Форум » Армии стран Организации Североатлантического договора и их союзников » Федеративная Республика Германия » Ответить

Федеративная Республика Германия

Admin: □ Армии стран Организации Североатлантического договора и их союзниковФедеративная Республика ГерманияНем. Bundesrepublik Deutschland

Ответов - 5

Admin: ■ 17 мая 2015 года | Антон МардасовГермания хочет «противоракетной свободы»Бундесвер отказался от американских ЗРК Patriot в пользу MEADS ■ Фото: meads-amd.com □ ■ Министр обороны ФРГ Урсула фон дер Ляйен приняла решение заменить американские зенитно-ракетные комплексы (ЗРК) MIM—104 Patriot производства компании Raytheon на комплексы MEADS, уже готовые к серийному производству. Об этом 15 мая сообщило известное немецкое издание Sueddeutsche Zeitung, со ссылкой на собственный источник в военном ведомстве. ■ Отмечается, что на Минобороны ФРГ оказывалось «значительное давление» относительно принятия соответствующего решения, поскольку производством ЗРК MEADS будет заниматься европейская компания MBDA, чей штат сотрудников в Германии насчитывает около 1300 человек. Издание также пишет, что Германия уже инвестировала в разработку комплексов один млрд евро и планирует вложить еще четыре. ■ Отметим, что многие российские СМИ эту новость подали с заголовками, смысл которых — Германия заменит американские Patriot средствами ПВО—ПРО своего производства, что на самом деле не соответствует действительности. В проекте MEADS (Medium Extended Air Defence System) с 1996 года участвуют не только немцы, но и итальянцы с американцами (представленные компанией Lockheed Martin). Французы вышли из него в 1997 году. ■ Согласно первоначальным планам, перспективный мобильный зенитный ракетный комплекс MEADS (Medium Extended Air Defense System) должен был стать одним из основных элементов системы противоракетной обороны НАТО и заменить ЗРК Patriot. Так, США хотели закупить 48 комплексов, Германия — 24, Италия — 9. Однако в процессе работы проект несколько раз оказывался под угрозой срыва: в начале 2011—го года и в конце 2012—го. Оба раза — из—за намерений американцев прекратить вкладывать в проект сотни млн долларов. Однако в 2014 году все—таки были завершены демонстрационные испытания комплекса, а в 2015—ом было объявлено о том, что ЗРК MEADS рассматривается в качестве кандидата на соответствие требованиям к системам ПВО—ПРО нового поколения в Германии и Польше. Однако Варшава в апреле 2015—го выбрала другого поставщика для своей национальной системы ПВО—ПРО Wisla — американскую компания Raytheon, производителя зенитно—ракетных комплексов Patriot. ■ Известно, что комплекс MEADS способен вести огонь двумя типами ракет: американскими PAC—3 MSE и европейскими IRIS—T SL — наземным вариантом немецкой ракеты класса «воздух—воздух» IRIS—T, разработанной в кооперации Германия—Италия—Швеция—Греция—Норвегия—Канада. ■ По некоторым данным, преимущество ЗРК MEADS над ЗРК Patriot заключается в том, что он может перехватывать цели, летящие с различных направлений при помощи лишь одной пусковой установки (ПУ). Дело в том, что на Patriot направляющие с ракетами расположены не вертикально, а под углом к горизонту, что требует для защиты группировки войск или стратегического объекта размещать не менее четырех ПУ — со всех направлений. Для сравнения: пусковые контейнеры в российских ЗРС С—300 с ракетами размещаются вертикально — противоракета уже в воздухе разворачивается в сторону обнаруженной цели. □ ■ Заместитель директора Таврического информационно—аналитического Центра РИСИ Сергей Ермаков говорит, что сообщение о замене ФРГ ЗРК Patriot на ЗРК MEADS надо рассматривать в двух плоскостях — с точки зрения НАТО и с точки зрения военно—промышленного комплекса ФРГ. — Политический момент заключается в том, что сейчас Америка активно давит на страны Североатлантического блока, чтобы они увеличили свои военные расходы. Германия — ключевая страна для НАТО, традиционно крепкая держава в военном отношении, но до последнего времени она не слишком активно выделяла деньги на оборону. Судите сами. Их 1,3% от ВВП не вписывались даже в натовское требование о 2%. То, что Германия не так давно решила увеличить свои оборонные расходы на 8 млрд евро в течение ближайших четырех лет, — особой «погоды» не сделает. По разным оценкам, для хорошего обновления своих вооруженных сил немцам требуется еще порядка 30 млрд евро. Но раз таких денег нет, то имеющиеся средства будут раскинуты по ключевым направлениям. И здесь важно, что две страны, которые близко находятся к нашим границам — Германия и Польша, вкладывают деньги именно в свои национальные системы ПВО—ПРО — Taktisches Luftverteidigungssystem (TLVS) и Wisla соответственно. То есть в сочетании с развертыванием ЕвроПРО создается эшелонированная оборона вокруг Европы. Конечно, нам могут рассказывать о том, что НАТО собирается таким образом защищаться от исламских террористов, Ирана и Северной Кореи, но на самом деле всем ясно — это военное строительство направлено против России. Что касается частного момента, касающегося перспектив средств ПВО—ПРО. Так или иначе, но в основе ЗРК Patriot и ЗРК MEADS лежит американский капитал. Другое дело, что в проекте по созданию перспективных ЗРК широко участвовали немцы и итальянцы. Да, Польша все—таки для своей национальной системы ПВО—ПРО Wisla сделала выбор в пользу чисто американских комплексов Patriot, лишний раз продемонстрировав свою приверженность проамериканскому курсу. Но Германия, во—первых, старается сохранить свои деньги, вложенные в проект. Во—вторых, немцы считают, что у них есть свои традиции ведения войны и производства вооружений. В—третьих, перспективные ЗРК MEADS обеспечивают более уверенное поражение целей, лучше защищены в условиях активного противодействия средствами РЭБ (радиоэлектронной борьбы — «СП»). □ — Первоначально американцы также хотели закупать MEADS, но потом проект несколько раз оказывался под угрозой срыва, и, видимо, теперь Штаты не собираются заменять этими ЗРК свои Patriot… — До недавнего времени даже Германия хотела выйти из проекта, но украинский кризис побудил ее руководство больше денег потратить на оборону и перспективные направления. Что касается планов США по закупке MEADS, то, по всей видимости, этот вопрос до конца не решен. Все будет зависеть от работы менеджеров и лоббистов компаний, которые зачастую двигают политику. Скажем, конкурирующая с Lockheed Martin компания Raytheon еще в 2010—ом году предлагала пакет модернизации состоящих на вооружении бундесвера ЗРК Patriot, обеспечивающий повышение их характеристик до уровня ЗРК MEADS в срок до 2014 года. Однако Минобороны Германии тогда не без стараний Lockheed Martin приняло решение о продолжении разработки ЗРК MEADS... С другой стороны, ЗРК Patriot у американцев уже отработаны и их проще продвигать в определенных странах. □ ■ В ситуации с ЗРК, конечно, больше экономики, чем политики, тем не менее, этот эпизод характеризует картину в целом, говорит директор Центра стратегической конъюнктуры Иван Коновалов. — Немцы явно устали жить под грузом поражения во Второй мировой войне, и они хотят не только некой самостоятельности, но и чтобы их политическая и военная роль были признаны в мире, прежде всего — в европейской экономике. Де—факто — реальная роль Германии высока, но де—юре она находится в несколько подчиненном положении по отношению к другим членам НАТО. Германия дает понять, что она больше не хочет мириться с ролью проигравшей стороны во Второй мировой. Так, немцы хотят войти в Совет Безопасности ООН на постоянной основе, а также играть самостоятельную роль в военных операциях, поскольку их обычное участие в основном ограничивается логистической и гуманитарной составляющими. А ведь Бундесвер сейчас — сильнейшая армия в Европе: боевые качества немецких военных всем хорошо известны, а по техническому уровню вооружённые силы ФРГ соответствуют ВС Франции и Великобритании. Кроме того, немецкие предприятия входят фактически во все крупные европейские концерны, и Германии крайне важно стратегически хоть как-то потеснить американцев на рынке вооружений, при этом, естественно, не ссорясь с ними. □ ■ Директор Центра общественно—политических исследований Владимир Евсеев замечает: хотя Lockheed Martin также участвует в проекте MEADS, однако это — не головная компания. — В этом смысле постепенная замена ЗРК Patriot объясняется тем, что немцы хотят отбить вложенные в проект деньги, а также загрузить собственную промышленность, чтобы не зависеть от США на 100%. Этот факт в последнее время сильно раздражает Германию, потому что полная зависимость от «Дяди Сэма» заставляет их впутываться в те дела, в которых немцам участвовать не хотелось бы. Выбор в пользу перспективных комплексов не чисто американского производства — это хоть частичная альтернатива, но все—таки альтернатива. Кроме того, MEADS более совершенные комплексы в плане перехвата целей, летящих с разных направлений, хотя, по большому счету, это все-таки больше средства ПВО, чем ПРО. Понятно, что по своим характеристикам до уровня российских С—400 эти комплексы объектовой защиты не дотягивают ни по дальности, ни по высоте прикрытия.

Admin: ■ 09–06–2015Германия выбрала систему MEADS■ Германия решила приобрести системы ПВО/ПРО MEADS, конкурентом которой выступала глубоко модернизированная система Patriot. Об этом пишет сегодня Defence24. □ □ ■ Как сообщает tagesschau.de, решение о выборе MEADS подтверждается комментариями представителей комитета по обороне от коалиции ХДС/ХСС и СДПГ Флориана Ханна (Florian Hahn) и Райнера Арнольда (Rainer Arnold). Аналогичную информацию передает, судя по сайту Syracuse.com, американский сенатор Чарльз Шумер (Charles Schumer). ■ Германия намерена закупить системы ПВО и ПРО MEADS для замены состоящих на вооружении бундесвера комплексов «Пэтриот». По имеющейся информации, возможна закупка от 8 до 12 комплексов. Они до 2025 года заменят немецкие «Пэтриоты» (в настоящее время модернизированы до версии РАС–3).

Admin: ■ № 3 март 2015По шаблону конфронтацииГермания кардинально пересматривает свою оборонную политику □ Конфронтации между Россией и НАТО — уже реальность. Поэтому стоит обратить пристальное внимание на тенденции военного строительства в странах альянса, прежде всего — в Германии. Бундесвер является одной из крупнейших армий стран Евросоюза: в нем служат 185 тыс. военных и 55 тыс. гражданских лиц. В годы холодной войны западногерманская армия считалась «ударной силой» альянса в Европе. Но сегодня эта, казалось бы, ушедшая в прошлое традиция на наших глазах возрождается. В действиях по расширению Сил быстрого реагирования, которые НАТО изображает как ответ на мнимую российскую агрессию и мифическую угрозу, альянс назначил куратором именно Германию. Не откладывая дела в долгий ящик, бундесвер уже взял под козырек. □ ■ В 2014 г. министр иностранных дел Германии Франк–Вальтер Штанмайер дал абсолютно новую характеристику ситуации в сфере глобальной безопасности, заявив с трибуны Генеральной ассамблеи ООН, что мир «трещит по швам». Тревожную оценку о вступлении мира в полосу перманентных кризисов разделяют (и, конечно, индуцируют) близкие к правительственным кругам эксперты. Ответственность за нарастание противостояния в Европе они возлагают на российскую сторону, считая, что своими действиями в ходе украинского кризиса Москва нарушила принципы послевоенного устройства, зафиксированные в Заключительном акте Совещания по безопасности и сотрудничеству в Хельсинки. ■ С самого начала украинского кризиса руководство Германии заняло по отношению к России позицию в некоторых проявлениях более жесткую, нежели у других западных стран. В военной области были сделаны следующие шаги: • Германия, направила дополнительные самолеты на усиление Балтийского воздушного патрулирования: в полетах вдоль границ РФ стали участвовать шесть, а не четыре немецких истребителей Eurofighter; • бундесвер предоставил инфраструктуру для усиления базирующейся в Киле группировки кораблей из состава Сил быстрого реагирования (в Киле дополнительно дислоцированы принадлежащие Норвегии, Нидерландам, Бельгии и Эстонии четыре минных тральщика и судна морского обеспечения); • Германия расширила участие в радиолокационной разведке посредством самолетов AWACS, базирующихся в Гайленкирхене, которая с 11 марта 2014 г. ведется в ежедневном режиме над территориями юга Украины, Молдавии и Крыма. □ ■ Министр обороны Германии Урсула фон дер Ляйен □ ■ Наиболее свежий пример деятельного участия Германии в НАТОвской политике сдерживания России — морские маневры у берегов Крыма, для которых немецкий флот предоставил танкер Spessart. ■ Наряду с военными, предприняты меры политического характера. Так, представители федерального правительства дали понять, что считают неприемлемой поставку вертолетоносцев «Мистраль» России. Другой пример — вето на поставку в Россию оборудования для учебного центра в Мулино, наложенное задолго до принятия антироссийских санкций на уровне Евросоюза. Позже, в августе 2014 г., фирма–производитель Rheinmetall AG получила от бундесвера заказ на оборудование подобного центра в Германии (в Альтмарке, земля Саксония–Ангальт). Этот заказ, с одной стороны, возмещает подрядчику часть ущерба от невыполнения российского заказа (заказ бундесвера на 79 млн евро, российский — на 120 млн евро). С другой стороны, это вклад федерального правительства в повышение качества боевой подготовки военнослужащих НАТО, поскольку в Альтмарке проходят подготовку военные разных стран непосредственно перед отправкой за рубеж в составе НАТОвских миссий. ■ Министр обороны Германии Урсула фон дер Ляйен нередко ссылается на мнение бывшего госсекретаря США Генри Киссинджера о неизбежности повышения внешнеполитической роли Германии. Видимо, его указания в Германии расценивают не как мнение частного лица, а как выражение позиции США. Не только США, но и некоторые европейские союзники настаивают на усилении военной составляющей немецкой внешней политики. Так, министр обороны Польши Томаш Семоняк, приглашенный в октябре 2014 г. на совещание командного состава бундесвера, в своем выступлении заявил, что ни НАТО, ни Евросоюз «не могут себе позволить слабый бундесвер», и призвал немецких партнеров принять ответственность за защиту союзников. Радислав Сикорский, в бытность министром иностранных дел Польши, заявлял, что бездействия Германии он опасается больше, чем действий. ■ Подобный упрек был бы сегодня неуместен. Бундесвер пришел в движение. Не стоит упускать из виду и то обстоятельство, что к руководству ВС Германии пришло поколение, имеющее боевой опыт участия в международных миссиях. □ □ Поставки оружия курдским повстанцам, воюющим с «Исламским государством», — новое явление в германской политике безопасности □ ■ Ляйен заявила о необходимости принятия новой стратегической доктрины — Белой книги бундесвера, которая в будущем году заменит аналогичный документ от 2006 г. В действующей Белой книге Россия названа выдающимся партнером, к тесной кооперации с которым стремятся ЕС и НАТО. Не вызывает сомнений, что в новой стратегии позиция по отношению к России будет сформулирована по–иному. За отправную точку может быть принята дискуссия на саммите НАТО в Уэльсе о том, считать ли Россию противником или врагом. Сама Ляйен не раз говорила, что действия России по отношению к Украине не только противоречат нормам международного права, но и создают новые угрозы безопасности. Политики всерьез рассуждают о реальности российской угрозы для Прибалтики, а СМИ внушают обывателю, что угроза распространяется и на Германию. Ляйен приветствовала решение США усилить военное присутствие на немецкой земле. В общей сложности в Европу доставят 800 американских танков, сколько из них в Германию — не сообщается. Известно, что размещены они будут вблизи Графенвере (в Баварии), где находится один из трех крупнейших военных полигонов в Европе (кстати, второй — тоже в Германии). Напомним, что свои военные базы — реликты послевоенных оккупационных зон — до сих пор имеют в Германии США и Великобритания. Есть и американское тактическое ядерное оружие: благое намерение добиться его вывода, внесенное в договор о создании прошлой правительственной коалиции в 2009 г., так и осталось на бумаге. ■ Белая книга — это надпартийная стратегическая концепция, которая за историю ФРГ принималась уже десять раз (первая — в 1969 г.). Кроме Министерства обороны, на сей раз к ее разработке привлечены ведомство канцлера, а также министерства внутренних дел, экономики, экономического сотрудничества и иностранных дел. Кроме того, разработка Белой книги впервые будет проходить на фоне «широкой общественной дискуссии по вопросам безопасности». Незатухающее противостояние вблизи границ Евросоюза поневоле вынуждает простых немцев уделять проблемам безопасности все более пристальное внимание. Год назад институты, изучающие общественное мнение, в ходе опросов интересовались тем, насколько граждане обеспокоены угрозой новой холодной войны между Россией и Западом. Тогда такого сценария опасались 3/4 населения (для сравнения: в 2008 г. после конфликта в Южной Осетии — 1/2). Последние опросы касаются уже угрозы не холодной, а горячей войны. В феврале 2015 г. 49% немцев допускали возможность подобного развития событий — против 46%, которые верили, что до войны не дойдет. Мартовский опрос показал, что 40% немцев боятся войны с Россией. Поясним, что речь в данном случае в первую очередь идет о естественном для человека стремлении к миру. В Германии последствия Второй мировой до сих пор прослеживаются в облике большинства городов. Тот же Нюрнберг, где в 1945—1946 гг. проходил трибунал над нацистскими преступниками, был на 90% разрушен анлго–американскими бомбардировками. Из обилия данных разных опросов выделим результат, который представляется нам очень существенным: вопреки массированной антироссийской пропаганде, 47% немцев сегодня согласны с тем, что Россия чувствует угрозу со стороны Запада. □ □ Германия пока не отказывается от основных элементов начатой в 2011 г. военной реформы — отмены воинского призыва и сокращения численности ВС □ ■ Думается, что подлинная цель пресловутой «широкой общественной дискуссии» по новой Белой книге заключается отнюдь не в том, чтобы при составлении официальной оборонительной концепции прислушаться к гласу народа, а в том, чтобы «перенастроить» общественное мнение. Ясно и направление, по которому должна быть произведена такая перенастройка: устранить не отвечающий агрессивной политике НАТО пацифизм. Еще предшественник Ляйен Томас де Мезьер (министр обороны 2011—2013 гг.) сетовал на трудности в поддержании боеспособности бундесвера, которые существуют из–за глубокого пацифизма, свойственного обществу. Действительно, по данным опросов, обычно не менее 3/4 граждан высказываются против участия бундесвера в миротворческих операциях НАТО. Известный своей жесткой антироссийской риторикой президент Германии Йоахим Гаук в пылу пастырского красноречия (президент — бывший пастор евангелической церкви) готов объявить едва ли не крестовый поход против пацифизма как «невыразимой глупости». ■ Первым обработку общественного мнения затеяло Министерство иностранных дел, которое весь минувший год занималось проектом, задуманным для переоценки внешней политики. Причем (какое совпадение!) тоже на фоне «широкой общественной дискуссии». Представляя в марте 2015 г. итог работы по проекту, министр иностранных дел говорил о широком спектре инструментов внешней политики — от дипломатии до отправки бундесвера. По этому случаю журналисты уже цитируют прусского короля Фридриха Великого, который говаривал, что дипломатия без оружия — все равно как музыка без инструментов. ■ Заметим, что именно в прошлом году Германия как бы невзначай стала использовать и такой инструмент, как отправка вооружений в горячие точки. Раньше это считалось недопустимым, т.к. поставка оружия может привести лишь к обострению кризиса. Поэтому Германия не осуществляла военно–техническое сотрудничество со странами, на территории которых ведутся боевые действия. Появление задним числом информации об осуществленных поставках бронетанковой техники на Ближний Восток вызывало громкие скандалы. А в прошлом году Германия (конечно, и тут не обошлось без «общественной дискуссии») стала вооружать курдскую армию. С учетом вышесказанного, поставки оружия курдским повстанцам, воюющим с группировкой «Исламского государства», представляют собой действительно новое явление в германской политике безопасности. Для начала, в сентябре 2014 г., в Ирак были доставлены «нелетальные виды вооружений»: 700 переносных радиостанций, 4000 касок и столько же бронежилетов, 20 металлоискателей, 30 минных зондов, а также 680 приборов ночного видения. Вдогонку последовали обычные вооружения с боеприпасами: 40 пулеметов MG3, 8000 штурмовых винтовок G3 и столько же G36, 10000 ручных гранат, 30 пусковых установок ПТРК Milan с 500 ракетами и 200 противотанковых гранатометов. Министр экономики Зигмар Габриэль объяснил эти поставки несколько парадоксально: в регион уже поставлено столько оружия, что Германии пришлось принять такое решение. Отметим, что, согласно опросу, проведенному в августа 2014 г., большинство населения — 74% — отвергало поставку оружия курдам. Еще решительнее был настрой против потенциально возможной отправки контингента военнослужащих в эту горячую точку — 81% против. Тем не менее в декабре 2014 г. правительство приняло решение направить в Ирак до 100 инструкторов для обучения бойцов курдского ополчения Пешмерга. Обращает на себя внимание то обстоятельство, что отправка инструкторов была проведена без обращения за мандатом ООН, юридическим обоснованием является просьба правительства Ирака. □ □ Берлин приостановил сокращение количества танков в войсках и воссоздает один из танковых батальонов □ ■ В этом контексте нельзя не вспомнить настойчивые просьбы украинского руководства о поставках оружия для продолжения войны против самопровозглашенных Донецкой и Луганской республик. Такие просьбы адресовались и Берлину, который, однако, пока определенно высказывается против вооружения Киева. ■ Противоречивы сведения о другой сделке — о поставке БТР Boxer в Литву, которая считает, что имеющихся у нее на вооружении трехсот американских бронетранспортеров M113 теперь недостаточно, да и устарела эта техника. В конце февраля 2015 г. немецкая пресса сообщила об отказе федерального правительства поставить Литве Boxer; при этом упоминалось, что литовцы хотели ускорить поставку, предлагая заключить межправительственное соглашение. В этом случае компаниям–производителям Krauss–Maffei Wegmann и Rheinmetall не пришлось бы запрашивать и ждать правительственного разрешения на поставку. Депутаты бундестага, причем не только консерваторы, но и ведущий эксперт социал–демократов Райнер Арнольд, осудили такое решение правительства, заявив, что Прибалтике нужно помогать всеми силами. Официальная версия литовской стороны несколько иная. Посол Литвы в Германии Дейвидас Матулионис «удивился» информации по поводу Boxer, т.к. формального запроса его правительство не направляло. Впрочем, он не стал отрицать, что могли иметь место неофициальные контакты, а также подтвердил, что в конце марта ожидается решение о поставке более 100 единиц колесных бронемашин консорциумом, в состав которого входит немецкая фирма. В середине марта посол выступил в бундестаге с докладом «Взгляд Литвы на будущее Европы», посвятив его «развязанной Россией войне против дружественной Украины». Посол выступал по приглашению Министерства иностранных дел Германии, что выглядит как завуалированное извинение правительства за свой, пусть неофициальный отказ. Стоит упомянуть, что спикер Министерства обороны еще в феврале заявил, что Германия поддерживает модернизацию литовских Вооруженных Сил в связи с возросшей потребностью в обороне у стран альянса. ■ Не дожидаясь формального пересмотра действующей оборонной доктрины, немецкие военные подключаются к практическим мерам, которые НАТО представляет как ответ на российскую угрозу. Речь идет в первую очередь о реализации мобилизационной директивы Readiness Action Plan, утвержденной решениями саммита НАТО в Уэльсе. В частности, увеличена общая численность Сил быстрого реагирования. В составе этих сил под руководством «рамочных наций» Германии, Норвегии и Нидерландов создается новое мобильное соединение Very High Readiness Joint Task Force (VJTF, «Острие копья»). Окончательное развертывание подразделения запланировано на 2016 г., когда, по предварительным планам, оно будет на постоянной основе размещаться на территории Польши. К этому времени в странах Балтии, Польше, Румынии и Болгарии будут размещены дополнительные вооружения и боеприпасы и созданы «штабные точки» (или «логистические центры»). Из 40 военнослужащих этих «точек» половину будут составлять немцы. В качестве «рамочной нации» Германия взяла на себя обязательство направить в 2015 г. в состав Сил быстрого реагирования 4000 военнослужащих, из них 2700 — в состав Immediate Response Force и 1300 — в состав Response Forces Pool (для сравнения: в 2013 г. в Силах быстрого реагирования НАТО было всего 3000 бундесверовцев). В 2015 г. штаб Сил быстрого реагирования временно располагается в Мюнстере (федеральная земля Северный Рейн-Вестфалия); он формируется на базе существующего там штаба немецко-нидерландского корпуса численностью 1200 военнослужащих. Постоянный же штаб с 2016 г. должен начать функционировать на территории Польши. ■ Пост командующего Силами быстрого реагирования будет ротационным; в 2015 г. его занимает генерал–лейтенант Сухопутных войск бундесвера Фолькер Хальбауэр, имеющий опыт командования контингентом KFOR в Косово (2012—2013 гг.). В 1991—1992 гг. он закончил командно–штабной колледж Армии США (Command and General Staff College, Форт–Ливенуорт, штат Канзас). ■ Все эти действия противоречат обязательству, зафиксированному в Основополагающем акте об отношениях между РФ и НАТО от 1997 г. (раздел IV): «НАТО подтверждает, что… будет осуществлять свою коллективную оборону и другие задачи через обеспечение необходимых совместимости, интеграции и потенциала усиления, а не путем дополнительного постоянного размещения существенных боевых сил». Но альянс считает себя впредь не связанным этим обязательством в силу того, что присоединение Крыма он рассматривает как нарушение Россией взаимного обязательства согласно разделу I данного соглашения: «отказ от применения силы или угрозы силой… против любого другого государства, его суверенитета, территориальной целостности». Следует отметить, что еще в первой половине 2014 г. немецкие военные выступали за соблюдение упомянутого соглашения, против размещения дополнительных контингентов НАТО в странах Центральной и Восточной Европы на постоянной основе. Заслуживает внимания и то обстоятельство, что, по опросам от февраля 2015 г., НАТОвские действия считали ошибочными семеро из десяти опрошенных немцев, а среди представителей Левой партии и зеленых — 8 из 10. □ □ В полетах у границ России в рамках Балтийского воздушного патрулирования теперь участвуют шесть немецких истребителей Eurofighter □ ■ Усиление кооперации внутри альянса руководство бундесвера рассматривает как характерную черту оборонной политики в современных условиях. Более того, политическое руководство современной Германии считает, что для вооруженных сил стран НАТО представление о национальной армии является анахронизмом. Но если бундесвер и не является армией, способной к самостоятельным боевым действиям, это обстоятельство не отменяет внутреннюю оборонную политику. О кардинальном характере происходящих в ней перемен свидетельствует позиция по поводу оборонного бюджета. В первой половине прошлого года немецкие лидеры делали заявления о целесообразности сохранения расходов на текущем уровне в 1,3% ВВП. В частности, министр финансов Вольфганг Шойбле называл повышение оборонных расходов «не разумной политикой, а прямой противоположностью тому, что нам нужно». Но года не прошло, как Шойбле, борец за бездефицитный госбюджет, сдал свои бастионы. В начале марта 2015 г. он заявил о предстоящем росте оборонных расходов Германии, правда — с 2017 г. Но отнюдь не в надежде, что ситуация изменится к лучшему, а потому, что промышленность не в силах быстро обеспечить выполнение расширенного оборонного заказа. Заявление Шойбле — прямое следствие обязательства, взятого на себя главами государств и правительств стран НАТО на саммите в Уэльсе: довести в течение предстоящих 10 лет оборонные расходы до уровня 2% ВВП. Бюджет бундесвера на 2014 г. составлял 32,44 млрд евро. На 2015 г. по проекту — 32,26 млрд евро, но утвержден несколько большим — 32,97 млрд евро (оба года — 11% общих расходов бюджета). А изначально пятилетний финансовый план на 2011—2015 гг. предусматривал выделение соответственно 30,9 и 30,4 млрд евро. Повышение до уровня 2% ВВП будет равносильно наращиванию оборонных расходов не менее чем на 15 млрд евро. ■ Немецкие войска составляют основу сухопутной ударной мощи НАТО, поэтому в последнее время Берлин увеличивает заказы на закупку сухопутных вооружений. Осенью 2014 г. был увеличен заказ на поставку БТР Boxer: со 191 до 321 машины, в денежном выражении — на 620 млн евро. В обосновании соответствующего запроса бюджетному комитету указывалось, что в связи с изменением ситуации в сфере европейской безопасности прежде запланированная закупка явно недостаточна. Предполагается увеличить оборонный заказ на комплекты экипировки «Современный пехотинец». ■ Поскольку рост финансирования отложен до 2017 г., в начале марта 2015 г. министр обороны распорядилась приостановить списание устаревших моделей танка Leopard. В ходе военной реформы предшественник Ляйен, Томас де Мезьер, утвердил план сокращения основных систем вооружений, который теперь пересматривается. Танки — один из примеров такого пересмотра. По Мезьеру, количество танков следовало сократить до 255. Теперь вместо того, чтобы продолжить списание, будет воссоздан танковый батальон в Бергене (федеральная земля Нижняя Саксония). Эксперты правящей коалиции ставят вопрос и об увеличении в 2016 г. заказа на новые ОБТ Leopard. ■ Наиболее важный элемент начатой в 2011 г. военной реформы — отказ от воинского призыва и сокращение численности Вооруженных Сил — пока сохранен. Правда, в связи с украинскими событиями некоторые отставные генералы осуждают этот шаг за преждевременность, но пока министр обороны твердо стоит за отмену призыва. Следует, однако, иметь в виду, что юридически призыв не отменен, а приостановлен. ■ Несмотря на декларирующуюся в Берлине необходимость вновь повысить обороноспособность НАТО в Европе в связи с украинским кризисом, Германия не отказывается и от участия бундесвера в зарубежных миротворческих миссиях; не ставится вопрос ни о сокращении количества этих миссий и численности отправляемых контингентов, ни о региональных приоритетах. □ □ Первый этаж Министерства обороны Германии. На ковре при входе — репродукция советской аэрофотосъемки разбомбленного Берлина. Это не должно повториться… □ ■ К началу 2015 г. свыше 2400 германских военнослужащих принимали участие в 14 зарубежных миссиях. В 2014 г. были продлены следующие миссии: KFOR (в Косово, после окончания боевой миссии в Афганистане теперь это крупнейшая из операций); UNAMID (Судан); UNMISS (Южный Судан); EUTM–Мали; MINUSMA (Мали и Сенегал); Atalanta (Африканский Рог), UNIFIL (Ливан), OAE (Средиземное море). Был получен мандат парламента на новые миссии EUFOR RCA (ЦАР) и EUTM–Сомали. В районе распространения лихорадки Эбола бундесвер впервые тесно сотрудничает с представителями Красного Креста, но при этом его действия в Западной Африке не имеют статуса особой иностранной миссии. Миссия ISAF в Афганистане была преобразована: с 2015 г. это многонациональная небоевая миссия Resolute Support. Число военнослужащих бундесвера в составе Resolute Support — 850 человек, а в рамках ISAF максимально на территории Афганистана в период с мая по июль 2011 г. находились 5000 немецкий солдат. Перед участниками миссии Resolute Support стоят задачи по обучению афганской армии и организации отправки из Афганистана техники. Отметим, что часть военных грузов из Афганистана возвращалась в Германию северным маршрутом, т.е. в кооперации с российской стороной. Некоторые немецкие политики опасались, что обострение отношений с Евросоюзом может спровоцировать Россию на отказ от выполнения соответствующих договоров, однако подобные опасения оказались безосновательными. □□□ ■ Крупнейший после окончания Второй мировой войны кризис системы европейской безопасности, спровоцированный событиями на Украине, ведет к кардинальному пересмотру оборонной политики Германии. Будущее покажет, закрепятся ли нынешние тенденции, а пока приходится констатировать, что позиция Германии в отношении России ужесточилась со второй половины 2014 г. Об этом свидетельствуют следующие факты: • руководство страны взяло на себя обязательство увеличить военный бюджет; • Германия приняла на себя функции одной из ведущих стран по имплементации мобилизационной директивы Readiness Action Plan, хотя ранее военные высказывались за соблюдение Акта НАТО—РФ от 1997 г.; • происходит увеличение некоторых оборонных заказов; • намечено пересмотреть утвержденные ранее планы сокращения основных систем вооружений. ■ Возврат к призыву, приостановленному реформой, пока не рассматривается, как не ставится и вопрос об увеличении численности Вооруженных Сил. Вместе с тем с юридической стороны призыв не считается отмененным. ■ В конце 2014 г. было принято решение о подготовке нового стратегического документа в сфере национальной безопасности — Белой книги бундесвера, которая должна быть утверждена в 2016 г. Документ будет существенно отличаться от действующего аналога, в первую очередь в вопросе о взаимоотношениях с Россией. □ ■ Автор — Наталия Кирилловна Меден, научный сотрудник Института экономики РАН, Центр внешней политики России

Admin: ■ № 6 июнь 2015Бундесвер без иллюзийГерманская армия по-прежнему остается главной ударной силой НАТО в Европе □ В условиях конфронтации НАТО с Россией европейские члены альянса, при многосторонней поддержке США, повышают боеготовность собственных вооруженных сил и стремятся улучшить взаимную координацию в военной сфере. Не является исключением и Германия. Хотя украинский кризис не стал здесь поводом для модернизации армии, планомерная работа по повышению боеспособности бундесвера проводится более интенсивно; в то же время, она видоизменяется в соответствии с геополитической ситуацией, с учетом того, что в расширении Сил быстрого реагирования Германии отведена роль ответственного координатора. □ ■ Весь период после объединения Германии военное строительство было нацелено на преобразование бундесвера из «ударной силы» НАТО, противостоящей Варшавскому договору, в армию, способную отправлять контингенты для участия в миротворческих операциях. Исходя из того, что для выполнения таких задач многочисленная армия не требовалась, в большинстве стран НАТО была отменена всеобщая воинская обязанность. Однако в Германии с отказом от призыва медлили: главные протагонисты в политике (христианские демократы) настаивали на том, что сохранение призыва обеспечивает связь армии с обществом, а военные указывали, что призывники обеспечивают 40% кадрового пополнения. Призыв сохранялся, но сроки службы призывников сокращались, и к 2010 г. молодых немцев призывали всего на полгода. Поскольку за шесть месяцев невозможно качественно подготовить солдата к выполнению боевых задач, армия фактически разделилась на более и менее боеспособную части. По оценке Европейского оборонного агентства, в 2011 г. численность военнослужащих, способных принимать участие в боевых действиях, составляла в Германии 7 тысяч человек, а в отменивших призыв Франции и Великобритании — соответственно 30 и 22 тысячи. ■ При этом в немецкой обществе призыв воспринимался как анахронизм, что дополнительно снижало престиж воинской службы. В итоге в верхах было принято принципиальное решение о проведении реформы, которая бы обеспечила, на первый взгляд, взаимоисключающие цели: повышение боеспособности при продолжающемся снижении оборонного бюджета и переход на добровольный принцип комплектования. Численность личного состава была сокращена с 240 до 185 тысяч человек. С начала украинского кризиса некоторые отставные генералы открыто сожалели по поводу отказа от призыва. Ханс–Петер Бартельс (глава парламентского комитета по обороне, член СДПГ) считает, что отказ от призыва был слишком поспешным (что странно, если учесть, что социал–демократы еще в начале 2000–х гг. требовали отмены призыва), но призыв на полгода вообще лишен смысла. Как бы то ни было, нынешний министр обороны Германии Урсула фон дер Ляйен намерена сохранить добровольный принцип комплектования армии; впрочем, юридически призыв не отменен, а приостановлен. Это значит, что его можно восстановить без формальных проволочек. □ □ Министр обороны Германии Урсула фон дер Ляйен увлекается личным пиаром, а в стиле руководства демонстрирует пренебрежение спецификой ВС □ ■ К началу украинского кризиса реформу, бравурно начатую Карлом–Теодором цу Гуттенбергом, занимавшем пост министра обороны в 2009—2011 гг., без каких–либо специальных политических решений стали скромно называть «реогранизацией» (Neuausrichtung). По определению, реорганизация должна обеспечивать выполнение бундесвером функции «неотъемлемого инструмента политики безопасности». После начала реформы сменились два министра обороны; в действующем кабинете министерство возглавляет Урсула фон дер Ляйен, назначение которой вызвало недоумение в обществе, не говоря уже о склонном к консерватизму бундесвере — никогда прежде женщина не руководила Вооруженными Силами. Ляйен увлекается пиаром собственной персоны (чем напоминает Гуттенберга), а в стиле руководства демонстрирует пренебрежение ярко выраженной спецификой ВС. Это принципиально отличает нынешнего министра от ее предшественника, Томаса де Мезьера (министр обороны в 2011—2013 гг.). Может быть, на его стиль накладывала отпечаток семейная традиция: отец министра, генерал Ульрих де Мезьер, был одним из организаторов армии ФРГ в послевоенный период. Напротив, фон дер Ляйен склонна к решению проблем чисто технократическими методами. К примеру, кадровые проблемы, включая вербовку добровольцев, предполагается решить путем превращения бундесвера в «самого привлекательного из работодателей Германии», а сбои с выполнением оборонного заказа — оптимизацией отношений между заказчиком и поставщиком вооружений. Некоторые эксперты предостерегают, что такой подход угрожает превращением самой фон дер Ляйен в «часть проблемы». Подобное предостережение представляется вполне резонным, если принять во внимание, что большинство министров обороны расставались со своим постом не по доброй воле. Упомянутый цу Гуттенберг был вынужден оставить пост и даже ушел из политики после скандала из–за обвинений в плагиате при написании диссертации. Из 17 министров обороны ФРГ в канцлеры прочили многих (начиная с Франца–Йозефа Штрауса до цу Гуттенберга), но удалось это лишь Гельмуту Шмидту. Амбициозные планы нередко приписывают и Ляйен. Тем больше у нее оснований добиваться популярности среди военнослужащих. Вполне закономерно, что первой инициативой Ляйен стал проект, направленный на повышение привлекательности воинской службы. □ Повышение привлекательности воинской службы □ ■ Кадровая проблема была отправной точкой реформы, начатой при Гуттенберге. Но, несмотря на сокращения, проблему нехватки кадров она не решила, а поставила по-новому. Теперь требуется, с одной стороны, обеспечить постоянный приток добровольцев, а с другой — исключить дефицит квалифицированных кадров по ряду специальностей и предотвратить уход из Вооруженных Сил востребованных специалистов. Армейская служба по–прежнему не считается престижной. По опросам, 2/3 немцев отговорили бы родных и друзей от профессии военного, хотя 8 человек из 10 имеют положительное представление о кадровых военных. «Если нам нужен сильный, боеспособный, гибкий бундесвер, то ничего не остается, как позаботиться о привлекательности службы», — заявила Ляйен. □ Кадровая проблема стала отправной точкой реформы бундесвера □ ■ Проект повышения привлекательности службы охватывает широкий спектр мер, которые юридически оформлены специальным законом о повышении привлекательности бундесвера, вступившим в силу с апреля 2015 г. В соответствии с положениями закона, впервые за всю историю бундесвера, для основного состава вводится нормированный рабочий день, т.е. военнослужащие приравнены к гражданским служащим и будут иметь фиксированную продолжительность рабочей недели в 41 час, как предусмотрено Директивой ЕС по рабочему времени 2003/88/EG. В случаях, когда 41–часовая неделя невозможна (например, для участников зарубежных миссий, моряков, при борьбе со стихийными бедствиями и т.п.), служащие будут получать денежную компенсацию. ■ В части оплаты труда предполагается введение персональных надбавок, повышение оплаты на период участия в учениях и т.п. Повышение оплаты коснется 22 тыс. военных и 500 гражданских служащих. С 01 ноября 2015 г. ежемесячное денежное довольствие военнослужащих будет увеличено на 60 евро (в начале 2015 г. оно составляло от 777 до 1146 евро). Расширяются социальные гарантии, например, улучшаются условия выхода на пенсию до достижения пенсионного возраста профессиональным военным, контрактникам увеличивается выходное пособие. В 2015—2017 гг. Министерство обороны предполагает потратить на дополнительное материальное стимулирование военнослужащих 764,2 млн евро, на улучшение инфраструктуры (преимущественно речь идет о ремонте бытовых помещений) — 750 млн евро. ■ Изначальная слабость закона заключается в том, что упор сделан на материальное стимулирование, однако из–за специфики воинской службы материальные стимулы не могут гарантировать полное решение проблемы. К тому же большинство военнослужащих удовлетворены уровнем оплаты труда. Например, среди добровольцев оплатой довольны 83%. С другой стороны, для привлечения квалифицированных кадров (а в бундесвере сетуют на нехватку специалистов по логистике, инженеров и медицинских работников) использовать материальное стимулирование вполне логично. Естественна и положительная реакция военных на инициативу нового министра. Теперь в оценках ее деятельности превалирует призыв не возлагать на Ляйен ответственность за ошибки предшественников. ■ Также приняты меры чисто рекламного характера, направленные на привлечение к воинской службе молодежи. Началось распространение рекламных буклетов, в Берлине открыт рекрутинговый центр — площадка, на которой желающие могут получить интересующую информацию непосредственно у военнослужащих и пройти собеседование. Бундесвер принял участие в крупнейшей молодежной ярмарке по профориентации, которая традиционно проходит в Дортмунде. Летом этого года впервые пройдет День бундесвера, во время которого будут открыты для посещения несколько казарм и организованы показы современной боевой техники. За проведение успешной рекламной кампании введена специальная премия. В дальнейшем День бундесвера будет проводиться ежегодно. ■ О том, что проводимая кампания достигает своей цели, можно судить по цифрам набора добровольцев. В 2013 г. в Вооруженные Силы пришли 8,3 тыс. добровольцев, а в 2014 г. — уже 10,2 тыс., что немногим меньше последнего призыва — 12 тыс. срочников. Министр считает, что в идеале ежегодно 60 тыс. молодых людей должны обращаться в вербовочные пункты, чтобы Вооруженные Силы получили возможность отбирать по конкурсу 15—20 тыс. добровольцев. Это явно завышенные ожидания: ведь задача не просто в том, чтобы привлечь как можно больше добровольцев. Пока лишь 25% из них намерены остаться в армии и заключить контракт. По недавнему опросу, 2/3 добровольцев сомневаются в осмысленности своей службы. Отчасти это объясняется тем, что места созданы лишь для 5 тыс. рекрутов, а остальных просто некуда «пристроить». В целом можно заключить, что реальность не оправдывает подогретых рекламой ожиданий молодых людей. По опросам, меньше трети добровольцев довольны прохождением службы и лишь четверть считают, что научились чему–то полезному. □ Оборонный заказ □ ■ Не менее серьезной хронической проблемой бундесвера является ненадлежащее выполнение оборонных заказов. В 2014 г. фон дер Ляйен санкционировала проведение компаниями KPMG, P3 и Taylor Wessing независимого аудита крупнейших оборонных заказов: на производство БМП Puma, транспортных самолетов A400M, истребителей Eurofighter, транспортных вертолетов NH90, ударных вертолетов Tiger, фрегатов класса F125, тактической системы ПВО TLVS, системы слежения и разведки SLWUA, а также радиооборудования SVFuA. Эти заказы охватывают 2/3 всех затрат на вооружение, их общая стоимость составляет около 57 млрд евро. В итоговом докладе аудиторы пришли к весьма тривиальному общему выводу о неудовлетворительном состоянии исполнения заказов: срыве сроков, удорожании, низком качестве готовой техники. □ □ Хорошо, что в Германии больше не делают бронетехнику с шахматным расположением катков, иначе ремонтники бундесвера вряд ли бы вписались в 41–часовую рабочую неделю □ ■ Срок максимальной задержки поставок приближается к 10 годам. Так, соглашение от 1998 г. с компанией EUROCOPTER (в настоящее время — Airbus Helicopters) предусматривало поставку до конца 2011 г. 80 вертолетов UH Tiger, но в конце 2014 г. было поставлено только 36. Заказ от 2000 г. предусматривал поставку 134 транспортных вертолетов NH90, а к концу 2013 г. было поставлено 106 машин. Первый транспортный самолет A400M поставлен в декабре 2014 г., с опозданием на четыре года. При этом в 2014 г. военные рассчитывали получить два самолета, а в соответствии с еще боле ранними планами — пять. Весь немецкий заказ сокращен с 60 до 53 самолетов, при этом люфтваффе оставит себе только 40 из них. ■ Проблемы есть не только в авиации: так, поставки БМП Puma (изготовители Krauss–Maffei Wegmann и Rheinmetall), предназначенных для замены устаревших БМП Marder, запаздывают на девять лет. Пресса приводила данные об удорожании этого проекта на 666 млн евро, так что вся поставка 350 машин обойдется в 3,7 млрд евро. По договору, заключенному в 2004 г., стоимость одной БМП составляла 6,5 млн евро, но к февралю 2014 г. она, по данным Министерства обороны, выросла уже до 9,9 млн евро. ■ В целом из 93 заказов бундесвера стоимостью свыше 25 млн евро подорожали 50: за поставку придется заплатить 59,6 млрд евро, что на 8% (или на 4,3 млрд евро) выше договорных сумм. ■ Продукция на момент поставки не только оказывается дороже, чем предусмотрено в договоре, но и не удовлетворяет ожиданий заказчика. Например, БМП Puma лишь после 2018 г. будут поставляться в комплектации с ПТРК SPIKE–LR (MELLS). Не соответствует договорной комплектации ни один из поставленных вертолетов NH90, а достичь ее военные надеются только в 2021 г. При приемке первого Airbus 400M обнаружилось 875 дефектов.

Admin: ■ Причины удорожания продукции известны: занижение стоимости заказа исполнителем на этапе заключения договора, а также финансовое покрытие коммерческих рисков заказчиком. Таким образом, на этапе заключения договора обе стороны преднамеренно, чтобы получить финансирование, занижают стоимость заказа. Предусмотренные за просрочку поставки штрафы не настолько велики, чтобы повысить исполнительную дисциплину подрядчика. В докладе перечислены 140 проблем и рисков и предложены 180 мер, исполнение которых, по мнению аудиторов, позволит за два года принципиально улучшить положение дел. ■ Одна из предложенных мер — ужесточение требований к подрядчику со стороны Минобороны — уже применена на практике: Министерство обороны приостановило приемку истребителей Typhoon вплоть до урегулирования финансовых аспектов заказа. Производитель самолетов — компания Eurofighter (BAE Systems) признала, что из–за дефектов обшивки число летных часов истребителей сокращается в два раза. Министерство, видимо, рассчитывает, что тем самым удастся снизить стоимость одного истребителя, которая, по данным прессы, в настоящее время составляет 134 млн евро. ■ Пока шла проверка крупных заказов, Минобороны нацелилось на аудит штурмовых винтовок G36, состоящих на вооружении с 1997 г. Экспертная комиссия по их проверке начала работу летом 2014 г. В конце марта 2015 г., не дожидаясь объявления итогов проверки, Ляйен заявила о том, что из–за проблем с точностью стрельбы при высоких температурах использование винтовки в миротворческих миссиях будет ограничено, а в перспективе бундесвер и вовсе откажется от них. В ответ на подрывающие ее репутацию обвинения, фирма–производитель Heckler & Koch пригрозила обратиться в Федеральное управление уголовной полиции для проверки выводов экспертной комиссии. ■ Этот спор свидетельствует о возникших противоречиях между германским военным ведомством и оборонной промышленностью. Недовольство промышленников вызвало и предложение аудиторских компаний отказаться от немецких поставщиков. Причем предложено закупать вооружение тех видов, которые Германия активно экспортирует: подводные лодки, стрелковое оружие, бронетанковую технику. Ляйен выступает сторонницей специализации немецкой оборонной промышленности. В ее представлении, у собственных производителей стоит закупать в первую очередь шифровальную аппаратуру и средства ведения разведки. Идею отказаться от продукции немецкой промышленности отвергает министр экономики Зигмар Габриэль. При этом именно социал–демократ Габриэль выступает за ужесточение правил экспорта вооружений, что не в интересах национальной оборонной отрасли. По данным последнего отчета SIPRI, Германия уже уступила Китаю свою позицию, оказавшись в 2014 г. на четвертом месте по объему экспорта вооружений. Эксперты по безопасности от ХДС призывают к поставкам немецкого оружия, включая танки, в прибалтийские страны. ■ Еще до начала кампаний по аудиту, в начале своей деятельности на посту министра, Урсула фон дер Ляйен сменила чиновников, отвечающих за оборонные заказы. 18 декабря 2013 г. был уволен Рюдигер Вольф, госсекретарь по вооружениям и бюджету, занимавший эту должность с 2008 г. С 01 января 2014 г. уволен начальник отдела вооружений Министерства обороны, руководитель проекта «Информационная техника» Детлеф Зельхаузен. В феврале 2014 г. лишился поста госсекретарь Штефан Беелесман, которому было поставлено в вину сокрытие от бундестага факта перевода 55 млн евро в счет оплаты поставок истребителей. Беелесман был замешан и в скандале 2013 г. с беспилотниками, но тогда де Мезьер не стал его увольнять. ■ После этих громких увольнений министр возложила всю полноту ответственности за вооружение бундесвера на генерального инспектора (пост, соответствующий начальнику Генерального штаба). В июле 2014 г. госсекретарем, отвечающим за оборонные заказы, Ляйен назначила Катрин Зудер. Новый госсекретарь намерена добиться соответствия поставок договорам в части сроков и цены. О масштабах предстоящей работы можно судить по общему количеству заключенных договоров: только в 2013 г. их было подписано 7700. Под руководством Зудер в сжатые сроки была разработана программа «Вооружение 4.0», включающая шесть направлений. Провозглашается принцип прозрачности, ориентация на ключевые технологии, выбор приоритетов и развитие кооперации с партнерами в других странах. Очевидно, из–за того что наиболее сложная ситуация сложилась с авиацией, выделены два отдельных направления: «самолеты» и «вертолеты». В связи с появлением новых угроз принят отдельный проект «Технологии безопасности будущего», которым руководит лично Катрин Зудер — физик по образованию. Намечено разработать концепцию «Бундесвер 2040 — ответ на новые вызовы». Повышение прозрачности будет выражаться в улучшении информированности депутатов бундестага — в декабре 2014 г. Зудер уже принимала участие в заседании парламентского комитета обороны. Информация о заседании не разглашается, известно лишь, что госсекретарь призвала парламентариев к терпению, а содокладчики (инспекторы Сухопутных войск генерал–лейтенант Бруно Касдорф, ВВС — Карл Мюллер и ВМФ — вице–адмирал Андреас Краузе) подтвердили этот исходный тезис, приводя данные о боеготовности отдельных видов техники. Работу министра и его команды энергично поддерживают христианские демократы. ■ В прессе высказывается скепсис по поводу весьма амбициозных планов нового госсекретаря, потому что, с одной стороны, оборонный заказ относится к разряду «вечных проблем», а с другой — сходные трудности имеются и в других странах. К тому же попытки пригласить для их решения гражданских специалистов (в данном случае — Зудер) предпринимались в Германии и ранее, но не были успешными. □ Техническое оснащение армии □ ■ Одной из примет 2014 г. стало пристальное внимание политиков и СМИ к вопросам технического оснащения бундесвера. Упомянутый выше доклад аудиторских компаний о состоянии оборонных заказов подводит к выводу о накопившихся существенных проблемах с вооружением. Этот вывод подтвердили и слушания в парламентском комитете по обороне, которые проводятся теперь два раза в год. Хотя доклады не являются открытыми, тем не менее СМИ публиковали полученные по своим каналам отрывочные данные о неисправной военной технике. Сообщалось, например, что из состоящих на вооружении 180 новейших БТР Boxer исправны 110, из 89 истребителей Tornado — 38, из 83 транспортных вертолетов CH–53 — 16 (по другим данным, и вовсе семь), из 56 транспортных самолетов Transall — 24 и т.д. ■ Столь же широко освещались случаи технических неполадок, особенно аварийные ситуации, связанные с международным имиджем бундесвера. Так, из–за неисправности грузового самолета C–160 Transall сорвалась торжественная церемония вручения военных грузов курдам в Эрбиле, куда Ляйен прибыла специально для этой цели. В Афганистане военно–транспортный Airbus 310 не принял на борт ожидавших отправки домой военных, за которыми пришлось прислать самолет правительственного авиапарка. Не с первой попытки удалось доставить груз медикаментов в Либерию — выделенный для этого самолет совершил вынужденную посадку на Канарских островах. Наконец, бундесвер отказался от участия в учениях НАТО по причине неисправности восьми из девяти вертолетов подразделения спецназа KSK. Все приведенные примеры касаются авиации, которая, по уверениям инспектора ВВС генерал–лейтенанта Карла Мюльнера, работает на пределе возможностей. □ В декабре 2014 г. на вооружение бундесвера поступили первые танки Leopard 2A7 □ ■ Нам представляется, что подобная информация не может служить достаточным основанием для вывода о низкой степени технической боеготовности бундесвера в целом. Критерии оценки степени боеготовности в этих сообщениях не проясняются. Скорее всего, техника, не полностью им удовлетворяющая, при необходимости может быть привлечена к выполнению боевых задач и успешно справится с таковыми. Кроме того, к небоеспособным иногда относят те единицы техники, которые не полностью укомплектованы или не достигли планируемого уровня возможностей. К тому же не все сообщения прессы достоверны: в частности, упоминалось, что две из четырех имевшихся на тот момент у кригсмарине подлодок неисправны, но министр в одном из своих выступлений упоминала о том, что две субмарины стоят на приколе из–за того, что их экипажи не укомплектованы. ■ Очевидно, что с большим основанием следует доверять не прессе, а руководителю пресс–службы Министерства обороны Йенсу Флосдорфу, заявляющему, что «в нормальном случае бундесвер хорошо вооружен». Добавим, что слухи о низкой боеспособности бундесвера представляют собой способ давления на общественное мнение в самой Германии — излишне пацифистское, если соизмерять его с конфронтационным настроем руководства НАТО и отдельных членов альянса и прежде всего — Польши. В этом ряду, на наш взгляд, стоит и растиражированное прессой заявление Ляйен о том, что бундесвер не в состоянии полностью выполнить обязательства в рамках альянса. Очевидно, что это высказывание носит нарочито обобщающий характер, между тем как в действительности речь шла о состоянии ВВС. Конкретно имелось в виду сообщение о том, что в экстренном случае бундесвер не мог бы предоставить 60 истребителей Eurofighter, как предписано в разделе по Военно–воздушным системам NATO Defence Planning process на 2014 г. Более того, сама Ляйен фактически дезавуировала кампанию СМИ, рисующую плачевное состояние вооружений бундесвера. В одном из интервью она заявила, что благодаря этой кампании широкая общественность убедилась в необходимости наращивания оборонного бюджета. Остается предположить, что «утечки» данных из секретных докладов были организованы преднамеренно. Опросы общественного мнения показывают, что население оказалось восприимчиво к этой кампании — уже половина немцев считают, что оборонный бюджет следует увеличить. Член парламентского комитета по обороне Хенниг Отте (ХДС) на недавнем экспертном совещании упомянул, что на перевооружение планируется потратить 58 млрд евро. ■ По имеющейся отрывочной информации, даже при невысоком уровне бюджетного финансирования, вооружение бундесвера постоянно модернизируется. Вот конкретные примеры: • Стрелковое оружие. Наметились подвижки в решении проблемы с основной для бундесвера винтовкой G36. В 2012 г. активно обсуждались недостатки, выявившиеся при использовании G36 в Афганистане, в частности, перегрев ствола. В середине 2014 г. Министерство обороны инициировало проверку качества винтовки, одновременно, по предположению СМИ, отказавшись от дальнейшей закупки этой модели. «Нужно не допустить того, чтобы министерство вложило еще 34 млн евро в оружие, которое, вероятно, не удовлетворяет потребностям Вооруженных Сил», — цитировала пресса анонимный информированный источник. В результате в октябре 2014 г. был подписан контракт (правда, без окончательного утверждения) на поставку новых винтовок G38 (HK416) разработки той же компании Henckler & Koch. На вооружение морского спецназа (Kommando Spezialkrдfte Marine) принят пистолет Henckler & Koch P9A1. • Бронетехника. В декабре 2014 г. на вооружение 203–го танкового батальона 21–й танковой бригады поступил первый танк Leopard, модернизированный к версии 2A7 (производство Krauss-Maffei Wegmann). Пока заказано 20 машин этой модификации, в дальнейшем командование бундесвера намерено изыскать средства для модернизации к версии 2A7 всех ОБТ Leopard 2A6, которых, по разным источникам, в ВС имеется от 200 до 322. • Авиация. Несмотря на проблемы с NH90, в марте 2015 г. бюджетный комитет бундестага одобрил заключение с поставщиком вертолетов Airbus Helicopters рамочного соглашении на 8,5 млрд евро о поставке следующей партии этих вертолетов. Ожидается, что в итоге бундесвер получит еще 80 транспортных вертолетов NH90, а также 57 боевых вертолетов Tiger (первоначальный заказ, сделанный еще до реформы, был заключен соответственно на 122 и 80 единиц). Оговорено, что 22 NH90 будут использоваться многонациональными силами, а базироваться — в Германии. Одобрено и выделение 1,4 млрд евро на закупку 18 вертолетов Sea Lion (немецкое обозначение морской версии NH90). В среднесрочной перспективе состоящие на вооружении Sea Lynx будут заменяться на NH90 Sea Lion. В ноябре 2014 г. успешно прошел испытания первый экземпляр легкого многоцелевого вертолета Airbus Helicopters EC645 T2, предназначенного главным образом для участия в операциях спецназа. Контракт на поставку 15 машин этого типа стоимостью 194 млн. евро был подписан в июле 2011 г. и должен быть выполнен до конца 2015 г. Поставки осуществляются без задержки. □ Начало поставок БМП Puma запаздывает на девять лет □ ■ Особое внимание привлекает перспектива выпуска беспилотников. В 2013 г. проект Euro Hawk был остановлен, когда выяснилось, что расходы вдвое выше, чем заложено по проекту. Кроме того, в обществе шла дискуссия о том, соответствует ли этическим нормам использование Германией вооруженных БЛА, предназначенных для ударов по наземным целям. В отличие от Мезьера, Ляйен определенно выступает за производство вооруженных беспилотников. По сведениям прессы, пришедший на смену Euro Hawk проект Triton засекречен, что дает основания сомневаться в готовности военного ведомства обеспечить прозрачность своей работы. Есть официальное подтверждение, что по состоянию на конец 2014 г. действовала принятая в 2012 г. программа, предполагающая оснащение бундесвера к 2025 г. 16 беспилотными летательными аппаратами (с оружием и без). Для контингента, дислоцированного в Афганистане, еще на год, до апреля 2016 г., продлен лизинг израильских БЛА Heron. В начале апреля 2015 г. сообщалось, что Германия, Франция и Италия достигли соглашения о совместном производстве беспилотников нового поколения, которые начнут поступать на вооружение в 2020 г. (по крайней мере, не позже 2025 г.). Этот проект свидетельствует об усилиях по активизации сотрудничества в оборонной сфере, причем преимущественно — с европейскими партнерами. ■ В связи с нарастающей конфронтацией НАТО с Россией приобрел актуальность вопрос о неполном комплектовании воинских частей танками и тяжелой техникой. В настоящее время уровень комплектации составляет 70—75%. Чтобы исправить положение, министр обороны распорядилась приостановить списание устаревших модификаций танка Leopard 2 и выкупить 100 ранее списанных танков, потратив на это 22 млн. евро. По плану, утвержденному в 2011 г., количество состоящих на вооружении танков должно было составлять 225 единиц; по новым планам — 328 (при этом в 1990 г. на вооружении ВС ФРГ состояли 2,1 тыс. ОБТ). ■ С точки зрения доработки техники представляется важным, что бундесвер принимает участие в миротворческих миссиях. В 2014 г. бундестаг выдал мандат на продление всех зарубежных миссий и на присоединение к двум новым. Именно опыт, полученный в ходе этих операций, поставил на повестку дня вопрос о качестве винтовки G36. В Афганистане выяснилось, что бронетранспортеры Boxer стоит дополнительно оснастить, чтобы они были пригодны для поддержки пехотных подразделений. Вертолеты Tiger немецкого производства оказались хуже французских и т.д. □ Выводы □ ■ В условиях конфронтации на европейском континенте Германия обращает пристальное внимание на повышение боеспособности армии. Принятая концепция повышения привлекательности воинской службы включает и улучшение социальных условий военнослужащих, и рекламные мероприятия. В 2014 г. удалось привлечь на службу свыше 10 тысяч добровольцев, из чего можно сделать вывод, что молодое поколение освободилось от чувства вины за преступления, совершенные немцами в годы Второй мировой войны, а идеи пацифизма утрачивают прежнюю популярность. Вопрос о возврате к призыву пока не ставится, но юридически призыв не отменен, а лишь приостановлен. ■ За последний год под лозунгом повышения прозрачности в СМИ появились некоторые данные о состоянии боеспособности бундесвера, которые прежде не подлежали публичному освещению. Эти сведения носят отрывочный характер и создают впечатление низкой боеспособности германских Вооруженных Сил. Такое впечатление представляется нам не соответствующим реальности и способным привести к неоправданным иллюзиям. В армии планомерно происходит обновление и модернизация парка вооружения и военной техники, а личный состав, участвуя в зарубежных миссиях, накапливает боевой опыт. Там же проверяется и качество новой техники. На политическом уровне предпринимаются усилия по укреплению взаимодействия между оборонной промышленностью Германии и других стран ЕС, прежде всего — Франции. □ ■ Автор — Наталия Кирилловна Меден, научный сотрудник Института экономики РАН, Центр внешней политики России



полная версия страницы