которого погибло около миллиона людей? Я сбит с толку. Кто—нибудь мне объяснит? ■ Кроме того, западные политики и медийные «эксперты» с серьезным видом говорили нам, что крымский референдум недействителен, потому что он проведен в условиях «военной оккупации». Но я только что посмотрел репортажи о выборах в Афганистане, которые проходят в условиях военной оккупации. Западные деятели, такие как глава НАТО Андерс Фог Расмуссен, восхваляли их как«исторический момент для Афганистана» и великий успех «демократии». Почему голосование в Крыму списывается со счетов, а выборы в Афганистане превозносятся? Я сбит с толку. Кто—нибудь мне объяснит? ■ Сирия тоже весьма озадачивает. Нам говорили и говорят, что группы радикальных исламистов представляют собой серьезнейшую угрозу миру, безопасности и нашему «образу жизни» на Западе. Что «Аль—Каида» и другие подобные группы должны быть уничтожены, что нам нужно вести против них беспрестанную «войну с террором». Тем не менее в Сирии наши лидеры встали на сторону таких радикальных групп в их войне против светского правительства, которое уважает права религиозных меньшинств, в том числе христиан. ■ Когда бомбы «Аль—Каиды» и ее союзников взрываются в Сирии и погибают невинные люди, наши лидеры это не осуждают. Они осуждают только лишь светское сирийское правительство, которое борется с радикальными исламистами и свержения которого отчаянно жаждут наши лидеры и обозреватели ведущих СМИ. Я сбит с толку. Кто—нибудь мне объяснит? ■ А еще права геев. Нам говорят, что Россия — очень плохая и отсталая страна, потому что она приняла закон, запрещающий пропаганду гомосексуализма среди несовершеннолетних. Однако наши лидеры, бойкотировавшие из—за этого закона зимнюю Олимпиаду в Сочи, посещают страны Персидского залива, где гомосексуалистов могут посадить в тюрьму и даже казнить. И они тепло приветствуют местных правителей, не упоминая о правах геев. ■ Наверно, тюремное заключение или казнь геев — это намного хуже, чем закон, который запрещает пропаганду гомосексуализма среди несовершеннолетних? Почему наши лидеры, если они так искренне обеспокоены правами гомосексуалистов, нападают на Россию, а не на те страны, где геев сажают в тюрьму или казнят? Я сбит с толку. Кто—нибудь мне объяснит? ■ В многочисленных газетных статьях нам говорят, что венгерская ультранационалистическая партия «Йоббик» очень плохая. Ее подъем вызывает большое беспокойство, хотя эта партия даже не представлена в правительстве и вряд ли там окажется. Однако на Украине неонацисты и ультранационалисты занимают посты в новом правительстве, которое наши западные лидеры с энтузиазмом поддерживают. В феврале неонацисты и ультраправые сыграли ключевую роль в свержении демократически избранного правительства Украины, в «революции», которую приветствовал Запад. Почему ультранационалисты и ультраправые группировки недопустимы в Венгрии, но допустимы на Украине? Я сбит с толку. Кто—нибудь мне объяснит? ■ Нам говорят, что Россия — агрессивная, империалистическая держава, и что НАТО беспокоится о противодействии российской «угрозе». Но на днях я посмотрел на карту: я увидел, что с Россией граничат или находятся поблизости уйма стран, входящих в НАТО — возглавляемый США военный альянс, члены которого за последние 15 лет бомбили и нападали на множество стран. Но я не увидел ни одной страны рядом с Америкой, которая входила бы в российский военный альянс, я не увидел российских военных баз или ракет в странах, граничащих со Штатами или находящихся поблизости. И все же нам говорят, что «агрессор» — это Россия. Я сбит с толку. Кто—нибудь мне объяснит? □ ■ Дата публикации 15 апреля 2014 года.

Admin: ■ 29 апреля 2014 года | Виталий ТретьяковСправедливость историиВиталий Третьяков о фантомных болях прежних империй и миражах новой независимости ■ Фото: ИТАР—ТАСС/ Вячеслав Юрасов И умные, и глупые люди любят рассуждать о фантомных болях по бывшим своим территориям, которыми страдают распавшиеся империи. Такие боли, действительно, существуют. Имеются они и у России. И не только у неё. И к этим болям я ещё вернусь. А вот только умные люди способны рассуждать о том, что существуют ещё и миражи недавно приобретённой независимости. Как эти миражи выглядят? А вот так — на постсоветском пространстве, например. В 1991 году распался Советский Союз. Из него вышли, как считается, 15 государств, которые обычно называются новыми независимыми государствами. В этом названии всё неточно. Во—первых, не все эти государства де—юре были государствами де—факто. Примерно половина из них истории своей государственности никогда до того не имели, и поэтому, в частности, реально не приобрели её и поныне. А некоторые имели, но ограничивалась эта история кратким историческим периодом от распада Российской империи до 1939 года. Во—вторых, что главное для нашей темы, государств—то оказалось не 15, как удобно некоторым считать, а, что выяснилось ещё и до 1991 года, а в некоторых случаях сразу после, 19. Ибо кроме тех, что раньше были союзными республиками в составе СССР, то есть как раз 15, образовались ещё четыре непризнанных (два — до 2008 года) государства: Нагорно—Карабахская республика, Приднестровская Молдавская республика, Республика Абхазия и Республика Южная Осетия. То, что данные территории не признавались государствами, сути дела не меняло. Ведь те новые независимые государства, которых все признали и которые считали, что эти территории входят в них, реальной власти над этими непризнанными независимыми государствами не имели и не имеют до сих пор. Итак, по умолчанию считалось, что в 1991 году распался Советский Союз и на этом история данного пространства, да и вообще Европы остановилась. То есть то, что СССР (а фактически — Большая Россия) распался, это свершившийся раз и навсегда факт. Но вот все, кто из СССР вычленился, теперь останутся таковыми навеки вечные. Этот странный для образованных людей или людей со здравым смыслом вывод сделали многие. И в первую очередь — так называемые элиты как новых независимых государств, так и западных стран. Но и внутри России многие так считали или хотели считать. Несмотря на то, что это противоречило не то что самой истории человечества, но даже и тому, что происходило в последние десятилетия в самой Европе и даже на постсоветском пространстве. Давно уже у меня не было возможности дискутировать с грузинами, живущими в Грузии, а когда такая возможность была, я им говорил: «Скажите, почему вы думаете, что если распался СССР, то, во—первых, это должно было и могло случиться, а то, что фактически распалась Грузия в границах Грузинской ССР, то это нонсенс и злая воля Москвы?» Большинство моих оппонентов просто не понимали или делали вид, что не понимают вопроса. Я пытался им (а также ещё и многим украинцам) объяснить простые вещи. История человечества есть история возникновения и исчезновения государств, история объединения государств и история их распада. Так было всегда. Почему вы думаете, что с возникновением вашего государства история остановилась? Почему вы думаете, что история выбрала именно вашу страну в качестве единой и неделимой на ближайшие тысячу лет? Скажите, а каким образом получилось так, что в середине ХХ века в мире было 50 государств, а сейчас их уже больше двух сотен? Откуда новые 150 взялись? Из воздуха или образовались из тех 50—ти, что были раньше? Почему вы считаете, что территории (и живущие на них народы), которые были вписаны в ваши границы как союзных республик в составе СССР, останутся вашими навеки? Согласно соответствующему постановлению Президиума Верховного Совета СССР? Примерно в этом месте мои оппоненты обычно приходили в себя и вспоминали, разумеется, о Заключительном акте Совещания в Хельсинки от 1975 года. То есть — о нерушимости послевоенных границ в Европе. А я им говорил: но где государства, подписи чьих тогдашних глав стоят под Хельсинкским актом? Где СССР? Где ГДР? Где Чехословакия? Где Югославия? Какая нерушимость границ? Но если её нет для СССР и Югославии, если её нет для Чехословакии, если её нет для ГДР, поглощённой ФРГ, то почему эта нерушимость есть для Грузии, Молдовы или Украины? Кто это сказал? Господь Бог? Он этого точно не говорил. Сама История? Ну так она, как я вам уже объяснил очевидное, только и состоит из возникновения и исчезновения государств, из их размножения... Или это сказали те, кто Хельсинкский акт подписывали? Так и их уже нет на этом свете. Или это вам сказали в сегодняшнем Вашингтоне, Лондоне, Париже и Брюсселе? А разве те, кто там сидит и говорит, сильнее истории? И почему вы тогда не контролируете якобы вам принадлежащие Нагорный Карабах, Приднестровье, Абхазию, Южную Осетию? Почему Сербия потеряла Косово? Почему Румыния мечтает присоединить к себе Молдову, а Албания — Косово? Согласно предписаниям 1975 года? Дискуссия, конечно, тупиковая. Так как я исхожу из реального хода реальной истории, а образовавшиеся в 1991 году государства — из своих пожеланий (психологически понятных) и уверенности (а вот это уже совсем непонятно), что именно их и именно в желаемых ими границах (очень часто искусственных) история теперь будет обходить стороной. Ибо иное будет несправедливо. Почему именно на этих государствах история решила продемонстрировать свою справедливость — внятных объяснений не следует. Итак, здесь прослеживается именно то, что я и называю миражом новой независимости и территориальной целостности. А теперь, как и обещал, вернусь к фантомным имперским болям. Совершенно очевидно, что некоторые из них никогда не заменятся воссоединениями, которое мы только что своими глазами видели на примере России и Крыма или которое непременно рано или поздно увидим на примере Армении и Нагорного Карабаха. Но также очевидно (для тех, кто не рассматривает историю, как любезный ему ход событий, то есть распада других и вечного сохранения себя), что в нашей земной цивилизации как суммы территорий и заселяющих их народов существуют вполне определённые союзообразующие (или, если хотите, имперские) полюса. Это и Западная и Центральная Европа, которая, однажды возникнув как Священная Римская империя, много позже возродилась в виде Европейского Союза. Это и Великобритания, вроде бы и распавшаяся империя, но, во—первых, продолжающая существовать в виде Британского Содружества наций, во-вторых, передавшая свой имперский центр Соединённым Штатам Америки, которые сегодня стали фактически новым форматом Британской империи, внутри которого бывшая метрополия стала вассалом своей бывшей колонии. Это и демократическая Французская республика, сохраняющая и пестующая зону франкофонии. Это и нынешняя Турция, по мнению многих, пытающаяся постепенно воссоздать в новом формате Османскую империю. Это и древнейшие Китай, Индия и Иран (Персидская империя). Это, конечно, и Россия — союзообразующий полюс Востока Европы, Кавказа, Средней Азии, ну и Сибири и Дальнего Востока, разумеется. Да, есть имперские центры, которые, кажется, исчезли навеки. Например, Рим и сама Италия это уже не та славная Древнеримская империя в новом формате, а всего лишь часть Священной Римской империи эпохи модерна и постмодерна. И Португалии как империи больше нет. И Япония уже не империя, хотя её и возглавляет император. Есть те, кто недолго претендовал на создание собственной империи, но не смог эти претензии реализовать — в Европе это, например, Швеция и Польша. Не выдержали конкуренции с другими геополитическими субъектами. Конкретно - с Россией. Как иные претенденты не выдержали конкуренции со своими конкурентами. Но вот чего мы точно не видели за последние сто лет, так это возникновения абсолютно новых союзообразующих центров, к которым естественно и автоматически (таков закон истории) примыкают соседние средние и малые государства, часто распадающиеся, так как разные их территории тяготеют к разным союзообразующим полюсам. Пока нигде таких новых стран—полюсов не возникло. Видимо, потому, что цивилизационные (они же - имперские) полюса мира сформировались веками назад. Разве что в Латинской Америке такой полюс возникнет, хотя многие считают, что Испания может (и отчасти желает) возродить свои имперские (но в новом формате) границы. Но вот что точно можно сказать, что на территории Европы новых имперских центров нет и не просматривается. Ни Грузии, ни Украине таковыми не стать. Следовательно, историческая судьба их территорий — распределиться между давно уже существующими цивилизационными полюсами. Обрадованный распадом СССР и фактическим исчезновением коммунистических партий в странах Запада, Фрэнсис Фукуяма объявил, чем и прославился, о конце истории. В том смысле, что коммунизма—социализма больше никогда не будет, а будет повсюду только одна либеральная демократия. Довольно скоро ему пришлось отказаться от своего вывода. По той простой причине, что Фукуямы приходят и уходят, а история продолжает развиваться. В свете последних событий на Украине кажется, что Киев, Вашингтон и столицы многих государств—членов Евросоюза населены сотнями Фукуям, считающих, что если они громко и хором будут кричать, что история закончилась (для них — благостно, для других — так, как им, Фукуямам, пришлось по душе), то так тому и быть. Нет, ребята Фукуямы, как не все фантомные боли восполнятся, так и не все миражи воплотятся в желаемую реальность. Петух ведь тоже думает, что солнце всходит, потому что он кричит. А оказывается, что наоборот. Но петуху простительно этого не понимать. Петуху, но не людям. Даже если они политики.

Admin: ■ 22 мая 2014 года | Сергей ОрловУсть—Луга мстит за «Бронзового солдата»Снос памятника воину—освободителю до сих пор бьет по экономике Эстонии ■ Фото ИТАР—ТАСС/ Коммерсантъ Утверждения о том, будто Эстония полностью оправилась от экономических потрясений, связанных с возмущением россиян после сноса в центре Таллина в 2007 году «Бронзового солдата», оказались пропагандистскими трюками местной элиты. Правду на днях озвучил крупный предприниматель Тийт Вяхи — бывший премьер—министр Эстонии, один из лидеров борьбы за независимость республики, организатор «Народного фронта». На мероприятии, носящем красноречивое название «Кризисное совещание — TransEstonia» он сообщил, что после переноса монумента на кладбище потери республики составляют по 8 миллиардов долларов в год. ■ После этой оглушительной цифры становится понятным, почему совещание — кризисное, почему проводит его TransEstonia — местное Агентство по развитию логистики и транзита. «После событий с перемещением «Бронзового солдата» эстонские порты на Балтике откатились в транзитной отрасли с первого на четвертое место, — заявил Тийт Вяхи. — С учетом того, что на транзит приходилось 16% эстонской экономики, убытки составили 8 миллиардов евро ежегодно». ■ Самого Вяхи, тоже по понятным причинам, волнует эта ситуация: он смотрит на нее не только как патриот своей страны, но и как крупный бизнесмен — совладелец порта в Сялламяэ, член правления Ассоциации крупных предпринимателей Эстонии. Недаром в 2007 году его возмущение вызвали действия правительства против памятника воину-освободителю, стимулировавшие массовые волнения в Таллине и возмущение в России. «Ошибка не в том, что останки павших хотят перезахоронить из центра города на Военное кладбище, а в том, как это делается, в риторике, которая при этом используется, — писал в те дни Тийт Вяхи. — Разводят демагогию про то, что захоронены на Тынисмяги (холм в центре Таллина. — «СП») мародеры и насильники, что памятник символизирует массовых убийц и бандитов, что это не «памятник погибшим во Второй мировой войне» (как было объявлено в период правительства Марта Лаара), а оскорбляющее эстонский народ надгробие тем, кто проводил депортации...». Возможно, кстати, что недавнее падение кабинета Андруса Ансипа, который как раз и был инициатором сноса «Бронзового солдата», косвенно связано с теми событиями: ему так и не удалось решить ключевых задач экономики. ■ По словам Тийта Вяхи, «Бронзовым солдатом» политики Эстонии «оскорбили самое чувствительное для России…». «Каждая российская семья потеряла во Вторую мировую войну кого—то из родственников, эта тема там касается каждого. Поэтому неадекватная трактовка темы «Бронзового солдата» отозвалась самым резким осуждением в России. Нас не понимают, вернее, осуждают даже наши традиционные друзья там — предприниматели и деятели культуры», — утверждал он. «Поведение правительства было глупым, провокационным и противоречивым на всем протяжении саги о «Бронзовом солдате», — заключил Тийт Вяхи. ■ Реакция политиков и бизнес—сообщества России на те события тоже была понятной и адекватной. Многие граждане нашей страны отказались от покупок эстонских товаров. Призвал к этому и тогдашний первый вице—премьер РФ Сергей Иванов, выступая на совещании ветеранского актива в Москве. Ряд крупных российских торговых сетей в тот период прекратил продажу товаров, произведенных в Эстонии. Госдума потребовала от правительства ввести против республики экономические санкции, правда, вопрос этот оказался спорным, так как жесткие санкции били бы по русскоязычным жителям республики — рабочим и инженерам. ■ Российские железные дороги объявили о прекращении поставок нефти в Эстонию под предлогом ремонта. Ряд компаний приостановили инвестиционные проекты. Эстонской железной дороге пришлось сокращать рабочих из—за падения грузопотока. Ее прибыль в тот период упала в четыре раза. Из—за ограничения российского транзита закрылось более десятка транзитных компаний. Ну, а про эстонские порты сказал сам Тийт Вяхи. ■ При этом предсказать последствия было не так уж сложно. Не только экс—премьер осуждал правительство Эстонии. Профессор политологии Таллинского университета Райво Ветик накануне событий предупреждал в открытом письме, написанном вместе с коллегами: действия правительства с «Бронзовым солдатом» приведут к серьезным последствиям. На его взгляд, перенос монумента в итоге нанес серьезный ущерб не только экономическим, но и стратегическим интересам Эстонии, разрушил доверие русскоязычного населения к государственным учреждениям республики. ■ Острота идеологического конфликта со временем все же стала стираться, экономические отношения понемногу восстанавливаться. И, тем не менее, последствия сказываются до сих пор. Тийт Вяхи пытается их сгладить. В этом году он побывал в Москве, встретился с президентом Российского союза промышленников и предпринимателей Александром Шохиным. Естественно, особое внимание уделил сотрудничеству в сфере транспорта, транзита и логистики, в том числе на примере партнерства в работе порта Силламяэ. Однако для работы портов Эстонии и других стран Балтии возникли непреодолимые препятствия, связанные, как кажется, не только с естественной конкуренцией. Российские Приморский порт на Балтике и стремительно развивающийся порт в Усть—Луге не оставляют шансов конкурентам. По сути, об этом говорилось в последнем отчете работающей в области налогов, аудита и консультаций компании KPMG Baltics SIA «Исследование конкурентной позиции портов Балтии». Сравнительные данные показали: грузооборот лучшего в странах Балтии порта — Рижского — вдвое уступает Приморскому и довольно заметно — новому в Усть Луге. А Таллинский порт уступил даже Вентспилскому. Это и вызвало тревогу Тийта Вяхи. ■ Тут могут заметить, что «Бронзовый солдат» не имеет отношения к развитию порта в Усть—Луге, заложенного еще в 2001—м. Но это как сказать. Обратим внимание на слова Сергея Иванова, которые он произнес в бытность первым вице—премьером. Фактически Иванов поставил не только экономическую, но и политическую задачу, которую политологи связали и с антироссийскими настроениями, в том числе эстонской элиты. Иванов пообещал: к 2015 году у России будет достаточно своих ресурсов, чтобы прекратить любой экспорт через прибалтийские порты. И лексика была соответствующей моменту: он заметил, что наша страна «не будет кормить» порты Прибалтики. ■ Пока, похоже, с этой задачей мы не вполне справились, однако перспектива проясняется. Если в 2012—м грузооборот порта в Усть—Луге составил около 47 миллионов тонн, то к 2020—му планируется достичь 180 миллионов. А вот данные того отчета KPMG Baltics: Рижский порт — 36,1 миллиона тонн, Клайпедский — 35,2, Вентспилсский — 30,3, Таллинский — 29,5...

Admin: ■ 26 мая 2014 года | Сергей СлободчукМежду лисой Алисой и котом БазилиоО трех настоящих победителях президентских выборов на Украине ■ Фото ИТАР—ТАСС Президентские выборы, в какой бы стране они не проходили, — это всегда в первую и главную очередь ответ на несколько ключевых вопросов. Первый вопрос — как изменится политико-экономический курс правящей элиты. Вопрос № 2 — повлияет ли приход нового главы государства на экономическую модель. И, наконец, отразятся ли результаты президентских выборов на схеме отношений, принятой в обществе. И в этом смысле первые в истории независимой Украины президентские выборы в один тур — это на самом деле выбор не между Порошенко или Тимошенко, а между котом Базилио и лисой Алисой. □ Кредитная игла □ ■ С первых же дней своего существования, украинское государство настойчиво проводит неолиберальный курс в экономике, социальной сфере, культуре etc. Вот и первые шаги кабинета Арсения Яценюка, несмотря на всю «революционную» риторику, продемонстрировали: новые власти нацелены продолжать неолиберальную экономическую политику. Суть неолиберализма по—украински сводятся к установлению рыночных отношений между государством и гражданином. Если одной фразой, то «интересуют только те направления, что приносят прибыль, все остальное — в отбой». ■ Тезисно неолиберальный курс «по-киевски» сегодня выглядит так: • уход государства из экономики путем распродажи «своим» финансово—промышленным группировкам стратегических активов (облэнерго, ТЭЦ, горгазы и т.д.); • монополизация, когда министерства, госкомпании, заводы, комбинаты, аграрные предприятия и даже целые отрасли передаются олигархическим кланам «на кормление»; • наступление на права наемных работников с целью превратить возможность работать и зарабатывать в привилегию «не для всех»; • сокращение расходов на социальную сферу, культуру (в виде финансирования школ, вузов, театров и т.д.), а также армию. Зачем финансировать то, что не приносит быстрой прибыли? ■ Что же изменилось после Майдана? Правительство Яценюка демонстрирует, что государство и дальше будет уходить из экономики, распродавая предприятия в частные руки, в том числе, стратегические фабрики и заводы. А в условиях тотальной коррупции это означает, что самые доходные сектора экономики достаются «своим». А еще государство декларирует отказ от социальных обязательств перед гражданином. Вот почему такие сферы как образование, культура, оборона финансируются по остаточному принципу. ■ Украинский неолиберализм — это жизнь в долг. Сегодня главный кредитор Украины — это Международный валютный фонд. А МВФ является идеологом и локомотивом неолиберализма во всем мире, действуя по схеме «мы даем кредит, но взамен диктуем экономический курс, чтобы вы могли вернуть нам наши деньги с процентами». И здесь нынешняя власть повторяет практику времен президента Леонида Кучмы — когда социальные статьи бюджета финансировались за счет международных займов. Естественно, такая практика — это классика ростовщичества и долговой ямы. Ведь спустя пару лет опять приходится просить в долг — теперь уже для того, чтобы расплатиться за предыдущие долги. Дальше — по кругу. Поэтому первый победитель президентских выборов в Украине — это кредитомания. □ На олигархическом фронте без перемен □ ■ Конечно, новый президент в лице Петра Порошенко мог бы разорвать замкнутый круг. Но для этого необходимо изменить экономическую модель, отказавшись от олигархического капитализма. Так, может, новый президент изменит экономическую модель Украины? Это невозможно. ■ В украинской политике первую скрипку играют финансово—промышленные кланы. Именно олигархи «заводят» фракции в парламент, создают партии и кандидатов, и т.д. Вот почему олигархия настойчиво продвигает тему парламентско—президентской республики — за период после Кучмы кланы окрепли и им больше не нужен арбитр и «разводящий». Именно отсюда и неприятие идеи сильного президента с народным мандатом. Наилучший вариант для олигархии — это декоративный президент вроде польского короля при сейме магнатов. И наоборот, сильный премьер с парламентским (то есть, выданным самими кланами) мандатом — это то, что нужно. Именно поэтому олигархи и их парламентские группы заинтересованы в широких полномочиях для главы Кабинета министров, справедливо считая, что его полномочия — это эффективный рычаг для лоббирования экономических интересов ведущих финансово—промышленных группировок. ■ Сегодня Украина — это российский вариант «семибанкирщины» середины 90—х. Разве что еще в более запущенной форме — в ельцинской России олигархи диктовали политический и экономический курс, а здесь вообще Бориса Березовского выбрали в президенты. А движущая сила олигархии — это коррупция, ведь олигархическая модель возникает и может существовать только благодаря взяточничеству чиновников, судов, прокуратуры и милиции. ■ Показательно, но во время выборов ни один из кандидатов — ни Петр Порошенко, ни Юлия Тимошенко, ни Сергей Тигипко, ни Олег Ляшко, ни Михаил Добкин — не предлагал трансформировать олигархический капитализм во что—нибудь более человеческое. Не предлагал, в расчете на то, что удастся возглавить сложившуюся систему лично. ■ Конечно, Тимошенко в своих заявлениях грозно обещала «пообломать олигархам рога», но не предложила ни единого конкретного способа, как это можно сделать. А значит, цена таким обещаниям — как слову на заборе. Поэтому второй реальный победитель выборов 25 мая — это олигархическая модель экономики. А для миллионов простых украинцев — это победа коррупции как неотъемлемой составляющей олигархического капитализма. Значит, и дальше нужно будет нести конверт в школу, «давать на лапу» врачам, совать купюру гаишнику. А как иначе? Ведь украинский неолиберализм — это максимальная экономия на «народных» направлениях, вроде медицины и образования. □ Украина «на кормление» □ ■ Как ни удивительно, но в результате «народной революции» на Майдане Украина еще сильнее скатилась в феодализм. Отныне Киев жалует олигархам целые города и области — спикер—президент Александр Турчинов в марте впервые в истории Украины назначил крупных бизнесменов руководить областными администрациями: Игоря Коломойского — губернатором Днепропетровской, а Сергея Таруту — Донецкой области. Не стоит сбрасывать со счета и другие области Украины — пусть там олигархов не ставят губернаторами напрямую, зато назначают их ставленников. К примеру, после трагедии 02 мая в Одессе Турчинов назначил новым губернатором народного депутата Игоря Палицу, близкого к группе «Приват» Коломойского. Не хватает разве что официальной формулировки «на кормление», но все еще впереди. Если продолжать в том же духе, то скоро кто—нибудь из политиков предложит официально закрепить статус Украины как феодального государства со своей родовой аристократией, служилым дворянством, холопами и т.п. Ах да, еще с королем! Правда, самый выгодный для украинских феодалов вариант — это слабый король, избираемый на свою должность советом крупнейших магнатов и их представителей. Что—нибудь по аналогии с польским сеймом XVIII века. ■ Поэтому третий настоящий победитель выборов 25 мая — это украинская версия феодализма. А для простого украинца это означает, что социальные лифты будут и дальше работать по принципу кумовства—сватовства. В политике, на государственной службе и в коммерции будет править клановость. Ведь феодализм — это в первую очередь передача статуса, должности, земель, да и вообще любых активов по наследству. ■ Именно поэтому самая популярная интрига нынешних выборов — Порошенко или Тимошенко — изначально не имела никакого отношения к настоящей жизни. Ведь любые выборы ценны для нас только, если могут что—то изменить в нашей жизни. А здесь, какая разница, кто будет заманивать Буратино на Поле чудес в Стране дураков — лиса Алиса или кот Базилио?

Admin: ■ 25 мая 2014 года | Исраэль ШамирСтратегическая осьИсраэль Шамир о значении газового соглашения между Москвой и Пекином ■ Фото: israelshamir.net Сегодня мы становимся свидетелями крутого поворота мировой истории. Интереснейшая геополитическая партия разыгрывается, с многочисленными игроками, на многих досках, да и правила меняются от места к месту. Где—то играют в лапту, где—то в тайский кикбоксинг, где—то по шахматным правилам, а высшие игроки — в бесконечное го, хитрую японскую игру для стратегов. ■ Россия — один из ведущих игроков; она старается положить конец американской гегемонии и возвратить миру его цветущую сложность. Америка пытается удержать позиции, которые она захватила в результате ряда побед. В 1945 она подмяла под себя Западную Европу, в 1991 — Восточную Европу и Россию. И вот наступил поворот. Покоренные страны стараются вырваться из—под американского ярма. Их лидером стала Россия. ■ Вся хитрость великого стратега в том, чтобы одновременно держать в уме и основную игру, и отдельные фронты. Путин это умеет. Он показал себя — снова — как мастер ассиметричных ответов. Пока мы разглядывали на карте Донбасса Славянск и Горловку, Путин обошел противника с востока на карте мира, и одержал блистательную победу, заключив гигантский газовый контракт с Китаем. Значение этого контракта невозможно переоценить. Он меняет глобальный расклад сил. Впервые с пятидесятых годов прочится союз Москва—Пекин, не как фраза, но как новая реальность. ■ Этот союз выстраивался Сталиным начиная с двадцатых годов, когда рукоплескал Ярославль вести о том, что рабочими и войсками Кантона взят Шанхай. Маяковский назвал это своим лучшим стихом. Советская Россия отдала китайцам всё, что забрала Россия царская в пору китайского бессилья. Хрущев разбазарил заработанный Сталиным кредит доверия; хорошо, что хоть до войны дело не дошло. Путину пришлось восстанавливать отношения, и пойти на заметные территориальные уступки Китаю при размежевании границ. Тогда его упрекали русские патриоты, но он оказался прав — без решения территориальных споров союз был бы невозможен. ■ Союзничество Москвы и Пекина против американской гегемонии реально началось несколько лет назад, в январе 2007 года, когда Россия и Китай наложили вето на проект западной резолюции Совбеза по Мьянме (Бирме). Это был шок для Запада — война против Бирмы была уже запущена, уже вышел фильм о Джеймсе Бонде, бомбящем Янгон (Рангун), а совместных русско—китайских вето не было с 1972 года. Бирма была другом Китая; России было, по большому счету, все равно — но Путин решил дать политический кредит Пекину. Без Москвы, Пекин не посмел бы наложить вето. ■ Вслед за этим, в феврале 2007 года, в Мюнхене Путин бросил открытый вызов американской гегемонии. Его оценили как one of Russia's periodic bouts of letting off steam at its diminished world status («Россия периодически выпускает пар по поводу падения своего статуса в мире»). Но эта речь объяснила и голосование по Мьянме, и последовавшее голосование в июле 2008 года, когда Россия и Китай совместно наложили вето на проект западной резолюции по Зимбабве в Совете Безопасности. (Хорошо вспомнить, что тогда президентом уже стал Медведев, которому ставят в вину голосование по Ливии, забыв о его достижениях). ■ Вето по Зимбабве было настоящим ударом по гегемонии — Запад не посмел через него перешагнуть, и Зимбабве избежала судьбы Сомали (западная резолюция по Сомали прошла, и эта страна погибла). И тут у России, в отличие от Китая, не было интересов в Зимбабве, но без России Пекин бы не посмел применить вето. Так Россия второй раз дала политический кредит Пекину, и взяла на себя роль лидера в борьбе за многополярный мир. Американским ответом на это стала российско—грузинская война в августе 2008 года, проверка боем, которую наша армия с честью выдержала. ■ Мьянма и Зимбабве беспокоили Англию, но не континентальную Европу. Следующее серьезное совместное русско—китайское выступление — в Сирии — было ближе к Европе, но тоже не критично для европейцев. В Сирии русским (при поддержке Китая) удалось прищучить американцев. Американская гегемония начала рушиться. ■ В ответ американцы устроили переворот на Украине. Одной из целей было восстановить Западную Европу против России. Пусть Западная Европа сплотится под американской эгидой, ужаснувшись русской угрозе. Они устроили массовую истерию в прессе: можно было подумать, что русские танки уже на пути к Ла Маншу. ■ Россия поначалу ответила Олимпиадой. Церемонии открытия и закрытия игр должны были показать европейцам, что Россию не надо бояться — ее можно любить, как давешнего собрата и партнера в рамках одной великой европейской цивилизации. А значит, не нужно НАТО, не нужны американские ракеты и базы в Европе. ■ Именно так поняли Олимпиаду стратегические противники России — и именно поэтому они развязали безумную кампанию ненависти против Сочи, города—курорта на немодном берегу Черного моря — как против Мордора. Шла борьба за сердца и умы европейцев. Американцы покорили Западную Европу тогда же, когда русские взяли Европу Восточную — в 1945 году. Но русские отказались от своей половины в роковом 1990, позволив этим странам самим определять свою судьбу. Американцы и не подумали вывести свои войска из Западной Европы. Они поставили во главе этих некогда великих держав своих ставленников, используя подкуп, силу, убийства, и в первую очередь — свое владычество над дискурсом. ■ Европейские политики во власти и в основной оппозиции — в основном американские пудели и болонки, готовые предать интересы своих стран и народов по велению Вашингтона. Но за пределами контролируемого дозволенного дискурса возникли партии и движения радикальной оппозиции, крайне левые и крайне правые, поскольку это деление большого смысла в наши дни не имеет. Лидеры этих партий смело говорят — будущее Европы в союзе с Россией. Геть американцiв, как сказали бы на мове. ■ Благодаря интернету возникло и мощное неструктурированное общественное мнение. К нему — через головы хозяев дискурса — потянулся Путин. Положительное влияние имело быстрое присоединение Крыма, потому что оно просигнализировало — Россия смеет. Не только говорить и протестовать, но и действовать. Так впервые с пятидесятых годов общественное мнение на Западе (в отличие от позиции крупных партий) склонилось на сторону России. Посмотрите комментарии к статьям про Россию в самых антирусских газетах — «Гардиан» и «Шпигель» — и вы увидите, что общественное мнение склоняется в пользу России. И это — несмотря на модераторов, несмотря на «дочерей офицера из Крыма», пишущих из Лэнгли, несмотря на ангажированность и необъективность «Гугла» и других интернет—ресурсов. ■ Газовый контракт с Пекином — это важное сражение за будущее не столько Украины, сколько Западной Европы. Газ играет ключевую роль в этой конфигурации. ■ «Европа перестанет покупать русский газ, и Россия загнется», — говорят американцы и их европейские марионетки. ■ «Мы замерзнем раньше, чем у России кончатся деньги», говорит европейская оппозиция. ■ Контракт с Китаем дает мощное оружие в руки европейских политиков, стремящихся освободиться от американского контроля. Теперь они могут сказать своим избирателям: «Рссиия продаст газ Китаю, а мы замерзнем — потому что так захотелось американцам. Долой американскую оккупацию! Даешь Европу с Россией во главе!» ■ Американцы думали пожертвовать России Крым, и натравить на нее европейцев. Но ввязавшись в заварушку, американцы могут потерять Германию — если там поймут, что с Россией дружить лучше, выгоднее, и более созвучно национальному духу. Мы, конечно, хотим, чтобы Путин вернул Украину, но Германия — круче. Если подружимся с Германией, то Украина придет сама. А ключи к сердцу Германии лежат в Пекине, в газопроводе из Сибири. ■ Во Франции хозяева дискурса переборщили. У власти там находятся оголтелые сторонники всеобщего изменения пола и массовой иммиграции. Народу это не нравится. Но так хитро устроена политическая система Запада, что она предлагает выбор между правыми американскими марионетками и левыми американскими марионетками. Французы проголосовали за Саркози — и вернулись в НАТО. Проголосовали за Олланда — и пришлось сдавать выгодный заказ на вертолетоносцы. Сейчас некогда маргинальная партия НФ становится реальной претенденткой на Елисейский дворец и готова выстроить союз с Москвой. ■ Если в результате газовой сделки выстроится союз Берлин—Москва—Пекин, мир станет иным. И тогда мелочи вроде Ахметова в Донбассе решатся сами собой. Но на Бога надейся, а сам не плошай. На то она игра на сотнях шахматных досок, что ни про одну из них нельзя забыть. И ни одну нельзя сдать. ■ Россия — важная региональная держава, проворчал обиженный Обама. Но нет! Россия — мировая держава. Недаром русские бомбардировщики дальнего действия показались над Гуамом в Тихом океане, пролетели вдоль берегов Калифорнии, свили себе гнездо в освобожденном Крыму. Русские нефте— и газопроводы соединяют Иран, Туркмению, Китай, Сибирь и идут в Западную Европу. И главное, что есть в России — это умы, образованные люди, способные помочь миру освободиться от американского диктата и зажить свободной жизнью.

Admin: Почему Запад ненавидит Путина?Руководитель Центра гражданских инициатив из Калифорнии считает, что по мере ухудшения ситуации на Украине, на Россию и ее президента выплескивается немыслимый объем дезинформации и злобы. □ Да, я апологет Путина □ ■ Такое ощущение, что журналисты и обозреватели роются по Интернету и словарям в поисках новых непристойных эпитетов для страны и ее лидера. Когда я выступаю по всей Америке, в первую очередь мне задают вопрос с подковыркой: «А что вы скажете о Путине?» ■ Вот я и решила поделиться своими соображениями. □ □ ■ Конечно, у Путина есть недостатки и он делает ошибки. Однако основываясь на моем собственном опыте давнего общения с ним и на опыте людей, которым я доверяю, включая американских должностных лиц, которые работали с ним в разные годы, считаю, что Путин — это прямой, надежный и на редкость изобретательный человек — руководитель, который спокойно работает, пренебрегая оскорблениями и мифами, которые плодятся вокруг него с тех пор, как он стал вторым президентом России. Как и многие из тех, кто имел дело с этим до поры никому не известным человеком, я не хотела, чтобы меня записали в апологеты Путина. Пустое. Даже если вы относитесь к нему нейтрально, вам скажут, что вы к нему чрезмерно снисходительны. Скажут обозреватели, шакалы журналистики, а также граждане, которые все свои новости черпают из телеканалов CNN, Fox и MSNBC. ■ Я не считаю себя экспертом. Просто я 30 лет работала в СССР и России в области гражданских инициатив. Но за это время у меня было куда больше возможностей общаться с самыми разными гражданами России на всей их территории протяженностью в 11 часовых поясов, чем у любого западного репортера или, в конце концов, вашингтонского чиновника. ■ Я позакомилась с Путиным в те годы, когда ему самому еще не приходило в голову, что он будет президентом России. Было это в Санкт—Петербурге в 1990—е годы. Далее мои личные впечатления о Путине. □ История отношений и наблюдений □ ■ Шел 1992 год. Минуло два года после краха коммунизма. Дело было в Санкт—Петербурге. Годами к этому времени я создавала программы, которые должны были наладить человеческие отношения между двумя нашими странами и по возможности помочь советским людям преодолеть комплекс «осажденной крепости». В голове у меня возникла новая идея. Поскольку я догадывалась, что для ее осуществлении понадобится санкция мэрии, мне организовали там встречу. ■ Мы с моим другом Володей Шестаковым пришли в Мариинский дворец. Оказались в маленьком унылом кабинете пред лицом сухощавого невыразительного человека в костюме коричневых тонов. Он поинтересовался целью нашего визита. Пробежав глазами наше предложение, стал задавать разумные вопросы. На каждый ответ следовал новый вопрос по делу. Я поняла, что этот человек разительно отличается от привычного типа советского бюрократа, который затеивает с иностранцами панибратские разговоры, в надежде получить взятку за свои услуги. Наша организация принципиально не давала взяток. Этот бюрократ был открытым, заинтересованным и не переходил на личности. После почти часового подробного разговора он сказал, что пытался понять, соответствует ли наше предложение действующему законодательству. Оказалось, что нет. Под конец, он сказал несколько теплых слов о нашем предложении. Вот и все. Он проводил нас до дверей. Оказавшись на улице, я сказала: «Володя, впервые я встретилась с советским бюрократом, который не попросил организовать ему поездку в Штаты». Я, наконец, изучила его визитку. Там было написано: Владимир Владимирович Путин. ■ 31 декабря 1999 года: Внезапно президент Ельцин решает оставить свой пост и передать Россию в руки никому не известному Владимиру Путину. Узнав об этом, я подумала: не тот ли этот Путин, которого я помню. Ему—то точно не по силам руководить Россией. На следующий день я увидела фотографию в «Нью—Йорк таймс». Это был тот самый Путин. Я была в шоке и сказала друзьям: «Это катастрофа для России. Я с ним общалась. Он слишком закрыт и слишком умен, чтобы его принял русский народ». И продолжила размышления: «Для того, чтобы Россия поднялась с колен, нужно сделать две вещи: 1.) отлучить от Кремля молодых олигархов; 2.) найти способ добиться повиновения от региональных боссов (губернаторов), которые превратили свои регионы в феодальные владения. Я была уверена, что невысокий человек в коричневом костюме не способен справиться с этой двуединой задачей. ■ Февраль 2000 года: Практически с начала своего правления Путин стал «строить» олигархов. В феврале его спросили о них и он сказал: отношения с ними будут такими же, как со всеми остальными. Как с владельцами маленькой пекарни или мастерской по ремонту обуви. Это был первый сигнал, что олигархам отныне не будет позволено управлять правительством по своему усмотрению или пользоваться особым доступом к Кремлю. И тогда впервые задергались западные капиталистами. В конце концов, эти олигархи были богатыми неприкасаемыми бизнесменами — добрыми капиталистами и какая разница, что они приобрели свои капиталы незаконным путем и тут же увели финансовые потоки в оффшоры. ■ Путин приласил олигархов в Кремль и предложил им сделку: пусть оставляют себе недобросовестно полученные компании, но с условием добросовестно платить налоги и не лезть в политику. Это было первое из путинских «элегантных решений» для почти неразрешимых проблем, стоящих перед новой Россией. Но оно же поссорило его с американской прессой и чиновниками, которые выступили на стороне олигархов. В первую очередь, Михаила Ходорковского. Последний политизировался, не платил налогов и к тому моменту, как его посадили, вел переговоры о продаже значительного пакета акций крупнейшей российской нефтяной компании «Юкос» американской Exxon Mobil. К сожалению, Ходорковский превратился в жертву (каковой и остается) в глазах американской прессы и американских властей. ■ Март 2000 года: Я приехала в Петербург. Меня навестила давняя русская подруга (психолог). Первый вопрос, который я ей задала: «Лена, а что представляет собой ваш новый президент?» Она засмеялась и сказала: «Володя? Он мой одноклассник!» А на вопрос, как он поступит с ельцинскими преступниками в Кремле, она сказала «Насколько я его представляю, сначала он за ними понаблюдает, чтобы разобраться, чем они занимаются. Затем он даст им понять, что он за ними наблюдает. Если они не откликнутся, он поговорит с ними лично, а если они и после этого не образумятся, некоторые через пару лет окажутся в тюрьме». Я поздравила ее по электронной почте, когда ее предсказания стали сбываться. ■ Конец 2000 года: К концу этого года американским должностным лицам стало казаться, что Путин будет враждебен американским интересам. Каждый его шаг стал подвергаться осуждению. Мне это было непонятно. ■ С 2001 года и по сей день я наблюдаю за тем, как медиа становятся к нему все более враждебны: обвинения в убийствах, отравлениях, сравнения с Гитлером. Ни одного конкретного доказательства ни разу предъявлено не было. Все эти годы я путешествовала по России и видела, как страна меняется к лучшему. Россия начинает выглядеть как вполне достойная страна. Невероятно, какого прогресса она добилась с тех пор, как 14 лет назад ее принял никому не известный неопытный президент. □ На воре шапка горит □ ■ Так почему же наши руководители издеваются над Россией и Путиным и демонизируют их? Нет ли здесь эффекта «На воре шапка горит?». Не приписываем ли мы им те черты, которые боимся признать в самих себе? ■ Не потому ли мы постоянно проклинаем Путина и Россию, что: • переносим на Путина грехи свои и собственных лидеров? • обвиняя Россию в коррупции, нам легче делать вид, что у нас нет никакой коррупции? • клеймя Россию за нарушение прав человека, нам легче игнорировать их в собственной стране? • обвиняя Россию в возрождении СССР, мы прикрываем наши собственные деяния в качестве мирового «гегемона»? • называя ее воинственной, уклоняемся от признания того, что воинственность была политикой наших собственных нескольких последних администраций? □ Досье «КП» □ Шарон Теннисон (США) — основательница и президент Центра гражданских инициатив (Center for Citizen Initiatives). C 1983 развивает контакты между гражданами двух стран — как человеческие, так и деловые в области образования, здравоохранения, сельского хозяйства, экологии. Основатель сайта Russia: Other Points of View («Россия: другие точки зрения»), где публикуются объективные материалы о положении в нашей стране.

Admin: ■ Хотел сказать несколько слов в качестве комментария. Начал подбирать эти слова, и понял, что написанное Виталием Третьяковым в принципе в каких—либо комментариях не нуждается. Просто Россия обязана публично довести до сведения всех без исключения, что национально—освободительную войну одной из частей русского народа, оказавшейся на территории враждебной этому народу страны, Россия не может не поддержать. И поддержать не на словах, а на деле! ■ 09 июня 2014 года | Виталий ТретьяковНационально—освободительная война НовороссииВиталий Третьяков: 10 аргументов, которые Россия может предъявить «мировому сообществу» ■ Фото: ИТАР—ТАСС/ Михаил Клементьев Политики редко говорят то, что думают. Двусмысленности, умолчания и прямой обман - обычное оружие политиков. И самых злокозненных, и самых праведных. Лгать — проще и привычней, говорить правду — труднее и рискованно. ■ Ведь правды потому и боятся, в том числе и в первую очередь политики, что она разит наповал. Часто тех, кто ею неумело воспользуется. Однако случаются моменты, когда максимальная правда, способность называть вещи своими именами является самым сильным оружием. Причём единственным, которое обеспечивает победу. ■ Возьмём историю с Крымом. С точки зрения властей Украины и стран Запада, Россия просто аннексировала Крым. И формально они правы. Но только в том случае, если рассматривать Крым как не более чем один из регионов Украины в границах 1991 года. ■ А вот если рассматривать крымский казус как воссоединение русского народа и территории, на которой он веками проживал, с Россией, то тут и формально нетрудно найти аргументы для юридического обоснования возвращения Крыма в состав России. ■ Однако для этого России как государству нужно было давным—давно официально заявить о том, что с момента исчезновения Советского Союза русский народ является разделённым народом. ■ Насколько мне известно, лишь единожды — и уже после проведения референдума в Крыму — Россия официально (устами президента Путина) заявила об этом. Однако разовое выступление, тем более — не оформленное как официальный документ, является слишком мягкой формой для столь важной декларации. ■ Фактически и политически проблема Крыма решена, хотя юридически России ещё очень долго придётся доказывать правомерность того, что случилось весной 2014 года. ■ А вот гораздо более сложная (в том числе и юридически) проблема Новороссии (в ином варианте: Юго—Востока Украины или Донецкой и Луганской республик) не только стоит во всей своей остроте — вообще и для России в особенности. Это вопрос жизни и смерти для сотен тысяч людей, дальнейших судеб миллионов. ■ Ясно, что Россия не имеет права вооружённым путём пресечь карательную операцию киевской власти против населения восточных областей Украины. Ясно, что США не позволят Совету безопасности ООН проголосовать за миротворческую операцию России в Донецкой и Луганской областях, если даже украинская армия, т.н. национальная гвардия, частные армии украинских олигархов и даже просто банды вооружённых украинских националистов будут десятками тысяч уничтожать «сепаратистов и террористов, восставших против законной власти и выступающих против территориальной целостности Украины». Запад патронирует киевский режим (на ближайшие месяцы - режим Порошенко) и в ближайшие годы от этого не откажется. ■ Увы, Россия сама даёт аргументы для того, чтобы быть в этой ситуации связанной по рукам и ногам т.н. международным правом. Вернее, не осмеливается предъявить публично аргументы противоположного свойства. Аргументы, которые являются правдой, однако правдой, до сих пор никогда не произносимой Россией официально. ■ Но если Россия эту правду не произносит сама, что же удивляться, что украинские националисты и Запад на неё не реагируют, лицемерно или по невежеству её не замечают, постоянно бубня о каком—то «народе Украины» и о какой—то «единой Украине», во внутренние дела которой Россия вмешивается или желает вмешаться? ■ О чём же должна заявить Россия, чтобы эта правда стала, наконец, фактом международной политики? О следующем: 1. С декабря 1991 года русский народ является самым большим разделённым народом Европы. 2. Россия ставит целью своей политики воссоединение русского народа, особенно в том случае, когда русские, оказавшиеся помимо своей воли на территории других государств, подвергаются каким—либо видам систематических и массовых преследований или дискриминации по национальному признаку, а особенно в случае прямой угрозы физического насилия или уничтожения с помощью оружия. 3. Большая отделённая часть русского народа, численностью до 25 миллионов человек, осталась в 1991 году на территории Украины. Причём русские граждане Украины живут на территории этой страны на своих землях. 4. Население возникшего в 1991 году государства Украина, помимо многочисленных национальных меньшинств, состоит из примерно равных по численности двух народов — украинцев и русских. Однако этот факт украинским государством не признан, а власти Украины при всех её президентах последовательно и целенаправленно проводили политику украинизации русского населения Украины. 5. У Украины был шанс создать своё государство как украино—русскую демократическую республику (федеральную или унитарную), в которой украинцы и русские пользовались бы равными правами во всех сферах - от политической до языковой, но этого не случилось. Более того, центральная власть Украины по собственной инициативе или под давлением украинских националистов сделала всё, чтобы помимо их воли «превратить русских в украинцев», а сам русский народ на Украине свести до уровня и статуса всего лишь «национального меньшинства», а не признать его как одну из двух (наряду с украинцами) государствообразующих наций Украины. 6. Весной 2014 года центральная власть Украины окончательно приняла идеологию «украинизма» (украинского национализма) как государственную идеологию и перешла к форсированному и насильственному строительству этнократического государства украинцев. 7. Русские и русскоязычные граждане Украины — в первую очередь жители юго—восточных областей Украины, но не только их — не пожелали признать эту идеологию, ибо она напрямую предписывала превращение их из русских граждан Украины в «украинцев». В ответ центральная власть Украины, сформированная в результате государственного переворота, перешла к прямому политическому и физическому преследованию всех несогласных. Более того, она допустила и даже институализировала вооружённый националистический (украинский) террор против русских. 8. Украинские националисты, перейдя к вооружённому физическому насилию против инородных граждан своей страны, развязали гражданскую войну на Украине. Русские вынуждены были перейти к самообороне, сначала политической, а затем и вооружённой. 9. Однако после того как центральная власть Украины встала в этой гражданской войне на одну сторону, а именно — на сторону украинских националистов, гражданская война на Украине превратилась в национально—освободительную войну русского населения Украины (в основном на территории Новороссии, то есть на землях своего исторического проживания) против националистической власти Украины и поддерживаемых ею незаконных формирований украинских националистов, часть из которых открыто исповедуют расистские, шовинистические и прямо нацистские идеи. 10. Россия не может рассматривать национально—освободительную борьбу многомиллионного русского населения против государственного и неофициального украинского национализма и за своё физическое выживание на своей собственной земле как внутреннее дело Украины, а посему будет принимать решения, исходя из реального понимания происходящего на территории, ранее признававшейся ею территорией суверенного государства Украина. ■ Вот в этом и состоит правда. И эту правду Россия обязана публично продекларировать и официально довести до сведения всех правительств мира и до ООН. Национально—освободительную войну части русского народа, оказавшейся на территории другой и враждебной этому народу страны, Россия не может не поддержать. А уж какими методами, вопрос даже уже не политический, а скорее технический. ■ Без этой правды мы не сможем сделать ничего. Это значит, не сможем спасти от уничтожения или изгнания с их собственной земли не менее чем 20 миллионов русских. Вот такой выбор. И его надо делать.

Admin: ■ 10 июня 2014 года | Виталий Третьяков«Марш ватников» против нацизмаВиталий Третьяков призывает москвичей выступить в поддержку Новороссии ■ Фото: ИТАР—ТАСС/ Вячеслав Юрасов Через портал «Свободная пресса», с которым в последние месяцы в меру своих сил сотрудничаю, обращаюсь со следующим предложением или даже призывом ко всем, кому надоело пассивно наблюдать, как украинские вооружённые силы и националисты убивают мирных людей на востоке Украины. 1. Предлагаю провести в Москве и в других крупных городах России «Марш ватников» в поддержку национально—освободительной борьбы жителей Новороссии за свои жизни, за свою землю, за свою свободу, за свои права и за свой язык. 2. На Марш предлагаю выйти в знаменитых русских ватниках, этой универсальной и всепогодной одежде, которой не страшны ни солнце, ни дождь, ни снег, ни ветер, ни санкции, ни пули. Ватники украсить георгиевскими лентами. 3. Прошу редакцию «Свободной прессы» в сотрудничестве с любыми иными организациями, готовыми поддержать идею «Марша ватников», немедленно приступить к подготовке этой акции. 4. Думаю, что такой Марш необходимо провести как можно быстрее — не позже, чем до конца июня. 5. Уверен, что только в Москве этот Марш может и должен собрать не менее чем полмиллиона участников. 6. Уверен также, что если мы сумеем провести такой Марш, то его не смогут не заметить ни в политически обезумевшем Киеве, ни в Брюсселе, ни в Берлине, ни в Варшаве, ни в Вашингтоне. А главное — о нём узнают в Славянске, в Донецке, в Луганске, в Мариуполе, в Краматорске, в Одессе, в Харькове, в Днепропетровске, в Мукачеве и Ужгороде. Да и кое—кто в Москве вынужден будет лицезреть этот Марш — как те, кто пока молчит, так и те, кто слишком уж осмелел в поддержке украинской этнократии. 7. Граждане России и прежде всего мы, благополучные москвичи, должны, наконец, массово, сплочённо, плечом к плечу, ватник к ватнику открыто — на улицах своих городов, продемонстрировать, на чьей мы стороне в борьбе наших соотечественников, родственников, братьев, друзей за их жизнь и свободу. Виталий Третьяков 10 июня 2014 г.

Admin: ■ ■ 15—06—2014 Почему Владимир Путин не должен отвечать на украинские провокацииУкраина упорно провоцирует Россию на ввод войск. И с каждым днем эти провокации становятся все циничнее. Однако Кремль на них поддаваться не собирается. □ □ Шантаж, мат и погромы □ ■ Так, за последние дни украинские власти пошли на ряд демонстративных шагов, на которые Москва обязана была дать адекватный ответ. Подразделения украинских вооруженных сил регулярно осуществляли вторжение на российскую территорию, а одна из украинских БМП там и осталась. Причем в Киеве вину за собой не признают и дают понять, что и в дальнейшем не собираются уважать российскую госграницу. «Российская Федерация, которая фактически ввела войска на территорию Украины в Крыму, совершившая военную агрессию, не имеет никакого морального права7 обвинять Украину», — заявил министр юстиции страны Павел Петренко. ■ Помимо пересечения границы, украинские власти снова взяли в заложники российских журналистов, и снова корреспондентов телеканала «Звезда». По традиции их обвинили в шпионаже за украинскими военными и сборе разведывательной информации. Сейчас российские корреспонденты находятся в Днепропетровске. ■ Нападению подверглись не только российские журналисты, но и дипломаты. В Киеве группа демонстрантов напала на российское посольство. Они забросали его яйцами и бутылками, повредили фасад, сдернули российский флаг и перевернули машины дипломатов, находившиеся у входа. Украинские власти, ничего не сделавшие для защиты диппредставительства, уверяют, что они—де не знали о нападении. Однако в Москве считают иначе. «Нападение на наше посольство в Киеве, безусловно, организовано. Откуда иначе у пикетирующих взрывпакеты?! Это не стихийная, а продуманная акция», — заявил председатель комитета по международным делам Госдумы Алексей Пушков. Аргументы странные — после Майдана такой тип оружия на руках у многих — однако поведение украинских официальных лиц, нежелание милиции защищать посольство подтверждают продуманность этой акции. Лишь когда накал страстей возле посольства достиг апогея, туда, наконец, прибыли украинские чиновники, в частности глава украинского МИД Андрей Дещица. Однако его присутствие там запомнилось лишь невиданным дипломатическим скандалом — министр иностранных дел Украины в окружении демонстрантов открыто обматерил Владимира Путина в прямом эфире. Попытки России добиться международного осуждения атаки на посольство закончились ничем — даже проект соответствующего заявления Виталия Чуркина был заблокирован в Совете безопасности странами Запада. ■ По сути, провокацией является и позиция Киева на газовых переговорах с Москвой. Украинские власти попросту не хотят договариваться — они требуют, чтобы Кремль принял их условия (цена в 268 долларов). И фактически отвергли компромисс, предложенный Россией — цену, которая существовала до декабрьских соглашений с Януковичем. Россия же заявила, что больше переносить перевод Украины на предоплату не будет, и если деньги на счет Газпрома не поступят, то в 10 утра 16 июня отключит Украине газ. По всей видимости, Украину эта угроза не испугала и не заставила занять более вменяемую позицию, так что вчера после нескольких часов разговоров российская делегация попросту покинула стол переговоров. Переговоры должны продолжиться сегодня, и если Евросоюз не убедит Киев пойти на уступки, то газ Украине с большой долей вероятности будет все—таки отключен. В свою очередь, Киев к этому готов — премьер—министр Арсений Яценюк уже поручил всем ведомствам подготовиться к переходу на план функционирования энергетической отрасли в условиях прекращения поставок российского газа. Однако учитывая, что за последние месяцы Украина выкачала максимальные объемы газа (поэтому ее долг уже вырос до 5 миллиардов), а также то, что сейчас лето и страна не нуждается в отоплении, она вполне может как минимум несколько месяцев прожить на украденные запасы. □ Это не предательство, это стратегия □ ■ Ряд российских общественных деятелей а также значительная часть населения возмущаются «страусиной» позицией Кремля — они требуют от Владимира Путина ответить на украинские провокации и массовое убийство гражданского населения вводом миротворческого контингента. Программой минимум которого будет защита жителей Донбасса и обеспечение «бесполетной зоны» над территорией ДНР и ЛНР, а программой максимум — освобождение всей Новороссии от присутствия украинских подразделений по крымскому сценарию. И чем дольше Кремль отказывается от реализации такого сценария, чем больше издает «последних китайских предупреждений», тем чаще начинают звучать обвинения Владимира Путина в предательстве русскоязычных жителей Донбасса в частности и российских национальных интересов в целом. ■ Между тем, Кремль руководствуется своей логикой. Кому—то она покажется циничной, но в политике другой и не должно быть. Киев и стоящий за ним Вашингтон пытаются вынудить Москву ввести войска на Украину потому, что только этот ввод войск может спасти их от фактического и дипломатического поражения. Так, в Киеве рассчитывают, что захват российскими подразделениями восточной Украины послужит колоссальным мобилизационным стимулом для украинского населения. Сейчас это население (точнее та его часть, мозги которой до сих пор не промыты украинской пропагандой) воевать не хочет. Родители отказываются отпускать своих детей в Донбасс, а сами контрактники отказываются ехать. Все большее число понимает, что на востоке воюют не террористы или обезличенные «ватники» и «колорады», а украинские граждане, которые недовольны превращением нынешней властью убогой националистической галицийской идеологии в общегосударственную. В крупных городах страны начинают проходить антивоенные митинги. Власти, конечно, пытаются убедить людей в том, что война на Донбассе является «отечественной», что речь идет о защите украинской территории от российского вторжения. Им в этом деле помогают европейские политики. «Вооруженные бойцы пользуются внешней поддержкой, включая поставку оружия и подкрепление иностранными бойцами, — заявил Херман ван Ромпей. — Россия, как пограничное государство, несет первостепенную ответственность за обеспечение немедленного прекращения этого потока и внешней поддержки через ее границу. Любое другое отношение и публичная двойственная позиция в отношении происходящего не совместима с российскими международными обязательствами в рамках ОБСЕ и ООН». Однако все эти заявления разбиваются об элементарное отсутствие фактуры. Вопреки заявлению о захвате российских диверсантов и российской техники до сих пор Украина не предоставила внятных доказательств российского вторжения. ■ Украинскому президенту Петру Порошенко нужно российское вторжение не только для того, чтобы мобилизовать население, но и для оправдания экономических сложностей, с которыми Украина столкнется в ближайшее время. В бюджете огромная дыра, военная операция требует расходов, а украинские олигархи типа Игоря Коломойского будут требовать компенсации за поддержку антитеррористической операции. Наконец, народ в ближайшее время ощутит последствие принятия Киева жестких условий МВФ, а также возможного подписания соглашения об Ассоциации, уничтожающего остатки украинского производственного сектора. Все это может грозить Порошенко новым Майданом — если конечно не обвинить в этом Россию. ■ Наконец, Вашингтону российское вторжение серьезно облегчит процесс достижения договоренностей с ЕС по совместному экономическому давлению на Россию. Сейчас европейские политики под давлением своих бизнесменов и избирателей отказываются вводить санкции против Москвы, тем самым не только сохраняя отношения с Россией, но и ставя под сомнение сам факт американского лидерства. Поводом для отказа является внешне конструктивная позиция Кремля — Москва всячески выступает за мир, Владимир Путин согласился на встречу с Порошенко, не поддержал проведение референдумов. Российское вторжение же перечеркнет все европейские аргументы — Германии и Франции просто нечем будет крыть американские аргументы о том, что российскую агрессию нужно остановить. ■ Однако отказ от вторжения не значит, что Россия должна бросить на произвол судьбы жителей Донбасса и спокойно смотреть на то, как украинские вооруженные силы и поддерживающие их «иррегуляры» из частных армий олигархов убивают мирных жителей. Для изменения баланса сил России нужно открыть границу для притока добровольцев на Донбасс, а также поставлять ополченцам ДНР и ЛНР тяжелое оружие — что и происходит, если, конечно, не верить в то, что захваченный ополченцами у украинской армии танк начал размножаться почкованием. Особое значение тут имеют поставки ПЗРК, которые уже дали эффект. Так, в ночь с 13 на 14 июня под Луганском был сбит военно—транспортный самолет Ил—76. Сами украинские власти признают, что в нем было 40 военных и 9 членов экипажа, хотя некоторые аналитики говорят, что жертв должно быть значительно больше — ради 40 человек такой самолет никто гонять не будет. Также ополченцы сбили один из штурмовиков, который обстреливал здание УВД в Горловке. Если украинская авиация и дальше будет такими темпами терять боевые машины, то от нее в ближайшее время вообще ничего не останется. А без авиации эффективность антитеррористической операции серьезно снизится. И цель — прекращение убийств мирных жителей, безопасность ДНР и ЛНР, принуждение Петра Порошенко к переговорам — будет достигнута. Причем с куда меньшими рисками, чем при открытом вторжении.

Admin: ■ 18 июня 2014 года | Виталий ТретьяковПлан упреждающих мерВиталий Третьяков: что нужно сделать, чтобы не вводить войска на Украину? ■ Фото: ИТАР—ТАСС/ Александр Мудрац Не подлежит сомнению, что Вашингтоном перед киевским режимом поставлено несколько целей. И одна из главных — вынудить Путина принять решение о вводе войск в восточные области Украины, нарушив тем самым суверенитет этой страны. В этом случае Россия, естественно, будет объявлена агрессором. Евросоюз, многие лидеры которого всё понимают, но как некоторые животные, сказать ничего не могут, точнее — боятся, с таким определением согласятся. То, что США в ситуации на Украине и вокруг Украины превратили Евросоюз в полное политическое ничтожество, идущее как против своих экономических интересов, так и навстречу военному конфликту с Россией, печально, но и с этим фактом приходится считаться. В обозримой исторической ретроспективе только перед Гитлером руководители тогдашних европейских стран трепетали больше, чем перед нынешним американским руководством. Американская администрация, возглавляемая лауреатом Нобелевской премии мира (!), прекрасно понимает, что Путин не хочет вводить вооружённые силы России на территорию Украины. Значит, нужно его вынудить это сделать. Этим императивом по сути определяется вся нынешняя политика США на европейском пространстве. Киевский режим — исполнитель. Евросоюз — клака. Западные правозащитники, как по команде, онемели. Заговорят, когда нужно будет осуждать «агрессию России». Для реализации поставленной цели Киеву дан карт—бланш на убийство мирных жителей в восточных областях Украины, да и в других, буде нужно, тоже. Более того, Киеву уже позволено убивать и граждан России, например, журналистов. Чтобы Путин дал приказ на ввод войск в восточные области Украины (Донецкую и Луганскую народные республики) нужно убить как можно больше мирных граждан на этих территориях. Сколько? Да столько, сколько будет нужно для получения искомого результата. Итак, если Путин даст команду на ввод войск, то США объявят Россию агрессором, а Путина — военным преступником. Но и если не даст, то тоже хорошо. Юго—Восток Украины будет окончательно «зачищен», а украинские войска и так называемая нацгвардия будет брошена на Крым. Тут уже от прямого военного столкновения России и Украины не увернуться. Но при этом у Путина уже не будет той народной поддержки, которая у него есть сейчас. Коллаборационисты в московской политической элите возьмут верх, а снизу их поддержит примолкшее в последние месяцы, но ждущее команды Болото. Программа—максимум: Путин свергнут, Севастополь — база американского военного флота, Россия полностью деморализована, и во главе её поставлены какие—нибудь местные Порошенко с Яценюком. Всё. России как великой державы и даже как самостоятельного государства больше нет. Евросоюз политически тоже уничтожен. И его как субъекта мировой политики тоже больше нет. Естественно, тут ещё множество всякого рода нюансов, но сути дела они не меняют. Итак, проводить упреждающую военную операцию по спасению сотен тысяч и миллионов жителей восточных областей Украины от физического истребления и превращения в узников «фильтрационных лагерей» или бессловесных и безъязыких рабов украинских националистов, России опасно. Но и не проводить рано или поздно станет уже невозможно. Не решится Путин на упреждающую — придётся после того, как трупы в восточных областях Украины будут вывозить не автомобилями—рефрижераторами, а вагонами. Избежать войны всегда лучше, чем в неё ввязаться. Тем более, ввязаться по чужой прихоти. Но только в том случае, если есть возможность её избежать, не став при этом колонией того, кто тебе эту войну навязывает. И не жертвуя десятками тысяч жизней своих соотечественников и судьбами миллионов изгнанных со своей земли, из своих домов людей. Кстати, в основном родственников граждан России. Думаю, что, к сожалению, шансов избежать превентивной военной операции по спасению мирных жителей Новороссии (перейду теперь к этому обозначению земель, на которых по инициативе Вашингтона и Киева и при попустительстве и глупости Брюсселя, Парижа и Берлина разразилась уже кровавая и уже трагедия), очень мало. И не по вине России. Однако попытаться необходимо. И это даже обязанность Москвы — предпринять такую попытку. Для этого нужно, наконец, перехватить у Киева и стоящего за ним Вашингтона инициативу. Слов они не понимают. Только готовность проявить волю и применить силу, о чём Путин, кстати, прекрасно знает. Но, несмотря на всю военную беспомощность киевского режима, именно он все последние недели диктует ход событий на востоке Украины. И в этом смысле —укрепляется. Умиротворить этот режим нельзя. Он создан для иных целей. Его можно только отрезвить. Если хотите, напугать. Что же должна сделать Россия? Повторяю, и для того, чтобы не вводить свои войска на территорию Украины и не вступать по собственной инициативе в прямое столкновение с украинскими войсками, и для того, чтобы реально спасти население Новороссии от физического уничтожения и изгнания с его исторических земель. На мой взгляд, помимо тех действий, о которых нет резона распространяться публично, необходимо официально объявить о следующем. 1. Россия заявляет, о чём я неоднократно писал и говорил, что русский народ является самым большим разделённым народом Европы, а в пределах Украины в границах 1991 года проживает не менее 20 миллионов русских. И всем им теперь угрожает опасность — вплоть до физического уничтожения. 2. Россия предъявляет киевскому режиму официальное обвинение в геноциде русского народа. Кстати, ещё и людей других национальностей — малороссов и самих украинцев, не признающих законность нынешней киевской власти. ООН при Пан Ги Муне, естественно, это обвинение не поддержит. Но ждать, когда следующим генеральным секретарём ООН американцы назначат какого—нибудь Дешицу, резона точно нет. 3. В случае отказа «подкаблучного» так называемого мирового сообщества признать факт геноцида русских в восточных областях Украины, Россия объявляет, что она вынуждена сама принять все необходимые меры для спасения русских (и не только русских) в восточных областях Украины. И меры эти будут в первую очередь политические и дипломатические. А именно... 4. Россия признает действия сил самообороны Новороссии национально—освободительной войной. 5. Россия признает Донецкую народную республику и Луганскую республику независимыми государствами, уже обеспечившими собственными силами минимизацию геноцида населения Новороссии, а потому и естественными союзниками России. 6. Россия обязуется выполнить все просьбы ДНР и ЛНР, или Народной республики Новороссия (если ДНР и ЛНР объединятся), направленные на защиту их населения от уничтожения или выселения с их исторических земель. 7. Россия будет готова заключить с Народной республикой Новороссией военный союз, взяв на себя обязательство ввести на территорию Новороссии необходимый для отражения любой агрессии из любой точки мира воинский контингент. 8. До заключения такого союза Россия не будет препятствовать своим гражданам, желающим добровольно отправиться в Новороссию и вступить в ряды сил самообороны Новороссии. 9. Россия объявит, что с момента признания ею независимости ДНР и ЛНР или объединённой НРН любые вооружённые действия любых воинских формирований третьих стран или отдельных граждан этих стран будут рассматриваться ею как военная агрессия против самой России. 10. До создания Народной республикой Новороссией собственного Министерства иностранных дел Россия, если о том попросят органы власти Новороссии, будет готова представлять интересы республики на международной арене. 11. Постоянным жителям Новороссии, пожелавшим покинуть пределы НРН как места постоянного проживания, такая возможность будет беспрепятственно предоставлена, причём с возмещением (за счёт бюджета Новороссии, но под финансовые гарантии России) стоимости оставленных жилищ. Думаю, что именно такой или примерно такой план, причём — напоминаю — объявленный загодя и открыто, а также параллельное развёртывание необходимого воинского контингента в приграничных с Новороссией областях России, но пока, до признания Россией независимости Новороссии, без вступления на её территорию, во—первых, заставят Вашингтон задуматься, к какой роковой черте он подвёл не только Украину и Европу, но и сами США; во—вторых, продемонстрируют военнослужащим Украины, что если они не образумятся, вскоре им предстоит встретиться на поле боя уже не с ополченцами (хотя и их они победить и покорить не могут), а с регулярными и хорошо подготовленными войсками; в—третьих, выведут из бессознательного состояния лидеров ведущих стран Евросоюза, которые, наконец, признаются сами себе, к чему привела их народы и Европу в целом их собственная или навязанная им Вашингтоном политика. Не стоит и говорить, какое воодушевление вызовет обнародование такого плана у абсолютного большинства жителей Новороссии. [Думаю, такому решению будут аплодировать про себя, а кто посмелее — и вслух, руководители абсолютного большинства стран мира. Если и после этого Киев не прекратит карательную операцию против жителей Новороссии и не сядет без всяких условий за стол переговоров с лидерами ДНР и ЛНР (что ещё может позволить сохранить Украину в её нынешних границах), то означенный план должен перейти в стадию стремительной реализации. И это тоже позволит избежать прямых военных столкновений между вооружёнными силами России и Украины, то есть украино—русской войны. Если, конечно, в Вашингтоне и Киеве у власти сохранились хоть сколь—нибудь вменяемые люди.

Admin: ■ 23 июня 2014 года | Михаил ДелягинБывшая Украина: клубок глобальных инициативМихаил Делягин о роли мирового капитала в трагедии «незалежной» ■ Фото: ИТАР—ТАСС/ Зураб Джавахадзе Украинская катастрофа знаменует начало новой Мировой войны (холодной или «горячей» — это уж как повезет) не потому, что, в отличие от прошлых разжигаемых США конфликтов, касается нас непосредственно и потому производит глубокое и страшное впечатление. Конечно, «гвоздь в моем сапоге кошмарней, чем фантазия у Гете», — но в данном случае речь не о традиционной интеллигентской мании величия. Мировая война началась потому, что на Украине столкнулись практически все существующие сейчас глобальные интересы, за исключением разве что политического ислама. Организаторы катастрофы, безусловно, США — и потому заслуживают описания их разнообразных (и частично противоречивых) интересов в первую очередь. Американская элита как целое, объединяющее глобальные капиталы и национально ориентированную бюрократию, взрывает Украину, чтобы отсечь Евросоюз от Китая. В условиях нехватки спроса, нарастающей по мере приближения к срыву в глобальную депрессию, доступ на рынки становится абсолютной и при этом всевозрастающей ценностью. Для захвата европейского рынка США выдвинули концепцию создания трансатлантической зоны свободной торговли, которой евробюрократия, подмявшая сохранившие адекватность старые национальные европейские элиты, в силу своей рабской (и не только интеллектуальной) зависимости от них не в силах противостоять. Одновременно с ними на европейский рынок нацелился Китай, для которого в силу неизлечимо экспортной ориентации его экономики завоевание новых рынков становится вопросом выживания. Морские транспортные пути подконтрольны американскому флоту. Несмотря на спуск на воду в следующем году двух авианосцев (что делает Китай второй океанской державой мира), США могут внезапно парализовать любые морские перевозки. Поэтому стратегически морские пути, как бы дешевы они ни были, на те рынки, где Китай будет конкурировать с США, могут быть для него лишь вспомогательными. Понимание этого породило концепцию «нового Шелкового пути» (в точном переводе «пояса») из Китая на рынки Европы (которая будет все более восприимчива к китайским товарам по мере разрушения своей экономики американской конкуренцией в рамках евроатлантической зоны свободной торговли) по континенту, вне досягаемости для США. Страны Восточной Европы, европейские лишь экономически, а политически контролируемые США, также не являются приемлемой для Китая транзитной зоной. Именно поэтому Китай добился от Януковича согласия на создание транспортного узла в Крыму (при нелепости этого проекта с сугубо транспортной точки зрения). В свою очередь, США и их бездумные европейские сателлиты «зажгли» Украину так спешно, именно чтобы сломать этот проект. Кстати, их истерическая реакция на воссоединение Крыма с Россией была вызвана в том числе и возможностью возрождения этого проекта (вероятно, теперь они потребуют от стран Черного моря транспортной блокады Крыма). Роль бывшей Украины в стратегии Китая очевидна из изложенного; с учетом того, что Крым без Новороссии – «чемодан без ручки», Китай объективно заинтересован в выделении как минимум Юга из охваченной гражданской войной территории в относительно стабильное и благополучное образование. Ведь без него глобальные транспортные коммуникации через Крым будут требовать чрезмерных усилий по своему поддержанию и в целом находиться в постоянной опасности. Однако интересы США на бывшей Украине этим не исчерпываются. Помимо отсечения Евросоюза от китайских товаров, зажженная территория Украины прекрасно может отсечь ее и от российского газа, вынудив приобретать дорогой американский сланцевый газ, экспорт которого начнется с 2016 года. Разумеется, этот экспорт не будет масштабным: в силу технологических особенностей наращивать добычу сланцевого газа можно лишь до определенного уровня, а приоритетом США является укрепление своей конкурентоспособности за счет поддержания дешевизны энергии на их внутреннем рынке. Кроме того, главной целью американского экспорта станет рынок Японии, где газ существенно дороже, чем в Европе. Однако эти соображения не учитывают бюрократической разобщенности американского госаппарата, различные фрагменты которого способны проявлять колоссальное рвение и выдающуюся эффективность для достижения частичных, локальных целей, даже совершенно ненужных с точки общей американской стратегии. Поэтому бывшую Украину могут уничтожать и просто «на всякий случай», чтобы при возникновении потребности пресечь российский газовый экспорт в Европу, какой бы низкой ни была вероятность ее возникновения, это можно было сделать в один день. Значительно более важным (но ведущим к тем же последствиям) фактором является то, что создание зоны свободной торговли с ней существенно укрепит экономику Евросоюза, который является не только политическим сателлитом, но и экономическим конкурентом США. Это заинтересовывает последних в том, чтобы к моменту получения европейцами свободного доступа на украинский рынок тот прекратил существование, а страна превратилась в руины. Разумеется, американский бизнес — от «Вестингауза» (замена которым российского топлива на украинских АЭС в случае успеха принесет 1 млрд долл. дохода в год; только эта операция, даже без организации в районе Чернобыля общеевропейского хранилища отработанного ядерного топлива, с лихвой окупит все затраты США на организацию нацистского переворота), до вошедшего в капитал частных военных компаний гиганта по производству генно—модифицированной продукции «Монсанто», — заинтересован в захвате украинской экономики. Родственники руководителей США уже вошли в руководство компаний, нацелившихся на украинские нефть и газ; объектом американских интересов является также газотранспортная система. В этом интересы американского бизнеса соответствуют интересам бизнеса европейского, в первую очередь немецкого, нацелившегося на черноземы, электроэнергетику (кроме атомной), речные и морские порты (принадлежащие на Украине государству), химическую промышленность и угольный бизнес (особенно важный в условиях «угольного ренессанса» европейской энергетики). Однако контроль над ресурсами, в отличие от контроля над рынками, не заинтересовывает в сохранении нормальной жизни осваиваемой страны; примеры же бесперебойного функционирования экспортной инфраструктуры в условиях жесточайших внутренних конфликтов дает вся новейшая история Африки. Кроме того, реальный сектор всегда (по крайней мере, до срыва мира в глобальную депрессию с выжиганием наиболее спекулятивных рынков) качественно слабее финансового. Поэтому та часть реального сектора, которая заинтересована в сохранении нормальной жизни на территории бывшей Украины (так как электроэнергию и газ кто—то должен потреблять, а порты должны быть загружены не только экспортными грузами), будет проигрывать глобальному (в первую очередь американскому) финансовому сообществу, которому нужен на этой территории самоподдерживающийся хаос, желательно, распространяющийся на Россию. Способ этого распространения прост и блистательно выражен Псаки (которую на фоне Киссинджера считают дурой и которая на самом деле — на фоне Керри и Обамы — является мыслителем): «Я ничего не знаю, но виновата Россия». Причина столь разрушительной мотивации проста и действенна: именно благодаря ей мир, балансируя на грани глобальной депрессии с 2001 года, все еще не сорвался в нее. Фундамент глобальной финансовой системы — государственные облигации США. Чтобы наращивать американский долг, надо поддерживать спрос на них. Государства не могут скупать их по разным причинам: у Евросоюза нет денег, Китай хочет гарантий от обесценения доллара (в котором заключается весь смысл системы), а возможностей Японии, даже после преодоления последствий Фукусимы, недостаточно для нужд американской экономики. Значит, в американские ценные бумаги надо загнать глобальный спекулятивный капитал — благо его масштабы растут (в том числе потому, что крупные экономики, противодействуя угрозе депрессии, замещают сжимающийся коммерческий спрос растущим государственным, и эта «накачка», неминуемо не полностью контролируемая, питает глобальный бизнес). Для этого его надо смертельно испугать, наращивая масштабы хаоса, погружая в него все новые территории и создав США как организатору этого хаоса репутацию единственной «тихой гавани» мира. Вся политика США, начиная с уничтожения Югославии, была подчинена этой цели. К настоящему времени она выработала свой ресурс: от наращивания долга требуется переходить к его списанию, от расширения зоны хаоса — к полномасштабной катастрофе. Если вслед за Украиной удастся «зажечь» и Россию, эта задача будет решена за наш счет; однако, поскольку это пока не получается, наиболее вероятным путем следует считать мобилизацию политического суннитского ислама (еще в Каирском университете провозглашенного Обамой, по сути, инструментом американской политики) на уничтожение Израиля и последующее его натравливание на Иран. Слабейшим звеном отжившей, государственной организации исламского мира является Саудовская Аравия: смерть (формально от старости) ее нынешних руководителей позволит при помощи драматических терактов (например, во время хаджа) уже этой осенью превратить ее в ядро качественно нового социума, способного при структурирующей роли саудовских военных стать «новыми кочевниками» и решать серьезные региональные задачи. Таким образом, глобальный бизнес и США как государство заинтересованы в хаотизации Украины. Часть европейского (в основном немецкого) бизнеса, желающего захватить производительные активы, ориентированные в том числе на ее внутренние нужды, и потому нуждающиеся в стабилизации, слаба и не способна серьезно скорректировать даже внутреннюю политику своих стран. Китай не имеет ни возможностей, ни желания реализовывать свои интересы на бывшей Украине, полагая, что России придется реализовать обязательства Януковича по созданию крымского транспортного узла и взять на себя всю полноту обязательств по обеспечению его безопасности. В этой ситуации единственным реальным источником нормализации жизни на Украине может быть Россия, — но ее государство не только не имеет своих глобальных целей и не сознает своих потенциальных возможностей, но и не является чем—то целостным. Огромную роль продолжают играть «пятая колонна» либерального клана, ориентированного на обслуживание интересов глобального бизнеса против интересов России, и «офшорная аристократия», готовая, подобно Януковичу, на любые уступки ради сохранения своих европейских и американских активов. Строго говоря, после воссоединения с Крымом российское государство не демонстрировало внятных признаков служения интересам России и ее народа. Робкие патриотические предположения о разложении украинской армии не оправдываются: вооруженные силы сколачиваются ударным финансированием, террором и интеграцией в них идейных нацистов. Только численность боевиков «Правого сектора» выросла по завершении нацистского переворота уже на порядок. Разрушение экономики сделает службы карателям единственным способом прокормиться, что дополнительно укрепит военную компоненту нацистского режима. Ожидающие весеннего восстания Новороссии по социально—экономическим причинам не учитывают парализующего воздействия террора и пропагандистского зомбирования. Кроме того, ключевые регионы Новороссии входят в каганат Коломойского, а в раннефеодальном обществе не действуют привычные для современных аналитиков закономерности. Россия продолжает на Украине политику невмешательства, являющуюся по сути попустительством агрессору, терпя даже обстрелы своей территории и налеты на нее. Реальная помощь ополченцам Востока, насколько можно судить, носит частный и преимущественно гуманитарный характер; она позволяет лишь надеяться на их выживание, но не дает возможности планировать необходимый для стабилизации Украины и запирания нацистской чумы в «великой Украине от Львова до Тернополя» освободительный поход на Киев. А это значит, что вынесенный в заголовок статьи термин «бывшая Украина» с каждым днем все в большей степени становится реальностью. □ Автор — директор Института проблем глобализации, д.э.н., издатель журнала «Свободная мысль» (до 1991 года — «Коммунист»).

Admin: ■ 27—06—2014 МнениеГражданская война как она есть■ Считается, что первым толчком процесса, ведущего к разрушению Украины, была вполне классическая как бы «революция» (в реальности в форме госпереворота), приведшая, разумеется, к потере государственного управления. Как и всякая «революция». Вторым шагом (вполне инстинктивным в условиях утраты госуправления) было создание «временного правительства», которое по задумке должно было управляемость вернуть, но оказалось абсолютно некомпетентным и действующим в параллельной реальности «глобуса Украины». Так бывает довльно часто. В результате Украина докатилась до гражданской войны всего за три месяца. □ □ ■ Характерной особенностью подобных гражданских конфликтов, перерастающих в гражданскую войну, является то, что к ним никто заранее не готовится. Они возникают спонтанно, часто в нескольких независимых очагах. Знаете почему? Потому что первой фазой гражданской войны является не стрельба на улицах и не расстрелы заложников, и даже не взаимное остервенение сторон. Первой фазой всегда является потеря возможности диалога внутри общества. Пока «бандерлог» Остап и «колорад» Василий что—то друг другу объясняли и пытались доказать — войны еще не было. Как только они потеряли надежду объяснить противнику свою точку зрения, и соответственно достичь в перспективе компромисса — всё, война началась. ■ Начиная с этого момента противостоящие части общества используют приемы классической военной пропаганды (крепко замешанной на дезинформации противника) не в направлении противника, а в направлении самих себя и таких же, как они сами. Как следствие, обе стороны начинают дезинформировать и накручивать себя самих, и их представления о реальности стремительно расходятся. Фактически, через некоторое время восприятие реальности на разных сторонах конфликта становится уже несовместимым. «Свидомые украинцы» уверены, что строят независимую свободную Украину, которая вот—вот превратится в рай — нужно только перебить тех, кто этому мешает. На другой стороне «русские ополченцы» уверены, что никакой Украины нет вовсе, а есть концлагерь, в котором копошатся одураченные рабы олигархов и западных монополий. Свидомые уверены, что против них стоят сплошные агенты ФСБ и ГРУ из завидующей хохляцкому счастью «разваливающейся нищей Рашки», а русские уверены, что свидомыми руководят прямо из Вашингтона враги России, а непосредственно в поле толпами «свидомых» рабов командуют боевики из ЦРУ и армии США. ■ На самом же деле с обеих сторон воюют, как сказали бы в СССР, широкие народные массы. Засланные из—за границы диверсанты могут совершить отдельный теракт, убить кого—то, подтолкнуть ситуацию — но месяцами удерживать города или штурмовать их они не могут. Как сказал Дмитрий Галковский — «украинцам пора понять, что это они сами спотыкаются друг о друга». ■ Так вот это «спотыкание друг о друга» как правило начинается сразу во многих местах, очаги вспыхивают то тут, то там, и в конце концов гражданская война начинает полыхать практически повсюду. ■ Но самое плохое даже не в этом. Самое плохое в том, что гражданская война — это худшая из возможных войн (за исключением разве что ядерного уничтожения всей планеты), поскольку последствия ее воистину ужасны. Вспомните — в 1945 году Германия лежала в руинах, разбомблено было буквально всё, но уже через 15 лет почти всё было восстановлено, промышленность заработала и люди начали богатеть, переходить с велосипедов на кабиненроллеры, а с них на нормальные автомобили, хоть и микролитражки. Это же происходило и в Японии, которую казалось бы вбомбили в каменный век. ■ Но после гражданской войны последствия куда более глубокие. И если удалось полностью физически уничтожить одну из сторон — это еще не худший вариант, он позволяет оставшейся, выжившей половине социума двигаться дальше. А вот если обе стороны остались — взаимная ненависть будет тлеть, пока они не доведут дело до конца. Посмотрите на Корею — при всем видимом преуспеянии южане пропитаны ненавистью и паранойей ничуть не меньше, чем северяне. Но северяне, отказавшись от личных автомобилей, сделали атомную бомбу и баллистические ракеты — так что на самом деле еще неизвестно, кто более готов к финальной битве и кто, таким образом, докажет, что лучше использовал выпавшую им передышку. Казалось бы — ну какое дело нынешним поколениям корейцев до событий на 38—й параллели. Ну протяните же друг другу руки и объедините страну. Ан нет, этого не будет. ■ Есть еще и такая грань гражданской войны: «профессиональные» войны ведутся профессиональными военными, которые за много столетий научились соблюдать определенные военные правила, игнорирование которых потом оказывается себе дороже. Как вы знаете, даже Гитлер и даже в ситуации краха государства и всего своего дела не решился использовать, скажем, химическое оружие — хотя всё для этого имел. А вот участники гражданских войн, будучи в массе непрофессионалами, этого знания не имеют, уповают только на дальнейшую накрутку спирали жестокости и тотального уничтожения врага. Как следствие, ситуация быстро доходит до взаимной катастрофы, и нет такой гадости, которую бы в рамках гражданской войны стороны не применили, если имели хоть малейшую возможность применить. ■ Как вы помните, майданутые начали с палок и щитов в ответ на дубинки и щиты милиции. Видя, что это не помогает одержать победу, они начали кидать «коктейли Молотова». Потом в ход пошли самодельные гранаты, луки и топоры. Затем появились охотничьи ружья, за которыми последовали автоматы, пулеметы и бронетранспортеры. Сейчас уже дело дошло до самолетов с кассетными бомбами, «Града» и 240—мм минометов стратегического резерва. И я слышал, что Киев уже готовится применить системы РСЗО «Смерч» резерва главного командования, уничтожающие целые города на дальности до 90 км. Идея лить отраву в систему водоснабжения целых городов тоже озвучивалась — причем не какими—то психами из низов, а на уровне генералов, командующих войсками. На этом этапе диалог уже невозможен. Пружина взаимной ненависти взведена, и она может распрямиться только с полной ликвидацией (физической или путем вытеснения очень далеко) противоположной стороны. ■ Но вот в чем парадокс: гражданская война — это действительно крах всего и национальная трагедия, однако только для граждан данной страны. Для окружающих же — это нечто, что происходит не с ними. Проиллюстрирую примером Ливии: страна раскурочена, там до сих пор все убивают всех — но кого в реальности это сейчас волнует? Ситуация утратила свежесть, СМИ перестали показывать картинку — ну и все, мир про это забыл. Изредка что—то выкидывается на экраны — типа когда разгромили посольство США и убили посла, или когда начинаются большие бои между бандами за контроль над конкретным нефтеперегонным заводом, но в целом уже всё, мир всё забыл. ■ Такая же штука будет и с Украиной — там будут воевать и воевать, никакого мира уже не будет, как в Косово, но «мировому сообществу» будет пофигу. ■ Более того - есть мнение, что «спасать Украину» вообще никому не интересно и не выгодно (кроме ее собственного населения, разумеется). Но население уже увлеченно убивает друг друга, ему не до спасения. Внешним же силам выгодно поддерживать состояние беспомощности распадающейся «Украины». ■ Свидомые почему—то думают, будто США, НАТО и ЕС спят и видят, как бы двинуть войска на Москву ради защиты Остапа и его обгаженной мазанки в Ивано—Франковске. Они искренне не понимают, что их проблемы Западу ничуть не ближе, чем проблемы каких—нибудь сомалийцев или угандийцев. Вот в Руанде за 100 дней население вырезало 10% этого самого населения — и всем в мире это было пофигу. «Но ведь Украина цэ Европа» — думает свидомый, не понимая, что «цеевропа» она только в его больных, пропитанных беспочвенными фантазиями и самогипнозом, мозгах. Для европы же Украина цэ Руанда. Она Запад не интересует вообще. Она нужна только как информационный повод что—то там предъявлять России. ■ Собственно, США нужен хаос на Украине — для того, чтобы Европа поимела проблемы с транзитом русского газа. И поэтому США будут изо всех сил мешать прекращению украинской гражданской войны. Да—да — США вовсе не выгодна победа Порошенки и Яроша. Поэтому ее не будет. ■ России же этот хаос создает лишь кратковременные проблемы — зато дает стратегический выигрыш, поскольку посаженная на «голодный паек» Европа куда охотнее впишется в новые российские трубы. Поэтому Россия не позволит Востоку Украины проиграть, но и в быстром выигрыше не заинтересована. ■ Казалось бы — ну хотя бы Европа должна быть заинтересована в стабильном транзите, поэтому уж она—то заступится за несчастных хохлов? Отнюдь. Хохлы сами, руками Яйценюха и прочих идиотов (а скорее не идиотов, а марионеток США) этот транзит загубили. А если транзита нет — то Европе Украина вообще до фени, пусть сгорит, пусть украинцы убивают друг друга как можно больше, так меньше выйдет нагрузка на экономику ЕС. ■ В эту гражданскую войну все готовы подбрасывать топливо — и никто не собирается серьезно ввязываться. Россия не двинет танковые колонны на Донбасс, и НАТО не двинет танковые колонны на Киев — не те ставки, чтобы начинать мировую войну. ■ Вот и Ливия тоже не была достаточной ставкой. Хотя ее города выглядят теперь вот так: □ □ ■ Сирия тоже не была достаточной ставкой — хотя ее города уже выглядят вот так: □ □ ■ Надо отметить, что Сирия сделала ставку на Россию — и в целом сумела удержаться и выдавить основную массу «майданутых» из страны (сейчас часть этих сирийских майданутых громит Ирак). Ливия решила ориентироваться на Запад — там местные «майданутые» победили, Каддафи зарезали, однако ничего хорошего на выходе не образовалось, и даже главных «борцов с режимом» сейчас там убивают одного за другим — так что ничего они не получили, кроме кратковременной возможности пограбить и поубивать. ■ На выходе гражданской войны — всегда опустошенная, разрушенная страна. В таком виде она мало кому нужна. Ну да — если в стране есть какие—то полезные ископаемые, их конечно за три копейки скупят, и даже позволят гражданам победителям за те же три копейки гнуть спину на шахтах, в карьерах и на буровых вышках, но вкладываться в восстановление разрушенного — никто не будет. ■ Правда, в этом беспросвете есть один нюанс. Дело в том, что «свидомые укры» и «русские новороссии», хотя и жили в одной стране, имеют важное отличие. Русские Новороссии имеют за спиной Россию, 1/8 мировой суши с ядерными ракетами и немерянными полезными ископаемыми, которые ждут людей для своего освоения. Русских людей ждут. В то время как свидомые — никому не нужны. Их все соседи ненавидят. ■ Русские Новороссии ощущают это спиной — что им есть куда отойти, если совсем прижмет, и за них есть кому вступиться, если совсем край. А вот свидомым отходить некуда — не в Польшу же с Венгрией, ей—богу, и никто всерьез вступаться за них не будет. Они — гомункулусы, выведенные в бутылке австрийским генштабом, чтобы гадить русским. Австрия давно про них забыла, и они уже никому не нужны. Разве что поляки еще прикидывают — как бы бросить «свидомых» на русские штыки, чтобы одним махом и русских чем—то занять на время, и свидомых ликвидировать, окончательно отомстить за волынскую резню. ■ В общем, если дело пойдет к реальному массовому уничтожению — Москва за «русских Новороссии» скорее всего вступится, а вот всякие Словакии и Польши за «свидомых Укров» — нет. Не нужны они никому. Собственно, поэтому их и разыгрывают сейчас «в тёмную», потряхивая перед глупыми селюками каким—то там мифическим членством в ЕС да кредитами МВФ. «Этих никому не жалко». ■ Нам, кстати, тоже не жалко. Мы за своих, и ту остановку, где русским было свидомых жалко, мы давно проехали — под аккомпанемент свидомой ругани и демонстрируемых нам свидомых задниц. «Хто не скаче — той москаль», «москалей на ножи» — свидомые много раз это повторили, а мы это запомнили. А теперь—то уже чего — теперь не жалко. Тут у нас с Европой консенсус. □ ■ Автор — Observer

Admin: ■ 27—06—2014 ГеополитикаЛатвийская Конституция в стиле «наци» □ ■ В Латвии законодательными властями утверждена преамбула Сатверсме (Конституции), которая лежит на столе президента Берзиньша, готовящегося к её подписанию. Преамбула Сатверсме — это специфический вариант вступительной части Конституции Латвии, который закладывает в основной государственный закон страны важнейшие основополагающие принципы. Чтобы иметь возможность судить о специфическом ключе этой самой преамбулы, с ней нужно познакомиться. Вот её текст, переведённый на русский язык порталом Delfi: «Латвия, провозглашенная 18 ноября 1918 года, была создана за счёт объединения латышских исторических земель на основании непреклонной государственной воли латышской нации и её неотъемлемого права на самоопределение, чтобы гарантировать существование и вековое развитие латышской нации, её языка и культуры, обеспечить свободу и поддержать благосостояния каждого человека и всего народа. Идентичность Латвии в европейском культурном пространстве формируют латышские и ливские традиции и жизненная мудрость, общечеловеческие и христианские ценности. Латышский язык, как единственный государственный язык, свобода, честность, справедливость, солидарность, равноправие, семья, труд и верность Латвии — это основа сплочённого общества. Каждый заботится о себе, своих близких и общем благе общества, ответственно относится к другим людям, следующим поколениям, окружающей среде и природе. Осознавая себя как полноценную часть международного сообщества, Латвия защищает свои интересы и способствует долгосрочности и демократическому развитию Европы и мира. Боже, благослови Латвию! ■ Да уж, благослови... ■ Для сравнения текст из преамбулы Конституции Российской Федерации: «Мы, многонациональный народ Российской Федерации, соединенные общей судьбой на своей земле, утверждая права и свободы человека, гражданский мир и согласие, сохраняя исторически сложившееся государственное единство, исходя из общепризнанных принципов равноправия и самоопределения народов, чтя память предков, передавших нам любовь и уважение к Отечеству, веру в добро и справедливость, возрождая суверенную государственность России и утверждая незыблемость её демократической основы, стремясь обеспечить благополучие и процветание России, исходя из ответственности за свою Родину перед нынешним и будущими поколениями, сознавая себя частью мирового сообщества, принимаем Конституцию Российской Федерации. ■ Как видно, преамбула Конституции одного государства в корне отличается от преамбулы Конституции другого государства. Латвийские вариант, по сути, не оставляет никаких шансов ни одной из национальностей, проживающих на территории Латвии, кроме латышей. «Развитие латышской нации», «латышские традиции», «латышский язык» — национализм, который явно отдаёт крайностью, учитывая то, что на территории самой Латвии проживают почти 27% этнических русских, около 3,5% белорусов, 2,2% украинцев, столько же поляков. На территории юго—восточных районов Латвии число русских оценивается в 50—60%! Но преамбула, а точнее те, кто её создавал, в упор не видят эти сотни тысяч людей (при общем населении Латвии около 2 млн человек). О многонациональности в документе (если преамбулу можно называть отдельным документом) нет ни слова, зато есть более чем странный текст об объединении латышских исторических земель. Господа авторы преамбулы Сатверсме, «латышские исторические земли» — это вообще где? ■ Депутаты Сейма проголосовали за утверждение преамбулы большинством голосов: 69 — за и 28 — против. То есть всё—таки нашлись в латвийском Сейме адекватные законодатели, которые понимают, что такой вариант преамбулы основного государственного документа — это окончательный уход в сторону радикального национализма на государственном уровне. ■ На фоне существования в Латвии столь уникальной категории населения как «неграждане» (а их почти 15% от общего числа жителей) новая преамбула выглядит как «окончательное решение» их вопроса. Негражданам Латвии «не светит развитие», которое обещано латышам. Оно вообще никому в Латвии не светит, кроме латышской нации, собравшей «исторические латышские земли». Ведь так теперь будет говорить Конституция. ■ Президент Берзиньш, по сообщениям его пресс-службы, намерен подписать документ, в очередной раз доказывая, что Латвия — это достигшее демократического Олимпа государство, являющееся примером для общеевропейского подражания… Греция — для греков, Польша — для поляков, Лихтенштейн — для лихтеншейнцев... Остальные, вроде как, ни на что не надейтесь, а проще говоря, «пошли вон!» Евроинтеграция... ■ После украинского варианта, озвученного Яценюком — «subhumans», который затем пытались поменять на нечто более политкорректное, Латвия держит марку… ■ На решения латвийских парламентариев отреагировал российский посол в Латвии Александр Вешняков, негативно отозвавшийся о тексте преамбулы: «Зачем нужно было делать это в таком виде? Ведь можно же было провести референдум, спросить у народа. Эта версия преамбулы приведёт к конфронтации. Будет очень жаль, если это произойдёт». ■ Реакция пришла и от уполномоченного МИД РФ по правам человека, демократии и верховенству права Константина Долгова: «Очевидно, что данный политически ангажированный документ преследует цель юридического закрепления преимущественного положения в государстве титульной нации над нацменьшинствами и будет способствовать дальнейшему межэтническому расколу в обществе». ■ В ответ на это латвийские власти посоветовали послу РФ и представителям МИД РФ следить за принимаемыми законами в России. ■ А что если преамбула Сатверсме не понравится не только послу Вешнякову, но 27% русских Латвии? А что если эти 27% русских Латвии «положат» на эту преамбулу свой референдум?.. С каким визгом после этого Сейм будет искать на берегах Балтики «исторические латышские земли»? □ ■ Автор — Володин Алексей

Admin: ■ 29 июня 2014 года | Дмитрий РодионовЛомка «незалежного» сознанияСегодня в Донецке и Луганске рождается новая Украина ■ Фото: ИТАР—ТАСС/ ЕРА Мне всегда казалось, что для изменения самосознания народа нужно потратить долгие годы. Сегодня Украина показывает, что это не так. Оказывается, для разворота менталитета нации в любую сторону требуются считанные месяцы. Одних можно заразить вирусом вседозволенности, других — вульгарного шовинизма. Те, кто хоть раз сталкивается с украинскими пользователями в соцсетях, знает, что хоть они и не скрывают своей любви к Бандере, ни за что не признают того, что у власти установился русофобский фашистский режим. Ну, типа есть, конечно, отдельные горячие головы. В доказательство они приводят результат Яроша и Тягнибока на выборах президента, чей совокупный результат оказался даже меньше, чем у кандидата Рабиновича. Вот, мол, а вы говорите, у нас фашисты! Не стоит за нас беспокоиться, все у нас хорошо, у нас нормальная адекватная власть. Стойте, граждане! А второе место Тимошенко, призывавшей расстреливать русских из атомного оружия? А третье у Ляшко, для оценки психической адекватности которого не надо быть врачом—психиатром? Это ли не показатель болезни общества? А антироссийская истерия в украинских СМИ? А знаменитые кричалки «Кто не скачет, тот москаль», «Москалей на ножи» и нацистские песенки Ореста Лютого? Это что? И ведь это касается не только жителей «западенщины», которые всегда были националистически настроены. Вирус вульгарного шовинизма охватил некогда русскоязычный Киев. Им больны не только «рагули» с Львовщины, но и совсем недавно казавшаяся вполне адекватной столичная интеллигенция. Всего год назад я был в Киеве, и представить себе не мог, что по его красивым улицам будут шастать толпы агрессивно настроенных бандеровцев. Конечно, это не значит, что большинство украинцев готово отправиться на фронт или хотя бы выйти на улицы бить москалей. Но большинство готово, если не поддержать, то, как минимум, закрыть глаза. Это страшно и мерзко. Наверное, кто—то еще недоумевает: как такое могла произойти с этим миролюбивым народом, который здесь, в центральной России всегда ассоциировался с богатой и щедрой кухней, гопаком, казацкими песнями, но никак не с бандеровщиной. А как нация Гете и Бетховена стала нацией Гитлера? Ведь там тоже все произошло в год—два, и великий народ превратился в одурманенную толпу, которая не просто терпела, но и поддерживала нацистов. Было, конечно, антифашисткое подполье, но подавляющее большинство все же было «за». И многие не знали ни про Холокост, ни про концентрационные лагеря, ни про Хатынь. А когда узнавали — не верили. Вообще поражение в войне для немцев оказалось холодным душем. Они до сих пор хранят в себе комплекс вины за тот разгул средневековья, который они устроили в Европе в прошлом веке. Им до сих пор стыдно. Нацистский шабаш в Германии продлился «всего» 15 лет и закончился полным разгромом людоедского режима и его идеологии. И разве кто мог подумать, что эта зараза может когда—нибудь возродиться на территории бывшего СССР, страны больше всего пострадавшей от нее. Оказалось, может. Оказалось, история ничему не учит, и казалось бы, навсегда побежденная болезнь может возродиться в любой момент, в любом месте и в любой форме. А ведь это действительно болезнь, страшная болезнь, поразившая общество, почище эпидемии чумы в средние века. И спасти от нее может либо пуля, либо долгие годы покаяния. Немцы до сих пор каются за то, что «всего» 15 лет позволили себе быть не людьми, а животными. Я, конечно, не призываю сравнивать с Украиной — масштаб не тот, да и крови на руках современных наследников Бандеры и Гитлера пока поменьше. Но ведь это пока. И, к сожалению, как показывает история, только кровь и слезы, только горы трупов на улицах собственных городов, только их стирание с лица земли бомбардировками способно отрезвить человека от этого угара. Заставить думать самостоятельно, а не по указке фюреров искать врагов вовне. Оказывается, самосознание общества может меняться в течение совсем короткого промежутка времени, буквально на глазах. Когда я приехал в Донецк, первое что мне резануло слух — слова водителя, который нас вез: «Они говорят, что хотят мира на Юго—Востоке. А какой мы Юго—Восток? Юго—Восток чего? Мы теперь скорее Юго—Запад! Юго—Запад России!». А ведь еще полгода назад эти люди жили на Украине и представить себе не могли, что это может измениться, считали себя украинцами (гражданами Украины в смысле). А тут такой поворот. А ведь еще пару месяцев назад они по-прежнему не мыслили себя в отрыве от Украины и хотели всего лишь больше полномочий, право выбирать местную власть и говорить на своем языке. И еще неизвестно, каковы были бы результаты референдума 11 мая, если бы Киев пошел на уступки, да и состоялся бы это референдум вообще. Скорее всего, провозгласившие ДНР и ЛНР люди остались бы кучкой маргиналов, не имеющих серьезного влияния в обществе. Помните, как народный губернатор Павел Губарев с небольшой толпой сторонников, не зная, что ему теперь делать, захватывал Казначейство? Помните первые митинги, собиравшие по 10—20 тысяч человек, что для миллионного Донецка далеко не решающая сила? Да, проезжавшие водители сигналили в знак одобрения, но это не значит, что они готовы были присоединиться к протестующим. Но еще до 11 мая было 02 мая в Одессе и 09 мая в Мариуполе, а потом была бомбардировка Луганска, второй месяц каратели пытаются целенаправленно стереть с лица земли Славянск. И вот сейчас простые люди разных профессий, разного уровня жизни, разных возрастов рвутся на фронт, под пули, рвутся защищать Донецкую республику, о существовании которой не могло быть и речи еще в начале года. И чем больше умирает людей под бомбежками, тем больше новобранцев готовы пополнить ряды ополчения. Как в фильмах про зомби: каждый убитый увеличивает численность армии противника. Сейчас многие те, кто вчера был обычными гражданами, не помышлявшими ни о какой политике, даже считавшие себя патриотами Украины, рассуждают о перспективах Новороссии, спорят друг с другом до хрипоты, где следует закончить победный русский поход: в Киеве или во Львове. Говорят о том, что никогда украинцами себя не считали. Да, это отчасти так. Донбасс в ментальном смысле никогда не был украинским, да и в составе Украины он пробыл всего 70 лет советской власти и 23 года незалежности. 70 лет можно не считать, несмотря на административную принадлежность к Украине, не было при советской власти масштабной украинизации, да и не нужна была она. Здесь, на землях Новороссии, был настоящий плавильный котел наций, во всяком случае, русское и украинское смешалось здесь до неразличимости. Язык, культура — все было общим — русско—украинским. Только в украинской составляющей не было ни капли шовинизма, не было Бандеры и дивизии СС «Галичина», с которыми русские и украинцы бились плечом к плечу. 23 года «незалежности» изменили Донбасс. Чем агрессивней была украинизация, тем более русским становился этот регион. Тем больше он чувствовал себя оторванным от «русского мира». Но все равно не мыслил себя вне Украины, ведь уже не одно поколение мыслило так, готов был интегрироваться в единое самостийное гражданское общество. Но при одном условии — что это общество не будет оторвано от России, с которой Донбасс был кровно связан, пожалуй, больше, чем какой—либо другой регион Украины. Этого не учли идеологи новейшей самостийности. Любую палку, даже самую упругую нельзя гнуть до бесконечности — однажды она сломается. Это и произошло. То «украинство», которое стал навязывать всей стране Запад, агрессивно—русофобское, Восток терпеть не захотел. Ведь прогнуться означало окончательно утратить свою общерусскую идентичность, потерять связь с Россией навсегда. И Донбасс восстал, хотя еще в феврале, когда только—только победил «Майдан», большинство аналитиков даже мысли такой не допускало. Украина могла бы построить «альтернативную Россию», но начала строить «Антироссию», и ее строительная техника сломалась о породу Донбасса. Об его людей. И не просто сломалась, а дала начало новому проекту «Новороссия». Конечно, Новороссия существовала еще при царях, но это было достаточно условное понятие. Сегодня Новороссия — это острие противостояние русского и антирусского миров. Фронт. Новороссия рождается на наших глазах как альтернатива бандеровщине. На наших глазах рождается новая национальная идентичность Украины. Русская. Или, если угодно, «роськая». Та самая, которая здесь и была изначально, до того, как внешние силы начали делить единый народ на русских и украинцев, сеять вражду. Та самая, которая ведет свой отчет от Киевской или даже от Изборской или Новгородской Руси. Случилось то, что должно было случиться. Галицийское украинство создавалось именно как оружие против России. И оно должно было рано или поздно стать оружием в прямом смысле. Пойти на «русский мир» войной. Победить его, полностью подменить своей идентичностью, занять его место. Но это, как мы видим, у них не получается. И не получится. Потому, что шовинистический угар пройдет, рассеется, как туман, исчезнет, как роса на солнце. Старой Украины уже не будет никогда, но появится новая Украина (не принципиально, сохранится ли это абсолютно искусственное и, по сути, навязанное название). И начнется она с Новороссии. Уже начинается…

Admin: ■ 07—07—2014Почему ополченцы сдают города■ Оставив Славянск и Краматорск, ополченцы отошли в Донецк и Луганск. Эти города ждет долгая осада, со всеми вытекающими из этого последствиями. ■ В конце минувшей недели украинские повстанцы были вынуждены оставить два ключевых пункта обороны ополченцев — Славянск и Краматорск, которые еще совсем недавно считались непреступными крепостями. ■ В любой войне одной из наивысших ценностей является истина, ибо установить ее на основе заявлений противоборствующих сторон невозможно практически никогда. Нынешняя украинская война — не исключение. Между тем, доподлинно зная настоящие причины падения Славянска и Краматорска, равно как и весьма странные обстоятельства отхода из них значительных сил ополченцев, можно с высокой степенью вероятности предсказать исход конфликта. □ □ ■ Известно, что основные силы ополченцев под командованием их лидера Игоря Стрелкова, включающие в себя до 80 единиц бронетехники и грузовых автомобилей, двухкилометровой колонной беспрепятственно проследовали из Краматорска в Донецк. По словам Стрелкова, это стало возможным благодаря отвлекающему маневру, в виде атаки украинских войск небольшой бронегруппой ополченцев. В ходе этой операции практически все атакующие были уничтожены, но это, по утверждению лидера повстанцев, позволило основным силам без потерь отойти в Донецк. ■ Насколько это действительно так, сказать сложно. Трудно поверить, чтобы отвлекающий маневр не позволил украинской разведке засечь многочасовой марш огромной колонны по практически открытой местности. Равно как и уничтожить ее при помощи авиации и тяжелой артиллерии. ■ Одним словом, у экспертов последние события не могут не вызывать массы вопросов и собственных версий происходящего. «Это был «договорняк», — приводит слова киевского военного психолога Алексея Арестовича РБК. ■ Подобная версия имеет право на жизнь, так как отход ополченцев из Славянска и Краматорска, а так же еще нескольких населенных пунктов мог быть выгоден обеим сторонам конфликта. В последнее время повстанцы столкнулись с проблемой нехватки оружия, боеприпасов и прочего снаряжения. Их запасы невозможно пополнить, находясь в осажденных Славянске и Краматорске. Следовательно, в скором времени это могло бы привести к их реальному разгрому. Украинским же силовикам необходима демонстрация хоть каких бы то ни было военных успехов. Уход повстанцев из перечисленных выше городов подходит для этого наилучшим образом. ■ Впрочем, сегодня вопросы из серии — почему Стрелков сдал Краматорск со Славянском, уже не столь актуальны. Куда больший интерес представляет то, к каким последствиям для участников конфликта это приведет, кто выиграет от этого, а кто проиграет. ■ Что касается ополченцев, то главной их выгодой остается сохранение основных сил. И на этом плюсы, похоже, заканчиваются. Главный же минус заключается в том, что в Донецке, куда отошли соединения Стрелкова, находится основное политическое руководство ДНР, включая Александра Бородая, с подконтрольными им силами. Как показала практика последних дней, в рядах донецких повстанцев нарастают противоречия, порой заканчивающиеся использованием оружия. Появление там нового сильного лидера с вполне боеспособными силами практически наверняка приведет к еще большему обострению противоречий в стане повстанцев. ■ Не сулит эта ситуация ничего хорошего и украинским силовикам. Сконцентрировавшись в таких крупных городах, как Донецк и Луганск, силы ополченцев становятся для них практически недоступными. Полноценное использование для их уничтожения авиации и тяжелой артиллерии исключено, так как в этом случае, под огнем окажутся тысячи мирных граждан. О том, чем такая операция обернется для официального Киева на международном уровне догадаться нетрудно. Украинским властям, декларирующим стремление в ЕС такой оборот событий не нужен ни при каких условиях. ■ В то же время, взять два этих города «с наскока» украинские военные так же не в состоянии. Из чего следует, что Донецк и Луганск ждет долгая осада, со всеми вытекающими из этого последствиями. ■ О том, что в действие будет приведен именно этот вариант, говорят и сами украинские силовики. «Существует четкий стратегический план, который утвержден, это детище нашего президента, верховного главнокомандующего, — заявил в эфире телеканала «Интер» заместитель секретаря СНБО Михаил Коваль. — В нем красной нитью проходит два областных центра — Луганск и Донецк. Соответственно этих населенных пунктов будет проведена полная блокада, соответствующие мероприятия, которые приведут к тому, что сепаратисты, бандиты вынуждены будут сложить оружие». ■ Правда при этом, представитель СНБО не говорит о том, что может быть в том случае, если повстанцы не сложат оружие, например до наступления зимы. Продолжение конфликта в таком русле обернется настоящей гуманитарной катастрофой для жителей Луганска и Донецка, что недопустимо для стремящегося в Европу Киева. ■ Поэтому, весьма вероятно, что киевским властям и повстанцам все—таки придется садиться за стол переговоров и приходить к какому—то хотя бы промежуточному решению. Таковым вполне может стать мирное соглашение без четкого прописывания статуса Донецкой и Луганской республик, закрытие Киевом глаз на существование неподконтрольных ему вооруженных соединений на востоке страны, но при этом сохранение ДНР и ЛНР в границах Украины. ■ Хотя подобный исход будет являться лишь временным решением, вероятность его достаточно велика. Конечно, если свои коррективы в процесс не внесет Россия.

Admin: ■ 08—07—2014 МнениеСамосожжение украинской государственности □ В ожидании международной ликвидационной комиссии □ ■ Главная причина, по которой украинское государство до сих пор считается существующим, — трудности ликвидации с международно—правовой точки зрения. Украина — одна их стран—учредителей ООН, член ОБСЕ, ВТО и массы других мировых и европейских структур. Значит, придется решать, что будет на этой территории после констатации факта исчезновения государства и как—то надо будет легализовать новую геополитическую реальность во всех международных организациях и структурах, членом которых до сих пор являлась Украина. Кроме того, кто—то должен взять на себя ответственность за десятки миллиардов долларов государственного долга. Или кредиторам придется смириться с тем, что деньги пропали. ■ Нельзя сказать, чтобы все эти вопросы было так уж трудно решить. Например, долги в мировой истории списывались неоднократно. Тем более, что уже ясно: Украина никогда, ничего, никому не отдаст. Государства тоже возникают и исчезают десятками. И тем не менее, не очень хочется мировому сообществу выступать в качестве ликвидационной комиссии крупной европейской страны, которую еще год назад и Евросоюз, и Россия, и США числили в перспективных партнерах. Системный кризис, охвативший западный мир, располагает к философским размышлениям, а логика развития событий подсказывает, что завтра на месте Украины могут оказаться многие члены ЕС. Вот никто и не хочет создавать прецедент. ■ Есть и еще один момент. Украинская территория не является сферой интересов только одного государства, ее население ориентировано на разные внешние силы. Если Новороссия совсем не против воссоединения с Россией, а Галичина с Волынью вполне удовлетворятся интеграцией в ЕС путем вхождения в Польшу, Венгрию, Румынию, Словакию, то центр (Киев) все еще переживает комплекс суверенности, поднимающий его до уровня мировых столиц (хотя бы в собственных глазах). Мало того, границы потенциальных сфер интересов внешних игроков, по которым теоретически можно было бы провести демаркационную линию, не совпадают с региональными внешнеполитическими предпочтениями собственно украинского населения. ■ Ну и, наконец, Евросоюз явно не приходит в восторг от того, что в областях, опеку над которыми ему пришлось бы взять на себя, оказались бы сосредоточены основные силы вооруженных неонацистских боевиков, имеющих реальный боевой опыт, полученный в ходе идущей гражданской войны. ■ И тем не менее, государства Украина уже нет, и с этим фактом рано или поздно придется считаться. ■ Во—первых, потому, что идет гражданская война, полная военная победа в которой одной из сторон невозможна. Даже несмотря на тактическую сдачу Славянска. ■ Сейчас неонацисты, опираясь на западные области и центр не могут подавить сопротивление всего двух областей Юго—Востока. Но если ополченцы перейдут в наступление, то, сравнительно быстро изгнав врага с территории Новороссии и заняв центральные области (Малороссию), они рискуют столкнуться с ожесточенным сопротивлением Западной Украины. Ее население будет защищать свой цивилизационный выбор с не меньшим ожесточением, чем сейчас это делают ополченцы ДНР/ЛНР. ■ Следовательно, даже с этой точки зрения выходом из разрушительной гражданской войны, которая может продолжаться годами, является цивилизованный развод. Он позволит галичанам и русским жить в разных государствах. Цена вопроса — граница между Галицией и Новороссией, которая должна будет разделить Малороссию, чье самостоятельное существование без восточных, южных и западных областей невозможно. ■ Собственно, линия прохождения границы может оказаться единственным практическим результатом военных действий. Именно поэтому отказ киевского режима признать независимость ДНР и ЛНР (а первоначально даже их автономию) — стратегическая глупость, поскольку в ходе боевых действий граница может существенно сместиться на Запад. Даже значительно западнее Киева. ■ Во—вторых, незаинтересованность ближайших соседей в существовании на их границах агрессивного неонацистского государства, в котором даже центральная власть неспособна контролировать незаконные вооруженные формирования, создаваемые по собственному почину как отдельными олигархами, так и политиками и просто «общественными организациями» вроде Правого сектора. Речь идет не только о России. В Европе тоже прекрасно понимают, что рано или поздно нацисты обратят свои взоры и в их сторону, ведь тех же поляков бандеровцы любят не больше, чем русских. ■ В—третьих, Украину ждет финансово—экономический коллапс. Десять лет назад неспособность государства содержать себя не было бы большой проблемой, поскольку международные финансовые рынки были полны дешевых и доступных кредитных ресурсов. Сегодня кредиты на продолжение войны выдаются Киеву по чайной ложке в год. Даже США не спешат вкладывать деньги, несмотря на свою явную политическую мотивированность. ■ В—четвертых, у основного спонсора украинской государственности — США отсутствует необходимость в ее долговременном сохранении. Безусловно, Америка заинтересована в продолжении разрушительной гражданской войны в Новороссии как можно дольше. Ведь боевые действия связывают российские ресурсы и пока еще создают условия для возможной конфронтации Москвы и Брюсселя. Но Украина для США — расходный материал, она выигрывает для Вашингтона время и пространство для геополитического маневра, жертвуя собой. Спасать ее США не собираются. ■ Будь иначе, они бы изначально не доводили дело до дестабилизации, а стимулировали бы Киев к договоренностям с Юго—Востоком, которые первоначально можно было достичь на весьма благоприятных для себя условиях. Даже местные олигархические элиты сохранили бы свои административные и политические позиции в регионах и довольно быстро подавили бы несанкционированное сопротивление. ■ Вашингтон не мог не видеть такого простого хода, как «обещать и потом обмануть», однако целенаправленно толкал Киев к началу боевых действий, когда у него еще и войск—то не было. То есть, Америке не была нужна ни единая Украина, ни победа Киева — США делали ставку на войну как на проблему для России, независимо от того, удастся ли ее втянуть. Более того, США подстрекали Кремль к оккупации соседнего государства, прекрасно зная, что российской армии для этого потребуется не более недели. Поэтому еще раз подчеркну: Украина — пешка, которую приносили в жертву геополитическим амбициям Вашингтона. Раз Россия не взяла ее сразу, прежде чем фигурка все равно упадет с доски, надо выжать из нее все возможное. ■ В—пятых, у самого населения Украины отсутствует заинтересованность в сохранении государственности. Сейчас кажется, что западные и центральные области охвачены небывалым патриотическим подъемом и рвутся защищать державу от неведомо кого и от всех сразу. Правда, пока этот «подъем» позволил насильственно мобилизовать чуть больше десяти тысяч человек (не успевших, не сумевших или не догадавшихся убежать и спрятаться) и привлечь такое же количество неонацистских добровольцев. С учетом того, что даже добровольцы предпочитают стоять на блокпостах или проводить карательные акции против мирного населения, к реальным фронтовым операциям 40—миллионаая страна смогла привлечь только артиллерию (авиация уже почти потеряна), «воюющую» за пределами досягаемости ответного огня. ■ Реально в сохранении украинского государства заинтересованы киевские офисные хомячки, ощущающие себя вершителями судеб мира, несколько тысяч журналистов центральных СМИ, часть высшей бюрократии, чувствуюшей себя равной Путину и Обаме и имеет возможность доить пустой бюджет и, наконец, олигархат, для которого Украина — основной актив. Без нее все порошенки, пинчуки, ахметовы, коломойские — простые миллионеры с перспективой конфискации нажитого. ■ Таким образом, население юго—востока страны в большинстве своем стремится вернуться в Россию, а вроде бы патриотичные жители запада и центра мечтают вступить в ЕС, где, по их представлениям, им будут платить немецкие зарплаты, французские пенсии, а работать они будут, как греки. То есть, речь идет о попытке обмена суверенитета на булку. Правда, суверенитета уже нет, а булку давать никто не собирается. ■ В общем, если государство не способно обеспечить свое существование экономически, не может защитить себя военным путем, если оно является обузой для внешних игроков и не особенно нужно собственному населению, то вопрос его ликвидации — дело времени, а не принципа. Даже несмотря на сложности, которые возникнут в связи с необходимостью как—то вписывать этот процесс в нормы разрушенного, но формально действующего международного права. ■ Еще незабвенные Ильф и Петров совершенно верно указывали, что если все население Вороньей слободки уверено, что она должна сгореть (а после страхования имущества даже заинтересовано в этом), то она сгорит, подожженная сразу с шести концов. Украину уже подожгли — не без участия ее «патриотов». □ ■ Автор — Ростислав Ищенко, президент Центра системного анализа и прогнозирования

Admin: ■ 07—07—2014 МнениеОб украинствующих: секта в масштабах государства □ Как и другие сектанты, украинствующие могут быть разделяемы на три категории: 1) Честные, но незнающие. Это те, которых обманывают. 2) Знающие, но бесчестные; призвание сих обманывать «младшего брата». 3) Знающие и честные. Это маниаки раскола; они обманывают самих себя. В.В. Шульгин . «Украинствующие и мы» □ ■ Вот уже четверть века, как Украина пытается построить независимое государство, отталкиваясь от утверждения, что «Украина — не Россия, Украина — це Европа». Эта формула не вызрела в народе, она насаждается сверху. Впервые, наверное, об отдельности народа, проживающего между Польшей и Россией, заговорил поляк граф Потоцкий. Было это в 1795 году. Потом австрийское правительство требовало от галичан перестать называть себя русскими. И уже с конца XIX века галицкие националисты стали заменять слова «Малороссия» и «малорусский» словами «Украина» и «украинский». Целью было разобщить русский народ, разделить его на русских и тех, кого начали и кто потом сами стали называть себя украинцами… ■ Согласно исследованиям Института Гэллапа, на украинском языке продолжают общаться не более 20% населения Украины. Те, кого 100 лет назад В.В.Шульгин назвал украинствующими, — это не народ Украины, не её граждане, это относительно немногочисленная, но идеологически агрессивная социокультурная группа, упорно распространяющая своё влияние вширь и имеющая многие признаки тоталитарной секты. Наиболее отчётливо это проявилось на фоне кризиса последних месяцев. Сразу оговоримся: это ни в какой мере не означает, что граждане Украины поголовно сделались сектантами. На Украине миллионы русских, сознающих себя именно русскими, миллионы трезвомыслящих украинцев. Однако достаточно и тех, кто фактически стал сектантом, уверовав в предложенный сверху катехизис и позволив манипулировать собой. На них—то как раз и ориентируется в основном новый режим, установленный в Киеве после государственного переворота 22 февраля. ■ В приснопамятные 90—е годы по улицам российских и украинских городов сектанты ходили стаями. Каждый человек хоть раз да сталкивался тогда с этими несчастными, то весьма навязчиво предлагавшими рассказать о Библии, то зазывавшими на какие—то собрания, то просившими денег. Церковь Христа… Аум Синрикё… Церковь объединения… Вагоны московского метро, например, долгое время украшали портреты Марины Цвигун (кстати, уроженки Донецка), утверждавшей, что она не кто иной, как «Матерь Мира Мария Дэви Христос» или Виктория Преображенская. ■ Способы работы всех этих организаций с клиентами, начиная с вербовки, абсолютно одинаковы и позволяют отнести их к тоталитарным сектам. Независимо от того, чему учат эти самые секты, их обустройство и существование основано на одних и тех же принципах. □ 1. Вербовка в секту всегда сопровождается ложью □ ■ Когда незнакомцы, выступающие вербовщиками соответствующих сект, предлагают рассказать о Библии или пройти некий тест, они умалчивают о том, что рассказы и тесты — это первый шаг в секту, которая вскоре завладеет умом и душой завербованного, вынудит стать другим человеком, настроит против семьи, не исключено, что заставит совершать преступления, обяжет нести бремена неудобоносимые и, скорее всего, постарается завладеть имуществом. ■ Когда носители господствующей идеологии на Украине говорят об украинском патриотизме, о нации, о героях и ворогах, об ассоциации с ЕС, они умалчивают о том, что Бандера — это не герой, а садист и кровавый неудачник, что против Гитлера его банды никогда не воевали. Что этнический украинец — это русский с южной окраины. Что украинский язык — это южнорусский диалект, а нынешняя державная мова — галицийский жаргон, то есть опять—таки южнорусский диалект, но сильно разбавленный полонизмами и германизмами. Что Россия в пределы Украины не вторгалась. Что свобода торговли с ЕС и членство в нём — не одно и то же, а членство опять—таки не подразумевает превращения Украины в Швейцарию. Что приведение украинского законодательства в соответствие с законодательством ЕС влечёт, в частности, реституцию. Что фашистами украинских патриотов называет не «путинская пропаганда», потому что обыкновенный фашизм — это не что-то далёкое из романов, а украинская действительность сегодняшнего дня, тотальный идеологический террор «национального государства». ■ В эту секту вербуют, прибегая к трагическим историям и красивым словам. Например, говорят: мы строим независимую, процветающую державу. Мы против того, чтобы нас притесняли и обкрадывали, мы хотим быть свободными, богатыми, культурными. Последнему обычно как—то не придаётся значение, а между тем это серьёзнейший и весомейший аргумент украинствующих, поскольку, по их мнению, Россия — не просто агрессивная, но ещё и малокультурная империя. Современный украинец нередко посматривает на русского глазами Запада. Такой украинец уже оторван от Русского мира, русское стало или становится для него чужим. ■ Казалось бы, что же плохого в желании быть культурным, богатым и свободным? Однако в итоге всё сводится ко лжи о том, что это Россия всегда мешала богатеть, процветать и наслаждаться культурой. □ 2. Для своих членов секта всегда должна быть важнее семьи и родственных связей □ ■ Именно об этом и толкуют украинские политики, обращаясь устами украинских историков—сказочников к украинскому народу. Именно об этом кричат украинствующие, сотрясая эфир проклятиями в адрес России, картинно отрекаясь от братства с русскими и для пущей убедительности закавычивая относящиеся к русским слова «братский народ». У членов секты нет и не может быть братьев, не согласных с сектой. ■ Такое положение вещей устраивает, во—первых, Запад, которому Украина нужна как плацдарм для наступления на Россию, а во—вторых, тех, для кого самостийная Украина — это средство обогащения. Потому что □ 3. Секта существует с целью обогащения лидеров □ ■ Рон Хаббард, Сан Мён Мун, Сёко Асахара — люди совсем не бедные. Созданные ими секты весьма успешно работали и приносили неплохие доходы. Сребролюбия и честолюбия ради секты и создавались. ■ Дерзнём предположить, что после 1991 года незалежность по схожей причине понадобилась лишь очень небольшой кучке людей. Если не принимать в расчёт оголтелых выдумщиков вроде Ю.Р. Шухевича и иже с ним, то все прочие борцы за свободу Украины алкали совсем не того, за что на словах боролись. Подтверждение — огромные капиталы бывших и остающихся при власти. ■ Есть и ещё одно пикантное обстоятельство под названием «реституция». В еврейских кругах Украины и Израиля сегодня идёт активное обсуждение возврата еврейской собственности. Например, адвокат, помощник главного раввина Киева и Украины Якова Дов Блайха Геннадий Белорицкий заявил, что число объектов, потенциально подпадающих под европейское определение реституции только в отношении национализированной еврейской собственности, измеряется не сотнями, а десятками тысяч объектов. Конечно, всё вернуть нельзя, слишком много воды утекло. А вот компенсировать можно. Сын бойца Красной армии израильский профессор Илан Садэ считает, что Украина — это одна из немногих стран, отказывающихся вернуть еврейское имущество. Более того, по мнению профессора, с началом войны украинцы приняли активное участие в истреблении немцами евреев, а после «не без удовольствия грабили добро своих соседей, занимали их дома и квартиры». Другими словами, распространённая в Израиле точка зрения состоит в том, что украинцы участвовали в Холокосте. Так что будьте добры, верните имущество и заплатите за невинно убиенных. Вот вам и незалежность, и ассоциация с ЕС, и майданостояние. ■ Когда распадался СССР, разных криков было много. Кричали и о том, что потенциал Украины равен потенциалу Франции. А жить на Украине скоро станет лучше, чем в Швейцарии. И что долгие годы, да что годы — века! — этому опять же мешала Россия. В подтверждение придумали даже новый курс истории, на котором выросло целое поколение, эдакое фэнтези, где в роли мирового злодея, конечно, Россия, которая всех душит, грабит, порабощает. ■ Долгожданное освобождение сулило все блага мира. И блага, действительно, не замедлили появиться. Правда, у очень узкого круга лиц. И тут рядовым членам секты подсунули вместо Франции идеологию, предложив радоваться принадлежности к великой украинской нации, самой древней и самой великой. И возразить оказалось нечего, потому что □ 4. Секта всегда права □ ■ Специалист по сектоведению А.Л. Дворкин по этому поводу пишет: «Каждая сектантская система — идеальная система , она должна работать стопроцентно, а если не срабатывает, то вина возлагается на вас». Вы не стали богаче? Зато вы больше не подчиняетесь России, нищей империи, где кроме ядерного оружия ничего нет, где голод и нищета, пьянство и бескультурье. ■ Вы всё ещё не процветаете? Зато вы в шаге от Великой Европейской Цивилизации. Вот уже и торговая ассоциация подписана, да ещё как подписана—то! Той самой ручкой!!! Скоро и цены будут, как в Европе, «а там ещё немного и Прованс»! И сектанты рады. Они верят, потому что вне секты им уже трудно существовать — слишком много было вложено сил и веры. ■ Вас убивают украинские военные? Но, во—первых, этого не может быть. А во—вторых, вы сами виноваты. Нечего было ходить с российскими флагами и возмущаться отменой закона о региональном статусе русского языка. Эта отмена всё равно бы ни на что не повлияла — вон, как мы говорили по—русски, так и говорим. А вторым государственным русский язык всё равно не будет, потому что государственный язык должен быть один. Что? В Швейцарии и Канаде не один? Ну и что! Это особый случай. В Финляндии и Бельгии тоже не один? Это тоже особый случай!.. ■ В самом деле, опыт языковой политики Евросоюза совершенно неприемлем для Украины, потому что □ 5. Секте необходим свой язык □ ■ Кто контролирует язык, контролирует сознание — этот закон открыл Джордж Оруэлл. Даже если в обычных сектах говорят на родном языке, многие слова обязательно нагружают иным, отличным от общепринятого смыслом. Так что только сами сектанты понимают друг друга правильно. Однако некоторые секты, как, например, сайентология, изобретают свой собственный язык. ■ Не раз уже высказывались недоумения: ну почему бы Украине не сделать два государственных языка! Ведь сколько неприятностей можно было бы избежать, сколько обид сошло бы на нет! Тем более государственное многоязычие давно уже норма в странах ЕС. Однако Украина, желая стать Европой, не желает поступать по—европейски. Принцип её государственного устройства отличается от принципа устройства других европейских держав. ■ Секте украинствующих, как и любой другой тоталитарной секте, нужен только один государственный язык, поскольку секте необходимо контролировать сознание своих членов и манипулировать этим сознанием. Утратив контроль, секта рискует развалиться. И конечно, контроль над сознанием через язык — не единственный приём… □ 6. Секта стремится к тому, чтобы выработать у своих членов биполярное мышление □ ■ Это означает, что сектанту не следует видеть полутона. Всё мироздание должно быть белым или чёрным. Белое, естественно, это всё, что связано с сектой и не враждебно ей. Чёрное — всё остальное. ■ Мышление, которое привила своим членам секта украинствующих, можно охарактеризовать как «агрессивная наивность». Они уверены, что Россия напала на Украину, и поток танков, хлынувший через границу, невозможно остановить. Причём на дулах танков написано: «Из России с любовью». Сектантов нисколько не смущает, что в Новороссии украинской армией или национальной гвардией уничтожены целые посёлки, что беженцев уже десятки, а по некоторым оценкам, сотни тысяч, а победа «сепаратистам» только снится. Сектантское мышление не позволяет понять, что в случае вмешательства России, на Донбассе давно бы уже никто не воевал. ■ Сектанты не задумываются, почему Крым голосовал против Украины — и так понятно, что под дулами. Сектанты не задаются вопросом, почему Донбасс не хочет оставаться в составе Украины — ясно, что Донбасс хочет, но Россия против. Всё так просто, так очевидно, не нужно сомневаться и задаваться вопросами, потому что □ 7. Вопросы, сомнения по поводу вероучения или правил секты искореняются. Секта добивается подчинения не только манипулированием, но и запугиванием □ ■ В отдельных случаях — при помощи массового сожжения, а также миномётных обстрелов, авиаударов, похищений, издевательств и пыток. ■ Почувствовав угрозу, осознав, что множество потенциальных адептов готовится ускользнуть из—под её влияния, секта перешла от манипуляций к устрашениям. Вспомним, как ещё в марте Одесса гордо маршировала по улицам с российскими флагами. Бесконечная, казалось, колонна перемещалась с одной улицы на другую под звуки песен и лозунгов. После 2 мая Одесса не поёт. Одесса запугана. ■ Наказывая или запугивая, секта вместе с тем не оставляет усилий по овладению контролем над сознанием, для чего □ 8. Секта старается изолировать своих членов, добиваясь утраты ими чувства реальности □ ■ Изоляция Украины началась давно. Например, в 2004 г. там прекратили регистрацию средств массовой информации, использующих негосударственный (русский) язык. Теперь запретили вещание российских телеканалов. Эта изоляция привела многих к утрате чувства реальности. Иначе нельзя объяснить уверенность многих жителей Украины в том, что их страна воюет с Россией, а Путин только и делает, что развязывает войны. Кстати, многие всерьёз полагают, что так возникли войны в Приднестровье, Чечне и Грузии. Удивительно, как это до сих пор и Гаврилу Принципа не объявили на Украине агентом ФСБ. ■ Более двух десятков лет украинская пропаганда превращала Россию в «чужую страну», сейчас в сознании населения Украины форсированно закрепляется образ России как врага. Президента России и вовсе объявили персонифицированным злом, широко распространяется компьютерная игра «Убей Путина!», хитом стала матерная речёвка о главе Российского государства. Граждане Украины, а точнее, члены секты украинствующих не понимают, что поведение их свидетельствует не об удали, а о неумолимо разрушающейся психике. ■ Потеря чувства реальности в том и состоит, что совершенно дикое, аномальное и асоциальное поведение навязывается в качестве нормы и уже не воспринимается как нечто омерзительное. Людей не пугает и не удивляет звериная жестокость, ставшая обычной ненависть. Утрата чувства реальности — это, например, непонимание, что в приличном обществе не принято жечь людей живьём за то, что они не вызывают симпатии. Если до человека не доходит, что фото окровавленной женщины с оторванными ногами не имеет ничего общего с комиксами, это опять же о потере контакта с действительностью. О деградации нравственного чувства. О том же самом говорит и одобрение воспитания детей в ненависти к целому народу. □ 9. Большинство из тех, кто попадает в секту, имеет к этому предрасположенность □ ■ Предрасположенность бывает связана с личными психологическими трудностями. У потенциального сектанта могут быть сложности в общении, он может быть одинок или нелюбим, а такой человек потянется за первым встречным, выразившим своё участие. Вспомним 90—е… Всё трещит и разваливается. Как дальше жить — непонятно, во что и кому верить — тоже. А тут ещё, с одной стороны, комплекс младшего брата, из—за которого на Украине почему—то считают, что в России на них всегда смотрели свысока. А с другой — вездесущие американцы, которые, как чёрт Вакуле, принялись нашёптывать простодушным украинцам, что они—де последний демократический оплот Европы перед дикой, варварской Россией, мечтающей захватить, поработить и, на всякий случай, всё обнести колючей проволокой. ■ И как же хорошо всё устроилось: и американцы сыты, и олигархи целы, и народ потянулся. Какой—никакой, а смысл — все вместе противостанем России, потому что «Украина — не Россия, Украина — це Европа». Чувство общности или принадлежности к обществу — это врождённое чувство каждого человека. Вот почему □ 10. Для вербовки и удержания в своём лоне адептов секта использует чувство общности, а также прибегает к приёму, называемому «бомбардировка любовью» □ ■ Приём этот используется для достижения чувства единства, родства. Бомбардировать любовью можно, прибегая к объятиям, прикосновениям, поцелуям, лести, обращениям типа «родные мои, украинцы», как это делает Ю.В. Тимошенко, ведущая себя на встрече с народом, как мать всея Украйны. ■ Новая версия украинской истории бессовестно льстит тем, кто согласится называться украинцем и в то же время весьма навязчиво подсказывает, что быть русским стыдно. «Бомбардировка любовью» — это, прежде всего, грубая лесть и игра на тщеславии. Вы украинец? О! Все преклоняются перед вашими талантами, перед вашим исключительным свободолюбием… А поскольку большие таланты найти трудновато, секта предложила для Украины особенный brand — свободолюбие. Причём небывалое, невиданное и всепоглощающее. Так что даже Юлий Цезарь отказался завоёвывать украинцев. Ну а Россию не то что Юлий Цезарь не уважал, но и во всём мире не любят. ■ Потребность человека быть частью общества может использоваться во благо, но секты используют эту потребность в своих интересах. Чувство общности, ощущение того, что «мы вместе!» заставляет человека совершать в толпе те поступки, которые он ни за что не совершил бы наедине с собой. Например, не стал бы скакать с дикими воплями… ■ Любопытно, что многие секты используют один и тот же приём, делающий людей более внушаемыми. Приём этот связан с коллективными плясками или прыжками и одновременным выкрикиванием какого—то лозунга или речёвки. Так что нет ничего необычного в пещерном зрелище скачков под вопли «хто не скаче, той москаль…» нет. Это обычная сектантская практика, призванная вызвать у людей чувство сплочённости и сделать их на этом фоне ещё более внушаемыми. Тем более что □ 11. Любая секта стремится вызвать у своих адептов эйфорию и психологическую зависимость □ ■ Порой для этого не брезгуют и наркотиками. Поговаривают, и свидетельств этому немало, что на майдане наркотики имели широкое хождение, так что порой старухи, приезжавшие в Киев «стучать в бочку», возвращались домой наркоманками. И все заработанные гривны потом пускают на лечение. ■ Эйфории, впрочем, хватало на майдане и без наркотиков. Тысячи людей верили, что идёт война с коррупцией, священная война. Что Украина опять же — це Европа. Что «мы смогли, и россияне нам завидуют». Жизнь казалась прекрасной, отмена виз с Евросоюзом не за горами. Чувство общей победы и причастности к истории пьянило. А длительные опьянения вызывают, как известно, привыкание. После смеха — всегда слёзы; эйфория сменяется депрессией. Отсюда и зависимость от обстоятельств, вызывающих опьянение, чем умело пользуется секта. ■ Ну и, наконец, □ 12. У каждой секты есть своё вероучение и свои гуру, авторитет которых непререкаем □ ■ Что касается вероучения украинствующих, то, возможно, и говорить об этом не имеет смысла — уж очень много сказано. А вот, что касается гуру — это уже интереснее, поскольку в секте украинствующих есть свои особенности. Дело в том, что гуру на Украине становятся посмертно: Донцов, Бандера, Шухевич, «небесная сотня»... К тому же смерть в этой секте пользуется особым почётом, можно даже говорить о культе Смерти в секте украинствующих. Ну, например, «героями Украины» С. Бандера и Р. Шухевич, никогда не жившие в государстве с таким названием, стали спустя полвека после своей кончины. Срок весьма внушительный, а потому и награждения напоминают, скорее, заклинания покойников. А пресловутый Голодомор, заменивший украинствующим национальную идею? А гимн, где обращение к теме смерти повторяется неоднократно: «ещё не умерла Украина», «сгинут наши враги», «душу и тело положим», «встанем в бой кровавый»… А герб, напоминающий трезубец, символ разрушения? А сине—жёлтый флаг, обозначающий предательство и измену, поскольку происхождение его прочно связано с именем Ивана Мазепы, «сына погибели, еже за сребролюбие давится»? А пантеон героев, известных всему миру как отъявленные садисты, каратели и палачи? Даже выкрикивая свои убогие лозунги, украинствующие исступлённо призывают Смерть. Кто не слышал этот дурацкий призыв: «Смерть ворогам!» И это притом, что никаких «ворогов» у несчастных сектантов нет и в помине. Вымышленный враг есть, есть антивражеская идеология и методика борьбы, есть подпитка ненависти. А «ворога» нет. Слишком уж очевиден этот культ Смерти на Украине, эта некрофилия украинствующих. Поэтому гуру и становятся те, кого уже нет среди живых. □ ■ В 90—е Россия пережила настоящую сектантскую эпидемию. Очень многие люди стали тогда жертвами тоталитарных сект. Мало—помалу, однако, началась борьба за души. Появились центры реабилитации, как, например, Центр священномученика Иринея Лионского. Появились законы, регулирующие деятельность сект. Совместными усилиями общества, Церкви и государства эпидемию удалось остановить, людей — худо ли, бедно ли — вернуть к нормальной жизни. ■ Но как быть с сектой в масштабах государства, рычаги власти в котором у сектантов со стажем — сайентологов, баптистов? Кто и как объяснит людям, что их обманули? Кто возьмётся за их реабилитацию? Кто поможет неприсоединившимся к секте и живущим сегодня на Украине, словно в оккупации? Ведь война там идёт не за территории, война идёт за души. И в той или иной форме она будет идти до тех пор, пока не прекратится деятельность секты или все жители Украины не станут сектантами. Но последнее вряд ли. □ ■ Автор — Светлана Замлелова

Admin: ■ 07 июля 2014 года | Василий ВаньковПротиворакетная фигура умолчанияСША обрывают диалог с РФ по проблемам развертывания ПРО ■ Фото: ИТАР—ТАСС/ Владимир Смирнов. Новый «ледниковый период» в отношениях между Россией и США, вызванный событиями на Украине, может привести к замораживанию диалога двух ядерных сверхдержав в такой чувствительной сфере, как поддержание стратегического баланса сил. О высокой вероятности такого сценария предупредил заместитель главы МИД РФ Сергей Рябков. Как заявил российский дипломат, он не видит «особых шансов, что на этом направлении у нас в ближайшей перспективе что—то получится». Речь идет о поиске компромисса в вопросе развертывания американской системы ПРО, представляющей угрозу для российских сил сдерживания. По словам Сергея Рябкова, США систематично игнорируют российские инициативы, предлагая заведомо неприемлемые варианты. Так, в прошлом году Барак Обама отправил Владимиру Путину письмо, в котором были представлены некоторые идеи по сотрудничеству в сфере ПРО. Однако этот документ был составлен без учета российской позиции. В свою очередь, конструктивное предложение России о создании совместного «противоракетного зонтика» для Европы на принципах секторальной ПРО больше не обсуждается. Представители НАТО ссылаются на то, что обязательство по взаимной обороне (5—я статья Вашингтонского договора) исключает делегирование полномочий в этой сфере третьей стороне. Следует отметить, что Вашингтон последовательно оттесняет Россию от построения общеевропейской системы безопасности. Это подтверждает отказ организаторов ежегодной международной конференции по проблемам противоракетной обороны, которая прошла в конце июня в Германии, на участие в ней представителей России. Решение было оформлено в традициях формально—бюрократической отписки. Инициаторы проведения форума сослались на «недавно появившиеся различные сложности», которые якобы не позволят создать «должные условия для приема российских гостей». Между тем, как отметил Сергей Рябков, российская сторона с тревогой наблюдает за «дальнейшим продвижением США в сфере ПРО». В этой связи обращают на себя внимание последние удачные испытания по перехвату модифицированного боевого блока перехватчика GBI наземного базирования. А также дополнительное развертывание морской группировки, оснащенной системой управления ракетным оружием Aegis в Средиземноморье. □ В условиях обострения геополитического противостояния вокруг Украины трудно рассчитывать на то, что США приостановят «гонку противоракетных вооружений», считает генерал—майор запаса, профессор Академии военных наук Павел Золотарев. — При этом относительные успехи американских разработчиков не способны нарушить стратегическую стабильность или подорвать российский потенциал сдерживания. Другое дело, что есть ряд аспектов, по которым развитие системы ПРО США может представлять угрозу для России. В первую очередь, это касается совершенствования средств, которые позволяют вести войну с помощью обычного высокоточного оружия. Развивая ПРО, Пентагон получает преимущество в плане обороны своей территории от таких систем. Появление в Европе третьего позиционного района ПРО США повышает потенциал стран НАТО по ведению бесконтактных войн шестого поколения. Что касается стратегического сдерживания, у США нет технологических решений, которые позволили бы нарушить баланс сил. При уровне развития наступательных вооружений РФ, потенциал которых измеряется сотнями носителей, это просто невозможно. Думаю, в обозримом будущем такие технологии не появятся. □ — Втягивая Европу в свой противоракетный проект, Вашингтон пытается вбить еще один клин между Россией и странами ЕС? — Собственно говоря, поэтому нас и не позвали на европейскую конференцию, посвященную развитию ПРО. США хотят сохранить монополию в этом вопросе, связав по рукам и ногам своих европейских союзников. □ — Украина в этом отношении представляет интерес для Америки? — Если наши соседи вступают в НАТО, на территории Украины можно разместить комплексы ПРО, которые будут представлять определенную угрозу некоторым нашим дивизиям. Противоракетные комплексы позволят более эффективно решать задачу по отражению возможных ударов высокоточным оружием. □ — А что с развертыванием элементов американской ПРО в Польше и Румынии? — Ставить на территории Польши или Румынии наземные комплексы, которые не прошли не одного удачного испытания, согласитесь, бессмысленно. Поэтому военные из Пентагона пошли по другому пути. Сделали ставку на адаптивные элементы ПРО — противоракеты средней и малой дальности. У России таких носителей нет, но у кого—то они могут появиться. Это вполне разумное решение, которое никак не связано с протестами России или европейской общественности. □ — Как может ответить Москва на новые вызовы своей безопасности? — Размещать «Тополь—М» в Калининградской области не имеет никакого смысла. Это стратегическая ракета, которую более целесообразно нацеливать на США с территории России. Ей просто нечего делать в Калининграде. Это чисто политический ответ. На самом деле, пока нам не стоит суетиться. Американское руководство мечтает втянуть Россию в гонку вооружений. Один раз в своей истории мы уже клюнули на это. Через оборонку невозможно развить нормальную промышленность. Это все равно, что пытаться «чесать право ногой левое ухо». □ — Вашингтон в последе время подвигает идею полного ядерного разоружения. Может ли РФ пойти на это, учитывая преимущество США в области высокоточного оружия? — На самом деле это утопический проект. Не случайно даже Обама признал, что это случится «не при нашей жизни». Хотя мы обязаны двигаться к этой цели по договору о нераспространении ядерного оружия. В противном случае мы даем другим государствам повод стремиться к обладанию им. Но это далекий путь. □ Руководитель Центра военного прогнозирования Института политического и военного анализа Анатолий Цыганок не согласен, что развертывание третьего позиционного района ПРО США в Европе не угрожает российским силам сдерживания. — Дело в том, что на противоракеты, размещенные на польской, венгерской или румынской территории, в течение полутора—двух суток могут быть установлены ядерные боеголовки. То есть вместо сил сдерживания вблизи наших границ мы получим полноценные наступательные вооружения. Второй момент. Мы уже предлагали американцам создать совместную систему ПРО, чтобы противостоять одиночным ударам. И не важно, откуда будут запускаться ракеты. Для их нейтрализации достаточно создать зональную систему ПРО. А центры управления должны были располагаться в Москве и в Брюсселе. Логика простая — ракеты, пролетающие над РФ, будут сбиваться российскими средствами, а над Европой сработают элементы американской ПРО. В последние годы американцы активно заменяют противовоздушные установки на систему Aegis. Соответственно, они могут поражать цели на расстоянии 120 км. Если корабли находятся в Средиземном море, фиксировать эти системы очень сложно. □ — США и Россия выступают в качестве тотальных антагонистов или у нас могут быть точки соприкосновения в вопросе противоракетной обороны? — На мой взгляд, такие точки существуют. Но, к сожалению, Вашингтон так увлекся большими антироссийскими маневрами, что он их в упор не видит. На самом деле уже сегодня нам стоило бы объединить усилия по созданию системы глобальной защиты Земли от астероидной угрозы. В этих целях необходимо создавать систему антиастероидной ПРО планетарного масштаба. Потому что ни одна страна в одиночку не потянет этот проект. Но, судя по всему, администрацию США волнуют более приземленные вопросы. □ — Обама предлагает России заняться дальнейшим сокращением наступательных вооружений. Мы можем пойти на это? — Думаю, нет. Но следует иметь в виду, что уже реализованный проект СНВ—3 решает российские проблемы. Через пять—шесть лет наши «Воеводы» прикажут долго жить. Потому что они находятся на боевом дежурстве более 30 лет. Еще несколько лет и их придется списывать. Естественно, нам выгодно разоружаться по естественным причинам не в одностороннем порядке. Очень важно, что Москва отказалась от прежней практики, когда американцы контролируют наши ракеты, которые производятся на Воткинском заводе. □ — Чем еще может ответить Россия на сворачивание диалога по ПРО? — В свое время мы уничтожили ракеты средней и малой дальности. В ближайшие годы Россия будет их восстанавливать. Кроме того, видимо, будет принято решение о воссоздании ракетных установок на железнодорожном транспорте. Это была самая большая проблема для американцев. Наконец, мы продолжаем усовершенствовать свои ракеты. Например, новая система «Ярс» практически неуязвима. Честно говоря, ни американская, ни российская системы ПРО не дают никаких гарантий безопасности. Американцы при всем желании могут перехватить максимум 20-30% от выпущенных ракет. Для них это означает неприемлемый урон. И еще об одной технологической уловке. Американские РЛС, которые выступают «глазами» систем ПРО, можно просто «глушить» — на той же самой частоте излучения посылается сигнал, который «ослепляет» станцию. В результате она просто не может работать и наводить противоракеты на цель. □ Военный эксперт, главный редактор журнала «Арсенал» Виктор Мураховский разделяет точку зрения, что американская ПРО в Европе может противостоять только одиночным ракетным ударам. — Россия предлагала кооперацию в этой сфере, но это, на мой взгляд, тупиковый вариант. □ — Поясните… — Считаю, что в таких вопросах невозможно разделить ответственность. Может быть только один командный пункт, в котором принимаются решения. Или американцы будут нажимать на кнопку, или мы — третьего не дано. Независимо от того, насколько совершенны системы предупреждения о ракетной угрозе, которые задействованы. Думаю, что США не согласятся разделить ответственность даже со своим самым близким союзником, не говоря уже о России. □ — Европа считает, что чисто американский «противоракетный зонтик» будет надежнее совестного с Россией? — Понятно, что страны НАТО следуют в фарватере американского курса, это блоковое мышление. Европейцам, кстати, никто не собирается делегировать право нажатия кнопки. Остатки иранской ракеты могут упасть на румынскую территорию или на Венгрию. Понятно, что Бухарест и Будапешт не будут в восторге. А если промах и произойдет ядерный взрыв на территории Западной Европы, то кто будет отвечать? Без единого центра не обойтись. Для России американская ПРО объективно представляет угрозу, если будут реализованы планы по развертыванию третьего и четвертого противоракетных эшелонов. Речь идет о противоракетах SM-3 морского базирования и перехватчиках GBI наземного базирования. Особенно, если будут совершенствоваться их технические параметры. В современной конфигурации США не могут оказать никакого противодействия российским стратегическим ядерным силам. Ситуация может измениться через 15-20 лет. □ — Насколько эффективен разрекламированный США космический эшелон перспективных противоракетных разработок? — Пока это чистый блеф. Реально в космосе находятся только средства разведки и ранее предупреждения о ракетном нападении. Боевых элементов там нет — ни у Америки, ни у нас. В отличие от противокосмических систем. Не так давно Китай успешно сбил спутник, находящийся на орбите. Россия это делала еще в советское время. При этом в дальнейшем сокращении наступательного потенциала никакого смысла нет. Россия и так находится ниже порога, установленного по соглашению СНВ—3. В силу отсутствия промышленного потенциала в сфере ВПК по замене носителей, которые выбывают из стратегической группировки в связи с истечением срока годности. Некоторое время назад у нас выбывало больше ракет, чем успевали производить предприятия ВПК. Сейчас эта ситуация исправляется. Особенно с вводом в строй первого корабля со стратегическими носителями и подводных лодок. Мы также наращиваем потенциал ракет шахтного базирования и подвижных грунтовых комплексов. В этом плане наиболее перспективно производство новых твердотопливных ракет РС—26 «Ярс». Более того, сейчас разрабатывается мощная жидкостная ракета. □ — Насколько критично, что из кооперационной цепочки российского ВПК выпадает Украина? — По моим данным, на боевом дежурстве осталось несколько десятков ракет, которые выпускал днепропетровский «Южмаш» (по натовской классификации это ракеты «Сатана»). Каждый год с боевого дежурства снимаются по несколько штук. Их аналоги будет производить российское КБ имени Макеева, у которого есть опыт по созданию таких ракет. На реализацию этого проекта нужно только некоторое время и соответствующее финансирование.

Admin: ■ 10—07—2014 МнениеВнешнеполитические маневрыГражданская война на Украине продолжается, и прекратится она не скоро. Судя по количеству желающих усмирить Донбасс силой, по их угрозам в адрес Порошенко только за то, что в рамках внешнеполитического маневра он объявил фиктивное перемирие, реально рассчитывать на прекращение боевых действий можно не раньше осени 2014 года и вряд ли позже января 2015—го. Просто пока еще тепло, и киевские войска страдают только от плохой нерегулярной кормежки и неадекватного руководства, они готовы воевать дальше. Телепропаганда обеспечивает восполнение потерь… □ □ ■ …которые по самым оптимистичным оценкам ополчения не превышают трех тысяч человек, новым зомбированным пушечным мясом, искренне считающим, что оно (мясо) отправляется на фронт защищать Украину от коварного Путина и громить Россию вплоть до Чукотки и Камчатки. ■ С наступлением холодов боевой дух падает. Это испытала на себе в 1941 году даже самая дисциплинированная и профессиональная (на тот момент) армия Третьего рейха. Чтобы остановить ее развал, Гитлер вынужден был отдать свой приказ «Ни шагу назад» на восемь месяцев раньше Сталина. ■ Катастрофу украинской армии таким приказом предотвратить не удастся. Хотя бы потому, что к осени подконтрольные Киеву регионы, ныне являющиеся более—менее надежным тылом карательных войск, в полной мере познают «преимущества» пустых полок в магазинах. Хлеб, соль, спички уже пропадают из продажи в Умани, Харькове, Сумской области, сокращается ассортимент товаров (хоть пока и не критически) в магазинах Киева. К тому же времени население будет уже несколько месяцев платить за коммунальные услуги по европейским тарифам, в придачу к сократившимся в полтора—два раза зарплатам, росту безработицы, падению покупательной способности гривны и отсутствию дополнительных источников дохода. Ну и количество гробов, пришедших с фронта, увеличится. Да и потеря «доблестной» карательной армией новых территорий весьма вероятна. ■ От молниеносного разгрома в течение месяца—двух Киев может спасти только ограниченность военных ресурсов ополчения. В гражданской войне на Украине противостоят друг другу армии численностью в 15—30 тысяч человек, и их увеличение выше 40—50 тысяч представляется невозможным из—за ограниченности внутренних ресурсов (более крупные вооруженные силы просто нечем будет кормить и станет невозможно обеспечивать оружием, боеприпасами и пополнением). То есть как наступление юго—востока, так и развал карательной группировки, скорее, будут относительно медленными. ■ Это значит, что постоянно будет сохраняться возможность международного посредничества с целью достижения компромиссного мира. Причем по мере ослабления карателей и усиления антифашистских сил это посредничество будет все более востребовано Киевом. То есть велик риск, что ни одна сторона гражданского конфликта на Украине не сможет достичь полной победы. ■ Мы, однако, уже писали о том, что столкновение на Украине есть гражданская война лишь по форме. На деле это — как вьетнамская или афганская, иракская или сирийская войны — столкновение геополитических игроков. В данном случае — России и США. Значит и условия мира на Украине — а любая война рано или поздно заканчивается миром — мы должны рассматривать не с точки зрения победы/поражения Киева или Союза народных республик, а с точки зрения соответствия долгосрочным интересам России и США. ■ Отметим, что война — игра с ненулевой суммой. В ней может оказаться один победитель и один проигравший, могут победить обе стороны, и могут обе проиграть, вне зависимости от конкретного исхода боевых действий. Когда мы утверждали ранее, что США уже проиграли на Украине, мы исходили из аксиомы великого Сунь Цзы, учившего: «Самая лучшая война — разбить замыслы противника; на следующем месте — разбить его союзы; на следующем месте — разбить его войска. Самое худшее — осаждать крепости». Путин не стал на Украине «осаждать крепости», он предоставил возможность громить карательные войска силам ополченцев, союзы США постепенно разваливаются, хоть и не без помощи, но без видимого участия России. Зато замыслы Вашингтона на Украине были уничтожены практически моментально: 1. Российский флот не удалось вытеснить из Крыма. 2. Украину не удалось превратить в антироссийский таран. 3. Россию не удалось заставить платить за украинскую стабильность, возложив таким образом на нее содержание на своих границах американского вассала-банкрота. 4. Россию не удалось заставить послать войска на материковую Украину, вступив таким образом в конфронтацию с ЕС, что давало бы США возможность сохранить наиболее важный из своих союзов и разрушить как существующие, так и только намечающиеся союзы России в Европе. ■ С этой точки зрения США действительно уже проиграли. Однако война продолжается, и подпитывают ее именно США, толкающие Киев на все новые провокации и зверства. Почему? ■ Как мы уже отметили, война — игра с ненулевой суммой. Проигрыш одного — не обязательно выигрыш другого. США, проиграв сами, пытаются не дать выиграть России. Выиграть не в вопросе свержения киевской хунты. Это проблема времени, а не принципа. США пытаются не дать России выиграть послевоенный мир. ■ Здесь мы переходим от определения Сунь Цзы к определению Лиддел Гарта, который в своем учении о Стратегии непрямых действий утверждал: «Цель войны — добиться лучшего состояния мира, хотя бы только с вашей точки зрения». Вот этого лучшего состояния мира с российской точки зрения и не хотят допустить США. Поэтому сегодня центр конфликта постепенно переносится с линии огня на паркет залов международных конференций. Военные действия еще долго будут на первом плане. Еще несколько долгих месяцев люди будут оплакивать погибших и с напряжением следить за передвижением линии фронта, но результат войны уже предрешен, а борьба идет за результат мира. Она уже началась. Как в свое время борьба за формат мира после Второй мировой войны велась в Тегеране, Ялте и Потсдаме. Когда проходили первые две конференции, еще не была разгромлена Германия, а третья состоялась до военного поражения Японии. ■ С какими же проблемами столкнется (уже сталкивается) Россия в ходе переговоров о послевоенном устройстве Украины? ■ Первая и главная проблема. Украинского государства уже нет, но признать его ликвидацию сразу крайне трудно с международно—правовой точки зрения. Впервые исчезает государство—основатель ООН. Исчезает оно в ходе гражданской войны, когда противостоящие стороны имеют лишь условную легитимность и ни одна из них не признается полностью легитимной всем международным сообществом. Сохранение этого государства желательно с точки зрения международно—правовой, но невозможно с точки зрения финансово—экономической. Ни у кого из глобальных игроков, как и у всех их вместе взятых, нет ни ресурсов, ни желания годами (если не десятилетиями) содержать Украину, прежде чем ее удастся хоть как-то стабилизировать политически и перевести на финансово—экономическую самоокупаемость. ■ Совместными усилиями России, США и ЕС с подключением международных организаций проблемы можно было бы как—то решить, но, как было указано выше, США пока не готовы к конструктивному диалогу, и внутренняя ситуация в Америке, а также ее глобальные экономические интересы, практически не оставляют надежды, что Вашингтон перейдет на украинском направлении от конфронтации к конструктиву. То есть можно предположить, что все будут не против сохранить (хотя бы на время) формальное единство украинского государства, но при этом каждый глобальный игрок будет готов содержать, стабилизировать и поддерживать только своих клиентов (по примеру двух Корей, двух Вьетнамов, двух Германий). ■ Вторая проблема вытекает из первой и заключается в том, что так называемые проевропейские (на деле проамериканские) политики на Украине все, как один, замарали себя сотрудничеством с украинскими нацистами. Они все поголовно принимают участие в строительстве (пусть и неудачном) тоталитарного нацистского государства. Они все замараны в крови мирного населения Донбасса. Они все несут ответственность за неконституционное использование армии против мирного населения, без введения чрезвычайного или военного положения. И, что самое страшное, они успели испачкать в крови огромное количество обычных граждан — кого—то (участников карательных рейдов) в прямом смысле, кого—то (группы медиа—поддержки и оболваненное население) опосредованно. Кроме того, в неонацистский заповедник превращена Западная Украина. ■ Между тем согласиться с сохранением на территории хотя бы части Украины неонацистского русофобского режима, мечтающего о реванше, Россия не может. Да и Европе это не выгодно. Именно ее неонацисты уже обвиняют, а чем дальше, тем больше будут обвинять, в отсутствии полноценной поддержки своих «евроустремлений», а значит в «предательстве» и «сговоре с Москвой». Но США пока не проявляют готовности окончательно отказаться от поддержки неонацистов, и можно предположить, что постараются (в своих интересах) сохранить этот раздражитель для России и ЕС, этот потенциальный источник конфликта хотя бы в Западной Украине. Полным разгромом вооруженных формирований неонацистских боевиков эта проблема не решается. В случае сохранения (хотя бы в западноукраинских областях) неонацистов в политике (а то и во власти) формирование новых отрядов боевиков — дело времени. Между тем денацификация Западной Украины возможна только в случае введения внешнего управления и системной идеологической, административной и полицейской работы. ■ Третья проблема: решение об отказе от претензий на Крым может принять только переучрежденное украинское государство, то есть вновь созданное на конфедеративных основах новыми субъектами в новых границах. Действующая Конституция Украины запрещает государственным органам принимать решение об изменении территориального устройства без вынесения вопроса на всенародный референдум (а собрать большинство за отказ от Крыма на референдуме будет крайне проблематично). К тому же снятие крымской проблемы невыгодно тем же США. Да и ЕС с удовольствием сохранил бы этот рычаг если не давления на Россию, то выторговывания у нее каких—нибудь дополнительных уступок. ■ Таким образом, на сегодня реальны два варианта мирного урегулирования. ■ Первый предполагает начало конструктивных переговоров при международном посредничестве, которые в идеале должны привести к созданию конфедеративного украинского государства (скорее всего, временного, для обеспечения бескровного развода в течение трех—пяти лет). Сложность его реализации проистекает из того, что Киев не готов отказаться от контроля над теми территориями, которые пока им не потеряны. ■ Неонацистские боевики, составляющие костяк карательной группировки, не готовы без боя отступить и признать Союз народных республик (или Новороссию) равноправной договаривающейся стороной. США все четыре месяца, прошедшие после государственного переворота в Киеве, демонстрируют готовность воевать до последнего украинца и оставить России и ЕС территорию в состоянии гуманитарной катастрофы, с уничтоженной экономикой, разрушенной средой обитания населения больших городов и вооруженными бандами, контролирующими каждая свой регион или населенный пункт. Киевские власти слепо подчиняются США и не имеют сил для нейтрализации собственных неонацистских боевиков, которых они признали легальными вооруженными формированиями. Для конституционного переустройства страны понадобится длительный период стабилизации, восстановления и разоружения боевых отрядов, в течение которого внешние силы должны будут обеспечить военный, полицейский и административный контроль над территорией, а также огромные финансовые вложения в обеспечение социальной стабильности и постепенное восстановление экономики. ■ Поэтому такой вариант сегодня представляется маловероятным. Реализуемым он может стать только в том случае, если все задействованные игроки, включая США, окажутся готовы к конструктивному диалогу и взаимодействию в деле установления мира и при этом будут иметь общий согласованный взгляд на желательное новое устройство украинского государства и его перспективы в ближайшие 5—10 лет (включая необходимость полной денацификации). ■ Также необходима готовность всех участников к честному долевому участию в восстановлении экономики и социальной сферы Украины. Наконец необходимо будет иметь согласованную позицию по вопросу наказания военных преступников. Но здесь Киев продолжает официально обвинять ополченцев в том, что они сами обстреливают свои города, бомбят их при помощи отсутствующей у ополчения авиации и убивают своих собственных детей. То есть стороны конфликта имеют диаметрально противоположное представление о том, кто есть военный преступник. В случае суда над ключевыми фигурами действующей киевской власти неизбежным образом публично вскроется и будет юридически зафиксирована роль США в организации как государственного переворота в Киеве, так и геноцида населения Донбасса. ■ Второй вариант предполагает наступление армии юго—востока, освобождение не только Новороссии, но и всего правобережья, кроме (возможно) Зазбручья или только Галиции, создание нового правительства (основания те же, что и для свержения Януковича и «избрания» Порошенко — старая власть сбежала, страшась восставшего народа), проведение новых выборов, легитимацию таким образом новых высших органов государственной власти, принятие новой Конституции и на ее основе либо переучреждение, либо ликвидацию украинского государства. ■ Слабым местом данного варианта является Галиция, которая в таком случае не просто захочет самостоятельности, но и будет считать себя последним сохранившимся остатком независимой Украины, а все остальные территории — оккупированными. США и ЕС (или только США) вполне могут поддержать такой подход. Кроме того, он опять—таки не гарантирует наказания военных преступников, которые могут сбежать в Галицию и там чувствовать себя героями. ■ Поэтому реализация даже такого силового варианта лежит в плоскости наступления вплоть до западной границы и полной ликвидации неонацизма на Украине. Однако для столь глубокой и сложной операции необходима добрая воля ЕС. Брюссель, после ухода Баррозу, Эштон и Ван Ромпея, конечно, станет более сговорчивым, но до такой степени сменить свою позицию в считанные месяцы он не сможет. Тем более что уходящая евробюрократия оставила своим преемникам гирю на ногах в виде соглашения об ассоциации Украины и ЕС. ■ Следовательно, можно ожидать, что после активизации боевых действий, неизбежной по окончании несостоявшегося «перемирия», к которой готовятся обе стороны, в течение какого—то времени (месяц-два) карательная группировка потерпит катастрофическое, но не окончательное поражение, а армия юго—востока возьмет под свой контроль значительную (возможно, даже большую) часть, но не всю территорию Украины. В этот момент с целью не допустить окончательного военного поражения Киева ЕС и США должны будут выступить с мирными инициативами, добиться совместно с Россией окончательного прекращения огня, введения международных миротворческих сил и начала переговоров об окончательном урегулировании. В таком случае неофициальный раздел Украины по демаркационной линии практически предопределен. ■ Помешать урегулированию подобного рода могут только действия неонацистских боевиков. Благодаря оголтелой пропаганде войны киевскими СМИ, их численность серьезно выросла. Они являются идеологически мотивированными и, в отличие от украинской армии, которая, как всегда, спокойно перейдет на сторону победителя, вряд ли смирятся с тем, что у них «забирают» часть (скорее всего, большую) Украины. Они способны как на государственный переворот на оставшихся подконтрольными киевскому режиму территориях и установление диктаторского военного режима, подобного поздней петлюровщине, так и на начало партизанской войны против миротворцев (включая европейцев и американцев, которых они будут считать предателями). ■ Таким образом, как видим, все варианты компромиссного мирного урегулирования, с которыми готова и может согласиться Россия, упираются в невозможность для неонацистского режима в Киеве и его боевых отрядов согласиться на мир и не стать при этом объектами уголовного преследования за военные преступления. Вторым фактором риска является позиция США и (в несколько меньшей мере) ЕС, которые пытаются при помощи мирных инициатив окончательно легализовать киевский режим, формализовать его признание на всей территории страны (пусть и условное признание), сохранив свое частичное влияние на ситуацию на Украине. А саму Украину — как крайне нестабильную территорию, требующую от России постоянного внимания и тяжелых финансово—экономических и военно—политических затрат. ■ В результате можно сделать вывод, что более-менее приемлемый послевоенный мир на Украине для России невозможен либо без полноценной и всеобъемлющей военной победы юго—востока (что реализуемо), либо без коренного изменения позиций руководящих кругов ЕС и США (что проблематично в случае ЕС и почти нереально в случае США). ■ Исходя из изложенного, политическая ситуация диктует следующий формат военных действий: ■ Первый этап — быстрый разгром основной группировки карателей в районе Изюма и максимально быстрое и глубокое продвижение в направлении Киева и в целом правобережья, с оставленными в тылу потенциальными центрами сопротивления вроде Днепропетровска. Целью является не только и не столько захват максимальной территории до того, как Запад успеет выступить с посреднической инициативой, но и стимуляция украинских силовиков и бюрократии к переходу на сторону новой власти, чтобы можно было заявить, что хунта потеряла доверие народа и ее никто не поддерживает (зеркальное отражение ситуации с Януковичем). Это этап первоначальной легитимации власти Союза народных республик в качестве всеукраинской. ■ Второй этап — после посреднических инициатив Запада — прекращение огня по схеме Порошенко (заявление есть, а прекращения нет). Проведение ограниченных операций по зачистке территории в собственном тылу и дальнейшему продвижению на Запад (предлог — народные восстания против хунты в ее тылу). ■ Третий этап — после выхода, как минимум, на линию Збруча — начало реальных переговоров как с беглой хунтой напрямую, так и с западными посредниками. От хунты необходимо добиться заявления о сепарации Западной Украины (или только Галиции). С которым можно согласиться, если оно будет подтверждено на референдуме, по примеру тех, которые прошли в Донецке и Луганске. Запад же должен признать де факто власти Союза народных республик законными представителями всей остальной Украины. ■ Если эти три этапа будут удачно пройдены, то дальше начнется самый длинный и сложный, но уже мирный этап окончательной международно—правовой легализации новой геополитической реальности. Запад должен будет признать новую власть в Киеве де юре, равно как и ее право отказаться от соглашения об ассоциации и вступить в ТС и ЕАЭС (интеграция непосредственно в Россию, хоть и желательна, но представляется почти нереализуемой на данном этапе). В обмен Россия и новая Украина могут не только признать отделение Галиции в составе 3—7 областей, но и согласиться с любой ее будущей судьбой, начиная от интеграции в ЕС по частям (путем вхождения в состав соседних государств) и заканчивая формализацией ее в качестве нового члена ООН. ■ Единственное требование, которое в данном случае не может быть снято и поддержку которого со стороны ЕС (или части его членов) можно было бы обеспечить, — денацификация Западной Украины под международным контролем и трибунал над военными преступниками. В таком случае, даже если США спрячут часть своих «особо ценных» клевретов (хотя надежнее было бы их убить), политические силы Западной Украины уже никогда не смогут претендовать на всеукраинское представительство, а, следовательно, опасность попыток неонацистского реванша будет сведена к минимуму. ■ В целом же надо отметить, что для России главной проблемой сегодня является не физическая победа на Украине, которая практически уже решена, а именно достижение мира, который был бы лучше, чем довоенный, хотя бы с точки зрения России. Именно с этим связаны сложные внешнеполитические маневры российского руководства, а также его отказ от быстрого военного урегулирования украинского кризиса силами российской армии. □ ■ Автор — Ростислав Ищенко

Admin: ■ 25—07—2014Министр обороны ДНР учредил медаль «За оборону Славянска»■ Командование ополчения Донецкой Народной республики учредило Медаль «За оборону Славянска». Об этом сообщает Информационное агентство «Новороссия», публикуя приказ главы минобороны республики. □ □ ■ Как сообщается, «медалью «За оборону Славянска» награждаются ополченцы, непосредственно принимавшие участие в боевых действиях и в несении боевой службы по защите города, а также гражданские лица, находившиеся в Славянске в период его обороны и своей деятельностью внесшие весомый вклад в дело его защиты». Награждение производится приказом министра обороны ДНР. ■ Медаль «За оборону Славянска» светло—бронзовая, круглая, диаметром 29 мм с выпуклым бортиком по краям аверса и реверса. На аверсе медали, в центре, изображен Георгиевский Крест в обрамлении лаврового венка. На реверсе — восьмиконечный христианский крест. Медаль носится на ленте ордена святого великомученика Георгия Победоносца. ■ Силы народного ополчения Славянска удерживали город с 13 апреля, когда Киевом была объявлена силовая операция с привлечением вооруженных сил Украины против сторонников федерализации. 5 июля ополченцы покинули Славянск и направились в соседний Краматорск, откуда затем отошли к Горловке и Донецку. ■ Ниже приводится текст Приказа. □ ПРИКАЗ командующего ополчением Донецкой Народной Республики 1. В воздаяние беспримерного воинского подвига, высокого гражданского сознания и патриотизма, проявленных воинами ополчения Донецкой Народной Республики при обороне города Славянска, учреждаю медаль «За оборону Славянска». 2. Медалью «За оборону Славянска» награждаются ополченцы, непосредственно принимавшие участие в боевых действиях и в несении боевой службы по защите города, а также гражданские лица, находившиеся в Славянске в период его обороны и своей деятельностью внесшие весомый вклад в дело его защиты. 3. Право представления к медали «За оборону Славянска» предоставляется командирам частей ополчения Донецкой Народной Республики. Награждение медалью производится приказом Министра Обороны ДНР. 4. Медаль «За оборону Славянска» светло—бронзовая, круглая, диаметром 29 мм, с выпуклым бортиком по краям аверса и реверса, с ушком для крепления к ленточной колодке. На аверсе медали, в центре, изображён Георгиевский Крест в обрамлении лаврового венка. Вверху по окружности указаны даты: «13 апреля» и «5 июля». Внизу: «2014». На реверсе в верхней части медали — изображение восьмиконечного лучезарного креста. Под крестом, в средней части аверса, надпись славянским шрифтом в две строки: «За оборону / Славянска». Под этой надписью указан номер медали. Медаль «За оборону Славянска» носится на ленте ордена Святого Великомученика и Победоносца Георгия. Командующий ополчением Донецкой Народной Республики, полковник И.И. Стрелков

Admin: ■ АрмияБез следов и свидетелейОсновные версии авиакатастрофы под Донецком не выдерживают критики Причину крушения малайзийского «Боинга», упавшего в Донецкой области, надо искать не в «Буках». Вероятность того, что пассажирский самолет был сбит ракетой, выпущенной из этого комплекса, ничтожно мала, считает начальник войсковой противовоздушной обороны (ПВО) Сухопутных войск Вооруженных Сил РФ генерал—майор Михаил Круш. Досконально зная ЗРК «Бук», он согласился прокомментировать ситуацию специально для «Военно—промышленного курьера». □ ■ Фото: Леонид Якутин □ — Могла ли зенитная ракетная система «Бук» оказаться в исправном и комплектном состоянии у ополченцев? А если да, то откуда и при каких обстоятельствах она могла быть передана вооруженным формированиям юго—востока Украины? — Самоходная огневая установка ЗРК «Бук», равно как и другие средства комплекса, в руки ополченцев попасть не могла. Об этом официально заявляли даже украинские власти. Одновременно они утверждали, что та зенитная ракетная часть, которая ранее дислоцировалась в пределах двух этих республик, была эвакуирована. И если бы ЗРК «Бук» был захвачен в бою ополченцами, то украинская сторона, по моему мнению, обязательно объявила бы о том, что захвачено такое—то вооружение (СОЦ, КП, СОУ, ПЗУ), серийный номер, год выпуска и т.д. Но подобных данных до сих пор не обнародовано. А есть сведения совершенно противоположного характера — доклады соответствующих должностных лиц президенту Украины, что «Бук» из зоны конфликта выведен в полном составе. □ — Версию о том, что такое оружие могло оказаться у ополченцев и тем более быть подготовлено к выполнению боевой стрельбы, вы не поддерживаете? — Что касается «могло оказаться у ополченцев», то да, я ее исключаю. Причем на основании информации, которая была с украинской стороны. □ — Когда я возвращаюсь с работы, мы едем компанией, в которой достаточно много моих сослуживцев. Я раньше четыре года служил в Управлении начальника зенитных ракетных войск противовоздушной обороны. Там едут наши штабисты, специалисты по боевой подготовке, инженерно—ракетная служба. Никому в голову не может прийти мысль, что эта сложная зенитная ракетная система вдруг окажется у партизанских формирований. И они в состоянии ее в достаточной степени освоить, чтобы обслужить и подготовить к боевому применению, более того — успешно выполнить пуск. То есть оценивают это как ничтожную вероятность. За обслуживанием, эксплуатацией и применением этой системы должна стоять только регулярная армия. — Здесь я не соглашусь. Я считаю, что на территории Луганской, Донецкой областей найдутся люди, которые когда—то служили на ЗРК «Бук», были связаны с этим делом, обладают определенными навыками, потенциалом и т.д. И при соответствующих условиях овладеть или восстановить навыки в принципе возможно. □ — Но в данной ситуации ополченцы не захватывали этого вооружения и тем более оно не поставлялось в том или ином виде, хотя бы по элементам со стороны Российской Федерации. — Поставка исключается. Это, считай, война. И блокада России как следствие. Причем сразу, как только это вскрылось и подтвердилось бы. □ — Какие средства необходимы и сколько требуется специалистов для того, чтобы осуществить боевой пуск ЗРК «Бук»? На стартовой позиции должны быть развернуты станция обнаружения целей, командный пункт, самоходные огневые установки? Или же, как многие утверждают, боевая стрельба может быть выполнена и без командного пункта, СОЦ, а только самоходной огневой установкой? — СОУ — уникальная машина, способная самостоятельно вести боевые действия, обнаруживать и обстреливать цели. Разве что ее поисковые возможности ограниченны. СОУ может работать только в определенном секторе. Что касается расчета этой установки, то он составляет три человека. Но если специалисты подготовлены на отлично, особенно это касается офицерского состава, то по опыту предыдущих боевых действий можно сказать, что СОУ способен управлять один хорошо подготовленный специалист. В том числе он может осуществить и боевой пуск. Словом, достаточно всего одного специалиста—ракетчика. □ — Эксплуатация и боевое применение этой системы, по моему мнению, — удел исключительно регулярных вооруженных сил. Надо полагать, среди полупартизанских формирований подобрать специалистов, тем более нужной квалификации, весьма и весьма трудно? — Однозначно. Система очень сложна как в эксплуатации, так и в сфере боевого применения. Просто взять человека с улицы и посадить его, к примеру, в СОУ, — это исключено. Нужны соответствующая подготовка, уровень образования и определенный опыт. Даже получив диплом младшего военного специалиста, человек не в состоянии сразу включиться в полном объеме в эксплуатацию и боевое применение системы. Нужны опыт, практика. И потом, успешная боевая стрельба — это все же удел расчета. Работа на СОУ в одиночку — экстремальная ситуация. На это способен только офицер, прослуживший на ЗРК «Бук» не один год. □ — В вооруженных силах Украины соответствующая школа подготовки специалистов есть? — Я не сомневаюсь, что в той зенитной ракетной части, 156—м зенитном ракетном полку, который в настоящий момент развернут в окрестностях Донецка, есть расчеты, способные выполнить боевую задачу. □ ■ Рабочее место начальника расчета СОУ ЗРК «Бук» □ — А возможен ли случайный, непреднамеренный пуск? — Да, возможен. Непреднамеренные пуски, к нашему сожалению, а в некоторой степени и к стыду военных, с определенной частотой или вероятностью происходят. Это, как правило, случается на боевом дежурстве или в районах проведения боевых стрельб. Расчеты допускают, что что—то не включено, не заряжено, не подготовлено или отвлекаются, забывают. Психологически это объяснимо. И в нашей практике бывают случаи, когда ракета с пусковой установки сходит при проведении проверочных, подготовительных или регламентных работ. Когда расчетом — по психологическим, еще раз подчеркну, причинам — исключается, что ракета находится на направляющих, заряжена, все электроразъемы состыкованы. Нажимается кнопка — и ракета непреднамеренно сходит с пусковой установки. □ — А могла быть такая ситуация. Скажем, СОУ 156—го зенитного ракетного полка развернута на позиции. Личный состав занимается проведением регламентных работ или обслуживанием техники. Или отрабатывает какой—то элемент боевой подготовки. И на сопровождении был захвачен «Боинг—777» в чисто учебных целях. А затем произошли непреднамеренный пуск ракеты и поражение цели. Как такая версия? — В принципе имеет право на существование. Но если и не отмести сразу эту версию, то серьезно усомниться в ней заставляет то, что работу ЗРК «Бук» в том районе и в тот период, похоже, никто не наблюдал. А это означает на 95 процентов, что применения системы «Бук» в данном конкретном случае не было. □ ■ Рабочее место заместителя начальника расчета □ — Почему вам кажется, что «Бук» не выполнял там боевую стрельбу? На основании каких признаков вы делаете подобный вывод? — Это пока не более чем гипотеза. Но дело в том, что зенитная управляемая ракета ЗРК «Бук» после старта и в полете оставляет за собой весьма характерный дымовой след. Как комета. Этот след в ясную погоду отлично виден в радиусе 20—25 километров от СОУ. Не заметить его никак нельзя. А очевидцев практически нет. Никто не зафиксировал факта стрельбы. Это первое. Второе: все отверстия от поражающих элементов на обшивке «Боинга» говорят о том, что подрыв боевой части был осуществлен снизу—сбоку. Но наша «буковская» ракета бьет сверху, делая горку перед целью. То есть только так, никак иначе. На основании всего этого я не могу утверждать категорично, но предполагаю, исходя из своего служебного опыта, что «Боинг» с большой вероятностью не поражался ракетой «Бука». □ — То есть, позволю себе повторить, если была бы пущена ракета ЗРК «Бук», сам факт старта оказался бы зафиксирован многочисленными свидетелями, очевидцами, которые могли находиться в радиусе до 20—25 километров, так как все происходило в яркий солнечный день? — Однозначно. Сам пуск — в меньшей степени, а когда ракета начала подниматься на высоту 10 километров, ее нельзя было не видеть. □ — То есть была бы масса звонков, сообщений? — Я даже ждал этого. Но прошел первый день, второй, третий, а очевидцы так и не появились. Показывали местных жителей, которые видели самолеты, слышали гул двигателей, а вот такую ракету никто не заметил. Но ее сразу было бы видно. Еще раз говорю: по повреждениям самолета напрашивается вывод, что действовала какая—то другая боевая часть. У нас метод наведения — горка, когда ракета бьет сверху, покрывая цель плотным потоком осколков. □ — А сами осколки как боевое снаряжение, они какой имеют вид? Кубики, шарики? — Если взять нужное слово в кавычки — то «болванчики». Это не шарик, не кубик, а достаточно специфическая форма. И по ней с первого взгляда можно определить, что цель поражена боевой частью «буковской» ракеты. Специалисту достаточно посмотреть, чтобы это установить. Она не делает больших дыр, не рвет так обшивку, как это демонстрировали по ТВ. □ — Какими же средствами, по вашему мнению, был поражен «Боинг»? — Это уже не в моей компетенции. □ — Как вы думаете, почему до сих пор нет данных о том, что «Боинг» поражен какой—то конкретной боевой частью. Ведь наверняка найдены какие—то поражающие элементы этой БЧ. И уже можно сделать предварительные выводы — «Бук» или не «Бук», другая ракета. Почему эта информация не нашла своего отражения? Как вы считаете? — Мне представляется, что конкретный ответ на этот вопрос будет получен после работы на месте крушения лайнера специалистов по боевому снаряжению ЗУР. □ — Что еще вам как специалисту по боевому применению «Бука» бросилось в глаза? — В этом аспекте можно еще много говорить. Но мне представляется, хотя это опять—таки гипотеза, предположение, что вывод 156—го зенитного ракетного полка в окрестности Донецка — часть спецоперации, которую планировала украинская сторона. Если бы не было этой части, то рассматривался бы только один аспект поражения «Боинга» — воздействие авиации. А она в этом районе только украинская. Другой нет. Поэтому изначально выдвинули какую версию? Что самолет сбит «буковской» ракетой со стороны ополченцев. А им кто в таком случае может помочь? Только российская сторона. Значит, кто в этом деле виноват?.. Вот и все. □ — То есть, употребляя язык спецслужб, можно сказать, что развертывание зенитных ракетных батарей «Бук» в районе Донецка — элемент прикрытия для увода по ложному следу? — Да, это мое мнение в качестве версии. □ — Вы не допускаете подобного развития обстановки, что были включены все средства 156—го зенитного ракетного полка ВС Украины, например станция обнаружения цели, командный пункт, самоходные боевые установки. И произошло трагическое стечение обстоятельств — был захвачен и поражен гражданский лайнер? — Допускаю. Стечение обстоятельств могло иметь место. По данным Генерального штаба ВС РФ, отмечался факт работающих на излучение СОЦ. Единственное, что у меня вызывает сомнение, так это количество указанных радиолокационных станций разведки в дивизионах. Их там значительно меньше. □ – Если вернуться к самоходной огневой установке. Как правильно называются должности лиц боевого расчета? — Это начальник расчета — офицер, заместитель начальника расчета, как правило, — сержант и оператор — рядовой. Плюс механик—водитель. Всего четыре человека. □ — Какие обязанности выполняет офицер? — Его должность — начальник расчета самоходной огневой установки. □ — Второй, третий специалисты, какие функции выполняют они во время боевой работы? Видимо, осуществляют поиск, захват на сопровождение цели и боевой пуск? — Однозначно. Всю боевую работу в основном ведут заместитель начальника расчета и оператор по поиску и сопровождению целей. Задача офицера — контролировать подчиненных, держать связь с командиром батареи, выполнять его команды и принимать решения после постановки задач на обстрел цели. □ — Заместитель начальника расчета осуществляет обнаружение и захват по тем или иным координатам — по углам, по дальности и по высоте — и после этого переходит на автоматическое сопровождение? — После захвата на автосопровождение следует доклад командиру батареи. Комбат в случае необходимости докладывает командиру дивизиона. □ — То есть когда они захватывают цель на сопровождение, то, как принято говорить, просят подтвердить задачу? Производят опознавание и просят подтвердить задачу? — Да, это так. Это может прийти по речевым каналам связи или в автоматическом режиме. Есть система автоматизированных знаков. □ — И они же одновременно ставят и ракеты на подготовку, производят пуск и отслеживают траекторию полета изделия? — Да, расчет выполняет это в автомате. □ — Если комплекс «Бук» будет работать в полном объеме, как это все выглядит на практике? — Есть командный пункт дивизиона. Есть станция 9С18 — станция разведки, так называемый «Купол». Он в дивизионе один. Потому, говоря о трех зенитных ракетных дивизионах, находящихся в зоне боевых действий, мы можем говорить о трех станциях «Купол». Разве что у украинцев нет в составе ЗРК РПН — радиолокатора подсвета и наведения для повышения эффективности стрельбы по маловысотным целям. Это уже уровень ЗРК «Бук—М2». □ — Расчет командного пункта шесть человек? — Да. Здесь находятся командир дивизиона, командир батареи, начальник ПБУ и оператор. □ — Оператор решает задачи целераспределения между самоходными пусковыми установками? — Нет, этим занимается начальник ПБУ, то есть у этой машины есть свой начальник. А командир дивизиона — это должностное лицо, которое руководит всеми процессами. □ — Некоторые горячие головы предлагают даже такую фантастическую версию, что на территории Донецкой области была развернута самоходная огневая установка, а данные целеуказания и все команды поступали, например, с ПБУ и станции обнаружения целей, развернутой на территории России. — Это бред. СОУ сама может вести огонь. И если уж задаться целью взять на сопровождение и обстрелять такой самолет, как «Боинг», то для СОУ это вообще не задача. Мы на полигонах с учетом того, что у нас порой ограниченные возможности по наличию мишенной обстановки, стреляем по очень маленьким воздушным мишеням. В частности, по ракете ЗРК «Оса». Мишень называется «Саман». Она летит всего лишь секунды. Мы ставим на огневую позицию самоходные огневые установки в секторе полета мишени. И СОУ стреляет автономно, самостоятельно, без станции разведки, ПБУ, потому что времени на передачу информации в этом случае просто нет. Возможности самоходной огневой установки по самостоятельному обнаружению цели, подчеркиваю, высокие. Единственное, что надо знать, — направление полета цели или сектор. Потому при определенных обстоятельствах, при наличии нескольких установок командир батареи назначает сектора для дополнительной разведки цели. И это помимо того, что работает СОЦ, командир батареи нарезает сектора и увеличивает тем самым вероятность обнаружения воздушных целей. □ — Вы долгое время занимались вопросами эксплуатации и боевого применения ЗРК «Бук». Как вы оцениваете этот комплекс? — Скажу так: уникальная система. С очень высокими боевыми возможностями уже на современном этапе, а последующие модификации будут еще лучше. □ Справка «ВПК» □ □ Круш Михаил Кондратьевич родился 6 января 1953 года в селе Орел Мамлютского района Северо—Казахстанской области. В 1974 году окончил Полтавское высшее зенитное артиллерийское командное училище, с 1974 по 1979—й проходил службу на должностях командира взвода и командира батареи в Группе советских войск в Германии. С 1979 по 1983 год — заместитель начальника штаба зенитного ракетного полка в Дальневосточном военном округе. В 1986 году окончил Военную академию войск противовоздушной обороны Сухопутных войск (Киев). С 1986 по 1991—й проходил службу на должностях заместителя командира и командира полка в Московском военном округе. С 1991 по 1995 год — заместитель начальника войск ПВО Московского военного округа. В 1997—м после окончания Военной академии Генерального штаба ВС РФ проходил службу на должности начальника штаба — первого заместителя начальника войск противовоздушной обороны Забайкальского военного округа. С 1999 по 2001 год — начальник войск ПВО Сибирского военного округа, с 2001 года — начальник войск ПВО Московского военного округа. Указом президента Российской Федерации от 24 ноября 2008 года назначен на должность начальника войсковой ПВО ВС РФ. Генерал—майор. Награжден орденами Красной Звезды и «За личное мужество». □ Беседовал — Михаил Ходаренок □ Опубликовано в выпуске № 27 (545) за 30 июля 2014 года

Admin: ■ 01—08—2014Как отразится на жизни россиян новая волна санкций ЗападаЕвгений Беляков, Елена Аракелян □ ■ После долгих раздумий представители Евросоюза все же утвердили список экономических санкций, которые они собираются применить в отношении нашей страны. Об этом говорится в совместном заявлении председателя Евросовета Хермана ван Ромпея и главы Еврокомиссии Жозе Мануэла Баррозу. Ограничения должны вступить в силу 1 августа. В основном торговые и финансовые санкции европейцы планируют наложить на наиболее важные секторы российской экономики. □ Старый свет не пойдет на север □ ■ Один из главных запретов — ЕС ввел эмбарго на торговлю оружием с Россией. Кроме того, европейским компаниям наложили табу на поставки в Россию продукции для глубоководной нефтеразведки, арктической разведки и производства нефти, а также сланцевых проектов. Но при этом в коммюнике есть важная оговорка. Европейцы не отказываются от тех контрактов, которые уже были заключены или сейчас реализуются. — Принятые ограничения в сырьевой сфере — это больше санкции—предупреждения, — говорит Сергей Пикин, директор Фонда энергетического развития. — Это не текущая добыча нефти, а потенциальные проекты на шельфе, которые могут дать отдачу не раньше, чем через 5—10 лет. Это лишь намеки. ■ Наша страна, хоть и является нефтяной державой, но довольно серьезно зависит от поставок оборудования из—за рубежа. При этом на долю США и Европы приходится лишь четверть импорта. — В основном мы привлекаем западные компании для разработки сложных проектов, — говорит Сергей Пикин. — Для России текущих потерь почти не будет, а вот европейские компании, которые сотрудничают с нами по перспективным шельфовым проектам, могут понести серьезные убытки. Для них Россия являлась очень существенным рынком сбыта. На простых россиян эти санкции тоже почти не скажутся. Цена на нефть на мировом рынке стабильна — выше $100 за баррель. Поэтому трудностей с наполнением бюджета не возникнет. □ Центробанк поможет □ ■ Европейцы пошли на поводу у США и запретили своим компаниям предоставлять долгосрочные кредиты (на срок свыше 90 дней) нашим госбанкам. Сейчас наши кредитные организации должны иностранным компаниям около $200 млрд. В ближайшие пару лет из этой суммы нужно отдать порядка $50 млрд. — Значительная часть — это долги перед США и Европой, — говорит Максим Осадчий, начальник аналитического управления Банка корпоративного финансирования. — Можно, конечно, занять деньги у азиатских банков. Но вряд ли получится полностью перекрыть эти потоки. Хотя наши банки точно как—нибудь выкрутятся. Например, будут небольшими дозами на короткий срок брать. ■ Кстати, все российские госбанки уже заявили, что не боятся санкций. К примеру, в ВТБ отметили, что при необходимости смогут найти финансирование. А в Банке Москвы подтвердили, что последний раз в долг за рубежом банк брал лишь в 2010 году и в ближайшее время прибегать к внешним кредитам не собирался. А это значит, что клиенты банка не пострадают. Пользоваться картами можно как в России, так и за рубежом. ■ И наконец, даже в случае возможных проблем наши госбанки поддержит финансовый мегарегулятор — Центробанк. Об этом официально заявили в ЦБ. После этого акции российских компаний и курс нашей валюты на бирже стали расти. □ Ограничениями довольны не все □ ■ Кстати, ограничения против России поддержали далеко не все страны. Так, премьер—министр Австралии Тони Эббот заявил, что его страна не будет вводить новых санкций. А председатель парламентской комиссии Финляндии по международным делам Тимо Сойни заявил, что не считает санкции эффективным способом решения конфликта. И призвал свою страну не быть «полезным идиотом, наступая на мину за других». — Бизнес способствует росту экономики и создает рабочие места, а также является мостом между странами ЕС, Россией и Украиной, — заявили в Ассоциации европейского бизнеса в России. — Учитывая объем торговли между странами мы считаем, что новые санкции повредят не только российской экономике, но и затронут экономический рост в Евросоюзе. ■ Охлаждение отношений с Западом — неприятно, но в этом могут быть даже определенные плюсы, считают некоторые российские эксперты. — В условиях рыночных отношений, глубоких интеграционных экономических связей стран введение таких санкций бессмысленно, — заявил в интервью «РИА Новости» Сергей Рябухин, глава бюджетного комитета Совета Федерации. — Это будет способствовать развитию внутренних потенциалов России в сфере высоких технологий. За 23 года США и Евросоюз нас приучили, что не надо заниматься высокими технологиями, что Россия — сырьевой придаток и нужно заботиться только о качестве трубы. Конечно, перестройка экономики будет болезненной. Но санкции — это только польза для нас. ■ Напомним, пока европейские санкции введены на срок всего три месяца. А после этого они могут быть пересмотрены. Ведь Россия занимает довольно весомую роль в мировой экономике. И последствия введения санкций могут быть очень серьезными для всей мировой экономики. □ Вопрос на засыпку □ ■ Найдем ли мы партнеров в Азии и Латинской Америке? ■ Мир, как известно, состоит не только из США и Европы. Эксперты утешают: дешевые деньги, партнеров и технологии можно найти, например, в Юго—Восточной Азии и Латинской Америке. В частности, речь о собратьях по «клубу» развивающихся стран БРИКС — Бразилии, Индии, Китае, Южной Африке. Насколько они смогут заменить нам привычных западных партнеров? — Частично такая замена вполне реальна, — говорит Михаил Королюк, начальник отдела управления инвестициями ИФК «Солид». — Но она потребует времени. Вот как с газовым контрактом с Китаем. Он заключен, все прекрасно, но на полную мощность проект выйдет только лет через пять. Так и с другими возможными проектами со странами БРИКС, с которыми у нас интересы во многом сходятся. Второй момент — США будут давить на наших потенциальных партнеров. Конечно, совсем перекрыть нам туда дорогу они не могут. Но возможны ситуации, когда некая коммерческая фирма, если ее поставят перед выбором — терять бизнес с США или возможный проект с Россией — посчитает потерю уже имеющихся связей слишком болезненной. С другой стороны, большая часть санкций такого рода, что скажутся на российской экономике далеко не сразу. А за это время многое в мире может перемениться и перестроиться. Скорее всего, и конфликт вокруг Украины будет так или иначе исчерпан. □ Вопрос дня □ ■ Как нам сделать ущерб минимальным? □ Алексей Мамонтов, президент Московской международной валютной ассоциации: — Использовать по максимуму любезно предоставленный нам теперь уже бывшими партнерами шанс по перевооружению своего производства. И таким образом стать более независимыми от них. И такие возможности у нас есть. Надо постепенно избавляться от ненадежных «друзей» и ориентироваться на других, у нас достаточно круглая земля. □ Анна Бодрова, старший аналитик компании «Альпари»: — Центробанку надо перестать любой ценой бороться с инфляцией и дать доступ к своим деньгам, снизить ставку — бороться за то, чтобы кредиты были более доступными и для бизнеса, и для населения. Тогда мы сможем избежать экономического спада и импортозамещение провести. □ Игорь Николаев, директор Института стратегического анализа компании ФБК: — Как минимум сейчас очень важно нам самим в своей внутренней экономике не делать глупостей. Ну никак, например, сейчас нельзя повышать налоги — такая мера в нынешних условиях нашу экономику добьет! □ Виталий Милонов, депутат Санкт—Петербургского заксобрания: — Санкции — по—своему благо для нашей страны. Может, сам Господь дает нам шанс очнуться и понять, что не Россия должна страдать из—за Америки, а наоборот. Может, это самый крайний сигнал, говорящий, что пора строить политику в интересах своей страны, а не американских ценностей. □ Светлана Орлова, губернатор Владимирской области: — Вообще ничего страшного в санкциях нет. Нас не запугать! Не удастся выехать в Европу — не страшно, будем отдыхать в России. Хоть страну свою посмотрим. □ Евгений Франк, проректор Самарского технического госуниверситета: — На данном этапе санкции не являются критичными для России. Но в любом случае надо развивать собственное производство и интенсивнее работать с инновациями. □ Теркин, читатель сайта KP.RU: — Давно же хотели отказаться от расчетов в долларах и евро. А золотовалютную копилку переориентировать в пользу валют тех стран, которые нам зла не желают.

Admin: ■ Это написано ещё в длалёком уже 2010 году. С тех пор, конечно, многое изменилось. Например, «Ежедневный журнал» прикрыл Роскомнадзор за то, что тот стал содержать информацию, распространение которой в Российской Федерации запрещено. В связи с этим Юлия Латынина теперь в основном в «Новой газете» да ещё на радио «Эхо Москвы» создаёт видимость наличия либеральной оппозиции в России, регулярно выдавая разную подлость за широту своего либерального мышления. А Сергею Дроздовскому, само собой, большое спасибо за то, что «оппозиционных» мерзавцев представил нам именно мерзавцами. Теперь будем иметь в виду, who есть кто. ■ 25—02—2010Суверенитет отменяется«Ежедневный журнал» — это интернет—издание, в котором собрались сливки либерального журналистского сообщества, от Радзиховского до Альбац и Латыниной. Я читаю «Ежедневный журнал» по одной простой причине. Если хочешь узнать, что в данный момент другим странам нужно от России, какие решения выгодны, какие персонажи милы, то читай это издание, и все будет понятно. □ □ ■ Задача работающих там журналистов давно уже не в том, чтобы формировать общественное мнение внутри России (они этого сделать в принципе не могут, поскольку общество или их не слушает, или имеет свою точку зрения на все происходящее), а в том, чтобы создавать видимость либеральной оппозиции. А эта оппозиция, а точнее, ее «видимость» должна постоянно давить на Медведева и Путина. ■ Но ведь бороться с главными начальниками нужно талантливо, а талант у наших «звезд» почти иссяк, осталось мелкое… Я в данном случае говорю не о прямых провокациях, а лишь о методах подачи информации. ■ Собственно, в либеральных кругах осталось только два настоящих пассионария: писательница Толстая и сатирик Шендерович. А их, уж точно, во главе президентской администрации никогда не поставят. Но «Ежедневный журнал» уже много лет ведет вялую дискуссию на подобные темы; авторы не забывают рассовывать по своим статьям мифы, которые они используют постоянно. К примеру, если кто—то из них рассуждает об окружении двух первых лиц государства, то обязательно сделает вывод, который никак не вытекал из этих размышлений. Звучит это примерно так: «Понятно, что для Медведева и Путина консолидация внутри ближайшего окружения, его максимальная направленность на решение «той самой», сегодня единственно по—настоящему актуальной задачи — вопрос жизни и смерти». ■ Кстати, это очень важный прием: постоянно напоминать о том, что Медведев и Путин стоит в шаге от того, чтобы подписать себе смертный приговор. Одно непродуманное движение — и не миновать им расстрела. Особенно часто этот тезис повторяли в те времена, когда сажали Ходорковского. «Все, — написал тогда один журналист, — Путин отрезал себе пути отступления». Потом оказалось, что не отрезал, и Путина стали пугать заново. Вроде того, что ему, в случае чего уже не вымолить прощения… ■ Но прошло время, и вот уже не Путин, а Медведев почему-то не бросился спасать того же самого Ходорковского. «Ну, все, — зазвучал знакомый мотив, — Медведев отрезал себе пути отступления». Читатели интернет—журнала рыдают… ■ «Ежедневный журнал» уже не первый год последовательно продвигает миф о том, что никакого суверенитета у России быть не может. Почему? Да потому, вкрадчиво объясняет нам Радзиховский, что абсолютного суверенитета в нынешнем веке ни у кого не будет. Дескать, само понятие суверенного государства становится вторичным, теперь первичны глобальные финансово—информационные потоки. ■ …Где я всё это уже читал? Да, у Маркса с Троцким. У тех, правда, национальные государства теряли суверенитет в силу «всемирной пролетарской революции», а у Радзиховского — по другим, более современным причинам. ■ Это вам, батенька, только хочется, чтобы не было суверенных государств, а вместо них были бы эти самые «глобальные потоки», которыми управляли бы, ну, эти… сами знаете, кто. Но именно это и не нравится людям в современном мироустройстве. □ ■ Автор — Сергей Дроздовский

Admin: ■ Я хотел сам прокомментировать, но, поскольку считаю себя джентльменом, решил предоставить такую возможность даме, которая раньше меня прокомментировала «манифест»: □ Юлия — 2014 02 августа Дочитала до середины, посмотрела, кто автор, и сразу стало всё понятно. Латынина — мастер по подтасовке фактов для нужного вывода. По прошлым публикациям — нет сомнений, что ей платит Госдеп США. Я никогда не голосовала за Путина, я понимаю, сколько у нас проблем в России, но считаю, что нельзя же так, за горстку долларов, продавать свою страну. По—другому, наверное, ей не удается зарабатывать... ■ Коллумнисты / Выпуск № 83 от 30 июля 2014Почему я не демократМанифест разочарованного интеллигента □ Back in the USSR □ В 1991 году для меня, как и для всякого советского интеллигента, мир делился на две части: с одной стороны — открытое общество, с другой — его враги. На Западе — рынок и демократия, в СССР — плановая экономика и тоталитаризм. Казалось само собой очевидным и не требующим обоснования, что если дать народу свободу и всеобщее (а какое же еще? Все остальное фашизм) избирательное право, то рынок и демократия, свобода экономическая и свобода политическая воцарятся сами собой. В 1991 году России дали демократию. Сейчас, в 2014—м, когда я пишу эти строки, в России правит диктатура, от которой страна гниет на глазах. После 15 лет беспредельной коррупции, раздела страны между друзьями, тотальной деградации силового аппарата, медицины и образования, после российско—грузинской войны, аннексии Крыма и потери места в «Восьмерке», 88% избирателей одобряют действия Путина. Мы живем в стране, где массовый избиратель голосует за Путина. Мы живем в стране, где благодаря всеобщему избирательному праву в 1999 году мы выбирали между Путиным и Лужковым. Мы живем в стране, где в 1996—м, если бы народ «выбирал сам», к власти пришел бы Зюганов. И все равно «полезные идиоты» твердят, как мантру: «Демократия — это хорошо», «без демократии не может быть свободы», «кто против демократии — тот фашист». Но может быть, Россия — это какая—то особая страна? Приход Путина к власти в результате демократического голосования, его высокие рейтинги, поддержка большинством его борьбы против пиндосов, «грузинских фашистов», «эстонских фашистов», «украинских фашистов» — это какая—то случайная аберрация, а в других странах дело обстоит иначе? □ Страны бывшего СССР □ Увы — но та участь, которая постигла Россию, постигла все страны бывшего СССР, кроме Балтии. В Казахстане правит Назарбаев, в Белоруссии — Лукашенко, в Киргизии уже сменилась третья диктатура. Все эти диктатуры пришли к власти в результате демократических выборов, и наивно говорить, что белорусы, голосуя за Батьку, голосовали не за диктатора — Батька стал ровно таким правителем, как и обещал. Мелкий уголовник, «золотой батон» Янукович пришел к власти в Украине именно в результате всеобщего избирательного права. Но самое печальное случилось в Грузии. Там после масштабных рыночных реформ Михаила Саакашвили, ломавших сами каноны патерналистско—криминального грузинского общества, грузинский народ проголосовал за патерналистско—криминальную партию Бидзины Иванишвили с говорящим названием «Грузинская мечта». «Не надо нам вашей свободы, порядка и рынка, — сказал грузинский избиратель. — Нам нужен политик, который каждому пообещает подарить стиральную машину». И то, что это ложь, избирателя не волновало. Еще раз: грузинского избирателя не обманывали и не принуждали. Большинство грузинского народа вполне сознательно проголосовало против свободы, рынка и самостоятельности, за патернализм и криминал. Но может быть, СССР — это какое-то трагическое исключение? Народы бывшего СССР не приспособлены для демократии, а во всем мире дело обстоит иначе? □ ХХ век: Африка и Азия □ Посмотрим на другие страны третьего мира. В Африке и в Латинской Америке на протяжении всего XX века мы наблюдаем примерно то же, что в странах СНГ. Демократические выборы в этих странах не приводят к рынку. На выборах обыкновенно побеждает демагог, который обещает беднякам раздать как можно больше. После выборов демагог превращается в диктатора. Как пошутил Ян Смит, глава Родезии, «формула африканской демократии очень проста — один человек, один голос, один раз». Вот несколько самых разительных примеров. □ ЮАР □ К началу 1990—х ЮАР была страной первого мира — для белых, разумеется. На нее приходилось 40% ВВП всех африканских стран южнее Сахары. После того как в 1994 году в стране был отменен апартеид и прошли всеобщие выборы, ЮАР превратилась в страну даже не третьего, а четвертого мира. Доход среднего южноафриканца упал на 49%, доходы беднейших слоев населения — на 50%. Рухнуло все: экономика, сельское хозяйство, добыча сырья; безработица достигла 40%, обогатились только приближенные к власти бывшие революционеры и руководители профсоюзов, в одночасье ставшие миллиардерами. Целые районы Кейптауна и Йоханнесбурга превратились в буквальном смысле в руины, в которых можно снимать фантастический фильм о планете, пережившей ядерную катастрофу. Представьте себе небоскребы, физически занятые стадом людей, которые разводят костры в ванной и гадят в лифтовые шахты, пока они не наполняются доверху, после чего стадо откочевывает в следующий небоскреб. По уровню образования страна опустилась на 143—е место из 144, по уровню убийств стала одной из первых в мире. ВИЧ—инфицированные составляют 25% от населения, при этом президент ЮАР Табо Мбеки утверждал, что СПИД — это выдумка белых расистов с целью закабаления черного населения, и его на самом деле нет. Следующий президент ЮАР, многоженец Джейкоб Зума, изнасиловал прямо в своем кабинете женщину, о которой он знал, что она ВИЧ—инфицирована, а когда на суде его спросили, какие меры предосторожности он принял, ответил, что потом он подмылся. При этом в глазах «мировой общественности» ЮАР по—прежнему остается сверкающим примером триумфа спасительной Демократии над ужасным Апартеидом. Отношение мировой либеральной общественности к проблеме ЮАР лучше всего можно проиллюстрировать историей американки Эми Биел. 26—летняя Эми Биел в 1993 году (в год отмены апартеида) приехала в Южную Африку помогать негритянскому населению на предмет всеобщих выборов. Когда она ехала в машине со своими чернокожими друзьями, на нее напала толпа с криком: «Один белый — одна пуля!» Ее вытащили из машины и убили. Убийцам дали 18 лет, но они обратились в комиссию правды и примирения, которую учредил Нельсон Мандела. Комиссия оправдала убийц — на том основании, что они были очень разгорячены митингом, на котором призывали убивать всех белых, убийство Эми Биел, по мнению комиссии правды и примирения, было серьезным политическим месседжем, вызванным угнетением и несправедливостью. В Африку приехали родители Эми Биел. Они тоже просили об оправдании убийц. Они учредили Фонд памяти Эми Биел. Двое из ее убийц сейчас работают в фонде. Напомню, что зулусы, которые составляют сейчас большинство в ЮАР, отнюдь не являются коренным населением ЮАР. Они появились в Южной Африке в XIX веке, во многих местах — позже европейцев. Их появление сопровождалось так называемым мфекане — тотальным геноцидом, при котором все взрослые мужчины покоренного племени истреблялись, а женщины и дети обращались в рабство. Когда возможно, мфекане распространялось на европейцев. Возникает вопрос: может быть, убийство Эми Биел, лозунги «Один белый — одна пуля!», убийства фермеров, (которых убивают в ЮАР в три с половиной раза чаще, чем любую другую категорию населения, причем убийства сопровождаются многочасовыми пытками) — это не тяжкое наследие апартеида? Может быть, это продолжение традиций мфекане? □ Зимбабве □ В отличие от ЮАР, в соседней Родезии не было апартеида. В ней был только имущественный и образовательный ценз, и белое меньшинство страны способствовало развитию и образованию черного большинства. Однако под давлением Запада и сторонников всеобщего избирательного права в 1980 году в стране были проведены всеобщие демократические выборы, в результате которых к власти пришел Роберт Мугабе. За 34 года своего правления Роберт Мугабе превратил «житницу Африки» в царство нищеты и СПИДа. Страна, являвшаяся одним из крупнейших в мире экспортеров зерна, перешла на гуманитарную помощь, инфляция составила миллиарды процентов, продолжительность жизни упала с 59 до 49 лет, а ВВП с 1980—го по 2007—й уменьшился в три с половиной раза, притом что население возросло с 7 до 12 млн человек. При этом 88—летний Мугабе последний раз — в 2013 году — совершенно честно победил на всеобщих выборах. Зимбабвийский избиратель хорошо знает, что все бедствия в экономике страны происходят не от Мугабе, а от того, что проклятый Запад хочет поставить на колени Зимбабве, которая при отце нации Мугабе встала с колен, и что вся оппозиция в стране финансируется проклятым Западом. □ Венесуэла □ В 1999 году к власти в Венесуэле в результате всеобщих демократических выборов пришел Уго Чавес. Уго Чавес стал строить в стране «боливарианскую экономику». Он начал с национализации крупных нефтяных компаний и закончил установлением «справедливых цен» на товары. В стране немедленно начался дефицит предметов первой необходимости, в котором Чавес обвинил «торговцев, прячущих товары», и империалистических врагов боливарианской республики. В стране был установлен официальный курс песо к доллару, который не имел ничего общего с реальным. Он привел к возникновению черного рынка и к тому, что приближенные к власти люди, имеющие возможность обменивать доллар по официальному курсу, в одночасье становятся миллионерами. Все это не помешало преемнику Чавеса — его бывшему шоферу Николаю Мадуро — победить на всеобщих выборах. Мадуро объявил своим избирателям, что Чавес был отравлен проклятыми империалистами и что он явился ему после смерти в виде птицы, — и продолжил политику Чавеса. Рухнувшую инфраструктуру страны (во время избирательной кампании постоянно случались перебои с электричеством) Мадуро объяснял диверсиями со стороны оппозиции, финансируемой империалистами из США, которые хотят уничтожить боливарианскую революцию. В магазины Венесуэлы была введена армия. Солдаты за прилавками распродавали товары по ценам, назначенным государством. Отсутствие после этого новых товаров было объявлено результатом происков «спекулянтов» и «врагов народа». Когда средний класс восстал, Мадуро нанял головорезов для убийств протестующих, при этом публично заявляя, что протестующие убивают себя сами, чтобы скомпрометировать боливарианскую революцию. □ Таиланд □ К концу XX века Таиланд являлся стремительно развивающейся страной. Однако в 2001 году здесь прошли всеобщие выборы. Популистские лозунги и скупка голосов избирателей привели к власти миллиардера Таксина Чинавата. Миллиардером бывший полицейский г—н Чинават стал благодаря коррупции: он поставлял полиции и правительству мобильники, а заодно пропихнул закон, согласно которому покупка мобильника в Таиланде сопровождалась покупкой услуги связи его (весьма дорогой) компании—провайдера. За пять лет премьерства г—н Чинават многократно увеличил свое состояние, пока в 2006—м не был изгнан военными. Однако в 2011—м в Таиланде снова прошли всеобщие выборы, в результате которых избиратель выбрал сестру изгнанного Чинавата, и Таксин Чинават стал управлять страной по скайпу. Первым результатом возвращения Чинаватов к власти стала так называемая «рисовая схема», затеянная, чтобы привлечь голоса массового избирателя — бедных фермеров Севера. В 2011 году Таиланд занимал около 70% мирового рынка риса, и правительство Чинаватов решило скупить рис у крестьян по двойной цене. Таким образом правительство надеялось добиться их благосклонности. Оно рассчитывало отбить деньги, устроив нехватку риса на мировом рынке и подняв на него цены. Увы, с этими эпическими планами покорения мирового рисового рынка произошло то же самое, что с эпическими планами Путина по посадке Европы на российскую газовую трубу, — они накрылись медным тазом. После того как Таиланд устроил на мировом рынке дефицит риса, Индия увеличила его производство и заняла место Таиланда. Цены не поднялись, а вдвое упали. Тайское правительство не смогло продать рис ни по двойной, ни даже по обычной цене, и он сгнил в закромах. По крайней мере 8 млн тонн украдено, остальные сбыть невозможно, потому что никто на мировом рынке не хочет покупать позапрошлогодний рис, хранившийся в сомнительных условиях. Схема принесла тайской казне несколько миллиардов долларов убытка, а одними из главных бенефициаров схемы оказались прямые конкуренты Таиланда — Камбоджа и Вьетнам, крестьяне которых привезли свой рис через границу и продали его тайскому государству по двойной цене. В 2013-м правительство продолжало закупать рис, но уже за него не платило. В стране начались столкновения между буржуазией, требующей отставки Йинглик Чинават, и большинством, поддерживающим популистский курс властей. В конце концов, тайская армия снова взяла власть в свои руки, уволила премьера и запретила любые демонстрации. Как было и с Венесуэлой, большинство западных комментаторов в лучшем случае предпочло проигнорировать феномен восстания рыночных слоев общества против демократии. В худшем случае протестующих обзывали «фашистами». Протест буржуазного меньшинства против популистского большинства не вписывался в современную мантру о «демократии, которая всегда ведет к рынку и процветанию». Если можно, я сейчас — для экономии времени — даже не буду касаться Ближнего Востока и исламизма. Я не буду касаться Палестины, где в результате демократических выборов к власти пришел ХАМАС и где абсолютное большинство населения считает, что: а) всех евреев надо уничтожить; б) агрессорами являются не палестинцы, а евреи. Я не буду касаться Египта, где, по разным опросам, от 62 до 90% населения одобряло атаку на башни—близнецы, при этом 39% одновременно были убеждены, что ее устроили проклятые евреи, чтобы скомпрометировать мирный ислам. Я могла бы множить и множить примеры, но совершенно ясно, что я хочу сказать. ЮАР, Зимбабве, Венесуэла, Таиланд — для всех этих стран всеобщее избирательное право явилось катастрофой, как политической, так и экономической. Демократия отнюдь не привела к свободе и рынку. Как и в России, она привела к массовому мракобесию, коррупции и диктатуре. □ Феномен бедных стран □ Самое удивительное, что современные левые либералы имеют для этого политкорректное объяснение. «Демократия, — объясняют нам, — не выживает в бедных странах». «A democracy can be expected to last an average of about 8,5 years in a country with per—capita income under $1000 per annum… and 100 years between $4000 and $6000… Above $6000, democracies are… certain to survive, come hell or high water», — пишет классик современной левой политологии Адам Пржеворский. У этого объяснения есть та простая проблема, что оно неверно (даже не считая проблемы богатых петрократий). В 1948 году доход бывшего узника Освенцима, приехавшего в Палестину, вряд ли превосходил доход арабского феллаха из соседней деревни. Тем не менее израильтяне построили демократическое общество, а палестинцы — тоталитарное государство, где по телевизору показывают мультфильмы, как убивать евреев. Видимо, дело не только в ВВП. Но самое главное — другое. Если демократия не выживает в бедных странах — то что же им, бедным, делать? Возьмем, к примеру, ту же самую Родезию. Как я уже сказала, в ней не было апартеида и белое меньшинство делало все, чтобы образовать и возвысить черное большинство. Тем не менее мировая леволиберальная элита во главе с тогдашним президентом США Джимми Картером сделала все, чтобы смешать родезийцев с грязью и навязать им всеобщие выборы. Всякие попытки белого меньшинства апеллировать к здравому смыслу решительно пресекались. «Полезные идиоты» добились, чего хотели. Зимбабве не просто погрузилась в хаос: у нее нет будущего. Ситуация неисправима: белая элита, которая еще в 70-х учила, лечила, преподавала будущей черной элите, эмигрировала или была убита, и новую элиту создать неоткуда. Заметим, что «полезные идиоты» сломали жизнь не только белым угнетателям: они сломали жизнь черному большинству. Кто—нибудь из них извинился за это? Вы слышали, чтобы Джимми Картер признался: «Извините, ребята, мы ошиблись. Мы требовали всеобщих выборов, но мы забыли почитать Адама Пржеворского и сообщить вам, что в бедной стране они приводят к диктатуре»? Увы, нет. До сих пор, когда речь идет о том, что делать бедной стране, чтобы построить процветающую экономику, Запад, ЕС, ООН и так далее хором отвечают: «Провести всеобщие демократические выборы». □ Запад □ Согласно все тому же Адаму Пржеворскому, если в бедной стране с демократией обстоит неважно, то уж вот в богатой стране демократия выживет, come hell or high water. Еще недавно это казалось самоочевидным, однако ситуация меняется на наших глазах. Европейский долговой кризис не является ни финансовым, ни экономическим. Он является кризисом модели самоуправления общества, при которой граждане потребляют больше, чем производят, а политики обещают больше, чем могут дать. Европа стагнирует на глазах под лавинообразным увеличением числа всяческих комиссий, лицензий, разрешений, предписаний, субсидий, искажающих рыночные стимулы, и ограничений, де—факто наложенных на тот самый рынок, который демократия якобы должна поддерживать. При этом политики прекрасно знают, что надо делать, — они просто не знают, как в таком случае выиграть следующие выборы. Получается, что в бедных странах демократия приводит к диктатуре, в богатых — к финансовому кризису и раковому разрастанию бюрократии. □ Как они стали богатыми? □ Естественно задать себе вопрос: если даже в богатых странах демократия приводит к кризису — то как же эти страны стали богатыми? Это очень важный вопрос, потому что нам все время говорят про «демократические традиции Европы». В романе Оруэлла «1984» партия, как известно, изобрела паровую машину. Современный леволиберальный дискурс ненавязчиво дает понять, что паровую машину изобрела демократия. Несомненно, демократические традиции в истории Европы, восходящие еще к Афинам, существуют (к ним мы вернемся попозже). Однако парадокс заключается в том, что современные системы всеобщего избирательного права существуют в Европе меньше 100 (а в большинстве стран — и меньше 50) лет. Иначе говоря, Европа стала на путь промышленной революции не при демократии. В Европе XII—XIX веков были самоуправляющиеся города — например Флоренция или Венеция. Были страны, в которых голосовали налогоплательщики, например США или Великобритания. Были абсолютные монархии. А вот демократии, то есть всеобщего избирательного права, — не было. И не просто не было — ее не было принципиально. В Венеции страх, что народ будет участвовать в управлении, был совершенно системообразующим фактором при создании системы управления государством. Во Флоренции popolo minuto был исключен из правления коммуной по принципиальным соображениям. В Великобритании и США в XVIII—XIX веках право голоса, при всех оговорках, принадлежало только налогоплательщикам. Когда Джон Локк в 1669 году писал конституцию Каролины, он предоставил право голоса только тем, кто имел 50 акров земли. Когда в 1848 году в Лондоне чартисты собрались требовать всеобщего избирательного права, то власти в ужасе вооружили полгорода, а командовать сражением поставили престарелого герцога Веллингтона. Чем же все эти люди, такие разные — от членов венецианского Совета Десяти до американских отцов-основателей, — руководствовались в своей неприязни к всеобщему избирательному праву? □ Автор — Юлия Латынина

Admin: ■ 08—08—2014 МнениеХотите увидеть аккуратные санкции Путина?■ Так любят кричать те, кто не знают о хитром плане Владимира Владимировича. ■ «России — капец! Санкции Обамы и Евросоюза добили экономику России, и теперь она станет самой бедной страной мира! Россия ничего не может ответить Западу. Мы все умрем!!!» ■ Европейцы поверили, что Россия не ответит на санкции, а теперь им очень больно. Больно от осознания того, что они потеряют минимум 12 миллиардов евро. □ □ ■ Путин решил действовать по принципу «бить буду аккуратно, но сильно». Эффект не заставил себя долго ждать. Европейские политики выражают «удивление», «смущение», «непонимание» и надежду на то, что можно как—то «выйти из логики санкций». Для Евросоюза Россия — ключевой рынок. Доля ЕС в российском продовольственном импорте — 42%, а для ЕС мы — самый большой потребитель после США. Показательно, что европейские политики сразу просекли главную «фишку» российских санкций — дело в том, что санкции вводятся на год, а вот российский рынок можно потерять навсегда. Поэтому ущерб от «аккуратных санкций» Путина будет долгосрочным. ■ Помимо прямого экономического эффекта, российские санкции будут создавать постоянные политические проблемы. Получается, что Путин щедро разложил целое созвездие кнопок на стул, а Евросоюз со всей дури на него плюхнулся. Дело в том, что теперь все пострадавшие страны будут требовать от Еврокомиссии компенсации за полученные убытки, а у Еврокомиссии лишних 12 миллиардов евро в год нет и не будет. ■ Не успела Россия объявить о санкциях, как уже начала выстраиваться очередь в брюссельскую кассу взаимопомощи. Первыми успели поляки, но им все равно не дадут денег. Вторыми высказались финны, и тут все намного серьезнее. Кстати, а как российские либералы будут комментировать то, что благословенная Финляндия скатилась в экономический кризис из—за того, что ватники ввели против нее санкции? Именно на такой сценарий указывает финский премьер Александр Стубб: «Есть потенциал, что это будет экономическим кризисом 2.0». Так заявил он на вчерашней пресс—конференции. Забавно, что финский политик сразу же перешел к требованиям покаяния и компенсаций. Причем каяться за нарушение международного права он потребовал от России, а вот компенсаций он потребовал от Евросоюза: «Это абсолютно ясно. Если санкции ударят по Финляндии непропорционально, мы будем пытаться получить помощь от наших партнеров по ЕС». ■ Легким движением руки Путин превратил несколько стран Евросоюза в клоны Украины — они теперь тоже скачут и требуют, чтобы им платили деньги только за то, что они ненавидят москалей. Для Украины такая болезнь уже закончилась плохо, а вот Финляндию и другие страны от нее вылечат быстро. Лечить будут с помощью любимого немецкого лекарства — политики бюджетной экономии, более известной как «целебное голодание». ■ Еще одна головная боль для Евросоюза заключается в необходимости как—то купировать непрямые последствия российских санкций. Например, фермеры не смогут вернуть часть кредитов, которые они взяли под залог экспортных контрактов в Россию. Некоторые производители не смогут платить смежникам, некоторым придется увольнять работников — это все создает проблемы, на решение которых нужны деньги. А самое обидное заключается в том, что теперь нужно будет или смириться с тем что экспортный потенциал Евросоюза усохнет на 10% (примерно столько продовольственного европейского экспорта потребляла Россия) или придется увеличивать субсидии европейским производителям, чтобы они имели шансы на других рынках. Уровень субсидий в ЕС достигает 30% и увеличивать его будет очень накладно, да и правила ВТО это не очень позволяют. Для некоторых стран даже увеличение субсидий будет как мертвому припарка. Например, министр сельского хозяйства Польши уже признал, что заменить российский рынок будет крайне сложно. У европейцев даже нет варианта ответить по принципу «зуб за зуб», ведь Россия не экспортирует продовольствие в Европу. Россия — крупный экспортер зерна, но не продает его в ЕС. Надеяться на то, что Москва сама отменит санкции, испугавшись продовольственного кризиса, нет смысла. За исключением редких «премиумных» товаров (например, французского вина) весь продовольственный экспорт из Европы легко заменить экспортом из других стран или собственным производством. Получается, что для России серьезных рисков нет, а есть потенциал роста собственного производства, в то время как для Евросоюза потери гарантированы. ■ Есть от чего задуматься. Оценив долгосрочные проблемы, которые возникают от первых российских санкций, бюрократы ЕС, скорее всего, придут к выводу, что гораздо выгоднее Украину «слить» и забыть о сложившейся ситуации как о страшном сне. Очень возможно, что такие мысли уже посещают руководителей Евросоюза. Буквально через несколько часов после введения российских санкций по новостным лентам прошло одно сообщение… ■ «Мы хотим преодолеть логику санкций, мы хотим сесть с русскими за стол переговоров, чтобы совместно обсудить дальнейшее пути развития Украины», — заявил официальный представитель Еврокомиссии в Германии австриец Рихард Кюнель, передаёт РИА «Новости» со ссылкой на «Deutsche Welle». ■ Россия это предлагала с самого начала, но, по всей видимости, европейцам нужна была демонстрация политической воли и доказательство того, что Россия может сделать больно, даже не притрагиваясь к газовому вентилю. Они это доказательство получили, причем в довольно обидной форме. ■ Нужно быть очень наивным, чтобы полагать, что европейцы будут согласны терпеть экономические убытки ради Украины. Как видно из заявления Кюнеля, они даже не могут потерпеть пару недель для того чтобы «сохранить лицо» и хотя бы сделать вид, что проблемы украинцев их волнуют больше, чем проблемы собственных фермеров. Не исключено, что нам предстоит наблюдать за довольно забавным спектаклем: Вашингтон будет давить на Евросоюз и требовать сохранения и усиления санкций, а Евросоюз будет требовать компенсаций от США. Лишних денег у американцев нет, они и так вынуждены останавливать печатный станок («программу количественного смягчения») этой осенью из—за боязни окончательно подорвать экономику. Более того, платить европейцам компенсации — абсолютно неприемлемо с внутриполитической точки зрения. Президента, который попытается это сделать, сожрут сразу, а у Обамы и так импичмент на носу. В этой ситуации у европейцев (даже у таких упоротых русофобов, как поляки) появится огромный соблазн по—тихому «слить» Украину, причем сделать это как можно быстрее. Самый вероятный сценарий: организовать какую—то схему, которая может сойти за «дипломатическое решение вопроса», позволив европейцам напялить себе нимб миротворцев. ■ Российские санкции избавили Евросоюз от ощущения собственной неуязвимости и исключительности. Это — хорошо. Понимание того, что потеря хороших отношений с Россией является непозволительной роскошью, очень поможет Евросоюзу выстраивать с нами правильные отношения, несмотря на давление из Вашингтона. □ ■ Автор — crimsonalter

Admin: ■ Этот опус я тоже хотел сам прокомментировать, но решил, что мой тёзка априори сделал это явно лучше меня, потому и предоставил возможность ему прокомментировать 2—ю часть «манифеста»: □ Евгений Комаров — 2014 31 июль Латынина продолжает жульничать с помощью подмены понятий. Интуитивное понятие «демократия» включает в себя не только выборы, но еще и сильную и независимую судебную систему с проработанным сводом законов. Без этого выборы также бесполезны , как бензин без автомобиля — поджигать можно, а ездить не получится. Более того, бензин намного дешевле и проще автомобиля. «афинские граждане, получив в дар от египетского царя некоторое количество зерна и решив разделить его между гражданами, продали в рабство около трети тех, кто до этого считался гражданами» — Законы Солона запрещали продавать граждан в рабство даже за долги. Нарушение закона становится возможным при податливом суде или падении уважения к суду, а оно вколачивается в ум действиями самих судей. Сократ, председательствуя в суде, имел мужество противостоять разъяренной толпе и не допустить бессудной казни обвиняемых до разбирательства. К сожалению, такой Сократ был в Афинах один. В Риме говорили — законы бессильны против нравов. Фемистокл, честолюбивый, изворотливый и не слишком щепетильный политик (по Плутарху), вряд ли сильно противостоял казни персов, скорее для вида. Казнь уже ничего не меняла — греки убили даже персидских послов, что было более сильным вызовом Ксерксу. По Бисмарку — Бисмарк—то привел Германию к безопасности и процветанию и был кругом прав. Осмелюсь напомнить широко образованному автору, что это Франция напала на Германию в 1871 г. Бисмарк всегда выступал против превращения Германии в империю (рейх), и не его вина в том, как пошло дело. Латынина сама апеллирует к полуобразованной части читателей, хотя постоянно ругает невежественную толпу. Не то, чтобы все ее мысли были совсем неверными — просто она не умеет вести грамотную аргументацию. Да оно ей и не надо — она занимается пропагандой, а не доказательствами. Проще говоря — промыванием мозгов, на которое сама и жалуется. ■ Коллумнисты / Выпуск № 84 от 01 августа 2014Почему я не демократМанифест разочарованного интеллигента □ Предыдущую публикацию мы закончили вопросом: «Чем же все эти люди, такие разные — от членов венецианского Совета Десяти до американских отцов—основателей, — руководствовались в своей неприязни к всеобщему избирательному праву?» Ну для начала — хорошим знанием истории. □ Античность □ Те самые «демократические традиции» действительно были существенно представлены в истории античного мира — как греческих полисов, так и Рима. Следует иметь в виду, что эта история была чрезвычайно многообразна. Полисы были невелики, но число их было обширно, и история Греции не была историей Афин или историей Спарты — это была история десятков государств, из которой вытекали любопытные и важные закономерности. Закономерности эти заключались в том, что античные историки, все до единого, не очень уважали демократию. То, что власть толпы обыкновенно влечет за собой передел земли, прощение долгов и кончается тиранией, «едва толпа находит себе вожака», — было общим местом всех историков, от Геродота до Диодора Сицилийского. Половина «Жизнеописаний» Плутарха как раз и посвящена безумствам толпы. Другая половина — безумствам тиранов. Отцы—основатели в XVIII веке, английские либералы в XIX веке читали у того же Плутарха, как перед Саламином афиняне, собравшиеся в бой, потребовали от своего полководца Фемистокла принести в жертву знатных персов, случайно захваченных им перед тем в плен. Тщетно Фемистокл противостоял суеверной толпе: толпа настаивала, пока не получила свое. Они читали, как афинские граждане, получив в дар от египетского царя некоторое количество зерна и решив разделить его между гражданами, продали в рабство около трети тех, кто до этого считался гражданами, чтобы зерна на душу гражданина вышло побольше. 14 тысяч афинских граждан продали в рабство своих братьев и племянников — просто чтобы халявы было чуть побольше. Они читали, как та же самая афинская толпа преследовала и изводила Перикла, — именно потому, что Перикл не стал тираном. Если бы он стал тираном, они бы его обожали, как нынешняя толпа обожает Мадуро или Мугабе. Но он не стал тираном, и демагоги каждый день придумывали новый повод, как бы придраться к Периклу. Толпа изгнала его учителя Анаксагора. Толпа предъявила обласканному им Фидию обвинение в краже золота, которым была покрыта статуя Зевса Олимпийского. По совету Перикла Фидий обложил статую листами, которые легко было снять. Листы сняли и взвесили, недостачи не было, но вздорная толпа изгнала Фидия все равно. Когда толпа стала докапываться до Аспазии, и Перикл понял, что следующим будет он, — он сделал то единственное, что ему оставалось, чтобы удержаться у власти: развязал Пелопонесскую войну. Возможно, многие помнят трагедию Шекспира «Кориолан» — о знатном римлянине, предавшем свой город и ушедшем к тогдашним врагам Рима — вольскам. Кай Марций Кориолан был фанатичным приверженцем войны и чести, человеком, который с детства посвятил себя одному — ратным подвигам во имя родного города. Он упражнял свое тело и закалял свой дух, как нынче какой—нибудь олимпийский атлет, и он соединял полководческий талант с запредельной, почти нечеловеческой храбростью: ему случалось брать города чуть ли не в одиночку, врываясь в ворота вслед за бегущим врагом, и, собственно, прозвище Кориолан он получил как раз после захваченного таким образом городка Кориолы. Что же заставило этого фанатичного патриота перейти на сторону врагов Рима? Толпа. Сначала толпе не понравилось, когда Кориолан предложил продать, а не раздать присланный римлянам из Египта хлеб. Но основное обвинение, которое плебс выдвинул против Кая Марция Кориолана и которое привело к его изгнанию, звучит поистине фантастично. Кориолан созывал народ в военный поход. Народ не пошел; Кориолан отправился в набег вместе с немногочисленными друзьями и клиентами и вернулся с богатой добычей. Так вот: на форуме народ обвинил Кориолана в том, что добычу из этого похода Кориолан разделил с теми, кто отправился с ним в поход, кто умирал и убивал вместе с ним, — а не с народом, который отказался с ним идти. В ответ на такое обвинение, как пишет Плутарх, Кориолан растерялся и не знал, что возразить, и действительно — что? Бесспорно, «демократические традиции» в античной Европе были представлены в полной мере. Однако ни античные историки, ни их более поздние читатели не воспринимали демократию как нечто безупречное. Античная демократия ассоциировалась с прощением долгов, переделом земель и тиранией, и в этом смысле за 2 тысячи лет, как показывает пример Николаса Мадуро или Роберта Мугабе, в человеческом обществе мало что изменилось. □ Средние века □ Средневековые европейские коммуны были устроены совсем по—другому, нежели античные полисы. Однако чем кончается господство большинства, было хорошо известно и их лидерам. В истории Венеции абсолютно все попытки переворота и установления единоличной диктатуры — от Бахамонте Тьеполо до дожа Марино Фальери — были связаны именно с апелляцией к народу, «у которого украли свободу». В истории Флоренции все проходимцы — например, Вальтер де Бриенн, герцог Афинский, — добивавшиеся единоличной власти, пытались опереться на «тощий народ». Прекрасной иллюстрацией того, как выглядит господство народа в одном, отдельно взятом городе, могло служить восстание в Неаполе в 1647 году, когда местное население взбунтовалось против ненавистного испанского наместника герцога Аркоса. Зачинщиком бунта стал молодой бедняк Мазаньелло, который после того, как герцог Аркос ввел налог на фрукты — основную пищу бедняков, — швырнул на рынке свою корзинку с фруктами под ноги сборщику налогов. В течение следующих трех дней Мазаньелло был владыкой черни, грабившей дома богачей. На четвертый день посередине главной площади стояла плаха, где казнили врагов новоиспеченного заступника народа, на пятый день Мазаньелло братался на балконе с герцогом Аркосом, и у него окончательно снесло крышу: он носился во весь опор по улицам, давя тот самый народ, который и был опорой его власти. На седьмой день Мазаньелло убили: на восьмой толпа носила его труп на руках. Другим показательным примером безумств и суеверий толпы мог служить Рим. Так уж случилось, что Рим в Средние века был наиболее люмпенизированным городом мира. Незаработанное богатство, так или иначе стекавшееся со всех европейских стран в виде десятины; проститутки обоего пола, воры и уголовники, паразитировавшие на паломниках, сами паломники (большею частью это были люди, совершившие преступление и не гнушавшиеся повторять преступления по дороге, ибо приезд в Рим искупал все) — все это превращало Рим в город, где господствовали знатные семьи — и толпа, которую они прикармливали. В X—XI веках Папа Римский избирался фактически толпой — то есть знатными семьями, которые раздавали толпе хлеб. Период этот носит в истории красноречивое название «порнократии», а наилучшим его выразителем является история 18-летнего папы Иоанна XII. «Этот достойный внук Марозии, — писал о нем Гиббон, — жил в открытом прелюбодеянии со знатнейшими женщинами Рима, Латеранский дворец был превращен в школу для проституток, и насилие, учиняемое им равно над девственницами и вдовами, заставляло паломниц женского пола воздерживаться от посещения святилища Св. Петра, дабы не быть изнасилованными его преемником». Риму в это время угрожал король Беренгар. Для отражения его Иоанн XII призвал на помощь германского короля Оттона, которого сам же короновал императором. Оттон, сумрачный тевтон, имевший высокие понятия о долге правителя, был изумлен характером короновавшего его юнца. С изумлением он слышал рассказы о многочисленных убийствах, совершаемых прямо на глазах свидетелей, о подожженных домах, попойках, о том, как христианнейший папа во время игры в кости клянется Юпитером и Венерой. В конце концов, Оттон сместил папу — и тогда римский народ поднялся на защиту развратника и убийцы Иоанна против чужака-германца. Первое восстание было подавлено, однако, когда Оттон покинул Рим, Иоанн с триумфом вернулся. Народный любимец отрубил носы, языки и руки всем, кто осмелился называть его прелюбодеем и убийцей. Народ ликовал; в 964 году 27—летний папа Иоанн скончался от инсульта, вызванного излишествами, в постели с женщиной. Однако, пожалуй, самой яркой картиной народного безумства может служить история, произошедшая в 1527 году — история разграбления Рима протестантскими наемниками Карла V. Так уж получилось, что, когда папа Климент (мало любимый римлянами и выказавший в ходе войны редкую бездарность) воззвал к народу и попросил его объединиться для защиты города, то толпа… встала на сторону приближающихся мародеров. Она набросилась на защитников города и помешала им взорвать мосты через Тибр. В совершеннейшем безумии чернь почему—то полагала, что если оборванные, голодные, переставшие подчиняться командирам и ненавидящие «папистов» протестантские войска войдут в Рим, то ничего страшного не произойдет, и вожаки ее даже вознамерились отправить собственных послов к ландскнехтам. Реальность была, конечно, ужасна: Рим был не просто разграблен — он был фактически уничтожен. Только 06 мая 1527 года голодная и фанатичная солдатня убила 8 тысяч человек; двери разграбленных лавок срывали с петель, кольца срубали вместе с пальцами, монахинь передавали друг другу на поругание, на одной из фресок Рафаэля пикой написали имя Мартина Лютера. Мне могут возразить, что я выборочно подбираю истории: безумное поведение толпы в Риме в 1527 году, безумное поведение толпы в Неаполе в 1647—м. Проблема заключается в том, что в Средневековье господство толпы было очень недолговечным событием. Монархи и тираны могли быть умными, а могли быть глупыми. Могли править десятилетиями, а могли, вследствие своей глупости, слететь с трона через несколько месяцев. Единоличные властители были умны иногда, выборные правительства — почти всегда, но то, что выборные правительства выигрывали в рассудительности, они обыкновенно проигрывали в военной мощи. Что же касается народа — то он не правил никогда. Немногие случаи, когда народ приходил к власти, — как во Флоренции во время восстания чомпи в 1378—м или в Риме перед штурмом в 1527—м, — были настолько катастрофичны, что долго народ не правил. □ Новое время □ Второе, чем руководствовались все эти люди — от венецианских грандов до Локка и Джона Стюарта Милля, — был элементарный здравый смысл. Они, попросту говоря, считали, что состоятельный человек оберегает свое имущество, а нищий думает о том, как заполучить чужое. Они считали, что нищие и необразованные люди не обладают в среднем таким горизонтом планирования, которым в среднем обладают те, у кого есть имущество, образование и социальный статус. Они также считали принципиально, что масса не в состоянии совершать открытия и изобретения и что мнение невежественного большинства не может служить путеводной звездой. Короли и императоры вдруг перестали слушать проповедников и начали переписываться с учеными. Для энциклопедистов важным стало не «мнение большинства», а научная истина. К середине XIX века сторонники прогресса и противники демократии сформулировали свои претензии кристально ясно: чистая демократия «incompatible with personal security or the rights of property» (Джеймс Мэдисон), и ее уничтожит «болезнь под названием социализм» (лорд Эктон). Для обоснования данной точки зрения у них имелось обширное античное и средневековое досье. Но, может быть, они были неправы? И с развитием технологий и прогресса в Европе появилось что-то, что превратило господство толпы из катастрофы — в благо? Давайте присмотримся повнимательнее. Первой в истории современной Европы всеобщее избирательное право ввела Франция в 1789 году. Дело тут же кончилось гильотиной. Следующий раз всеобщее избирательное право было введено, опять—таки во Франции, в 1848 году. Дело кончилось императором Луи Бонапартом. Для объяснения его успеха на выборах Карл Маркс даже придумал поразительное слово, очень много объясняющее в демократических механизмах: «люмпен-пролетариат». «Луи Бонапарт, — писал Маркс, — был императором, за которого проголосовал жаждущий сильной руки люмпен—пролетарий». Еще более удивительна следующая страна, которая ввела если не всеобщее избирательное право, то радикально снизила ценз, — это была Германия при Бисмарке. Железный канцлер снизил ценз, чтобы заменить либеральное меньшинство патриотическим большинством. Чтобы рейхстаг ответственных налогоплательщиков стал рейхстагом безмозглых патриотов. В 1895 году имущественный ценз был резко снижен на выборах мэра Вены. В результате в космополитической, многонациональной имперской Вене победил антисемит—протонацист Карл Люгер. Император Франц—Иосиф был настолько шокирован, что два года отказывался утверждать его в должности. Одна из аксиом современного леволиберального дискурса гласит, что «развитие рынка сопровождалось развитием демократии». Чем более экономически свободным было население, тем больше был его запрос на демократию. К сожалению, эта аксиома мало соответствует реальности: взрывной рост демократий случился в Европе не в связи с ростом экономической свободы, а после Первой мировой войны. В истории человечества право голоса всегда в конечном итоге принадлежало тому, кто воюет. Массовые армии Первой мировой кончились массовой демократией. По всей Европе — Великобритании, Германии, Италии, Испании, России, Болгарии, Польше, Югославии, Румынии, Греции, Венгрии, Португалии — прокатилась волна или революций, или радикального снижения избирательных цензов. В связи с этим в 1918 году американский президент Вудро Вильсон заявил о начале эры демократии в мире. «Democracy seems about universally to prevail». Или в переводе с Вудро Вильсона на Ортегу—и—Гассета: «Вся власть в обществе перешла к массам». Давайте посмотрим, что случилось с этой democracy через 10 лет. □ Автор — Юлия Латынина

Admin: ■ 10—08—2010 По сути дела«Будут сидеть!..»Юридический ликбез для президента, премьер-министра, депутатов, офицеров, генералов и адмиралов □ □ Вся наша жизнь есть сплошной юридический казус, а когда в неё входит война — тем более. □ Всем памятны переходы укро—воинов через российскую границу на отдых и лечение, после чего кое—кого из них сразу отправили домой, к маме, ибо мама — это святое, а гуманное отношение к воинам у нас в крови. Почти по толстовскому Кутузову: «Пока они были сильны, мы себя не жалели, а теперь их и пожалеть можно. Тоже и они люди. Так, ребята?..» □ По внешнему виду перешедших границу России вояк никак нельзя сказать, что они претерпели какие—то особенные лишения, тяготы и страдания. Молодые здоровые мужики, сытые, расслабленные. За пару дней так не отъешься и не отдохнешь от невыносимой боевой работы. Да к тому же, по недосмотру или сознательно их разместили подле лагеря гражданских, что стали беженцами именно по милости этих воинов, жаждущих отпуска и холодненькой минералки... □ ■ В итоге получается, что «злочинные москали» предоставляют свою территорию для кратковременного отпуска военнослужащим откровенно враждебного России государства, с тем, чтобы в дальнейшем те могли по мере сил убивать мирных людей и обстреливать территорию России. ■ В этой связи хочется даже ущипнуть себя и спросить: «Уж не сон ли это?» ■ Оставим, однако, в стороне морально—этическую сторону происходящего и перейдем в правовую плоскость, которая может слегка прояснить ситуацию. ■ Для начала нужно квалифицировать происходящее в Зоне «У». С точки зрения современного международного права, там внутренний вооруженный конфликт. Россия же выступает в качестве нейтрального государства. О нейтралитете она неоднократно заявляла, — к большому неудовольствию обеих воюющих Зоне «У» сторон. Одна сторона этот нейтралитет в упор не видит и отрицает, другая на него сетует. ■ Что же такое вооруженный конфликт немеждународного характера? На сей счет можно осведомиться, заглянув в Дополнительный Протокол I 1977 года к Женевской конвенции 1949 года «О защите жертв войны», в котором содержится следующая формулировка: ■ «Под вооруженным конфликтом немеждународного характера понимаются «вооруженные конфликты на территории какой—либо Высокой Договаривающейся Стороны между её вооруженными силами и антиправительственными (термин «правительство» употребляется не в узком смысле, он обозначает всю систему государственных органов и должностных лиц) силами или другими организованными вооруженными группами, которые, находясь под ответственным командованием, осуществляют такой контроль над частью её территории, который позволяет им осуществлять непрерывные и согласованные военные действия и применять настоящий Протокол…» ■ К таковым действиям, по смыслу Протокола, не относятся случаи нарушения внутреннего порядка и возникновения ситуации внутренней напряженности: беспорядки, отдельные и спорадические акты насилия. Применение такой формулировки все—таки оставило государствам возможность расширительного толкования, а значит, и различной квалификации вооруженного противостояния, имеющего место на их территориях. ■ Таким образом, международное право выделяет три критерия, по которым можно определить, имеет ли место внутренний вооруженный конфликт, некая «АТО» или же игра для взрослых «Зарница—2». ■ Первый критерий: конфликт должен быть вооруженным. Если конфликт протекает в других формах, он не сможет быть объектом регулирования со стороны международного гуманитарного права. ■ Второй критерий: вооруженный конфликт является внутренним, если в нём не задействованы другие субъекты международного права. Так можно истолковать выражение «конфликт, не носящий международного характера», хотя статья никаких дополнительных разъяснений на этот счёт не дает. ■ Третий критерий наименее удачный из всех, и его вообще можно воспринимать только в тесной связи с предыдущим, поскольку на территории одной из договаривающихся сторон может возникать не только внутренний, но и международный конфликт. Следовательно, это выражение означает, что конфликт, не имеющий международного характера и возникающий на территории одной из договаривающихся сторон, будет относиться к разряду внутренних. Он, по логике, должен не только возникать, но и протекать в пределах территории одного государства. ■ Заметим по этому поводу, что представители иностранных ЧВК, уже обильно удобрившие собою землю Новороссии, должны рассматриваться в России только в качестве наемников, т.е. уголовников. ■ Итак, с первым вопросом мы разобрались. Однако возникает вопрос о правах и обязанностях нейтрального государства по отношению к участникам вооруженного конфликта немеждународного характера. К тем самым, что ненадолго зашли к нам отдохнуть, перекусить и в баньке помыться. В данном случае должны применяться положения V Гаагской конвенции 1907 года «О законах и обычаях войны». Кстати, тринадцать Гаагских конвенций на сей счёт были приняты по инициативе России и её государя Николая Александровича. ■ Статья 11 V Гаагской конвенции гласит: «Нейтральное государство, принявшее на свою территорию войска, принадлежащие к воюющим армиям, обязано водворить их, по возможности, далеко от театра войны. Оно может содержать их в лагерях и даже подвергнуть заключению в крепостях или приспособленных для этой цели местах. (Кстати, у нас таких мест много — от уральского Карабаша с «убитой» экологией до Магадана и Земли Франца Иосифа, — Авт.). От него зависит решить, могут ли офицеры быть оставлены на свободе, под честным словом не покидать нейтральную территорию без дозволения…» ■ Таким образом, в обязанность нейтральному государству вменяется интернирование участников вооруженного конфликта, т.е. применение к ним особого режима ограничения свободы, устанавливаемого в данном случае нейтральным государством в отношении находящихся на его территории военнослужащих воюющих сторон. Согласно 5—й и 13—й Гаагским конвенциям 1907 года, нейтральное государство, принявшее на свою территорию войска, принадлежащие к воюющим армиям, обязано интернировать их, равно как и команды военных судов воюющих сторон, задерживающихся в порту нейтральной державы сверх установленного срока. То же относится и к экипажу военного самолета, проникшего в воздушное пространство нейтрального государства во время вооруженного конфликта. ■ Интернированные лица должны освобождаться государством, во власти которого они находятся, как только исчезнут причины, обусловившие их интернирование. ■ Так что проблема укро—вояк для России включает в себя как нормы международного гуманитарного права, так и собственно международного права вооруженных конфликтов («нейтралитет» со всеми вытекающими из него правами и обязанностями). ■ В нынешней ситуации неинтернирование военнослужащих из Зоны «У» является противоправным и несет себе угрозу безопасности России, на которую уже падает укро—боезапас. ■ Характерно, что пребывание у нас укро—воинов уже вызвало ярость «хельсинкской группы» и Киева. Как утверждает Киев, украинские военнослужащие удерживаются насильно. «На территории РФ до сих пор силой удерживаются 18 военнослужащих вооруженных сил Украины и 28 военнослужащих—пограничников», — объявил официальный представитель совета нацбезопасности и обороны Украины А. Лысенко. ■ Ну да, граница между невежеством и наглостью официальных представителей Зоны «У» размыта. ■ И последнее. Переведём проблему в практическую плоскость. Вот вы, к примеру, пограничник, а на вас движется батальон иностранных военных, с оружием или без (что там у них в карманах, издалека не видно). Пусть даже с белым флагом. Ваши действия, товарищ пограничник? Станем дозваниваться до Джен Псаки? ■ В общем, так: — Будут сидеть!... Я сказал… ■ И даже не капитан Жеглов так считает, а международное право. □ ■ Автор — Борис Куркин

Admin: ■ 15—08—2014Сергей Степашин в британской газете Independent:«Кэмерон шантажирует нас развязыванием войны»■ Влиятельная ежедневная британская газета Independent опубликовала открытое письмо экс—премьера России, бывшего председателя Счетной палаты РФ Сергея Степашина. Видный политик написал его в ответ на статью премьер—министра Великобритании Дэвида Кэмерона. Публикуем полный текст... □ Открытое письмо Премьер—министру Великобритании Д. Кэмерону □ □ Выступление Премьер—министра Великобритании Д. Кэмерона в газете «Sunday Times» с безосновательными обвинениями в адрес России ознаменовало новый этап эскалации украинского кризиса с целью втягивания ЕС в войну против России. До сих пор роль главных разжигателей войны играли американские политики и европейские чиновники, поощрявшие поставленных ими у власти в Киеве украинских нацистов на массовыепреступления против жителей Восточной Украины с целью втягивания России в боевые действия. Впервые с призывом к войне с Россией выступил глава правительства одной из ведущих европейских держав. Под этот аккомпанемент украинские войска начали физическое уничтожение Луганска и Донецка со всеми их жителями. □ □ □ Также как в 1938 году тогдашний премьер Великобритании Чемберлен уговаривал европейских лидеров благословить немецких нацистов на поход против СССР, нынешний английский премьер выражает однозначную поддержку украинским нацистам и со злостью убеждает своих европейских коллег «фундаментально изменить отношение к России» и шантажирует нас развязыванием новой войны. Чтобы это дежавю не превратилось в кошмар новой мировой войны, придется ответить английскому премьеру. □ Итак, разберем тезисы Вашего выступления, г—н Кэмерон. 1. Ваше утверждение о том, что «все больше и больше свидетельств указывают на то, что самолет, летевший рейсом MH17, был сбит зенитной ракетой, пущенной из района, подконтрольного повстанцам», является безосновательным. Наоборот, с каждым днем появляется все больше доказательств обратного, подтверждающих сделанное после катастрофы заявление Президента России В.В. Путина о том, что самолет был сбит украинскими военными. Вам, наверное, известны очевидные свидетельства нахождения рядом со сбитым самолетом истребителя ВВС Украины, обнародованные Министерством обороны РФ, а еще ранее — испанским диспетчером в Киеве и местными жителями. Данные о наращивании и активизации средств ПВО Украины в зоне крушения самолета непосредственно перед совершенным преступлением говорят о его заблаговременной подготовке также, как и увод самолета с заданного маршрута в заранее подготовленную украинскими военными ловушку. И уж совсем вопиющие факты — заранее сделанные СБУ Украины фальшивки с якобы перехваченными переговорами ополченцев — свидетельствуют о том, что это преступление готовилось украинскими спецслужбами, которые, как Вы, наверняка, знаете, контролируются ЦРУ США, с целью провоцирования европейских стран на втягивание в войну с Россией, которую планировали обвинить в уничтожении авиалайнера. И Вы, г—н Премьер—министр, участвуете в этой преступной провокации. 2. Основываясь на псевдофактах, Вы выносите несправедливое и противоправное обвинение: «это результат действий России, которая дестабилизирует суверенное государство, нарушает его территориальную целостность, поддерживает, тренирует и вооружает криминальные формирования. И мы должны отреагировать на это беззаконие действием». А ведь именно ваши действия, уважаемые руководители стран НАТО, привели к этой трагедии. Вы и Ваши коллеги поддержали вооруженный мятеж и государственный переворот, совершенный на Украине под националистическими лозунгами. Вам должны докладывать о массовых преступлениях и убийствах граждан Украины. Если не знаете, загляните в Белую книгу преступлений, совершенных против граждан Украины поддерживаемой Вами властью. На ваших ставленниках кровь сожженных детей и женщин в Одессе, тысяч убитых мирных жителей Мариуполя, Славянска, Краматорска, Луганска, Донецка и др. украинских городов. Пока совершаемые украинской властью массовые убийства не касались ваших граждан, Вы их не замечали также, как ежедневные артиллерийские обстрелы и бомбежки городов Восточной Украины с применением кассетных и фосфорных авиабомб, умышленным уничтожением систем жизнеобеспечения. Теперь поддерживаемые Вами украинские власти добрались и до ваших граждан, заманив в ловушку и уничтожив малазийский самолет. Я думаю, Вам небезынтересно будет узнать, что тренируют и обучают этих «силовиков» американские и европейские инструкторы и советники, а в планировании карательной операции против жителей Восточной Украины участвуют сотрудники ЦРУ. 3. Вы утверждаете, что если бы Президент Владимир Путин остановил поддержку бойцов в Восточной Украине и позволил бы украинским властям восстановить порядок, то кризис бы закончился. Нет сомнений, что он закончился бы физическим уничтожением или изгнанием всех граждан Украины, несогласных с нынешним режимом. 4. Когда Вы заявляете, что повстанцы не представляют народ Украины, Вы выступаете в качестве адвоката украинских властей, которые всех, кто с ними не согласен, отказываются считать гражданами Украины. Значит, Вы поддерживаете этнические чистки и убийство мирных жителей. Тем самым, Вы подталкиваете последних к новым преступлениям. 5. Вам действительно, не стоило бы забывать об уроках истории Европы, г—н Кэмерон. Выдвигая огульные обвинения и провоцируя войну, Высчитаете себя вправе стравливать народы и вершить суд над странами, управлять миром путем лжи и насилия.Такделали Ваши предшественники — Чемберлен и другие европейские лидеры, поддерживая и натравливая Гитлерапротив СССР. Или уничтожая Ирак по вымышленному обвинению в наличии оружия массового поражения. Или подвергая бомбардировкам Белград. Или, уже с Вашим участием уничтожая Ливию. За все эти ваши преступления своими жизнями расплатились миллионы ни в чем не повинных граждан. В том числе пассажиры сбитого вашими ставленниками самолета ради провокации новых преступлений против человечества. □ Я согласен с Вами только в том, что необходимо провести полное расследование авиакатастрофы. Россия, как Вы и просите, предоставила самую подробную и полную информацию о случившемся, а также содействовала сбору всех вещественных доказательств и нахождению тел погибших. Надеемся, что ваши эксперты, которым эти доказательства переданы, теперь смогут объективно разобраться. И Вы разберетесь, почему украинские власти спешно уничтожают все данные со своих радаров, которые вели это самолет. И сможете получить свидетельские показания украинских авиадиспетчеров, которым СБУ запрещает что—либо говорить. □ И последнее. Вы говорите о необходимости установления долгосрочных отношений между Украиной, ЕС и Россией в зависимости от того, как Россий отреагирует на случившуюся трагедию. Руководство России реагирует именно так, как Вы призываете, требуя немедленно прекратить боевые действия и сесть за стол переговоров. □ Кстати именно так поступала моя страна во время проведения антитеррористических операций в Чеченской Республике. □ Извините за резкость, накипело. С. Степашин, Премьер—министр России в 1999 году, Министр внутренних дел России в 1998 году, Министр юстиции России в 1997 году, Директор ФСБ РФ в 1994—1995 годах.

Admin: ■ Сразу решил, что третью часть опуса Юлии Латыниной тоже прокомментируют те, у которых это получилось однозначно лучше, чем получилось бы у меня: □ Егор Грысь — 2014 04 август Ожидал окончания... и оказался весьма разочарован. При всём уважении к автору: много дыма, но нет искорки. То, что автор является противником всеобщего избирательного права — это было известно и ранее даже тем, кто, как и я, весьма поверхностно знаком с её публицистикой. То, что автор не является сторонником демократии, явствует из названия публикации. А вот чего сторонником она является, и какую альтернативу видит демократическому устройству общества, — это как раз—то и не ясно, это автор оставляет за скобками. Демократия — это плохо (да, и об этом не раз говорено), всеобщее избирательное право — и того хуже (и это ежу понятно ужо). Но что ж лучше? какова альтернатива? — об этом — молчок. В общем, из всего многословия в трёх частях и богатства живописных примеров следует полтора коротких вывода: промежуточный вывод: демокраси из бэд, вери бэд. основной вывод: учение Маркса бессмертно, потому что верно. социализм рулит. (именно так, это не шутка, — это, по сути, истинная суть опуса) и да, манифест отрицания — это скорей демонстрация депрессняка и нигилизма, нежели интеллигентности. последняя (imho) скорей склонна к размышлениями и поискам ответов нежели к отрицанию в чистом виде, без какой—либо приемлемой альтернативы. □ □ кочегар report — 2014 04 август При демократии дураки имеют право голосовать, при диктатуре — править. Эта знаменитая фраза Бертрана Рассела выражает ту суть демократии, о которой Латынина предпочитает не упоминать. Наконец—то Латынина в своем третьем опусе без обиняков высказала ту волшебную идею, которая может решить все проблемы не только России, но и человечества. Правда, для России ничего нового в этой идее нет. Впервые она появилась и была озвучена в период правления Ельцина. Именно тогда стали внедрять мнение о том, что все беды России произошли от того, что большевики отобрали все у меньшинства и разделили между большинством. Вскоре стало ясно, что в целях компенсации российские реформаторы решили отобрать все у большинства и отдать меньшинству. Идея была достойна Мугабы из Зимбабвы. Эта замечательная деятельность привела к развалу экономики. Похоже, что и сейчас правящий класс России не очень далеко ушел от Африки. Понятно с чьего голоса поет Латынина. Каким—то «российским африканцам» до сих пор неймется. Вероятно, кто—то думает, что основная реформационная идея была не до конца воплощена в действительность — не все, что нужно отобрали. Латынина пытается убедить человечество, что отобрав избирательное право у части общества можно можно создать совершенный мир. ■ Коллумнисты / Выпуск № 85 от 04 августа 2014Почему я не демократМанифест разочарованного интеллигента □ Взрывной рост демократий случился в Европе не в связи с ростом экономической свободы, а после Первой мировой войны, утверждала автор в конце предыдущей публикации. По всей Европе — Великобритании, Германии, Италии, Испании, России, Болгарии, Польше, Югославии, Румынии, Греции, Венгрии, Португалии — прокатилась волна или революций, или радикального снижения избирательных цензов. Давайте посмотрим, что случилось с этой democracy через 10 лет. □ После Первой мировой □ Первой погибла демократия в России, просуществовав аж с февраля по октябрь 1917 года. В Венгрии кратковременная коммунистическая революция Белы Куна сменилась «Белым террором», а вскоре — властью диктатора Хорти. В Испании в 1930 году к власти пришли республиканцы, не способные контролировать страну: анархисты начали поголовную резню знати и священников. Реакцией на резню стал мятеж Франко. В ходе начавшейся гражданской войны слабое республиканское правительство превратилось в марионетку Сталина, несмотря на то что первоначально коммунисты в этом правительстве были не особенно сильны. В Италии в 1922—м к власти пришел Муссолини, и в 1924 году он принял первую в истории человечества конституцию, действительно гарантировавшую всеобщее избирательное право. Второй такой конституцией была сталинская Конституция 1936 года. В Болгарии царь не стал дожидаться коммунистической революции и в 1919 году назначил премьером главу Крестьянской партии Александра Стамболийского, который до этого сидел в тюрьме. Став премьером, народный лидер Стамболийский организовал: а) вооруженное восстание; б) тотальный передел собственности; в) крестьянскую армию, которая должна была помочь ему выполнять реформы вроде передела собственности и контроля рынка зерна. В 1923—м Стамболийский был убит военными. В 1934—м в Болгарии был совершен новый переворот, на этот раз военной организацией под названием «Звено». Глава ее, полковник Кимон Георгиев, был поистине удивительным человеком: два года, с 1934—го по 1936—й, он правил во главе фашистской диктатуры. В 1944 году он в составе Народного фронта вместе с коммунистами снова пришел к власти и оставался в составе болгарского правительства до 1962 года. В Югославии диктатором стал король Александр Карагеоргиевич. В 1929—м, после конституционного кризиса, вызванного тем, что в парламенте возмущенный депутат расстрелял пятерых своих коллег из противоположной партии, он совершил переворот, взял власть в свои руки и ввел в стране, явно по рецепту Бисмарка, всеобщее избирательное право для мужчин. Не менее захватывающей была история Румынии. В этой стране, которая отнюдь не страдала от унижения после Первой мировой, — наоборот, в период между двумя войнами Великая Румыния в награду за участие в войне на стороне Англии и Франции достигла максимальных размеров — боролись две идеологии. Одна, как полагается, была крайне левая. Другая, опять же как полагается, крайне правая — черносотенцы в буквальном смысле слова, они так и назывались: «Легион Михаила Архангела», или «Железная гвардия» — Garda de fer. Легион Михаила Архангела был основан православным религиозным мистиком Корнелием Кодреану. Основой его идеологии был православный мистицизм, отречение от презренного материального капитализма и антисемитизм до такой степени дикий, что после того, как (в 1940—м) легион пришел к власти, Румыния стала единственной страной, где немцы сдерживали порыв народных масс относительно евреев: в Бессарабии, Буковине, Транснистрии евреи вырезались народом подчистую, не дожидаясь депортации в лагеря смерти, к досаде немцев, любивших во всем учет и порядок. Литва, Латвия и Эстония были постоянным объектом большевистских диверсий; коммунистическое движение в них было весьма значительным. Конец ему был положен, только когда президенты соответствующих стран превратились в диктаторов. Особенно удачна была диктатуры Сметоны в Литве: он не только расстреливал коммунистов, но и провел в стране земельную реформу, создавшую крепкий класс крестьян—собственников, которые потом до середины 1960—х воевали в лесах против советской власти. Военным диктатором Польши стал Пилсудский; в Португалии в 1932 году к власти пришел Салазар; в Греции в 1936—м приход коммунистов к власти был предотвращен отдачей этой самой власти в руки диктатора Метаксоса. Сторонники демократии часто любят говорить: «Да, Гитлер пришел к власти в результате демократических выборов, но это случилось из—за позорного поражения Германии в Первой мировой войне, и вообще исключение подтверждает правило». Как мы видим, все ровно наоборот. Через 10 лет после победного заявления Вильсона о триумфе демократии в Европе эта самая демократия погибла в двух третях стран, вне зависимости от победы или поражения их в Первой мировой войне и задолго до экономического кризиса 1929 года. Тогда, в 20—30—х годах XX века, после массовой демократии, возникшей вслед за массовыми армиями Первой мировой, Европа впервые за несколько столетий отказалась от самой главной идеи, обеспечивавшей ей доселе развитие и прогресс. Она перестала ориентироваться на мнение просвещенного меньшинства. Отныне бал начали править те идеологии, которые потакали инстинктам большинства и могли привлечь на сторону политика толпу. Идеологии эти были, в общем, двух видов: одни вовсе отрицали частную собственность (как в СССР и Венгрии при Беле Куне), а другие отрицали ее частично, проповедуя корпоративистскую идеологию, при которой социальное государство заботится о бедняках, а интересы частного капитала подчинены интересам социального государства. Тогда это называлось «фашизм», сейчас это называется «общечеловеческими ценностями». К началу Второй мировой войны массовое избирательное право сохранилось в основном в тех странах, где расширение круга голосующих происходило постепенно, опираясь на вековые традиции самоуправления (но не демократии), — в Великобритании, Голландии, Бельгии, Швеции, Швейцарии, Норвегии, Дании. □ После Второй мировой □ Нетрудно заметить, что история третьего мира после Второй мировой повторяет историю Европы в 1930—х. Это тот же злокачественный паттерн — рост массовых тоталитарных идеологий, с той только разницей, что к массовым коммунистическим и нацистским идеологиям добавились еще и массовые идеологии, основанные на религии. Еще в начале столетия реформаторы на Ближнем Востоке (Ататюрк в Турции, династия Пехлеви в Иране) противостояли мнению большинства в своих обществах. К концу столетия верх в регионе взяло мнение большинства: ксенофобского, антизападного и исламистского. Пока политика в арабском мире делалась халифами и эмирами, арабы уживались с евреями. Когда она стала делаться массами, уничтожение евреев стало главной мечтой масс, и арабы превратились в нацию, съедаемую на корню ненавистью к окружающему миру. Пока Руандой правили бельгийские колонизаторы, хуту в ней уживались с тутси. Когда Руанда получила независимость, народ хуту устроил геноцид народа тутси. □ После падения СССР □ Впрочем, после Второй мировой эти имманентные недостатки правления большинства не очень-то замечались. Шло противостояние двух систем — капиталистической и социалистической, и любые эксцессы и кровопролития в странах третьего мира списывались на их борьбу. Сторонники открытого общества объясняли людоедско-коммунистические диктатуры в Африке происками Советов, а «полезные идиоты» объясняли правые диктатуры происками кровавых гринго, мешающих радостному шествию мира по пути прогресса и социализма. Но вот тоталитарный СССР рухнул, не выдержав соревнования с открытым обществом, и выяснилось, что дело было в борьбе не только двух систем. Уго Чавес и Таксин Чинават, левые правительства и даже экс—террористы, пришедшие к власти в Аргентине, Эквадоре, Боливии, сделали это без всякого вмешательства со стороны почившего в бозе СССР. Причиной их победы было всеобщее избирательное право. На Ближнем Востоке освободившееся место тоталитарной коммунистической идеологии заняла тоталитарная исламистская идеология. Выяснилось, что в бедном обществе демократия убивает рынок, а за ним и свободу сама собой, без дополнительных субсидий со стороны Коминтерна. А вслед за этим выяснилась и еще более страшная вещь: что в отсутствие смертельного врага, заставляющего общество мобилизовываться, даже в богатых странах всеобщее избирательное право ведет к стремительному увеличению прослойки избирателей, которые зависят от государства, и к росту популярности политиков, которые обещают раздать большинству то, что они отняли у меньшинства. Иначе говоря, стало все более очевидным, что демократия отнюдь не является сиблингом рынка. Стало очевидно, что демократия в конечном итоге рынок уничтожает. Еще раз, и это самое важное. То самое утверждение, которое в течение последних нескольких десятков лет на все лады повторяется демократическими политиками и левыми интеллектуалами, — утверждение о том, что демократия неразрывно связана с рынком, — попросту не выдерживает проверки фактами. А справедливо другое — утверждение лорда Актона о том, что всякая развитая демократия кончается социализмом. Именно этим и объясняется нынешняя трагедия России. В начале 90—х годов российские реформаторы, как и Френсис Фукуяма, искренне думали, что демократия и рынок находятся вместе с одной стороны, а тоталитаризм и плановая экономика — с другой. Они построили в стране демократию, потому что демократию построить куда легче рынка. Но группы интересов, существовавшие в постсоциалистическом обществе, и голосование люмпенизированного большинства, жаждавшего альфа—самца, — быстро покончили и с демократией, и с рынком. □ А логика? □ В конце XVI века известный специалист по демонологии Жан Боден обосновал доктрину «божественного права королей», согласно которой король поставлен править нацией непосредственно Богом, и только Бог может спрашивать у него отчета. Теорию эту трудно назвать научной или основанной на фактах. Теория «божественного права королей», равно как идеи непогрешимости папы римского или преимущества одной касты над другой, — является лишь идейным оформлением сложившихся на данный момент реалий власти. Точно так же идея о том, что демократия есть всегда и везде наилучший способ правления, — не имеет ничего общего с фактами, а является лишь идейным оформлением сложившихся на данный момент реалий. Она противоречит фактам и логике. С какой стати избирателем должен быть каждый? Мы лишаем родительских прав наркоманку, которая не может накормить своего ребенка. Но когда речь идет о ее избирательном праве, то оно, в отличие от родительского, оказывается священно. Почему? Мы повсеместно наблюдаем, как по всему миру массы голосуют за Чавесов, Путиных и Ахмадинежадов. Поклонники власти народа на это говорят: «Избирателей обманули!» Но если избирателей так постоянно и часто обманывают, может, имеет смысл лишить избирательного права тех, кто так легко и часто обманывается? Всеобщее избирательное право в нищих странах, как и 2 тысячи лет назад, кончается переделом собственности, «справедливыми ценами», пустыми полками в магазинах и обвинением «богачей» и «агентов Запада» в этих пустых полках. Такая нищая страна попадает в заколдованный круг, потому что постоянные переделы частной собственности и произвол толпы и властей препятствуют ей построить сколько-нибудь процветающую экономику и выбраться из бедности. Всеобщее избирательное право в богатой стране приводит к росту числа социальных паразитов, которые, в конце концов, начинают составлять неработающее большинство, живущее за счет работающего меньшинства. Когда тот, кто не работает, живет за счет того, кто работает, и еще считает при этом, что ему все должны, — это не называется социальной справедливостью. Наоборот, это величайшая социальная несправедливость. В нищих странах апелляция к мнению большинства приводит к возникновению массовых фобий, основанных на ненависти к западной цивилизации, науке и прогрессу: например исламизма. В богатых странах она приводит к возникновению аналогичных массовых фобий о «вредном ГМО» и «страшном глобальном потеплении». Эти фобии точно так же растут или из свойственной толпе ненависти к науке («Эти проклятые ученые нас убивают»), или из свойственной толпе ненависти к частной собственности («Эти проклятые загрязнители нас убивают»). Впервые за последние несколько веков лидеры западного общества вынуждены прислушиваться не к мнению ученых и промышленников, а к мнению большинства, ищущего как—то обосновать свою ненависть к прогрессу и частной собственности. От такого положения дел страдает все: экономика, наука, общественная мораль, и прежде всего то самое большинство, которое, под предлогом защиты его прав, делают все более и более зависимым от государства. Людей, которые могли бы стать личностями и пробиться наверх, с детства сажают на иглу социальной помощи; политики, которые это делают, на самом деле не большие филантропы, чем драгдилеры, сажающие как можно больше людей на наркотики. В основе современного дискурса о демократии лежит фундаментальная ложь: этот дискурс по умолчанию представляет дело так, что те ценности, которые сделали Европу Европой — неприкосновенность частной собственности, технический прогресс, наука, — все они каким—то образом исходили из «традиций европейской демократии». Как я уже сказала, нет ничего более далекого от действительности: Европа стала Европой не при демократии. Когда над Британской империей не заходило солнце, в ней не было всеобщего избирательного права. Когда избирательное право в ней появилось, Британская империя рухнула. Солнце зашло. Именно поэтому практически никогда современный леволиберальный дискурс не обсуждает такую вещь, как избирательный ценз. Выборы по умолчанию должны быть всеобщими. «Если ты против выборов, значит, ты за диктатуру». Именно поэтому уроки первых восстаний среднего класса против демократии — в Таиланде и Венесуэле, попросту игнорируются. В противном случае придется признать, что весь гигантский дискурс о демократии построен на песке. Ведь если просто напомнить людям, что в истории человечества, и особенно в истории процветающей Европы, — выборы не всегда означали всеобщее избирательное право, то недостатки системы, в бедных странах приводящей к власти Мугабе и Ахмадинежадов, а в богатых способствующих катастрофическому увеличению безответственных избирателей, — станут ясны слишком большому количеству людей. Эти вещи будет очень трудно отрицать — значит, надо запретить их обсуждение и называть любого, кто поднимает подобный вопрос, «фашистом». Получается, что фашистом был Джордж Вашингтон. А Муссолини был как раз демократом: ведь, как я уже сказала, итальянская конституция 1924 года была первой в мире конституцией с подлинным и равным всеобщим избирательным правом. □ Автор — Юлия Латынина

Admin: ■ Честно говоря, совершенно не мог представить, что в такой помойке, в которую превратилась радиостанция «Эхо Москвы», на глаза попадётся это эссе Алексея Мухина, и мне очень захочется, чтобы его прочитал не только я, а и многие другие. ■ 29—08—2014Идущие на смерть приветствуют тебя Украина разделила нас на множество лагерей. У нас у всех свой взгляд, своя позиция, свое видение событий. Блогосфера априори непрофессиональное сообщество «во всем», мы не можем знать все и вся. Конечно, мы имеем право думать и спорить, иметь свою точку зрения, делать свой прогноз. Валить или не валить? «Боинг» сбили ополченцы или украинский Су? Да спорьте, пожалуйста, на здоровье. □ □ Мир вокруг нас меняется у нас на глазах. И не только на Украине. В Сирии. В Ираке. В Афганистане. Если внимательно изучить идущие сейчас процессы, кардинально меняющие мировой порядок, вышеперечисленные военные конфликты во многом схожи. Везде одни зачинщики, один сценарий. Но Украина нам ближе, мы о ней спорим больше. Это понятно. Это нормально. Но сейчас все мы, жители виртуального мира, подошли к важной границе — черте, определяющей, кто мы. Откуда и зачем. И черта эта многими пройдена. Конечно, речь о псковских десантниках. Погибших. И тех, кто служит. Тех, кто жив. И о тех ребятах из Иваново, которые оказались в плену. Речь сейчас не о том, как они туда попали, вообще не об этом речь. Убедить жителей «уютных жжешечек» и завсегдатаев «Жан—Жака» в чем—то, отличном от их мнения, что все, что родное — плохо, а все, что делает Россия — не так, уже практически невозможно. Не будем. Наша либеральная «креативная» прослойка раньше ругала Россию за то, что мы в конце 90—х потеряли Сербию, позволив ее разбомбить войскам НАТО. Эти же люди сейчас ругают и еще будут ругать Россию за то, что Россия не хочет видеть эти же войска НАТО у наших границ. Наши добровольцы сражались в Сербии, возвращаясь оттуда героями. Помните? Наши ребята, для тех, кто не знает, были и в Анголе, и в Корее, и во Вьетнаме. Теперь наши ребята есть на Украине. Кому—то не нравится? Так вас с собой и не звали. Армия. Туда идут с четким понимаем, зачем ты тут и чем это может кончиться. Это не работа, это долг и честь. Да, войны бывают разные. И на них, представьте себе, жители ФБ и ВК, иногда погибают. По—настоящему, а не как в компьютерной игре. Умирают. Молодые, сильные, настоящие парни. Гибель псковских десантников — это трагедия. И это то событие, которое четко определило, кто мы — писатели и журналисты, блогеры и обитатели Твиттера. За кого мы? Наконец, зачем мы все тут? Любая смерть — трагедия. Гибель своих — всегда беда. В Псков после известия о том, что ребята погибли, поехали многие блогеры и журналисты. Кто явно, кто — тайно. Кто—то ехал за скандалом, кто—то — за желтеньким репортажем, кто—то — «типа пофоткать». Поснимать на камеру слезы вдов, увидеть глаза еще не понимающих, что они потеряли своих отцов, детишек полка. Посмотреть, как стоят на коленях перед могильным Крестом матери тех ребят, которые, в отличие от нас, «писателей земли русской», уже мертвы. Ну что, хочется спросить туристов—блогеров—журналистов, вы довольны? Посмотрели? Пофоткали? Поретвитили? Полайкали? Хоть кто—то из них, из вас, пишущих о смерти своих сограждан, возложил на их могилы хоть одну гвоздику? Хоть кто—то поклонился их могилам? Хоть кто—то понял, что смерть — это не компьютерная «фишка», а боль и кровь? Все те, кто искал скандала, его умышлено раздувал, потешаясь над пленными ивановскими десантниками и смакуя смерти псковских в поисках их могил, они вообще кто? Пришло время определиться. Нет, не хочу ставить вопрос намеренно иронично и гиперболизировано, типа «Родина или Пармезан»? Хотя, честно сказать, понимаю, что уже есть много тех, кто выбирает пармезан. И все же ключевой вопрос другой — у вас Родина есть вообще? Вы ее понимаете, чувствуете, готовы ради нее на фронт, как те парни, на могилах которых вы фоткались? Она, Родина, как Мать. Одна. Не выбирают ее. Не переименовывают. Бывает, обижаются на нее, пряча слезы и сжимая кулачки. Но именно за нее умирают. Так было всегда и везде. Так вот. Те ребята из Пскова умерли. За Родину. И их пример должен по идее заставить нас задуматься о происходящем куда сильнее, чем какие—то суматошные телодвижения всяких певцов, трепетно ищущих свое место в истории, и путающих струны гитары с автоматным рожком. Словесные игры на мотив 70—х — это не линия фронта, правда, «Макар»? Или, может, ты повоевать готов? Впрочем, даже не хочется об этом. Стыдно даже писать об этом. Погибшие псковские десантники — это наши. Наши! Понятно? И нет, поверьте, я не призываю делить мир на «наших» и «не наших». Я призываю вас определиться в том, кто ВЫ. Тогда вы поймете, есть ли у вас Родина. И если вдруг ваши сердца скажут вам, что она все—таки у вас есть, наберитесь мужества и отдайте погибшим героям дань памяти. Отдайте честь, выпейте похоронную, просто помолчите, наконец. Есть такие моменты в истории и в жизни каждого человека, когда молча отдать честь или просто промолчать куда важнее и честнее, чем полайкать и пофоткать. Сейчас — именно такой момент. Который делит нас на тех, кто понимает, и просто... посторонних. Те, у кого есть Родина в сердце, те, кто всегда отвечает ее зову ДА, чаще гибнут. Такова жизнь. Те, кто ретвитят фото с их могил, живут дольше. Такова реальность. Ну что, есть у тебя Родина, пацан? □ Автор — Алексей Мухин, генеральный директор «Центра политической информации»

Admin: ■ 27—08—2014Спасет ли федерализация Украину?■ Чем скрупулезнее считают свои убытки западные бизнесмены от ответных санкций России и чем ближе к осени, тем быстрее происходит протрезвление европейских политиков. Об этом свидетельствует и сенсационное и недооценное западными и украинскими СМИ признание канцлера ФРГ Ангелы Меркель, сделанное ею после визита в Киев и встречи с Петром Порошенко. В дословном переводе это звучит так: «Если бы Украина сказала, что мы идем в Евразийский союз теперь, то ЕС никогда бы не воспрепятствовал этому, но настоял бы на добровольном решении». Дальше — больше. Оказывается, «украинский народ, конечно, должен иметь возможность выбирать свой путь» и даже — «украинские действия не должны вредить России». □ □ ■ Поняла ли сама канцлер Германии, что она сказала? В адекватности Меркель усомниться трудно — тем большее удивление вызывает этот предлагаемый поворот в отношениях ЕС—Украина—Россия. (И, похоже, ЕС—США — в контексте происходящих на Украине событий.) Перевод этой знаковой фразы с упоминаем Евразийского союза с немецкого языка на политический может означать, что в ЕС засомневались в постмайдановских решениях Киева. Более того — там больше не уверены в созданной Европой при давлении США новой политической конфигурации Старого континента. Ведь эта архитектура кардинально изменилась после того, как Украина все же подписала с Европейским союзом договор об ассоциации. ■ Впрочем, трудно поверить в простодушные благие намерения неожиданно прозревших западных партнеров. Скорее всего, на умы и настроения европейских лидеров повлияла современная украинская реальность, которая возникла, как ни крути, в результате подзадоривания европейцами и американцами пассионарно настроенных украинцев, уверовавших в то, что стоит стране подписаться под договором об ассоциации с ЕС, и все они заживут, как на Западе. (Пропаганда, как всегда, сыграла с людьми злую шутку.) ■ В западных оценках реальных потерь Евросоюза в результате событий на Украине перевесила, как всегда, непреходящая ценность «своя сорочка ближе к телу». ■ Похоже, заварив кашу, обнадежив страну с многомиллионным населением, Европа решила потихоньку снять с себя ответственность за ее дальнейшую судьбу. Потому что эта ответственность в пересчете на презренный металл выливается в неподъемные для Евросоюза суммы. Тут, как говорится, дай Бог со своим внутренними делами справиться. Слишком много оказалось в ЕС постсоветских нахлебников, которые приплыли в Европу на волне глобального геополитического передела мира в 1990—е. Боливар еще одного, тем более, ведущего войну, не вытянет. ■ Кроме того, Европе стало окончательно ясно: чтобы облегчить собственную участь и выйти из того угла, куда она сама себя героически загнала, надо попытаться наладить отношения с Москвой. (Отсюда совершенно невозможные еще полгода назад заявления, что «украинские действия не должны вредить России».) Европа, анализируя события на Украине и вокруг нее, увидела: Москва уже давно не та, что была после распада СССР. Путин — не Ельцин, а Лавров – не Козырев. Именно это обстоятельство Запад не учел, когда принимал решения о санкциях против нее. Стало ясно, что даже после, можно сказать, несерьезного ответа России Европа оказалась в состоянии известной унтер—офицерской вдовы, которая сама себя высекла. ■ Еще один подтекст, выплывающий из заявлений Меркель, — наступление осенних и зимних холодов. Газ. Европа вовсе не желает из—за украино—российского противостояния оказаться вновь перед ужасом быть переохлажденной. Европейская зима 2009—го тревожно сигналит осени 2014—го. Запад дал денег Украине на погашение долгов перед Москвой за газ, однако партнеры потратили их на что—то другое — Арсений Яценюк во вскрытой хакерами переписке цинично вещал: «Газпром» подождет. Да, конечно, подождет — у него нет выбора. Но Европа ждать точно не хочет. Призрак собственного «холодомора», который бродит по ее ухоженным и сытым просторам, пугает и заботит больше, чем судьба целого народа, которому она бросила «кость» надежды с барского стола. ■ Замечу, что новые веяния в европейской политике, обозначенные тихим и где—то даже стыдливым отползанием от своих прежних бравурных лозунгов и обещаний Украине, наверняка были согласованы с Соединенными Штатами. Ведь не Порошенко же, ей Богу, принимает решения. Страна давно уже на внешнем американском управлении. Европа же — партнер и военно—политический союзник США, и ей тоже приходится маневрировать меж двух огней — Вашингтоном и Москвой. Это значит, что заявления Меркель о том, что Украина отпускается в свободное плавание, но так, чтобы «не навредить России», как минимум, были проговорены и согласованы с Обамой. ■ Во время своей встречи с Порошенко и в интервью немецким журналистам Меркель высказала еще одну очень трезвую мысль, подтверждающую решительный поворот Европы в отношении Украины в сторону интересов и позиции России. Речь идет о том, что канцлер неожиданно высказалась едва не словами Путина — за федерализацию Украины, стыдливо (или лукаво) назвав ее «децентрализацией». ■ Видимо, чтобы облегчить ей задачу в Киеве, накануне ее поездки вице—канцлер Германии Зигмар Габриэль в интервью газете Welt am Sonntag заявил: «Территориальная целостность Украины может быть сохранена лишь в том случае, если правительство пойдет навстречу регионам с русскоязычным большинством. Разумная концепция федерализации представляется мне единственно возможным вариантом». ■ Меркель, балансирующей между Путиным и Обамой, чтобы «замазать» эти разночтения, показать перед Киевом и США свою неангажированность, пришлось публично пуститься в смысловые объяснения, мол, то, что в Германии подразумевается под федерализацией, на Украине, согласно сообщениям СМИ, называется децентрализацией. (А в общем, что в лоб, что по лбу.) ■ Оказывается, надо было убить тысячи людей на востоке страны, а также — добровольцев из Национальной гвардии и армейских участников АТО (а на самом деле — войны), испортить отношения с Россией, оказаться перед перспективой перекрытия газового вентиля накануне холодов, посчитать убытки от собственных и встречных санкций России, чтобы выучить урок: единой Украины нет. И не будет. Без федерализации ее может не оказаться вообще никакой. ■ Провидцем оказался диссидент, депутат и кандидат в президенты Украины Вячеслав Чорновил, который в своей программе еще 23 года назад написал о необходимости украинской федерализации. Это было очевидно уже тогда, когда я по его просьбе вместе с ним в той предвыборной президентской кампании ездила по южным русскоязычным регионам Украины. Даже несмотря на его лояльность по отношению к русскоговорящим избирателям, они уже в то время без восторга относились к тому, что он приехал с Запада — значит, «бандеровец». ■ Ружье, повешенное Лениным—Сталиным—Хрущевым—Кравчуком, выстрелило через многие десятилетия при Януковиче—Порошенко. Жизнь показала, что если бы еще в то время, после распада СССР и объявления Украиной независимости, избранный первый президент Леонид Кравчук прислушался к своему оппоненту с запада страны, хорошо знающему менталитет своих соотечественников, то новейшая история государства могла бы быть совсем иной. ■ Масла в огонь идеологического разброда и шатаний в стране подлил Виктор Ющенко, сделав в последний день своего бесславного, в итоге, президентства героями Украины Бандеру и Шушкевича, сотрудничавших с гитлеровцами. Это вызвало не только неприятие и возмущение в соседней Польше, но и тихое (тогда) роптание восточно— и южно—украинского населения. Для него это не герои, а убийцы. Для большинства людей востока и юга герои — это Суворов, Жуков, погибшие в борьбе против фашизма предки и Неизвестный солдат. Те, кого многие сейчас презрительно кличут в украинском сегменте Интернета «колорадами», «ватниками» и «нашидедывоевали». ■ Однако кажется, что Европейский союз в лице Ангелы Меркель и ее заместителя с их «свежей» идеей украинской федерализации безнадежно опоздали. С такими же усилиями, как в разгар Майдана Запад насаждал на Украине (в пику России) евроассоциацию, следовало бы делать и «прививку» этой самой федерализации. Объясняя населению, что это — нормальная практика в Европе и в мире. ■ Теперь же, по—видимому, поезд ушел — вместе с кровью и смертями тысяч мирных людей. Теперь, после ужасов войны, когда украинцев натравили (и продолжают) убивать украинцев во имя торжества одной идеологии над другой, вряд ли Донбасс захочет даже номинальной федерализации. Страна в самом центре Европы уже идет вразнос. □ ■ Автор — Алла Ярошинская

Admin: Вашингтон требует войны с РоссиейВашингтон заразил весь мир «неистовым безумием», пишет на своем сайте экономист и публицист Пол Крейг Робертс (Paul Craig Roberts). «Невежественные и коррумпированные» западные СМИ и «беспринципное дурачье» в европейской политике безосновательно обвиняют Россию в агрессии и отчаянно призывают к войне. По мнению автора, мир на Земле воцарится только с крахом таких «бестолковых образований», как НАТО и ЕС. □ □ ■ Вашингтон заразил весь мир «неистовым безумием», пишет на своем сайте экономист и публицист Пол Крейг Робертс. В качестве примера он приводит статью бывшего специального помощника директора ЦРУ в администрации Рейгана Герберта Мейера. В ней автор призывает к убийству российского президента Путина, не возражая при этом, если его «вынесут из Кремля вперед ногами с пулевым отверстием в затылке». ■ Показательными Робертс также считает заявления председателя Еврокомиссии Жозе Мануэла Баррозу, который исказил содержание телефонных переговоров с Путиным, приписав российскому президенту слова о том, что тот при желании «возьмет Киев за две недели». Автор считает, что глава Кремля не мог сказать таких слов, так как это в корне противоречит его «сдержанному и дипломатичному подходу» к урегулированию кризиса на Украине. Робертс также напоминает, что если не поступит опровержения, то Россия обнародует запись телефонных переговоров. ■ Если уж на то пошло, то российским войскам потребуется «не 14 дней, а 14 часов» для того, чтобы захватить всю Украину целиком, считает автор. В качестве примера Робертс приводит конфликт в Южной Осетии, когда российская армия в кратчайшие сроки разбила «обученную и оснащенную Америкой и Израилем» армию Грузии. ■ Автор также считает, что в Европе на данный момент нет серьезных политиков. У власти только «беспринципное дурачье», готовое пожертвовать всем ради собственной карьеры. Таким Робертс считает генерального секретаря НАТО Андерса Фога Расмуссена, который, будучи премьер—министром Дании, активно поддерживал незаконное вторжение американских войск в Ирак под предлогом наличия у Саддама Хусейна оружия массового уничтожения. ■ Расмуссен поставил всю Европу под риск уничтожения, считает автор. Генсек НАТО заявил о создании новых сил быстрого реагирования и огласил так называемый план действий по повышению боеготовности, что якобы является ответом на агрессию России в украинском конфликте. «Каким надо быть идиотом, чтобы вот так провоцировать ядерную державу?» — поражается Робертс. ■ Автор уверен, что у Расмуссена нет никаких доказательств этой агрессии. Россия стояла в стороне, когда марионеточное правительство в Киеве бомбило жилые кварталы, госпитали и школы, фабрикуя непрерывным потоком лживые обвинения в адрес Москвы. При этом руководство Кремля решило не включать независимые республики юго—востока Украины в состав РФ. Робертс полагает, что это было ошибкой со стороны Путина, но, возможно, время докажет обратное. В любом случае, продолжает автор, в насилии, которое совершается на Украине, виноваты именно США и ЕС, поддержавшие нацистский путч в Киеве. ■ Пол Крейг Робертс напоминает, что западная часть Украины была родиной украинских СС, которые воевали на стороне Гитлера. Сегодня боевики «Правого сектора» и других правых политических организаций носят их символику. Это те люди, которых поддерживают Вашингтон и ЕС, возмущается автор. Он предполагает, что если они и победят Россию, а это невозможно, то потом пойдут на Европу, как и спонсируемые из Вашингтона террористы ИГИЛ, которых натравили на Ливию и Сирию. ■ Робертс упоминает открытое письмо канцлеру Германии Ангеле Меркель от имени бывшего сотрудника АНБ США Уильяма Бинни и его коллег из ЦРУ. Они призывают ее не верить в лживые заявления Обамы на предстоящем саммите НАТО в Уэльсе и предупреждают, чтобы она не позволила втянуть Германию в конфликт с Россией. Автор скептически отнесся к этой инициативе, так как, по его мнению, Меркель представляет интересы не Германии и немецкого народа, а Вашингтона. На протестной акции в Дрездене ее называли «лжецом», «разжигателем войны», а также звучали лозунги «Нет войне с Россией!». ■ Автор статьи считает, что европейские политики получают деньги из Вашингтона. В качестве примера он приводит слова председателя диссертационного совета, которому сдавал кандидатский экзамен: «Деньги, мы даем им деньги… Мы даем европейским политикам кучу денег. Они продаются. Мы их покупаем. Они работают на нас». Автор добавляет, что этот человек занимал высокий пост в Пентагоне и выполнял задачу по свертыванию войны во Вьетнаме. ■ Робертс называет западные СМИ сборищем «журнашлюх», которые ретранслируют ложь Вашингтона, не удосужившись ее даже перепроверить, и отчаянно призывают к войне. По его мнению, в этом «борделе» царит «невежество и коррупция». В качестве примера он приводит несколько вырезок из статей Washington Post: «Путин, сильно раздосадованный потерей власти с крушением Советского Союза, «возродил тиранию Большой Лжи», чтобы восстановить Российскую империю». «В крушении малайзийского авиалайнера в июле» виновато «снабжаемое Россией ополчение на Украине». «Контролируемые государством российские СМИ» обманули россиян, представив ложные сведения о том, кто сбил самолет». «В отсутствии независимой и свободной прессы лишь немногие россияне знают, что на востоке Украины задействованы российские войска и вооружение без опознавательных и государственных номерных знаков на транспорте и униформе (как и в Крыму). Без свободных СМИ россияне вынуждены противостоять напору лжи». «Большая ложь мистера Путина показывает, почему так важно поддерживать свободную прессу там, где она еще существует, и такие СМИ, как Radio Free Europe, которые несут правду людям, которые в ней нуждаются». ■ Робертс считает, что если бы представленная в СМИ информация соответствовала действительности, то Украина бы уже давно была частью России, которой она веками и являлась, пока Вашингтон, воспользовавшись развалом Советского Союза, не попытался ее оторвать. ■ Автора волнует, сколько еще Россия сможет терпеть ложь и провокации со стороны Запада? Когда Кремль поймет, что дипломатичным и сдержанным поведением конфликт не разрешить? Россию постоянно обвиняют в военной интервенции, применяя против нее санкции и наращивая военное присутствие на ее границах. Автор считает, что в определенный момент Россия может действительно вторгнуться на Украину и устранить ту стратегическую угрозу, которая возникла из—за Вашингтона. ■ НАТО не сможет этому ничего противопоставить, считает Робертс. Немцы, помня последствия войны с Россией, свергнут «марионеточное правительство» в Германии. По мнению автора, «бестолковые образования» НАТО и ЕС, обслуживающие интересы Вашингтона в ущерб Европе, рухнут — и «на Земле воцарится мир».

Admin: ■ Не подлежит сомнению, что именно таких, как этот «эксперт по России» Йорг Химмельрайх, в статьях на своем сайте экономист и публицист Пол Крейг Робертс (Paul Craig Roberts) и называет «беспринципное дурачье»: ■ 03—09—2014Немецкий эксперт: НАТО должно указать Путину границы допустимогоНемецкий эксперт по России Йорг Химмельрайх считает, что страны НАТО должны быть готовы к отправке на Украину гибких оперативных групп. В интервью Deutsche Welle он заявил, что альянсу следует указать Москве границы. □ □ ■ Сотрудник бременского Университета имени Якобса, эксперт по России Йорг Химмельрайх поделился в интервью Deutsche Welle мнением о том, какой реакции следует ожидать от НАТО на действия России на Украине. □ Изменится ли НАТО в результате конфликта на Украине? Йорг Химмельрайх, эксперт по России из бременского Университета имени Якобса: Конечно, этот конфликт в значительной мере изменит альянс, ведь мы имеем дело с первым военным вмешательством в Европе после окончания Второй мировой войны. Разрабатывая долгосрочную стратегию, которая позволит быстро отразить удар, мы должны отдавать себе отчет в этом, а также в том, что подобное нападение Путина на Европу будет иметь долгосрочные последствия. □ Касательно краткосрочных мер: что конкретно должно сделать НАТО в ближайшие недели? Какие решения альянс должен принять на своем саммите? Йорг Химмельрайх: Он должен решить, что странам НАТО следует быть готовыми к отправке на Украину гибких оперативных групп, разумеется, с согласия Украины. Ведь речь идет, по сути дела, о нарушении Основополагающего акта о сотрудничестве НАТО и России от 1997 года, оно, правда, де—факто остановлено действиями, которые совершает Путин. □ То есть имело бы смысл расторгнуть это основное соглашение НАТО-Россия? Йорг Химмельрайх: Я бы не стал его расторгать, согласно нормам международного права, но стоит фактически приостановить его, что уже сделано. Это не перечеркнуло бы в будущем возможность проведения переговоров согласно международному праву в различных форматах. Но следует указать Путину границы допустимого. Это очень важно, поскольку иначе Путин пойдет дальше. Он уже говорит о Новороссии, в разговоре с Баррозу он якобы дал понять, что в случае чего мог бы взять Киев за две недели. Все это говорится не просто так, к этому следует относиться серьезно. □ Украина хотела бы получать оружие от НАТО или из отдельных стран альянса. Имеет ли это смысл в данной ситуации? Йорг Химмельрайх: Мы знаем, что армия на Украине - разношерстная команда, у которой, по сути, отсутствуют опыт и логистика. Так что вообще удивительно, что они так долго держатся. Необходим целый ряд мер — сюда относятся подготовка личного состава, организация логистики, коммуникационные сети, структуры принятия решений. Но, в конце концов, сюда относятся и оборонительные системы вооружений, — чтобы хотя бы дать Украине шанс. Какие государства НАТО будут заниматься этими конкретными вещами, пока неясно. Понятно, что Германия не будет в одиночку вырываться вперед. □ Вернемся к долгосрочным последствиям: как НАТО будет реагировать в долгосрочной перспективе и как в первую очередь этот кризис и реакция на него скажутся в будущем на НАТО? Каким будет альянс через 10—15 лет? Йорг Химмельрайх: Через 10—15 лет альянс будет таким, каким он уже когда—то раньше был. А именно, займет гораздо более конфронтационную позицию по отношению к России, чем можно было себе представить когда—либо после распада Советского Союза. Ведь Россия рассматривалась как стратегический партнер, это было проявлением сотрудничества между НАТО и Россией, в том числе и на уровне НАТО. Такого в обозримом будущем больше не будет. □ В Североатлантическом альянсе немцы всегда считались сочувствующими России, теперь их обвиняют в проведении своего рода политики умиротворения. Есть ли основания для подобного обвинения? Йорг Химмельрайх: На мой взгляд, что—то подобное имело место. Был же у нас очень характерный немецкий фан—клуб Путина с бывшими федеральными канцлерами от Социал—демократической партии Германии, послами на пенсии и генералами в отставке. В последнее время они, понятно, затихли. Я думаю, поэтому нас в настоящее время нельзя упрекнуть в большом сочувствии к России. В последнее время притих даже Восточный комитет немецкой экономики. Это уже значительное достижение. И это следует принимать в расчет при разработке всей стратегии отражения нападения неоимперской России. Мы должны заручиться поддержкой 28 стран ЕС, это займет определенное время. Санкции, введенные на уровне Евросоюза, новая ступень которых должна быть принята на следующей неделе, — знак того, что Германия готова серьезно говорить с Россией.

Admin: ■ 05—09—2014Международная уголовная коллегия требует для Киева трибунала■ Юристы Международной уголовной коллегии — специализирующейся на уголовном праве и ведущих дела в Международном уголовном суде заявили, что требуют немедленного расследования преступлений против человечности, совершенных Киевом и его армией карателей. ■ Таким образом, «опора» международного уголовного трибунала присоединилась к мнению Amnesti International, Human Rights Watch и множества экспертов, правозащитников и журналистов, констатирующих — то, что устроила Украина с Новороссией, кроме как «карательной операцией», тотальным нарушением прав человека и уничтожением мирных граждан назвать нельзя. А за это, как известно, положен суд. Страшный. Но не божий, а международный — и называется он «трибунал». ■ Так доктор Джонатан Леви, опытный и широко известный член Международной уголовной коллегии заявил, что «незаконных действий, совершенных Киевом в ходе вооруженного конфликта на Украине, достаточно для того, чтобы учредить отдельный украинский трибунал по военным преступлениям». ■ В частности, Леви как юрист МУК «направил письмо в Международный уголовный суд с призывом расследовать снайперскую стрельбу на Майдане и массовую гибель людей в Одессе». В ответ, правда, международный трибунал, используемый (и, фактически, управляемый) западными странами отказался рассматривать эти преступления. Почему? А, дескать, нет «надежных свидетельств». ■ Мировая пресса уже сообщила, что по ее мнению «украинское правительство было заинтересовано в юрисдикции МУС только до тех пор, пока можно было приписать военные преступления на ее территории России, поэтому ни Одесса, ни АТО не были включены в украинское обращение в МУС». Как считает Леви, «МУС не начинает расследование на Украине, потому что Киев поддерживают США, ЕС и НАТО» и он собирается это изменить. ■ Напомним, что глава Amnesty International Салил Шетти выезжает на Украину — правозащитники заявили, что гуманитарная катастрофа в Донецкой и Луганской областях настолько очевидна, что игнорировать ее попросту невозможно. Он намерен рассмотреть вопросы о нарушениях прав человека, а также международного гуманитарного права всеми сторонами конфликта на востоке Украины, включая случаи неизбирательного применения вооружения, спровоцировавшие жертвы среди гражданского населения. ■ Ранее был распространен доклад представителей еще одной правозащитной организации. А именно — Human Rights Watch, представители которой посетили Луганск. «Правда такова, что местные жители подвержены ежедневным ужасающим бомбардировкам, большинство из которых противозаконны. И число жертв среди мирного населения постепенно возрастает», — заявил представитель организации Оле Сольванг. ■ Особое внимание правозащитники уделяют тому факту, что при обстрелах Луганска применялись кассетные боеприпасы. Представители HRW изучили обломки 122—миллиметровых ракет от «Града» и других артснарядов разных калибров (вплоть до 152 миллиметров). «Эти обломки были найдены в населенных районах. Там они ранили и убивали мирных жителей», — отмечают правозащитники. Они напомнили, что использование кассетных боеприпасов было запрещено в 2008 году. Однако Украина не вошла в список стран, присоединившихся к соответствующей конвенции. ■ О невероятном числе беженцев и массе погибших среди мирного населения недавно было сказано и в докладе ООН. ■ О нарушениях прав человека на Украине заявил и генеральный секретарь Совета Европы Турбъерн Ягланд. ■ «Первое, к чему я хочу призвать — необходимо немедленно положить конец кровопролитию и уменьшить накал риторики с обоих сторон, со всех сторон. Это было бы хорошим отправным пунктом и, в конечном счете, могло бы привести к прекращению насилия, огня, к обмену задержанных», — заявил он. Ягланд добавил, что «кризис, который происходит сейчас в Восточной Украине, — это не то, что должно быть в 21 веке». «Такие вещи должны принадлежать прошлому», — уверен он. ■ Еще раньше старейший американский журнал The Nation сообщал о гуманитарной катастрофе в Новороссии, вызванной жестокостью киевских карателей. ■ Добавим, что даже украинские СМИ — уже признавшие, что в Новороссии идет «карательная» операция — начинают понимать «да, у нас есть фашизм». И его — много. Кроме того, даже HRW, ОБСЕ, журналисты CNN и депутаты ЕС сообщают, что Украина нарушает всевозможные конвенции, применяя против ополчения и мирного населения, включая детей, запрещенные кассетные бомбы, фосфорные боеприпасы, разрывные пули. □ Источник — globalresearch.ca

Admin: ■ 03—09—2014Мы стали евреями для нового Еврорейха■ Я пока не о прекращении огня. Подожду - знаю, с кем дело имеем. А вот вообще о ситуации. ■ Хорошо, допустим, мы на секунду воспримем точку зрения наших оппонентов — что Россия таки вмешивается в украинский конфликт: гибридно, оружием, военно—отпускными частями, добровольцами и десятком псковских десантников, кричавших «ау» в чужом лесу. Именно за все это Россию нещадно наказывают евросанкциями до такой степени, что хотят посягнуть даже на святое — на футбол. ■ Но если все отлично знают, что Россию надо обязательно наказать за то, что она вмешивается, то тема — ПОЧЕМУ она вмешивается, как—то стыдливо выносится за скобки. «Ну... эта... ну ведь нельзя вмешиваться в дела суверенных государств (ой! а что ж тогда Запад всё это время делал?)... Хорошо: можно вмешиваться только с санкции мирового сообщества (ой! а Ирак, Югославия?)... Блин, короче — дайте Киеву добить сопротивление, а потом разберемся, в конце концов!!! Может, они и перегнули там, с карательством своим. Но сначала — не мешайте добить!». □ □ ■ Так, еще раз на секунду примем их точку зрения: почему в свое время Запад вмешался в косовский конфликт? Потому что с его точки зрения там одна большая нация применяла на своей территории военную силу против другой маленькой восставшей нации, убивая мирных жителей. Берем Википедию: «согласно версии албанских сепаратистов, представители югославских силовых ведомств устроили в селе массовую расправу над гражданским населением, убив 45 мирных жителей. Инцидент в Рачаке, поданный в этом свете, послужил поводом для НАТО впервые поднять вопрос о применении силы в отношении Югославии. ■ Смотрим там же, на Википедии список жертв трагедии 02 мая в Одессе — 44 фамилии (разумеется, он не полон, но речь именно о цифре). Убийства мирных жителей в ходе карательной опера... пардон! АТО сегодня в мире отрицает разве только последний идиот или московский либерал. ■ Итак. Если нехорошая Россия все же вмешивается, то — что же она хочет предотвратить? А у кого—то еще есть сомнения в том, ЧТО ждет восставшие регионы, если их — не дай Бог — «освободят» нацгвардейцы? ■ Да они женщину—депутата требуют расстрелять только за то, что она рассказала на официальном заседании высшего законодательного органа страны о том, как армия этой страны убивает своих граждан. ■ И что, «люди», которые радовались «шашлычкам» в одесском Доме профсоюзов, теперь вдруг станут жалеть тех, кто не сдался им все эти месяцы? Уж кто—кто, а воюющие на Юго—Востоке каратели прекрасно знают, что противостоят им там восставшие местные, прежде всего. Русские, по большей части, а, значит, подлежащие «зачистке». Кстати, трудно было бы придумать более точное название, чем «национальная гвардия», силовикам, объединенным по единственному — национальному, точнее — националистическому признаку. Националисты, готовые убивать сугубо по национальному признаку — идеальное оружие демократии. ■ А Россия, подлая, мешает. Многим, наверное, доводилось читать такие сюжеты в СМИ, когда какой—то очередной подонок выгуливал своего питбуля или еще какое четырехлапое оружие, и тот вдруг нападал на соседского ребенка. Увы, не удивляет, что мало кто рискнул вмешаться и заступиться. Особенно, если хозяин с серьезной «крышей» в бэкграунде. Но вот чтобы еще и применять «санкции» к тому, кто все же заступился — такое возможно только в международной политике. ■ Когда Запад посчитал, что наступление сербской армии угрожает жизням мирных косовских албанцев, он наплевал на всякие международные разрешения, на все прочие морально-материальные издержки, и стал тупо обстреливать ракетами Белград. По той же логике, строго говоря, НАТО должна была бы сегодня обстреливать Киев. Мосты, телецентры, инфраструктуру. Даже китайское посольство, на всякий случай, как в Белграде. И на этом всё бы сразу закончилось. На земли мир, и в человецех благоволение. Никаких санкций, никакой диспепсии у поляков от фруктового переедания, как и никакой анорексии у московских хамоноидов. Зато тысячи спасенных + долгое мирное урегулирование с учетом всех позиций и с участием всех заинтересованных - ведь ничто так не сближает, как общее участие в устроении чужой судьбы. ■ Впрочем, конечно же, всё закончилось бы гораздо раньше, без всяких бомбежек Киева. Достаточно было бы погрозить пальцем. Даже проще: где—то еще весной можно было вежливо так шепнуть на ушко — «Убивать низззя. Примета такая. Денег не будет». И всё. Ни горя, ни разрушений, ни серьезнейшего международного кризиса. ■ Отчего ж не шепнули? Да оттого же, отчего сегодня не бомбят Киев, а тогда бомбили Белград: есть свои, а есть чужие. Причем, уже даже не по признаку идеологии или режимов каких—то, а чисто по национальному критерию. Посмотрите на то, какими в голливудских фильмах изображают сербов, а теперь уже и русских. Я поздравляю собратьев — мы стали евреями для нового Еврорейха. А сербы, скажем — цыганами. С их правами можно не считаться. Их жизни, их беженцев, их пропавших без вести можно не считать. Их разрешено «зачищать» любым нацистам, их можно люстрировать, гнать «домой, в Кацапию», мочить запрещенными видами оружия, лишать тех прав, которые полагаются «арийцам» по всем международным конвенциям... ■ Ну а тому, кто мешает этому «орднунгу» — санкции. Конечно, лучше бы сразу «газенваген». Но, зараза, ядерное оружие мешает. Не успели уговорить прежнее нетрезвое руководство сбросить этот «ржавый балласт эпохи холодной войны». Вот и приходится сдержаться, за футбол и банки дергать. ■ И только «нацгвардии» дозволено вытворять то, о чем втайне мечтает «цивилизованный евросанкционер»: «Вчера котов душили—душили, душили—душили...» □ Автор — Олег Одинцовский

Admin: ■ 09 сентября 2014 года | Михаил ДелягинНеобходимо отодвинуть третью мировую войну от границ РоссииВыступление Михаила Делягина на открытии Всемирного Российского форума — 2014 ■ Фото: РИА Новости/ Валерий Мельников Несмотря на все трудности обсуждения российско—американских отношений, в нашей повестке дня стоят две задачи, которые, как мне кажется, вполне достойны нашего высокого собрания и ни у кого не вызовут раздражения. Первая вытекает из воспоминаний уважаемого председателя. 25 лет назад в гостинице «Арбат» представители США встретились с советскими гражданами. Сегодня в гостинице «Арбат» представители США встречаются с российскими гражданами. Думаю, мы все понимаем, что наша задача — сделать так, чтобы через 25 или даже через 5 лет в гостинице «Арбат» представители США не встречались с гражданами «московскими». Вторая задача чуть сложнее, поэтому позволю себе ее обосновать. Мы находимся сейчас в скверной и затруднительной ситуации. В самом деле: как развивать сотрудничество с людьми, которые развязали и ведут против вас войну, — пока в основном холодную, но сопровождающуюся артиллерийскими обстрелами не только новоросских, но и российских городов с убийством граждан России? И США весьма последовательно одобряют расстрелы наших городов и убийства наших граждан, а американские официальные лица очень четко и последовательно исходят из того, что им не важны факты, потому что во всем и всегда виновата Россия. Мы ощущаем себя сербами времен уничтожения Югославии, смертно виновными перед Западом в том, что мы вообще существуем. Мы вновь находимся в положении 2008 года, когда Саакашвили, опираясь на информационную и политическую поддержку Запада, а по ряду источников, — и на однозначные обещания военной поддержки, — попытался продолжить прерванный в 1992 году геноцид южных осетин, а агрессорами за это были объявлены мы. И сейчас я читаю, — не в подметном листке, не в Sun, даже не в Guardian, а в еще недавно респектабельном Foreign Affairs, — что эксперты все еще пока не доказали вину России в уничтожении малайзийского «Боинга», но всем понятно и не вызывает никаких сомнений, что в этом виновата именно Россия. И, зная качество работы и степень независимости современных экспертов, в том числе западных, я почти уверен, что они скажут не то, что было на самом деле, а то, что нужно. А зачем и кому нужно? Ведь вряд ли Обама, Меркель и прочие кое—где кое—кем все еще уважаемые люди любят нацизм, — хотя и риторика, и практика всецело поддерживаемого ими киевского режима являются безусловно и классически нацистскими. Скорее всего, Обама и другие организовали государственный переворот в Киеве, привели к власти заведомых нацистов и не только всемерно поддерживают, но и во многом направляют их террор отнюдь не потому, что они вместе с нацистами испытывают эстетическое наслаждение при виде смертных мук, цитирую, «пятимесячной личинки колорада». Для справки: так они называют пятимесячных русских детей, которых они убивают. США поддерживают нацистов по необходимости: просто потому, что других антироссийских, русофобских сил на Украине не существует в принципе. Если бы Гитлер напал на Россию сегодня, Обама помогал бы ему всеми возможными способами и послал бы ему на подмогу если не все вооруженные силы США, то значительную их часть. И здесь нет никаких двойных стандартов, не надо повторять эти странные формулы, стандарт один, и он вполне откровенен: русские — не люди. Люди, имеющие права человека, живут только в развитых странах и в странах, на которых госдепартамент США поставил «знак качества». Все остальные — «ватники и колорады», их можно бомбить, жечь и произвольно, просто по желанию, обвинять во всех смертных грехах. Почему так происходит? Можно по милой дипломатической привычке списать все на цепь обоюдных мелких ошибок, недопониманий и недоразумений: мол, поскольку трансатлантическая зона свободной торговли убьет Евросоюз, тот в порядке хоть какой—то компенсации за это интенсифицировал захват украинского рынка, да заторопился, пережал и уничтожил ненароком всю украинскую государственность. Кто—то в этом должен быть виноват, а не себя же обвинять? — а тут под руку удачно подвернулся Путин, который предпочел народное демократическое волеизъявление в Крыму интересам, связанным с неформальной зависимостью от Запада, и за Путина, чтоб не копаться в мелочах, стали мстить России и всем русским вообще… Однако подобное умозаключение не соответствует представлениям о минимальной разумности руководящих структур Запада. Ни Вашингтон, ни Лондон, ни даже Берлин еще не сошли с ума, еще пока не превратились в Киев. А за цепочкой мелких совпадений по значимым вопросам, как правило, должна стоять большая закономерность, — новая закономерность, поскольку мы ее пока еще не знаем. Чтобы найти новую закономерность, надо искать странности, не укладывающиеся в закономерность старую. Я таких странностей нашел две; наверное, их больше. Первая странность заключается в том, что обычный политик всегда думает о том, как он будет выглядеть, в том числе в истории, и потому старается не лгать в явной форме. Когда политик открыто, публично и откровенно лжет, как Обама, рассказавший нам о никогда не проходившем референдуме в Косово, который, тем не менее, для него более легитимен, чем реальный референдум в Крыму, и рассказавший нам о российских войсках на Украине на следующий день после заявления не кого—нибудь, а самой Псаки— «во всем виновата Россия», что никаких подтверждающих это данных у США нет, — это не патология. Как сказал покойный Лебедь, «глупость — это такой ум». И наглая, циничная, откровенная ложь Обамы — признак того, что ему безразлично, что о нем скажут потом. А это значит, что он уверен: никакого «потом» у него не будет, а будет что—то такое, что заслонит и заставит забыть любую его сегодняшнюю ложь, как невинную детскую шалость. Вторая странность заключается в том, что в Ираке, где кризис развивается одновременно с украинским, США не поддерживали созданное ими же светское правительство против исламистских боевиков до тех пор, пока этому правительству не помогла Россия. Бросились помогать только после того, как их ставленникам помогли мы, и вопрос об их выживании был решен. Конечно, непростой выбор: исламские фундаменталисты были созданы США точно так же, как и светские власти в Ираке. Но то, что США сначала не хотели помогать светским властям, означает одно: по каким—то причинам они отнюдь не против кровавого хаоса на Среднем, а значит — и на Ближнем Востоке. Каковы эти причины? Я экономист и, естественно, страдаю профессиональным шовинизмом. Стратегия США достаточно проста: с 2001 года они спасают мир, охваченный глобальным кризисом, и в первую очередь себя, от срыва в глобальную депрессию. Метод простой: экспорт под видом демократии сначала нестабильности, а когда она стала недостаточной, — и хаоса. Расширение его зоны пугает капиталы всего мира, особенно спекулятивные, те бегут в последнюю «тихую гавань» — к США — и временно поддерживают их экономику, в частности (но далеко не только), долговую пирамиду. Этот механизм исчерпал себя в Сирии: с одной стороны, распространению хаоса положен предел вооруженным сопротивлением, с другой — долги уже слишком велики, финансировать их больше нельзя (основная часть приходится на ФРС), их пора сжигать, а для этого нужна Третья мировая война. Ведь ФРС — не госбанк, который может действовать по принципу «кому я должен, всем прощаю», а выполняющий государственные функции консорциум частных банков. Списание госдолга обесценит их вложения в него, что в мирных условиях неприемлемо для их акционеров; значит, условия должны стать не мирными. Задача такого масштаба не по силам государству — оно сохраняет еще хоть какую—то ответственность. Ее появление на повестке дня означает, что на авансцену истории вышли глобальные монополии, манипулирующие государствами (даже американским) и свободные от ответственности перед человечеством в силу отсутствия у них налогоплательщиков, избирателей и масс влиятельных акционеров. Российская политика на Украине в той части, в которой ее можно оправдать, нацелена на то, чтобы любой ценой не допустить разжигания Третьей Мировой у наших границ и, соответственно, не дать втянуть нас в нее. Разжигайте ее, где хотите, — в Ираке, Саудовской Аравии, Израиле: мы не имеем возможности не допустить этого вообще. Но мы должны отодвинуть этот разверзающийся ад от своей страны. Поэтому объективная задача, которая стоит перед российской и американской общественностью сегодня, - и это вторая задача, которая объективно формирует нашу повестку дня, — так же проста, как и первая: не допустить Третьей Мировой войны с участием крупных ядерных держав. По—моему, она понятна и объединяет нас всех, без каких бы то ни было исключений… даже с пациентами нацистского дурдома на Украине. О том, что там происходит и как плохо мы это понимаем, свидетельствуют раздавшиеся здесь сетования уважаемого коллеги, который тревожится о том, сможет ли он через некоторое время позвонить своему другу в Аризону и поговорить с ним за жизнь. Я скажу честно, что от всего сердца завидую уважаемому коллеге и его проблемам. Потому что мы длительное время уже не имеем возможности позвонить своим друзьям не в Аризоне и даже не во Львове, а в Одессе, Киеве, Николаеве, Херсоне, Запорожье, Харькове, Полтаве и других городах, оккупированных нацистами. Потому что все, что мы слышим от огромной части наших проживающих там друзей, — это бессмысленный мат и истерические вопли. Огромная часть Украины сошла с ума, и большинство людей, имеющих там родственников и знакомых, уже столкнулись с этим. И когда наш коллега издает в Коломне местную газету, в которой его американский друг рассказывает о повседневной, обыденной жизни США, — нам всем не стоит забывать о том, что издание подобной газеты с рассказами о повседневной жизни России на основной территории нынешней Украины невозможно в принципе. Потому что издателя подобной газеты в лучшем случае изобьют, а в худшем он пропадет, и его знакомые будут бояться даже про себя вспоминать о том, что такой человек вообще был. Таков сегодняшний облик демократии, которую поддерживают и которую активно насаждают США, и я скорблю в этой связи отнюдь не о том, что Запад совершил в России имиджевое самоубийство, а о том, что это затрудняет решение нашей общей задачи отодвигания Третьей мировой войны, — если не во времени, то в пространстве. □ Автор— Михаил Делягин, директор Института проблем глобализации, д.э.н., издатель журнала «Свободная мысль» (до 1991 — «Коммунист»)

Admin: ■ 09—09—2014«Сдача» Донбасса или новая тактика России?■ Cо времени первых митингов в Донецке и других городах Новороссии то и дело множатся подозрения, что Новороссию «сливают». Они вспыхивают всякий раз после какого-нибудь политически значимого события вокруг ДНР и ЛНР. Вот и сейчас, во время минских консультаций, снова усилились разговоры об «окончательном сливе» Новороссии. Безусловно, невозможно не замечать тех трудностей, которые сопровождают становление Новороссии, в духе «все идет по плану», но попробовать разобраться в хитросплетениях вокруг Донбасса и Украины обязательно нужно. Что и постарался сделать специальный корреспондент Накануне.RU в Донецке. ■ Нельзя не отметить, что, если бы Новороссию «слили», уже к маю все митинги в Донбассе и других городах сошли бы на уровень, совершенно не опасный для хунты, а активистов просто переловили бы. А те, кого не похитили, прятались бы под вымышленными именами. Сейчас такое развитие событий кажется страшным сном, но многие в Донбассе до сих пор твердят, что их «сливают». Даже в то время, когда армия ДНР (!) вытесняет украинско—фашистские войска, хотя еще в марте безоружные люди голыми руками штурмовали местные админздания. Уже из этих соображений «теорию слива» можно отмести напрочь. □ □ ■ Давайте вспомним, что происходило после 06 апреля, когда была взята Донецкая ОГА. 07 апреля была провозглашена ДНР, забаррикадировавшаяся в одном—единственном здании Донецка, и первые две недели ее положение было критическим в том смысле, что ее можно было взять одним штурмом спецназа без больших жертв. То же самое было и с ЛНР. И однако штурм не настал… ■ Уже тогда можно было заподозрить о каких—то закулисных договоренностях между Москвой, Киевом и Ахметовым, согласно которым ДНР должна быть легитимизирована через референдум. Не случайно ведь сам Ахметов приезжал на переговоры в первую ночь существования ДНР, видимо, лично удостоверяясь, что процесс не выходит за допустимые рамки. Затем было еще несколько таких ночей, после каждой из которых становилось очевидным, что за всем этим стоят какие—то крупные игроки. ■ 12 апреля в Славянск из Крыма прибыла группа добровольцев под руководством Стрелкова, которая запустила силовой процесс взятия власти в городе в свои руки. Конечно, в Славянске тоже было недовольство хунтой, но в тот день, помню, подумалось: «При чем тут Славянск?» Теперь понятно, что Славянск выполнял роль громоотвода от Донецка и 2,5 месяца удерживал оборону, каждый день тратя «последний патрон». В тот же день 12 апреля в Киеве директор ЦРУ Джо Бреннан фактически дал отмашку хунте на проведение карательной операции против Донбасса, с чего и началась война. До проведения референдума она ограничивалась окрестностями Славянска. В тот момент важно было обеспечить проведение референдума в ДНР. ■ Ясно, что Ахметов был заинтересован в ДНР как в своем карманном проекте, с помощью которого он надеялся выторговать себе у хунты экономические преференции в обмен на усмирение «сепаратистов». Без его согласия референдум просто не состоялся бы. Его результатов ждала и Москва. Если с Крымом было все ясно, то в Донбассе не предпринималось никаких решительных шагов вплоть до 11 мая. Кремль ждал результатов… В этом и заключается сила российской позиции, что она опирается на народное волеизъявление Донбасса. Обвинения, что референдум обесценен последующим слабым участием народа в ополчении, не выдерживает критики. Ни в одной стране мира не набралось бы намного больше добровольцев в ополчение, начинающее войну почти без оружия против регулярной армии (советник Стрелкова Игорь Друзь неоднократно подчеркивал, что нужно удивляться не тому, что людей мало, а тому, что людей в ополчении так много). ■ После того, как Москва убедилась, что Донбасс настроен как надо, в ДНР был произведен минипереворот, в результате которого власть взял Бородай. Ахметов понял, что все пошло не по его плану, и бежал, начав из Киева тормозить государственное строительство в ДНР. Поскольку вплоть до начала июля Ахметов обладал реальной властью в Донецке через свои структуры и людей, то никакой организованной вертикали власти выстроено не было. В конце июня Россия попыталась последний раз договориться с хунтой о федерализации Украины, но переговоры были использованы хунтой только для подтягивания новых сил, которые вскоре обрушились на север ДНР. Поэтому Москвой было принято решение оставить Славянск, положение которого уже стало критическим, и переместиться в Донецк для наведения порядка в столице уже силовым путем, коль скоро мирным путем это не получилось. И нужно признать, что в существенной мере это удалось. ■ В середине июля ополчение начало наносить поражения войскам хунты на многих направлениях, но сбитый «Боинг» и резкое усиление военной помощи хунте, а также беспощадность бомбежек городов привели к тому, что положение ополчения стало очень тяжелым. Нависла реальная угроза отрезания ДНР от ЛНР с перспективой окружения и последующего разгрома. В конце июля Бородай улетел в Москву, где пробыл больше недели, так что поползли даже слухи о его бегстве. По—видимому, именно на рубеже июля и августа в Кремле и был принят тот план, который стал разворачиваться. ■ Россия окончательно убедилась, что ополчение само не справится, а в случае его поражения под боком возникает фашистское русофобское государство с криминализацией русских. В обмен на военную помощь Донбассу Россия отказалась от претензий на другие области Украины, заменив Бородая и Стрелкова на местных Захарченко и Кононова для легитимного представительства ДНР к моменту переговоров о компромиссном варианте. 01 сентября в общих чертах стало понятно, чего хочет Россия, и тут же понеслись очередные обвинения в «сливе» Новороссии. После всего перечисленного считать, что теперь Москва «уже точно сливает» Новороссию, полагаю неверным. Пока непонятно, к чему приведут переговоры, но обозначить государственные интересы России вполне можно. ■ Во—первых, Россия не может не понимать, что открытое военное вмешательство чревато большой войной между ею и Европой, которая на руку только США. Именно поэтому еще с марта Россия многократно заявляла, что это вариант исключен. ■ Во—вторых, Россия не заинтересована в разделе Украины до окончания строительства «Южного потока», а точнее, до его выхода на полную мощность. В противном случае транзит газа в Европу грозит не только подрывом репутации России и потерей важнейшего рынка (вернуться на потерянное место очень трудно), но и утратой мощного рычага влияния на Европу. При разделе же Украины западная ее часть просто прекратит транзит газа в ЕС при поддержке США, и повлиять на это Россия никак не сможет. В данный момент такой инструмент влияния на Украину есть — это Новороссия, и юридически «выводить» ее из состава Украины пока преждевременно. «Южный поток» начнет поставлять газ в ЕС в конце 2015 года, а выйдет на полную мощность в 2018 году. Вот тогда и можно будет приступать к активному разделу Украины, предварительно подготовив почву. Сейчас именно этот этап. ■ В—третьих, как бы Россия ни заявляла, что западные санкции ей нипочем, определенный ущерб экономике они наносят. Расчет Запада прост — натравить российских олигархов, терпящих убытки от санкций, на Российское государство, усилив в российских элитах заинтересованность в перевороте. Не считаться с этим Путин просто не может. В силу этого компромиссы неизбежны, и паника по этому поводу делу не поможет. Сталин более 10 лет вычищал иностранную агентуру. ■ В—четвертых, Россия по логике должна попытаться «выжать» из Киева и Запада признание Крыма российской территорией или как минимум замять эту тему в обмен на некоторые уступки по Донбассу. Об этом часто забывают. Тот факт, что это не озвучивается публично, вовсе не отрицает самой возможности. Если Запад и сделает это, то тихо и не сразу. ■ В—пятых, Россия своими мирными инициативами пробивает информационную блокаду, представая активным миротворцем, но никак не агрессором. Момент выбран как нельзя более удачно. Положение хунты плачевное, но не поддержать Россию она не может. Насколько плачевное — ясно из того, что Вальцман буквально за несколько дней согласился на все, что предложил Путин. ■ В—шестых, России наконец—то удалось то, к чему она призывала полгода, т.е. начать диалог Киева с Донбассом. Киев сел за один стол с «сепаратистами», хотя еще недавно отметал саму возможность этого. Это безусловная дипломатическая победа Москвы, теперь уже официально остающейся в стороне от этого «инклюзивного диалога». ■ Наконец, та позиция России, которая официально озвучивается, неизбежно является некоторой «равнодействующей» интересов всех сил внутри власти, в том числе явно антироссийских, которые спят и видят уничтожение всех русских в унитарной бандеровской Украине. Учитывая это, предлагаемый Россией компромисс (который, кстати, никто точно не знает) не может ни в коем случае выглядеть «сливом» Новороссии. И хотя понятно, что большинство в Донбассе хотят немедленного отсоединения от Украины, руководство России не может руководствоваться этими соображениями, а должно иметь в виду долгосрочную государственную перспективу. ■ Самое интересное то, что по здравом размышлении оказывается, что Россия ведет эту геополитическую партию последовательно и в своих интересах. Считаю, что здесь как нельзя более уместны слова 12—го чемпиона мира по шахматам Анатолия Карпова, который сказал так: «Партию можно продолжить двумя путями. Один из них — красивый тактический удар с вариантами, не поддающимися точному расчету. Другой — чисто позиционное давление, ведущее к эндшпилю с минимальными шансами на победу. Я без колебаний выберу второй путь». ■ Пусть не смущают здесь «минимальные шансы», речь идет именно о ВИДИМЫХ в данный момент глазу шансах. Но в том—то и мастерство гроссмейстера, что он видит на много ходов вперед, и «минимальные шансы» со временем приобретают все более неотвратимый образ для противника. Такой первоклассный стратег, как Путин, прекрасно понимает, что отделением Донбасса прямо сейчас Россия не только ничего не выигрывает, но и сильно ухудшает свои позиции на Украине. А неторопливость Путина и кажущийся «слив» Новороссии только подчеркивают, что он ведет битву за ВСЮ Украину, по меньшей мере за бόльшую ее часть. ■ Чего добивается Россия и весь Русский мир нынешней «сдачей» Донбасса? Что касается смысла самого «перемирия», то ситуация чем—то напоминает июнь 1941 года, когда СССР ввиду западного сговора был вынужден демонстрировать всему миру, что он не собирается нарушать договор 1939 года с Германией, даже понимая агрессивные планы Гитлера. Сейчас таким способом может стать демонстративное «молчание» Вооруженных сил Новороссии в ответ на огонь прохунтовских сил в течение того времени, которое Путин сочтет достаточным. Это вынужденная необходимость, призванная показать, что все обвинения России и армии Новороссии в агрессии беспочвенны. ■ Попробуем разобрать остальные выгоды, которые может получить Россия. Понятно, что липовое «перемирие» будет использовано обеими сторонами для улучшения своих позиций. Поэтому речь не о «перемирии», которое длительным быть просто не может, а о той линии, которую ведет Россия. ■ Условное статус—кво зафиксировано в очень невыгодной для Вальцмана ситуации, когда вскоре после обещаний взять Донецк и Луганск территория, контролируемая армией Новороссии, на самом деле существенно выросла. Буквально за две недели риторика «президента в законе» изменилась от «никаких переговоров с террористами» до обещаний пойти для Донбасса на «выдающиеся шаги по децентрализации». Последнее слово смущать не должно, тактический успех России оно не отменяет. Сам Вальцман оказался в ситуации несомненного политического поражения, сколько бы он ни пыжился на камеру о том, что «территориальная целостность» Украины будет неприкосновенна. А значит, внутри киевского режима неизбежно будут усиливаться противоречия. Радикальные силы будут требовать «окончательной победы» над «сепаратистами», что обязательно должно быть использовано Москвой с целью демонстрации агрессивных планов Киева. Поэтому документально закрепленное замораживание военных действий может стать эффективным инструментом расшатывания киевского режима. ■ Дело в том, что в народе антиолигархические настроения никуда не делись, просто их заглушили страхом перед Россией. «Майданный» запал не исчез, что очень важно в свете нависшего экономического краха Украины. Кем в этом случае выглядит Вальцман? Олигархом, пошедшим на договор с главным врагом всех свидомых укров. Одного этого достаточно, чтобы устроить новый переворот (не зря активизировалась Тимошенко). А в этих условиях Донбасс предстает миролюбивым регионом, готовым в любой момент к прекращению огня. Так кто разрушает Украину? ■ Со стороны России напрашивается также методичное выбивание из хунты денег на восстановление Донбасса, которых у нее нет, а если бы и были, то она все равно не дала бы — не для того Донбасс бомбили. Тем самым можно изящно выставить хунту главным интересантом разрухи в Донбассе, что просто нелепо в свете бесконечных заявлений, что это «украинская территория». ■ Непризнание Россией ДНР и ЛНР при обеспечении их фактической независимости означает только одно — Москва получает возможность начать переформатирование Украины через формально украинский, но фактически российский Донбасс. Это не «сдача» Новороссии, а подспудная заявка даже на большее. Самый легкий путь для России — это просто признать ДНР и ЛНР. Но что мы выигрываем? Ничего. Приобретая Донбасс сейчас, мы теряем остальные территории. Ибо для Харьковской, Запорожской и других будущих республик все нужно начинать заново. Тем более что к признанию Донбасса через время привыкнут (как привыкли к российскому Крыму) и пойдут новые обвинения в том, что оставили другие русские земли. О том, что Россия не имела планов признавать республики Донбасса новыми государствами, говорит тот факт, что главная должность в них — это не президент, а премьер—министр. К тому же в парламенте Новороссии 60 человек — по 30 от каждой республики. А сколько обычно заседает в парламентах? Правильно, парламент изначально задумывался на «вырост». ■ Россия приступила к фазе аккуратного демонтажа украинского государства. Спешить ни в коем случае не нужно. Этот процесс займет несколько лет, но к моменту окончания «Южного потока» он обязательно даст свои плоды. Положение хунты или любого другого «правительства» на ее месте отчаянное. Нет сомнений, что Путин выжмет из этого максимум. Все только начинается.

Admin: ■ 05—09—2014Турция собирается выйти из НАТО■ Популярная турецкая Milli Gazete пишет: «НАТО без Турции? Или вы скажете: «Турция без НАТО»? Все равно результат будет одинаковым. Как и возможные издержки этой ситуации! Для западного мира выход Турции из НАТО обернется самым страшным кошмаром, особенно в период, когда мир начинает погружаться в атмосферу новой холодной войны». ■ Это не только мое личное мнение. ■ В работе «Выиграть Турцию», которая вышла из—под пера одного из маститых экспертов по Турции в США Филиппа Гордона (Philip Gordon) и, в том числе, была опубликована на турецком языке, в качестве одной из двух опорных основ отношений Турции и Запада называется НАТО. ■ Другая основа — это переговорный процесс по вопросу полноправного членства в ЕС, который в последние годы существенно хромает. В своей работе Гордон исходит из сценария, при котором Турция «послала к черту» Запад и сожгла все мосты. Под «мостами», разумеется, понимаются НАТО и ЕС. Следовательно, особенно после холодной войны такая вероятность стала возникать на повестке дня Запада. ■ В этом контексте отношения Турции и ЕС являются неким полигоном. Хрупкость переговорного процесса имеет большое значение для США. Время от времени они вмешиваются, и зачастую это происходит тогда, когда позиция ЕС выходит за допустимые границы. Должно быть, многие из вас заметили, что в таких случаях, пусть и демонстративно, США «порицают» ЕС. ■ Всплеск враждебности к США и ЕС в турецком общественном мнении, «подмигивание» ШОС и стремление Турции к большей независимости, конечно, не ускользают от внимания Запада. США также отдают себе отчет в том, что политика Запада в отношении Турции больше не может оставаться прежней. ■ США осознают, что отношения Турции и Запада сводятся к попыткам продлить угасшую привязанность. С помощью серии шагов они стараются оттянуть неизбежный конец. В исторической памяти Запада до сих пор остается первый серьезный сигнал, который был дан в 1959 году. ■ Турция давно задается вопросом о том, что дают ей связи с НАТО. И основной вывод, к которому она приходит, заключается в том, что альянс — главная помеха в ее стремлении действовать в качестве независимого и сильного игрока. ■ Так, в ходе своего визита в Россию ныне президент, а тогда премьер—министр Эрдоган обратился к президенту России Путину: «Возьмите нас в ШОС». В основе этого заявления лежит не изнуренность переговорным процессом с ЕС, как принято считать. Это мощный сигнал, который через ЕС был направлен к НАТО и касался будущего отношений с альянсом. ЕС здесь выступает в качестве слабого звена. ■ Мы помним реакцию, которую через США продемонстрировал Североатлантический альянс в тот момент, когда Турция стала развивать независимые системы вооружений и в этой связи искать новые формы сотрудничества. Вместе с тем обнаружилось, что «наши союзники» по НАТО прослушивали нас и снабжали нас ошибочными разведданными. ■Что сотрудничество в НАТО дало Турции? Это система «ракетного щита», которой, на самом деле, она не хотела обладать. Другой вклад — войска и вооружения, которыми Турции нельзя было пользоваться для защиты своих национальных интересов. ■ С другой стороны, членство Турции в НАТО продолжает оставаться «проблемой доверия» в отношениях со многими государствами — прежде всего, с Россией, Китаем, а также другими странами, поддерживающими идею многополярности, и даже некоторыми соседями. ■ В результате Турция ограничена в своих действиях в процессе, который можно назвать «второй Ялтой», и каждой ее инициативе с помощью той или иной операции пытаются помешать. В этом состоит главное препятствие, которое делает невозможным создание исламского военно—политического союза! ■ Формирование нового облика НАТО происходит на основе старого; именно в том формате, к которому стремятся США. ■ Основной вопрос, который должен волновать Турцию в тот момент, когда НАТО принимает решение вернуться к концепции холодной войны, заключается в следующем: является ли ее «северный сосед» угрозой до сих пор? Ответ, который будет дан на этот вопрос, представляет собой колоссальное значение с точки зрения дальнейшего развития отношений Турции с Западом, Россией и другими странами. ■ В действительности, нынешняя конъюнктура дает Турции очень крупный козырь. Шаги, которые предпринимает Россия, в отличие от 1945 года, предоставляют Турции возможность действовать более независимо от Запада. Угроза изменила свое направление, счастливый случай — тоже. Важно суметь это увидеть и оценить. Только так может быть построена «новая Турция».

Admin: ■ Экономика • 2014—09—22Экономическая война Запада против России и возможные асимметричные ответы■ Экономические санкции Запада против России — это часть более обширного явления, а именно экономической войны. Одним из ударов такой войны стало, например, решение Гаагского суда о том, что Российская Федерация должна выплатить бывшим иностранным инвесторам нефтяной компании ЮКОС компенсацию в размере 50 млрд долл. Эта «мина замедленного действия» была готова ещё несколько лет назад, но взорвали её именно сегодня. Можно не сомневаться, что в самое ближайшее время Вашингтон, опираясь на закон FATCA (закон о налогообложении иностранных счетов), начнет бить по российским банкам, вменяя им в вину «пособничество» американским юридическим и физическим лицам, уклоняющимся от налогов. Наказанием в данном случае может стать, например, штраф в виде автоматического списания 30% сумм финансовых транзакций, проходящих через банковскую систему США. Ради победы в экономической войне против России Америка может начать также свёртывание программы «количественных смягчений»: это немедленно приведет к тому, что иностранные инвесторы рванутся из России за океан, обвалив российский фондовый рынок. Возможны и попытки Вашингтона, действуя при помощи ведущих банков Федерального резерва, хотя бы на короткое время обвалить рынок нефти и создать ту ситуацию, в которой в 1986 году оказался Советский Союз (резкое сокращение экспортной валютной выручки). Список методов и средств ведения экономической войны у Вашингтона обширен, а многие из них были апробированы еще во времена холодной войны против СССР. ■ Российский ответ на санкции Запада рассматривают обычно в плоскости встречных санкций, как, например, с запретом на ввоз сельскохозяйственных и продовольственных товаров. Эта симметричная мера (контрсанкции в ответ на санкции), несомненно, дала результат, но в сложившейся обстановке она может оказаться недостаточной. Ситуация такова, что действовать придётся нестандартно, используя лучший отечественный и зарубежный опыт ведения экономических войн, избирая асимметричный ответ, который позволяет добиваться полной победы. В данной статье рассматриваются два возможных асимметричных ответа России на санкционную политику Запада. □ Выход из Всемирной торговой организации □ ■ Оценки того, какие ущербы понесли и еще понесут западные фермеры и переработчики аграрной продукции после ответных санкций Москвы, различны. Фигурируют цифры, начиная от 5 млрд. евро, есть оценки в 10 и даже 20 млрд евро. Однако вопрос сейчас не в конкретных цифрах. Вопрос в том, что сегодняшние ущербы зарубежных товаропроизводителей — это фактически те ущербы, которых в результате своевременно принятых мер удалось избежать российским товаропроизводителям. Это те самые ущербы, которые возникли у российских аграриев после присоединения России к ВТО два года назад, когда иностранцам была отдана значительная часть российского рынка. Сегодня справедливость восторжествовала, но фермер опасается, что это не навсегда, поэтому и инвестиции в расширение производства делать не спешит. Наращивание производства идет в основном за счет незагруженных мощностей. А это обычно лишь 10—20%. ■ Напрашиваются более радикальные решения. На заседании Госсовета РФ 18 сентября президент В. Путин затронул вопрос о деятельности ВТО. Он назвал западные санкции против России нарушением базовых принципов Всемирной торговой организации. «Введенные против России ограничения представляют собой не что иное, как отказ от базовых принципов ВТО нашими партнерами, — сказал Путин. — Нарушается принцип равенства условий доступа стран к рынкам, игнорируется режим наибольшего благоприятствования в торговле, игнорируется принцип справедливой и свободной конкуренции». Президент подчеркнул, что делается всё это без какого—либо соблюдения норм ВТО. Фактически, сказал Путин, группа западных стран позволила себе в одностороннем порядке «зачеркнуть» ряд принципов и правил ВТО для России, которая, напомнил российский президент, входит в число шести крупнейших экономик мира. Продолжим эту мысль. ■ Поведение некоторых членов ВТО находится в вопиющем противоречии с нормами не только данной организации, но и всего международного права. Односторонние санкции США и Великобритании нелегитимны, они не получили одобрения Совета Безопасности ООН. По данным ООН, в начале XXI века эти две страны применяли те или иные односторонние экономические санкции против стран, в которых проживало 52% населения планеты. Почему ВТО закрывает глаза на то, что никакой свободы торговли в мире нет и в помине? Почему в ВТО ни разу не поднимался вопрос о наказании США и Великобритании? Между тем в ВТО имеются различные формы штрафных санкций. Полагаю, что Россия как полноправный член ВТО имеет право и должна поставить вопрос об исключении указанных двух нарушителей из состава организации. И в этом случае она могла бы продолжать оставаться в рядах ВТО. А если это не удастся, то просто покинуть ряды ВТО. Говорят, что процедура выхода из ВТО сложна, что, мол, придется выплачивать астрономические суммы компенсаций и штрафов. Спрашивается, с какой стати Россия будет выполнять сложные правила выхода, если организация живет не по законам, а «по понятиям»? Либо все выполняют нормы ВТО и международного права, либо Россия свободна от обязательств. И если Россия выйдет из ВТО, российский товаропроизводитель, вздохнув полной грудью, сможет дать достойный ответ инициаторам экономической войны. Говорят, что прецедентов выхода из ВТО еще не было. Почему бы не создать прецедент, которым, судя по некоторым признакам, готовы воспользоваться и другие члены этой организации? Тем более что это не будет выход в никуда. Имеются реальные альтернативы, в том числе Таможенный союз (ТС). Не исключено, кстати, что таким шагом Россия предупредит вступление в ВТО своих партнеров по ТС Белоруссии и Казахстана. □ Объявление дефолта по внешним долгам □ ■ Финансовая ситуация сегодня в России непростая. Снижение курса российской денежной единицы сигнализирует о повышенном спросе на иностранную валюту на внутреннем рынке. А спрос этот порождается общемировой ситуацией. В частности, инвесторы в ожидании сворачивания программы «количественных смягчений» в Америке и ожидаемого повышения процентных ставок на рынке США «пакуют чемоданы» и меняют рубли на валюту. Многие российские банки и компании в результате экономических санкций лишились возможности рефинансирования своих долгов за счет получения новых займов и кредитов (им разрешено пользоваться лишь совсем «короткими» кредитами на мировом рынке). Как и во время последнего финансового кризиса, возник риск банкротств российских банков и компаний или их перехода под контроль иностранных инвесторов и кредиторов. Пять лет назад этого удалось избежать, потому что государство пришло на помощь, был «распечатан» Стабилизационный фонд, из которого российские предприниматели получали жизненно необходимую валюту и сумели выжить. ■ Однако сегодня ситуация отличается от той, которая была в 2008—2009 гг. Во второй половине прошлого десятилетия наблюдалась интересная картина: сумма российских международных валютных резервов почти точно совпадала с величиной внешнего долга РФ. Не думаю, что это была случайность. Это было своеобразное планирование, которое предусматривало 100—процентное покрытие внешних обязательств России ее валютными резервами. Нет сомнений, что этим планированием занимались не денежные власти России, а зарубежные кредиторы. В последние годы внешний долг стал обгонять размеры валютного резерва РФ. Так, в середине 2014 года внешний совокупный (государственный и частный) долг Российской Федерации достиг величины 721 млрд долл., а величина международных резервов составила 467 млрд долл., в том числе валютная часть (без золота) — 423 млрд долл. Получается, что степень покрытия российского внешнего долга валютными резервами составила лишь 58,7%. Для должника это некомфортная ситуация. А вот для кредиторов она очень перспективна. Можно брать должника голыми руками. Если его давить до конца, он отбиться не сможет. Резервного фонда и Фонда национального благосостояния может не хватить на погашение внешних обязательств. Полагаю, именно здесь следует ожидать удара в экономической войне Запада против России. ■ Действовать в этой ситуации надо быстро, с опережением, нестандартно. А именно: объявить дефолт по внешним обязательствам, не дожидаясь, пока западные кредиторы начнут «потрошить» российские компании и банки. Каждый дефолт по-своему уникален. И этот тоже будет уникальным. Он будет объявлен не из—за неспособности погашать свои обязательства, а по причине того, что Запад своими санкциями ставит Россию в заведомо невыгодное финансово—экономическое положение. Здесь та же ситуация, что и с членством в ВТО: с какой стати Россия должна выполнять условия юридических документов (соглашений по кредитам и займам), если с нами поступают грубо, игнорируя основополагающие принципы международного права? Без малого сто лет назад Советское правительство объявило, что отказывается платить по довоенным долгам царского правительства и военным кредитам царского и временного правительств (всего на сумму около 18 млрд золотых рублей). Между прочим, для такого шага были весьма веские основания юридического свойства. Это был превентивный дефолт, хотя такого понятия ещё не существовало. Думаю, нам еще не раз придется вспоминать опыт Советской России, против которой Запад вел почти непрерывную экономическую войну. ■ Следующим шагом после объявления дефолта может быть постановка Западу условия: обсуждение вопроса российских внешних долгов может начаться лишь после полной отмены экономических санкций против РФ. А если это условие будет выполнено, могут быть предъявлены требования возмещения ущербов, которые Россия понесла в результате санкций. Опять напомню историю: в 1922 году на международной конференции в Генуе Запад «выкатил» Советской России требования по внешним долгам на 18 млрд золотых руб., а Москва ответила встречными требованиями Западу на 39 млрд золотых руб. Это были ущербы и упущенные выгоды, которые Россия понесла в результате интервенции «союзников» и организованной ими экономической блокады. ■ Если же партнёры России готовы будут и дальше с нами сотрудничать, мы, пожалуй, предложим им провести реструктуризацию нашего внешнего долга с учетом тех «неприятностей», которые они доставили нам введением своих экономических санкций. ■ Можно предложить и другие асимметричные ответы, но, пожалуй, самым эффективным из них будет импортозамещение, о котором говорил президент В. Путин на заседании Государственного совета 18 сентября. Если говорить в других терминах, речь идет об индустриализации. И тут России есть чему поучиться у самой себя. За десять лет (1929—1939 гг.) в ходе индустриализации в СССР было построено почти 10 тысяч предприятий. Страна получила мощную, самостоятельную экономику, благодаря которой она вышла победителем из Второй мировой войны. □ Автор — Валентин Катасонов, профессор, д.э.н., председатель Русского экономического общества им. С.Ф. Шарапова

Admin: ■ 19—09—2014Украинский Зомбиленд: взгляд изнутриПервая частьКаждую осень я езжу в Киев. Когда по делам, когда — просто так. Решил и в этот раз не нарушать традицию. Спросил у местных, есть ли проблемы со въездом? Сказали, что нет, главное, не говорить, что журналист, иначе стопудово завернут. Ну и ладненько, тем более, что я никаким боком не журналист. □ □ ■ Однако еще в аэропорту Пулково (Санкт—Петербург) я уже несколько напрягся. На пограничном контроле мой паспорт изучали под лупой в прямом смысле слова, выспрашивали, куда, зачем и на сколько я еду, куда—то трижды звонили с докладом и дважды что—то долго проверяли на компьютере. Возвращая мне паспорт, тетка—пограничница уверенно сказала, что хохлы меня на Украину не пустят. — Да, точно не пустят, — включился в разговор какой—то мужик в штатском и даже без беджика, который тут вел себя, словно начальник, — Они в день по 20 человек к нам обратно депортируют. А у вас даже обратного билета нет. Куртка у вас слишком теплая, не по сезону, защитного цвета, рюкзак слишком большой, в тон куртке… Вы туда не хулиганить ли едите? — Ага, а еще у меня борода густая и лысина свежевыбритая, очень это все подозрительно выглядит, — попытался сострить я, чтоб поскорее отделаться от навязчивых контролеров. Шутка эффекта не возымела. Но претензий ко мне погранслужба не имела, и я прошел в зону досмотра. Куртка, блин, не по сезону им. У нас в Сибири уже снег с неба падает, если чо. ■ В киевском аэропорту «Борисполь» пограничники были еще менее дружелюбные. — Цель вашего визита? — Встреча с товарищами по интересам. — По каким интересам? — По научным. Для обмена материалами и мнениями. — Что за товарищи? — Такой—то и такой—то. — Они вас встречают? — Нет. — Почему? — Они на работе. — Где намерены остановиться? — Нигде, я на полдня в Киеве. — Где обратный билет? Когда вылетаете? — Я не лечу обратно. — Это почему же? — Я на поезде поеду. ■ Суровый укро—погранец на этих словах насторожился еще сильнее. Наверное, потому, что железнодорожные билеты на Украине продаются без паспорта, и он уже, вероятно, живо представил, как я прихожу на вокзал со своим большим и подозрительно пустым рюкзаком и прошу в кассе билет до Луганска. — Куда вы собрались ехать? — В Москву. — Зачем? — спросил он, видимо, по инерции, и, не дождавшись ответа, потребовал стальным тоном: — Предъявите документы, подтверждающие цель вашего визита! — Какие могут быть документы? — Я не знаю. — Вы хотите, чтоб я предъявил вам то, не знаю что? ■ Повисла пауза секунд на 15. Погранец явно иссяк. Процедив ледяным тоном «Следуйте за мной», он привел меня в коморку, где сидела хамоватая тетка лет 35 с погонами старшего лейтенанта (хотя, у них звания, конечно, могут быть и другие). Допрос повторился почти слово в слово с той лишь разницей, что хамоватая бабенка, настойчиво интересовалась, сколько у меня с собой денег. Дескать, сейчас всякий прибывающий на Украину должен иметь денежные средства в размере 23520 гривен (более 2 тыс. долларов) на месяц пребывания, причем наличными. А нет денег — гоу хоум. Я ответил, что приобрести гривны, не прибыв на территорию Украины, я не могу, а если ей так принципиально важно убедиться, что мое материальное положение позволяет мне путешествовать по такой небогатой стране, как Украина, хоть целый год, я готов предоставить ей выписку о состоянии карточного счета, датированную сегодняшним числом, как то и требует украинское законодательство. — Не надо, — злорадно заявила бабенка, — Потому что мы вынуждены вам отказать во въезде на территорию Украины, так как вы не можете подтвердить цель своего пребывания. — Не понимаю, как я в принципе могу подтвердить цель своего визита, если, например, хочу осмотреть частным порядком достопримечательности древнего города Киева? — не унимался я, — в Законе Украины «О правовом статусе иностранцев», регламентирующем въезд в страну, не содержится требований подтверждать цель визита в страну. — Это не мои проблемы, что вы что—то не понимаете, — резюмировала погононосная тетка, у нас с марта все по—другому. На этой пафосной ноте она с торжествующим видом выложила на стол три бланка, которые должен подписать, чтобы быть депортированным. После меня препроводили в «аквариум» (помещение со стеклянными стенами), в котором с печальным видом прозябали с десяток таких же, как я депортируемых. ■ Ага, эти укро—дебилы еще удивляются, что у них туристический и воздушный трафик усох вдвое. С таким, ептать, уровнем гостеприимства я удивляюсь, как к ним вообще еще кто—то ездит. Если в нормальные страны туристов заманивают всеми возможными способами, потому что они приносят деньги и создают рабочие места, то Украина предпринимает усилия, чтобы отбить всякую охоту туда ехать. Ебанулись, однако. ■ Вспомнилось, как на одном из украинских сайтов я на днях увидел объявление: «Иностранным гражданам предоставляется скидка 5%. Для граждан РФ наценка 10%». Вы можете представить себе капиталиста, который откажется от прибыли? Прибыль — это святое, но майданутые украинские капиталисты готовы назло москалям даже разориться. Это на самом деле так. Весной заказывал на одном заводе детали, так пришлось это делать через посредника, потому что изготовитель наотрез отказался что—то продавать гражданину Путинистана. ■ Даже посреднику он сначала упорно отказывал, заподозрив, что тот работает на врагов нации, уж слишком совпадали параметры его заказа с моим. ■ И вот, сижу я сейчас в «аквариуме» уже почти сутки и наблюдаю следующее. Во въезде украинские власти отказали трем африканцам — алжирцу, конголезцу и эритрейцу (почему — выяснить не удалось, ибо по—алжирски и по—эритрейски никто из всех прочих депортируемых не шпрехал) и палестинцу. Особенно не повезло одному афганцу, который приехал к жене, проживающей на Украине, но что—то у него было не в порядке с визой. Это ж надо — проделать путь из Кабула через Турцию, чтоб так обломаться в финальной точке своего путешествия! ■ Остальные лица, а это более 10 человек, чье присутствие на Украине власти признали нежелательным, были гражданами РФ. Причины? Да не обязаны укро—власти никому сообщать эти причины. Нет никаких причин. Какой—то дерганный мужичок причитал, что его не пустили к больной матери, которой он вез очень нужное ей лекарство. Погранслужба Украины посчитала это недостаточным основанием для поездки. Паренек лет 18 ехал к родственникам. Ага, тоже не смог «подтвердить цель визита». И вообще, очень подозрительно, что у гражданина России родственники живут в Луцке. ■ Мужик из Омска был на взводе, и почему его не пустили в свободную и демократическую, ни разу не фашистскую Украину, я выяснять не стал. Но его крайне возбужденное состояние было понятно. Он прилетел в Киев из Омска. А депортируют украинские власти непонравившихся им гостей исключительно в тот пункт, откуда пассажир прибыл. Следующий прямой рейс из Киева в Омск намечался примерно… никогда. Сидел омич в отстойнике уже не первые сутки. Конечно, можно было легко купить ему билет с пересадкой в Москве, но тут возникли бюрократические сложности непреодолимой силы. Укро—погранцы заявили, что депортацию они производят только авиакомпанией той страны, какой пассажир прибыл, причем стыковочные рейсы обязательно должны быть одной авиакомпании. Почему — хуй знает, но с их слов выходило как—то так. ■ Впрочем, на свои деньги недопущенный на святую украинскую землю путешественник мог купить билет куда угодно и улететь когда угодно. Мне в этом смысле не повезло. Потому что единственный рейс в Санкт—Петербург сегодня выполняет украинская авиакомпания, а они то ли принципиально не предоставляют возможность гражданам ненавистного Путинистана вернуться на родину, то ли еще что, но погранец, который сторожил нас, репатриантов, на мои вопросы относительно сроков моей депортации гаденько процедил: «Нет, украинские компании вас на борт не возьмут. Вы прилетели авиакомпанией «Россия» — ею и улетите… Если места будут». ■ Впрочем, не могу сказать, что укро—пограничники позволяли себе какие—то явные издевательства над русскими. Они даже давали позвонить по сотику, если их хорошо попросить. Правда при этом строго предупреждали, что телефоны стоят на прослушке и ничего лишнего говорить нельзя. Один сержант вообще оказался довольно приличным человеком, даже как бы извинялся передо мной: мол, неудобно ему за страну, что вот так Украина негуманно относится к бедолагам африканским, которые сутками без жрачки сидят. Да и политически ангажированные напряги с русскими ему тоже не нравились. В целом служивые были профессионально беспристрастны и неприступны. Но интонации у многих стражей державного кордону проскакивали крайне недружелюбные. Какой—то пограничный начальник средней руки специально явился в «аквариум» по мою душу. Попытался доколупаться до моей куртки. Типа она военная, хотя что в ней военного, ума не приложу. А была бы и военная, его какое собачье дело? Не найдя во мне желания с ним беседовать, он с недовольным видом удалился. ■ Нет, дело вовсе не в «военности» моей куртки, отсутствии обратных билетов или двух штукобаксов налом «на карманные расходы». Только что привели в отстойник двух коммерсов средней руки из Москвы. У них имелось все — командировочные удостоверения, приглашения от принимающей стороны, обратные билеты, солидный кеш, да и одеты они были так, как будто только что опустошили бутик в дьюти—фри — никакого подозрительно военного зеленого цвета в одежде. Но и им во въезде отказали без всякого объяснения причин. Коммерсанты немного повздорили между собой. Один (видимо, босс) обвинял другого, что тот втянул его в авантюру и потащил в какую—то Сомали. Это он так ласково охарактеризовал «цэевропную» Украину, видимо намекая на уровень царящего здесь постмайданного беспредела. Его очкастый товарищ растерянно бормотал, что постоянно ездит сюда по этим же самым документам, и ни разу никаких проблем не возникало. ■ Потом коммерсанты о чем—то пошептались и очкарик попросил аудиенции у самого большого пограничного начальника, какой только сыщется в аэропорту. Его увели. Наверняка пошел взятку предлагать — предположил я. Когда тот вернулся, он был в высшей степени растерян. Я спросил, в чем дело. Очкарик сказал, что пограничный начальник мотивировал отказ в праве въезда на Украину тем, что дескать, погранслужбу Украины об этом попросила… российская ФСБ. — По—моему, он обкуренный, — заключил мой собеседник, — Какая, нафиг ФСБ? Во все страны меня пропускают свободно, и ФСБ ни разу не возражала, а тут черте что… ■ Нет, пограничный начальник вряд ли был обкурен, но отказать себе в удовольствии поиздеваться над клятыми москалями не смог. Так что, дорогие сограждане, если желаете испытать на себе все прелести украинского гостеприимства, то добро пожаловать в майданутый Зомбиленд! ■ Кстати, о майданутых. Только что по транзитному залу проскочила группа настоящих живых бандерлогов — в шарфах свидомых цветов, гогочущих и орущих хором жуткими голосами «Слава Украине!». Это они, видимо, встречали очередной рейс из Кацапии. То, что рейс был из РФ, можно было судить по тому, что вскоре к нам привели еще двоих невъездных русо туристо, но уже через несколько минут за ними пришел конвой и их увели. Омича тоже выкрикнули на выход с вещами. Следом увели коммерсантов, которых я про себя прозвал «твиксом». Тем временем негр и два араба устроили в «аквариуме» молельню — видать, пришло время свершать вечерний намаз. Коврик для молитвы на всех был только один, поэтому молились они по очереди, но тихо и торопливо, деликатно пристроившись в уголке. ■ Афганца тем временем увели на рейс до Стамбула. Он чего—то торопливо лапотал на языке, отдаленно похожем на английский, но погранцы полиглотами не были и повторяли только «нот андестенд». Я понял лишь одно слово, которое он повторял многократно — «виза». Пока с нами был омич, он пытался переводить погранцам эмоциональные спичи афганца, поэтому кое—что нам стало известно про его жену на Украине, к которой он приехал из Кабула. Но его объяснения про визу не смог перевести даже сибиряк. ■ Да, кстати, многие спрашивают, не в тюрьму ли СБУ меня закрыли. Нет, меня вообще не закрыли. Формально я границу Украины не пересек и поэтому СБУ не интересен. Я типа свободен, как ветер в поле, только паспорт отобрали. Вот примерно так же Сноуден куковал в аэропорту Шереметьево в Москве, только у него паспорт не отобрали русские пограничники, а аннулировали власти США. И еще к нему конвой не приставляли. ■ Вообще—то тюрьма в каком—то смысле получше будет — там можно на шконке полежать, телевизор поглядеть, чайку заварить. Кормят, опять же, шашки и шахматы всегда найдутся, да и вообще атмосфера куда более непринужденная. Но одно плохо — в тюрьме в отличие от аэропорта нет халявного вайфая и еще там курят зеки ацки, а я люблю свежий воздух. Тут же ни пожрать, ни попить, иначе как говенные бутерброды со склизским хлебом в дьюти—фри (цены соответствующие), куда проголодавшихся репатриантов водят под конвоем. Ходил туда днем вместе с арабами. Те запросились еще и в смокинг—шоп, курюхи купить, то есть. Вышли оттуда без сигарет и с округленными глазами. Видать, цены впечатлили. И насчет побатонить (то есть предаться долгому приятному сну) в «аквариуме» тоже напряжно — сидушки жесткие и узкие. ■ У африканцев, похоже, ноу мани. Ладно, СССР всегда был другом третьего мира, поделились с ними пайкой. Они сказали сенкью. Да, кстати еще одна примета нового времени — обменники в Борисполе не принимают рубли. Раньше, помню, обменивали, а сейчас — нет. Так что если вам все—таки вдруг позарез надо ехать на Украину, то не надейтесь на банковскую карту (у меня из двух одна здесь теперь не работает) или рублевую наличность, берите баксы или евро. Иначе, если «зачистят» на паспортном контроле, заподозрив в вас диверсантов ГРУ, будете куковать в «аквариуме» без жрачки, табака и воды. □ Охренеть № 1! □ ■ Оказывается, палестинец сидит здесь уже 10 суток и 4 дня не хавал (с его слов). Не может улететь на родину, потому что там война. Никакая другая страна его не принимает. □ Охренеть № 2! □ ■ Негра, который молчал весь день, прорвало. Он начал возмущаться и задавать обычные для репатрианта вопросы: сколько он еще будет тут сидеть, когда его отправят, где его документы, какие к нему претензии и т.д. Оказывается, он профессиональный футболист, родом из Конго, играет за китайский клуб, пытался показать погранцу ролики на Ютьюбе со своими лучшими голами. Тоже сидит хрен знает сколько. Требовал вернуть ему какие—то документы, без которых он не может воспользоваться своими деньгами. Или карта банковская у него была вложена в паспорт, который отобрали. Но факт, что он тоже голодный. ■ Сгонял под конвоем в буфет за говносендвичами во имя дружбы народов. Конвоир сказал, что «Конго» встрял из—за того, что у него нет транзитной визы. Сажают в самолет в каких—то ебенях без визы, потому что там всем похуй, а тут этого футболиста, который не понимает, в чем провинился, сажают в кутузку, документы отбирают, и перспективы у него теперь весьма туманные. А еще, говорит он, бывает, что пограничники документы отбирают, отдают в авиакомпанию для оформления билета, а их там теряют. Это — ваще жопа. Человек как бы есть, но как бы его нет. Кто он — никто не знает (личность без документов не установить), что с ним делать — тоже. □ Охренеть № 3! □ ■ Я, оказывается, стал понимать английский на слух. Всего—то день в «аквариуме», а как уже наблатыкался. «Тунис» ко мне уже пару раз обращался с просьбой помочь ему вайфай подключить, который глючит. Сам он говорит по—арабски, по—французски и по—английски, но в компах не шарит. Интерфейс у него на французском. Ничо, разобрался. Еще неделю здесь прочалюсь, так вообще штатным толмачом на нашем кичмане стану. Но, нафинг, нафиг, конечно. ■ Ладно, пойду дрыхнуть на лавку. Завтра продолжу обличать гидру укро—фашизма. □ ■ Автор — Алексей Кунгуров

Admin: ■ 21—09—2014Украинский Зомбиленд: взгляд изнутриВторая частьВчера меня депортировали на родину. Рассказ про мой личный опыт общения с укро—зомби и с нашими органами по возвращении продолжу потом, а пока небольшое лирическое отступление о том, откуда на земле все—таки появились майдауны. □ □ ■ Многие впечатлительные сограждане, почитав украинские сайты и коменты свидомитов, недоуменно спрашивают: они что, реально там все ебанулись? И сами же себя успокаивают: мол, не могут все враз настолько слететь с катушек, не могут все одновременно стать такими кровожадными русофобствующими зомби. Мы же братские народы. Это, дескать, лишь бандеровское отродье резвится. Просто свидомиты, наполучав люлей в Донбассе, сублимируют свой великий обсер, беспрерывно строча фашистские коменты для поддержания в себе нужного уровня фанатизма. ■ Ну, типа, не может братский украинский народ ни с того ни с сего вдруг возненавидеть русских и Россию, тем более, что Россия уже сотни тысяч беженцев у себя приняла и гуманираные колонны посылает, и мирный план Путин предложил, чтоб спасти Украину от полного краха. Да и вообще, большинство жителей Украины проживает в русскоязычных юго—восточных регионах, и хотя бы только поэтому майдауны не могут составлять там большинство. ■ Нет, ребятки, я вынужден вас разочаровать. Украинский народ ни дня не был дружественным русскому, собственно, его и создали в качестве пушечного мяса для борьбы с русскими. Граждане нынешней Украины ебанулись совершенно реально, искренне, фанатично и массово. Сохранили здравомыслие ничтожное меньшинство. И этническая принадлежность тут никакой роли не играет. Украинец — это вообще не национальность, это — диагноз. Главный признак этнической идентификации — язык. Так вот, настоящие, я подчеркиваю — настоящие украинцы, украинцы первого сорта, говорят, читают, пишут и думают на русском языке. Украинский для них — фетиш. Вот несколько конкретных фактов, которые я лично наблюдал. □ Факт первый □ ■ Еще в первый приезд на Украину меня удивила такая странность: в автобусе между собой знакомые люди общались на русском, а к незнакомцам обращались по—украински. Сложилось впечатление, что они стесняются предстать в глазах чужих людей москалем. Это можно образно представить так: дома человек может ходить в рваных трусах и не стесняться близких, но выйти в таком виде на улицу считает недопустимым. Так вот, русской культуре на Украине навязана роль рваных трусов. Известен феномен двуязычия, когда человек совершенно свободно общается на двух языках и порой даже не замечает, как переходит с одного на другой. Двуязычие — пример, когда одна культура дополняет другую. Но описанный выше феномен — это не двуязычие, это самая настоящая языковая шизофрения, когда одна культура отрицает другую. □ Факт второй □ ■ Один кандидат на выборах в Верховную Раду в 2012 г. выступил на ТВ с обращением к своим избирателям на украинском языке. Начал свой спич он со слов «Оскільки я йду у Верховну раду, то розмовляти буду державною мовою». В чем тут прикол? Да в том, что дело происходило в русскоязычном городе Харькове, где по—украински на публике не говорят даже настоящие украинцы. И, самое главное, сам кандидат был абсолютно русским человеком, с русским именем и фамилией, родившимся в Сибири в русской семье. В Харьков он приехал учиться в универ еще в советское время, остался жить, работал в газете, которая выходила на русском языке. ■ Но 20 лет незалежности и укропропаганды не прошли даром, и этот человек искренне уверовал, что Украина — страна, где каждый мечтает выдавить из себя кацапа и стать украинцем. Поэтому он написал текст своего выступления по—русски, перевел на украинский, выучил наизусть и оттарабанил. Он гордился тем, что оттарабанил так, как не всякий урожденный украинец сможет. То, что речь у телезрителей никакого успеха не имела, его совершенно не расстроило. Его вдохновляло то, что он смог прилюдно совершить акт разрыва со своим кацапским прошлым. Вот именно такие люди — настоящие, первосортные украинцы. Вы все еще полагаете, что украинец — это национальность? □ Факт третий □ ■ Помимо настоящих на Украине живут еще и ненастоящие украинцы, украинцы второго сорта. Это такие украинцы (вообще—то, русские как бы), которые украинским языком не владеют совсем. Ну, то есть понимать — понимают, конечно (и я его стал понимать после месяца житья там), некоторые его даже в школе «проходили», но ни говорить, ни, тем более, писать по—украински не в состоянии, а укромовные книги, прессу или кино они полностью игнорируют. Но это нисколько не мешает им совершенно искренне считать себя украинцами и столь же искренне ненавидеть все русское. Один такой знакомый с гордостью рассказывал, что его дети, которые и родились, кстати, в России, знают украинский язык лучше, чем он, а скоро он их отдаст в гимназию, где даже алгебру и химию преподают на державной мове. Ну, то есть алгебру и химию детишки знать не будут, зато вырастут щирыми украинцами. Но это вряд ли, конечно. Самое большее, его дети перейдут в категорию настоящих украинцев, о которых было сказано выше. ■ Еще один мой знакомый из числа второсортных украинцев, когда я его одергивал, что мол ты сам москаль стопроцентный, и твоя показная русофобия выглядит довольно странной, объяснял свою позицию так (передаю почти дословно): — Ты пойми, если я русскоязычный, это не значит, что я русский. Я — русскоязычный украинец и русским я никогда не стану, так же как франкоязычные гвианцы и синегальцы никогда не станут французами. Я не русофоб и ничего не имею против русских, когда они сидят в зоне своего естественного ареала обитания. Но если «русский мир», расширяясь, хочет уничтожить Украину, я русню буду выжигать под корень. Если надо — вплоть до Тихого океана. ■ Как говорится, ноу комент. Человек родился в русской семье (точнее, советской), носит русское имя и фамилию, разговаривает, пишет, читает и думает только на русском языке, но при том этот ни разу не русофоб готов (пока только на словах) выжигать русню вплоть до Тихого океана. Мне почему—то кажется, что по уровню варварства и шизоидности сознания украинцы второго сорта значительно превосходят первосортных украинцев. □ Факт четвертый □ ■ Справедливости ради скажу, что в мире существует еще и такой редчайший вид, как украинец высшего сорта. Это, если утрировать, такой украинец, который не говорит по—русски. Тот, который русскую речь понимает, но разговорного навыка и навыков чтения—письма не имеет. То есть русский язык для него иностранный в прямом смысле этого слова. Соответственно, и личность его сформирована вне поля русской культуры. ■ Таких, конечно, немного. Я за все время встретил такого только один раз. Это был паренек, на вид лет 16—ти, родом из Ровенской области. Себя он гордо называл украинским националистом. Кстати, за то время, что мы общались, никакой враждебности к себе я не чувствовал. Наверное, потому, что украинцу высшего сорта не надо бороться с москалем внутри себя, он не испытывает комплекса национальной неполноценности. Я попросил юношу рассказать о своих политических взглядах. Тезисно они выглядят примерно так: — Украина — колыбель белой цивилизации наравне с Грецией и Римом, древние украинцы — это арии, и всегда ими были. — Главные враги украинского народа — жиды и чурки, которые портят генофонд нации. Необходимо ввести полный запрет на въезд на территорию страны расово неполноценных элементов, а граждан Украины карать наказывать за половую связь с чурками. Кровосмешение — самое страшное преступление. — Историческая миссия украинского национализма — возврат Украины в лоно европейской цивилизации, вырванной оттуда монголо—татарами. Главное препятствие на пути в Европу — совки, которые не желают возвращаться к своим украинским истокам, потому что за годы господства жидов (советский период), навязавших интернационализм, они вступали в расово неполноценные браки и испортили свой генофонд. — Русские националисты, исповедующие правильные расовые идеалы «белого мира», для украинских националистов соратники по борьбе, делить им нечего. ■ Что ж, согласен, для моего молодого собеседника украинец — это уже национальность. Хотя сам себя, дабы подчеркнуть свое превосходство над остальными недоукраинцами, он называл галичанином. Кстати, украинцы первого и второго сорта очень не любят первосортных галицких украинцев. Те платят им взаимностью. По мнению галичан восточные украинцы — зросійщені, чертовы совки, которые не желают бачити сни державною мовою. Причины своей неприязни к западенцам один мой знакомый первосортный украинец из Николаева объяснил так: — Мы, настоящие украинцы, ведем свою духовную родословную от вольных запорожских казаков, а галичане почти 800 лет были рабами польских, немецких, венгерских и румынских господ. Потомственный холоп, ставший господином, остается тупым и трусливым быдлом, однако приобретает спесь и жестокость, свойственную его бывшим господам. ■ Да, вот такие они, украинцы — не только москалей и колорадов ненавидят, но еще и друг друга терпеть не могут. Можно ли выяснить, сколько на Украине проживает украинцев первого, второго и высшего сорта? Приблизительно можно. Воспользуемся все тем же языковым критерием. Американский институт исследований общественного мнения Gallup в 2008 году провел исследование в нескольких республиках бывшего СССР с целью выяснить, у какой части населения этих республик русский язык является родным. По данным американского института на Украине русский язык родной для 83% населения, а в Белоруссии — аж для 92%. В то же время официально по результатам переписи населения 2001 г. русскоязычными призваны только 29,6% украинцев. Кто врет? ■ Если употребление укромовы в госучреждениях какбэ обязательно, в публичной жизни навязано стереотипами поведения, а при переписи родным украинский язык называют украинцы первого и второго сорта, стесняющиеся быть москалями, то наедине с монитором интернет—пользователь использует тот язык, который действительно является для него родным. Доля запросов в Яндексе с Украины на украинском языке от 32,9% на западе до 5,9% на востоке. ■ Выходит, даже в Галиции украинцы высшего сорта не преобладают численно. В украинской блогосфере соотношение ru/uk примерно 5/1. В Википедии украинские пользователи к статьям на русском языке обращаются более чем в четыре раза чаще, чем к украиноязычному сегменту. А вот карта, показывающая, на каком языке предпочитают делать запросы в Google украинские пользователи. □ □ ■ На Украине действует своего рода негласное табу на обсуждение роли русского языка. Раз правительство постановило считать, что русскоязычных в стране меньше 30%, то сомневаться в этом опасно. Правда, в 2009 г. Киевский Национальный Лингвистический Университет рискнул опубликовать данные исследования, какой язык для граждан Украины является языком домашнего общения. На карте отмечены области преобладания того или иного языка. При этом стоит учитывать, что суржик является диалектом русского языка, поскольку лексическая основа в нем русская, а от украинского только произношение. Если судить по приведенной карте, украинский язык в быту преобладает лишь в Галиции. ■ Но и тут есть повод усомниться в истинности картины. □ ■ Как пишет ilya_shpankov, «Специфика опросов такова, что люди, отвечающие на вопросы, говорят не то, что есть на самом деле, а то, как они себе это представляют. Другими словами, человек, которого с утра до ночи по всем СМИ каналам убеждают, что он украинец и носитель украинского языка, на вопрос о своих предпочтениях с большей вероятностью выберет именно украинский язык». □ ■ Но даже с учетом зомбирующего фактора укропропаганды, как видим, большинство еще не отказались от родного русского языка. ■ Подобных примеров громадное количество, и все они однозначно свидетельствуют, что украинский язык не является родным для подавляющего большинства граждан Украины. Это не удивительно, если учесть, что литературный украинский язык (не путать с крестьянскими малороссийскими, слабожанскими, галицкими или карпатскими диалектами) был создан только в конце XIX века в австрийской Галиции и насильственно использовался там для вытеснения запрещенного русского. На территории СССР первая массированная украинизация происходила в 20—30—е годы. Правда, встретив стихийное сопротивление снизу, завершена она так и не была. Наконец, самая агрессивная кампания по украинизации населения происходит последние 23 года украинской незалежности. ■ Итак, украинский этнос — химера. Но кто тогда орет на площадях «москаляку на гиляку»? Украинцы. Те, для кого украинец — это диагноз, о чем я и сказал в самом начале. □ Факт пятый □ ■ Разговорным языком на евромайдане был русский. Со сцены ораторы вещали по-украински, а между собой майданщики говорили по—русски. Пример языковой шизофрении в действии. Мне лично бабушка—пикетчица всунула в руки газетку, агитирующую за европейский выбор… на русском языке. □ Факт шестой □ ■ Радиолюбители неоднократно перехватывали переговоры майданных снайперов, стрелявших в ментов и самих майдаунов. Боевики вели переговоры на русском языке. Можно, конечно, считать, что это фейки, сделанные в лаборатории ФСБ и запущенные в эфир специально для того, чтобы их перехватили киевские радиолюбители. Но, полагаю, в планы ФСБ никак не входило убедить общественность в том, что снайперы русские. □ Факт седьмой □ ■ Кто уничтожает сегодня русскоязычное население Донбасса? Бандеровские орды и иностранные наемники? Кошерных бандеровцев ничтожно мало, а иностранных наемников и того меньше. Нет, там русскоязычнычные, считающие себя украинцами, убивают русскоязычных, не желающих украинизироваться дальше. Подтверждением тому многочисленные видеодопросы пленных, из которых лишь незначительная часть предпочитает отвечать на украинском языке либо с большой примесью украинской речи. Радиоперехваты так же свидетельствуют, что картели общаются между собой преимущественно на русском языке. Это на плацу команды отдаются на державном воляпуке — «шукайсь, струнко!» вместо привычного «ровняйсь, смирно!». А в бою кто ж будет переводить команды на украинский, хотя уставы велят именно это? ■ Исходя из вышесказанного совершенно бесперспективно искать в войне на Украине какую—то национальную подоплеку. Не воюют там украинцы с русскими. И даже фашисты с антифашистами не бьются. Там происходит бойня между зараженными вирусом украинства зомби и теми, кто зомби быть не желает (причины этого нежелания сейчас рассматривать не будем). По большому счету и те, и другие являются этническими русскими, но одни уверовали в то, что они украинцы, а другие слово «украинец» теперь считают синонимом слова «нацист». ■ Еще и еще раз повторяю: украинец — это не национальность, это — результат зомбирования. Пример Крыма, кстати, наглядно это демонстрирует. В 2001 г. по результатам всеукраинской переписи 2001 г. 24,4% населения АРК идентифицировали себя, как украинцы. Надо полагать, за последующие 14 лет их численность должна была возрасти. И вот уже полгода «крымнаш»: украинца днем с огнем не сыщешь. Стесняться им, вроде бы, нечего, поскольку украинский язык является равноправным государственным языком в Крыму. ■ Куда же подевались полмиллиона (!!!) крымских украинцев? Да никуда они не делись, просто они передумали быть украинцами, это стало немодно и невыгодно. ■ А раньше было выгодно. Например, чтобы сделать карьеру на госслужбе, надо знать украинский язык. Поэтому Украинская гимназия в Симферополе считалась очень престижной школой. А теперь ее нет. Как вопит укропропаганда, ее закрыли, поскольку Крым оккупирован и украинцы подвергаются геноциду. На самом деле все просто: школа осталась на месте, но родители перевели своих детей в классы с русским языком обучения, да еще и попросили переименовать учебное заведение. Пока что в ней осталось по одному украинскому классу в каждой параллели, но вскоре и их не будет по причине нежелания родителей учить своих детей на укромове. ■ Так вот, граждане, не был никогда украинский народ братским русскому. В России он не был братским, потому что украинского народа не существовало в принципе. ■ В XIX столетии появились интеллигенты—украинофилы, которые подхватили выдуманную поляками доктрину о существовании окраинного народа, который, дескать, есть ответвление польского племени. Этнически эти украинофилы были в основном русскими и поляками. Украинофилы утверждали, что надо создать украинский литературный язык и учить на нем малороссийских крестьян. Подчеркиваю, что речь они вели именно о создании языка, а не о возрождении якобы «позабытой» древней укромовы. ■ Но успехи российских украинофилов были ничтожны. Попытки введения в оборот фонетического правописания провалились. Украинские писатели, писавшие на полтавско—черниговских крестьянских диалектах, спросом не пользовались. Иначе сложилось дело в Галиции, которая тогда находилась под властью Вены. Угроза сепаратизма там была более чем реальна. Поэтому украинизация была поставлена на широкую государственную колею. Был создан не только кодифицированный украинский язык, но в 1895 г. даже нарисован украинский алфавит, отличный от русского. Вначале планировали украинскую грамматику разрабатывать на латинице, но первые же попытки печати латинскими буквами показали полнейшую бесперспективность этой затеи. Далее было запрещено преподавание на русском языке. Ну, то есть не то, чтобы запрещен сам язык, но если ты пошел в школу, то учат тебя только украинской грамматике. А поступить в среднее учебное заведение можно было, лишь приняв клятву украинца, в которой есть слова «отныне я украинец». ■ Отныне — да. А раньше—то кем был? Трехмиллионное «русскоязычное» население Галиции разделилось примерно поровну на украинцев и русских, которых называли «москвофилами». «Колорадами», короче. И колорадили их украинцы зверски. ■ Первый в истории Европы концлагерь в Талергофе был создан именно для русских галичан, которых власти Австро—Венгрии с началом Первой мировой войны сочли неблагонадежными. ■ Возникла проблема: как отличить неблагонадежных русских от украинцев, которые охотно отправлялись на фронт убивать клятых москалей? Проблема решилась элементарно просто: списки «колорадов» составили по доносам украинцев и поляков. Возникли удивительные коллизии: члены одной семьи порой оказывались по разные стороны колючей проволоки, потому что один брат был украинцем, а другой — русским. ■ В сотый раз повторяю: украинец — это не национальность. Украинец — это диагноз. ■ Хотите знать, почему майдауны скандируют «Москаляку на гиляку?». Смешно, но сами майданутые не в курсе. А этому слогану уже ровно сто лет. □ □ ■ Вот они — москаляки на гиляке. Это тот самый Талергоф. Висят самцы колорадов, самок тогда убивать еще стеснялись, считалось, что их можно излечить от москвофильства трудотерапией в солдатских борделях. ■ Кстати, любопытно, что век назад между австрийскими украинцами и российскими украинофилами шла смертельная вражда. Отечественные украинствующие интеллигенты считали, что галицкий язык не имеет к украинскому никакого отношения. В 1906 г. был предпринят так называемый языковой крестовый поход в Россию, профинансированный венскими властями. В южнорусских городах откуда ни возьмись, появились десятки украиномовных изданий галицкого фасона. Вскоре все они закрылись, потому что население украинского языка не понимало и читать непонятную хрень не стало. Издания на малороссийском диалекте кое-как сводили концы с концами, но доля их вряд ли занимала более 1% от всей периодики. Сегодняшние терки между украинцами первого и второго сорта со свидомыми украинцами высшего сорта носят примерно такой же характер, как грызня между галицкими и малороссийскими украинизаторами. ■ Запомните раз и навсегда, что украинец — это не национальность. Украинец, или, как их называют сегодня, «укропы» — это зомби. Кто—то спросит: а как же малоросы? Это ведь, дескать, и есть украинцы. Разве не было воссоединения Украины с Россией в 1654 г.? ■ Нет, малоросы, слабожанцы, терские казаки — не украинцы. Это этнографические группы русского народа, такие же, как поморы, например, или поляки. Нет, речь не о ляхах, а об алтайских поляках — этнографической группе, сформированной переселенцами—старообрядцами из Калужской, Тульской, Рязанской, Орловской губерний. ■ В ходе культурной эволюции языковые различия между группами русских практически стерлись и проявляются сегодня, разве что, в произношении. Меня, например, когда бываю в южных регионах, часто спрашивают, откуда я родом, тамошним жителям мой говор режет слух. Поморские диалекты 200 лет назад куда сильнее отличались от эталонного московского, нежели малороссийские, однако никому не пришло в голову объявить поморов отдельным народом, а малороссам не повезло — они стали жертвами этнических экспериментов. ■ Воссоединение Украины с Россией — миф. Ну, или, как сейчас говорят, фейк. Во—первых, потому что никакой Украины тогда не существовало. Сам топоним «Украина» появился позже, причем на Западе. В России он стал известен лишь в XIX столетии. Ранее же украинами называли пограничные территории, будь то на Кавказе, в Заполярье или в Сибири. Украинные города, упоминаемые в летописях, вовсе не украинские, а пограничные, порубежные, стоящие у края. Во—вторых, воссоединением народов события XVII века стала называть лишь советская пропаганда. ■ Дореволюционные историки ни о каком воссоединении и слыхом не слыхивали, а говорили лишь о присоединении Левобережья, присоединении Правобережья, присоединении Бессарабии, Присоединении Крыма и т.д. Шла серия войн с Польшей, в Киевском воеводстве, населенном русскими, у русского царя обнаружилась пятая колонна — казаки. Ранее казаки были «в реестре», то есть получали жалованье от польского короля, а потом король жалованье платить отказался. Те давай бузить. Богдан Хмельницкий упросил русского царя взять на содержание запорожское войско, ставшее не нужным полякам, взамен обещая охранять границу от весьма грозных тогда татар и прочих «гастролеров». Царь согласился. Вот и весь пафос Переяславской рады. Что касается территории Левобережья, так она вошла в состав России не по результатам казачьего схода в Переяславле (тем более, что вскоре казаки передумали и дали задний ход), а по результатам войны с Польшей, которую ляхи проиграли. Мнение населения тогда, да и много позже, никого нигде не интересовало. ■ Так вот, те наивные граждане, которые полагают, что стоит только разобраться с «бандерлогами» или, в радикальном варианте, физически перемолоть укро—нацистов в Донбассе, и русский народ с украинским вновь заживут душа в душу, катастрофически заблуждаются. Классический пример русско—украинской дружбы — это концлагерь Талергоф. Все другие примеры — бандеровщина 40—х или майские шашлычки в Одессе — из той же серии. Украинцев вывели, как вид, для того, чтобы они уничтожали русских. На этом базируется культурная матрица украинца. Если говорить совсем уж научно, такое программирование сознания называется молекулярной агрессией в культурное ядро. ■ Поэтому дело не исправить даже физическим уничтожением свидомитов. Украинство — это мозговой вирус, инфекция, поражающая сознание русских. Был русский, подхватил заразу — стал зомби, готовым «выжигать русню вплоть до Тихого океана». Точно так же действует вирус либерастии. Любой русский человек, зараженный либерастией, превращается в зомби, фанатично уничтожающего собственную страну. Кто не в курсе, что означает слово «перестройка», покурите хотя бы Википедию. ■ Поэтому бороться с украинцами, какими бы они нацистами не были, смысла нет. Еще никому не удалось победить вирус, уничтожая его носителей. Вирус украинства следует уничтожать антивирусом. Этим антивирусом является русская культура. Боже упаси, я не призываю к культурному геноциду украинцев. ■ Единственное что нужно сделать — позволить русской и украинской культурам сосуществовать в равноправных условиях. В этом случае на Украине произойдет то же самое, что и в Крыму, где полмиллиона украинцев в одночасье отреклись от своего украинства. ■ Крымские татары (кырымлы) после аншлюса почему—то не ломанулись переписывать своих детей в классы с русским языком обучения. Это потому, что крымские татары — реально существующий этнос, и отказываться от своей национальности они не видят смысла. Русские по этому поводу ничуть не горюют. ■ Украинство — это шизофрения сознания, когда русский по культуре человек вследствие добровольного выбора, а чаще под воздействием целенаправленной пропаганды становится свидомитом и начинает ненавидеть все русское. Да, современные бандеровцы — русские. Русские убивают русских в Донбассе. Русские жгли русских в Одессе. Русские зомби скачут на майдане (а теперь уже вообще повсюду) и орут «Москаляку на гиляку!». Украинец — это зомби, человек ебанутый на всю голову. ■ Поэтому даже не пытайтесь рационально объяснить тот бардак, который происходит сегодня на Украине. Невозможно рационально объяснить поведение украинца, который пишет донос на своего брата, обрекая его на смерть в Талергофе только за то, что тот не отрекся от своей веры и национальности. Невозможно рационально объяснить, почему украинцы, желающие видеть свою страну членом ЕС, разгромили в Киеве АЗС «Лукойл», принадлежащие австрийцам. ■ И уж совсем не понять, почему украинцы «освобождают» украинскую землю путем превращения ее в руины и уничтожения населения, которое считают украинским. Поведение шизофреников невозможно объяснить логически. Надо, наконец, понять, что любой, называющий себя украинцем — шизофреник, человек, страдающий тяжелой формой расстройства сознания. ■ Украина — это дурдом, в котором пациенты душевнобольные, медперсонал состоит из сумасшедших и маньяков, а главврач — ебанутый алкоголик. Поэтому украинцы сначала подожгли свой дурдом, а теперь тушат его бензином, обвиняя во всем, понятное дело, русских. ■ Тот, кто утверждает, что русский и украинский народ будут жить в дружбе — тот идиот. Посмотрите, как дружно сегодня живут украинцы друг с другом и подумайте, нах вам нужны такие друзья? Великое счастье — украинцы сами уничтожают Украину. Крах украинской державности — кол в грудь укрозомби. Если плохой—Путин не спасет Страну—404 (а он активно этим занимается, пытаясь удержать собственную власть), то украинству скоро придет конец — украинцы либо перепиздят друг друга, либо перестанут быть украинцами. Кем они станут — галичанами, малоросами, русинами или русскими — не важно. Главное — они не будут носителями телергофской программы «выжигания русни вплоть до Тихого океана». ■ Да, духовное выздоровление человека происходит тяжело, это вам не насморк вылечить. Но лечиться надо. □ ■ Автор — Алексей Кунгуров

Admin: ■ 24—09—2014Сергия Радонежского объявили врагом Украины■ Сотрудник Национального Киево—Печерского историко—культурного заповедника обвинил Россию в пропаганде православных ценностей. ■ Темой для обсуждения стала «Психологическая агрессия в антиукраинской информационной войне». ■ Во время своего выступления старший научный сотрудник Лаврского заповедника Владимир Омельчук обвинил Россию в популяризации православного святого Сергия Радонежского. Он заявил, что выставка, посвященная Сергию Радонежскому, является «антиукраинским актом агрессии со стороны России, и поэтому сотрудники заповедника обратились в Министерство культуры Украины с целью отменить мероприятие. В прошлом, 2013 году, при свергнутом президенте Украины Викторе Януковиче выставка в честь святого в Киево—Печерской Лавре все—таки состоялась. ■ «В РФ проводится популяризация славянского братства. Элементы славянского братства распространяются на Донбассе, в Крыму. Фактически в России есть федеральная программа по популяризации Сергия Радонежского», — сказал сотрудник заповедника. ■ Кандидат исторических наук Владимир Омельчук назвал православную религию «кощунственным так называемым славянским братством», которое Россия якобы пытается пропагандировать на Украине. ■ О прошедшем в Киеве круглом столе написал на своей странице в Facebook Владимир Корнилов: ■ «На Украине нашлись два основных противника — Сергий Радонежский и… Владимир Корнилов. А вы удивляетесь, откуда публика на киевском майдане бралась! Да если в Киеве такие кандидаты наук и сотрудники музеев, совершающие раз в три года рейды по книжным магазинам, то что ожидать от киевских люмпенов? Только покрышки и «хто не скаче, той москаль!», — написал политолог.

Admin: ■ Ну если в Польше такие профессора истории, политологи, экономисты, научные сотрудники академии наук, то её безусловно ждёт большое будущее, если, конечно, от злобы её кондрашка не хватит: ■ 24—09—2014Поляки советуют: Как быстро уничтожить Россию■ Россию следует исключить из всех международных организаций и спортивных федераций, разорвать с ней научное и культурное сотрудничество, а также запретить российским самолетам пользоваться аэропортами в западных странах. ■ На наших глазах началась Третья мировая война. Практически незаметно. Мы еще не в состоянии назвать точную дату ее начала. Возможно, это аннексия Крыма, возможно, «восстание» в Луганске и других городах Восточной Украины, а, может быть, момент, когда был сбит малазийский «Боинг». Третья мировая — это война нового типа, разворачивающаяся в иных плоскостях, поэтому с описанием ее переломных точек и природы возникают методологические сложности. □ □ ■ Почему Путин решился ее начать? Вероятно, аналитики военной разведки определили, что сейчас подошел подходящий момент для достижения статуса сверхдержавы и восстановления прежней сферы влияния: поскольку США и НАТО не создали системы ПРО, а через пару лет это сделают; поскольку бывший соцлагерь остается пока легкой целью, а через пару лет он может экономическиокрепнуть и вооружиться; поскольку элиты евролэнда разъедает моральная гангрена и политкорректность, из—за чего они неспособны на смелое руководство. ■ Все известные нам войны, в особенности Вторая мировая, разворачивались в военной плоскости. Происходили масштабные столкновения армий. Победа зависела в первую очередь от размера вооруженных сил, их боевого духа и превосходства в количестве и качестве военных средств. Роль специальных войск, борьба разведок хотя и были важными, оставались на втором плане. ■ В войне нового типа, как показывает опыт сегодняшней агрессии России против Украины, применяются практически исключительно агенты разведки, специальные войска, наемники и техника без опознавательных знаков. Агрессор не создает и не использует крупных группировок: оперативные силы размещаются вблизи границы в основном для оказания дополнительного давления и ослабления боевого духа противника. Таким образом не происходит масштабных танковых боев, битв с участием десятков самолетов или усиленных бомбардировок. Если постсоветская армия устраивает бомбардировку, то всего несколькими самолетами, или попадает точными ракетными ударами по целям, используя при этом такие типичные для террористов приемы, как захват заложников, расстрел гражданских самолетов, разрушение городских пространств вместе с их жителями. ■ Первая черта войны нового типа — это ее ползучий характер. Убийство пары, полутора или нескольких десятков граждан другого государства — это уже война? Захват одного аэродрома? Базы? Порта? Города? Области? Уничтожение одного самолета? Можно ли назвать войной занятие территорий вместе с их жителями вопреки их воле или фактическое управление ими при помощи фиктивного «правительства»? ■ Следующий элемент — это провоцирование хаоса, чувства неуверенности и широкомасштабная словесная война. Пропагандистская акция проводится в четырех смежных сферах. Первая — это одурманивание собственного населения. Вторая — использование лжи с чертами «правды», адресованной потенциальному противнику с Запада, который по своей природе глуп, наивен, ленив и не склонен к рефлексии, особенно таким, которые могут нарушить его благополучие. Третья сфера — это так называемое мировое общественное мнение, создаваемое обычно левацкими СМИ, которые подспудно любят давнюю большевистскую революцию и ее великие проекты переустройства общества, мира и прочих вещей. Четвертой сферой становятся нормы международного права и международные обычаи, которые россияне игнорируют, одновременно требуя, чтобы другие беспрекословно им подчинялись. ■ Если сравнить нынешнюю войну со схваткой двух боксеров на ринге, то постсоветский участник прицельно бьет соперника с Запада в пах, а когда он в порыве самообороны хватает его за ногу, тренер первого поднимает в своем углу шум, требуя наказать западного спортсмена за запрещенные практики. ■ Сергей Лавров в диалоге со своими западными коллегами использовал сравнение, что для России Крым значит больше, чем Фолклендские острова для Англии. Однако англичане на них не нападали, а только остановили аргентинцев: вроде бы похоже, но совершенно не то. Россия до сих пор не может переболеть «унижение», каким стал разгром Альянсом Сербии и ее президента вопреки российским протестам. Запад не считался с мнением Москвы, усмиряя Ирак и пару других мест в мире, и это заставило примитивную постсоветскую элиту считать, что роль сверхдержавы заключается в безнаказанных бомбардировках, завоеваниях, убийствах и т.п. И что раз Запад это делал (хотя он делал это из высших, а не низших побуждений), Россия тоже имеет на это право. ■ Не исключено, что важнейшей сферой войны нового типа стали действия спецслужб. Пока Запад в течение четверти века погружался в летаргический сон, живя в убеждении, что ему ничто не угрожает, и что достаточно развивать с Россией искренние дружественные отношения и помогать ей трансформироваться в демократию западного типа, Москва, борясь с собственной смутой, решила, что она уже никогда не позволит «бросить себя на колени». Если посмотреть на стремительную карьеру Герхарда Шредера (Gerhard Schröder), можно предположить, что он, скорее всего, был самым известным российским агентом влияния, а возможно даже и просто шпионом. Таких российских агентов на Западе наверняка множество: от сферы политики, СМИ и аналитических центров до армии, бизнеса и других областей. ■ Суперважной сферой войны нового типа представляются разного рода экономические санкции, которые можно сравнить в наше время с ковровыми бомбардировками. Это оружие обладает невероятной силой, и именно оно в конечном счете и определит победителя. Хорошо продуманные и внедренные экономические санкции могут пошатнуть каждое государство. Хотя ЕС и НАТО и потрясали шашкой на саммите в Уэльсе, они находятся сейчас в позиции обороняющегося, а их действия лишь провоцируют Россию на обострение курса. ■ У России, безусловно, можно выиграть, и сделать это в ближайшей перспективе. Достаточно нанести несколько прицельных ударов. Что же делать? ■ Во—первых, следует верно и точно сформулировать основную цель Третьей мировой войны. Вывод России на верный путь в отношениях с другими государствами такой целью, совершенно определенно, не является: это невыполнимая задача, и ее реализация может привести прямиком к поражению и углублению кризиса. Россия уже несколько столетий подряд неизменно воплощает в жизнь Drang nach Westen и пару других drang’ов. Это детерминанта российской политики, и она останется ей при любых правящих командах вне зависимости от их заявлений. Роман Умястовский (Roman Umiastowski) (польский военный историк и писатель, — прим.пер.) и многие другие до и после него неслучайно пользовались формулировкой, что «характерная черта русских — это их болезненный захватнический дух». Мысль, что это можно изменить, кажется безосновательной и бесперспективной. ■ Главной целью идущей войны должно стать устойчивое снижение значения России и ее распад, после которого она в лучшем случае останется небольшим буферным государством с ядерным оружием: Великое княжество Московское в чуть большем варианте, отделяющее Запад от Китая. ■ Нынешнюю клику во главе с Путиным и Лавровым (известную отчасти по спискам лиц, которым запрещен въезд в ЕС) следует осудить в ходе показательного процесса по образцу Нюрнбергского. Необходимо осудить также преступления коммунизма, потому что именно они определяют сегодняшние действия России. Нюрнберг со своим Дворцом правосудия, где судили и приговорили к смерти немецких преступников, кажется идеальным местом для того, чтобы подчеркнуть особые преступные связи между Россией и Германией (а не между нацизмом и коммунизмом). Другим хорошим местом была бы Москва, а точнее — Кремлевский дворец съездов. Даже без особого знакомства с юридической сферой в политике России и ее лидера можно разглядеть черты преступлений, которые были осуждены несколько десятилетий назад. Ясно видно, что они совершили все или почти все преступления, которые перечислены в Шестой статье статута Международного уголовного суда. ■ В противостоянии Путину и его двору мы должны быть готовы к самым мрачным сценариям, ведь в жесте отчаяния Владимир Владимирович готов нажать на соответствующую кнопку или отдать соответствующий приказ. Поэтому НАТО должно дать несколько четких сигналов и в конце процесса маргинализации России обезопасить себя от миссии постсоветской стороны в духе камикадзе. Следует ясно заявить, что Альянс, как и Москва, оставляет за собой право использовать в кризисной ситуации ядерное оружие, и что даже на тактические ядерные удары по какой—либо точке натовской (или охваченной гарантиями) территории последует ядерный ответ. Следует быстро создать суперсовременную противоракетную систему и очертить границы собственной территории в воздухе, защищая ее от удара из космоса. Запад в отличие от СССР, а потом России, уже проспал период интенсивного развития космических технологий военного назначения. Он не готов остановить и российскую экспансию в Арктике, направленную на присвоение ее ресурсов, а ведь доступ к полезным ископаемым и воде скоро будет играть решающую роль. Тогда как Россия уже создала космические и специальные арктические войска, НАТО этих проблем даже не заметило. ■ Запад должен добраться со своим посланием к простым россиянам: это важный элемент стратегии. Это нужно сделать при помощи интернета, электронных СМИ, мобильной телефонии, а также путем помех при трансляции телевизионных и радиопередач в России, поскольку они служат провоцированию и закреплению имперско—ревизионистских устремлений. ■ Пакет действий, направленных на снижение роли и крах России, должен распространяться на несколько сфер, и, прежде всего, дипломатическую: с Российской Федерацией следует прекратить общаться. Москва всегда считала диалог проявлением слабости, теряя остатки уважения к собеседнику. Призывы к Путину, звонки ему, общение с Лавровым, какие—то переговоры вроде минских ничего не дают. Нужно понять, что молчание — это тоже вид диалога, и крайне красноречивый. ■ Следует полностью прекратить дипломатические отношения с РФ. Закрыть свои посольства и безотлагательно ликвидировать посольства российские, а также прочие представительства этой страны в западных странах. Таким образом мы сэкономим средства и заодно осложним России ведение разведывательной деятельности, ведь ей всегда занимаются ее заграничные представительства. ■ РФ следует исключить из всевозможных международных организаций, в особенности ООН, а также из всех спортивных организаций и федераций, отобрав право устраивать какие—либо крупные соревнования. Если ФИФА считает иначе, следует изменить нормы таким образом, чтобы ей пришлось выбирать, хочет ли она оставаться Международной федерацией футбола или стать федерацией постсоветского пространства. Следует запретить командам и отдельным спортсменам из России участвовать в спортивных мероприятиях цивилизованного мира. Разорвать любого рода научное и культурное сотрудничество. Россия должна быть полностью изолирована. Ее корабли и самолеты не смогут пользоваться портами и аэропортами в странах Запада. ■ Нужно изменить философию визовых запретов. Запад должен создавать позитивные списки граждан России. Включенные в них люди, например, члены Общества «Мемориал», могли бы въезжать на территорию западных стран без виз, просто с удостоверением личности, а остальным придется сидеть дома или на даче. Олигархи, все «новые русские» и другие граждане России, лишившись права владеть чем—нибудь на территории Запада, возможно, поймут, что ошибаются. Одновременно им будет сложно продать свое имущество по хорошей цене, и это будет для них болезненно. Конечно, на слабоумном Западе поднимутся голоса о большом ущербе, который нанесут подобные действия, но ведь многие сферы жизни можно организовать по—новому. Решившись на жесткие шаги в отношении Российской Федерации, удастся добиться и международной солидарности: ни Египет, ни Турция, ни какой—нибудь другой туристический рай не рискнет нарваться на бойкот Запада. ■ Владимир Владимирович объявил эмбарго на множество сельскохозяйственных западных продуктов и в глубине души надеялся, что вместо польских яблок или мяса, он начнет употреблять их аргентинские аналоги. Ограничение спроса всегда ведет к повышению цен и инфляции, кроме того Аргентине тоже есть, что терять: можно тонко намекнуть ей, что в ответ на отказ от солидарности импорт ее говядины или другой продукции в западные страны будет запрещен. ■ Кроме того нам следует заблокировать России и ее гражданам все кредиты, ввести запрет на оборот российских ценных бумаг и т.д. Можно придумать еще несколько других вещей. И в конце концов Владимир Владимирович поймет (или ему поможет в этом его окружение). Иначе нас в лучшем случае ждет новая большая Катынь, а в худшем — ядерная атака, которая уже отрабатывалась в ходе многих учений российских вооруженных сил поблизости от наших границ. □ ■ Кшиштоф Ясевич — профессор истории, политолог, экономист, научный сотрудник Института политических исследований Польской академии наук

Admin: ■ 23—09—2014 Тереза Эдер, Александра Коллер | Der StandardЛев Гудков: «Путин преследует лишь одну цель»■ Директор Аналитического центра Юрия Левады (Левада—Центра) Лев Гудков в интервью Der Standard рассказал, как российское общество воспринимает санкции, чем определяется политика Кремля и какие ошибки допустило украинское руководство, сменившее Виктора Януковича. ■ «По правде говоря, большая часть населения России не понимает смысла этих санкций и не в состоянии оценить, насколько серьезными будут их негативные последствия. Все до сих пор думают, что это лишь временные меры», — сказал Гудков о введенных против России штрафных мерах. По его собственной оценке, если санкции будут действовать на протяжении долгого времени, то в России «примерно через два года» может начаться «тяжелый экономический кризис». ■ По мнению Гудкова, «Путин преследует лишь одну цель, и эта цель — поддержание собственной власти и подавление всех тех, кто стремится эту власть умалить. Все его идеи и все интересы вращаются вокруг этой цели — и только вокруг нее». ■ Социолог поделился наблюдениями о современном российском обществе: «Молодое поколение очень симпатизирует Путину, хотя эти люди значительно меньше вовлечены в политику [чем поколение их отцов]. Для них Путин — это пример человека, добившегося личного успеха, и символ восстановления национальной гордости. То есть речь идет о прямой противоположности страдающему от ощущения собственной неполноценности советскому поколению. Новому поколению не знакома фрустрация, связанная с распадом Советского Союза». ■ Курс российского руководства в отношении Украины Гудков считает «политической импровизацией», направленной на то, чтобы «сделать Украину вновь подконтрольной», «панической реакцией» на «решение Януковича интегрировать Украину в ЕС». Экспансионистских целей Кремль перед собой изначально не ставил, полагает Гудков. ■ Указав на плачевную ситуацию, сложившуюся на Украине еще до начала активной фазы кризиса, собеседник Der Standard перечислил ошибки, допущенные, с его точки зрения, новыми властями этой страны. Это, во—первых, «попытка посредством радикального национализма установить определенные нормы в языковой политике» и, во—вторых, тот факт, «что киевское правительство дало жителям Восточной Украины возможность смотреть российские телеканалы... Пропаганда, которую передают российские телеканалы, оказала очень сильное влияние на жителей восточных регионов». ■ Беспрецедентное ухудшение отношений между Россией и Украиной Гудков назвал «настоящей исторической катастрофой». Ее причину он видит в «пропаганде», создавшей образ «украинского ультранационалиста и фашиста».

Admin: ■ 25—09—2014Зачем Путин остановил наступление НовороссииВ отношении Украины Россия избрала беспроигрышную стратегию■ С вопросом «кто виноват?» Россия, применительно к Украине, определенно разобралась (почти до состояния национального консенсуса, если судить по количеству участников пробандеровского «марша мира» — от силы 10 тыс. на всю страну). С не менее фундаментальным вопросом «что делать?» — по—прежнему полное недоумение. □ □ ■ Выражение «кто в лес, кто по дрова» вполне отражает текущее состояние умов патриотического российского политикума. Вот, например, уважаемый и очень красноречивый публицист Максим Шевченко не скрывает своего крайнего раздражения по поводу принудительной остановки победного марша армии Новороссии, называет это предательством и обещает разобраться, кто персонально к этому приложил руку. Не менее известный и популярный среди образованной публики Анатолий Вассерман (кстати, весьма сведущий в украинских реалиях одессит), наоборот, уверен, что полномасштабная война — далеко не лучший способ налаживания взаимоотношений внутри одного и того же народа. И предлагает избрать «стратегию точечных ударов», в рамках которой противником будет не наш собственный народ, проживающий на территории, отмеченной на картах как «Украина», а исключительно русофобская укроэлита, строящая свое личное будущее на проекте «Украина — не Россия». Такая спецвойна могла бы дать неплохой эффект в смысле ликвидации основных «генераторов ненависти», угнездившихся в Киеве, и, как следствие, поспособствовать радикальному оздоровлению моральной атмосферы на Украине, изрядно отравленной этими «генераторами». ■ Прекрасно понимая, что украденными победами спекулировать нехорошо, и вполне осознавая ту немалую общественную пользу, которую может принести использованный в нужное время и в нужном месте старый добрый инструмент искупления грехов — ледоруб, не могу согласиться вполне ни с тем, ни с другим подходами. ■ Война, какой бы многообещающей она ни была, всегда — страшная штука. И особенно та, которая превращает в кровавое крошево собственный народ. А с учетом бешеной активности все тех же «генераторов ненависти» нет ни малейших сомнений, что освобождать многих жителей Украины от фашизма придется одновременно лишая их жизни. Бурные аплодисменты и крики «бис» от «мировой закулисы» и местных придурков, орущих на форумах: «Хохлы — козлы!» — нам, конечно, в этом случае обеспечены, но такое «счастье», согласитесь, не очень—то вдохновляет. ■ Точечное воздаяние ледорубом — штука, безусловно, правильная, но уж больно муторная и затяжная. Замучаешься всех этих аваковых, парубиев, турчиновых и яценюков выводить в расход, тем более что у этой нацистской гидры вместо отрубленных тут же вырастут новые головы, а то и две. ■ Про вариант, который ясно читался в лозунгах недавнего «марша предателей»: «Оставьте киевскую хунту в покое, пускай режет и вешает, кого хочет», — говорить как—то не комильфо, с учетом исчезающе малого числа приверженцев этой малохольной идеи. Тем более что от идей, оплаченных из средств госдепа США, лично я ничего хорошего не жду. ■ Так что же делать с потерявшей берега Украиной? Наверное, этот вопрос сегодня мучает не только нас с вами, но и самого Путина. А может уже и не мучает? По той простой причине, что он уже все для себя и для России решил? ■ В том, что именно Путин контролирует действия России в отношении Киева, сомневаться не приходится. Выходит, именно он, как это теперь называется, «рекомендовал» войскам Новороссии остановиться. А стало быть, именно он ответственен за это «неслыханное предательство». Но поскольку кому—кому, а Путину я все—таки доверяю (а кроме меня ему доверяет еще как минимум процентов 90 россиян), то предлагаю погодить пригвождать его к столбу позора. Давайте лучше вдумаемся в ситуацию. ■ Итак, Путин приложил руку, а точнее, вне всяких сомнений, сыграл главную роль в остановке военной фазы конфликта в Донбассе. Но заметьте — он его не просто остановил, а предварительно «рекомендовал» так основательно надавать по ушам Порошенко и его войску, чтобы лишить их последних иллюзий насчет возможности одержать военную победу. И наверняка дал понять, что ежели Киев посмеет рыпаться далее, то в таком случае одним взятием Мариуполя дело не кончится, и хунте придется расстаться еще с парой—тройкой соседних областей. Насколько российский лидер был в этом убедителен, можно судить по унылым речам самого Порошенко, с которого воинственность как ветром сдуло, а вместо нее зазвучали печальные откровения на тему о том, что «войной нам Донбасс» не взять. ■ Конечно, вся эта фразеология киевского гауляйтера может быть и предвыборной мимикрией, но уж больно эта «мимикрия» странная — слишком несуразно выглядит накануне выборов наложивший в штаны киевский главковерх. Так что, скорее всего, это не игра, а самая настоящая, пусть и вынужденная, констатация печального для хунты факта. ■ А заключается этот факт в том, что Путин сотоварищи действительно выбили из рук хунты топор войны, который России ничего хорошего не обещал. Останься военный вариант в повестке дня, Москве пришлось бы очень нелегко. Во-первых, силы Новороссии все же ограничены, во—вторых, оказывать ей крупномасштабную и де—юре нелегитимную военную помощь явно не с руки, и опять же — впереди бесконечная кровавая баня, как перспектива российско—украинских отношений. Вариант, что называется, упаси Бог! ■ И Путин наверняка сделал все, чтобы его исключить. Исключив тем самым и весьма ненадежные и обременительные обстоятельства, с ним связанные. То есть, по сути, вывел российскую политику в отношении Украины из зоны повышенного и практически неоправданного риска. ■ На авансцену событий взамен военного противоборства сейчас выдвигаются фактор времени и блок вопросов социально—экономической направленности. И вот тут—то, надо отдать должное нашему кремлевскому гроссмейстеру, у него все козыри на руках, то бишь, пардон, все пешки проходные! И чуть ли не каждая может стать победоносным ферзем. ■ Россия отказалась убивать своих единокровных братьев — жителей Украины, не стала идти на них войной. Пусть даже и освободительной. Тем самым уважила основные нормы гуманизма и приличного международного поведения. Что же касается нежелания Российской Федерации продолжать кормить враждебную украинскую власть дармовыми энергоносителями и ублажать всевозможными экономическими льготами, так это ее абсолютно законное, бесспорное право, вполне соответствующее «понятиям» и глобальных финансовых структур, и современного среднестатистического торговца с украинского базара. А, стало быть, и мировое сообщество, и украинская публика будут вынуждены признать право России думать прежде все о себе, просто потому, что на ее месте они поступили бы точно также. ■ И вот с этой абсолютно нерушимой морально—этической платформы Владимир Путин начинает неспешный деловой разговор с Украиной. О газе, о поставках украинских продуктов, об изделиях замершей в оцепенении после разрыва с Россией украинской оборонной промышленности, о режиме границы, об ассоциации Украины с ЕС, да и вообще — о чем угодно. Все равно Киеву ни по одному из этих вопросов абсолютно нечем крыть. И тут уже ни массовым рытьем окопов, ни строительством фантастических стен на границе, ни даже призывами к «атомному пулемету» ничего не поправишь. Товар—деньги—товар — вот и вся схема отношений. Железобетонная, с точки зрения мировых правил. Хочешь — плати 6 миллиардов долларов долга и получай газ, не хочешь — живи, как знаешь. Хочешь — поставляй в Россию ракеты и двигатели для военных вертолетов, не хочешь — гуляй. Да, и про конфеты «рошен» забудь. Мы как—нибудь «Рот—фронтом» пока обойдемся. ■ Может Украина в таком режиме существовать, отпустит ей Запад миллиардов немерено, закупит всю украинскую продукцию на пятьдесят лет вперед — и слава Богу, флаг вам в руки, ребята. ■ Вот только ничего этого не будет, и Путин это, конечно, знает. И Порошенко знает. И Обама, и Меркель. Никто ничего Украине уже не даст. И Россия ничего не даст — за просто так. А вот про условия можно и поговорить. Тем более что список этих российских условий Украине уже давно известен. И все, что от нее, в сущности, требуется — это снова стать нормальной страной, а не кровавым фашистским монстром а ля третий рейх. Вполне по силам — при условии наличия царя в голове. Или хотя бы реального президента, а не американского клоуна. ■ Посмотрим. Россия, чем могла, подсобила. Лучшие кадры бандерюгенда уже кормят червей в донбасской земле. Никогда еще эта гоп—компания не было так ослаблена и обескровлена. Самое время ее окончательно прихлопнуть. ■ Так что — мяч на стороне Порошенко. А игру делает все—таки Путин. Ту игру, в которой у России на руках все козыри, а у Киева одни шестерки. Так зачем же людей убивать? □ ■ Автор — Юрий Селиванов

Admin: ■ По сути дела ■ 09—10—2014МутьЗачем Новороссии предлагают обглоданную кость □ ■ С некоторых пор информация крупнейших СМИ о Новороссии носит странный характер. Да, она изобилует сообщениями о преступлениях киевских властей, о возбуждении уголовных дел в отношении того или иного отдельно взятого солдата или наёмника... Формально всё правильно и даже в чём—то ценно. Но нет в этой информации главного — темы чьей—либо победы в войне. Речи нет о возможности или невозможности этой победы, о её предпосылках, политической, материальной и духовной базе. Ничего не слышно и о реальных перспективах самой Новороссии. ■ Смешно было возбуждать в 1941—1945 годах уголовные дела против гитлеровцев, преждевременно. Даже если иметь в виду, что победа будет за нами. Сначала всё—таки надо было победить. Точно так же и теперь. Поэтому Следственному комитету придётся подождать и помолчать, пока говорят пушки. Может, в итоге и судить—то будет некого… □ ■ Бесконечные разговоры «про Украину» ни на день не прекращаются на российских телеканалах. Но и в них нет того главного, сакраментального, что волнует более всего. Одни и те же люди многократно говорят об одном и том же, словно по кругу ходят. ■ А вот, например, чтобы найти высказывания одного из самых авторитетных военных лидеров Новороссии, командира бригады «Призрак» Алексея Мозгового, придётся потрудиться. Тем не менее, благодаря интернет—ресурсу «Русская весна» и форуму сайта «Военное обозрение», можно получить достоверное представление о том, что думает и говорит этот человек. Вот некоторые существенные моменты: ■ «Никакого мира или перемирия нет и быть не может. Идёт просто перевооружение, переформирование, передислокация вражеских войск. ■ Девяносто процентов населения нашего региона и сто процентов ополченцев не поддерживают подписание минского соглашения. Да и не имеет оно никакого веса. Документы, подписанные рукой Кучмы — это не документы, это насмешка. ■ Ещё вчера кричали: «Кучма — вор! Кучма — убийца!», а теперь он представляет интересы тех, кто это кричал…» ■ Про Кучму всё правильно. Но ведь и со стороны России в переговорах участвовал некто Зурабов, персонаж, мягко говоря, не самого высокого полёта. Иного в великой державе для столь важного дела почему—то не нашлось. Это, кстати, вопрос… ■ Какой бы тонкой и изощрённой ни была политика, она всегда имеет «вторичные признаки», которые могут сказать о ней многое. Так, в процессе возвращения Крыма в Россию по всей стране прошли многотысячные митинги. Понятно, что они были хорошо организованы, кто бы в этом сомневался. И это нормально, правильно. Но где столь же массовые митинги в Москве, Питере, Новосибирске, Владивостоке, Екатеринбурге в поддержку Новороссии? Неужто на них, буде они разрешены и организованы, пришло бы меньше людей? Не нужны, что ли? Может, и Новороссия не нужна? Опять вопрос… ■ А вот ещё слова Мозгового, имеющие самое прямое отношение к сути минских договорённостей и их последствий: ■ «Подачки от Киева в виде «особых статусов» нам не нужны. У нас уже есть статус — это статус свободного, справедливого общества. Не велика честь принимать обглоданную кость, даже если она с барского стола. ■ Необходимо в кратчайшие сроки собрать военный совет, на котором будет определено правительство Новороссии. Не ДНР, не ЛНР, а именно Новороссии. Иначе мышиная возня будет продолжаться до бесконечности…» ■ Мышиная возня — это, в данном случае, не просто метафора. Это факты. Например, по словам Мозгового, в некоторых районах Новороссии наблюдается странная активность неких никому не известных «новых олигархов», которые прибирают к рукам объекты промышленной инфраструктуры, в частности, шахты, начинают там коммерческую деятельность. Если они даже в ходе войны так уверены в своём будущем (это вообще—то не характерно для коммерсантов любого уровня), значит, кто—то дал им соответствующие гарантии. Кто? Зачем? Вот опять вопросы… Но в любом случае это делается за спиной тех, кто воюет за Новороссию. ■ А теперь Мозговой — о тех, «кто виноват»: ■ «Противник собирает силы для того, чтобы в один момент можно было бы смести наши отряды. Строятся укрепрайоны, стягивается бронетехника и личный состав. Зачем нужны такие силы, если, согласно договоренностям, никто не собирается нападать… ■ Железная арифметика: до тех пор, пока мы не уничтожим их, они будут уничтожать нас. Но если вдруг случится поражение Новороссии, то оно будет, прежде всего, на совести некоторых лидеров, которые сегодня в популистских целях заявляют, что они за Русь Единую...» ■ Ну вот, кажется, и сказано самое главное; имеющий глаза да увидит. Теперь мяч, как говорится, на стороне этих «лидеров». □ ■ Автор — Фёдор Велякин

Admin: ■ 10—10—2014Олигархи утонут в войнеБольшая собственность подразумевает и большую ответственность ■ Фото: Дмитрий Астахов/ РИА «Новости» □ ■Последствия геополитического конфликта с Западом для России будут гораздо серьезней, чем кажется многим. Вот только совсем не теми, на которые надеются США, ставящие на внутреннюю смуту и смену власти. Экономическая война приведет не только к ликвидации зависимости России от подконтрольных англосаксам финансовых рынков, но и к усилению государственных позиций в стратегических отраслях экономики. ■ «Никакого массового пересмотра итогов приватизации не будет», — сказал на днях Путин, комментируя дело Башнефти и олигарха Евтушенкова. Действительно, даже если Башнефть вернут государству, это не означает, что власть немедленно перейдет к ревизии прочих крупных активов, ушедших в частные руки в 90—е. ■ При этом все понимают, что разговор о национализации, если убрать из него спекулятивную антипутинскую пропаганду, подразумевает совершенно конкретную сферу — крупную добывающую и перерабатывающую промышленность и оборонку. Нефтянка, добыча сырья, металлургические комбинаты, самолето— и машиностроение — не такой уж и длинный перечень. Большая часть этого добра была приватизирована в 90—е годы за копейки, и отношение народа к этому факту остается неизменным: это, говоря языком советского УК, «хищение общенародной собственности». ■ За последние десять лет государство вернуло себе контроль над большей частью оборонки и немалой частью нефтедобычи. Но пока основой экономического курса и строя оставалось либеральное рыночное учение, все усилия власти не затрагивали главного вопроса — должна ли в принципе в России быть частная собственность на системообразующие, стратегические отрасли экономики. Конечно, должна — более того, государству необходимо постепенно уменьшать свою долю в контролируемых им компаниях, распродавая всякие там АЛРОСЫ и Роснефти. ■ Конфликт с Западом не просто поставил эту логику нашего либерального экономического блока под вопрос — он продемонстрировал, что она приводит к постепенной потере самостоятельности страны, а в случае серьезного конфликта становится просто самоубийственной. Если бы Путин все эти годы не проводил политику собирания как стратегической собственности, так и финансовых резервов в руках государства — нас бы раздавили в первые же месяцы. ■ Но конфликт с США носит всесторонний и принципиальный характер — а значит, чтобы не просто выстоять в нем, но и победить, России нужно не только собирать широкую международную коалицию стран, недовольных глобализмом (как политическим, так и финансовым), но и быть уверенной в устойчивости собственной экономики. А для этого нужно не просто мобилизовать все силы, но и определиться с экономическим строем и укладом. ■ Какова должна быть роль государства в экономике? Могут ли власть и народ быть уверены в экономическом и политическом патриотизме олигархов, владеющих стратегическими отраслями? Увы, ответ на второй вопрос неутешителен — немалая часть нашего олигархата давно уже интернациональна, западоцентрична. Дело не только в английской прописке — в их интересы входит интеграция России в ту модель мировой экономики, которую продвигают англосаксы. Ходорковский переводит разговор на тему цивилизационного «европейского выбора России» — но в основе этого «выбора» лежат меркантильные интересы немалой части российского бизнес—сообщества. ■ В военное время они, конечно, пытаются изображать из себя патриотов — но уж очень неубедительно. Поэтому ни Путин, ни народ не могут рассчитывать на то, что в критический момент они не предадут (продадут) Россию. И это является главным аргументом в пользу того, что национализация стратегических отраслей со временем станет практически неизбежной — тем более что конфликт с Западом будет только набирать обороты. ■ Скорее всего, она будет проходить аккуратно и точечно, с судами и выплатами — с целью собрать в итоге в госкорпорациях и контролируемых государством компаниях большую часть стратегически важных секторов экономики. Это вовсе не означает отказа от частной собственности, рынка или капитализма — вопрос нового строя станет актуальным уже потом — это просто возвращение государству (а значит, и народу) ресурсов, необходимых для его безопасного существования. Хотя, естественно, олигархи будут подавать этот процесс как уничтожение частной собственности, пугая обывателя тем, что у него отберут квартиру или магазин. Передергивание — вообще ключевой элемент борьбы интернационального капитала за удержание своих позиций в России. ■ Вот Госдума приняла в первом чтении закон о «компенсациях за санкции Запада» — но его тут же назвали «законом Ротенберга», по фамилии братьев—миллиардеров, попавших под западные санкции. Их собственность была арестована в Италии — и либеральная (то есть олигархическая) пресса тут же приписала их лоббистским усилиям появление этого законопроекта. Тут важно даже не то, что это ложь, и даже не то, что закон позволяет конфисковать иностранную собственность в России в ответ на арест собственности наших граждан за границей — а то, что любые меры по защите российских интересов тут же пытаются выдать за заботу о собственном кармане «жуликов и воров», правящих Россией. Ведь Ротенберги — это любимое ругательство что Навального, что Немцова. ■ Когда они хотят доказать, что Путин не собирает государственные ресурсы, а перераспределяет их от одного олигарха к другому, они тут же вспоминают три фамилии — Тимченко, Ротенберги, Ковальчуки. Вот они — «главные столпы путинского режима», это ради них он грабит Россию: это уже много лет аксиома для секты Навального. Ротенберги и под западные санкции попали за близость к Путину — ведь англосаксы до сих пор считают главными спецами по России Немцова, Каспарова и Навального, и раз они говорят, что нужно бить по «путинским друзьям», то, значит, так и нужно делать. ■ Между тем те же Ротенберги, действительно знакомые с Путиным с детских лет и совместных тренировок по дзюдо, хотя и серьезно обогатились в нулевые годы, но все же занимались строительством — то есть зарабатывали на создании нового (в том числе и сочинских олимпийских объектов). Принципиальное отличие от олигархов ельцинского призыва — те—то до сих пор эксплуатируют созданные советским народом скважины и доменные печи. То, что власть давала заказы «своим», не так уж и удивительно — им хотя бы доверять можно, а незнакомый разворует большую часть до того, как построит (а некоторые еще и на вырученные деньги будут финансировать «оранжевую революцию»). ■ Конечно, было бы лучше, если бы строительством у нас занимались государственные компании — но их практически не осталось, к тому же эта отрасль всегда была децентрализована и по горизонтали, и по вертикали. Путину проще было бы сразу поставить на стройки века того, кому он доверяет — как это произошло с Сечиным на нефтянке — но это физически было невозможно. ■ Политического влияния у Ротенбергов нет, как и соответствующих амбиций — им банально приписывают то, чем они не являются. Олигархи типа Ходорковского или Потанина в свое время не просто срослись с властью, они и были властью, в том числе и юридически (Потанин, например, был первым вице—премьером). Они командовали чиновниками, расставляли своих людей, манипулировали министрами и Кремлем, в нулевые они пытались построить Путина и сменить политическую систему. ■ А сейчас не то что Путин, но и, например, мэр Москвы Собянин ничем не связан и не зависит от Ротенбергов — их компании могут дать подряд, а могут и не дать. Это обычные магнаты — очень крупные, но политически не имеющие никакого самостоятельного значения. И, конечно, абсолютно лояльные Путину — но для президента важно то, что они лояльны России. ■ Ведь тот же Тимченко, крупнейший торговец нефтью, живший в Финляндии и Швейцарии, чей бизнес был также зарегистрирован за границей, вернулся в Россию еще пару лет назад — и оказался одним из немногих, кто откликнулся на призыв Путина к бизнесменам (сделанный даже публично) вернуться в национальную юрисдикцию. Путин готовился к конфликту с Западом — понимая, что давление на восстанавливающую силы Россию будет нарастать и приведет к столкновению — и смотрел на поведение олигархов. И не видел почти ничего хорошего. ■ Конечно, учит нас либеральная пропаганда, что Тимченко, что Ротенберги — это просто «кошельки Путина», вот они и вернулись домой, вот они и делают все, что он прикажет. Да, наверняка делают — но просто потому, что они не только старые друзья, но и немногие из олигархов, оказавшиеся национально ориентированными. Но, может быть, именно за их патриотизм им и доверял Путин? Потому что хорошо знал их — и понимал, что они другой породы? А насчет «кошельков Путина» — это просто другой уровень понимания отношений. У Путина нет доли в их собственности, они не сгружают слитки золота в его тайные хранилища — просто он может рассчитывать на этих людей при осуществлении, например, тех операций, которые Россия, как и любая другая серьезная держава, проводит неофициальным путем, не оформляя их в бюджете (тайную политику никогда не отменят). ■ И главное — он может быть уверен в том, что они приобретут нужные государству активы, построят, договорятся с иностранцами исходя из интересов страны, а не только личной выгоды или, еще хуже, интересов лондонского Сити. По крайней мере, их не нужно будет принуждать к этому, как других олигархов, смотрящих в рот власти и при этом дискредитирующих ее как своим образом жизни, так и пропагандой своих масс—медиа. ■ В этой связи очень любопытно посмотреть, что говорит человек, из которого еще до Ротенбергов обслуживающие олигархов СМИ лепили «банкира Путина». В четверг в Financial Times появилась заметка под заголовком «Сергей Пугачев предостерегает: в путинской России бизнесмены — «крепостные». Бывший владелец Межпромбанка с конца прошлого года находится в розыске — Следственный комитет ищет его по делу о выводе средств из банка. Долги — почти 80 миллиардов рублей. При этом Пугачев уже три года живет в Лондоне, но до этого он не давал интервью. Теперь появилось всего несколько его высказываний, но очень характерных: «Сегодня в России нет частной собственности. Есть только крепостные, которые принадлежат Путину... Теперь есть Путин и его пособники, которые выполняют его приказы. И все наличные деньги, которые на этом делаются, поступают на баланс Путина. Страна находится в состоянии войны. И, следовательно, большой бизнес не может жить как раньше. Он должен жить по правилам войны». ■ Пугачев был не просто миллиардером — его «Объединенная промышленная корпорация» владела крупнейшими питерскими предприятиями — «Северной верфью» и Балтийским заводом, гордостью советского судостроения и ВПК. В 2001 году Пугачев стал сенатором от Тувы — и пресса начала писать о нем как о «банкире Путина». Либералы, конечно, не пугали им либеральных детей так, как Ротенбергом — но тогда и кампания против Путина базировалась на других «ценностях». Хотя и тогда Пугачева всячески поддевали как «православного банкира» (он и в самом деле был крупным меценатом РПЦ), рассуждали о том, что «Путин помогает своим». ■ Между тем Путин и в те годы пытался добиться от бизнеса возвращения увезенных за границу средств — рассчитывая не на патриотические убеждения, а на банальную рассудительность, он предупреждал о том, что рано или поздно все кончится плохо для олигархов. «Замучаетесь потом пыль глотать по офшорам» — это еще из тех лет. Но Путина не слушали — причем не только ельцинские олигархи, но и как бы «свой» Пугачев. ■ Пугачев купил крупнейшую французско—европейскую сеть гастрономических бутиков — за миллиард евро — вместо того, чтобы вложить эти деньги в свои питерские верфи. В результате его заводы банально срывали госзаказы, а сам банкир все больше времени проводил в Европе. Заводам давали госкредиты, но ничего не менялось — в итоге банк (из которого банально были уже выведены деньги) был обанкрочен, а верфи проданы госкомпании. Но Пугачев винит не себя, а режим, вставая в один ряд с Ходорковским: «Но в более широком смысле Пугачев расценил утрату своей империи как часть кампании, которая началась с атаки на ЮКОС. «Он утверждает, что кампанией движет российский лидер, начисто не понимающий, что такое частная собственность», — передают авторы статьи. «На его взгляд, частный собственник может печь булочки, но не может производить ледоколы и военные корабли, сказал Пугачев». ■ Это кристально чистый пример олигархической логики — во-первых, вместо того, чтобы признать себя неэффективным (ну ведь не станешь же сам признавать воровство) собственником, стрелки переводятся на Путина, который «не понимает, что такое частная собственность». ■ Во—вторых, представить действия государственной власти, заботящейся о возврате в казну стратегических предприятий и прекращении разворовывания бюджета, как борьбу за собственность одного частника с другим: «собирание всех денег на баланс Путина». Никто из олигархов не говорит «на баланс России» — потому что для них нет этой категории, этого понятия. ■ Особенно ценно наблюдение, что Путин считает, что частный собственник может печь булочки, а не производить корабли — но ведь к пониманию этого изначально имевшего весьма либеральные экономические убеждения Путина привели не лекции Глазьева или призывы Зюганова, а итоги деятельности самих «частных собственников», то есть олигархов. Понятно, что у Путина нет ничего против собственников, создавших свой бизнес, что называется, с нуля, но почему он должен спокойно наблюдать за тем, как «эксплуататоры недр и мощностей» думают только о своем кармане, рассматривая государственные интересы лишь как повод для получения дополнительного источника наживы? ■ Тем более во время войны — как правильно сказал Пугачев, «большой бизнес не может жить как раньше, он должен жить по правилам войны». Вот только правила войны православный человек Пугачев должен был сформулировать так, как их понимают в России, а не в Сити. ■ Правила войны — это быть со своим народом, биться за свою страну, за ее будущее, жертвуя во имя общего дела. А не стремиться нажиться на общих трудностях и не выжидать удобного момента, чтобы свалить власть и вернуть страну на «европейский путь». ■ И чем больше собственности — тем выше ответственность. Эту формулу, кстати, очень любят наши либеральные олигархи. Отвечать только вот не хотят. □ ■ Автор — Петр Акопов

Admin: ■ 15—10—2014Захар Прилепин: Как это делается — ответ Немцову■ Случайно нашёл высказывание Бориса Немцова по поводу того, что случилось с Путиным и РФ за последние полгода. ■ Прочитал с интересом. Три мильёна перепостов и сорок мильёнов лайков, всё как надо. Людям хочется во что—то верить, и они верят изо всех сил. ■ Проблема прежняя: у критически настроенной российской публики при получении информации, которую они желают получить, критические фильтры отключаются сразу. □ □ ■ Сейчас мы примерно покажем, как это делается. ■ Итак, сначала текст Немцова: «Проект Новороссия закрыт. Путин поручил вернуть 17.6 тысяч военных в места их постоянной дислокации. Можно передохнуть и подвести некоторые итоги. Они ужасны. Ни одна из целей, обозначенных Путиным не достигнута: 1. Хотел привязать Украину к России, добиться ее вхождения в ТС. Получил ровно обратное, Украина выбрала европейский вектор и никогда не вернется в орбиту путинского влияния. 2. Хотел добиться нейтралитета Украины, сохранить ее внеблоковый статус. Полный провал. Сейчас уже ясно, что Украина плотно и надолго связана с НАТО. Проходят совместные учения Украина—НАТО, налаживается военно—техническое сотрудничество с Альянсом. 3. Хотел уважения со стороны украинского народа. Получил врага на долгие годы и Путин—ху@ло. 4. Хотел Новороссию от Донецка до Одессы. Получил меньшую часть Донецкой и Луганской областей. 5. Хотел коридор в Крым через Мариуполь. Получил отпор и окопы, которые рыли русские люди в Мариуполе чтобы не пропустить оккупанта. 6. Хотел, чтобы как в Крыму, без единого выстрела, получил 4000 убитых с той и другой стороны. 7. Хотел, чтобы экономика России не пострадала. Получил бегство капитала более 100 млрд долларов, 40 рублей за доллар (девальвация более 20%) и двузначную инфляцию на продукты. А также полный застой в экономике без инвестиций и инноваций. 8. Хотел поддержки со стороны имперцев и националистов (типа Гиркина и Спутника и Погрома) — получил крайнее с их стороны раздражение и титул предателя. 9. Хотел остаться признанным в мировой политике. Стал изгоем. 10. Единственное что хотел и получил, так это высокий рейтинг, основанный на имперской истерике и циничной лжи агитпропа. Но это не надолго. Скоро народ поймет, что цены выросли, а доходы нет. Свалить все на Обаму долго не получится. Вот так он всех переиграл... Впервую очередь, Россию». ■ Конец цитаты. ■ Теперь мы заносим десять пальцев над клавиатурой и делаем то же самое, но уже для патриотической общественности. ■ Итак. □ ■ Проект Новороссия открыт. Путин поручил кого—то там вернуть в места постоянной дислокации, потому что всем стало ясно, что Новороссия будет и её не победить. Надо как—то договариваться. ■ Можно передохнуть и подвести некоторые итоги. Цитируем Бориса Ефимовича и отвечаем: □ 1. «Хотел привязать Украину к России». Получил ровно то, что хотел: в Евросоюз Украину берут с ужасным скрыпом, в целом, она точно никому там не нужна, наш сосед — экономически раздавленный даже не субъект, а объект, никому в мире не интересный в качестве экономического партнёра. Украине неизбежно придётся вести переговоры с РФ, и это будут очень грустные для Украины переговоры. □ 2. «Хотел добиться нейтралитета Украины, сохранить ее внеблоковый статус». Собственно это и получил. Если бы не «аннексия Крыма» и прочее — Украина стремительно вошла бы в НАТО и на месте российского флота стояли бы американские авианосцы. Теперь этого не случится, так что, извините, господа. □ 3. «Хотел уважения со стороны украинского народа». На самом деле, никакого уважения соседнего народа не хотел, это Немцов перепутал Путина с собой. Путин же хотел уважения собственного народа, и получил его в полной мере. □ 4. «Хотел Новороссию от Донецка до Одессы. Получил меньшую часть Донецкой и Луганской областей». Это тоже из разряда «я живу в голове Путина» — хотел не допущения Украины в НАТО, цель достигнута, была бы цель — была бы и большая Новороссия. С тем же успехом можно сказать: хотел захватить Тбилиси, но не смог. Ну, как сказать, не смог. Развернули войска и пошли домой. □ 5. «Хотел коридор в Крым через Мариуполь. Получил отпор и окопы, которые рыли русские люди в Мариуполе чтобы не пропустить оккупанта». Ха—ха—ха. 200 км до Мариуполя были пройдены за 2 дня, чем в это время занималась украинская армия, не до конца понятно. Кто там и на каких основаниях рыл окопы — знают только в Мариуполе. Взять город было делом ещё двух дней, и никакие окопы не спасли бы. Не взяли, потому что не взяли, не была поставлена такая задача. □ 6. «Хотел, чтобы как в Крыму, без единого выстрела, получил 4000 убитых с той и другой стороны». Откуда такие цифры? Потери мирных жителей в районе 5 тысяч, как минимум (в Новороссии называют цифру до 10 тысяч), потери украинской армии — свыше 15 тысяч человек, потери ополченцев — не менее десяти. То, что «без единого выстрела» не получится — было понятно сразу, но вообще все эти жертвы надо, как минимум, надо делить пополам. Это Турчинов и Порошенко хотели устроить боевой блиц, а получили 5 месяцев кошмара. □ 7. «Хотел, чтобы экономика России не пострадала. Получил бегство капитала более 100 млрд долларов, 40 рублей за доллар (девальвация более 20%) и двузначную инфляцию на продукты». Это говорит человек, который сотоварищи, занимал в 90—е годы ведущие позиции в государстве — они тоже хотели, чтоб «экономика России не пострадала», но получили такое бегство капиталов, такую инфляцию, такой обвал производства, такую девальвацию — что происходящее сегодня кажется лёгким тремором. Если коротко: безопасность государства стоит некоторых экономических жертв, безусловно. За так Крым и военные базы не дарят. □ 8. «Хотел поддержки со стороны имперцев и националистов (типа Гиркина и Спутника и Погрома) — получил крайнее с их стороны раздражение и титул предателя». Ещё бы цитат по этому поводу. Или тут снова говорится по принципу «а мне просто хочется в это верить!». В целом с имперцами и националистами всё в порядке. Но волнения Бориса Ефимовича по поводу Спутника и Погрома всё—таки умиляет. □ 9. «Хотел остаться признанным в мировой политике. Стал изгоем. Из Восьмерки выгнали, никуда не приглашают». Руководитель России, это мы из учебника истории помним, должен быть в известной мере изгоем. Проблема в том, что пройдёт месяц—другой и всё это забудется, и гарант снова будет заседать в «восьмёрках», «двадцатках» и «тройках», и думать, что у него опять всё схвачено. Лучше бы он и дальше думал, что его посадят в Гааге на 600 лет. □ 10. «Единственное что хотел и получил, так это высокий рейтинг, основанный на имперской истерике и циничной лжи агитпропа. Но это не надолго. Скоро народ поймет, что цены выросли, а доходы нет. Свалить все на Обаму долго не получится. Вот так он всех переиграл... Впервую очередь, Россию». Рейтинг гаранта основан на совсем других вещах, но мы о них не будем говорить, потому что эти вещи в принципе не входят в понятийную систему Бориса Ефимовича. Народ поймёт и то, что цены выросли, и то, что жизнь трудна, это да. Но самое страшное, что должно волновать Бориса Ефимовича — народ уже точно понял, и это понимания хватит на всю жизнь Немцова, что с Немцовым и его компанией Россия больше дела иметь не будет. ...А какие у вас были рейтинги, ребята. Какая была к вам вера. ■ Но это прошло, вай. Ваше будущее: это писать каждый год пост в десять пунктов «Почему погибнет Россия». Тоже интересное дело. ■ Здесь надо сказать, что ответ Борису Ефимовичу — это не совсем моя позиция, о своей позиции я напишу отдельно. ■ В данном случае я просто показал, как это делается. На все доводы — контрдоводы лежат тут же, на поверхности, и все те сорок три мильёна, что лайкают Бориса Ефимовича и кричат: «О, как он врезал ватникам!» — ну, они чудаки, конечно. Хорошие люди, милые люди. ■ Все они хотят только добра. Если бы они ещё немного думали при этом, всем нам было бы легче. ■ Ещё более удивительно, отчего ж Борис Ефимович Немцов никак не оценивает перспективы собственно Украины. Ведь его пост можно легко переложить на новую мелодию и спеть эту песенку уже про Украину. ■ Вот смотрите, как это выглядит: ■ Сначала идут слова Немцова про РФ, а потом мы добавляем в том же духе про Украину. □ 1. Путин хотел привязать Украину к России, добиться ее вхождения в ТС. Получил ровно обратное, Украина выбрала европейский вектор и никогда не вернется в орбиту путинского влияния. □ Отвечаем: Украина хотела выбрать европейский вектор и уйти от России навсегда, а потеряла огромные территории, получила раскол в народе (российские 86 процентов на 14 — ерунда по сравнение с этим), и полный крах в экономике. □ 2. Путин хотел добиться нейтралитета Украины, сохранить ее внеблоковый статус. Полный провал. Сейчас уже ясно, что Украина плотно и надолго связана с НАТО. □ Отвечаем: Украина хотела войти в НАТО, получить гарантии безопасности, а получила партизан под Харьковым и горячую возможность гражданской войны на ближайшие годы. Потому что те 40 тысяч человек в Харькове, что ходили с российскими знамёнами по городу и те 40 тысяч человек в Одессе, что скандировали «Россия!» — никуда не делись. □ 3. Путин хотел уважения со стороны украинского народа. Получил врага на долгие годы и Путин—ху@ло. □ Отвечаем: Часть впавших в раж майданствущих украинцев решила построить новую национальную идеологию на оттолкновении от всего русского, они начали неистово скакать, и обвалили многовековые отношения между народами. Причём — под весёлое стрекотание части российской «прогрессивной общественности». Все они хотели дать пример свободы и пассионарности — а дали всеми миру пример беспредела и последовательной дури. Сколько там памятников осталось на Украине? Валите их скорей, чего ждать—то. И больше депутатов в мусорные урны, больше. □ 4. Путин хотел Новороссию от Донецка до Одессы. Получил меньшую часть Донецкой и Луганской областей. □ Отвечаем: Там так хотели «единую Украину», сплотившуюся плечом к плечу, а получили ненависть, как минимум, трети страны. У одних — явную, у других — затаённую. Думаете, что там никто не слышит слова Порошенко про то, что вторым на Украине может быть только английский язык? Многие слышали и поставили себе галочку. И какая там будет Новороссия в итоге — мы ещё увидим. □ 5. Путин хотел коридор в Крым через Мариуполь. Получил отпор и окопы, которые рыли русские люди в Мариуполе чтобы не пропустить оккупанта. □ Отвечаем: Хотели построить стену и отделиться от России навсегда, а теперь из каждой новоросской деревни через отсутствующую линию границы дончане будут кричать: Мужики, как там, выучили английский? Может, давайте сюда, в Россию? □ 6. Путин отел, чтобы как в Крыму, без единого выстрела, получил 4000 убитых с той и другой стороны. □ Отвечаем: Майданствующие упыри во власти хотели порадовать киевскую публику и устроить стремительную зачистку, а получили тонну похоронок — и враждебную страну Новороссию по соседству, где под ружьём стоят тридцать тысяч бывших граждан Украины. Успех! □ 7. Путин хотел, чтобы экономика России не пострадала. Получил бегство капитала более 100 млрд долларов, 40 рублей за доллар (девальвация более 20%) и двузначную инфляцию на продукты. А также полный застой в экономике без инвестиций и инноваций. □ Отвечаем: На Украине хотели расцвета и европейского благоденствия, отсутствие коррупции и свободу, а получили коррупцию запредельную, разгоны демонстраций, буйство ультрасов и сворачивание всех демократических процедур — в сравнении с этим «эра Януковича» кажется уже мягкой, как пудинг. Вместо европейской страны незаметно получается африканская страна третьего эшелона. С одним различием: в Африке зимой тепло. □ ■ Важно уточнить: и здесь я сам бы сформулировал всё иначе в ответах и думаю я не всегда именно так. ■ Я просто показываю, насколько легко пародировать комсомольский задор Немцова и ему подобных. ■ Не проблема в том, что они считают себя умными — они действительно в чём—то замечательно умны. Проблема их в том, что они считают своих оппонентов дураками. Поэтому сами будут всегда оказываться в дураках.

Admin: ■ 15 октября 2014 года | Виталий ТретьяковНе уйти от украинского вопросаВиталий Третьяков о Крыме, Новороссии и нынешней киевской власти ■ Фото: Михаил Климентьев/ ТАСС Украинский вопрос стал сегодня главным для России. Как минимум, по двум причинам. Во—первых, он по сути своей является русским вопросом. Во—вторых, потому что именно Украина образца 2014 года создала глубочайший кризис и даже крупномасштабный конфликт между Россией и странами Запада. □ Крым одно, Новороссия — другое □ ■ Есть дела, которые нельзя отложить на завтра. Завтра будет поздно. ■ Есть решения, которые нужно принимать сегодня. Просто потому, что если ты не примешь решение сам и сейчас, то завтра его за тебя примут другие. Как минимум, в ущерб тебе. Но не исключено, что и против тебя. ■ Явно руководствуясь этим императивом, Путин не стал в начале этого года откладывать вопрос о Крыме на завтра, а принял единственно верное, хоть и рискованное решение «сам и сейчас». По результату видно, что правильной оказалась и засекреченность этого решения, которая до поры сохранялась. ■ Но есть столь же важные и рискованные решения, которые нужно оглашать, предавать гласности, выходя из той естественной части политики, которая должна быть скрыта не только от чужих, но и своих глаз. Тем более что затянувшаяся интрига вокруг Новороссии и отношений России с Украиной формата 2014 года уже вышла из стадии секретности, и теперь эвфемизмы делу не помогут. Более того, теперь они делу вредят. □ О Крыме □ ■ Политическая операция «Крым наш», бесспорно, войдёт во все учебники истории, политики, дипломатии. В том, что рано или поздно Путину будут поставлены памятники в центре Симферополя и Севастополя, сомнений у меня нет. ■ Операцией «Крым наш» Путин решил, как минимум, пять общенациональных стратегических задач. ■ Первая: укрепил военную безопасность России, отодвинув наши стратегические рубежи на юге и юго—западе не на сотни, а фактически на тысячи километров. ■ Вторая: возродил Черноморский флот России, причём как флот Средиземноморский и Атлантический. ■ Третья: снял опасность превращения Черного моря во внутреннее море НАТО. ■ Четвёртая: спас здоровье, жизни и благополучие 2,5 миллионов жителей Крыма, в первую очередь — русских, ибо именно им пришлось бы хуже всего, если бы над ними сохранилась власть нынешнего киевского режима. ■ Пятая: восстановил историческую справедливость и отчасти искупил вину России и всех нас, её граждан, за то, что мы 1991 году бросили 30 миллионов наших соотечественников, а часто и прямых родственников, за границами РФ. «Русские своих не бросают!» — сейчас этот лозунг популярен и даже моден. Я никогда его не декларирую и тем более не декламирую. Ибо в 1991 году мы сделали именно это — бросили своих. □ Раз Украина не Россия, то и Новороссия не Украина □ ■ Но брошенными до сих пор остаются 20 миллионов (минимум) русских, проживающих на остальной, теперь уже без Крыма, территории Украины. ■ Вдохновлённые примером Крыма, жители Новороссии восстали против режима майдановской Украины. Почему? Потому что не просто увидели, а кожей почувствовали: всё, теперь им, как русским, конец. Мягкая и полужёсткая украинизация по Кравчуку—Кучме—Ющенко—Януковичу, длившаяся 23 года, в феврале 2014—го закончилась. Теперь украинизация будет не просто жёсткой, а экзистенциально жёстокой: либо ты украинец, либо тебе смерть! ■ Кучма написал опус под названием «Украина не Россия», в котором ясно прописано, что и русский это не украинец, но обязан им стать. ■ Турчинов—Яценюк—Порошенко начали реализовывать «доктрину Кучмы» в самом брутальном варианте — варианте Бандеры—Шухевича. Политическим, психологическим и физическим террором! Оружием! Кровью! ■ Инстинкт выживания русских и малороссов, жителей исторической Новороссии, подсказал им: если сегодня они не встанут с оружием в руках, чтобы защитить себя, свои семьи и свою землю, завтра не будет либо их на этой земле, либо этой земли у них. И точно их как русских и малороссов. ■ Раз Украина не Россия, значит, и Новороссия не Украина. Никакого иного логического и спасительного для них самих, их семей и детей, их будущего вывода они сделать не могли. ■ А Россия не могла (желала она того, или нет) не помочь им спасти их физическое или этническое выживание. ■ Россия делала это явно — политически, дипломатически, информационно. Неявно, но всё равно справедливо, военной поддержкой. Насколько масштабной и легальной — с точки зрения истории, справедливости и задачи сохранения русской нации неважно. Для тех, кто спасает жизнь своей семьи от убийц, нет пределов необходимой обороны. Подумайте о своей семье — и вы поймёте, что это так. ■ «Цивилизованному Западу» и московским коллаборационистам на жизни и судьбу русских на Украине (впрочем, как и во всех других странах и землях) наплевать. И России 23 года было наплевать. В 2014 году со стороны России это наплевательство закончилось. Потому что февральский госпереворот привёл к власти на Украине нацистов. □ Ещё раз о Крыме □ ■ Понятно, что политика — это искусство возможного. Понятно, что решившись, наконец—то, на помощь в воплощении 23—летней (в реальности даже 60—летней) мечты абсолютного большинства жителей Крыма — вернуться в Россию, Москва теперь должна гарантированно сохранить это воссоединение и сделать его безвозвратным. ■ Это — стратегическая задача номер раз, ради которой приходится жертвовать чем-то другим. Иногда почти столь же существенным. В частности, судьбой Новороссии. ■ Безответственно, не закрепив достигнутого, рискнуть ещё раз — даже ради благородной и справедливой цели — и в результате потерять Крым. В этом смысле все манёвры, отступления, всё лавирование Москвы мне понятны. ■ Кроме того, взять полную ответственность за Новороссию (границы которой, вообще—то, шире Донецкой и Луганских республик) означало ещё и взвалить на Россию и её население дополнительное, куда большее, чем крымское, финансовое бремя. И при этом опять быть «не понятыми» Западом. ■ Ну, и ряд других очевидных негативных последствий. ■ Словом, проигрыш в справедливой борьбе за спасение Новоросии и её жителей от буквально обезумевшего на почве русофобии киевского режима, получившего полную поддержку Запада и его же карт—бланш на любые, вплоть до прямо преступных, действия, мог бы обернуться, помимо прочего, и потерей Крыма, чего, конечно, допустить было нельзя. ■ Но развитие событий на Украине и в Новороссии с мая по октябрь со всей остротой поставило следующий вопрос, на который тоже нужно ответить предельно честно и, конечно, публично. ■ А что будет с Новороссией, если она сдастся на милость киевского режима? ■ И тут ответ очевиден: геноцид русских. Полномасштабный, откровенный, не замечаемый Западом и даже отчасти им приветствуемый. ■ Террор будет установлен такой, что либо власть Россия будет вынуждена вмешаться прямой спасительной военной операцией, либо она должна будет сама выстроить железобетонную стену на границе с Украиной — с тем, чтобы не позволить уже не тысячам, а десяткам или сотням тысяч добровольцев из России броситься спасать жизни своих родных, близких, друзей, соотечественников, просто русских. ■ Второй вариант реален? □ Порошенко — меньшее из зол? □ ■ Я не буду спорить с бессовестными, лживыми или бессмысленными аргументами тех, кто даже в Москве, искренне заблуждаясь или в предательском раже, утверждает, что «народ Украины сделал европейский выбор», и прочей белибердой. ■ К разряду такой белиберды я отношу и представление о том, что Порошенко является единственной приемлемой для России и русских на Украине фигурой, а потому с ним нужно «вести дела и переговоры», иначе будет только хуже. ■ «Хуже» русским на Украине будет в любом случае, так как генетика и способ рождения нынешнего киевского режима делают его антирусским и антироссийским злом в принципе и без каких—либо оттенков. Абсолютным злом. Повторяю: экзистенциальным. А государство Украина генетика и способ рождения нынешнего киевского режима делают злом для России при любом персональном составе его правящего класса. ■ Меня не интересуюсь личные качества и потаённые думы Порошенко. Он есть производное данного режима, следовательно, он полностью отвечает его целям. Он теперь — лидер украинизма как антирусской и антироссийской стратегии, политики и тактики. Доказательств сотни. Причём их список расширяется буквально каждый день. ■ Если бы Порошенко таким не был, его бы уже свергли. Украинизм не терпит предательства и даже сомнений по отношению к самому себе. Только по отношению к другим. ■ Украинизм враждебен России и русским по сути, по форме и по человеческому наполнению. И вариантов здесь нет. □ Константы украинизма □ ■ Прежде чем ответить на главный вопрос, ради чего я и пишу эту статью, — на вопрос «Что делать России в данных обстоятельствах?», необходимо назвать своими именами и перечислить константы украинизма, вполне расцветшего на сегодняшней Украине, но отчётливо проявившихся и за все последние 23 года его, украинизма, легального, но несколько стыдливого и вполне лицемерного существования. ■ Константы эти таковы. ■ Украинизм есть концепция построения антироссийского и антирусского государства. ■ Украинизм есть расизм по отношению к русским. Он в принципе не предусматривает наличие русских в украинском государстве. Самое малое, что им предлагается — переписаться в украинцы. ■ Украинизм крайне жесток. Того, кого он считает своим врагом, он готов (и продемонстрировал это в 40—50—е годы, а теперь демонстрирует, не стесняясь и даже не очень скрывая, вновь) не просто уничтожить, а уничтожить изуверски. ■ Украинизм рассматривает (уже за пределами своей территории) Россию как абсолютное зло, русских — как абсолютное зло, Русскую православную церковь — как абсолютное зло, русский язык — как абсолютное зло... Далее можете продолжать до бесконечности. ■ Украинизм как политика предполагает, что Украине должны все и всё. Другое дело, что не со всех получишь, но с России должно получать всё и по возможности бесплатно. ■ Украинский политик — это тот, кто говорит одно, делает другое, а думает третье. Наряду с предательством, ложь и обман — две главных составляющих украинизма как политики. Именно поэтому украинские политики (в президентском регистре — от Кравчука до Порошенко, а равно и все, кто рангом ниже) обманывают с лёгкостью, а лгут, как дышат. И даже не ощущают от этого неудобства, а тем более стыда. Ибо они такими рождены. Иначе они бы не стали украинскими политиками. ■ Любая политика любой страны, включая, разумеется, Россию и не исключая, естественно, какую—нибудь сверхдемократическую Францию, имеет в своём арсенале ложь и обман. Так было всегда и всегда будет. Отличие украинской политики от политики всех остальных стран в том, что она вся состоит из лжи и обмана. За последние 10 месяцев мы могли убедиться в этом сотни раз. За последние 23 года — тысячи. ■ Я вообще не понимаю, как наш «Газпром» (при всех претензиях к нему) ведёт переговоры с Украиной. Просто представьте себе, что вы должны постоянно договариваться с тем, кто постоянно же ворует у вас часть того, о чём вы договариваетесь, при этом обвиняя вас во всех грехах. Долго ли вы бы такие переговоры, не оказавшись в сумасшедшем доме, выдержали? ■ Кстати, это ещё одна константа украинизма как политики: он приписывает партнёру именно то, в чём виновен сам. Всё, вплоть до преступлений. ■ Украинизм как политика всегда исходит из того, что партнёр виноват всегда и во всём, а Украина — никогда и ни в чём. Украинизм лжив, беспринципен, лицемерен, тоталитарен и террористичен в абсолютной степени. Именно поэтому он сумел за 23 года создать условия для того, чтобы в течение нескольких месяцев 2014 года даже многих русских, живущих на Украине, превратить в тех, кто искренне ненавидит Россию и русских. По—моему, иного подобного примера в обозримой истории человечества нет. Одно это показывает, насколько опасен и насколько неисправим украинизм. ■ А поскольку, вернусь к началу, украинизм есть антирусский расизм и концепция построения антирусского и антироссийского государства, постольку понятно, что Россия в принципе никогда не сможет с ним договориться, если, конечно, исключить из условий договорённости полную капитуляцию России. ■ Наконец, украинизм недоговороспособен по отношению к России ещё и потому, что его тактика, политика и стратегия на обозримое будущее состоит в том, чтобы натравливать Запад на Россию — и из идейных, и из меркантильных соображений. □ Кто нам нужен во главе Украины и, в частности, в Верховной Раде? □ ■ Поскольку Украина как государство, если это государство основано на украинизме, и Россия несовместимы, то между ними никогда не могут существовать невраждебные отношения, а тем более нормальные отношения. Дружеские исключены по определению. ■ Но так как Россия не собирается уничтожать государство Украина, даже созданное на основе антирусского украинизма, единственное, что мы должны желать — это дать украинизму проявить себя в полной мере. С тем, чтобы он был сметён самим терроризированным им населением Украины, и с тем, чтобы даже самый последний лицемер на Западе не смог сказать, что это государство, которое имеет право на существование. ■ Посему ответ на вопрос, а кто нам нужен во главе Украины и в её парламенте, прост и однозначен: наиболее отъявленные украинские националисты. ■ Тут (не нужно этого стесняться, как и всякой неприятной правды) действует принцип «чем хуже, тем лучше». Ибо чем больше украинских националистов, вплоть до прямых нацистов и расистов, будет в руководстве Украины и в её оптом и на вынос закупленном так называемыми украинскими (в реальности — лишь теми, кто использует украинских наци—национализм в своих интересах) олигархами, тем быстрее окончательно рухнет Украина как антирусское и антироссийское государство (не путать со страной Украиной). ■ Просто смешны заверения некоторых что московских, что западных, что киевских «экспертов» в том, что в Верховной Раде нам нужна сильная «партия мира» и она там может появиться. Нет такой партии на Украине—2014. Если бы она была, Украина не была бы тем, чем она ныне является. ■ Поэтому безответственны или лукавы утверждения некоторых наших политиков, которые говорят, что после выборов Рада, или Порошенко, или украинская власть в целом станут иными. И тогда России удастся с ними договориться. ■ Единственное, о чём можно в данном случае рассуждать, какого размера и какой степени топорности будет украинский троянский конь. Но то, что жовто—блакитного украинского троянского коня, что в Раде, что в президентском кабинете, не отмоешь добела, сомнений быть не может. Ибо этого не может быть никогда. □ Что делать России? □ ■ Так что же в этих условиях (когда лучше не будет точно и вопрос лишь в том, насколько будет хуже) России делать? Ведь, с одной стороны, рушить государство Украина мы не должны, а с другой, оно будет оставаться таким, что русские в этом государстве будут изведены под корень, а смысл его внешней политики будет состоять в том, чтобы натравливать Запад и прежде всего США на Россию. ■ Вернув себе Крым, Россия решила тот набор стратегических задач, которые я уже описал. ■ Но задачу защиты от уничтожения части русского народа, живущего на территории нынешней Украины, а это, напомню, не менее 20 миллионов человек (несмотря на фальсификации киевских статистиков—переписчиков), мы не решили. И при победе нынешнего киевского режима (а иного режима на Украине в ближайшие месяцы, а, возможно, и два—три года не предвидится) над Новороссией, будем иметь возможность решить её только путём военной операции. Но не захватывать же всю Украину для того, чтобы спасти все 20 миллионов русских, ибо живут они не только в Новороссии, но и, например, в Киеве. Да ещё миллионов 10 малороссов. И потом ещё подавлять сопротивление тех украинских расистов, которые захватили в 2014 году власть на Украине и пока безнаказанно терроризируют всё остальное её население? ■ Возможно, этого ждёт от нас и к этому подталкивает нас Запад (и отнюдь не из любви к русским на Украине или к России, а по иным, увы, циничным соображениям), но для самой России было бы верхом безответственности доводить до этого. Точнее — позволить довести нас до этого украинизму. ■ Посему мы должны сделать то, что остановит нынешний киевский режим на его стремительном движении к полномасштабному геноциду русских на Украине. ■ А именно, гласно и официально объявить: — что русский народ является крупнейшим разделённым народом Европы; — что, по мнению России, нынешний политический режим Украины является расистским, а конкретно — антирусским; — что политическая эволюция нынешней украинской власти неизбежно приведёт к полномасштабному геноциду русских и малороссов на Украине, чего Россия, конечно, не может допустить; — что во избежание этой опасности Россия требует от мирового сообщества и прежде всего от Совета безопасности ООН принятия решений, которые бы обязали Украину отказаться от такой политики и создать систему соответствующих внутриполитических гарантий (федерализация, восстановление образования на русском языке там, где того пожелают региональные парламенты, и пр.); — что если Совет безопасности ООН проигнорирует это требование России, наша страна вынуждена будет сама принять любые необходимые меры, вплоть до военной операции в Новоросии и на левобережной Украине; — что Россия моментально признает независимость ДНР и ЛНР, как только получит достоверную информацию о любых репрессивных действиях киевского режима на территории ДНР и ЛНР, и заключит с этими республиками, если они об этом попросят, военный союз. □ И «детали» тоже важны □ ■ Конечно, сказанное не исчерпывает всех проблем, которые существуют между Россией и Украиной, однако описывает главную из них. ■ Понятно, что, исходя из описанных мною констант украинизма, я не вижу возможности «продавать» газ Украине без оплаты всех долгов и предоплаты за вновь получаемый газ. Помогать ворам воровать - это только стимулировать их продолжать воровство. Ведь этот так понятно. А кому не понятно, пусть прикинет это на своё собственное имущество. ■ Я осознаю, как прочитают мою статью и что из неё вычитают украинские, западные и московские украинисты. Их оценки меня не волнуют. ■ Но для людей разумных и честных скажу, что в данной статье я описал своё представление о государстве Украина, построенном на украинизме, то есть Украину образца 2014 года. ■ К сожалению, украинизмом заражена и значительная часть украинцев. Украинский бог им судья, но пора перестать, вызывая раздражение и насмешки русских в России, именовать Украину «братской страной», а украинцев «братским народом». ■ Сами украинцы теперь должны доказать, если захотят, являются ли они для русских братским народом. А для этого им, как минимум, нужно отказаться от украинизма и поменять соответствующий политический режим. ■ Кроме того, я остаюсь при своём мнении, что именно захвативший власть на Украине украинизм и использовавшие его так называемые украинские олигархи погубили проект создания из УССР независимого украинского государства в границах 1991 года. ■ Посему я считаю, что государство Украина (но в других, гораздо меньших, границах) сохранится — где—то с западной стороны независимого государства Новороссия, возникновение которого после событий февраля 2014 года стало возможным, а после событий весны—осени 2014 года (02 мая в Одессе и пр.) и карательной операции киевского режима — неизбежным. Если, конечно, мир вообще и Россия в частности не захотят безучастно смотреть на физическое и этническое уничтожение 20 миллионов русских на Украине.

Admin: ■ 30—10—2014Оборона тайгиФедор Лукьянов о том, почему Нового Хельсинкского процесса не будет, но будет Минский — в мировом масштабе ■ Выступление Владимира Путина на Валдайском клубе сочли вехой во внешнеполитическом мышлении российского президента, и основания есть. Ее сравнивают то с усиленным Мюнхеном, то с русским Фултоном, говоря о каком—то невероятно жестком тоне, но дело не в этом. Тон как раз скорее умеренный. За годы президентства Путина мы не раз видели его намного более раздраженным и напористым, а метафоры бывали куда грубее, чем «хозяин тайги» или геополитический «нувориш». Да и содержание речи развивает хорошо уже известную линию. ■ Новое одно — нет предложений, призывов к взаимопониманию. Президент России не собирается ничего менять в отношениях с западными странами, добиваться позитивных сдвигов. ■ Тема Валдайской речи отражает лейтмотив—2014. Игра по правилам или без — прежде чем эту дилемму подняли в теоретическом ключе на форуме, она в практическом плане встала ребром в конце зимы и весной. Тогдашние события заставили Москву быстро выбирать. Действовать в соответствии с формальными нормами, фактически наблюдая за крушением своей украинской, а то и всей постсоветской политики, либо резко вмешаться в процесс, попытавшись изменить его направление. Выбор сделан в пользу второго. ■ Как изящно сформулировал тогда российский международник Тимофей Бордачёв, «Россия разрушила монополию США на нарушение международного права». ■ И тот факт, что отечественное руководство с тех пор в качестве аргумента в пользу крымского решения постоянно приводит косовский прецедент, который Москва до этого обоснованно отвергала как незаконный, показателен. ■ Можно понять дипломатов, которые должны под любые действия подводить международное право — в противном случае возможны неприятные формальные последствия. Но на политическом уровне не стоит громко повторять о приверженности его нормам, когда шаги явно иные. ■ Ведь российская позиция на деле исходит из того, что международное право — не абстрактная догма, а продукт баланса интересов ключевых участников. Нет баланса — нет норм. ■ Отсюда и частые обращения к Хельсинкскому заключительному акту 1975 года, который стал результатом многолетнего переговорного марафона и завершился выверенным компромиссом по поводу правил европейского общежития. Компромисс продержался столько, сколько сохранялся баланс, его исчезновение с концом СССР открыло новую эпоху. ■ Дипломатическая ностальгия по тем временам понятна. Как и идея о том, что хорошо бы использовать предстоящее в 2015 году 40-летие акта для запуска «Хельсинки-2». ■ На практике такое начинание проблем не решит, а усугубить может. Заключительный акт являлся, по существу, фиксацией сфер влияния, что было возможно в геополитической ситуации и соотношении сил того времени. Сейчас — нет. Втянись Россия в аналогичный процесс в Европе, она окажется в полном одиночестве против всех остальных. И либо все закончится провалом, что еще ухудшит атмосферу, либо придется соглашаться на заведомо невыгодные условия. ■ Впрочем, судя по настроению главы государства, никакого «Хельсинки—2» не будет, хотя формальные поручения даны. Путин не намерен договариваться, и это не агрессивность, а фатализм. ■ Российский президент теперь полагает, что кого-то в чем-то убеждать, особенно Соединенные Штаты, бесполезно. И санкции не отменят, что бы ни происходило на Украине. Спорадические (сейчас прекратившиеся вовсе) телефонные разговоры с Бараком Обамой — ясный индикатор положения вещей. Вопрос не в личной неприязни, хотя без нее и не обходится. Разговаривать не о чем. ■ Ангела Меркель была права, стороны вправду живут в разных реальностях. И каждая уверена, что ее реальность — истинная, а другая — ложная. ■ Обама, выступая в ООН, как известно, поставил Россию в один ряд с лихорадкой Эбола и «Исламским государством». Ни с той, ни с другим переговоры невозможны по определению — их надо уничтожать. И было бы странно, если бы Москва из этой компании выдвигала предложения по возобновлению диалога. ■ Владимир Путин, похоже, считает, что действовать надо сообразно собственным представлениям, от них не отступать, стараясь контролировать ущерб. Только контролировать, не более того. Потому и относительное украинское затишье. ■ Вообще, Минский процесс вокруг Украины — модель в миниатюре. ■ Если очистить политико—дипломатическую кожуру, его смысл — создание контекста, в котором взаимоисключающие реальности могут сосуществовать, ни в чем не соглашаясь, но и не соскальзывая к немедленной схватке. Цели урегулировать конфликт нет — это невозможно. Вопрос о статусе нерешаем. Но можно соорудить нечто, в рамках которого непримиримые интерпретации могут соседствовать достаточно долгое время. ■ Вот и получается, например, голосование в ДНР и ЛНР, которое Москва заранее признала. Через неделю после украинских, но тоже выборы. А дальше — тягучие препирательства. ■ Соответствует это Минским договоренностям или нет? Вписывается в киевский закон об особом управлении в Донбассе или противоречит ему? Насколько легитимны избранные руководители народных республик — ни насколько или настолько, чтобы и без признания оставаться полноправными участниками переговоров?.. Все это довольно беспредметно, зато позволяет, с одной стороны, утверждать, что никто не отступает от собственных позиций, а с другой — не сорваться в новое острое противостояние. Ниточка контакта не прерывается. ■ Принципиально наличие разделительной линии. Ее сейчас и пытаются зафиксировать, в последний момент подправив в свою пользу. ■ Отсюда продолжающиеся обстрелы и бесконечное сражение за донецкий аэропорт. Рано или поздно фиксация случится (скорее всего), и настанет статус—кво, не устраивающий никого, но примерно отражающий текущее соотношение возможностей. Точка равновесия сохранится, пока какой—то резкий импульс его не нарушит и не вызовет новый виток. ■ На более высоком уровне аналогично. К новым правилам никто не готов. Да и непонятно, в каком формате их обсуждать. Значит, надо зафиксировать ситуацию, пока она снова резко не изменится под воздействием какой-то встряски. Мир на них богат. Нужна разделительная линия, она же, если угодно, красная, которая не позволит «дожимать» (термин из Валдайской речи). Задачи договориться или даже серьезно смягчить напряжение за счет уступок не ставится — компромисс только технический и ситуативный, чтобы все вообще не обрушилось. Эскалация пока тоже не предполагается. ■ США упрекают Москву в ревизионизме, но он специфический, что наглядно проявилось в Валдайской речи. Россия требует не пересмотра, а выработки правил, настаивая на том, что сейчас их просто нет. Нечего ревизовать, нечего даже нарушить. Перефразируя «Операцию Ы» — «все уже нарушено до нас». Примечательно, что «ревизионистская Россия», отрицая претензии Америки на гегемонию, сама от возможного лидерства яростно открещивается. ■ Медведь обороняет собственную тайгу, считая это своим неотъемлемым правом, но в другие «климатические зоны» не собирается, «ему там неуютно». ■ Картины, каким станет будущий мир и на чем могут быть основаны искомые новые правила, ни у кого нет. Путин справедливо замечает, что «формирование… полицентричного мира… само по себе не укрепляет стабильность, скорее даже напротив». Нового Хельсинкского процесса не будет. Зато будет Минский — в мировом масштабе. Или, используя принцип ревизиониста Бернштейна, которого клеймил Ленин, «цель ничто, движение — все». □ ■ Федор Лукьянов, главный редактор журнала «Россия в глобальной политике»

Admin: ■ 15—11—2014 МнениеГлавный враг России □ ■ России всегда приходилось отбиваться от двух врагов — восточного и западного. Восточный враг, как писал военный историк Антон Керсновский, «приходил к нам из глубины азиатских степей сперва в облике обров и половцев, затем монголов и татар, и наконец турок». Имя западного врага было и остается одним — англичанин. Враг жестокий и изуверский, беспринципный и бесчеловечный, коварный и беспощадный, надменный и вероломный. Враг, который не раз ради своей выгоды вступал в союз с Россией и всякий раз продавал и предавал ее. Впрочем, не только Россия, весь мир страдал и страдает от алчности, жестокости и вероломства англичан. □ Патологическая жестокость к собственному народу □ ■ Патологическая жестокость англичан известна с давних времен. Прежде всего по отношению к собственному населению. Вот несколько примеров английской кровожадности. ■ В конце XV—XVI веков в Англии было принято так называемое Кровавое законодательство, вводившее жестокие наказания для людей, обвиненных в бродяжничестве и нищенстве. Пойманных бичевали, клеймили, отдавали в рабство на время, а в случае попытки побега и пожизненно, при третьей поимке и вовсе казнили. В таком образе законодательство действовало вплоть до 1814 года. ■ За годы правления короля Генриха VIII (1509—1547) в Англии было казнено 72 тыс. человек, а за время правления королевы Елизаветы I (1558—1603) казнили 89 тыс. человек. Таким образом, Генрих VIII и Елизавета I устроили почти что геноцид английского народа — при них был казнен каждый 40—й англичанин (2,5% тогдашнего населения Англии). Если сравнивать с Россией того времени, то за время царствования Ивана IV Грозного, о жестокости которого не устают говорить английские правозащитники, было казнено около 5 тыс. человек. При этом русский царь постоянно каялся и молился за убитых. ■ Английский народ чтит память революционного вождя Оливера Кромвеля и гордится своей революцией XVII века, в ходе которой королю Англии Карлу I отрубили голову, а в результате революционных битв, вылившихся в гражданскую войну, погибло более 100 тыс. человек. ■ С конца XVIII века английский священник Мальтус проповедовал теорию о «благодетельном факторе» войны, способствующем уничтожению «избыточного населения» и восстановлению равновесия между средствами существования и численностью населения. □ Бесчеловечность в отношении других народов □ ■ Англия является самым кровожадным государственным образованием за всю историю человечества. ■ Столетиями Англией осуществлялся геноцид ирландцев. Одним из самых известных случаев геноцида ирландцев стало вторжение в Ирландию войск Кромвеля в 1649 году. В городе Дроэде Кромвель приказал вырезать весь гарнизон и католических священников, а в городе Уэксфорде армия учинила бойню уже самовольно. ■ Значительную часть ирландцев, включая женщин и детей, превратили в белых рабов и вывезли в английские колонии в Вест—Индии. Если в 1641 году в Ирландии проживало более 1,5 млн человек, то в 1652 году осталось лишь 850 тыс., да и то из них 150 тыс. были английскими и шотландскими колонистами. Ирландский народ потерял до 50—56% своего населения. Такой геноцид трудно сыскать в истории других стран. ■ Англия была мировым лидером в работорговле, на ее счету жизнь миллионов убитых и погубленных. В своих колониях англичане использовали так называемых белых рабов — шотландцев и ирландцев, в том числе женщин и детей. Кроме того, в английские колонии было привезено около 13 млн рабов из Африки. Учитывая тот факт, что на каждого привезенного живым раба приходилось по три—четыре погибших во время «охоты на людей» в самой Африке и во время транспортировки, цифры геноцида получаются просто колоссальные. ■ Следует добавить, что основатель теории гражданского общества английский философ Джон Локк помогал составлять конституцию рабовладельческих штатов США и вложил все свои сбережения в работорговлю. ■ В XIX веке Англия наладила массированную поставку опиума на территорию Китая, получая взамен огромные материальные ценности, золото, серебро и мех. Кроме того, достигалась и военно—стратегическая цель — разложение китайской армии, чиновничества и народа, потеря ими воли к сопротивлению. С целью избавиться от разлагающего влияния опиума и спасения страны китайский император в 1839 году начал массированную операцию по конфискации и уничтожению запасов опиума в Кантоне. ■ Лондон отреагировал войной — начались опиумные войны. Китай потерпел поражение и вынужден был принять кабальные условия английской государственной наркомафии. Это принесло английской элите, в том числе и Британской королевской семье, огромную прибыль. Ущерб для Китая был страшный — в наркотическом дурмане гибли целые поколения, народ интеллектуально и физически деградировал. Так, в 1842 году население империи составляло около 416 млн человек, из них 2 млн наркоманы, в 1881 году — чуть более 369 млн человек, из них 120 млн наркоманы. ■ «Пока Китай остается нацией наркоманов, нам не стоит бояться того, что эта страна превратится в серьезную военную державу, так как эта привычка высасывает жизненную силу из китайцев», — так завершил в 1895 году свое выступление на заседании Королевской комиссии по опиуму британский консул в Китае Джефф Херст. ■ Миллионами уничтожались люди в развязанных Лондоном войнах по всему земному шару. ■ А сколько миллионов людей было уничтожено в английских колониях в Северной Америке, Австралии и Тасмании (тасманийцев всех уничтожили). ■ Не один десяток миллионов был уничтожен англичанами в Индии. Так, менее чем за 20 лет пребывания британцев в Бенгалии население региона сократилось почти на 20 млн человек — более чем наполовину! С начала XIX века, по мере того как англичане распространяли свое влияние в Индии, массовый голод стал обыденным явлением в стране. Согласно британским официальным данным, в Индии от голода умерло в 1800—1825 годах — 1 млн человек, в 1825—1850 годах — 400 тыс. человек, в 1850—1875 годах — 5 млн человек, а в 1875—1900 годах — 26 млн человек. ■ Массовые убийства аборигенов в английских колониях являлись таким же обычным делом, как охота. В 1830 году в Тасмании солдаты английского 40—го полка согнали в кучу туземцев, осмелившихся быть «нелюбезными», расстреляли мужчин, а затем забили насмерть женщин и детей. ■ Историк Каролин Элкинс в своей книге об английском режиме в Кении после Второй мировой войны приводит пример того, как в ответ на убийство 32 белых колонистов повстанцами Мао—Мао англичане вырезали около 300 тыс. представителей народности Кикуйя и еще полтора миллиона человек загнали в лагеря. ■ Необходимо отметить, что первые в мире концлагеря были созданы британским лордом Китченером в Южной Африке для бурских семей во время англо—бурской войны 1899—1902 годов. По приказу главнокомандующего английскими войсками Китченера уничтожались гражданские фермы буров, а гражданское население интернировалось в лагеря, где, по свидетельству самих англичан, условия пребывания были просто ужасающими. Для подавления сопротивления в войне с бурами применялись разрывные пули дум—дум, причинявшие людям огромные страдания. Наконец, по приказу Китченера вся страна буров была разгорожена колючей проволокой на большие участки. ■ Всего в лагеря англичане согнали около 200 тыс. человек — примерно половину белого населения бурских республик. Из них, по самым скромным подсчетам, от голода и болезней погибло около 26 тыс. человек, причем большинство из погибших — дети. ■ Впоследствии англичане покрыли всю планету сетью концлагерей и тюрем, жесточайшим террором подавляя любые признаки сопротивления, создав свой «мировой порядок». ■ Что собой представляли английские концлагеря, описывает израильский историк Шмуэль Дотан: «В концлагере Беньямина заключенные работали 12 часов в день почти без перерыва. На обед им давали две черствые питы, на ужин был жидкий овощной суп. С голоду люди ели траву и косточки арбузов. Не было ни воды для мытья, ни крыши над головой. Заключенные спали вповалку под открытым небом. На работу политзаключенных возили в каменоломни под Хайфу, держа их часами в вагонах, где люди не могли даже сесть из—за тесноты…». □ Выстрелы в спину союзникам □ ■ В Первой мировой войне Англия, создав англо—французско—русский блок, добивалась сохранения своей колониальной монополии и разгрома в войне основного конкурента — Германии, а заодно и ослабления своих союзников — Франции и России. ■ Когда в России произошла Октябрьская революция и власть перешла в руки большевиков, Англия пыталась не допустить выхода России из мировой войны. Первоначально Англия стремилась поддерживать сотрудничество с новой властью. Однако уже в марте 1918 года на состоявшейся в Лондоне военной конференции Антанты было принято решение об интервенции в Россию. ■ В действиях бывшего союзника России можно было выделить три направления: поощрение распада России путем поддержки самостийных правительств; направление воинских контингентов в зоны своих «жизненных интересов»; оказание помощи белому движению. ■ К февралю 1919 года на территории России находились английские войска численностью 44,6 тыс. человек. Англия выделила 60 млн фунтов стерлингов Добровольческой армии, оснастила всем необходимым 200—тысячную армию Колчака. ■ Причины такой щедрости еще в 1919 году объяснил Уинстон Черчилль. «Было бы ошибочно думать, что в течение этого года мы сражались за русских белогвардейцев, — отмечал он, — напротив, русские белогвардейцы сражались за наши дела». ■ Не счесть числа преступлений, совершенных английскими войсками на территории России. О преступлениях англичан за время их интервенции в Архангельске, Мурманске, Ревеле, Владивостоке и других городах России написаны целые книги. Везде, где они были, царило беззаконие — убийства, изнасилования, пытки, грабежи. И так они поступали с мирным населением своего бывшего союзника. ■ Есть и другие «красочные» примеры английского коварства в отношении союзников. ■ 03 июля 1940 года на стоянках французского флота в Оране, Мерс—эль—Кебире и Дакаре британская эскадра под командованием адмирала Соммервелла расстреляла в упор своих союзников, братьев по оружию, французских моряков в количестве 1400 человек из опасения, что они в новых обстоятельствах могут пойти на службу к французскому правительству в Виши. ■ Это была бойня совершенно не готовых к отпору французов. В ответ на этот выстрел в спину французское правительство, не объявляя Англии войны, разорвало с ней дипломатические отношения. ■ В декабре 1944 года антифашисты греческой освободительной армии ЭЛАС, попав в руки британцев, были беспощадно расстреляны за свою социалистическую ориентацию. Общие потери греческой антифашистской армии, изгнавшей немцев с территории страны, от английских расстрелов измеряются десятками тысяч человек, в основном пленных солдат и офицеров. ■ А как можно расценить речь Черчилля 05 марта 1946 года в Фултоне (штат Миссури, США), положившей начало холодной войне западных стран против своего бывшего союзника, как не выстрелом в спину. В своей речи Черчилль призвал западную демократию к единению перед лицом угрозы со стороны СССР, к созданию «братской ассоциации народов, говорящих по—английски» против Страны советов. Черчилль недвусмысленно предупреждал об опасности, исходившей от советского режима, и в этой связи употребил ставшее впоследствии широко распространенным выражение «железный занавес», который опустился между Восточной и Западной Европой. □ Виновник развязывания Второй мировой войны □ ■ Рассмотрим как продажная политика Англии конца 30—х годов прошлого столетия привела ко Второй мировой войне. ■ 29 сентября 1938 года в Мюнхене главы правительств Германии, Англии, Франции и Италии поставили свои подписи под предложенным гитлеровцами документом о разделе Чехословакии. Ей предписывалось в недельный срок передать Германии Судетскую область и пограничные с ней районы. Представители самой Чехословакии были вызваны в Мюнхен лишь для того, чтобы выслушать приговор. ■ Условие, при котором правящие круги Англии согласились выдать фашистской Германии Чехословакию, было обещание Гитлера не нападать на Англию, зафиксированное в англо—германской декларации, подписанной премьер—министром Великобритании Чемберленом и Гитлером. ■ Гитлеровцы, как представлялось в Лондоне, могли теперь с благословения Запада спокойно разрабатывать планы экспансии на Восток, против СССР. Перед отлетом из Мюнхена Чемберлен еще раз встретился с Гитлером. Открывая фюреру дорогу на Восток, он заявил: «Для нападения на Советский Союз у вас достаточно самолетов, тем более что уже нет опасности базирования советских самолетов на чехословацких аэродромах». ■ «Мюнхенское соглашение, — пишут английские исследователи Рид и Фишер, — стало в истории символом близорукости, предательства и коварства, высшим достижением политики умиротворения… Оккупированная немцами Чехословакия превратилась в меч, направленный на Восток, в сердце Советского Союза». ■ Сменивший Чемберлена на посту премьер—министра Великобритании Уинстон Черчилль о Мюнхене высказался следующим образом: «Англия должна была выбирать между войной и позором. Ее министры выбрали позор, чтобы затем получить войну». ■ Что касается руководителей Англии, то они демонстрировали Гитлеру еще большую готовность идти на сговор с агрессором с целью направить его на Восток. Так, Чемберлен в беседе с фашистским диктатором Италии Муссолини, состоявшейся в Риме 12 января 1939 года, ссылаясь на «слабость Советского Союза», призывал дуче поддержать «немецкий удар на Украине». ■ Особую опасность представляли тайные англо—германские переговоры, которые велись вплоть до лета 1941 года. Министр иностранных дел Англии Галифакс лично посетил Гитлера и Гиммлера. Чемберлен трижды ездил к Гитлеру, но ехать на переговоры в Москву они не захотели. На 23 августа 1939 года была назначена встреча Геринга с Чемберленом в Лондоне, которая сорвалась в связи с приездом Риббентропа в Москву. ■ В декабре 1939 года британский министр иностранных дел Галифакс через датского промышленника Плес—Шмидта довел до сведения Берлина англо-французские условия договоренности с Германией: сохранение гитлеровского господства в Австрии, Чехословакии и западной части Польши, возвращение Германии потерянных в Первую мировую войну колоний, создание антисоветского блока в составе Англии, Франции, Германии, Италии и Испании. ■ 01 сентября 1939 года нацистский вермахт обрушился на Польшу. 3 сентября Великобритания и Франция, ранее предоставившие Польше гарантии безопасности, объявили войну Германии, но боевых действий не начали. В Лондоне и Париже над необходимостью помочь своему союзнику, Польше, возобладала старая мюнхенская антисоветская линия — пожертвовать Польшей, чтобы немецко—фашистский вермахт занял исходные рубежи на западных границах Советского Союза. ■ Может быть, Англия и Франция не имели возможности оказать реальную военную поддержку сражающейся Польше? Отнюдь нет. При вторжении немецко—фашистских войск в Польшу Германия для прикрытия своих западных границ оставила всего лишь 23 дивизии, в то время как союзники Польши имели здесь 110 дивизий (французских и английских). ■ Явное превосходство англо—французских войск над германскими давало им возможность одержать стратегическую победу. Но здесь вступила зависимость хода и исхода военных действий от политической цели войны. Англо—французские правящие круги вместо выполнения союзнических обязательств перед Польшей всячески стремились столкнуть Германию с СССР и поэтому не предпринимали активных действий своими превосходящими силами на западе, предоставив тем самым свободу действий немецко—фашистским войскам на востоке. ■ Воспользовавшись бездействием вооруженных сил Великобритании и Франции, продолжавшимся в течение восьми месяцев и вошедшим в историю под названием «странная война», командование вермахта перебросило свои войска из Польши к западным границам Германии, доукомплектовав их и увеличив численность, и весной 1940 года начало вторую военную кампанию — теперь против Франции, Бельгии, Нидерландов, Дании и Норвегии. За сутки (09 апреля) они захватили Данию, за два месяца (09 апреля — 10 июня) оккупировали Норвегию, за пять дней (10—14 мая) овладели Нидерландами, за 19 дней (10—28 мая) — Бельгией, а за 44 дня (10 мая — 22 июня) принудили к капитуляции Францию. □ Планы по уничтожению СССР англо—германскими войсками □ ■ В интересах обеспечения безопасности своих северо—западных границ 30 ноября 1939 года войска Ленинградского военного округа во взаимодействии с Балтийским и Северным флотами перешли государственную границу Финляндии. Началась советско—финская война. ■ Под видом оказания помощи Финляндии в Лондоне и Париже принялись за спешную подготовку военного нападения на СССР как с севера, так и с юга, с тем чтобы превратить советско-финскую войну в отправной пункт объединенного военного похода стран Запада против СССР. Предполагалось, что на определенном этапе в антисоветском походе примет участие и фашистская Германия, организовав вторжение в центральные районы Советского Союза. ■ 19 декабря 1939 года верховный военный совет союзников принял решение о подготовке военного нападения на СССР, а 05 февраля постановил отправить англо—французские войска в Финляндию. Предполагалось, что 150—тысячный англо—французский экспедиционный корпус, высадившись в Нарвике и Петсамо, должен был двинуться на Ленинград и Мурманск. На 12 марта была намечена отправка судов, а на 20 марта — высадка войск. Одновременно шла подготовка к удару против СССР с юга: планировались бомбардировка англо—французской авиацией советских нефтяных промыслов Баку, Майкопа и Грозного, вторжение в Черное море английской морской армады, а в Закавказье — сухопутных англо—французских сил под командованием генерала Вейгана. ■ Гитлеровское руководство рассматривало англо—французские приготовления к агрессии против СССР как важный фактор, отвлекающий внимание Лондона и Парижа от подготовки отпора предстоящему удару вермахта на Западе. Поэтому гитлеровская «пятая колонна» во Франции и Англии поддерживала надежды Лондона и Парижа на предстоящий поход против СССР и дележ советской территории. «Мир был бы заключен за счет России, — писал французский дипломат Барду, — против которой сразу же после заключения перемирия выступил бы вермахт. Англия получила бы Туркестан. Границы Ирана и Турции оказались бы отодвинутыми до Каспийского моря. Италия имела бы долю участия в нефти, а Германия аннексировала бы Украину». ■ Что касается союза СССР с Англией во время Второй мировой войны, то следует напомнить, что еще в октябре 1943 года английский разведчик Лиддел Гарт в своей секретной докладной записке предупреждал английское правительство о мощи Красной армии, которой не сможет противостоять в Европе ни одна страна, в связи с чем рекомендовал заключить сепаратный мир с фашистской Германией, чтобы «вместе с западноевропейскими государствами оказать сопротивление послевоенным устремлениям русских». ■ Как пишет советский дипломат Валентин Фалин, «20 августа в Квебеке на заседании лидеров США и Британии с участием начальников штабов… принимается два плана: «Оверлорд», о котором нас проинформируют в октябре 1943 года в Тегеране (им предусматривалась высадка союзников во Франции в 1944 году), и второй сверхсекретный «Рэнкин», цель которого — повернуть против России всю мощь непобежденной Германии». По этому плану немцы входят в сговор с западными державами, распускают Западный фронт, оказывают поддержку при высадке десанта в Нормандии, обеспечивают быстрое продвижение союзников через Францию, Германию, выход на линию, где они удерживают советские войска». ■ Уже в середине мая 1945 года Черчилль отдал секретный приказ Объединенному штабу планирования военного кабинета — подготовить план уничтожения СССР. 22 мая 1945 года план «Немыслимое» был готов. Вначале планировалось уничтожение советских войск, дислоцированных в Германии. Удар должна была нанести полумиллионная группировка англо—германских войск во взаимодействии со 100—тысячной немецкой армией, сформированной из остатков гитлеровского вермахта по приказу Черчилля. Планировалось, что третья мировая война начнется 01 июля 1945 года переходом в решительное наступление сорока семи западных дивизий. Заблаговременно узнав об этом плане, Сталин отдал приказ о передислокации войск. 29 июня 1945 года советские войска заняли более выгодные позиции и приготовились к отражению нападения. В результате план нападения бывших союзников был сорван, а обнародованные сведения о немецкой армии вынудили Черчилля расформировать ее. ■ Следует также добавить, что солдаты Британского добровольческого корпуса СС дрались с наступающими «азиатскими ордами» до конца, отбиваясь от советских войск даже в окруженном Рейхстаге. «Единственная ошибка Гитлера состоит в том, что он не был рожден англичанином», — так, по мнению одного из британских эсэсовцев, объяснялся прискорбный факт места его последнего боя... □ Планы по уничтожению России на современный лад □ ■ Планы по уничтожению России живут и процветают на английской земле и в наше время. Так, в ноябре 1991 года в своей речи в Хьюстоне (США) Маргарет Тэтчер, к тому времени уже экс—премьер—министр Великобритании, заявила: «По оценкам мирового сообщества, экономически целесообразно проживание на территории России 15 млн человек». Не напоминают ли эти высказывания замыслы Гитлера? В разработанном под его руководством генеральном плане «Ост» предусматривалось уничтожение в течение 25—30 лет 120—140 млн человек в Польше и Советском Союзе. Остальная часть населения должна быть онемечена и переселена за границы Урала. ■ Также как в 1938, 1945 и 1946 годах премьер—министры Великобритании призывали к уничтожению СССР, так и нынешний премьер Дэвид Кэмерон призывает к уничтожению России. Этот призыв прозвучал в его выступлении в газете Sunday Times 20 июля 2014 года, которое ознаменовало новый этап нагнетания русофобской истерии с целью втягивания ЕС в войну против России. Поводом выступления послужил кризис на Украине, спровоцированный западными странами, которые поддержали вооруженный мятеж и государственный переворот, совершенный на Украине под националистическими лозунгами. ■ Как и перед началом Второй мировой войны правительство Англии благословляло немецких фашистов на войну с СССР, так и сегодня правительство Дэвида Кэмерона выражает однозначную поддержку украинским фашистам и убеждает правительства европейских стран объединиться для «крестового похода» против России. ■ В своем выступлении Кэмерон доходит до откровенной лжи, обвиняя Россию в уничтожении гражданского самолета, летевшего рейсом MH17, хотя все факты говорят о том, что самолет был сбит ук