Форум » Армии стран Организации Североатлантического договора и их союзников » Соединённые Штаты Америки » Ответить

Соединённые Штаты Америки

Admin: Армии стран Организации Североатлантического договора и их союзниковСоединённые Штаты АмерикиАнгл. United States of America, USA

Ответов - 53, стр: 1 2 All

Admin: ■ 22 декабря 2011 годаПентагон: Особенности службы Сергей Печуров, генерал—майор, доктор военных наук Пентагон погрузился в грусть — один из самых ценных чиновников военного ведомства, заместитель министра обороны по политическим вопросам Мишель Флоурной приняла решение уйти в отставку. Как отметил глава Пентагона Леон Панетта, всё министерство грустит из—за ухода Мишель, но она создала невероятную команду, которая будет напоминать о её лидерских качествах. По его словам, заменить Флоурной весьма трудно, так как она является одним из идеологов стратегии США в Афганистане и Ираке.    А как приходят в Пентагон? Каковы особенности службы в нём? И как складываются отношения между его сотрудниками? Ответам на эти и другие вопросы посвящена предлагаемая нашим читателям статья. Один из старожилов американского военного ведомства, в просторечии именуемого Пентагоном (по количеству этажей и форме здания, где оно размещается — пятиугольник по—гречески), изрёк аксиому, смысл которой сводится к тому, что тот, кто здесь не прослужил минимум три года, ничего толком не знает об особенностях работы центральных органов управления американскими вооружёнными силами. Так это или нет, не нам судить. Однако, основываясь на воспоминаниях некоторых ветеранов Пентагона и впечатлениях, почерпнутых из бесед с американскими офицерами, попробуем в общем плане описать механизм функционирования наиболее значимых органов управления военной машины США.   Прежде всего следует заметить, что в «Здании» (как ещё между собой называют Пентагон его сотрудники) размещаются аппарат министра и управления министерства обороны, комитет начальников штабов с обслуживающим его объединённым штабом, министерства видов вооружённых сил и их штабы, а также другие организации и учреждения, обеспечивающие работу главных элементов системы военно—стратегического управления США. Всего в этом огромном, построенном ещё в 1943 году и по сей день остающимся одним из самых крупных рукотворных объектов когда—либо возведённых в мире, служат и работают, по разным данным, от 23 до 25 тысяч человек.   Каждая из размещённых в Пентагоне организаций специфична не только в силу тех задач, которые она решает, но и по причине особенностей работы в ней военнослужащих, а также гражданских лиц, которые зачастую занимают более ответственные и высокие должности, чем их коллеги в форме.   Известно, что в соответствии с англо—саксонской моделью военного устройства главой военного ведомства США является гражданское лицо. Считается, что тем самым воплощаются в жизнь принципы гражданского контроля над военными. Кстати, американцы всячески выпячивают тот факт, что благодаря якобы этому на всём протяжении своей истории Соединённые Штаты, в отличие от многих государств мира, не сталкивались с феноменом претензий «человека на коне» (аналога нашего «человека с ружьём») на государственную власть и что среди американского военного истеблишмента никогда не отмечалось случаев «бонапартизма».   В состав аппарата министра обороны США входят канцелярии главы военного ведомства и его первого заместителя, заместители министра, некоторые начальники особо важных управлений, генеральный инспектор, генеральный юрисконсульт, помощники министра и их аппараты. По данным, опубликованным в «Проекте бюджетной заявки МО США на 2008 финансовый год», общая численность аппарата министра на начало 2007 года составляла 2.016 человек (437 военнослужащих и 1.538 гражданских должностных лиц). И судя по последующим сообщениям СМИ, численный состав аппарата на сегодня практически не изменился.   Назначение на высшие гражданские должности в министерстве обороны, начиная с помощников министра, начальников некоторых ключевых управлений министерства, производится президентом «по совету и с согласия сената». Требования к лицам, претендующих на эти должности, а также их основные обязанности конкретно определены законом (Титул 10 кодекса законов США — «Вооружённые силы»).   Чем выше должность гражданского лица в аппарате министра, тем больше вероятность того, что он является политическим назначенцем. С приходом к власти новой администрации имеет место и обновление аппарата министра обороны, прежде всего его ключевых фигур. Как правило, это плата за активное участие, в том числе и финансовое, в президентской выборной кампании. На руководящие должности могут назначаться и те представители пришедшей к власти политической группировки, которые в состоянии проводить сами либо контролировать проведение главой военного ведомства политического курса данной группировки. Именно такой оказалась та же 51—летняя Мишель Флоурной, которая имеет за плечами учёбу в Гарварде и Оксфорде, работу профессором в институте национальных стратегических исследований национального университета обороны. Она была помощником министра по стратегическим вопросам, имея в подчинении три отдела — стратегической политики, планирования и по евразийским делам. Флоурной также работала старшим советником в центре стратегических и международных исследований и президентом центра новой американской безопасности. Так что уже до назначения в 2009 году на замминистра обороны она себя зарекомендовала высококвалифицированным и авторитетным специалистом в области военной политики и международной безопасности.   Американские аналитики подметили факт волнообразного изменения мощи и влияния аппарата министра на него самого и нижестоящее руководство Пентагона. При этом для аппаратов всех министров почти всегда было характерно проявление высокомерия и пренебрежения в отношении мнения нижестоящих чиновников и особенно военных. Что касается гражданских служащих, то американские аналитики отмечают в них и ещё одну закономерность — экстремизм и сопутствующее ему нежелание «копаться в деталях». Чему якобы пытаются противостоять высокопоставленные американские военные, имеющие за спиной «некабинетный» опыт разрешения тех или иных военно—политических кризисов.   Наиболее влиятельными «людьми в погонах» в аппарате министра обороны являются т.н. военные помощники высокопоставленных гражданских чиновников. Как правило, это офицеры в звании полковник (капитан 1 ранга), но бывают и генералы (адмиралы), вплоть до трёхзвёздных (генерал—лейтенант/вице—адмирал). Их служба хотя и престижна, но достаточно трудна не только с точки зрения психологических, но и физических нагрузок. Дело в том, что их рабочий день не нормирован. Обычно в 6.30 они уже на службе, а покидают свои кабинеты не ранее 19.00—19.30, причём суббота, как правило, является обычным рабочим днём.   Особое положение военных помощников в аппарате определяется тем содействием, которое они оказывают своим боссам в специфической области поддержания контактов с генералитетом и военными «в поле». Но, с другой стороны, это не может не вызывать подозрений в отношении большой вероятности предоставления ими «излишней» информации генералитету, особенно из «родного» для помощника вида вооружённых сил. В этой связи военный помощник должен уметь лавировать между своим шефом и «родным» видом, в кадрах которого он продолжает оставаться. В целом же напряженная работа помощников весьма высоко оценивается пентагоновским руководством, считающим данную категорию военных «качественной смазкой» всего управленческого механизма министерства. И действительно, опытные военные помощники имеют собственную сеть «информаторов» в Пентагоне, поддерживают друг с другом и со многими чиновниками «Здания» не только деловые, но и дружеские личностные отношения, обеспечивающие работу как и им самим, так и их боссам, например в случае необходимости согласования документов. Они, как правило, присутствуют на важных совещаниях вместе с боссами, оказывая им существенную помощь советами, а иногда и выступая вместо последних с докладами и сообщениями или участвуя в дискуссиях.   При разных министрах и их первых заместителях стабильно, обычно два раза в неделю, военные помощники докладывают своему боссу накопившиеся документы, собранные в толстые папки. При этом помощник должен обладать непростым навыком в течение самого короткого времени доложить суть подавляющего числа документов и обосновать необходимость утверждения (подписи) или отказа в этом. Если изложенная в документе проблема сложная, глава военного ведомства или его первый заместитель могут заслушать консолидированное мнение своих помощников.   Овладев опытом не только рутинной бюрократической работы на верхних этажах руководства в Пентагоне, но и обретя нужные связи в вашингтонских коридорах власти, некоторые из военных помощников впоследствии делают неплохую карьеру. Достаточно вспомнить таких в прошлом помощников министров, ставших четырёхзвёздными генералами, как Колин Пауэлл, Джим Джоунс, Джон Джампер, Эд Джамбастиани, Джим Ставридес и Джон Крэддок.   Следует отметить, что на министерство обороны США в принципиальном плане возложена в качестве одной из основных, если не основной, задача финансово—материального обеспечения функционирования вооружённых сил. В этой связи сотрудники аппарата министра, будь то гражданские или военные, в той или иной степени вовлечены в её выполнение. При этом наиболее трудоёмким для сотрудников аппарата министра обороны является зимний период, когда осуществляется работа по уточнению и корректировке составляемых в видовых министерствах и управлениях центрального подчинения т.н. программно—целевых меморандумов по бюджетным проектам.   Работа аппаратчиков министерства обороны США напрямую связана и с весьма специфическими задачами Пентагона по подготовке и заключению контрактов с поставщиками всевозможного имущества, а также вооружения и военной техники для нужд вооружённых сил. Американские аналитики—ветераны министерства отмечают тот факт, что в былые годы, когда основная масса вооружений производилась на государственных предприятиях, данный вид работы сотрудников министерства был по понятным причинам значительно облегчён. Теперь же, когда законы рынка определяют поставщика даже самой незначительной номенклатуры, ответственность организаторов «торгов» в лице сотрудников Пентагона значительно повысилась. Одновременно с этим всё чаще стали всплывать наружу многочисленные случаи коррупции, приписок, растрат и искусственных дефицитов именно на этапе подготовки контрактов, что в последующем зачастую оборачивается в несвоевременные, с большой задержкой и, самое главное, ненужные для вооружённых сил, а то и некачественные вооружения.   Что же касается конкретных центральных управлений, входящих в аппарат министра, то их количество варьируется из года в год. В последние десятилетия их насчитывается от 15 до 19 с примерно 10 тысячами работающих и служащих в них сотрудников. Это Разведывательное управление МО, Управление информационных систем, Управление юридических служб МО, Управление сотрудничества в области безопасности, Агентство ПРО, Управление тыла, Управление военных контрактов, Финансовая служба МО, Управление перспективных исследований, Управление по снижению угроз, Управление (агентство) национальной безопасности, Управление по реформированию ВС, Национальное управление геопространственной разведки, Национальное управление воздушно—космической разведки, Управление военной торговли и др.   В руководящем ядре большинства этих организаций отмечается «засилье» гражданских лиц, период нахождения на руководящих должностях которых практически неограничен в сравнении с некоторыми начальниками управлений — «людьми в погонах» (двух— или трёхзвёздные генералы) с регламентированным сроком нахождения в кабинетах, определяемым обычно в 2—3 года.   Продолжение следует. ■ Первая публикация 07.07.2012

Admin: ■ 14—07—2013Стратеги получают «двойку» Отдел международной жизни Неудовлетворительной признана боеготовность персонала авиабазы Малмстром военно—воздушных сил США (штат Монтана), на которой размещены более 30 процентов стратегических ядерных ракет наземного базирования. Такую оценку дала во вторник группа инспекторов, которые проводили плановую проверку в 341—й эскадрилье ВВС. По словам главы командования глобального удара ВВС США генерала—лейтенанта Джеймса Ковальски, с поставленными задачами не справились специалисты «относительно невысокого звания». «Командование действовало неверно», — подчеркнул он, указав на допущенные тактические ошибки, чреватые дисциплинарным наказанием. Инспекция на объекте проводилась с целью выявления недостатков в системах безопасности, охраны и контроля за ядерными вооружениями. С начала 2010 года на базах ВВС США прошло 14 подобных учений. 341—я эскадрилья подвела американское командование дважды.

Admin: ■ 16—09—2013Ещё один район ПРООтдел международной жизни Агентство по ПРО США рассматривает пять потенциальных мест для размещения возможного третьего района ракет—перехватчиков наземного базирования GBI, который будет защищать континентальную часть территории США от баллистических ракет. ■ Как заявил директор агентства вице—адмирал Джеймс Сайринг, решение о создании нового района ПРО ещё не принято, но выбор места позволит провести необходимые исследования, в том числе экологические, для развёртывания противоракет в сжатые сроки. Все районы возможного размещения находятся на федеральных землях. Это Форт Драм (Нью—Йорк), тренировочный центр Кэмп Этан Аллен (Вермонт), авиастанция SERE ВМС в Портсмуте (Мэн), объединённый тренировочный центр Кэмп Равенна (Огайо) и тренировочный центр Форт Кастер (Мичиган). В США уже действуют базы в Форт Грили (Аляска) и Ванденберг (Калифорния), на которых размещено 30 противоракет GBI, к 2017 году будет размещено дополнительно 14 ракет—перехватчиков. Бюджетное управление конгресса подсчитало, что создание нового района ПРО обойдётся в 3,5 млрд. долларов в течение пяти лет.

Admin: ■ 19—09—2013 Пентагон и «правила бизнеса»Сергей Печуров ■

Admin: ■ 04—10—2013Пентагон и «правила бизнеса»Сергей Печуров

Admin: ■ 18—10—2013Эволюция американской ПРОАлександр Александров Вашингтон не снижает темпов развёртывания глобальной системы противоракетной обороны. При этом США и их ближайшие союзники по НАТО не намерены ограничивать её масштабы или создавать совместную ПРО с российским Вооружёнными Силами. ■■ Эти выводы сделаны членом Экспертного совета Межведомственной рабочей группы при Администрации Президента РФ по взаимодействию с НАТО в сфере ПРО Владимиром Козиным на основе многолетних исследований американской политики в области противоракетной обороны. Результаты изысканий он собрал в книге «Эволюция противоракетной обороны США и позиция России (1945—2013 гг.)», презентация которой состоялась на днях в Российском институте стратегических исследований. В исследовании автор опирался на конкретные источники: опубликованные администрацией президента США документы, выступления главы государства и его ближайших помощников. В подтверждение того, что США не намерены как—либо ограничивать развёртывание своей системы ПРО, Владимир Козин привёл письменное обращение президента Барака Обамы к сенату в 2011 году. О этом же в конце сентября 2013 года заявляла и соратница американского президента Роуз Гёттемюллер, выдвинутая им на пост заместителя государственного секретаря по контролю над вооружениями и международной безопасности. «Заявления высшего американского военно—политического руководства показывают, что Вашингтон не намерен снижать темпов развёртывания средств перехвата баллистических и крылатых ракет наземного и морского базирования», — отметил учёный. По его словам, финансирование противоракетных программ Пентагона, несмотря на общее сокращение военных расходов, не снижается, оставаясь на уровне 8 млрд долларов ежегодно. Согласно приведённым в книге данным, в 2014 году США примут на вооружение 180 ракет—перехватчиков «Стэндард—3», а также 98 тактических противоракет. А к 2020 году Пентагон планирует закупить ещё 678 ракет—перехватчиков различных модификаций. Не менее значимым исследователь считает увеличение масштабов военно—технического сотрудничества США в области ПРО с отдельными государствами, не входящими в Североатлантический альянс. Все они по стечению обстоятельств расположены в зоне Азиатско—Тихоокеанского региона, на Ближнем и Среднем Востоке, а также в районе Персидского залива. Уже в ближайшие годы комбинированный американский и региональный противоракетный потенциал составит до 800 ракет—перехватчиков класса «Пэтриот» и ПРО ТВД «THAAD». А пс уточнённой программе развёртывания глобальной системы ПРО создание к 2040 году группировки из 84 кораблей с противоракетными средствами кратно увеличит степень охвата американскими противоракетными средствами морских и океанских пространств. Причём заверения американских властей в том, что глобальная ПРО призвана снизить иранскую и корейскую ядерную угрозу, по оценке Владимира Козина, не выдерживают никакой критики. По его словам, несмотря на предостережения Москвы, США и их ближайшие партнёры по НАТО продолжают наращивать противоракетные ударно-боевые средства в виде ракет-перехватчиков и информационно-разведывательных средств глобальной системы ПРО в непосредственной близости от России. Гарантированной на словах ненаправленности американских противоракет «в сторону» российских Стратегических ядерных сил противоречат, в частности, ближайшие планы НАТО по развёртыванию оперативных противоракетных комплексов на территории Румынии и Польши. Кроме того, практически постоянное боевое патрулирование в Баренцевом, Средиземном и Чёрном морях несёт корабельная группировка ВМС США в составе 29 крейсеров и эсминцев, вооружённая современными противоракетными средствами. Вопрос ПРО в российско-американских отношениях, по оценкам исследователя, не является результатом недопонимания между Москвой и Вашингтоном. «Это проблема столкновения различных коренных государственных военно—политических и военно—стратегических интересов между Россией и США», — отметил Владимир Козин. При этом он добавил, что складывающаяся ситуация — результат всё той же американской «исключительности» и «неадекватного представления многих поколений американского руководства о доминирующей роли американской силы» в решении мировых проблем. По этим причинам автор книги «Эволюция противоракетной обороны США...» ставит данную проблему как главную, а не второстепенную в российско-американских отношениях. «Эта проблема — самая мощная и долговременная провокационная акция Вашингтона после завершения «холодной войны», — отмечает член—корреспондент РАЕН Владимир Козин. — Она превосходит по своим последствиям и Карибский кризис 1962 года, и двойное ракетно—ядерное решение НАТО 1976 года». Одностороннее и ничем не ограниченное развёртывание глобальной системы ПРО США и НАТО, по его убеждению не только несёт негативные последствия для России, её союзников и друзей, но и в целом может иметь последствия глобального характера. Рост недоверия между двумя ядерными державами, возможно, обернётся новой гонкой вооружений с вовлечением и других стран. Наличие постоянной угрозы стратегического характера в непосредственной близости от российских границ, по словам автора исследования, повлечёт за собой ответные, более жёсткие меры военно-политического и военно—технического характера. Не допустить развития событий по этому сценарию, по мнению Владимира Козина, может только новый всеобъемлющий договор по ПРО, который ограничивал бы масштабы развёртывания противоракетных систем как на территории государств, так и за пределами их национальных границ. А его участниками могли бы выступить все страны, располагающие потенциалом создания противоракетных систем.

Admin: ■ 21—10—2013Румыны согласились на ПРОСергей Медведев У США появится новый объект противоракетной обороны. Он будет располагаться в Девеселу в Румынии, и к его строительству приступят уже в октябре текущего года. К такой договорённости пришли глава Пентагона Чак Хейгел и министр национальной обороны Румынии Мирча Душа на встрече в Вашингтоне в конце прошлой недели. ■■ ■ Как сообщается, эта батарея с перехватчиками SM—3 IB и боевой информационно—управляющей системой «Иджис» будет развёрнута на базе национальных ВВС в румынском Девеселу в рамках второго этапа создания ЕвроПРО. Она способна перехватывать ракеты средней дальности и межконтинентальные баллистические ракеты. «Система представляет собой важный компонент фазового адаптивного подхода, который будет введен в действие в 2015 году», — отметил в этой связи официальный представитель Пентагона Джордж Литтл в пятницу. ■ По его словам, министр обороны Чак Хейгел поручил своему заместителю Джеймсу Миллеру позже в этом месяце посетить церемонию закладки первого камня на месте возведения объекта ПРО в Девеселу. Эта база располагается в 200 км к западу от Бухареста. Она была построена в 1952 году и после закрытия в 2002 году не использовалась. Предположительно, развёртывание на ней компонентов американской системы ПРО завершится уже в 2015 году. ■ Следует отметить, что Россия крайне негативно относится к планам США по размещению американского противоракетного оружия на территории стран Восточной Европы вблизи российских границ. По мнению представителей Министерства обороны РФ, ПРО США может быть потенциально использована для перехвата российских ракет. Тем более что сейчас, когда Тегеран демонстрирует готовность поставить ядерную программу страны под международный контроль, все ссылки США на то, что их система ПРО направлена на нейтрализацию ядерного удара со стороны Ирана, явно теряют свой смысл. ■ Что же касается прошедших американо—румынских переговоров, то на них глава Пентагона одобрил решение Бухареста выкупить у Португалии 12 подержанных истребителей F—16. По его словам, благодаря этому появятся новые возможности для более широкого регионального сотрудничества. Усиление румынских ВВС будет полезным для будущих операций НАТО и коалиции. Лидеры двух стран также договорились искать пути расширения военного сотрудничества, причём Хейгел пообещал поддержку усилиям Румынии стать лидером в регионе и в НАТО. ■ В свою очередь министр национальной обороны Румынии Мирча Душа объявил о готовности его страны оказать тыловым операциям Пентагона по переброске как в Афганистан, так и из него, и личного состава, и грузов. Она будет осуществляться с аэродрома в румынской Констанце. Это связано с тем, что ранее минобороны США объявило о начале процесса перемещения Центра транзитных перевозок, расположенного в международном аэропорту Манас. Ведомство планирует завершить передачу этих площадей и размещённых на них объектов властям Киргизии к июлю 2014 года. Таким образом, Констанца заменит Манас в поддержке американцев в проведении ими операций в Афганистане.

Admin: ■ 28—10—2013ПРО тормозит движение вперёдВладимир Козин, главный советник — руководитель группы советников директора Российского института стратегических исследований, член—корреспондент РАЕН В понедельник в Румынии началось строительство создаваемой США и НАТО базы противоракетной обороны в Девеселу. В церемонии по этому поводу приняли участие президент страны Траян Бэсеску и заместитель министра обороны США Джеймс Миллер. «Строительство, как отметил министр обороны США Чак Хейгел, начинается, несмотря на отсутствие взаимопонимания по этому вопросу с Россией», — заявил ранее министр национальной обороны Румынии Мирча Душа. По его словам, румынские строители переоборудуют бывшую базу ВВС, а затем американская компания приступит к установке систем ПРО. ■■ В очередной раз отсутствие взаимопонимания по вопросу ПРО было продемонстрировано в ходе состоявшегося в прошлую среду в Брюсселе заседания Совета Россия — НАТО на уровне министров обороны государств — участников этой структуры. Как отметил по итогам заседания министр обороны Российской Федерации генерал армии Сергей Шойгу, вопрос о противоракетной обороне был рассмотрен на нём отдельно. Но это не привело к каким—либо радикальным подвижкам. «Совместная работа в этой области не получается. Программы ПРО в Европе развиваются, наши озабоченности не учитываются», — подчеркнул глава российского оборонного ведомства. И добавил, что проблема ПРО, а также попытки западных государств возродить прежний ДОВСЕ, продолжать совершенствовать военную инфраструктуру трансатлантического союза у российских границ, расширять альянс за счёт приёма в его состав новых стран мешают движению вперёд и сдерживают конструктивное российско—натовское сотрудничество. Тем не менее Россия ещё раз предложила НАТО совместно работать над поиском взаимоприемлемых решений. Было заявлено, что Москва всё ещё открыта для взаимовыгодного сотрудничества в области противоракетной обороны, которая способна укрепить безопасность каждого государства. «Однако, перед тем как начинать общие противоракетные проекты, нам необходимы твёрдые и надёжные юридические гарантии того, что американская система ПРО не будет использована против российских Сил ядерного сдерживания», — вновь повторил Сергей Шойгу известную позицию нашей страны. Признают тупиковость ситуации в подходе России и стран НАТО к проблеме ПРО и представители Североатлантического альянса. В очередной раз это сделал его генсек Андерс Фог Расмуссен, выступая по итогам заседания Совета Россия — НАТО. При этом, однако, он, как и прежде, ограничился лишь общей фразой о наличии определённых проблем и призывом «продолжать консультации, которые позволят двигаться вперёд». Но куда и как «двигаться вперёд», натовский генсек так и не разъяснил. И так продолжается уже более десяти лет. Начиная с 2002 года, когда США в одностороннем порядке вышли из Договора по ПРО и приняли решение о создании эшелонированной противоракетной обороны, которая сделала бы ракетно—ядерные арсеналы любого противника попросту бесполезными. По сути, с этой точки зрения развёртывание американской системы ПРО следует рассматривать как ещё одну попытку США изменить в их пользу текущую геополитическую обстановку. Поэтому Вашингтон всячески и уходит от конструктивного рассмотрения вопроса о создании какой—то совместной системы противоракетной обороны. А после провозглашения в сентябре 2009 года администрацией Барака Обамы специально разработанного плана развития противоракетной обороны страны в виде «Европейского поэтапного адаптивного подхода» поиск развязок между Российской Федерацией и ведущими государствами альянса в сфере возможного противоракетного взаимодействия стал ещё более затруднительным. При этом США и их ближайшие партнёры по НАТО продолжают наращивать противоракетные ударно—боевые средства в виде размещения ракет—перехватчиков и информационно—разведывательных средств глобальной системы ПРО, в том числе в непосредственной близости от России. Периодически продолжаются испытания её ударно—боевых средств всех видов базирования. Повышается их точность поражения, дальность полёта и скорость движения. Испытаны противоракетные средства с одновременным перехватом и уничтожением нескольких целей в виде баллистических и крылатых ракет. Проведены комбинированные испытания с одновременным использованием наземных и морских систем ПРО разного эшелона. Появились образцы противоракет, оснащённые несколькими ударно—кинетическими боеголовками индивидуального наведения. Создана и отработана на практике система взаимодействия командно—управленческих структур глобальной системы ПРО США и НАТО, в том числе с корабельными группировками американских ВМС, оснащённых боевыми информационно—управляющими системами «Иджис». Особенностью нынешнего этапа развёртывания американской глобальной системы ПРО является её органическая оперативная «сцепка» с ракетно—ядерными и обычными вооружениями США и НАТО, что официально зафиксировано в документах альянса. Принципиально важно и то, что практическое применение всей этой комбинированной и широко разветвлённой системы основывается на доктрине наступательного ядерного сдерживания США, главным постулатом которой была и остаётся готовность применить ядерное оружие в первом ударе без всякого рода предварительных условий. Это ещё раз показали «актуализированные» варианты американской ядерной стратегии, одобренные нынешней администрацией в прошлом и текущем годах. После 2022 года, то есть уточнённого срока окончания нынешнего этапа развёртывания системы ПРО в глобальном масштабе, Пентагон планирует реализовать новую долгосрочную противоракетную программу. Она включает в том числе создание к 2041 году группировки из 84 кораблей ВМС с противоракетными средствами (а это составит 27 процентов от всего корабельного состава американских военно—морских сил к тому времени), что в ещё большей степени увеличит степень охвата противоракетными средствами США морских и сухопутных пространств. Важно отметить, что при этом в Вашингтоне и штаб—квартире НАТО в Брюсселе остаются без внимания все заявления российского руководства по противоракетной проблематике. Проигнорированы два основных предложения российской стороны, направленные на разрешение этой проблемы. Так, заблокирована идея «разделения труда» при возможном совместном использовании противоракетных средств между Россией и США и НАТО (так называемый секторальный подход), а также не принято во внимание российское предложение о предоставлении юридических, а не политических гарантий ненаправленности американо—натовской системы ПРО против российских СЯС. Эффективность возможного применения противоракетных средств США против России в ближайшее время будет повышена путём развёртывания к концу 2015 года американских оперативных противоракетных комплексов на территории Румынии. На территории военно—воздушной базы в Девеселу, как отмечалось выше, уже начались работы по строительству операционного противоракетного комплекса США общей площадью свыше 200 га, где будут находиться 24 усовершенствованные ракеты типа «Стэндард—3» и который будут обслуживать несколько сотен американских военнослужащих. Это уже будет третья американская военная база на румынской земле: две другие — военно—воздушная (также в Девеселу) и военно—морская (в Констанце) — уже используются. А к 2018 году на польской территории в Редзиково под Слупском планируется завершить сооружение ещё более мощной противоракетной структуры США. В результате в Европе в суммарном виде она будет насчитывать 48 ракет—перехватчиков плюс ещё 200—300 ракет—перехватчиков морского базирования. Таким образом, неуклонно развёртываемая система ПРО США не «виртуальное явление» и не «информационная операция», как это пытаются представить себе некоторые западные и российские эксперты, а объективная реальность. И она представляет явную угрозу оборонным интересам России. Поэтому в Москве считают, что проблему ПРО следует решать как на двустороннем, так и на многостороннем треке на основе принципов равенства и равной безопасности. Почему? Во—первых, потому, что она является проблемой, тормозящей развитие российско—американских и российско—натовских отношений. Во—вторых, по той причине, что она выходит за их рамки, постепенно становясь глобальной международной проблемой, так как количество государств, имеющих основу для создания собственных ударно—боевых средств ПРО, постепенно будет возрастать. Тем более что после одностороннего отказа Вашингтона от Договора по ПРО в настоящее время нет никаких международно—правовых «сдержек и противовесов», которые каким—то образом сдерживали бы наращивание и размещение противоракетных вооружений на земном шаре. Неурегулированность этой проблемы в двустороннем и многостороннем плане уже негативно сказывается на военно—стратегическом балансе в глобальном измерении, региональной и общемировой стратегической стабильности в целом. Со временем это негативное воздействие может усилиться в ещё большей степени. Особенно, когда количество ракет—перехватчиков системы ПРО США и их ближайших партнёров по НАТО превысит количество стратегических и тактических ядерных боезарядов, имеющихся у России и КНР. Нельзя не видеть, что Вашингтон решительно идёт этим курсом.

Admin: ■ 10—01—2014АНБ разрабатывает компьютер для взлома сверхсложных кодов, утверждает Сноуден □ ■ Агентство национальной безопасности (АНБ) США разрабатывает квантовый компьютер, с тем чтобы использовать его для расшифровки сверхсложных кодов информационных систем, принадлежащих как правительствам других стран, так и частным компаниям. Об этом сообщила газета The Washington Post со ссылкой на очередную порцию секретных документов, полученных от бывшего сотрудника американских спецслужб Эдварда Сноудена. ■ Отмечается, что создание суперкомпьютера, работающего на основе квантовой механики и принципиально отличающегося от обычных ЭВМ, является частью более широкой научно-исследовательской программы АНБ, получившей название «Проникновение в особо укрепленные объекты» (Penetrating Hard Targets). ■ На программу выделено 79,7 млн долларов. Осуществляется она в технической лаборатории, расположенной в пригороде американской столицы — Колледж—парке, известном в основном тем, что там же находится Мэрилендский университет. Недалеко от этого места в штате Мэриленд расположена и штаб-квартира АНБ, указывает ИТАР—ТАСС. ■ Правда, согласно мнению ряда ученых, которых опросила Washington Post, едва ли АНБ достигло на этом пути более серьезных успехов, чем гражданские специалисты в университетах и частных компаниях. «Не может быть, чтобы АНБ всех далеко опередило, и никто бы об этом не знал», — заявил профессор Массачусетского технологического института Скотт Аронсон. ■ Идея создания квантового компьютера была высказана и теоретически обоснована еще в начале 1980—х годов учеными разных стран, в том числе Советского Союза и Соединенных Штатов. ■ Однако попытки построить такое устройство, которое сможет выполнять гораздо больше операций в единицу времени, чем обычный компьютер, пока не привели к каким—либо практическим результатам. Тем не менее, многие компании, в частности в США, Канаде и Западной Европе, продолжают серьезные работы в этом направлении. ■ И своими главными соперниками на этом поле АНБ сейчас считает Евросоюз и Швейцарию, отмечает РИА «Новости».

Admin: ■ i_korotchenko | 25—01—2014Военный дневник Игоря КоротченкоОт планов развертывания ЕвроПРО отказываться не собираютсяСостоявшееся 22 января с.г. в Брюсселе заседание Совета Россия—НАТО на уровне начальников Генеральных штабов, посвященное вопросам ЕвроПРО, закончилось безрезультатно. Компромисс на условиях, предлагаемых США и Североатлантическим альянсом, абсолютно не устраивает Москву. Неизбежность предстоящей военно—политической конфронтации очевидна. России надо уже сейчас готовить адекватный военно—технический ответ, который должен нейтрализовать военные приготовления Запада, направленные на девальвацию нашего ракетно—ядерного потенциала. □ ■ Фото vip.karelia.pro □ ■ Примечательно, что накануне заседания Совета Россия—НАТО Александр Вершбоу, бывший посол США в РФ, а ныне заместитель генерального секретаря Североатлантического альянса, выступил на конференции по противоракетной обороне в Институте исследований национальной безопасности (ИИНБ) в Израиле, где изложил американскую позицию по указанной проблеме. ■ Текст выступления заместителя генерального секретаря НАТО Александра Вершбоу: □ Мне доставляет удовольствие снова быть в Израиле, и для меня большая честь выступать перед вами. Позвольте мне сначала поблагодарить ИИНБ за организацию этой своевременной конференции, а также за тесное сотрудничество, которое Институт осуществляет с НАТО в течение многих лет. По мере того, как вопросы Ближнего Востока встают на повестке дня Североатлантического союза, мы будем продолжать обращаться к специалистам ИИНБ за их мнением о вызовах, которые будут вставать перед регионом в последующие годы. Я думаю, что большинство из нас согласятся с тем, что баллистические ракеты представляют особую проблему. Они могут нести обычное, химическое, биологическое или даже ядерное оружие на короткое или большое расстояние. Они привносят элемент риска в геополитический ландшафт, который трудно измерить и который способен существенно дестабилизировать ситуацию. Государства—изгои могут использовать обладание такими ракетами для запугивания своих соседей, расширения своего влияния и защиты своих непопулярных и деградирующих режимов. Как хорошо известно Израилю, управляемые и неуправляемые баллистические ракеты могут использоваться экстремистскими группами, чтобы терроризировать гражданское население, срывать политические переговоры, и подрывать стабильность в регионе. Одним словом, распространение баллистических ракет является вызовом безопасности в XXI веке, которому, к счастью, можно противостоять, во всяком случае частично, благодаря достижениям в технологии противоракетной обороны. Сегодня я хотел бы рассказать вам о том, что НАТО делает для разработки противоракетной обороны, как мы надеемся на сотрудничество с Россией, и как НАТО и государства, не входящие в НАТО, такие как Израиль, могли бы осуществлять взаимодействие по этому вопросу в будущем. Кроме этого я коснусь вопроса о том, как противоракетная оборона могла бы стать средством противодействия угрозам безопасности для государств с различными интересами на Ближнем Востоке и в регионе Персидского залива. Какова же позиция НАТО по вопросу противоракетной обороны? Страны НАТО регулярно проводят обзор потенциальных угроз, возникающих в связи с ракетным распространением. Они серьезно относятся к тому факту, что десятки стран, включая несколько, находящихся в непосредственной близости от НАТО, разрабатывают более высокотехнологичные баллистические ракеты с большей дальностью. Исходя из нашей оценки угроз, мы приняли официальное решение на встрече в верхах в 2010 г. в Лиссабоне начать создание системы противоракетной обороны НАТО, способной защитить территорию, население и силы европейских стран НАТО от потенциальных ударов баллистических ракет. Это стало существенным изменением по сравнению с предшествующими усилиями НАТО, которые были сосредоточены исключительно на противоракетной обороне театра военных действий для прикрытия развернутых сил. По своему замыслу система НАТО является достаточно крупной, чтобы обеспечивать прикрытие от ограниченных нападений со стороны государственных и негосударственных субъектов, потенциально угрожающих нам, оставаясь при этом достаточно небольшой, чтобы не разжигать региональную гонку вооружений. Она имеет конфигурацию (с точки зрения типов перехватчиков, их числа и местонахождения), позволяющую обеспечивать защиту от основных угроз для европейской территории НАТО, а именно от стран на Ближнем Востоке, и она не направлена против более крупных и более высокотехнологичных сил стратегического сдерживания России. Система включает политические, оперативные и технические направления работы, которые сложны и требуют большого объема сотрудничества между различными странами и заинтересованными сторонами. Хорошие новости заключаются в том, что, несмотря на эти сложности, создание системы идет по графику. В 2012 г. на нашей встрече в верхах в Чикаго мы заявили о достижении «промежуточного потенциала» противоракетной обороны. Он включает средства и механизмы командования и управления НАТО; РЛС передового базирования AN/TPY—2 (США) в Турции, находящуюся в оперативном подчинении НАТО; и наличие боевого корабля США класса «Иджис», оснащенного ракетами—перехватчиками первого поколения SM—3 Блок 1А. В оперативном отношении это важный первый шаг, который обеспечивает максимальное прикрытие при имеющихся средствах для защиты населения, территории и сил в странах НАТО, расположенных в Южной Европе. Сегодня мы активно работаем для достижения нашей цели — полного оперативного потенциала системы, что будет означать полное прикрытие и защиту населения, территории и сил всех европейских стран НАТО. Эта цель будет достигнута посредством поэтапного развертывания новых вариантов ракет—перехватчиков SM—3 на наземных объектах в Румынии (в 2015 г.) и Польше (в 2018 г.), а также дополнительных средств морского базирования США, которые будут располагаться в портах Испании. Достижение полного оперативного потенциала зависит от различных факторов, в том числе от механизмов командования и управления и оперативного планирования. Но мы ожидаем, что через несколько лет будет достигнут начальный оперативный потенциал, а полный оперативный потенциал будет достигнут в первой половине следующего десятилетия. Что касается разработки и развертывания, эта система воплощает в себе наилучшее трансатлантическое взаимодействие. Основные средства — ракеты—перехватчики SM—3 и РЛС передового базирования — предоставляют Соединенные Штаты, Нидерланды осуществляют модернизацию четырех фрегатов, оснащенных РЛС противоракетной обороны. Германия размещает на своей территории, на авиабазе Рамштайн, систему командования и управления НАТО, а также рассматривает возможность модернизации своих РЛС корабельного базирования. Турция, Румыния, Польша и Испания договорились разместить на своих территориях элементы системы. Другие союзники могут делать добровольные вклады в общую систему, включая развертывание дополнительных систем противоракетной обороны театра военных действий (ПРО ТВД) нижнего эшелона. Нынешнее развертывание ЗРК «Патриот» Германии, Нидерландов и США в Турции напоминает, что НАТО среди инструментов кризисного регулирования необходимо иметь дополнительные развертываемые средства ПРО ТВД, даже в то время, когда мы развертываем потенциал территориальной ПРО. Разумеется, запланированный потенциал ПРО не будет представлять щит, защищающий нас от всех угроз постоянно. Но посредством диапазона сил и средств противоракетной обороны, включающих системы территориальной ПРО и ПРО ТВД, НАТО может усложнить расчеты потенциальных противников, заставляя их подумать, прежде чем напасть или даже угрожать нападением. И, в качестве последнего средства, наша система способна уменьшить катастрофические последствия нападения и даже предотвратить их. Итак, каково место противоракетной обороны в общей стратегии НАТО? Союзники понимают, что противоракетная оборона может дополнять сдерживающую роль ядерного оружия, но не может заменить его. Мы рассматриваем ее как часть надлежащей комбинации ядерного и обычного потенциалов, которая способна обеспечивать эффективное сдерживание и оборону. И, в конечном итоге, ПРО станет частью Объединенной системы противовоздушной и противоракетной обороны НАТО. Такова позиция НАТО. А что же Россия? Тут, откровенно говоря, дела обстоят не очень хорошо. На нашей встрече в верхах в Лиссабоне страны НАТО и Россия договорились работать в направлении сотрудничества по противоракетной обороне, основываясь на общем восприятии угрозы, которую представляет распространение баллистических ракет, и потенциальных синергий, которых можно было бы достичь, связав наши потенциалы ПРО. Но практическая реализация этой договоренности чрезвычайно трудна. Мы заявляли российскому руководству, неоднократно и на самом высоком политическом уровне, что система противоракетной обороны НАТО не угрожает силам стратегического сдерживания России, и что это останется неизменным, даже когда мы достигнем полного оперативного потенциала, включая объекты в Румынии и Польше. Это вопрос фактов и физики. Наша система будет осуществлять защиту от ограниченных ударов баллистических ракет малой, средней и промежуточной дальности, запускаемых из—за пределов евроатлантического региона. Противоракеты, которые будут развернуты в Европе, не предназначены для защиты от межконтинентальных баллистических ракет (МКБР). Их возможности очень ограничены, их запланированное число очень невелико, и места их расположения находятся слишком далеко к югу. Вам необязательно верить мне на слово. Многие российские эксперты публично соглашаются с тем, что Европейский поэтапный адаптивный подход США и система противоракетной обороны НАТО, даже когда будут полностью разработаны, не будут оказывать ощутимого воздействия на многочисленные и высокотехнологичные стратегические ядерные силы. Это было зафиксировано в многочисленных научных статьях российских военачальников и ученых—ракетостроителей, опубликованных в российских журналах. Хорошая новость заключается в том, что это демонстрирует, что свобода прессы еще не совсем исчезла в современной России. Плохая новость — в том, что российские руководители и высокопоставленные должностные лица, кажется, не обращают внимания на собственных экспертов. Вместо этого они продолжают громко заявлять о предполагаемой «угрозе», которую система ПРО НАТО представляет для российского стратегического потенциала нанесения ответного удара, в сочетании со зловещими предупреждениями об ответном ударе для отражения угрозы, которой на самом деле не существует. Кроме того они по—прежнему стремятся получить юридически обязательные гарантии того, что эта система не будет направлена против России, что по сути приведет к ограничению способности противоракетной обороны США и НАТО противодействовать реальным угрозам — ограничениям, которые, как они знают, являются политически неосуществимыми. Так что мы были разочарованы, но не удивлены, когда после двух лет работы Россия приняла решение приостановить переговоры в Совете Россия—НАТО, целью которых было найти компромиссные решения по противоракетной обороне. Несмотря на эту неудачу, наше предложение остается в силе. Мы сделали конкретное предложение о том, как можно было бы продвинуть вперед наше сотрудничество. Оно является существенным, конструктивным и заслуживает еще одной попытки. Нашей целью в НАТО остается многонациональная архитектура противоракетной обороны, способная защищать как Североатлантический союз, так и Россию. Она могла бы включать очень высокий уровень интеграции и повседневное взаимодействие между системами НАТО и России, при сохранении каждой стороной собственного отдельного порядка подчиненности. Такая многонациональная архитектура позволила бы НАТО выполнять свою обязанность по защите территории Североатлантического союза. Россия могла бы защищать свою территорию. И обе стороны могли бы пользоваться преимуществами усиливающих друг друга потенциалов. В противоположность российскому нереалистичному «секторальному» подходу, эта архитектура могла бы сохранить обязательства НАТО по коллективной обороне, а также территориальный суверенитет России — и то и другое является важными принципиальными вопросами. Замысел НАТО может быть реализован посредством двух совместных центров противоракетной обороны. В первом — Центре объединения (отождествления) информации Россия—НАТО — офицеры стран НАТО и России могли бы отслеживать поступающие разведывательные данные и обмениваться данными раннего предупреждения и другой информацией в круглосуточном режиме. Во втором — Центре по планированию и операциям Россия—НАТО — мы могли бы осуществлять совместное планирование и координацию наших действий противоракетной обороны. Позвольте мне подчеркнуть важность того, что НАТО предлагает для второго центра. Идея заключается в том, чтобы офицеры стран НАТО и России осуществляли совместную работу на постоянной основе, разрабатывали планы перехвата ракет, пуск которых может быть осуществлен против той или иной стороны по целому ряду сценариев. Центр также разрабатывал бы замыслы операций, правила применения силы и заранее запланированные меры реагирования для ведения согласованных действий ПРО в случае реального нападения. Это позволило бы обеспечить особо высокий уровень «взаимосвязанности», даже, несмотря на то, что перехваты ракет осуществлялись бы посредством раздельных систем командования и управления сторон. Но при этом на каждом этапе процесса перехвата велось бы существенное сотрудничество, что значительно повысило бы эффективность наших многонациональных средств противоракетной обороны. Кроме этого мы предложили обеспечить полную транспарентность наших планов и потенциалов противоракетной обороны. Это может включать ежегодный обмен информацией о текущих и планируемых потенциалах каждой из сторон на несколько лет вперед, обеспечивая доверие и предсказуемость, как для специалистов по военному планированию, так и для лиц, принимающих политические решения. Такое тесное сотрудничество — лучший способ защитить население наших стран, при этом принимая во внимание озабоченности России. К сожалению, эти предложения больше не обсуждаются. Мы также разочарованы тем, что даже отмена Соединенными Штатами четвертого этапа Европейского поэтапного адаптивного подхода (прекращение работы по разработке ракеты SM—3 Блок 2В) не изменила отношения России. Ранее российские руководители сосредотачивали внимание на четвертом этапе, представляющем предмет особой озабоченности, поскольку он должен был обеспечить некоторый потенциал для перехвата МКБР, запускаемых государствами-изгоями (хотя он имел бы лишь ограниченные возможности по противодействию российским более высокотехнологичным МКБР). Но, несмотря на решение США отменить разработку системы, Россия по—прежнему высказывает возражения. Из—за этого в НАТО все чаще создается впечатление, что каждый раз, когда мы предлагаем пойти на компромисс, Россия просто снова меняет условия игры. Как бывший американский дипломат я понимаю, что озабоченности России выходят за рамки только противоракетной обороны НАТО. Россию также беспокоит глобальная архитектура противоракетной обороны Соединенных Штатов, т.е. системы ПРО США, развернутые в Северной Америке, а также запланированные развертывания в Северо—Восточной Азии для защиты союзников США и сил США от ракетных угроз со стороны Северной Кореи. Хотя я и считаю эту озабоченность преувеличенной (если рассмотреть количественные и географические аспекты), важно то, что связанные с ней проблемы, необходимо решать Вашингтону и Москве, а не НАТО и Москве. Мы должны рассматривать эти два вопроса — и дискуссию о двух системах — раздельно. Последнее заявление российского руководства состоит в том, что недавнее соглашение по ядерной программе Ирана, которое еще предстоит выполнить, устраняет необходимость в противоракетной обороне НАТО. Это заявление не только преждевременно, но и основано на неверной информации. Оно неправильно истолковывает цель нашей системы противоракетной обороны и меняющуюся природу угроз. Так что позвольте мне внести ясность. Система противоракетной обороны НАТО не направлена против какой—либо одной страны. Она является защитой не от ядерного оружия, а от средств доставки. Она является защитой от баллистических систем, способных нести ядерные, химические, биологические или обычные боезаряды. Осуществимое и поддающееся проверке соглашение, обеспечивающее, чтобы Иран не мог разрабатывать ядерное оружие, разумеется, было бы значительным шагом вперед. Но проблема распространения баллистических ракет будет оставаться актуальной как никогда. Конечно, если усилия международного сообщества сократят угрозы, возникающие в связи с ракетным распространением, наша противоракетная обороны адаптируется с учетом этого. Я считаю, что сотрудничество по противоракетной обороне по—прежнему могло бы действительно изменить положение дел в отношениях между НАТО и Россией. И я по—прежнему надеюсь, что Россия еще может присоединиться к нам в этих усилиях, и тем самым укрепить безопасность НАТО и безопасность России. Но если эта возможность будет упущена, жизнь продолжится. НАТО продолжит разрабатывать потенциал, который считает необходимым, чтобы защищаться от растущей ракетной угрозы. Позвольте мне в заключение сказать несколько слов о взаимодействии НАТО с третьими государствами по противоракетной обороне и, в частности, о взаимодействии НАТО с Израилем и другими государствами Ближнего Востока. Североатлантический союз остается готовым взаимодействовать с третьими государствами на индивидуальной основе, чтобы максимально повысить транспарентность, взаимное доверие и эффективность системы. И это весьма целесообразно. Противоракетная оборона является стратегическим потенциалом. В этом качестве она может оказывать влияние на наших соседей и партнеров в Европе и за ее пределами. В настоящее время НАТО и Израиль не ведут диалога по противоракетной обороне. Но я считаю, что такой диалог, если НАТО и Израиль примут решение начать его, был бы полезен — для НАТО и для Израиля. Израиль обладает уникальным потенциалом в области ПРО и постоянно его совершенствует. Страны НАТО могли бы перенять опыт Израиля, а Израиль мог бы извлечь уроки из коллективного подхода НАТО. Я убежден, что мы многому могли бы научиться друг у друга в области оценки угроз, механизмов командования и управления и последствий перехвата ракет. НАТО пока еще не ведет обсуждений по противоракетной обороне ни с какими другими ближневосточными партнерами. Как и Израиль государства Персидского залива активно сотрудничают с Соединенными Штатами на двусторонней основе с целью укрепления своих потенциалов противоракетной обороны. Это сотрудничество включает размещение на своих территориях батарей «Патриот» и систем ТХААД. Рост интереса к противоракетной обороне основан на общей озабоченности со стороны США и их партнеров в Персидском заливе относительно дестабилизирующего потенциала расширяющегося арсенала баллистических ракет Ирана и воздействия, которое он может оказать в кризисной ситуации, если ему не будет оказано противодействие. По мере того, как Совет сотрудничества государств Персидского залива переходит к развитию более тесного сотрудничества в военной сфере, могут возникать возможности для более тесного регионального сотрудничества по противоракетной обороне в Персидском заливе — в таких областях, как объединение и совместное использование информации раннего предупреждения, совместная подготовка и учения, а также, возможно, в долгосрочной перспективе, объединенное командование и управление. Пока государства Персидского залива рассматривают эти возможности, они могли бы познакомиться с опытом многонационального подхода НАТО к противоракетной обороне. Совместные усилия государств Персидского залива могли бы повысить эффективность их национальных потенциалов противоракетной обороны, что, тем самым, косвенно принесло пользу Израилю. В завершение, с точки зрения НАТО, важность противоракетной обороны для Североатлантического союза будет несомненно возрастать в ближайшие годы, она способна укрепить региональную стабильность и может изменить положение дел в наших отношениях с Россией. Позвольте мне еще раз поблагодарить ИИНБ за предоставленную возможность открыть эту своевременную конференцию.

Admin: ■ 18—02—2014Патриотизм по—американскиНа его формирование США средств не жалеют К решению выступить со статьёй на эту тему нас подтолкнул, как ни странно, американский фильм «Морской бой». Он уже два года в прокате, но по российскому телевидению его показали недавно, кажется, впервые. Напомним, что в нём рассказывается, как инопланетяне совершают вынужденную посадку на нашу планету в районе Гавайских островов и начинают вести себя агрессивно в отношении землян. В борьбу с инопланетянами вступает интернациональный флот во главе с американцами. Обе стороны несут потери, но землян больше, что вынуждает их позвать на помощь линкор «Миссури». Этот легендарный для американцев корабль давно превращён в музей. Тем не менее, его экипаж — уже поседевшие с годами ветераны — принимаются за дело: приводят корабль в боевую готовность, выходят в море и с главного калибра уничтожают пришельцев. Конечно, в этих действиях много условностей, однако эмоции они вызывают большие. Даже у нас, людей военных, далёких от сентиментальности, финальные кадры фильма, когда ветераны на фоне флага докладывают о выполнении боевой задачи, вызвали избыток чувств, а что говорить о простых американцах, юношах и девушках. Несомненно, они получают от этого мощный заряд патриотизма. □ □ ■ И такой фильм, где добро непременно одерживает победу над злом, далеко не единственный в США. Причём это не какой—то там специальный ход Голливуда, хотя, конечно же, американский кинематограф вносит определённый вклад в патриотическое воспитание граждан США, о чём пойдёт речь несколько ниже. Это факт из жизни американского общества. Общества, в котором уважают флаг, герб, гимн, президента как символы нации, армию как защитницу государства. Достигается же это благодаря целенаправленной работе в масштабах всей страны. ■ В этой связи хотелось бы отметить, что те наши политологи, которые, восторгаясь патриотизмом американцев, утверждают, что в США нет государственной политики по воспитанию патриотизма, что его проявление носит личный, сугубо частный характер, или сами глубоко заблуждаются, или сознательно вводят в заблуждение россиян. Дело в том, что патриотизм в американском исполнении представляет собой целенаправленную, строго регламентируемую и формализованную структуру. Если, например, утром, когда все в школе перед началом занятий исполняют гимн США, ученик не встал и не приложил руку к сердцу, его тут же могут исключить из учебного заведения. Или взять, скажем, тот же американский флаг, который можно увидеть в США буквально на каждом шагу. Что с ним можно сделать, а что нельзя, где и когда его можно вывесить и каких размеров — всё это также прописано или на федеральном уровне, или на уровне штата. ■ И те же американские фильмы о вооружённых силах США проходят жёсткую цензуру Пентагона. В его структуре есть специальный отдел по делам кино и телевидения, который изучает сценарии будущих фильмов на предмет того, как они повлияют на имидж вооружённых сил США. И если отдел дал отрицательный отзыв, то фильм или вообще не увидит свет, или из него уберут эпизоды, которые не устраивают Пентагон. □ □ ■ Особое значение в США придаётся военно—патриотическому воспитанию американцев. Властные структуры прилагают значительные усилия, чтобы в качестве одного из аспектов патриотизма в этой стране определить прямую связь между любовью к родине и одобрением (в том числе и действием) всех военных акций, проводимых вооружёнными силами и спецслужбами США. Эта работа базируется на ряде принципов, из которых наиболее важными являются воспитание у любого американца чувства ответственности как гражданина США, личная преданность президенту и стране, решимость сохранять её историческое наследие, беспрекословно отстаивать принципы американской демократии и свободы. ■ Практическая же работа по формированию требуемого облика рядового американца как патриота и гражданина США осуществляется соответствующими организационными структурами, во—первых, в рамках вневойсковой подготовки американской молодёжи и, во—вторых, в ходе проведения морально—психологической подготовки новобранцев и кадрового личного состава вооружённых сил США. ■ Анализ публикаций американской прессы, посвящённых проблемам военной службы, показывает, что вневойсковая подготовка (патриотическое воспитание) американской молодёжи осуществляется на двух уровнях: первый охватывает подростков — учащихся школ, а второй — студентов университетов и колледжей. Характерной чертой первого уровня подготовки является её проведение не по школьным общеобразовательным программам, а в рамках традиционной системы, так называемых скаутских организаций — клубов (союзов), причём раздельно для мальчиков (бойскауты) и для девочек (гёрлскауты). По официальным данным, общая численность бойскаутов и гёрлскаутов в настоящее время составляет более 4 млн и около 3 млн человек соответственно. ■ Второй уровень вневойсковой подготовки американской молодёжи проводится на так называемых курсах РОТС. По оценке американских экспертов, они являются основным источником пополнения вооружённых сил офицерами, особенно в мирное время. Курсы РОТС с четырёх— и двухлетним сроком обучения для сухопутных сил функционируют примерно при 300 университетах и колледжах США, для ВВС — при 600, для ВМС — при 60. Они финансируются государством, выделяющим значительные денежные ассигнования. ■ В целом, как считают американские специалисты, при отсутствии единой общегосударственной программы вневойсковой подготовки молодёжи существующая двухступенчатая система позволяет решать задачу военной подготовки юношей и девушек к службе в вооружённых силах США. Дальнейшее же их патриотическое воспитание осуществляется уже в американских и флотских структурах. ■ К основным формам их работы относятся еженедельные групповые занятия по программам «Командная информация», «Моральное наследство и человеческое самосовершенствование», «Равные возможности»; религиозные мероприятия («Час капеллана», богослужения, индивидуальные пасторские беседы и т.д.); встречи с ветеранами вооружённых сил и «Вечера боевой дружбы»; празднование дней части и корабля вооружённых сил США; соревнования за право называться «Лучшим солдатом» месяца (квартала, года) и др. ■ Занятия по программе «Командная информация» являются важнейшей формой воспитания американских военнослужащих. Их предписано проводить лично командиру подразделения. Кроме того, на этих занятиях обязательно присутствие всего личного состава, включая офицеров. Они проводятся в форме свободного обмена мнениями не реже 1 раза в неделю по 1 часу. Их основные темы — «Долг, честь, страна», «Вооружённые силы на службе нации» и др. К занятиям по программе «Моральное наследство и человеческое самоусовершенствование» привлекаются, помимо командиров, и военные капелланы. В месяц выделяется 7 часов, в том числе одно занятие в течение часа, на котором разбираются модели поведения военнослужащих в различных ситуациях, и 6 часов для собеседований по основным вопросам. ■ Целью программы «Равные возможности» является ослабление противоречий в вооружённых силах на национальной, расовой почве, а также по признаку пола и происхождения. Руководителям занятий по этой программе рекомендуется осуждать открытую дискриминацию тех или иных категорий военнослужащих, пренебрежительные клички, оскорбительные анекдоты на расовые и национальные темы, воспитывать у командиров всех степеней чувство «справедливого отношения к своим подчинённым независимо от расы, вероисповедания, цвета кожи, пола или национальности» и т.д. ■ Особое внимание в американской армии уделяется морально—этическому воспитанию офицерского состава. При этом акцент делается на воспитании у офицеров чести и верности. На формирование этих качеств нацелен и военно-педагогический процесс в американских военно-учебных заведениях. Например, в клятве чести академии ВВС США говорится: «Мы не будем лгать и обманывать или терпеть тех, кто лжёт или обманывает. Сверх того, я обязуюсь исполнять свой долг перед государством и жить честно, и да поможет мне Господь!» ■ В системе патриотического воспитания и подготовки личного состава армии важную роль играют военная печать, различные учреждения министерства обороны (музеи, клубы, библиотеки, кафе и т.д.), художественная, военно—историческая и мемуарная литература, методические разработки, справочники, плакаты. В целом система воспитания характеризуется высокой развитостью её материальной базы. Так, в вооружённых силах США имеется около 1.900 периодических изданий, разовый тираж которых превышает 12 млн экземпляров, что составляет около 4 единиц печатной продукции на каждого военнослужащего. ■ В настоящее время в целях повышения эффективности патриотического воспитания гражданского населения и военнослужащих США американским министерством обороны активно используется индустрия компьютерных и видеоигр. Например, в 2002 году был выпущен игровой проект America’s Army («Американская армия»), на который было потрачено около 8 млн долларов. ■ Для большей популяризации игры America’s Army среди американской молодёжи её распространяли бесплатно. Ежегодные затраты на эти цели составили около 2,5 млн долларов. По данным Пентагона, до 50 процентов новобранцев, поступающих на военную службу, играли в America’s Army, а около 30 процентов рекрутов вообще считают её самым правдивым источником информации об армии. ■ Главным субъектом воспитания военнослужащих выступает командир. В своей деятельности он опирается на три основные службы — по связи с общественностью, по личному составу и тылу, военных священников. Причём, с одной стороны, все эти службы действуют параллельно, а с другой — исключительно согласованно, что достигается умелым руководящим воздействием командира. Его этому учат в военных колледжах и академиях и в процессе практической работы в войсках. И как свидетельствует практика, командир, не умеющий заниматься воспитанием подчинённых, не может рассчитывать на дальнейшее продвижение по службе. ■ Существующая в стране и вооружённых силах система патриотического воспитания молодёжи и личного состава обеспечивает, как считает военно—политическое руководство США, необходимый уровень боевой готовности американской армии. Вместе с тем считается, что существуют резервы для повышения её эффективности. Учитывая это, руководство США принимает активные меры по дальнейшему совершенствованию системы патриотического воспитания в стране, а также процесса формирования соответствующего облика военнослужащих. □ ■ Николай Балуков, подполковник, кандидат военных наук, профессор Академии военных наук ■ Юрий Иваничкин, полковник в отставке

Admin: ■ Оборонка Сергей ТитенкоПоле боя в эпоху цифровых технологии ВС США: время обновления стратегий, концепций и доктрин В Соединенных Штатах произошел пересмотр концептуальных и уставных положений и требований, касающихся вопросов строительства и применения ВС в целом и их компонентов в частности. По планам командования США в период до 2025 года в американских вооруженных силах произойдут коренные преобразования, которые затронут все аспекты их применения: планирование, организационную структуру, техническое оснащение, обучение и подготовку, стратегию, оперативное искусство и тактику, организацию обеспечения боевых действий и др. □ 10 сентября 2012 года председатель Объединенного комитета начальников штабов ВС США подписал документ Capstone Concept for Joint Operations: Joint Force 2020, посвященный концепции совместных операций американских вооруженных сил. В различных источниках joint operations и joint force имеют различный перевод на русский язык — объединенные операции или совместные операции и соответственно объединенные силы или совместные силы. Поэтому далее оба варианта перевода будут использоваться как синонимы. □ ■ Defense. Коллаж Андрея Седых □ Указанный документ дает представление о перспективах трансформации вооруженного противоборства на обозримую перспективу и обновленных взглядах на применение ВС США. □ Задачи поддержания лидерства □ Прежде всего американское высшее военное руководство подчеркивает, что страна и вооруженные силы сегодня находятся на этапе трансформации из состояния фактически десятилетней войны на свой новый этап истории, который характеризуется парадоксом в обеспечении безопасности. В то время как мир имеет тенденцию к большей стабильности, разрушительные технологии становятся доступными для все более широких рядов противников Америки и в результате мир становится потенциально более опасным, чем когда—либо прежде. Поэтому новые концепции проведения операций ВС США необходимы для решения проблемы упомянутого парадокса безопасности. Американскими военными предлагается подход, получивший название глобально интегрированных операций (возможно также использование названия объединенных операций). В рамках этой концепции предполагается совместное применение в глобальном масштабе силовых компонентов, способных быстро объединяться друг с другом (включая и ресурсы союзников) для интеграции их возможностей. Заметим, что положения Capstone Concept for Joint Operations: Joint Force 2020 — развитие подходов, изложенных в другом документе — Sustaining U.S. Global Leadership: Priorities for 21st Century Defense, посвященном вопросам обеспечения глобального лидерства США в военной сфере в XXI веке. При этом подчеркивается, что эти идеи являются основополагающими при создании объединенных сил образца 2020 года (Joint Force of 2020). Американцы начинают реализацию новых подходов не на пустом месте. Предшествующие шаги развития ВС США привели к тому, что около 80 процентов будущих Joint Force of 2020 уже запрограммированы или существуют сегодня. Но изюминка инноваций состоит в том, какие ожидаются кардинальные изменения в двух основных направлениях: будут существенно изменены оставшиеся 20 процентов сил и подходы к применению самих Joint Force of 2020. Логично ожидать, что в этой связи значительные инновации внедрят в процессы обучения войск, образования личного состава, управления персоналом и т. п. Итак, Capstone Concept for Joint Operations: Joint Force 2020 (в ВС США применяется следующее сокращение для ее обозначения — CCJO) описывает потенциальные оперативные концепции, реализуя которые «Объединенные силы—2012» будут защищать американский народ от широкого спектра проблем безопасности. Целью концепции является определение направлений строительства «Объединенных сил—2020», обеспечивающих реализацию требований, сформулированных в Sustaining U.S. Global Leadership: Priorities for 21st Century. Концепция обеспечивает в более подробном виде взгляды на то, как будут применяться силы, включая описание будущей операционной среды (operating environment), продвижение новых концепций для совместных операций, атрибутов, которые определят будущие силы. Таким образом, CCJO направлена на создание моста между новым стратегическим руководством и подчиненными концепциями, руководством по развитию сил, разработки соответствующих доктрин и т.п. CCJO акцентирует внимание на том новом и необычном, что можно ожидать в будущей стратегической обстановке, признавая: многое из природы конфликтов остается неизменным. Война по—прежнему рассматривается как столкновение враждебных, независимых и непримиримых сил, каждая из которых пытается доминировать над другой путем насилия. В этом контексте прогнозируется, что противники США будут продолжать искать, находить и использовать уязвимые стороны государства. Наконец, в концепции Capstone Concept for Joint Operations: Joint Force 2020 признается, что военная сила является лишь одним из элементов национальной мощи. Во многих случаях стратегический успех станет возможным в результате эффективного взаимодействия правительства США, союзных правительств и их вооруженных сил, а также неправительственных партнеров. Необходимость поддержания глобального лидерства США выделяет десять основных задач, выполняя которые Joint Force 2020 будут вносить свой вклад в защиту национальных интересов США: • участие в борьбе с терроризмом и так называемых нерегулярных войнах (irregular warfare); • сдерживание и отражение агрессии; • проектирование мощи (в том числе в условиях отсутствия для ВС США непосредственного доступа в определенные районы); • борьба с оружием массового уничтожения; • эффективные действия в киберпространстве и космосе; • поддержание безопасного, надежного и эффективного ядерного сдерживания; • защита территории страны и оказание поддержки гражданским властям; • обеспечение «стабилизирующего» присутствия; • проведение операций против повстанцев и обеспечение стабильности; • проведение гуманитарных операций, операций по ликвидации последствий стихийных бедствий и т.п. □ Широкий спектр проблем безопасности □ Помимо преемственности существующих проблем безопасности в обозримом будущем ожидается появление новых. Распространение передовых технологий в мировой экономике означает, что вооруженные силы государств так называемого второго ряда (то есть не относящихся к списку стран-лидеров), а также негосударственные субъекты могут теперь иметь вооружения, доступные ранее только сверхдержавам. Распространение кибернетического и космического оружия, высокоточных боеприпасов, баллистических ракет, возможность отказа в доступе предоставят для противников США больше шансов для нанесения разрушительных потерь. Эти угрозы снижают возможности глобального присутствия ВС США, делают их уязвимыми при развертывании в районах операций, равно как и в ходе выполнения задач. Американцы обеспокоены тем, что их противники продолжают изучать асимметричные способы противоборства, используют передовые технологии, чтобы повысить и использовать уязвимость США. Особенно важную роль в предстоящие годы будут играть космос и киберпространство. Место этих областей противоборства возрастает в проектировании военной мощи, а операции в космосе и киберпространстве станут как предшественниками, так и неотъемлемой частью вооруженной борьбы в наземной, морской и воздушной области. Будущие противники США могут даже принять решение атаковать только в киберпространстве, где военные сети и критически важная инфраструктура уязвимы от удаленных атак, а сами такие действия по—прежнему трудно проследить. Распространение технологий, которые трансформируют вооруженную борьбу, является также фактором перестройки глобальной политики. Социальные медиа могут стать катализатором протестов за считаные дни. Проникновение мобильных технологий, особенно в развивающиеся страны, позволит значительно увеличить число людей, способных получать доступ к информации и быстро ею обмениваться. Широкое распространение персональных устройств связи с видео— и фотокамерами также позволяет большей части мира наблюдать разворачивающиеся события в режиме реального времени, что делает будущую деятельность вооруженных сил более чувствительной к ее восприятию населением. ВС США в полной мере ощутили это в Ираке и Афганистане, когда военные действия получили пристальное внимание средств массовой информации. В этой новой глобальной политической среде, которая характеризуется повсеместными цифровыми сетями по всему миру, потоками капитала, материальных ресурсов, людей и информации, география угроз и кризисов становится все более сложной. В мире, где хрупкая критическая инфраструктура широко подключена к Интернету, а саботаж и терроризм могут оказывать глубокое воздействие, противники способны легко осуществить эскалацию любого конфликта, распространив его и на национальную территорию США. В таком мире размеры той или иной проблемы безопасности часто не совпадают с существующими границами государств или сферами ответственности тех или иных командных структур. При этом происходит трансформация понятий, кто является комбатантом и что представляет собой поле боя в эпоху цифровых технологий. Взятые вместе, эти факторы приводят к трансформации будущей среды безопасности, которая окажется более непредсказуемой, сложной и потенциально опасной, чем сегодня. Ускорение темпов изменений во многих аспектах этой будущей среды безопасности потребует большей скорости в планировании и проведении военных операций. Имея возрастающее число субъектов с доступом к разрушительным технологиям, вооруженные силы США вынуждены также решать проблему наличия потенциально более высокой степени неопределенности в отношении того, как и против кого они будут бороться. Невозможно предсказать с высокой долей уверенности, когда, где и с какими целями начнут действовать Joint Force 2020. Объединенные силы также должны адаптироваться к финансовым возможностям страны. Хотя некоторые ключевые области по—прежнему получат увеличенные инвестиции, совокупное воздействие сокращения расходов на оборону приведет к определенному снижению потенциала, прежде всего относительно общей структуры вооруженных сил. Таким образом, возникающие в этой связи проблемы сводятся к вопросу, который ставит перед собой высшее военное руководство США: каким образом будущие Joint Force 2020 при наличии ограниченных ресурсов обеспечат необходимую защиту национальных интересов США от любого противника в существующих условиях неопределенности, а также сложной, быстро меняющейся и все более прозрачной обстановки в мире? Ответом на этот вопрос в определенной мере стала Концепция глобально интегрированных операций. Она отражает видение того, как Joint Force 2020 должны подготовиться к действиям в той среде безопасности, в которой американские военные планируют оказаться в ближайшее время. Эта среда требует от глобально размещенных объединенных сил быстро комбинировать свои возможности, используя свои силы и партнеров в различных сферах, районах, географических границах и организационной принадлежности. Данные сети будут формироваться, развиваться, растворяться и реформироваться в различных формах во времени и пространстве со значительно большей текучестью, чем существующие на сегодня объединенные силы. Американцы подчеркивают, что преимущество Joint Force всегда заключалось в их способности сочетать уникальные возможности для создания в конкретных условиях обстановки решающей военной силы. Концепция глобально интегрированных операций направлена на ускорение и расширение возможностей объединенных сил выполнять задачи, становясь решающей силой в конкретной обстановке. По сути концепция предусматривает интеграцию новых возможностей, особенно сил специальных операций, действовать в киберпространстве различных составляющих того, что у нас отнесено к разведке (intelligence, surveillance and reconnaissance, сокращенно — ISR), в сочетании с новыми способами вооруженного противоборства и подходами к реализации партнерства. Предполагается, что именно эти компоненты способны привести к синергетическому эффекту применения Joint Force. □ Ключевые элементы операций □ В ВС США определены восемь ключевых элементов глобально интегрированных операций (ГИО): • командное руководство миссией (мission command); • овладение, удержание и использование инициативы; • глобальная подвижность; • партнерство; • гибкость в создании объединенных сил; • взаимодействие во всех сферах, областях (сross—domain synergy); • использование гибких и малозаметных возможностей; • возрастающее распознавание с целью сведения нежелательных последствий. Глобально интегрированные операции требуют приверженности использованию командного подхода к осуществлению миссии. Этот подход дает свободу должностным лицам в выборе возможных путей и способов выполнения возложенных задач. Прежде всего это должно позволить максимально использовать человеческий фактор в совместных операциях, вынеся на первый план доверие, силу воли, интуитивное суждение и творчество. Эта этика децентрализации дает подчиненным лидерам свободу в продвижении намерений своего старшего командира с помощью наиболее эффективных средств, имеющихся в распоряжении. Новое поколение цифровых технологий позволяет реализовать командный подход на высоком качественном уровне. Разработка сетей, способных одновременно интегрировать закрытые и открытые линии связи, позволит расширить круг субъектов, которые могут участвовать и поддерживать данную операцию, способствовать реализации новых идей и опыта в реальном времени. Таким образом, будущее руководство миссиями станет совместным, так как старшие и подчиненные командиры окажутся включенными в цикл обратной связи, инициативы, адаптивности и эффективности миссии. ГИО должны обеспечивать возможность захвата, удержания и использования инициативы. Управление темпом операций является ключевым элементом удержания военного превосходства. Построенное на командной философии руководство миссией, развитие у лидеров способности понимать окружающую среду, визуализировать оперативные решения, а также обеспечить решающее направление будут иметь важное значение для успеха миссии. Глобально интегрированные операции базируются на глобальной подвижности. Увеличение скорости, с которой развиваются события, предполагает акцент на быстрые и адаптивные ответы. Чтобы добиться этого, глобально интегрированные объединенные силы могут использовать такие возможности, как кибер— и глобальные удары, чтобы быстро проецировать свою боевую мощь. Кроме того, рациональное позиционирование сил, а также более широкое использование запасов для развертывания и быстрого экспедиционного базирования приведет к увеличению общей оперативной досягаемости. ГИО предполагают ставку на партнерство. Это позволяет лучше использовать опыт и ресурсы, находящиеся вне американских вооруженных сил, для выполнения различных оперативных задач. Американцы четко осознают, что сложность проблем безопасности будущего почти всегда требует больше, чем имеется для этого военных инструментов как составной части национальной мощи. Совместные силы должны быть способны к эффективной интеграции с американскими правительственными учреждениями, военными партнерами, местными и региональными заинтересованными сторонами. Глобально интегрированные операции обеспечивают большую гибкость в создании и применении объединенных сил. В ближайшие годы будущие объединенные силы будут более организованными на решение конкретных проблем безопасности. Примером этого является командование ССО ВС США, которое синхронизирует проведение контртеррористических операций сегодня. География остается логическим основанием для организации мероприятий коллективной безопасности в конкретных географических районах. Будущие совместные силы для более тесной интеграции будут улучшать уровень своего взаимодействия и способности действовать в различных сферах. Американские военные сохраняют уникальные преимущества в любой области или сфере вооруженного противоборства. Их способность проецировать силу через различные области и сферы может обеспечить им в будущем решающее преимущество. Гибкие, малозаметные или компактные возможности действий в киберпространстве, космосе, проведения специальных операций, нанесения глобальных ударов, ведения разведки (ISR) будут играть более выраженную роль в предстоящих совместных операциях. Считается, что эти возможности представляют собой уникальные источники американского военного преимущества. В то время как они стали более существенными в последние годы, ВС США использовали их в качестве дополнения, а не как неотъемлемую часть совместных операций. В будущем их более полная интеграция продолжит усиливать боевую мощь ВС США. Совместные операции станут более открытыми, чтобы свести к минимуму нежелательные последствия. Повышение прозрачности в среде безопасности, в которой цифровые устройства станут повсеместными, усугубляет потребность в силах, которые должны использоваться именно тогда, когда это возможно. Тем не менее боевые действия не будут состоять только из случаев минимального насилия с хирургической точностью. Победа над врагом обычно требует больших физических разрушений. В насыщенной информационной среде завтрашнего дня даже незначительные промахи в огневом поражении могут нанести серьезный ущерб международной репутации Соединенных Штатов. Совместное применение вышеназванных восьми положений в глобально интегрированных операциях, в которых будут использованы нынешние и будущие источники американского военного преимущества, способно обеспечить их успех. □ Возможные последствия □ Можно спрогнозировать некоторые последствия указанных выше нововведений для «Объединенных сил—2020». Они таковы: • внедрение на всех уровнях системы совместной подготовки военных кадров; • разработка новых технологий управления и контроля, в том числе основанных н использовании новых высокотехнологичных устройств, обеспечивающих управление войсками, прежде всего в направлении повышения ситуационной осведомленности; • укрепление способности действовать в меняющейся и даже ухудшающейся обстановке, в том числе в условиях действий противника в киберпространстве и против космических систем; • построение оптимальных отношений в системе управления между всеми ее субъектами с учетом конкретных угроз в будущем; • достижение внутренней и внешней совместимости; • поддержание и повышение интеграции между традиционными наземными силами и силами специальных операций; • разработка аналитических возможностей, которые будут адекватны более широкому спектру угроз; • улучшение возможностей сохранения, анализа и использования больших объемов данных; • обеспечение координации огневой поддержки; • улучшение возможностей обеспечения доступа в выбранные районы (регионы) в условиях противодействия; • развитие возможностей быстрого развертывания в глобальном масштабе; • развитие возможностей глубокого изучения особенностей регионов (районов) вероятных действий, их учет и использование в своих интересах; • улучшение стратегической и оперативной мобильности; улучшение тактической маневренности; • стандартизация тактики, методов и процедур, которые облегчают перемещение и применение сил; • улучшение возможности обороны в киберпространстве; • продолжение совершенствования обороноспособности в киберпространстве; • интеграция систем противоракетной обороны; • осуществление объединенных мероприятий логистики; снижение эксплуатационных потребностей в энергии и развитие альтернативных источников энергии; • углубление координации с госструктурами США и партнеров, с которыми предстоит совместно действовать. При этом имеют место и некоторые проблемы, которые могут появиться в связи с принятием новой концепции. В частности, руководство ВС США отмечает, что это несет следующие потенциальные риски: • не все необходимые коммуникации будут доступны; • партнеры могут не желать интегрироваться или оказаться неспособными к этому; • чрезмерный акцент на децентрализации способен привести к отсутствию координации и неэффективному использованию ограниченных ресурсов; • вооруженные силы, возможно, не достигнут требуемого уровня глобальной гибкости и мобильности; • стандартизация может привести к снижению разнообразия, гибкости, универсальности и в конечном счете эффективности; • ликвидация избыточности предположительно приведет к оперативным рискам; • акцент на организационную гибкость ограничит эффективность применения сил. Будущие американские «Объединенные силы—2020» столкнутся с более сложной, неопределенной, конкурентной, быстро меняющейся и прозрачной операционной средой. Конфликты могут возникнуть с другими государствами или с более мощными негосударственными субъектами международных отношений, имеющими доступ к современному оружию. Сила любых объединений традиционно рассматривается в сочетании уникальных возможностей их компонентов в едином оперативном целом, которое обеспечивает достижение необходимой эффективности и синергетического эффекта применения. □ Опубликовано в выпуске № 8 (526) за 5 марта 2014 года

Admin: ■ Оружие Николай НовичковСтратегические ядерные силы США в ближайшем тридцатилетииНа их поддержку потребуется один триллион долларов Калифорнийский институт международных исследований в Монтерее (The Monterey Institute of International Studies) и Центр Джеймса Мартина по вопросам нераспространения ядерного оружия (The James Martin Center for Nonproliferation Studies) провели исследование по распределению затрат на поддержание стратегических ядерных сил (СЯС) США в боеготовом состоянии в течение следующего 30—летия. За указанный период американцы планируют израсходовать на эти цели около одного триллиона долларов, которые предполагается направить на закупку новых носителей ядерного оружия, усовершенствование состоящих на вооружении авиационных ядерных боеприпасов и головных частей межконтинентальных баллистических ракет (МБР). □ Закупки новых носителей и боевых блоков (ББ) к ним достигнут пиковых значений в течение четырех—шести лет после 2020 года, примерно с 2024 по 2029—й, когда Министерство обороны (МО) планирует приобрести пять стратегических атомных подводных лодок (ПЛАРБ), 72 дальних стратегических бомбардировщика и 240 МБР. Если намечаемые планы будут реализованы, то США планируют расходовать три процента своего ежегодного оборонного бюджета на закупку новых стратегических систем, что сравнимо с затратами на закупку новых стратегических систем в 80—е годы, в эпоху правления Рональда Рейгана. □ ■ Коллаж Андрея Седых □ До начала секвестрирования оборонного бюджета администрация Обамы планировала производить замену состоящих на вооружении систем более быстрыми темпами. Аналитики отмечают, что новый график закупок несет в себе значительные риски и по всей вероятности приведет к еще большим затратам, менее высоким боевым возможностям и более медленному развертыванию заменяемых компонентов ядерных сил. Прогнозируемая стоимость технической поддержки состоящих на вооружении систем с учетом программ по продлению жизненного цикла ядерных ББ, а также необходимых замен в каждом из компонентов ядерной триады США составит от 872 миллиардов долларов до 1,082 триллиона долларов в предстоящем 30—летии (табл. 1). □ ■ Таблица 1 □ По таблице, расчетная ежегодная стоимость на техническое обслуживание компонентов СЯС составит 8—9 миллиардов долларов. В то же время согласно данным бюджетно—финансового отдела конгресса США будут расходовать ежегодно 12 миллиардов долларов на поддержание СЯС. Сообразно пояснениям экспертов 12 миллиардов долларов станет расходоваться на системы следующего поколения, которые придут на смену компонентам ядерной триады, состоящим сегодня на вооружении. Одновременно около 8 миллиардов долларов в бюджетах ВМС и ВВС США потребуется на техническое обслуживание современных СЯС (табл. 2). □ ■ Таблица 2 □ ПЛАРБ □ США имеют в составе СЯС 14 ПЛАРБ типа «Огайо», у каждой из которых 24 пусковые шахты для пуска БРПЛ «Трайдент II» D5 с боевыми блоками (ББ) W76 или W88. Эти лодки базируются в Бангоре (штат Вашингтон) и Кингс Бэй (штат Джорджия). В соответствии с новым Договором о стратегических наступательных вооружениях (СНВ) США планируют поддерживать боеспособность всех 14 ПЛАРБ типа «Огайо» с развернутыми на них 240 БРПЛ с одновременным переоборудованием или полным снятием четырех пусковых шахт на каждой лодке. Ежегодная стоимость поддержки морской компоненты СЯС за период реализации перспективной программы МО FYDP (Future Years Defense Program) колеблется от 2,9 до 3 миллиардов долларов или 14,6 миллиарда долларов за весь рассматриваемый период. Эти затраты охватывают техническую поддержку ПЛАРБ и БРПЛ без учета расходов на личный состав, долгосрочные издержки на снятие лодки с вооружения и вывод реактора из эксплуатации, пенсии и медицинские расходы на уходящих в запас военнослужащих. □ ■ Рисунок 1 □ В соответствии с планами МО ПЛАРБ «Огайо» намечается вывести из боевого состава флота с 2027 по 2042 год. Снятие ПЛАРБ с вооружения будет происходить с темпом одна лодка в течение года. ВМС США собираются заменить существующие ПЛАРБ перспективными лодками SSBN(X) в количестве 12 единиц. Текущее финансирование по программе SSBN(X) направлено на разработку технологий, включая унифицированный ракетный отсек и систему полного электродвижения. Закупка первой (головной) ПЛАРБ SSBN(X) перенесена с 2019 на 2021—й по финансовым и другим причинам. В результате ВМС планируют теперь оперировать количеством ПЛАРБ менее 12 единиц с 2029 по 2041 год, сократив их численность до 10. Полная стоимость замены ПЛАРБ на лодки типа SSBN(X) оценивается в 77—102 миллиарда долларов при стоимости одной лодки на уровне 7,2 миллиарда долларов. ВМС планируют ежегодные расходы на эксплуатацию и техническую поддержку каждой SSBN(X) на уровне 124 миллионов долларов или почти 1,5 миллиарда долларов за 12 лодок. При этом ВМС надеются снизить стоимость как самой лодки, так и издержек на ее эксплуатацию и поддержку. На НИОКР в рамках программы FYDP планируется выделить 6 миллиардов долларов, а также 1,6 миллиарда на заблаговременные закупки. □ ■ Рисунок 2 □ В стоимость программы SSBN(X) не входят затраты на замену БРПЛ D5. Эти ракеты будут состоять на вооружении до 2042 года, в связи с чем НИОКР, испытания и оценка новой БРПЛ могут начаться не ранее 2030—го. Хотя прогнозы по стоимости этой перспективной БРПЛ отсутствуют, в бюджете МО указываются годовые запросы в пределах 1,2 миллиарда долларов в течение всего периода FYDP на ежегодную закупку 24 БРПЛ D5. Эти издержки могут рассматриваться как грубая оценка стоимости перспективной БРПЛ и включены в статью по закупкам ПЛАРБ. Сравнительно недавно представители ВМС начали намекать на то обстоятельство, что высокая цена перспективной БРПЛ SSBN(X) и недостаточно гибкий график замены ею ракет «Трайдент» окажут неблагоприятное влияние на другие важные кораблестроительные программы. В сентябре 2013 года в ряде отчетов упоминалось, что ВМС планировали сделать запрос на специальное дополнительное выделение фондов на закупку БРПЛ «Трайдент» для заменяемых ПЛАРБ. □ Стратегические бомбардировщики □ В составе авиационной компоненты СЯС 94 тяжелых стратегических бомбардировщика с ядерным оружием, в том числе 76 B—52H (базы ВВС «Барксдейл» в штате Луизиана и «Минот» в Северной Дакоте) и 18 B—2A (база ВВС «Уайтмен» в штате Миссури). Согласно условиям нового Договора о СНВ Соединенные Штаты намерены поддерживать боеготовность 60 бомбардировщиков. Ежегодные затраты на этот авиапарк составят 3,1—3,5 миллиарда долларов в течение 2014—2018 годов или 16,5 миллиарда долларов. □ ■ Рисунок 3 □ ВВС США намерены поддерживать эксплуатацию парка B—52H и B—2A по крайней мере до 2040 и 2050 годов соответственно. По имеющимся планам усиления или замены состава авиационной компоненты СЯС Соединенные Штаты планируют принять на вооружение ударный дальний бомбардировщик LRS—B (Long Range Strike—Bomber). Пока неясно, как долго будет разрабатываться этот самолет, поскольку детали программы засекречены. В то же время согласно данным бюджета ВВС на эту программу в течение следующих пяти лет потребуется 10 миллиардов долларов. Согласно опубликованному в 2012 году 30—летнему плану ежегодного финансирования ВВС и приобретений авиационной техники на закупки выделяется 55 миллиардов долларов и этот вид вооруженных сил планирует приобрести 80—100 новых бомбардировщиков. Эти оценки не учитывают НИОКР, в то время как независимые аналитики оценивают затраты по данной статье расходов от 20 до 45 миллиардов долларов. С учетом данных, изложенных в исследовании бюджетного управления конгресса США от 2006 года, общая стоимость программы перспективного дальнего дозвукового бомбардировщика составит 92 миллиарда долларов, из которых на закупку придется 61 миллиард долларов, а на НИОКР — 31 миллиард. □ МБР □ В составе наземной компоненты СЯС у США имеется 450 МБР «Минитмен III» шахтного базирования. Эти ракеты развернуты в составе трех крыльев, по 150 ракет в каждом, на базах ВВС «Уоррен» (штат Вайоминг), «Минот» (штат Северная Дакота) и «Малмстром» (штат Монтана). Согласно условиям нового Договора о СНВ США планируют оставить на вооружении до 420 МБР. В течение периода реализации перспективной программы МО FYDP ежегодные затраты на поддержку парка МБР составят 1,7—1,9 миллиарда долларов, а в общей сложности — 8,9 миллиарда. ВВС намерены поддерживать боеготовность парка МБР «Минитмен III» до 2030 года и недавно завершили программу продления их жизненного цикла. В конце 2013 года ВВС начали анализ альтернатив AoA (Analysis of Alternatives) для определения концепции перспективной МБР, однако к настоящему времени план замены наземной компоненты СЯС не определен. Это произойдет только после завершения исследования AoA, планируемого на текущий год. Пока нет стоимостных оценок программы перспективной МБР, которая придет на смену «Минитмен III». Согласно данным отчета в 2013 и 2014 годах на концептуальные исследования перспективной МБР выделены средства менее 0,1 миллиарда долларов. В последний раз программа закупки новой МБР была инициирована в США в 80—е годы и предусматривала приобретение МБР MX «Пискипер» (MX/Peacekeeper) и малоразмерной МБР «Миджетмен» (Midgetman). На основании стоимости МБР «Пискипер» и прогнозируемой цены МБР «Миджетмен» шахтного базирования наземная компонента СЯС с перспективными МБР в количестве 400 единиц обойдется в 20—70 миллиардов долларов без учета метода базирования, который до настоящего времени еще не определен. Определенная часть расходов на обеспечение СЯС в ближайшее 30-летие придется на работы по поддержанию срока службы ядерных боевых частей, проводимые административными органами по обеспечению ядерной безопасности. Эти работы выполняются в рамках программ продления срока службы LEP (Life Extension Program) и потребуют затрат в объеме 70—80 миллиардов долларов. В целом, как отмечается в отчете, на поддержание СЯС и закупку нового поколения бомбардировщиков — носителей ядерного оружия, ПЛАРБ, БРПЛ и МБР, постепенно вводимых в состав стратегических ядерных сил, Соединенные Штаты израсходуют с 2013 по 2042 год около одного триллиона долларов. □ Опубликовано в выпуске № 10 (528) за 19 марта 2014 года

Admin: ■ 27 марта 2014 года | Сергей Духанов«У русских одна из лучших систем ПВО»Украинский кризис открыл американским генералам глаза на собственные слабости В ходе своего европейского турне Обама сказал: «Мы не вступаем ещё в одну «холодную войну». США и НАТО не ищут конфликта с Россией». И добавил: «Сейчас не время торопиться… Нет простых ответов, военного решения». ■ Но Обама не сказал, что Штаты напрочь исключают военное решение вопроса. Просто этого решения нет сейчас. ■ А нет его потому, что Штаты просто вынуждены сокращать расходы Пентагона по некоторым направлениям и пока не могут себе позволить такую роскошь, как военные авантюры против России. Госдолг США — почти 17,5 триллиона долларов, что превышает катастрофические 100% годового ВВП. Для сравнения: майданутая киевская «власть» и та понимает, что госдолг Украины, равный «всего» половине ВВП означает, что страна находится на грани финансового банкротства. ■ Показательный момент. Бывший руководитель разведки ВВС США, отставной генерал Дэвид Дептула в интервью интернет—изданию The Daily Beast заявил, что Америке не стоит рассчитывать на своих военных в надежде организовать новую «холодную войну» в связи с кризисом вокруг Украины. ■ По мнению Дептулы, неспособность американских вооружённых сил быть инструментом давления на нашу страну вызвана тем, что «холодная война» со стратегической и оперативно—тактической точек зрения существенно отличается от так называемой «глобальной войны с террором». Американцы последние десятилетия приспосабливались к карательным операциям, а в результате, отмечает генерал, «стали неспособны противостоять России». Вашингтонская «глобальная война с террором», считает генерал, привела к тому, что «военно—воздушные и военно—морские силы США стали гериатрическими». ■ В Афганистане и Ираке армейская и морская пехота США приучились действовать малыми подразделениями. Превалирующая сейчас доктрина карательных акций и идеологической борьбы с повстанческим движением — COIN, подразумевает боевые столкновения с местным гражданским населением, тактические приёмы предназначены для борьбы с нерегулярными формированиями, использующими лёгкое стрелковое оружие. А вооружённые силы «холодной войны» должны быть организованы в массированные формирования со значительным включением бронетанковых сил и тяжёлой артиллерии. ■ При бомбёжках свадеб и похорон в Азии господство и безнаказанность в воздухе американцам были гарантированы. Но вот как Дептула отзывается о нас: «У русских одна из самых лучших систем ПВО на планете… Неожиданно оказалось, что именно хвалёные беспилотники Predator устарели... Сегодня русские обладают значительным превосходством вооружений класса «земля—воздух»… и на территориях, защищаемых своими средствами ПВО, они имеют возможность запретить доступ к воздушному пространству любому самолёту». ■ Истребительная авиация «холодной войны» должна быть натренирована на ведение снайперских воздушных боёв, а бомбардировочная — уметь использовать приёмы скрытного приближения к целям бомбардировок и преодоления противовоздушной обороны. ■ Бывший главный разведчик американских ВВС отмечает, что когда в России в достаточных количествах будет производиться многоцелевой истребитель пятого поколения Т—50 — а его серийное производство должно начаться в будущем году, блоку НАТО будет нечего противопоставить, кроме F—22 и F—35 (ввод в строй последнего, к слову, откладывается — авт.), которые всё равно будут уступать новому российскому самолёту. Дептула сокрушается, что, получив Т—50, Россия впервые за долгие годы «выровняет воздушную игровую площадку». ■ Генерал Рэй Одиерно, начальник штаба Сухопутных сил США, выступая во вторник в Палате представителей, пожаловался: в 2015 году при бюджете Пентагона в 496 миллиардов долларов и численности личного состава в 420 000 человек армия более не сможет реализовывать военную стратегию, утверждённую президентом в 2012 году. То есть, она будет не в состоянии одержать верх в одной крупной войне, одновременно с этим сохраняя возможность отражать действия агрессора ещё в одном вооружённом конфликте. Более того, Одиерно выразил сомнение в том, что армия сможет вести хотя бы «одну продолжительную многостадийную операцию в течение длительного периода времени». ■ Но не надо думать, что американцы согласны со складывающейся ситуацией. ■ Так, люто нас ненавидящая Wall Street Journal откровенничает: «Только такой глупый президент, как Обама, мог упустить возможность ещё раз победить в новой «холодной войне» или хотя бы начать её». А вот с каким предложением выступает в неоконсервативном журнале The Weekly Standard Эрик Эдельман, бывший заместитель министра обороны США по политическим вопросам: «Увеличение [военного] бюджета… просигнализировало бы конец относительному упадку военной мощи США, который… означает, что мы входим в эру, когда американское доминирование на морях, в небесах и в космосе не может считаться самим собой разумеющимся. Увеличение военных расходов послало бы мощный сигнал и Москве, и Пекину, которые делают ставку на конец однополярного мира». ■ Возможный кандидат в президенты сенатор—республиканец Тед Круз, выступил в Washington Post с собственной «мирной инициативой» — «самой важной мерой по отношению к России, помимо санкций и помощи Украине, должно стать размещение системы противоракетной обороны в Восточной Европе». ■ Ничего удивительного — мы и так знали, что американская ПРО всё равно была бы размещена. Рано или поздно. Повод всё равно нашёлся бы.

Admin: ■ Оборонка Дмитрий ФедюшкоПентагон предполагает, бюджет располагаетПрогноз расходов на основные оборонные программы США существенно скорректирован Представленный конгрессу в марте пятилетний план затрат Пентагона на закупки вооружений в рамках 63 основных оборонных программ оказался более оптимистичным, чем прошлогодний прогноз. Об этом сообщила аналитическая компания «ВижуалДоД» (VisualDoD) по результатам анализа этих программ. Прогноз на 2014—й предусматривал сокращение расходов на 0,6 процента в рамках оборонной программы на предстоящие годы FYDP (Future Years Defense Program). FYDP—2015 предусматривает рост в 2,5 процента. Существенно изменить планы закупок Минобороны США может один фактор. Полный прогноз расходов Пентагона на пятилетний период на 115 миллиардов долларов превышает федеральный лимит. Это означает, что он должен быть существенно изменен или сокращен, если в 2016 году и после произойдет секвестрирование. □ Согласно данным «ВижуалДоД» из 63 основных программ вооружений Минобороны США наибольший рост ожидается в финансировании космической деятельности. Дополнительное финансирование на космос может также поступить из засекреченных статей бюджета Пентагона. □ БЛА и наземный транспорт □ Расходы МО США на главные программы беспилотных летательных аппаратов (БЛА), как ожидается, сократятся по сравнению с планируемыми год назад показателями, но все же будут расти со среднегодовым темпом 2,5 процента. Несмотря на сокращение войск НАТО в Афганистане, БЛА продолжат играть там большую роль. Стимулировать расходы в этом секторе могла бы программа разведывательного и боевого БЛА палубного базирования ВМС США. Но поскольку расходы Пентагона на эти системы снижаются, поставщики согласно данным консалтинговой компании «Фрост энд Салливан» (Frost & Sullivan) оказываются перед необходимостью проявлять интерес к иностранным военным продажам и мировому коммерческому рынку, чтобы остаться на плаву. Высокая стоимость разработки новых БЛА заставляет некоторые компании просто модифицировать существующие аппараты. «Крупные оборонные подрядчики типа «Боинга» (Boeing), «Нортроп Грумман» (Northrop Grumman) и «Локхид Мартин» (Lockheed Martin), вероятно, будут покупать и/или кооперироваться с маленькими, технологически продвинутыми коммерческими фирмами с целью повышения своих возможностей в свете вероятных сокращений рыночного потенциала, — считает Майкл Блэйдс, специалист «Фрост энд Салливан» по вопросам обороны и космоса. — Такие приобретения помогут компаниям расширить размер своих прибылей, а также конкурировать на формируемом рынке гражданских БЛА». Прогноз по главным программам наземных транспортных средств Минобороны намного более пессимистичен, особенно в свете того, что СВ США существенно сократили программу создания новой боевой машины пехоты GCV (Ground Combat Vehicle) для замены устаревающей «Брэдли» (Bradley). Сухопутные войска перераспределили первоначально предназначавшиеся на эту программу средства в проект танка M1 «Абрамс» (M1 Abrams) производства «Дженерал дайнэмикс» (General Dynamics) и БТР «Страйкер» (Stryker). В связи с этим в настоящее время программа GCV близка к закрытию. □ □ Начиная с августа 2011 года компаниям «БАЕ Системз» (BAE Systems) и «Дженерал дайнэмикс» выделили несколько сотен миллионов долларов для разработки технологий в рамках программы по созданию новой БМП CGV. И это несмотря на то, что бюджетный отдел конгресса выступал против принятия на вооружение этой машины из—за ее постоянно увеличивавшейся массы и бронирования, а также предполагаемых требований к материально—техническому обеспечению. В отчете за апрель 2013—го предполагалось, что сухопутные войска США в период 2014—2030 годов потратят на закупку 1748 машин GCV около 29 миллиардов долларов. Однако после того как конгресс сократил 492 миллиона долларов из 592 миллионов, запрошенных армией на 2014 финансовый год, стало очевидным, что разработка БМП GCV нового поколения превратилась в программу по проведению научно—исследовательских и опытно—конструкторских работ (НИОКР) в этом направлении. В январе текущего года начальник штаба сухопутных войск армии США генерал Рэй Одьерно так объяснил сложившуюся ситуацию: «Нужна ли нам новая БМП? Ответ — да. Можем ли в настоящее время позволить себе эту новую технику? Ответ — нет». Частично нишу наземного транспорта могли бы поддержать работы по капитальному ремонту и техобслуживанию. Единственные две новые программы, которые реализуются в этом секторе, — создание легкой тактической боевой бронированной машины JLTV (Joint Light Tactical Vehicle) и многоцелевой бронированной машины AMPV (Armored Multi—Purpose Vehicle). □ Вертолеты □ Динамика предполагаемых расходов МО США на различные вертолетные программы в течение ближайших пяти лет не выглядит оптимистичной. По мнению экспертов, ежегодные затраты на приобретение винтокрылых машин в период 2015—2019 годов будут снижаться на 14 процентов. «Финансирование военных вертолетных программ в общей сложности урезано на 50 процентов, что существенно отразится на их выполнении», — сообщил вице-президент аналитического отдела компании «Тил групп» (Teal Group) Ричард Абулафия. На данный момент точно не определено количество поисково-спасательных вертолетов (ПСВ), которое предполагается закупить по программе CRH (Combat Rescue Helicopter) ВВС США. Военно-воздушные силы намерены выдать компании «Сикорский» (Sikorsky) контракт на поставку 112 новых ПСВ на базе «Блэк Хоук», предназначенных для замены устаревающих HH—60G «Пейв Хоук» (Pave Hawk) к концу июня текущего года. В общей сложности на осуществление программы CRH в период 2015—2019 годов планируется израсходовать около миллиарда долларов. На протяжении последних десяти лет ВС США активно применяли вертолеты, особенно в Афганистане, где пересеченная местность ограничивала возможности самолетов и различных боевых бронированных машин. В период 2015—2019 годов согласно новому проекту бюджета ожидается сокращение производства вертолетов компаний «Сикорский», «Боинг» и «Белл» (Bell). Предполагаемое снижение объемов вертолетного рынка, на первый взгляд, имеет негативные последствия. Однако, как отмечает Ричард Абулафия, на протяжении последних нескольких лет количество произведенных американских винтокрылых машин было очень большим. По мнению аналитика, сокращение производства вертолетов может привести к тому, что вместо трех крупных производителей на американском рынке вертолетов останется два. Третий будет приобретен или поглощен. Основные производители американских боевых вертолетов относительно успешно пережили сокращение объемов производства в 90—е годы, и нынешнее уменьшение, как считают специалисты, не так сильно отразится на их функционировании. «Даже с учетом снижения производства объемы выпускаемой продукции останутся значительными, — заявил Абулафия. — Вместе с тем реальное производство, вероятно, будет отличаться от того результата, который ожидают производители авиатехники». Компании «Эрбас хеликоптер» (бывшая «Еврокоптер») и «Агуста/Уэстленд» (AgustaWestalnd) также неоднократно пробовали закрепиться на американском рынке продукции военного назначения. Новых крупных программ по созданию и строительству вертолетной техники в данный момент не предполагается. После 2020 года ожидается начало осуществления проекта JMR (Joint Multi—role) по разработке новой винтокрылой машины. □ Издержки финансирования □ Исследование закупочной системы Министерства обороны США, проведенное в прошлом году, показало ряд проблем Пентагона в закупке и приобретении новых вертолетов. В период 1997—2011 годов в 10 из 13 вертолетных программ реальные расходы отличались от запланированных как минимум на 15 процентов. Наиболее непредсказуемым в механизме закупок Пентагоном продукции военного назначения на данный момент является возможность получения дополнительного финансирования по программе OGSI (Opportunity Growth and Security Initiative), которая не включена в проект оборонных расходов на 2015 финансовый год. «В ходе обсуждения OGSI действительно значимую роль играют лоббисты, — сказал аналитик Байрон Кэллан. — Крупные оборонные компании будут добиваться принятия OGSI». Закон об осуществлении финансирования по программе OGSI может увеличить оборонные расходы Пентагона в 2015 финансовом году на восемь миллиардов долларов. В состав этих средств входят 1,2 миллиарда долларов, которые предполагается потратить на приобретение 56 вертолетов, и 1,1 миллиарда для приобретения самолетов морской разведки P—8 «Посейдон» (Poseidon) производства «Боинга». Неизвестной также остается точная сумма, предполагаемая на ведение боевых действий за рубежом по статье проекта оборонного бюджета 2015 финансового года OCO (Overseas Contingency Operations). Традиционно финансирование по этой статье ограниченно, однако Пентагон запросил в ней замену техники, поврежденной или уничтоженной в бою. В проекте оборонного бюджета на 2015 финансовый год Пентагон определил сумму 79 миллиардов долларов достаточной для ведения боевых действий за рубежом. Однако она, возможно, сократится в связи с выводом американского контингента из Афганистана. Правительству этой страны до конца текущего года еще предстоит одобрить соглашение, регулирующее число военнослужащих стран НАТО, которое останется после вывода основного контингента. □ Опубликовано в выпуске № 14 (532) за 16 апреля 2014 года

Admin: ■ АналитикаLockheed Martin ожидает, что кризис в Украине позволит увеличить продажи оружия 12—05—2014 Американская компания Lockheed Martin ищет новых клиентов и ожидает, что кризис в Украине позволит увеличить продажи нового ЗРК MEADS, сообщает немецкий еженедельник Welt am Sonntag. □ ■ РЛС ЗРК MEADS © meads-amd.com □ «Мы видим высокий спрос на системы противовоздушной обороны в мире. Европа заинтересована в наших системах ПВО и ПРО. Многие наши партнеры по НАТО демонстрируют увеличенный интерес к нашей программе истребителя F—35», заявила генеральный директор компании Мэрилин Хьюсон (Marilyn Hewson). Во всем мире насчитывается около 20 новых стран, которые проявляют интерес к закупке ЗРК MEADS, заявила она в интервью газете. MEADS является мобильной системой обороны и предназначена для уничтожения тактических баллистических ракет, крылатых ракет, беспилотных летательных аппаратов и самолетов. Компания продолжает поиск новых покупателей, говорит Хьюсон.

Admin: НАТОУчастники, вооруженные силы, эволюция■ 04 апреля 2014 г. военно—политический блок НАТО отметил 65 лет со дня своего основания. Однако сам факт существования в наше время блока времен холодной войны вызывает множество самых разных вопросов. Зачем нужен Североатлантический альянс, если Варшавского договора давно и в помине нет. Да и положение дел в НАТО далеко не радужно. Многие наблюдатели говорят о том, что из—за расширения на восток и неэффективного управления последних лет альянс стал неповоротливой структурой. Однако рациональные объяснения существования НАТО эксперты все же находят. Одно из таких объяснений заключается в том, что страны НАТО — это отличный рынок для сбыта Соединенными Штатами своего устаревшего оружия и военной техники. Есть и другая похожая версия, но более глобального плана. Она заключается в том, что альянс — это очень нужная и выгодная Вашингтону марионетка. ■ На инфографике от РИА Новости кратко, но очень информативно, представлена история блока НАТО: □

Admin: ■ 23 сентября 2014 года | Антон МардасовF—22: «хищник» вышел на тропу войныАмерика впервые в боевых условиях применила самый дорогой истребитель в мире ■ Фото: ИТАР—ТАСС/ EPA В ночь на 23 сентября в рамках операции против боевиков «Исламского государства» Соединенные Штаты нанесли авиаудары по территории Сирии. США задействовали стратегические бомбардировщики B—1, истребители F—16 и F—18, беспилотные летательные аппараты MQ—1 Predator, крылатые ракеты Tomahawk. Кроме того, как сообщили американские СМИ, США впервые применили F—22 Raptor (Хищник): истребители пятого поколения нанесли несколько ударов по сирийскому городу Ракка и его пригороду. На сегодняшний день самолет F—22 считается самым дорогим истребителем в мире, стоящим на вооружении. Raptor был разработан во второй половине 1980—х годов, первый полет совершил в сентябре 1997 года, а на вооружение поступил в 2005—м. Что интересно, производство F—22 было официально закрыто в 2011 году. Дело в том, что себестоимость одного самолета составила 150 млн долларов (на 2011 год), а полная цена с учётом всех косвенных затрат, по данным Главного контрольного управления (GAO) США, — 411,7 млн долларов. Хотя изначально планировалось, что машина будет не дороже 40 млн долларов. Таким образом, из первоначально запланированных 1200 единиц за все время производства было закуплено всего 187 многоцелевых истребителей. А на вооружении ВВС США стоят 178 самолетов. Отметим, что следующая разработка американцев — перспективный истребитель F—35, создаваемый в качестве более дешевой альтернативы F—22 Raptor, также оказался крайне дорогим. Стоимость производства F—35 постоянно растет, и сегодня, по некоторым данным, один экземпляр уже обходится дороже F—22. К настоящему моменту произведено более 100 F—35 разных модификаций, которые с 2012 года эксплуатируются в учебных целях. Ввод F—35 в «боевой» режим намечен на 2015—2018 годы, однако сроки постоянно сдвигаются из-за большого количества выявляемых недоработок. Так, в июле 2014 года военное командование США даже наложило запрет на полеты всех истребителей—бомбардировщиков F—35. Такое решение было принято из-за двух инцидентов: на авиабазе в штате Флорида F—35A загорелся при взлете, а в штате Аризона во время полёта F—35В была обнаружена утечка топлива. Не секрет, что многоцелевой истребитель пятого поколения F—22 считается неудачным проектом, говорит заслуженный летчик—испытатель СССР, первый Герой РФ Анатолий Квочур. — Судите сами, вместо запланированного количества было выпущено почти в семь раз меньше. Некоторые упали, в итоге на вооружении ВВС США сейчас числятся порядка 178 самолетов такого типа, ну, а какое количество истребителей применяется — вообще неизвестно. Причем сейчас выпуск F—22 прекращен. Разработки облика истребителя пятого поколения у нас и за рубежом начались практически одновременно. Скажем, работы по программе создания отечественного многофункционального фронтового истребителя проекта МиГ «1.44» (куда я был назначен в качестве ведущего летчика), который и создавался как противовес F—22, шли, не уступая по срокам созданию американского аналога, даже опережая. Наш самолет создавался в рамках концепции 4S: stealth (невидимость), supersonic (сверхзвук), super maneuverability (повышенная маневренность), superior avionics (улучшенная авионика). Но, в конце концов, проект был закрыт. F—22 вышеперечисленными качествами обладает, но в целом — самолет оказался неудачным. В частности, не очень хорошо себя ведут композитные материалы, есть вполне ожидаемые проблемы с внутренним размещением оружия, то есть с его эксплуатацией в полете. □ — У F-22 нет внешних подвесок ракет и бомб… — Да, но истребитель все же может нести вооружение на внешней подвеске, при этом, конечно, сильно ухудшается ЭПР самолета (эффективная поверхность рассеяния — «СП»). И вообще, насколько мне известно, конструкция американского самолета имеет свойство деформироваться при перегрузках, кинетических нагревах корпуса, при переохлаждении на большой высоте и т.д. Да и механизмы вылета ракет из створок внутренних отсеков себя зарекомендовали плохо. Самолет получился крайне дорогой: его цена постоянно возрастала и достигла 150 млн долларов за единицу, а, может, и больше. Но! Как промежуточный этап американской авиационной промышленности — F—22, наверное, себя оправдал: американцы получили огромный опыт и теперь знают, как дальше делать подобного класса самолеты. Ведь F—35 JSF — малозаметный однодвигательный многоцелевой истребитель—бомбардировщик пятого поколения — разработан с учетом технологических решений, отработанных на F—22. В чем отличительная черта применения американских истребителей, скажем, F—35 JSF различных модификаций (для нужд ВВС США — наземный истребитель — CTOL, для ВМС США — палубный истребитель CV и для Корпуса морской пехоты США и Королевского флота Великобритании — истребитель с укороченным взлетом и вертикальной посадкой STOVL)? Техника заточена под завоевательные планы государства—разработчика, которому только и надо, что контролировать всю планету, организовывать войны, уничтожать местное население: морская пехота готова высадиться в любом уголке мира при поддержке «крыльев» с авианосцев. России, в отличие от Штатов, не надо никого завоевывать: нам достаточно своей земли, но которую надо защищать. Для этого и потребуются такие самолеты, как Су—35, различные модификации Су—30, перспективный многоцелевой истребитель Т—50. Я не умоляю достоинств F—35, но думаю, что окончательное время таких самолетов еще не пришло. Во многом этот самолет делается для поддержания технологичности всей системы ВПК, для развития науки. У американцев гораздо сильнее, чем у нас, развито военно—промышленное лобби, и именно оно решает, какой быть американской военной доктрине. На мой взгляд, руководство отечественной авиационной отрасли идет в правильном направлении. Нужно только доводить все проекты до завершения и быстро учитывать замечания летчиков. □ — Американцы рекламируют свои F—22 и F—35 как машины, не знающие поражения в воздушном бою… — Конечно, недооценивать их нельзя. Тот же F—22 может барражировать на сверхзвуке, его сверхзвуковая крейсерская скорость порядка 1,7 Маха (1890 км/ч), на большой высоте не все наземные комплексы способны его обнаружить. К тому же, он обладает современными средствами связи и бортовым разведывательно—ударным комплексом и т.д. Генерал—лейтенант, начальник зенитных ракетных войск ВВС РФ (2000—2008 гг.) Александр Горьков замечает, что технологии «стелс», с использованием которых построен F—22, действительно представляют сложность для систем ПВО. — Вся история ударной авиации, преодоления и подавления ПВО заключалась в том, чтобы уменьшить эффективную отражающую поверхность летательного аппарата, то есть сделать его малозаметным. Ведь для того, чтобы обнаружить такой самолет, надо повышать энергию излучаемого сигнала станции, применять различные методы зондирования, обработки сигналов и разные диапазоны — метровые, дециметровые, сантиметровые и т.д. Вот с этой точки зрения F—22 и F—35 действительно представляют сложность для систем ПВО. Но опыт войны в Югославии наглядно продемонстрировал уязвимость самолетов—невидимок. Так, 250—я зенитно—ракетная бригада Сербии, которой командовал подполковник Джордже Аничич, в 1999 году сбила советским ЗРК малого радиуса действия С—125 «Нева» (экспортное наименование комплекса «Печора» — «СП») широко разрекламированный американский ударный самолёт—невидимку F—117A «Найтхок». Дивизион бригады находился в засаде и успешно применил свой комплекс. То есть борьба с летательными аппаратами такого типа — это вопросы тактики применения средств противовоздушной обороны. То есть должна быть заранее сформирована смешанная группировка средств ПВО — большой и средней дальности. Цель которой — создать барьерные рубежи ПВО для надежного прикрытия объектов, войск и т.д. Только так можно воспрепятствовать атакующей авиации противника. □ — Что мы можем противопоставить тем же F—22 или F—35? — Перспективные истребители пятого поколения, которые сейчас проходят испытания. То есть противовоздушная оборона должна строиться эшелонировано: авиация на дальних рубежах ведет воздушные сражения, а те истребители, которые все же сумели прорваться, уничтожаются наземными средствами. Так или иначе, но и новые американские машины, о которых вы говорите, уязвимы. Скажем, есть оптико-электронные средства, телеоптические визиры, которые можно применять в хорошую погоду, но на дальности прямой видимости и т.д.

Admin: Радиолокационная станция контрбатарейной борьбы EQ—36■ Эта РЛС, разработанная по программе модернизации радиолокационного комплекса Firefinder, обеспечивает засечку огневых позиций минометов, артиллерийских орудий, РСЗО противника на дальностях от 0,5 до 60 км и корректировку огня своей артиллерии. Разработчиком станции является американская фирма «Локхид—Мартин». ■ В отличие от существующих РЛС AN/TPQ—36(V) и —37(V) комплекса Firefinder станция EQ—36 имеет: в 1,5 раза увеличенную дальность обнаружения; твердотельную активную ФАР (АФАР); уменьшенные массогабаритные характеристики. Кроме того, развертывание её на боевой позиции требует в 1,5 раза меньше времени. В состав станции входят: антенная система с приемопередатчиком, аппаратура обработки и управления, средства связи и два дизельных электрогенератора. □ □ ■ Антенна РЛС представляет собой прямоугольную активную ФАР, смонтированную на съемной платформе и состоящую из 1024 маломощных приемопередающих модулей, выполненных на основе арсенида галлия. Она обеспечивает обзор воздушного пространства путем электронного сканирования луча диаграммы направленности по азимуту в секторе ±45° и углу места ±30°. Круговой обзор обеспечивается за счет механического вращения антенны на поворотной платформе. ■ Обработка данных и управление станцией осуществляются с двух АРМ, выполненных на базе переносных малогабаритных компьютеров TSC—750M, один из которых устанавливается в аппаратной машине, другой — в кабине автомобиля с антенной системой. Эти АРМ являются съемными и могут использоваться для дистанционного управления станцией с расстояния до 1 км по линии волоконно—оптической или радиосвязи. ■ Аппаратура РЛС размещается на двух многоцелевых автомобилях повышенной проходимости с колесной формулой 6x6. На одном установлена антенная система, на другом — съемный кузов—контейнер (аппаратная) с аппаратурой обработки, связи.

Admin: ■ 27—01—2015 ТехнологииОружие направленной энергии сегодняПроблемы мощности, тепла, размеров и тенденции примененияВ последние десятилетия 20 века сторонники оружия направленной энергии (ОНЭ) обещали, что лазеры и высокомощное энергетическое вооружение революционизируют боевые действия. Во многих отношениях это обещание стало реальностью в иной форме, поскольку тысячи небольших лазеров заполнили арсеналы современных вооруженных сил. Эти лазеры, однако, в основном являются либо дальномерными устройствами, повышающими возможности и эффективность кинетического оружия, либо ослепляющими устройствами, выводящими из строя оптику противника. Впрочем, недавние разработки свидетельствуют о том, что возможности ОНЭ становятся всё более реальными. □ □ Начальник научно—исследовательского управления ВМС США контр—адмирал Мэтью Кландер в одном из интервью коснулся твердотельного лазера и заявления адмирала Джонатана Гринерта о том, что подобный лазер будет установлен на борту военного корабля в 2014. «Наши инициативы в области направленной энергии и особенно твердотельного лазера являются научно—технологическими программами наивысшего приоритета, — сказал Кландер. — Программа по твердотельному лазеру является основой наших обязательств по быстрой доставке продвинутых возможностей передовым силам» □ ■ Лазеры, фазеры, бластеры и электромагнитные пушки прочно вошли в наш лексикон, так как они являются частью канонического вооружения из мира научной фантастики, но реальные проблемы, связанные с мощностью, тепловой емкостью, размерами и «предрасположенностью использования оружия направленной энергии против сограждан», сделали эти системы труднореализуемыми. Сегодня технологии ОНЭ в основном делятся на: высокоэнергетические лазеры HEL (high-energy laser), высокомощное СВЧ оружие HPM (high—power microwaves) и пучки заряженных частиц. Правда состоит в том, что мы всё ближе приближаемся к тому дню, когда системы ОНЭ станут обычными в боевом пространстве. В этой статье дан обзор нескольких доступных на сегодняшний день перспективных радиочастотных и лазерных систем и рассматриваются наиболее вероятные тенденции военного применения систем ОНЭ в ближайшие десять лет. □ Система активного сдерживания (САС) □ ■ Система активного сдерживания (САС, англ. ADS — Active Denial System) – это доступная, развернутая и готовая к бою система ОНЭ. САС, которую иногда называют тепловым лучом или лучом боли, была создана компанией Raytheon, мировым лидером в разработке и исследовании микроволнового излучения. Она является одной из первых, нелетальных, направленных, противопехотных систем, развернутых в американской армии. САС была создана как нелетальная система сдерживания толпы и воспрещения входа в зону. Система, установленная на транспортное средство, была испытана на дальности около одного километра. САС посылает сфокусированный пучок чрезвычайно высокой частоты 95 ГГц в сторону отдельного человека или группы людей, вызывая сильную боль. Эта энергия вызывает подъем температуры поверхности человеческой кожи, через несколько секунд становится столь некомфортно, что люди вынуждены покинуть контролируемую зону. На людях были проведены сотни тестов, после чего САС была сертифицирована как нелетальное оружие. При этом остаются сомнения насчет последствий для здоровья в долгосрочной перспективе или того, что произойдет, если человек подвергался длительному воздействию. САС была развернута в Афганистане в 2010 году, но никогда не применялась и скептическими полевыми командирами была отправлена обратно. САС была продемонстрирована корпусом морской пехотой в Квантико в марте 2012 года и пехотинцы с энтузиазмом приняли ее. «Вы не услышите ее, вы не унюхаете ее, но вы почувствуете ее, — сказал полковник Трейси Тафолла директор управления совместного по нелетальному вооружению, — и это дает нам некоторые преимущества, которые мы можем использовать». □ Мобильный демонстратор высокомощного лазера HEL MD (High Energy Laser Mobile Demonstrator) □ ■ В середине 2007 года были подписаны два контракта по этапу Phase I с компаниями Boeing и Northrop Grumman по разработке наземной мобильной лазерной системы. В 2009 году компании Boeing было разрешено продолжить свои работы и изготовить демонстрационный образец, установленный на шасси тяжёлого войскового автомобиля повышенной проходимости HEMTT. Испытания системы с пониженной мощностью были завершены в 2011 году на полигоне Уайт—Сандс. Там была продемонстрирована способность системы захватывать, сопровождать и уничтожать летящие боеприпасы. Следующий контракт от ракетно—космического агентства американской армии, выданный в октябре 2012 года, позволил продолжить эти разработки. Этот контракт известен как контракт Тестирования высокой мощности этапа Phase II; по нему предусматривается установка компанией Boeing твердотельного лазера мощностью 10 кВт в мобильную демонстрационную установку высокоэнергетического лазера HEL MD (High Energy Laser Mobile Demonstrator). Следующим опциональным шагом может стать интеграция более мощного лазера, целью которой является снижение риска применения лазеров большой мощности. Модернизированная установка HEL MD во время эксплуатационных испытаний будет выполнять захват, сопровождение, повреждение и уничтожение целей. ■ «В программе Boeing HEL MD применяются наилучшие технологии твердотельного лазера с целью обеспечения армии средствами, работающими на скорости света для защиты от ракет, артиллерии, минометов и беспилотников, как сегодня, так и в будущем», — сказал вице—президент и директор программ по системам направленной энергии Майк Ринн. В компании Boeing ожидают, что система будет закончена и готова к производству к 2018 году, при этом мощность лазера увеличится с 10 кВт до 100 кВт. □ Экспериментальная лазерная установка YAL—1 (бывший Airborne Laser) □ ■ Экспериментальная лазерная установка Boeing YAL—1 Airborne Laser Testbed, бывшее обозначение ABL (Airborne Laser — лазер на воздушном судне), представляет собой систему вооружения на основе химического кислородно—йодного лазера мегаваттного класса, установленного внутри модифицированного самолета Boeing 747—400F. Она создавалась главным образом как система противоракетной обороны для уничтожения тактических баллистических ракет на этапе разгона. Американское агентство противоракетной обороны (MDA) в августе 2009 года успешно впервые привело в действие высокоэнергетический лазер (HEL) на борту летящего самолета. В январе 2010 года во время полета HEL был применен для перехвата, а не уничтожения тестовой ракеты на этапе разгона. В феврале 2010 года во время испытаний возле побережья Калифорнии система успешно уничтожила жидкостную ракету на разгонном участке траектории. Как заявили в MDA, менее чем через час после того как первая ракета была уничтожена, вторая ракета, но уже твердотопливная, была успешно перехвачена (но не уничтожена) и при этом все критерии испытаний соответствовали заданным. В заявлении MDA также было отмечено, что ABL уничтожила идентичную твердотопливную ракету в полете восемью днями ранее. Впервые во время испытаний система направленной энергии уничтожала тактические баллистические ракеты на любой стадии полета. Позднее был опубликован доклад, в котором было сказано, что при первом февральском «обстреле» для разрушения ракеты потребовалось на 50% меньше времени облучения, чем ожидалось; второй обстрел твердотопливной ракеты через час был выключен до разрушения ракеты из-за проблем с «рассогласованием луча». Финансирование программы было урезано в 2010 году, а потом и вообще было отменено в декабре 2011 года. В 2013 году исследования продолжились с целью использовать опыт, полученный с лазерной установкой YAL—1, и попробовать установить противоракетную лазерную установку на беспилотники, которые могли бы летать выше предельной высоты переоборудованного реактивного лайнера Boeing 747—400F. □ Система зональной обороны ближнего действия Area Defense Anti—Munitions (ADAM) □ ■ Компания Lockheed Martin также была одним лидером в разработке систем вооружения на базе HEL. За последние несколько лет Lockheed Martin разработала систему зональной обороны ближнего действия Area Defense Anti-Munitions (ADAM) для защиты важных объектов от угроз ближнего радиуса действия, как, например БПЛА или самодельные артиллерийские ракеты типа QASSAM. Лазер и система управления огнем комплекса ADAM размещаются в контейнере на большом трейлере, который может буксировать грузовик. После занятия позиции и включения ADAM может получать информацию от сети близлежащих радаров или, при должной настройке синхронизации, работать как отдельная система. После получения сигнала ADAM может отслеживать цели на дальности 5 км и уничтожать их своим лазером мощностью 10 кВт на дистанции до 2 км. По данным компании Lockheed Martin, во время демонстрации в 2012 году система захватила, отследила и уничтожила цель в течение трех секунд. В ноябре 2012 года компания Lockheed Martin сообщила, что ADAM «успешно уничтожила четыре ракеты в моделируемом полете с расстояния 2 км и перехватила БПЛА на расстоянии 1,5 км, вызвав его контролируемое крушение». Во время следующих испытаний в марте и апреле 2013 года система ADAM уничтожила восемь атакующих ракет малого калибра подобных QASSAM. Компания Lockheed Martin продолжает совершенствовать ADAM и, по словам президента Lockheed Martin Space Systems Тони Бруно, ADAM «является практичной и доступной системой направленной энергии, способной решить реальную проблему борьбы с ближними угрозами». □ □ Корпус морской пехоты продемонстрировал систему активного сдерживания Active Denial System (ADS) в ноябре 2012 года в Вирджинии. ADS — современная система направленной энергии в диапазоне миллиметровых волн, которая при контакте с потенциально враждебно настроенными толпами дает военным нечто более аргументированное, чем окрики и менее вредное, чем стрельба □ □ Учитывая, что будущее за лазерами, компания Boeing создала мобильную лазерную установку вооружения на шасси грузовика □ □ HPEMcase Plus от Diehl Defence — это компактная автономная мобильная система по сравнению со стандартным вариантом имеет на 50% более высокую мощность и больший радиус действия. Система используется для борьбы с подслушивающими устройствами □ Высокомощное микроволновое оружие HPM BLACKOUT от Bofors □ ■ Некоторые нелетальные системы ОНЭ трудно обнаружить. Они могут дать уникальное тактическое преимущество в современном конфликте. Представьте, что вы можете не дать оппоненту использовать электронные устройства одним нажатием кнопки? Это, например, можно сделать с помощью микроволновой системы высокой мощности High-Power Microwave (HPM) BLACKOUT от BAE Systems Bofors. Система представляет собой мобильный микроволновый источник, который может нарушить работу незащищенных электронных устройств. Первоначально разработанное только лишь как устройство, предназначенное для оценки и экспериментов, Bofors HPM BLACKOUT имеет хорошие перспективы стать практической системой с реальным применением. В справочной информации по системе говорится, что система «оказала разрушительное воздействие со значительной дистанции на самое различное коммерческое оборудование... Система состоит из встроенного модулятора, микроволнового источника и антенны». Система весит менее 500 кг и имеет длину около 2 метров. Эксплуатационный вариант Bofors HPM BLACKOUT мог бы отключать целевые районы, выводя из строя многие коммерческие и некоторые военные электронные системы, делая оппонента неспособным использовать мобильные телефоны, смартфоны, планшеты, другие устройства и системы вооружения. В недавнем докладе компании BAE Systems было сказано, что группа ее исследователей «продемонстрировала способность системы Bofors HPM BLACKOUT оказывать пагубное воздействие на отобранные электронные устройства в системах вооружения и показала, что эта система могла стать важным дополнением для другого вооружения, в частности в асимметричном пространстве, где реальные угрозы смешиваются с невинными гражданскими лицами». Понятно, что системы ОНЭ, подобные Bofors HPM BLACKOUT, могли бы использоваться для получения преимущества в электромагнитном боевом пространстве. □ Высокомощное электромагнитное оружие High—Power—Electro—Magnetics (HPEM) □ ■ Компания Diehl разработала серию микроволновых источников, базирующихся на многокаскадных генераторах Marx и микроволновых осцилляторах (метод выработки микроволн от импульсов постоянного тока остается неясным). Эти источники варьируются от носимых (работают на частоте 375 МГц и DS110B работают в диапазоне 100-300 МГц) до стационарных установок (работают на частоте 100 МГц [в масле], 60 МГц [в гликоле] и 50 МГц [в воде], все на максимальной частоте повторения импульсов 50 Гц). По имеющимся данным переносные системы вырабатывают 400 кВ и 700 кВ, тогда как выходное напряжение стационарной установки может достигать одного мегавольта. Технический персонал Diehl работал над разработкой и реализацией антенны с большим коэффициентом усиления для того, чтобы повысить эффективность вышеупомянутых систем и использовать их в военных целях. ■ В январе 2013 году патентное бюро выдало патент компании Diehl BGT Defence на ее микроволновый генератор. ■ Применение нелетальных систем HPEM (High—Power—Electro—Magnetics — высокомощный электромагнетизм) дает новые возможности, которые позволят военным и гражданским силам выводить из строя командные, информационные и мониторинговые системы. Источники HPEM могут использоваться для защиты людей и конвоев, например, с целью избыточной загрузки и окончательного вывода из строя радиовзрывных устройств. В отличие от традиционных глушителей система защиты конвоев HPEM также эффективна против новых типов сенсорных СВУ. Машины противника с электронным управлением двигателя могут быть неожиданно для него остановлены мобильной или стационарной системой HPEM. Новая технология HPEM от Diehl Defence защищает транспортные колонны от СВУ; она позволяет останавливать уезжающие машины и предотвращать несанкционированный доступ в зоны с ограниченным доступом. Таким образом, эта технология убедительно вносит свой вклад в защиту солдат, участвующих в международных миссиях. ■ Системы HPEM также могут помочь специальным и полицейским силам при выполнении их задач. Системы HPEM подавляют вражескую связь и нарушают работу разведывательных и информационных систем, например при освобождении заложников. Анализ воздействия высокоэнергетических магнитных импульсов на системы вооружения приводит к концепции нелетальных исполнительных элементов, способных нейтрализовать спрятанные СВУ с безопасной дистанции без нанесения вреда людям и окружающей среде. ■ Переносные устройства HPEM доступны в качестве тестовых систем наряду с устанавливаемыми на транспортные средства базовыми системами борьбы с СВУ и останова автомобилей. □ □ Лазерная система вооружения LaWS (Laser Weapon System) — это технологический демонстратор, изготовленный командованием военно—морских систем из коммерческих твердотельных волоконных лазеров. LaWS может наводиться на цели в соответствии с данными, полученными от комплекса ближнего действия MK 15 PHALANX Close—In Weapon или из других источников наведения, и уничтожать небольшие лодки и воздушные цели без использования пуль □ Корабельный лазер LaWs □ ■ Для непосредственной защиты кораблей компанией Raytheon был разработан твердотельный лазер LaWs. Эта система ОНЭ объединяет лучи от шести установок HEL в единый пучок для наведения на медленно движущиеся цели; она подсоединена к радиолокационной станции, которая определяет и отслеживает атакующие цели. Ожидается, что LaWs дополнит традиционные кинетические системы вооружения ближнего действия; она может наводиться на цели в соответствии с данными, полученными от комплекса ближнего действия MK 15 PHALANX Close—In Weapon или из других источников наведения. После успешных испытаний в реальных условиях в 2012 году руководитель программы LaWs капитан Дэвид Киль заявил, что «успех этих работ ясно обосновывает военное применение оружия направленной энергии для морских условий. Дальнейшая разработка и интеграция более мощного лазера в систему LaWs увеличит радиус действия и расширит набор целей, которые могут быть успешно захвачены и уничтожены». ■ Американский флот рассматривает LaWs в качестве высокофункциональной и точной системы с низким риском и высокой отдачей. «Даже наши заниженные данные говорят нам, что один выстрел направленной энергии стоит менее доллара, — сообщил контр-адмирал Кландер в своем интервью 08 апреля 2013 года. — Сравните с сотнями тысяч долларов пуска ракеты и вы начинаете понимать преимущества этих возможностей». ■ Ссылаясь на ряд технологических прорывов в программе разработки LaWs, ВМС США объявили о том, что они в 2014 году развернут установку LaWs на борту транспортного корабля-дока PONCE класса AUSTIN. □ Разработка ЗРК малого радиуса действия на базе высокоэнергетической лазерной установки □ ■ Лазерное оружие, или ОНЭ, излучает энергию в заданном направлении без средств доставки. Оно переносит энергию на цель с целью достижения желаемого воздействия. Предполагаемое воздействие на людей может быть летальным или нелетальным. Это воздействие может быть классифицировано как физическое, физиологическое или психологическое. Энергия может быть в разной форме: электромагнитное излучение, включая радиочастоты, микроволны, лазеры и мазеры, частицы с массой в пучковом оружии (с технической точки зрения некое подобие микроснаряда) и звук в звуковом оружии. ■ Лазерное оружие особенно подходит для операций, в которых необходимы высокая точность и быстрое масштабируемое воздействие, а также для защиты от недорогих угроз, атакующих в большом количестве. □ Демонстрационная лазерная установка от немецкой компании MBDA □ ■ Компания MBDA продвигает лазеры высокой мощности при разработке интегрированных лазерных систем вооружения. Преимущества применения включают: мгновенное воздействие на цель, низкую оптическую обнаруживаемость, низкую стоимость логистики и обслуживания и очень низкую стоимость работы, масштабируемое воздействие на цель и возможность его наращивания, высокая точность, высокая выборочность, отсутствие косвенных потерь и, наконец, отсутствие необходимости закупки, хранения или транспортировки боеприпасов. ■ Возможные приложения для систем лазерного вооружения включают защиту важных объектов, например передовых оперативных баз, солдат и транспортных средств (наземных, воздушных, морских); повышение или препятствование тактической мобильности; и защиту от терроризма. Они способны выполнять задачи борьбы с ракетами, артиллерийскими снарядами и миномётными боеприпасами, БПЛА, СВУ и переносными ЗРК. ■ Сегодня акцент деятельности компании MBDA в сфере высокомощных лазеров основывается на так называемом подходе интегрированных систем. MBDA работает над лазерным оружием для борьбы с ракетами, артиллерийскими снарядами и миномётными боеприпасами. Работа, выполняемая по контракту с Европейским оборонным агентством и немецким Управлением оборонных закупок, продвигается хорошими темпами. С целью ускорения разработки компания MBDA инвестировала значительно количество своих собственных средств в эту программу. ■ Демонстрационная лазерная установка с лазером мощностью 40 кВт успешно отработала по воздушным целям, находившимися на дистанции свыше 2000 метров и высоте 1000 метров. ■ Необходимая инфраструктура уже имеется на полигоне компании MBDA в местечке Schrobenhausen. Она состоит из трех испытательных полигонов для стрельбы и слежения, тестовой лаборатории и лаборатории на крыше с лазерной демонстрационной установкой, которые все вместе предлагают превосходные возможности для нынешних и перспективных опытно—конструкторских разработок. □ Следующие десять лет □ ■ Системы ОНЭ демонстрируют нам, на что может быть похоже будущее. До того как ОНЭ заменит порох и станет качественно новой технологией войны, проблемы, связанные с мощностью, тепловой емкостью, размерами и «предрасположенностью использования оружия направленной энергии против сограждан» должны быть решены. «Полезное эмпирическое правило состоит в том, что шашка тротила содержит около мегаджоуля химической энергии и это количество зачастую необходимо для уничтожения военной цели», – говорится в докладе по системам ОНЭ, опубликованном Центром разработки надводного вооружения ВМС США в Дальгрене в июне 2013 года. Для того, чтобы стать обычным боевым оружием любому перспективному лазеру, фазеру или бластеру постоянно необходимо будет вырабатывать разрушающей энергии около одного мегаджуоля. Большинство систем ОНЭ еще не достигли этого уровня, но некоторые из них могут достичь таких возможностей в начале 2016 года. ■ На данный момент, основываясь на информации по системам ОНЭ, опубликованной в открытых источниках, можно сделать следующий промежуточный вывод. Основная перспектива применения направленной энергии для военных задач — это способность контролировать массовые беспорядки (ADS), отключать неэкранированную электронику (Bofors HPM BLACKOUT, HPEM), и защищать важные зоны и оборудование (ADAM, LaWs и HEL MD). Одни только эти возможности позволяю настолько поднять боевой потенциал, что это заставляет проводить постоянные НИОКР по системам ОНЭ. Системы с большей летальностью и соответственно большими энергетическими потребностями устанавливаются на большие корабли, крупные воздушные суда и наземные объекты точечной обороны с крупными источниками энергии. Хотя первая летальная наземная мобильная лазерная система HEL MD уже была развернута на большой машине, но она пока не настолько мобильна, функционально гибка или летальна как существующие кинетические системы. В следующем десятилетии, после преодоления значительных технологических трудностей, возможно, появится танк, оборудованный новым вариантом лазерной системы «подобной HEL MD». Руководитель программы по развитию технологии твердотельных лазеров в Управление военно-морских исследований написал в своем докладе в апреле 2013 года: «будущее уже здесь. Твердотельный лазер — это большой шаг вперед в направлении коренной трансформации современных боевых действий, которая характеризуется появлением систем направленной энергии; точно также это произошло в свое время с порохом, пришедшим на смену ножам и мечам». □ ■ Использованы материалы: www.monch.com, www.airborne-laser.com, en.wikipedia.org, www.lockheedmartin.com, www.boeing.com, www.baesystems.com, www.diehl.com, www.raytheon.com, www.mbda-systems.com □ ■ Автор — Alex Alexeev

Admin: ■ 04—03—2015Эксперт:Система национальной ПРО США по—прежнему неработоспособна■ Система национальной противоракетной обороны США, на которую за последнее десятилетие было затрачено около $100 млрд, по—прежнему неработоспособна. Уверенность в этом выразил известный американский эксперт, профессор физики Массачусетского технологического института Теодор Постол. ■ «Эта система по—прежнему не может отличить настоящую боеголовку от ложных целей, и в этом её главный недостаток», — пояснил специалист, занимавшийся в течение многих лет вопросами ПРО в качестве гражданского служащего Пентагона, передаёт ТАСС. ■ Говоря о технологиях, которые позволяют отличать настоящие цели от ложных, Постол сказал, что «пока они не созданы». Поэтому, он подчеркнул, «полагаться на подобную систему ПРО и принимать решения исходя из того, что она существует, ни в коем случае нельзя». «Это создает угрозу для национальной безопасности США, которую эта система, наоборот, должна защищать», — отметил эксперт.

Admin: ■ 23 мая 2015 годаСША разместят на Аляске еще один радар системы ПРО■ Соединенные Штаты приняли решение разместить еще одну станцию радиолокационного слежения своей системы противоракетной обороны (ПРО) на Аляске. Как объявило министерство обороны США, речь идет об РЛС дальнего обнаружения и распознавания целей. Эти противоракеты предназначены для перехвата целей на промежуточной стадии полета, передает ТАСС. ■ Военное ведомство США пояснило, что эксплуатация нового радара системы ПРО на Аляске начнется в 2020 году.

Admin: ■ 23 мая 2015 г.США разместят на Аляске новый радар своей системы ПРО■ Вашингтон принял решение о размещении на Аляске еще одной станции радиолокационного слежения своей системы противоракетной обороны (ПРО), сообщает Пентагон. ■ По информации министерства обороны США, речь идет об РЛС дальнего обнаружения и распознавания целей. Предполагается, что она позволит создаваемой США системе ПРО эффективнее бороться с «потенциальными контрмерами» при ракетном нападении, увеличивая надежность перехватчиков шахтного базирования в Форт–Грили (Аляска) и Ванденберг (Калифорния), отметил Пентагон. Эти противоракеты предназначены для перехвата целей на промежуточной стадии полета, передает ТАСС. ■ Как пояснило военное ведомство США, «текущие планы» предусматривают, что эксплуатация нового радара системы ПРО на Аляске начнется в 2020 году. В предварительном порядке его намечается дислоцировать на базе ВВС США Клиэр в центральной части Аляски. Окончательное решение о местонахождении данного объекта будет принято позднее, добавил Пентагон.

Admin: На страже американского небаОперативная и боевая подготовка NORAD □ Объединенное американо–канадское командование воздушно–космической обороны Североамериканского континента (NORAD — North American Aerospace Defense Command) предназначено для обеспечения зашиты важнейших объектов на территориях США и Канады от ударов средств воздушного нападения (далее — объединенное командование (ОК) NORAD). □ ■ Основными оперативными задачами NORAD являются: постоянное наблюдение за воздушной обстановкой и охрана воздушного пространства обеих стран; обнаружение и предупреждение высшего военно–политического руководства (ВПР) США и Канады о воздушном нападении противника, оборона Североамериканского континента, воздушных и морских коммуникаций в прибрежных зонах от ударов с воздуха; контроль обстановки в заданных океанских, морских районах и в прибрежной зоне. В целях защиты важных объектов от террористических атак организовано взаимодействие NORAD с американскими федеральными министерствами и ведомствами. ■ Командующий NORAD (в настоящее время — адмирал Уильям Гортни) одновременно является командующим объединенным командованием ВС США в зоне Северной Америки. Он подчиняется председателю Объединенного комитета начальников штабов (КНШ) и начальнику штаба национальной обороны Канады, которые регламентируют его деятельность с учетом предложений, разрабатываемых объединенным Советом обороны, комитетом военного сотрудничества и американо–канадской группой планирования строительства и развития противовоздушной обороны Северной Америки. □ ■ Командующий NORAD адмирал Уильям Гортни □ ■ В настоящее время ВПР США и Канады выражает серьезную озабоченность появлением новых угроз национальной безопасности Северной Америки, связанных с возможными наземными, морскими и воздушными атаками террористических организаций. Отмечается также, что особую опасность представляют крылатые ракеты воздушного и морского базирования, беспилотные летательные аппараты вероятных противников. Так, адмирал Уильям Гортни на слушаниях в Сенате США докладывал, что «Россия ускоренными темпами развертывает крылатые ракеты большой дальности в обычном оснащении. Российские Вооруженные Силы переоснащаются и совершенствуют свои навыки по всему миру, поэтому через какое–то время США могут столкнуться с рисками, препятствующими решению задач обороны от возможного нападения со стороны России. Экипажи российских бомбардировщиков в ходе боевого патрулирования осуществляют сбор данных о боевых возможностях ПВО NORAD. Российские Вооруженные Силы все более уверенно чувствуют себя по всему миру, в том числе у границ США, что подчеркивает глобальные устремления Москвы». ■ В связи с этим военное руководство США и Канады уделяет особое внимание поддержанию боевой готовности органов управления и войск (сил) ОК NORAD. С этой целью совершенствуется система оперативной и боевой подготовки (ОБП), которая характеризуется высокой интенсивностью и комплексным подходом в отработке учебно–боевых задач по контролю воздушного пространства США и Канады и отражению воздушного нападения условного противника. ■ Основу оперативной и боевой подготовки ОК NORAD составляют ежегодные совместные стратегические учения ОК ВС США в зоне Северной Америки и ОК NORAD типа Vigilant Shield и Ardent Sentry. Кроме того, NORAD проводит специальные учения и проверки боевой готовности дежурных сил и средств. ■ К учениям обычно привлекаются: оперативный состав штабов ОК ВС США в зоне Северной Америки и ОК NORAD; силы и средства стратегических оборонительных сил США и ОК ВС США на различных театрах военных действий (ТВД). В обязательном порядке задействуются оперативные группы КНШ, объединенного стратегического командования (ОСК) ВС США. С целью отработки задач взаимодействия участвуют органы управления и подразделения федерального агентства по чрезвычайным ситуациям (FEMA), Министерства энергетики, Министерства юстиции, Государственного департамента, Управления информационных систем МО, Управления национальной безопасности МО и других государственных и военных структур США. Значительная продолжительность учений (не менее 8—10 суток) позволяет отрабатывать учебные и исследовательские вопросы в реальном масштабе времени с минимальными ограничениями. Особое внимание уделяется подготовке учения, которая включает сбор оперативных групп, проведение совместных штабных тренировок по порядку действий органов управления и войск (сил) ОК NORAD. □ ■ Командный центр NORAD □ ■ Результаты анализа зарубежных информационных материалов позволяют сделать следующие выводы о целях, составе и направленности учебных и исследовательских вопросов, содержании замыслов различных по масштабу учений, проведенных в 2014—2015 гг. ■ Так, одной из основных целей учений является проверка и оценка реальности планов применения NORAD и практическая отработка мероприятий по противовоздушной обороне Североамериканского континентального района. ■ Основные вопросы учений включают: оценку обстановки, принятие решения на повышение боевой готовности и приведение органов управления и войск (сил) ОК NORAD в высшие степени боевой готовности; работу оперативного состава по обеспечению устойчивого управления войсками (силами) на различных этапах развития военно–политической и стратегической обстановки; организацию противовоздушной обороны Североамериканского континентального района; выполнение мероприятий по повышению живучести войск (сил); вскрытие фактов воздушного нападения противника и доведение информации предупреждения до пунктов государственного и военного управления США и Канады; работу оперативного состава пунктов управления и действия войск (сил) при угрозе воздушного нападения противника; подготовку предложений и принятие решений на проведение противовоздушных операций; ликвидацию последствий применения противником ядерного оружия и других видов оружия массового поражения, восстановление боеспособности войск (сил); организацию всестороннего обеспечения, поддержание взаимодействия с федеральными министерствами и ведомствами. ■ В планы учений в обязательном порядке включаются научно–исследовательские вопросы. В настоящее время их состав и содержание связаны с анализом устойчивости управления силами и средствами ОК NORAD; оценкой эффективности обнаружения и уничтожения крылатых ракет различных видов базирования и летательных аппаратов, действующих с приморских направлений; совершенствованием способов оценки воздушной обстановки и вариантов боевого применения сил и средств NORAD. □ ■ Эмблема NORAD □ ■ Замыслами стратегических учений предусматривается возникновение и эскалация кризисной ситуации в мире (регионе), несущей непосредственную угрозу национальной безопасности США и их союзников. В дальнейшем проводится розыгрыш резкого обострения отношений США с условным государством, обладающим значительными запасами ядерного оружия и средствами его доставки, что приводит к эскалации вооруженного конфликта с применением обычных средств поражения. Силы и средства ОК ВС США в зоне Северной Америки и NORAD ведут боевые действия по отражению воздушного нападения противника. ■ В соответствии с требованиями руководящих документов ВС США стратегические учения обычно включают подготовительный, активный и заключительный этапы. ■ Содержанием подготовительного этапа учений являются: анализ военно–политической и стратегической обстановки в мире (на ТВД), затрагивающих интересы США и их союзников, с оценкой существующих и прогнозируемых угроз на различных воздушно–космических направлениях; оценка состояния своих войск (сил), принятие решений на повышение их боевой готовности; поддержание дежурных сил и средств NORAD в готовности к отражению воздушного нападения вероятного противника на Североамериканский континент. ■ Проводятся штабные тренировки оперативного состава пунктов управления, в ходе которых уточняются планы боевого применения, противовоздушных операций, планы всестороннего обеспечения и взаимодействия органов военного и государственного управления. Наращивается состав дежурных сил и средств, увеличивается количество и интенсивность тренировок дежурных смен различного предназначения по порядку выполнения предстоящих боевых задач. При необходимости выполняются отдельные мероприятия по повышению боевой готовности сил и средств NORAD, осуществляется комплексная проверка функционирования основной и резервной систем боевого управления войсками (силами). ■ Активная фаза учений включает три этапа. Содержанием первого этапа являются: приведение органов управления и войск (сил) NORAD с мирного на военное время; занятие пунктов управления оперативным составом; усиление дежурных сил и организация боевого дежурства в высших степенях боевой готовности; перевод систем боевого управления, связи и оповещения на режим военного времени; усиление разведки, радиоэлектронной борьбы, защиты от оружия массового поражения, информационного противоборства, наращивание сил и средств прикрытия, охраны и обороны объектов NORAD и выполнение других мероприятий оперативного и материально-технического обеспечения; поддержание устойчивого информационного обмена между пунктами управления стратегических оборонительных сил (СОС) США и ОК NORAD. □ ■ Истребитель F–15C ВВС США в ходе учения Vigilant Shield □ ■ На втором этапе отрабатываются вопросы управления СОС и ОК NORAD в условиях эскалации вооруженных конфликтов и возможного перехода к крупномасштабным военным действиям. Создается сложная обстановка для работы органов государственного и военного управления. Цель — добиться слаженности действий и устойчивого взаимодействия при отработке различных учебно–боевых задач. Это охрана и оборона объектов NORAD и объектов гражданской инфраструктуры, ведение антитеррористических действий, обеспечение ядерной безопасности, борьба с пожарами, помощь гражданскому населению и т.д. ■ Содержанием третьего этапа являются работа органов управления и войск (сил) ОК NORAD при отражении воздушного нападения противника на объекты континентальной части США и Канады. Благодаря применению программно–аппаратного комплекса формируется учебная информация предупреждения об угрозе и применении средств воздушного нападения с оповещением ВПР США. В дальнейшем выполняются мероприятия по восстановлению нарушенного управления войсками (силами). Кроме того, необходимые силы и средства ОК NORAD участвуют в содействии гражданским властям в ликвидации последствий воздушного нападения противника и восстановлении боеспособности войск (сил). ■ На заключительном этапе учений осуществляется приведение органов военного и государственного управления и войск (сил) в исходное состояние мирного времени с переходом в режим повседневной деятельности. В последующем подводятся итоги стратегических учений и других мероприятий ОБП с постановкой задач по устранению недостатков и определением мер по совершенствованию боевой готовности ОК NORAD и других органов управления и войск (сил). ■ Следует отметить, что по планам NORAD также проводятся учения и различные учебно–боевые мероприятия оперативной и боевой подготовки. Так, замыслами ежемесячных учений Falcon Virgo предусматривается отработка мероприятий по усилению противовоздушной обороны объектов военной и гражданской инфраструктуры Вашингтона. Это обусловлено тем, что совершенные в США террористические акты заставили американское руководство переосмыслить значение ПВО столицы в интересах противодействия новым угрозам. К этим учениям привлекаются оперативные группы ОК NORAD, Восточного сектора континентального района ПВО NORAD, группировка самолетов F–16 из состава авиакрыла прикрытия столицы и другие силы и средства. Особое внимание уделяется усилению контроля за воздушной обстановкой, обнаружению и классификации воздушных целей; экстренному подъему в воздух самолетов истребительной авиации и их наведению на цели; условному применению бортовых систем вооружения; обеспечению устойчивой работы системы управления силами и средствами ПВО; поддержанию взаимодействия между органами государственного и военного управления. ■ В ходе отработки учебно–боевых мероприятий Noble Eagle главное внимание уделяется отражению воздушного нападения противника и террористических атак с использованием летательных аппаратов с различных приморских направлений. При этом проводится усиление контроля за воздушным пространством на угрожаемых направлениях; наращивание системы боевого дежурства авиации на земле и воздухе; привлечение самолетов ВВС и кораблей ВМС для уничтожения средств воздушного нападения противника; поддержание устойчивого взаимодействия системы дальнего радиолокационного обнаружения с органами управления и дежурными силами и средствами ОК NORAD. ■ Кроме того, оперативные формирования ОК NORAD могут привлекаться к выполнению поисково–спасательных мероприятий; ликвидации последствий землетрясений и цунами, заражения местности химическими веществами; проведения дегазации и дезактивации; борьбы с пожарами; восстановлению объектов гражданской инфраструктуры в рамках концепции «помощь гражданским властям» и др. □ □ В ходе совместных стратегических учений, таких, например, как Ardent Sentry, в числе прочего отрабатываются вопросы защиты от оружия массового поражения □ ■ Результаты анализа проведенных стратегических учений и других мероприятий ОБП позволяют сделать следующие выводы о проблемах противовоздушной обороны Североамериканского континентального района. ■ Это недостаточные боевые возможности глобальной системы ПРО и ее региональных сегментов по гарантированной защите территории США от ударов стратегических ракет, крылатых ракет морского и воздушного базирования, перспективных средств воздушно–космического нападения вероятного противника, в том числе через Южный полюс Земного шара; низкая физическая защищенность и уязвимость наземных объектов инфраструктуры ОК NORAD, каналов обмена данными, центров коммутации и узлов связи от ударов средств воздушно–космического нападения противника и действий террористических формирований. По оценкам зарубежных специалистов, обострились проблемы модернизации радиолокационных средств и истребителей-перехватчиков ОК NORAD. В частности, отмечаются задержки реализации программы создания и развертывания истребителя нового поколения F–35 Lightning II. ■ По итогам оперативной и боевой подготовки руководство ОК NORAD уточняет планы боевого применения, оперативной и боевой подготовки, строительства и развития органов управления и войск (сил). Оптимизируется состав задач и функции оперативного и административного управления структурными подразделениями ОК ВС США в зоне Северной Америки и ОК NORAD. При необходимости вносятся изменения в руководящие документы, планы и программы подготовки органов управления и войск (сил). Уточняются временные нормативы по переводу органов управления и войск (сил) с мирного на военное время. Вносятся коррективы в алгоритмы работы оперативного состава по оценке обстановки, подготовке предложений для принятия решений на проведение противовоздушных операций. Принимаются оперативные и организационно–технические меры по повышению оперативности и устойчивости функционирования системы оповещения ВПР США, органов государственного и военного управления об угрозе воздушно–космического нападения противника, исключению выдачи несанкционированной и ложной информации. Разрабатываются предложения по совершенствованию тактико–технических характеристик и модернизации существующих информационно–ударных средств ОК NORAD и системы управления противовоздушной обороной Североамериканского континентального района. ■ По итогам проведения мероприятий оперативной и боевой подготовки признано целесообразным создание единой системы воздушно–космической обороны США за счет объединения сил и средств стратегических оборонительных сил США и ОК NORAD. Отмечается, что основой для принятия такого решения является руководящий документ КНШ «Противодействие воздушным и ракетным угрозам» (Countering Air and Missile Threats. Joint Publication 3—01). ■ Таким образом, система оперативной и боевой подготовки является основой поддержания боевой готовности ОК NORAD, выявления проблемных вопросов и определения основных направлений строительства и развития системы ПВО—ПРО Североамериканского континентального района. □ Мидыхат Петрович Вильданов, профессор Академии военных наук, Заслуженный военный специалист Российской Федерации, генерал–майор, кандидат военных наук, доцент Сергей Васильевич Чварков, заместитель начальника Военной академии Генерального штаба ВС РФ по научной работе, генерал–майор, доктор военных наук, профессор

Admin: ■ 03–07–2014 Ракета для «Пэтриота»■ Начатые в 1963 г. работы по созданию зенитного ракетного комплекса средней дальности «Пэтриот» имели своей основной целью замену находившихся на вооружении Армии США зенитно–ракетного комплекса (3РК) предшествующего поколений — «Найк–Геркулес» и «Хоук». Основными критериями, положенными в основу этих работ, были требования минимального количества персонала и оборудования для снижения стоимости жизненного цикла, а также достижение характеристик, необходимых для отражения воздушных угроз, появление которых ожидалось о последующие десятилетия. □ □ ■ Основные требования к системе, получившей в то время обозначение SAM–D (surface–to–air misslle-development), оформили и утвердили к октябрю 1964 г., и три фирмы — «Рэйтеон», «Хьюз Эйркрафт» и RCA — приступили к разработке ее основных компонентов на конкурсной основе. ■ Первоначальным проектом SAM–D предусматривалось, что система сможет поражать одновременно несколько воздушных целей, находящихся на дальностях до 185 км в максимально широком диапазоне высот — от минимальной до предельно достижимой самолётами того времени. ■ Уже на ранних стадиях разработки системе предполагалось придать качества высокой надежности. С этой целью в аппаратуре ЗРК задавалось максимальное применение твёрдотельных элементов, систему планировалось оснастить встроенной аппаратурой самоконтроля и автоматического отключения неисправных блоков. Аналогичными принципами руководствовалась и фирма «Мартин–Мариетта», которой поручили разработку зенитной управляемой ракеты. В результате проведённых фирмой длительных исследований для ракеты приняли бескрылую аэродинамическую схему с четырьмя дифференциальными аэродинамическими рулями, расположенными в хвостовой части ее корпуса По словам представителей фирмы, дальнейшую разработку ракеты планировалось вести по принципу создания «деревянной болванки», которая требовала минимального обслуживания и применялась без предстартовой подготовки. В окончательном варианте ракеты контроль за её техническим состоянием в процессе эксплуатации осуществляется с помощью встроенных в неё приборов, которые автоматически контролируют все параметры электронных блоков и систем ракеты и регулярно передают данные о состоянии её блоков на ЭВМ пункта управления огнём. □ ■ Макет ракеты MIM–104 перед подразделением корпорации «Тнокол» в пригороде Солт–Лейк–Сити □ ■ В мае 1967 года, после рассмотрения предложенных вариантов в качестве головного разработчика этой системы выбрали фирму «Рэйтеон». В начале 1968 г. Армия США заключила с ней контракт. В соответствии с ним начало серийного производства 3РК планировалось на 1970 год. а принятие на вооружение — а 1972 г. ■ Однако реальность превысила все возможные ожидания Лишь в ноябре 1969 г. на испытательном полигоне фирмы «Мартин–Мариетта» в Орландо был произведён первый бросковый пуск ракеты имевшей размеры и массу, аналогичные ЗУР SAM–D. При этом для пуска использовались экспериментальный контейнер и двигатель, снаряжённый уменьшенным зарядом твёрдого топлива. ■ Впрочем, к тому времени разработчики ЗРК уже практически окончательно утвердились в его параметрах, принципах работы, а также конструкции его основных элементов и технологических особенностях их изготовления. ■ Так, в состав ракеты, получившей в дальнейшем обозначение МІМ–104, входили твердотопливный двигатель, боевая часть, аппаратура управления и наведения и головной обтекатель. Последний изготавливался из керамического материала, толщина которого в отдельных местах достигала 16,5 мм, с покрытием из кобальтового сплава в наиболее теплонапряжённых местах. ■ Под обтекателем находились плоская радиолокационная антенна диаметром 305 мм системы наведения MDAGS, блок наведения на конечном участке ( TС–6) и модульный блок наведения на среднем участке (ММР). Блок ММР размещался в отсеке боевой части и содержал навигационную аппаратуру и бортовую ЭВМ. Здесь же устанавливались инерциальный блок, вспомогательная электронная аппаратура, преобразователь сигналов, предохранительно-исполнительный механизм, антенны радиовзрывателя и сферическая осколочно–фугасная боевая часть. ■ Двигательная установка ТХ–486 представляла собой однорежимный ракетный двигатель твёрдотопливный (РДТТ) с несущим корпусом и зарядом топлива, форма которого обеспечивает близкий к нейтральному закон изменения тяги двигателя по времени. Средняя тяга двигателя составляла 109 кН при времени работы 11,5 с. По наружной поверхности корпуса отсека в гаргротах были проложены два кабеля для передачи сигналов от системы наведения на расположенные в хвостовом отсеке корпуса ракеты органы управления. В пространстве между соплом двигателя и обшивкой хвостового отсека располагались гидравлические приводы аэродинамических рулей, аккумулятор, баллон со сжатым газом, насос и масляный резервуар. На торцевой стенке хвостового отсека вокруг среза сопла разместили антенны радиокомандной линии наведения. ■ Готовые к пуску ракеты хранились в транспортно–пусковых контейнерах, передняя часть которых закрывалась армированной стекловолокном резиновой крышкой, пробиваемой ракетой во время старта. На срезе задней масти контейнера также устанавливалась крышка из стеклопластика. □ □ ■ Одним из наиболее значительных нововведений создателей SАМ–D стала реализованная ими схема управления полётом ракеты с помощью комбинированной системы наведений. На начальном этапе полёта ЗУР использовалось программное наведение, на среднем радиокомандное, на конечном — полуактивное по методу TVM (Track–via–misille — сопровождение через ракету), с помощью бортовой РЛС и коррекции с наземной станции. Использование указанною метода позволило значительно снизил, чувствительность системы к различным мерам электронного противодействия, организовать полёт ракеты по оптимальным траекториям и поражение целей с высокой эффективностью, а также значительно уменьшить массогабаритные характеристики бортовой аппаратуры управления. Взаимное положение ракеты и цели определялось с использованием аппаратуры, установленной на борту. Эта информация по радиолинии передавалась на наземную станцию наведения, где обрабатывалась вместе с данными, полученными от наземного радара комплекса. Это позволило свести к минимуму погрешности определения взаимного положения ракеты и цели, возрастающие с увеличением дальности наведения, что характерно для командного метода наведения. В сложной помеховой обстановке операторы могли скорректировать полёт ракеты к цели, используя радиолинию связи между станцией и ракетой. ■ Спустя четыре года после первого броскового пуска. 11 января 1974 г. ракета впервые выполнила манёвры на траекторий наведения по командам, поступающим от наземной РЛС. Всего же за время разработки базового варианта ЗРК SАМ–D осуществили более 125 пусков. И, наконец в мае 1982 г. через 15 лет после подписания контракта ЗРК «Пэтриот» (так с весны 1976 г стал именоваться SАМ–D) с ракетой МIМ–104 приняли на вооружение сухопутных войск США. ■ Возможности ЗРК «Пэтриот» позволили использовать его для прикрытия крупных административно промышленных центров, военно–морских и военно–воздушных баз от ударов всех существующих средств воздушного нападения. Он мог одновременно обнаруживать и опознавать более 100 воздушных целей, непрерывно сопровождать восемь выбранных из них. осуществлять подготовку исходных данных для стрельбы, пуск и наведение до трёх зенитных управляемых ракет на каждую цель. Время реакции ЗРК «Патриот» было сведено к минимуму, прежде всего за счёт предварительного разворота по азимуту пакета из четырёх контейнеров, зафиксированных с постоянным утлом наклона к горизонту на пусковой установке (ПУ) в направлении предполагаемой атаки, а также за счёт минимальной потери времени на выход ракеты на траекторию полёта При установке на местности за каждой ПУ закреплялся определённый сектор пространства, причём эти секторы многократно перекрывались. ■ Впрочем, в последующие двадцать лет «Пэтриот» так и не вступил в бой с самолётами противника. Наметившаяся в 1980–е гг. смена приоритетов не только в мировой политике, но и в принципах ведения боевых действии сделала главным соперником «Пэтриот» тактические (ТБР) и оперативно–тактические баллистические (ОТБР) ракеты. ■ Повышение эффективности поражения баллистических ракет стало и одной из приоритетных задач при дальнейшем совершенствовании ЗРК «Пэтриот». Эти работы по программе РАС–1 (Patriot Advanced Capability) были начаты в марте 1985 г. и имели своей целью увеличение эффективности поражения средствами ЗРК «Патриот» ТБР и OTБР прежде всего для его самообороны. Ввиду этого, центральной задачей было но уничтожение баллистической ракеты, а обеспечение отклонения её от точки прицеливания на расстояние до нескольких километров. ■ Этот вариант ЗРК испытали на полигоне Уайт–Сэндс в сентябре 1986 г. при перехвате ЗУР МІМ–104 тактической баллистичесхой ракеты «Лэнс» на высоте около 8 км. В результате перехвата после взрыва боевой части ЗУР были повреждены рулевые поверхности «Лэнс», она отклонилась от намеченного курса и упала на землю в 5 км от заданной цели. ■ Следующий этап модернизации ЗРК «Пэтриот» — РАС–2 преследовал цель приспособить ею для обороны от ударов ТБР небольших районов. В задачу этого варианта ЗРК входило не только обеспечение отклонения от точки прицеливания ТБР, а её разрушение на траектории. Модификация ракеты МІМ–104 заключалась в усовершенствовании её боевой части и установке нового взрывателя, способного оптимизировать момент подрыва боевой части при больших скоростях сближения. Массу поражающих элементов боевой части увеличили с 2 до 45 граммов. □ □ Зенитная управляемая ракета MIM–104A американского ЗРК «Пэтриот»: 1 — кобальтовое покрытие носика обтекателя; 2 — головной радиопрозрачный керамический обтекатель системы наведения; 3 — приборный отсек; 4 — крышка эксплуатационного люка системы наведения; 5 — излучающая антенна радиовзрывателя боевой части; 6 — корпус отсека боевой части; 7 — несущий корпус РДТТ ТХ–486; 8 — короб гаргрота; 9 — дифференциальные аэродинамические рули; 10 — хвостовой обтекатель гаргрота; 11 — приёмная антенна радиовзрывателя боевой части; 12 — корпус хвостового отсека; 13 — передний обтекатель гаргрота; 14 — электрический контакт системы запуска РДТТ; 15, 18 — отрывные электробортразъёмы; 16 — сопло РДТТ; 17, 19 — антенны командной радиолинии; 20 — винт телескопического стыка отсеков □ ■ Вариант РАС–2 проверили на полигоне Уайт-Сэндэ в ноябре 1987 г., когда модифицированная ракета МІМ–104 поразила другую ракету, МІМ–104. В результате, вариант РАС–2 приняли на вооружение сразу же после реализации РАС–1 и именно его развернули на Ближнем Востоке осенью 1990 г. с целью обеспечения ПВО Саудовской Аравии и Израиля от возможных авиационных и ракетных ударов со стороны Ирака. ■ Уроки, которые извлекли из анализа боевых действий в Персидском заливе, вскоре стали основой для дальнейшего совершенствования ЗРК «Патриот». Уже в 1992 г началась реализация программы «Быстрая реакция», в ходе которой выполнили работы по улучшению характеристик РЛС. В её состав включили новый приёмник, установили аппаратуру спутниковой навигации. Одновременно модернизировали пусковые установки, что позволило размещать их на дальности до 10 км от командного пункта ЗРК. Это повысило живучесть ЗРК в условиях прорыва ПВО противником, использующим современные средства поражения ракетных комплексов и средств их управления. ■ Дальнейшее совершенствование «Пэтриот» проводилось в соответствии с программой РАС–3. В выполненном в 1995 г. варианте ЗРК РАС–3 «Конфигурация–1» в состав комплекса ввели новый процессор, значительно улучшивший характеристики РЛС, и модернизировали станцию контроля обстановки и информационнокоординационный центр путём повышения характеристик компьютера управления огнем Одновременно ЗРК укомплектовали усовершенствованной ракетой с увеличенной дальностью стрельбы GEM (Guidance Enhanced Missile), оснащённой быстродействующим взрывателем боевой части и новой аппаратурой наведения, обеспечивавшими увеличение зоны поражения целей (по данным некоторых источников, до 150-160 км) и эффективности поражения баллистических целей. ■ Модернизация РАС–3 «Конфигурация–2», выполненная в 1996 г., в значительной степени связана о улучшением программного обеспечения с целью повышения характеристик РЛС. возможностью обнаружения малоразмерных и малозаметных целей, противодействия противорадиолокационным ракетам противника, типа отечественных противорадиолокационных Х–58 и Х–31П, и их самолётам–носителям. ■ Выполнение работ по дальнейшей модернизации РАС–3 «Конфигурация–3» завершили в 2000 г. В ходе её в состав ЗРК ввели ряд новых радиоэлектронных элементов, усовершенствовали программное обеспечение, повысившее характеристики РЛС по определению точек старта и падения ТБР. В очередной раз улучшили и пусковые установки ракет, что позволило размещать их на удалении до 30 км от командного пункта. Одновременно с модернизацией «Пэтриота» руководство Армии США инициировало и ряд программ, связанных с поиском возможного способа использования ранее изготовленных ракет МІМ–104, которые не поддавались модернизации. Одна из предложенных концепций получила обозначение PPS (Patriot Precision Strike), и предполагается, что она позволит использовать МІМ–104 в составе тактического ракетного комплекса класса «земля–земля». □ Характеристики ЗУР MIM–104 □ Максимальный диаметр корпуса ракеты, мм — 416,6 Длина ракеты, мм — 5321,6 Размах рулей, мм — 860,1 Масса ракеты, кг — 908—914 Масса ракеты с контейнером, кг — 1696 Размеры контейнера, м — 6,1x 1,09х0,99 Масса боевой части ракеты М248, кг — 91 Наклонная дальность стрельбы, км — от 3 до 80 Высота поражения целей, км — от 0,06 до 24 Максимальная скорость, м/с — 1700 (М=6) Максимальные располагаемые поперечные перегpузки, g — до 30 Установившаяся поперечная перегрузка, g — 20 Продолжительность полёта, с — от 8,3 до 170 □ ■ Авторы — В. Коровин, В. Минаков

Admin: ■ 17–03–2016 ■ Компания Raytheon представила полноразмерный прототип радара нового поколения, сообщает «Военный Паритет» со ссылкой на defensenews.com (15 марта). □ □ ■ Новая станция разработана на основе активной ФАР на основе нитриде галлия и обеспечивает обзор на 360 град. Нитрид галлия это полупроводник, который эффективно использует мощность радиолокационных частот, сообщает компания. Антенна с активной ФАР состоит не из одного излучателя, а множества передатчиков с собственной системой контроля. Такая технология резко повышает надежность работы станции и сохраняет ее фунциональность, даже если некоторое количество передатчиков выйдет из строя. ■ Вице-президент компании по комплексной противовоздушной/противоракетной обороне Ральф Акаба (Ralph Acaba) заявил, что новая технология полностью готова для производства, но в этом году испытания продолжатся. ■ «Рэйтэон» потратила 16 лет и более 200 млн долл собственных средств на создание новой РЛС. Радар войдет в состав ЗРК Patriot, базовая модель которого была принята на вооружение армии США в 1982 году, состоит на вооружении 13 стран мира. Непрерывно модернизирующийся комплекс будет эксплуатироваться, по меньшей мере, до 2040 года (ниже скрин видео — прим. Военный Паритет). □

Admin: ■ 10–03–2016В США разрабатывают аналог российского комплекса противовоздушной обороны «Панцирь–С1» □ ■ Военно руководство США приняло решение ликвидировать отставание в области создания систем противовоздушной обороны малого радиуса действия. ■ «На протяжении более двух десятилетий, армия США пренебрегла угрозу малой дальности и сфокусировалась на противоракетной» заявил Генерал Джон Г. Росси. На данный момент армия США не имеет на вооружении комплексов противовоздушной обороны малого радиуса действия и предназначенного для ближнего прикрытия гражданских и военных объектов (в том числе комплексов ПВО большой дальности Patriot) от всех современных и перспективных средств воздушного нападения. ■ В связи с этим планируется активизировать работы по разработке и дальнейшему принятию на вооружение новой системы ПВО по программе IFPC Inc 2–I, Block 1 (Indirect Fire Protection Capability Increment 2 — «Возможность защиты от огня с закрытых позиций» ). Системы данного типа аналогичны российским ракетно–пушечным комплексам «Панцирь–С1» по своему назначению. Россия имеет больший опыт разработки и производства систем аналогичного класса и добилась больших успехов в этом направлении чем США. □ □ ■ Перспективные системы IFPC Inc 2–I ПВО представляют собой мобильные наземные пусковые установки с управляемыми ракетами AIM–9X Block II Sidewinder. Ракета AIM–9X обычно запускается с бортов самолётов (истребителей) по воздушным целям, и это испытание продемонстрировало, что самый последний вариант ракеты может быть использован в боевых условиях как боеприпас класса «воздух–воздух» и теперь, в рамках модификации, в качестве зенитной ракеты, запускаемой с наземной платформы. ■ В состав комплекса будут входить мобильные пусковые установки, машины обеспечения, мобильный командный пункт и системы обнаружения. Ожидается, что первые комплексы противовоздушной обороны малой дальности появятся на вооружении армии США после 2019 года. □

Admin: ■ 10–03–2016SM–6 уверенно перехватывает дальние цели ■ ЗУР SM–6 и SM–3. Источник: nevskii-bastion.ru □ ■ Компания Raytheon выполнила успешный перехват пяти мишеней своими корабельными ЗУР SM–6, обновив рекорд максимальной дальности поражения воздушной цели, который был установлен в 2014 году, сообщает «Военный Паритет» со ссылкой на navyrecognition.com (07 марта). ■ «Эти тесты показали достижение полного потенциала этой ракеты, и не один раз. Универсальность применения SM–6 создает дополнительную загоризонтную линию обороны для 60 надводных кораблей, оснащенных этими ракетами», заявил президент Raytheon Missile Systems доктор Тэйлор Лоуренс (Taylor Lawrence). □ ■ Источник: wikipedia.org □ ■ В рамках четырех миссий эсминец USS JOHN PAUL JONES (DDG 53) выполнил пуски пяти ракет. Объявление о полной боеготовности SM–6, вероятно, будет сделано в 2017 году. Тесты показали, что ракета способна выполнять перехваты по сложным целевым сценариям (другое обозначение ракеты — RIM–174 Standard Extended Range Active Missile (ERAM), скрин en.wikipedia.org — прим. Военный Паритет). ■ SM–6 имеет передовые возможности обработки сигналов и активную радиолокационную ГСН от УР воздушного боя AIM–120 AMRAAM.

Admin: ■ Главное | 18 марта 2016 года«Локхид Мартин» ведет переговоры с Польшей и Турцией по поставке комплексов ПВО MEADSГлавный исполнительный директор «Локхид Мартин» Мэрилин Хьюсон 15 марта подтвердила, что компания ведет переговоры с Польшей и Турцией по вопросу поставки систем ПВО средней дальности MEADS (Medium Extended Air Defense System). ■ Как сообщает «Джейнс дифенз уикли», новое правительство Польши, сформированное в конце 2015 года партией «Право и справедливость», в феврале этого года приняло решение пересмотреть выбор ЗРК «Пэтриот» в качестве системы ПВО/ПРО средней дальности по проекту «Висла» и возобновило переговоры с «Локхид Мартин». □ ■ Фото: eurasian-defence.ru □ ■ Консорциум MEADS ранее предложил Польше, в случае победы в тендере, обширную офсетную программу. Она включала изготовление не менее 40% систем на мощностях в Польше в рамках соглашения о совместном производстве и 33–процентную долю в консорциуме (пакет акций предлагалось передать польской стороне в равных долях компаниями «Локхид Мартин», «MBDA Италии» и «MBDA Дойчланд»). ■ Кроме того, предполагалось наладить производство в Польше ряда узлов и агрегатов, в т.ч. системы самонаведения ракеты и двигателя. Однако от поставки системы MEADS решено было отказаться и в финал конкурса вышли «Рейтеон» с «Пэтриот» и консорциум «Евросам» с SAMP/T. Предположительно, переговоры в настоящее время ведутся и с «Рейтеон» и «Локхид Мартин». ■ Переговоры с руководством Турции возобновились после аннулирования результатов тендера на поставку ВС этой страны систем ПВО/ПРО дальнего действия T–LORAMIDS (Turkish Long Range Air And Missile Defence System), в котором одержала победу китайская компания CPMIEC (China Precision Machinery Import & Export Corp.). После закрытия проекта руководство Турции объявило, что намерено самостоятельно реализовать проект создания системы ПВО/ПРО, а для обеспечения срочных потребностей закупить имеющуюся на рынке систему. Турция также намерена для разработки новой системы привлечь иностранного партнера, и обсуждает данный вопрос с «Рейтеон», «Евросам» и MEADS.

Admin: Под предлогом обороныСША навязывают Южной Корее американскую систему ПРО □ В Южной Корее может появиться американский зенитный ракетный комплекс противоракетной обороны THAAD. Сообщения средств массовой информации о возможности принятия такого решения поступают уже давно. А во вторник, выступая в конгрессе на слушаниях, посвящённых проекту военного бюджета США на 2017 финансовый год, министр обороны США Эштон Картер даже заявил, что Вашингтон и Сеул достигли принципиальной договорённости о размещении американского зенитного ракетного комплекса ПРО THAAD на Корейском полуострове. □ ■ Окончательного решения администрация США, видимо, всё же не приняла. Не случайно главу Пентагона оперативно слегка поправила «смотрящая» от госдепартамента — заместитель госсекретаря США по контролю над вооружениями и международной безопасности Роуз Гёттемюллер, отметив, что решения о переброске этого ЗРК в Южную Корею пока нет. ■ В том же ключе высказался и решивший остаться безымянным представитель Пентагона, объяснивший в беседе с корреспондентом ТАСС, что Эштон Картер имел в виду те официальные консультации, которые начали Вашингтон и Сеул с целью изучения возможности дислокации системы THAAD в Республике Корея. Причём стороны, по словам этого представителя, находятся на ранних этапах консультаций и никакого окончательного решения ещё не выработано. Вместе с тем очевидно, что США заинтересованы добавить к имеющимся на юге Корейского полуострова зенитным ракетным комплексам «Пэтриот» ещё и ЗРК THAAD. ■ Противоракетный комплекс THAAD, разработанный американской компанией «Локхид Мартин», предназначен для перехвата головных частей баллистических ракет на завершающем этапе среднего участка траектории полёта и при подлёте к цели. Дальность перехвата комплексом составляет 200 км, а его радары просматривают прилегающие территории на одну–две тысячи километров. ■ Особенность устройства этой системы в том, что ракеты противника уничтожаются за счёт накопленной кинетической энергии и головная часть противоракеты не имеет боезаряда. По оценке американских конструкторов, это делает THAAD более эффективным средством для уничтожения баллистических ракет, чем ЗРК «Пэтриот». THAAD в вооружённых силах США является единственной системой вооружения, способной перехватывать баллистические ракеты как в космическом пространстве, так и в атмосфере. ■ В настоящее время «Локхид Мартин» при поддержке агентства по ПРО министерства обороны США ведёт разработку усовершенствованной версии ракеты–перехватчика увеличенной дальности (ER) для комплекса ПРО THAAD. В отличие от применяемой в настоящее время противоракеты проект THAAD–ER предусматривает создание двухступенчатой ракеты. Стартовый ускоритель будет более крупным для увеличения дальности полёта. Усовершенствованная версия будет оснащена той же головкой самонаведения, что и существующая ракета. Принцип поражения цели останется прежним. По замыслу разработчиков, система THAAD–ER предназначена для поражения разработанных в последнее время и перспективных воздушных средств, в первую очередь манёвренных гиперзвуковых целей, подобных создаваемому в Китае гиперзвуковому планирующему летательному аппарату WU–14. ■ Естественно, для США, которые не исключают в среднесрочной перспективе обострения своего соперничества с КНР в западной части Тихого океана и заблаговременно разворачивают азиатский сегмент глобальной системы противоракетной обороны, весьма желательно появление этого комплекса на Корейском полуострове. Ссылаясь на известные демонстративные действия Пхеньяна и эксплуатируя опасения Сеула по поводу непредсказуемости его северного соседа, Белый дом, во всяком случае Пентагон, не прочь использовать благоприятный момент. ■ Против реализации планов по размещению ЗРК THAAD на Корейском полуострове категорически выступают Россия и Китай. В МИД КНР считают, что зона действия американского противоракетного комплекса, который США планируют разместить в Южной Корее, намного превосходит оборонительную необходимость Корейского полуострова. «Мы понимаем, что у РК есть разумные потребности по обеспечению национальной обороны, однако мы не можем понять и принять размещение вооружений, которые превышают фактические потребности», — заявил глава китайского МИД Ван И. ■ Аналогичную позицию занимает и Россия. «Планы, которые вынашивают Соединённые Штаты вместе с Республикой Корея, по масштабам превосходят любые мыслимые угрозы, даже принимая во внимание текущие действия Пхеньяна», — отметил министр иностранных дел РФ Сергей Лавров. Глава российского МИД также добавил, что «мы будем показывать абсолютную неоправданность подобных планов, грозящих нарушить глобальный паритет и стратегическую стабильность». ■ Нет необходимости особо подчёркивать, что против размещения на полуострове ЗРК THAAD решительно выступает КНДР. □ ■ Автор — Мария Томиленко



полная версия страницы