Форум » Военная техника и вооружение Войск ПВО страны » Зенитный ракетный комплекс С–75 » Ответить

Зенитный ракетный комплекс С–75

Admin: □ Военная техника и вооружение Войск ПВО страныЗенитный ракетный комплекс С–75Разработчик — Московское КБ «Стрела» (с 1971 г. — ЦКБ «Алмаз») Министерства радиопромышленности СССР

Ответов - 25

Admin: Учебное пособие «Зенитно—ракетный комплекс С—75М», 1965 г.Общая характеристика зенитного ракетного комплекса С—75МЗенитный ракетный комплекс предназначен для уничтожения зенитными управляемыми ракетами самолетов, самолетов—снарядов, автоматических аэростатов и других целей.  Оборудование комплекса позволяет вести огонь по одной одиночной или групповой цели с одновременным наведением на нее одной, двух или трех ракет с временными интервалами между пусками не менее 6 сек.  В состав огневого комплекса С—75М входят: • станция наведения ракет (СНР—75В); • зенитные управляемые ракеты (В—755); • пусковые установки и другое стартовое оборудование; • средства энергоснабжения. Станция наведения ракет производит обнаружение целей, сопровождение выбранной для уничтожения цели и наведение на нее ракет. Зенитные управляемые ракеты предназначены для поражения цели осколками боевой части.  Пусковые установки и другое стартовое оборудование служат для содержания ракет в режимах боевой готовности, для предстартовой проверки, подготовки и наклонного старта ракет. В комплексе имеется шесть пусковых установок, которые располагаются в определенном порядке вокруг СНР.  Средства энергоснабжения, предназначенные для питания электроэнергией аппаратуры и оборудования комплекса, включают три дизельные электростанции (ДЭС) мощностью по 100 кВт каждая и передвижную трансформаторную подстанцию для подключения к внешним электрическим сетям.  Для ведения боя зенитный ракетный комплекс располагается на позиции. Зенитный ракетный комплекс позволяет вести успешную борьбу с воздушными, наземными и надводными целями. Дальность обнаружения воздушной цели типа истребитель на средних и больших высотах — 120 км. Дальность автоматического сопровождения — 70 км.  Огневые возможности комплекса обеспечивают поражение воздушных целей, входящих в зону поражения комплекса с любого направления как на встречных курсах, так и вдогон. 1. При стрельбе на встречных курсах: • со скоростью до 640 м/сек (2300 км/ч) на активном участке полета ракеты и до 300 м/сек (1080 км/ч) при использовании пассивного участка полета ракеты; • на высотах от 0,3 до 30 км; • на дальностях от 12 до 40 км на активном участке полета ракеты и от 40 до 56 км при использовании пассивного участка полета ракеты; • при курсовых углах встречи ракеты с целью от 0° до 70° при наведении ракеты на цель методом половинного спрямления и от 0° до 55° при наведении ракеты па цель методом трех точек; • при максимальных курсовых параметрах цели до 35—З6 км на активном участке полета ракеты и до 46 км при использовании пассивного участка полета ракеты. 2. При стрельбе вдогон: • со скоростью до 420 м/сек (1500 км/ч); • на высотах от 2 до 25 км; • на дальностях от 12 до 40 км; • при курсовых углах до 180°; • при максимальных курсовых параметрах цели до 36—37 км на активном участке полета ракеты и до 46 км при использовании пассивного участка полета ракеты при скоростях цели до 280 м/сек.  Кроме того, зенитный ракетный комплекс может вести стрельбу по радиолокационно-наблюдаемым и не наблюдаемым наземным и надводным целям на дальностях от 10 до 40 км с задачами: • уничтожения воздушных и морских десантов, скоплений живой силы и техники; • уничтожения отдельных кораблей; • разрушения военных и промышленных объектов.  В комплексе С—75М используется командная система телеуправления. Командная система управления обеспечивает высокую точность наведения и позволяет использовать два метода наведения ракеты на цель: метод половинного спрямления и метод трех точек.  Возможность использования различных методов наведения облегчает решение таких вопросов, как стрельба по маневрирующим целям и целям, являющимся постановщиками активных помех.  Принцип работы комплекса, использующего командную систему телеуправления, заключается в следующем. Станция наведения ракет, обнаружив цель в заданном направлении, определяет ее текущие координаты: наклонную дальность, относительные значения азимута и угла места. Используя данные о скорости цели и положении ее в пространстве, счетно—решающее устройство станции определяет границы зоны поражения и момент пуска ракет.  Пуск ракет производится с таким расчетом, чтобы встреча ракеты с целью произошла на дальней границе зоны поражения. После старта ракет станция наведения непрерывно излучает запросные импульсы (рис. 2). Установленные на ракетах ответчики излучают ответные импульсы, позволяющие определить текущие координаты ракет: наклонную дальность, относительные значения азимута и угла места.  В станции наведения ракет по разности координат цели и ракеты вырабатываются команды управления и разовые команды. Команды управления, передаваемые на борт ракеты, обеспечивают ее движение по траектории в соответствии с выбранным методом наведения. Разовые команды подаются для подготовки к работе радиовзрывателя и боевой части, а также для включения радиовзрывателя ракеты. Радиовзрыватель обеспечивает подрыв боевой части ракеты, которая своими осколками поражает цель.  Основными боевыми свойствами огневого комплекса являются: • высокая вероятность поражения одной ракетой одиночной цели в границах зоны поражения; • возможность обстрела цели двумя — тремя ракетами; • возможность поражения маневрирующих целей; • возможность поражения постановщиков радиопомех и целей, летящих под прикрытием помех; • возможность стрельбы по групповой цели; • способность к ведению огня в любых условиях погоды и в любое время года и суток; • возможность передвижения комплекса с одной стартовой позиции на другую. Для совершения марша материальная часть комплекса переводится из боевого положения в походное.     ■ Первая публикация — 12.10.2011 на pvo.forum24.ru

Admin: Учебное пособие «Зенитно-ракетный комплекс С—75М», 1965 г.Назначение, состав и принцип действия зенитного ракетного комплекса С—75МЗенитный ракетный комплекс С—75М предназначен для уничтожения самолетов, самолетов—снарядов, автоматических аэростатов и других воздушных целей.  Комплекс С—75М может обстрелять одну одиночную или групповую цель одной, двумя или тремя ракетами с временными интервалами между пусками не менее 6 сек. В основу построения комплекса С—75М положена командная система телеуправления зенитными управляемыми ракетами (ЗУР).  В состав комплекса С—75М входят: • станция наведения ракет (СНР—75В); • зенитные управляемые ракеты В—750ВН (В—755); • пусковые установки и другое стартовое оборудование; • дизельные электростанции (ДЭС).  Станция наведения ракет производит обнаружение воздушных целей, сопровождение выбранной для уничтожения цели и наведение на нее ракет. Зенитная управляемая ракета В—750ВН (В—755) предназначена для поражения цели осколками боевой части. Она имеет аппаратуру, которая обеспечивает ее движение, стабилизацию и управление в полете, а также боевую часть (БЧ) для поражения цели, подрываемую радиолокационным взрывателем. В ракете установлен приемоответчик, обеспечивающий прием импульсов запроса и команд, а также формирование и излучение ответных импульсных сигналов.  Пусковые установки и другое стартовое оборудование служат для размещения, предстартовой проверки, подготовки и наклонного старта ракет. Комплекс С—75М имеет шесть пусковых установок, которые располагаются в определенном порядке на удалении примерно 75— 100 м от СНР—75В. Каждая пара пусковых установок привязана к определенному каналу радиоуправления СНР—75В.  Дизель—электростанция состоит из двух одинаковых агрегатов мощностью по 100 кВт (75 кВт) каждый и предназначена для выработки напряжения, питающего аппаратуру комплекса.  Принцип действия комплекса С—75М (рис. 6) состоит в следующем.  Станция наведения ракет (СНР—75В) с помощью двух антенн производит обзор пространства в определенном секторе. Обзор пространства и обнаружение целей могут осуществляться в двух режимах — «Узкий луч» и «Широкий луч».  Обнаружение целей на больших дальностях и целей с малой эффективной отражающей поверхностью осуществляется в режиме «Узкий луч». В этом режиме обзор пространства производится в секторе ±3°45' двумя игольчатыми лучами.  На малых дальностях поиск и обнаружение целей могут производиться в режиме «Широкий луч». В этом режиме осуществляется обзор пространства двумя широкими лучами в секторе ±10°.  С помощью соответствующих силовых приводов сектор обзора (сканирования) можно перемещать по азимуту и углу места. Если в секторе излучения появится цель, то от нее произойдет отражение радиоволн.  Отраженные от цели сигналы принимаются этими же антеннами и подаются в приемную систему СНР—75В. В приемной системе принятые сигналы преобразуются, усиливаются и подаются в индикаторную систему и систему определения координат цели. Картина воздушной обстановки в облучаемом секторе станции отображается на экранах индикаторов наведения, с помощью которых производится выбор цели и момента пуска ракет.  Выбранная цель передается в режим ручного сопровождения, а затем в режим автоматического сопровождения, если позволяют условия и характер цели. При сопровождении цели непрерывно определяются ее координаты: наклонная дальность, азимут и угол места в относительной системе координат. Для поражения цели необходимо, чтобы область встречи с нею ракет находилась на участках активного управляемого полета ракет, где обеспечивается высокая точность наведения. Эта область является частью зоны обзора станции и называется зоной поражения.  Для обеспечения встречи ракеты с целью в зоне поражения пуск ракеты производится во время прохождения целью области пространства, называемой зоной пуска. При вхождении сопровождаемой цели в зону пуска производится пуск ракеты нажатием соответствующей кнопки. Через 2 сек после нажатия кнопки ПУСК ракета стартует с пусковой установки. Пусковые установки связаны с антенной системой синхронно—следящими силовыми приводами, что обеспечивает выстреливание ракеты в подвижный сектор сканирования СНР—75В.  В комплексе С—75М используется зенитная управляемая ракета В—750ВН (В—755), имеющая пороховой ускоритель. Примерно через 3 сек после старта пороховой ускоритель прекращает свою работу и сбрасывается. Одновременно с этим запускается маршевый жидкостно—реактивный двигатель, с помощью которого продолжается полет ракеты. Через 6—7 сек после старта ракета входит в облучаемый сектор. Производится периодический запуск ответчика ракеты импульсами запроса, вырабатываемыми системой передачи команд (СПК) и излучаемыми на борт ракеты с помощью антенны радиоуправления. Ответные сигналы ракеты принимаются теми же антеннами радиовизирования, которые принимают сигналы, отраженные от цели. Сигналы ответчика ракеты после преобразования и усиления приемной системой СНР—75В поступают на индикаторы наведения и в систему определения координат ракеты. При совмещении во времени сигналов ответчика с импульсами сопровождения ракеты (ждущими стробами) координатные блоки «захватывают» сигналы ракеты. После этого осуществляется автоматическое сопровождение ракеты и наведение ее на цель. Во время сопровождения ракеты определяются ее пространственные координаты.  Система выработки команд (СВК) СНР—75В на основании разностей одноименных координат цели и наводимой на нее ракеты формирует команды управления К1 и К2. Управление полетом ракеты осуществляется с помощью этих команд в двух взаимно перпендикулярных плоскостях.  С выхода СВК команды управления поступают в систему передачи команд СНР—75В, где они кодируются и преобразуются в радиосигналы.  Система передачи команд с помощью антенны радиоуправления излучает команды по радиолинии связи на борт ракеты. Бортовой аппаратурой команды принимаются, усиливаются, декодируются и подаются на автопилот. Автопилот отрабатывает управляющие сигналы и, воздействуя на рули, изменяет направление полета ракеты. Управление полетом ракеты начинается после автоматического «захвата» сигнала ответчика ракеты системой определения координат.  На первом этапе управляемого полета ракета выводится на траекторию метода наведения. Затем осуществляется процесс наведения, который заканчивается в точке встречи ракеты подрывом боевой части ракеты. Боевая часть подрывается радиолокационным взрывателем, область срабатывания которого согласована с областью разлета поражающих осколков.  Для подготовки радиовзрывателя к действию СНР—75В излучает на ракету разовую команду КЗ взведения радиовзрывателя. Радиовзрыватель срабатывает в то время, когда расстояние между ракетой и целью не превышает 50 м, и подрывает боевую часть ракеты, которая своими осколками поражает цель.  Основными боевыми свойствами огневого комплекса С—75М являются: • высокая вероятность поражения одной ракетой одиночной цели в границах зоны поражения; • возможность обстрела цели двумя — тремя ракетами; • возможность поражения маневрирующих целей; • возможность поражения постановщиков радиопомех и целей, летящих под прикрытием помех; • возможность стрельбы по групповой цели; • способность к ведению огня в любых условиях погоды и в любое время года и суток; • возможность передвижения комплекса с одной стартовой позиции на другую.  ■ Первая публикация — 13.10.2011 на pvo.forum24.ru

Admin: Зенитный ракетный комплекс С—75М (шифр «Волхов»)Зенитная управляемая ракета В—755Модификация 20ДСУ ■ Зенитная управляемая ракета В—755 (модификация 20ДСУ заводской № 2211954): 1 — приемник воздушного давления; 2 — излучающая антенна радиовзрывателя; 3 — носовой отсек; 4 — дестабилизатор; 5 — отсек боевой части; 6 — приемные антенны радиовзрывателя; 7 — топливный отсек; 8 — консоли крыла; 9 — передний стартовый бугель; 10 — приборный отсек; 11 — рули; 12 — рулевой отсек; 13 — переходной отсек; 14 — твердотопливный ускоритель ПРД—58; 15 — консоли стабилизатора; 16 — короб; 17 — отрывной электроразъём; 18 — заправочная горловина окислителя; 19 — замки; 20 — ЖРД С2.720.А2; 21 — стяжные ленты; 22 — заправочная горловина окислителя; 23 — заправочная горловина горючего; 24 — хвостовой отсек. М — сварочный шов; Н — сварочный шов роликовой сварки; О — заклепочный шов с заклепками с потайной головкой ■ Первая публикация — 15.10.2011 на pvo.forum24.ru


Admin: ■ ОружиеОт СА—75 «Двина» до С—75М4Вклад НИИ—2 ПВО в создание первых перевозимых зенитных ракетных комплексов средней дальности Разработка ЗРК С—75 открыла дорогу к созданию высокоэффективных мобильных группировок ПВО, устойчивых к огневому и помеховому воздействию со стороны вероятного противника, а героические усилия конструкторов, научных сотрудников, испытателей и боевых офицеров того времени по обоснованию, разработке, испытанию и эксплуатации военной техники явились беспрецедентным примером, достойным уважения и подражания на современном этапе. ■ Важнейшей вехой в истории создания и развития противовоздушной обороны России явилось постановление Совета министров СССР от 09 августа 1950 г., которым открывались работы национального проекта по созданию системы противовоздушной обороны г. Москвы, получившей название С—25 (шифр «Беркут»). Спустя пять лет после начала работ, в 1955 г. Постановлением ЦК КПСС от 14 апреля № 720—435 и Постановлением СМ СССР от 07 мая № 893—533 система противовоздушной обороны С—25 была принята на вооружение. ■ Система противовоздушной обороны С—25 могла защитить от массированных авиационных ударов противника только г. Москву и ближнее Подмосковье. Важнейшие административные, промышленные и военные объекты СССР по—прежнему оборонялись ствольной зенитной артиллерией. Логичным путем создания современной противовоздушной обороны важнейших городов и промышленных районов СССР было бы дублирование московской системы обороны. Такая задача была поставлена в 1956 г. перед КБ—1 по созданию системы противовоздушной обороны г. Ленинграда (система С—50) на базе огневых средств С—25, расположенных в отличие от подмосковной системы на одном кольце. □ □ ЗРК С—75М4. СНР—75В4. Кабина ПВ (антенный пост). Снимок сделан в Учебном центре Военной академии воздушно—космической обороны (г. Тверь). Фото: Михаил Ходаренок □ ■ Однако стоимость такой обороны была бы весьма высока, что не могла себе позволить страна, еще не оправившаяся от ран войны. Кроме того, по взглядам военных специалистов, крупным недостатком системы С—25 была ее стационарность, заключавшаяся в неподвижности средств системы и боевых секторов стрельбы (30 градусов относительно неподвижной биссектрисы сектора), что ограничивало способы построения систем противовоздушной обороны и повышало их стоимость. ■ Вместе с тем еще до завершения работ по созданию ЗРС С—25 постановлением ЦК КПСС и правительства «О создании передвижной системы зенитного управляемого ракетного оружия для борьбы с авиацией противника» была задана в разработку КБ—1 первая перевозимая ЗРС С—75 с размещением средств на автомобильном шасси. 11 декабря 1957 г. разработанная с широким использованием опыта создания системы С—25 и успешно испытанная перевозимая шестикабинная система СА—75 «Двина» (разработчик — КБ—1, главный конструктор — А.А. Расплетин) принята на вооружение. К моменту принятия на вооружение все средства системы были уже освоены в производстве и серийные образцы ЗРК в массовом количестве начали поступать в войска. Первыми комплексами «Двина» оснащались войска, дислоцированные на главном западном направлении возможного удара вероятного противника — в районе Бреста. Начались поставки ЗРК в страны Варшавского договора и на Кубу. Технология и техническая документация на ЗРК сразу были переданы в КНР. Забегая вперед, можно сказать, что необходимость разработки мобильных зенитных ракетных комплексов в полной мере подтвердила война во Вьетнаме, а также военные конфликты последующих лет. □ □ ЗРК С—75М4. СНР—75В4. Кабина УВ (управления). Рабочее место офицера наведения. Снимок сделан в Учебном центре Военной академии воздушно-космической обороны (г. Тверь). Фото: Михаил Ходаренок □ ■ Одновременно 31 мая 1957 г. была задана разработка трехкабинного варианта ЗРК С—75М «Десна» с повышенной помехозащищенностью от активных и пассивных помех. Новый комплекс испытан и принят на вооружение уже в мае 1959 г. Система получила возможность селекции движущихся целей, что позволило существенно снизить минимальную высоту зоны поражения, а также обеспечить защиту от организованных противником пассивных помех. Для борьбы с постановщиками активных помех была введена автоматическая перестройка рабочей частоты в радиолокаторе наведения ракет. ■ В это же время в 1957 г. на основе объединения Научно-исследовательского зенитного артиллерийского института (НИЗАИ) Войск ПВО (г. Евпатория) с 9—м Научно—испытательным центром боевого применения истребительной авиации Войск ПВО страны (г. Курск) в г. Калинин (ныне г. Тверь) был создан новый институт — НИИ—2 ПВО (в последующем — НИИ-2 МО, 2 НИИ МО, 2 ЦНИИ МО СССР, 2 ЦНИИ МО РФ), призванный стать комплексным головным научным центром по всей проблематике противовоздушной обороны страны. ■ Массовое поступление на вооружение Войск ПВО нового зенитного ракетного вооружения потребовало от сотрудников научного управления зенитного ракетного вооружения НИИ—2 ПВО (далее в тексте — Институт), возглавляемого Н.Н. Федотенковым и Е.В. Золотовым, ускорить разработку методологии обоснования направлений развития зенитного ракетного вооружения, оценки его эффективности, боевой устойчивости и рационального построения систем зенитной ракетной обороны. ■ Такая методология была разработана. Она включала следующие основные направления: □ □ ЗРК С—75М4. СНР—75В4. Кабина УВ (управления). Рабочее место оператора ручного сопровождения по углу. Снимок сделан в Учебном центре Военной академии воздушно—космической обороны (г. Тверь). Фото: Михаил Ходаренок □ исследование путей совершенствования тактико-технических характеристик и методов боевого применения зенитного ракетного вооружения, обоснование рационального типажа и перспектив его развития; исследование помехоустойчивости радиоэлектронных средств зенитных ракетных комплексов и систем, путей ее повышения в условиях интенсивного радиопротиводействия противника; исследование путей совершенствования методов и создания технических средств комплексной подготовки боевых расчетов подразделений и частей ЗРВ; исследование путей совершенствования систем эксплуатации, повышения надежности и боеготовности зенитного ракетного вооружения, его сохраняемости; исследование методов наведения и эффективности стрельбы ЗУР. ■ В результате проведенных Институтом работ: получили дальнейшее развитие теоретические основы рационального построения группировок ЗРВ, устойчивых в условиях интенсивного радиоэлектронного подавления вероятным противником. Показано, что боевая устойчивость и требуемая эффективность группировок может быть достигнута только при одновременном использовании ЗРК малой, средней и большой дальности действия в группировках ЗРВ (исполнители работ — Н.Н. Федотенков, Е.В. Золотов, Е.С. Фридман, Е.Ф. Васильев, Л.И. Литвин, И.Д. Толкунов, Ю.С. Леонтьев, Б.И. Голубев); обоснованы тактико—технические требования к перспективным зенитным ракетным системам (Н.Н. Федотенков, Е.В. Золотов, Е.С. Фридман, Л.И. Литвин, Ю.И. Любимов, И.Д. Толкунов, Е.Ф. Васильев, В.К. Скобелин, Л.И. Тимофеев, А.А. Абраменко, В.А. Урусов, С.В. Ашметков, Ю.С. Леонтьев, В.Н. Молев); положено начало созданию математических моделей радиоэлектронных средств, состоящих на вооружении и разрабатываемых ЗРС С—75, С—125, С—200, для оценки их помехоустойчивости в сложных помеховых условиях (В.К. Скобелин, Л.И. Тимофеев, Ю.Т. Алехин, В.В. Астрахов, Л.Г. Смышляева); обоснован облик, сформулированы ТТТ, разработаны принципы построения тренажера для боевых расчетов зрдн С—75; разработаны основные принципы построения и обоснованы ТТТ к тренажному комплексу «Тактика», предназначенному для обеспечения комплексной подготовки боевых расчетов полков и бригад ЗРВ по отражению массированных ударов СВН противника; развернуты широкомасштабные исследования надежности и рациональных методов эксплуатации зенитного ракетного вооружения (Е.С. Цуканов, Н.Н. Матросов, А.И. Цибиков, Ю.Н. Буданов). □ □ ЗРК С—75М4. СНР—75В4. Кабина УВ (управления). Блок оператора РС по углу И31ВУ—4 крупным планом. Справа — экран системы ТОВ (телеоптического визирования). Снимок сделан в Учебном центре Военной академии воздушно—космической обороны (г. Тверь) Фото: Михаил Ходаренок □ ■ Начало 1960—х гг. тесно связано с завершением испытаний и массовым поступлением в войска новых зенитных ракетных комплексов разработки КБ—1 (ныне — ГСКБ «Алмаз—Антей»). Можно только удивляться колоссальной творческой производительности коллектива КБ в этот период. В 1957—1958 гг. ему были заданы практически одновременно три ОКР высокой сложности — разработка перевозимых ЗРС малой (С—125), средней (С—75В) и большой (С—200) дальностей. □ □ ЗРК С—75М4. СНР—75В4. Кабина УВ (управления). Рабочее место оператора ручного сопровождения по дальности. Снимок сделан в Учебном центре Военной академии воздушно—космической обороны (г. Тверь). Фото: Михаил Ходаренок □ ■ В апреле 1961 г. всего за три года завершены разработка и государственные испытания и принят на вооружение заданный Постановлением ЦК КПСС и правительства от 04 июня 1958 г. ЗРК СД С—75В «Волхов» (главный конструктор — А.А. Расплетин), отличавшийся от предыдущего ЗРК С—75 «Десна» расширенной зоной поражения по дальности и высоте, повышенной помехоустойчивостью. ■ Сотрудники НИИ—2 принимали активное участие в разработке проектов ТТЗ на ОКР, в военно-научном сопровождении разработки ЗРК, в разработке программно—методического обеспечения испытаний, в полигонных испытаниях средств комплексов на различных стадиях их разработки, в оценке точности наведения ЗУР, эффективности стрельбы, реализуемой зоны поражения и оценке реализуемой эффективности противовоздушной обороны объектов на основе данного ЗРК. ■ Основными участниками выполненных работ были Н.Н. Федотенков, Е.В. Золотов, И.В. Артемьев, С.М. Брейтман, Е.Ф. Васильев, С.М. Зверюго, И.Т. Зюзьков, Н.М. Костогаров, Н.И. Левинский, Л.И. Литвин, Ю.И. Любимов, Р.И. Прокофьева, В.К. Скобелин, И.Д. Толкунов, Е.С. Фридман, А.А. Шарков. ■ Сотрудники Института принимали также непосредственное участие в совершенствовании характеристик принятых на вооружение ЗРК, разработке ряда средств и устройств ЗРК, совершенствовании методов боевой работы, повышении степени ее автоматизации. ■ Так, в 1959 г. сотрудниками Института были разработаны предложения и алгоритмы по автоматизации процесса подготовки исходных данных для стрельбы в ЗРК С—75, а также обоснованы ТЗ на разработку автоматизированного прибора пуска АПП—75. С результатами работ была ознакомлена специальная комиссия из сотрудников 4—го ГУ МО и КБ—1 во главе с главным конструктором ЗРК А.А. Расплетиным. Подготовленные Институтом технические решения А.А. Расплетин одобрил и предложил перейти к разработке макетного образца АПП. В короткие сроки разработка макетного образца АПП—75 была организована на конкурсной основе 4—го ГУ МО. Одновременно разрабатывались три макетных образца в лаборатории НИИ—2 и в КБ—1. Макетные образцы отличались друг от друга алгоритмами, точностью аппроксимации границ зоны поражения и как следствие — габаритами. В Институте в разработке АПП—75 принимали активное участие П.Я. Шлаен, А.А. Шарков, А.Д. Замай, Б.В. Есенин, Г.В. Кутушев, В.Н. Пилюгин, Ю.Н. Цветов. ■ По результатам организованных специалистами 4—го ГУ МО госиспытаний на основании решения ГК ВПВО в 1962 г. на снабжение войск поступил АПП—75, разработанный сотрудниками НИИ—2. Группа сотрудников Института, принимавшая непосредственное участие в разработке принятого варианта построения АПП—75, получила авторское свидетельство на изобретение. □ □ ЗРК С—75М4. СНР—75В4. Кабина УВ (управления). Рабочее место оператора ручного сопровождения по азимуту. Снимок сделан в Учебном центре Военной академии воздушно—космической обороны (г. Тверь). Фото: Михаил Ходаренок □ ■ С внедрением АПП—75 в ЗРК С—75 значительно повысился уровень автоматизации процесса подготовки данных для стрельбы. Время подготовки данных для стрельбы сократилось в четыре раза, снизилась вероятность принятия неправильных решений. Автоматизированный прибор пуска был реализован во всех последующих образцах вооружения ЗРВ, что позволило существенно повысить их боевые возможности. ■ Важным результатом сложной исследовательской работы, проведенной в Институте под руководством Ю.И. Любимова, явились предложения по расширению зоны поражения ЗРК типа С—75 за счет использования стрельбы вдогон, приближения ближней границы зоны поражения, снижения ее нижней границы. В работе приняли активное участие А.С. Попович, Г.А. Аганин, Н.И. Аленов, Ю.Н. Богданов, И.Т. Зюзьков, А.Д. Козловская, Р.И. Прокофьева. ■ Особо следует отметить предложения по использованию пассивных участков полета ЗУР для увеличения дальности стрельбы. Дело в том, что до 1962 г. все ЗУР, состоявшие на вооружении ЗРК, использовали только активный участок работы двигательной установки, на котором реализовывались высокие маневренные возможности и точностные характеристики ЗУР. В то же время зарубежные ЗРК широко использовали и пассивный участок полета ЗУР. Инициатором работ по использованию пассивного участка для наведения ЗУР отечественных ЗРК явился Институт. Результаты проведенных на математических моделях исследований показали, что за счет использования пассивного участка и соответствующих доработок борта ЗУР и наземной аппаратуры зоны поражения принятых на вооружение ЗРК могут быть расширены не менее чем в 1,5—2 раза. Предложения Института были активно поддержаны сотрудниками 4-го ГУ МО М. Л. Бородулиным, И. С. Кошевым. Для отечественного ракетостроения это явилось началом нового этапа построения последующего поколения ЗУР. Пассивный участок стал неотъемлемой частью оптимизации их конструктивно—баллистических характеристик. □ □ ЗРК С—75М4. СНР—75В4. Кабина УВ (управления). Рабочие места операторов ручного сопровождения (слева направо: по углу, дальности, азимуту). Снимок сделан в Учебном центре Военной академии воздушно—космической обороны (г. Тверь) Фото: Михаил Ходаренок □ ■ С появлением на вооружении сложной зенитной ракетной техники обострилась актуальность задачи обучения боевых расчетов рациональным методам ведения боевой работы, особенно в прогнозируемых сложных условиях боя. В ходе опытно-исследовательских учений было установлено, что из-за недостаточной обученности боевых расчетов может быть утрачено до 50% потенциальной боевой эффективности ЗРК. Каждый ЗРК оснащался встроенным тренажером, позволявшим осуществлять начальную подготовку боевых расчетов и ее поддержание в течение необходимого времени. Однако появление новых видов тактики преодоления противником системы ПВО, новых видов противодействия стрельбе ЗРК потребовало расширения возможностей встроенного тренажера. □ □ ЗРК С—75М4. СНР—75В4. Кабина УВ (управления). Рабочее место оператора системы управления стартом (СУС) и блоки АПП—75В (автоматизированный прибор пуска). Снимок сделан в Учебном центре Военной академии воздушно—космической обороны. Фото: Михаил Ходаренок □ ■ В течение 1960—1965 гг. изобретателями в войсках, различными промышленными организациями было разработано около 10 различных вариантов тренажеров. Однако благодаря глубокой проработке принципов построения и облика тренажера на специально созданном в НИИ—2 имитационно—моделирующем стенде ЗРК С—75 опытный образец тренажера «Аккорд—75» одержал победу в острой конкурентной борьбе. Технический облик тренажера был согласован с главным конструктором ЗРК А.А. Расплетиным и после государственных испытаний его опытного образца был принят на снабжение войск. В дальнейшем на базе аппаратуры «Аккорд—75» был создан также тренажер для ЗРК С—125. ■ Основными разработчиками тренажера «Аккорд—75» являлись П.Я. Шлаен, Б.А. Королев, С.В. Ашметков, В.К. Скобелин, Б.А. Борецкий, Ю.А. Гончаренко, Б.В. Есенин, Б.В. Захаров, Г.Р. Кутушев, Э.З. Морошек, Л.Н. Никольский, А.А. Шарков, Б.М. Яковлев. За разработку тренажера большая группа сотрудников Института была удостоена Государственной премии СССР.

Admin: ■ Оружие ■ В первых образцах ЗРК С—75 не была предусмотрена система определения государственной принадлежности обнаруживаемых целей. Этот недостаток незамедлительно сказался на эффективности боевого применения ЗРК при борьбе с нарушителем воздушного пространства СССР — американским самолетом U—2. Самолет-разведчик U—2 был уничтожен, но при этом подбили и свой самолет, находившийся в зоне боевых действий. В этой связи сотрудниками Института С.В. Ашметковым, Б.А. Борецким, В.А. Гамбургом в 1963 г. было разработано предложение по внедрению системы опознавания в ЗРК С—75. О существенной новизне и практической значимости данного предложения свидетельствует полученное ими авторское свидетельство на изобретение. ■ По результатам проведенных в Институте исследований выявлено большое значение для реальных боевых действий свойств многофункциональности разрабатываемого зенитного ракетного оружия. Так, при развертывании ЗРК вблизи ЛБС или на приморском направлении важным свойством ЗРК может стать его возможность обстрела и эффективного поражения не только воздушных, но и наземных и надводных целей. С учетом этого в период 1960—1964 гг. сотрудниками Института Ю.И. Любимовым, А.С. Поповичем, С.В. Ашметковым, Б.А. Борецким, Л.А. Керного, Н.И. Кочеровым разработаны предложения по расширению боевых возможностей ЗРК С—75 при стрельбе по наземным и надводным целям. После отработки данного предложения в лабораторных условиях на ИМС в 1964 г. была проведена успешная практическая проверка эффективности боевой стрельбы ЗРК по реальным надводным целям в ходе тактических учений, проведенных в 10—й отдельной армии ПВО (г. Архангельск) с участием сотрудников 4—го ГУ МО и КБ—1. Основные положения способа стрельбы по наземным и надводным целям были реализованы в руководящих и боевых документах (в руководствах по боевой работе, пособиях по изучению правил стрельбы и в правилах стрельбы ЗРК C—75). □ □ ЗРК С—75М4. Пусковая установка СМ—90, полуприцеп ПР—11Б, зенитная управляемая ракета 5Я23. Снимок сделан в Учебном центре Военной академии воздушно—космической обороны (г. Тверь). Фото: Михаил Ходаренок □ ■ Большое значение для оценки действительных боевых характеристик ЗРК серии С—75 имела их проверка в боевых действиях во Вьетнаме и Египте. В это время в управлении ЗРВ Института была создана постоянно действующая группа анализа результатов боевых действий группировок ЗРВ и выработки рекомендаций по парированию новых тактических приемов преодоления ПВО авиацией США. После первого периода успешных боевых действий против авиации США, когда в ряде случаев одной ракетой сбивалось две цели, наступил резкий спад эффективности стрельбы ЗРК С—75. Это было обусловлено использованием специального противоракетного строя QRC, самолетов — постановщиков помех как по целевым каналам СНР, так и по ракетным, частыми маневрами курсом и высотой, а также постоянной опасностью применения противорадиолокационных ракет типа «Шрайк». ■ Информация о боевых действиях ЗРК С—75 приходила в Институт как по официальным каналам, так и через его представителей, командированных во Вьетнам как военные специалисты-консультанты. В качестве таких специалистов в разное время в боевых действиях во Вьетнаме находились сотрудники Института А.А. Абраменко, В.К. Скобелин, О.В. Сапоровский. ■ Разработка предложений по устранению недостатков техники, выявленных в ходе боевых действий, выполнялась, как правило, в тесном сотрудничестве с работниками КБ—1 и КБ МРТЗ. Так, в ЗРК С—75 уже на этапе конструирования был заложен метод наведения ЗУР на постановщики активных шумовых помех, не требующий информации о дальности до цели, — метод «трех точек». Для этого было необходимо сопровождать постановщик помех только по угловым координатам. Однако при применении американцами строя QRC выявился недостаток СНР—75, заключавшийся в трудностях идентификации шумовых помеховых полос от одного и того же постановщика помех из группы на индикаторах азимута и угла места. Сотрудниками Института был предложен простой корреляционный способ идентификации шумовых полос, после реализации которого специалистами КБ—1 эффективность стрельбы по постановщикам шумовых помех, летящим строем QRC, была восстановлена. В составе авторов предложения, получивших авторское свидетельство на соответствующее изобретение, были сотрудники 4—го ГУ МО, КБ—1, а также сотрудники Института Е.Ф. Васильев, К.А. Тихомиров. □ □ ЗРК С—75М4. СНР—75В4. Кабина АВ (аппаратная). Снимок сделан в Учебном центре Военной академии воздушно—космической обороны (г. Тверь). Фото: Михаил Ходаренок □ ■ Во второй половине 1960—х гг. внезапно при стрельбах возник эффект незахвата ЗУР после их пуска. Как было установлено советскими специалистами—советниками непосредственно в ходе боевых действий, причиной незахватов явилось применение американцами шумовых помех по ракетному каналу СНР—75, который ввиду работы по высокопотенциальному ответчику ЗУР считался абсолютно защищенным от помех. Исследования, проведенные на ИМС Института, показали, что одной из возможных причин незахватов ЗУР может быть ограниченность динамического диапазона приемного ракетного канала СНР. К такому же выводу пришли и специалисты КБ—1. Устранение данного недостатка ликвидировало явление незахватов ЗУР. Сотрудниками Института, принимавшими участие в данных исследованиях, являлись Е.Ф. Васильев, В.К. Скобелин, К.А. Тихомиров, С.В. Ашметков, Б.А. Борецкий, Л.А. Керного, Н.И. Кочеров. ■ В середине 1960—х гг. во Вьетнаме участились пуски противорадиолокационных ракет «Шрайк» по СНР—75, надолго выводившие ЗРК из строя. Специалисты управления ЗРВ Института активно подключились к решению задачи защиты РЭС ЗРК от самонаводящегося на излучение оружия с выработкой рекомендаций, используемых непосредственно в боевых действиях ЗРВ во Вьетнаме и Египте. Среди рекомендаций были подсвет лучом СНР местных предметов, временное выключение СНР при обнаружении пуска ПРР с сопровождаемой цели, скачок частоты при наведении ЗУР на конечном участке траектории. Однако это были полумеры, которые не могли существенно изменить ситуацию. Для разработки кардинальных предложений по борьбе с ПРР в управлении ЗРВ Института была организована специальная тематическая группа в составе Ф.Ф. Чаусова (руководитель), А.В. Архангельского и Б.С. Ивановского. К работе группы были привлечены ученые Института автоматики и телемеханики АН СССР (ныне — Институт проблем управления) во главе с крупным ученым, доктором технических наук A.M. Петровским. ■ В 1965 г. по результатам работы этой группы заказчику зенитного ракетного вооружения — 4—му ГУ МО было выдано общее предложение НИИ-2 МО, КБ-1 и КБ МРТЗ о необходимости разработки специальных вынесенных передатчиков для отвлечения ПРР от станций управления огнем зенитных ракетных комплексов. На основе этих предложений приняли решение о разработке средств радиозащиты (СРЗ) от ПРР для СНР ЗРК С—75, С—125 и РПЦ С—200. □ □ ЗРК С—75М4. СНР—75В4. Кабина АВ (аппаратная). Снимок сделан в Учебном центре Военной академии воздушно—космической обороны (г. Тверь). Фото: Михаил Ходаренок □ ■ В дальнейшем средства радиозащиты для всех трех ЗРК были разработаны, их испытания успешно завершены и все три системы — «Дублер—75», «Дублер—125», «РОС РПЦ» — в период с 1975 по 1978 г. приняты на вооружение. Новизна принципов построения СРЗ этих систем позволила защитить их совместными авторскими свидетельствами, выданными сотрудникам организаций—участниц: КБ—1, КБ МРТЗ и 2 ЦНИИ МО. ■ Несмотря на подтвержденную испытаниями высокую эффективность разработанных средств, изготовлена была только система «Дублер—75» в количестве 50 единиц. Ввиду отсутствия на период 1970—х гг. дополнительных производственных мощностей по предложению МРП было принято решение о нецелесообразности организации серийного производства рассматриваемых средств отвлечения в мирное время. ■ С переходом Войск ПВО от вооружения зенитной артиллерии к зенитному ракетному вооружению у разработчиков ЗРК и некоторых военных специалистов сложилось мнение, что в отличие от стрельбы ЗА маневры самолетов при стрельбе ЗРК не могут быть эффективными, так как какой бы маршрут цель не выбрала в пределах зоны поражения, везде ее настигнут зенитные управляемые ракеты. Поэтому при подготовке исходных данных для стрельбы основной гипотезой о движении целей в пределах зоны пуска и поражения была принята гипотеза о прямолинейном движении целей с максимально возможной скоростью. Но практика боевого применения ЗРК в локальных войнах во Вьетнаме и на Ближнем Востоке показала обратное. ■ Первый сигнал о том, что тактическая авиация противника широко использует маневр, поступил от ЗРВ ВНА в середине 1960—х гг. При подходе к дальней границе зоны поражения цели совершали маневр в вертикальной плоскости (пикирование) и уходили под зону поражения (с высоты 3—5 км на высоту 300—500 м, так как нижняя граница зоны поражения в первых образцах вооружения была равна ~2 км), а в районе ближней границы (Дбл ~10—12 км) совершали кабрирование, выходили на ударную позицию, выполняли боевое задание и уходили обратно. □ □ ЗРК С—75М4. СНР—75В4. Кабина ПВ (антенный пост). В центре — токосъемник. Снимок сделан в Учебном центре Военной академии воздушно—космической обороны. Фото: Михаил Ходаренок □ ■ В этот период в Институте сотрудниками А.А. Шарковым, Б.В. Есениным, и В.А Урусовым был разработан методический аппарат, позволяющий определять гарантированные зоны пуска и поражения при стрельбе по маневрирующим целям. ■ Результаты анализа стрельб ЗРК Вьетнамской народной армии, Сирийской Арабской Республики, Арабской Республики Египет и оценки зон пуска и поражения при стрельбе по маневрирующим целям были доложены на совещании представителей КБ—1, ОКБ—2, КБ МРТЗ, 4 ГУ МО и НИИ—2. От Института в совещании принимали участие А.С. Попович, С.В. Ашметков, Б.В. Есенин. В связи с резким сокращением гарантированных зон поражения по сравнению с исходными зонами, построенными для неманеврирующих целей, восприятие представителями промышленности результатов оценки зон пуска и поражения при стрельбе по маневрирующим целям происходило трудно. Но практика успешного применения рекомендаций Института при подготовке исходных данных для стрельбы ЗРК в локальных войнах подтвердила необходимость реализации предложений по совершенствованию способа подготовки исходных данных для стрельбы. Во всех образцах вооружения последующих поколений были введены гарантированные зоны поражения и способы стрельбы по маневрирующим целям, что позволило предотвратить непроизводительный расход ЗУР. ■ Анализ тактики действий противника при преодолении зоны обороны ЗРВ во Вьетнаме и Египте показал, что противник широко использует не только маневр, но и малые высоты в условиях сложного рельефа местности. При такой тактике действий противника цели обнаруживались только в глубине зоны поражения. Возникла необходимость обеспечить стрельбу по внезапно появляющимся целям. Сотрудниками Института А.А. Абраменко, Б.В. Есениным и И.Д. Толкуновым был разработан и практически отработан на ИМС ЗРК С—75 способ стрельбы по внезапно появляющимся целям. Рекомендации по его реализации были переданы через ГШ Войск ПВО непосредственно в ЗРВ Вьетнамской народной армии и армии Египта через наших представителей (советников). □ □ ЗРК С—75М4. СНР—75В4. Кабина ПВ (антенный пост). Блоки управления приводами и АПЧМ. Снимок сделан в Учебном центре Военной академии воздушно—космической обороны (г. Тверь). Фото: Михаил Ходаренок □ ■ Интенсивное применение активных помех по целевым каналам локации СНР—75 существенно снижали боевые возможности ЗРК в условиях его боевого применения в боевых действиях во Вьетнаме. С учетом этого сотрудниками Института в период 1966—1968 гг. были разработаны и обоснованы предложения о целесообразности введения в ЗРК С—75 оптического и телеоптического способов визирования целей. Авторы данных предложений — сотрудники Института В.И. Стамм, И.Т. Зюзьков и Ю.Н. Лыськов принимали непосредственное участие в испытаниях ЗРК С—75М с новыми способами визирования целей на полигоне. В 1971 г. аналогичный способ визирования целей — ТОВ «Карат» был внедрен и в ЗРК С—125. ■ В 1971 г. завершены разработка, государственные испытания и принят на вооружение модернизированный ЗРК С—75М2 «Волхов—М2» с расширенной по высоте и дальности зоной поражения, специальной ЗУР, повышенной помехо—устойчивостью и возможностью стрельбы по целям «вдогон». ■ Головной разработчик системы — ЦКБ «Алмаз» (прежнее КБ—1), генеральный конструктор — Б.В. Бункин. Активное участие в создании ЗРК на всех стадиях его разработки и испытаний приняли сотрудники Института: Н.Н. Федотенков, Е.С. Фридман, Г.А. Аганин, И.В. Артемьев, С.М. Брейтман, Е.Ф. Васильев, А.П. Гитник, И.Т. Зюзьков, Н.И. Левинский, Л.И. Литвин, В.П. Малкин, А.С. Попович, Р.И. Прокофьева, Е.С. Цуканов. ■ Исследования опыта боевого применения ЗРК С—75 во Вьетнаме показали, что одной из основных возможных причин снижения эффективности стрельбы является существенное возрастание ошибок определения координат цели и ЗУР системами слежения за целью и контура управления ракетами. Решение проблемы снижения ошибок координатных систем было найдено в построении дополнительных каналов передачи информации, которые позволили бы уточнить координаты цели и ракеты. ■ Проведенные в Институте синтез и теоретическое обоснование целесообразности применения итерационных систем в целевом (автор – Н.М. Шевченко) и ракетном (автор — В. П. Бабкин) каналах показали возможность значительного снижения систематических составляющих ошибок определения координат. Теоретические исследования были полностью подтверждены полигонными испытаниями в в/ч 03080 в 1972 г. итерационной (нониусной) системы ручного сопровождения, реализованной в ЗРК С—75 (Н. М. Шевченко), и стрельбами боевых расчетов ЗРВ на Читинском полигоне ЗРВ в 1973 г. (В.Н. Маляренко, Н.К. Шарапов). За создание и успешное апробирование итерационной системы слежения в войсках сотрудники Института С.В. Ашметков, В.Н. Маляренко, Н.К. Шарапов и Н.М. Шевченко были поощрены командующим ЗРВ. □ □ ЗРК С—75М4. СНР—75В4. Кабина ПВ (антенный пост). Шкафы П—20АВ и П—20БВ. Снимок сделан в Учебном центре Военной академии воздушно—космической обороны. Фото: Михаил Ходаренок □ ■ Дальнейшее развитие систем слежения за целью получило свое продолжение при синтезе в Институте эргатических систем на базе теории инвариантности (авторы — В.Н. Маляренко, Н.М. Шевченко). Суть предложения заключалась в создании дополнительного канала компенсации возмущающих воздействий человека—оператора на выходе системы слежения, что значительно уменьшило не только систематические (как при создании итерационных систем), но и флюктуационные составляющие ошибок слежения. Данные предложения реализованы в 1973 г., когда был выпущен аванпроект (В.Н. Маляренко, Н.М. Шевченко), и в 1974 г. ТТЗ на ОКР по созданию системы слежения, обладающей положительными качествами как эргатических (устойчивость), так и автоматических (точность) систем управления, адаптивных в широком диапазоне условий их применения. ■ В 1974—1975 гг. проведены стендовые испытания инвариантной системы на имитационно-моделирующем комплексе (ИМК) Института (исполнители — А.Б. Брин, Г.И. Васильева, В.Н. Маляренко, В.В. Семенов, В.А. Филиппов), а в 1975—1977 гг. предварительные (заводские) испытания (участник работ — В. Н. Маляренко) на полигоне в/ч 03080. ■ Практическая реализация дополнительного канала и цепей компенсации была осуществлена путем ввода в аппаратную кабину СНР ЗРК С—75М3 трех блоков по проекту перечня № 56. Доработанная таким образом СНР—75М3 прошла государственные (совместные) испытания в 1978 г. Проект перечня № 56 являлся частью четвертого этапа модернизации системы наряду с аппаратурой «Карат», новой антенной «узкого луча» (УЛ) и другими предполагаемыми доработками системы. ■ В испытаниях модернизированной ЗРС и в разработке для войск правил стрельбы ЗРК С—75М3 и пособия по изучению правил стрельбы ЗРК С—75М3 приняли участие Е.С. Фридман (руководитель), Г.С. Аганин, С.В. Ашметков, Е.Ф. Васильев, В.М. Попов, А.С. Попович, В.Н. Маляренко, Н.М. Шевченко. ■ Оценки точности определения координат целей с помощью новой системы слежения в полигонных условиях полностью подтвердили теоретические расчеты и результаты стендовых испытаний: в 1,5—2 раза повысилась вероятность поражения целей в сложных условиях боевого применения (помехи, ложные цели, групповые цели, скоростные малоразмерные и маневрирующие цели), в 1,1—1,5 раза увеличились высота и дальность стрельбы. При сравнительных пусках ракет по низколетящим целям величина промаха ракеты при использовании инвариантной системы реализовалась в 2,5 раза меньше, чем при сопровождении без компенсирующего канала. ■ Одной из наиболее значимых доработок СНР по 4—му этапу модернизации считалось оснащение ее новой антенной «узкого луча», что улучшало характеристики обнаружения системы. Однако чрезмерный вес новой приемопередающей аппаратуры приводил к изгибу антенных балок, что являлось источником появления систематических ошибок определения координат целей. Отрицательный результат, полученный при испытании новой антенны УЛ, явился одной из причин непринятия заказчиком 4—го этапа модернизации комплекса в целом. Вторая и главная причина — это успешно завершающаяся работа над перспективной ЗРС С—300П нового поколения. Дальнейшие доработки СНР—75В3 шли по отдельным перечням: активные фильтры, внедренные по проекту перечня № 56, и аппаратура ТОВ «Карат» внедрялись в образцы вооружения, поставляемые инозаказчику. ■ Таким образом, завершился этап перехода от стационарных зенитных ракетных комплексов к мобильным, первым представителем которых явился ЗРК «Двина» семейства С—75. Эта разработка открыла дорогу к созданию высокоэффективных мобильных группировок ПВО, устойчивых к огневому и помеховому воздействию со стороны вероятного противника, а героические усилия конструкторов, научных сотрудников, испытателей и боевых офицеров того времени по обоснованию, разработке, испытанию и эксплуатации военной техники явились беспрецедентным примером, достойным уважения и подражания на современном этапе. □ Виктор Викторович Астрахов, ведущий научный сотрудник НИЦ (г. Тверь) ЦНИИ ВВКО Минобороны России, кандидат технических наук, старший научный сотрудник □ ■ Опубликовано 10 декабря в выпуске № 6 от 2014 года

Admin: ■ ОружиеЗРК С–75 — первый среди равных — часть IНадежное оружие, проверенное в бою Зенитный ракетный комплекс С–75 стал не только первым перевозимым комплексом, но и первым в мире ЗРК, принявшим участие в реальных боевых действиях. На его боевом счету первые сбитые самолеты противника. Он первым стал экспортироваться за рубеж. ЗРК С–75, как и последующие системы зенитного ракетного оружия, разработанные Александром Расплетиным, оказали большое влияние на международную обстановку в 1970—1980 гг. Кроме сбитого 07 октября 1959 г. системой С–75 в Китае разведывательного самолета RB–57D, 16 ноября 1959 г. под Волгоградом автоматического дрейфующего аэростата, 01 мая 1960 г. под Свердловском самолета U–2, счет боевым действиям система С–75 продолжила на Кубе, когда 27 октября 1962 г. ЗРК С–75 уничтожил еще один самолет ВВС США — стратегический самолет–разведчик «Локхид U–2». Во время вьетнамской войны (1964—1975 гг.) ЗРК С–75 показал себя во всем блеске. Только за один 1972 г. комплексом С–75 был уничтожен 421 американский самолет, в том числе 51 бомбардировщик В–52. Генеральный конструктор академик Александр Андреевич Расплетин очень гордился этой системой зенитного ракетного оружия. Большинство фотографий в номере сделано в учебном центре Военной академии воздушно-космической обороны им. Маршала Советского Союза Г.К. Жукова.Введение Решение о создании перевозимого зенитного ракетного комплекса было принято на завершающей стадии разработки зенитной ракетной системы ПВО Москвы с использованием стационарных комплексов С–25, после ее выхода на этап летных испытаний по реальным целям. При этом необходимость и целесообразность срочного создания такого комплекса не была самоочевидной. Как известно, основными объектами обороны для Войск ПВО страны являются города и промышленные районы. Тем не менее в пользу разработки перевозимого комплекса свидетельствовал ряд стратегических, тактических и технико–экономических соображений. □ □ ЗРК С–75М4. Пусковая установка СМ–90, полуприцеп ПР–11Б, зенитная управляемая ракета 5Я23. Фото: Михаил Ходаренок □ Во–первых, с появлением ядерного оружия исход стратегических операций стал напрямую зависеть от надежной защиты важнейших военных и транспортных объектов от ударов авиации, действующей на всех, в том числе на больших высотах. Наиболее же эффективным средством борьбы с высотными целями уже проявили себя ракеты. В то же время для ожидаемого конфликта прежде всего предполагался маневренный характер боевых действий, свойственный периоду Второй мировой войны. Стационарные зенитные ракетные комплексы прикрытие Сухопутных войск в быстроменяющейся боевой обстановке обеспечить не могли. Более того, при наличии только стационарных комплексов была крайне затруднена даже защита объектов на территории СССР в случае возникновения угрозы с нового стратегического направления в ситуации, аналогичной той, которая возникла при ухудшении советско–китайских отношений. Во–вторых, применение перевозимых зенитных ракетных комплексов позволяло решать ряд новых тактических задач, например осуществлять выход из–под удара противника путем смены позиции, действовать из засад, выдвигать резервные комплексы взамен выведенных из строя. В–третьих, существенно снижались затраты на строительство, даже с учетом необходимости соответствующего обустройства пунктов постоянной дислокации частей, эксплуатирующих перевозимые комплексы. В ряде случаев могла быть использована возможность размещения личного состава зенитных ракетных частей и семей военнослужащих в военных городках, освобождаемых при ликвидации частей активно сокращаемых в то время родов войск — ствольной артиллерии, авиации. В–четвертых, при изготовлении и комплектации техники в заводских условиях заметно возрастала ее надежность, поскольку окончательную отладку аппаратуры и других технических средств можно было осуществлять централизованно на специальной базе, без многократного выезда множества гражданских специалистов непосредственно в части, эксплуатирующие комплексы, как это имело место при вводе в строй ЗРС С–25. По оценкам специалистов, создание передвижного комплекса позволяло организовать оборону объектов с меньшими затратами, чем использование для этих целей стационарных комплексов ЗРС С–25. При принятии решения о создании перевозимого комплекса учитывалось и то, что даже в условиях характерного для тех лет бурного прогресса радиоэлектроники необходимое радикальное сокращение массогабаритных показателей аппаратуры не может быть достигнуто без некоторого снижения боевых возможностей оружия по сравнению с достигнутыми в С–25. Поэтому было принято решение разрабатывать комплекс как одноканальный по цели. В какой–то мере отказ от многоканальности компенсировался способностью отражать воздушное нападение с любого направления, что упрощало организацию тактического взаимодействия нескольких комплексов, реализацию взаимного перекрытия их зон поражения. Кроме того, для повышения вероятности выполнения боевой задачи новый комплекс задавался как трехканальный по ракете, то есть обеспечивающий возможность одновременного наведения на одну цель трех ракет. Постановлением Совета министров СССР от 20 ноября 1953 г. № 2838–1201 «О создании передвижной системы зенитного управляемого ракетного оружия для борьбы с авиацией противника» задавалось создание комплекса, предназначенного для поражения целей, летящих со скоростью до 1500 км/час на высотах от 3 до 20 км. Масса ракеты не должна была превышать две тонны. Головным разработчиком системы было определено КБ–1 Министерства среднего машиностроения, главным конструктором — А.А. Расплетин. Эта организация вела работы по созданию системы в целом, бортовой аппаратуры ракеты, приемника команд управления, ответчика, бортовых антенн, автопилота, рулевых машин, а также станции наведения ракет, размещенной на автомобильном шасси. Для организации работ над новой зенитной ракетной системой в КБ–1 была организована тематическая лаборатория, которую возглавил Б.В. Бункин. Одновременно из КБ–1 был выделен коллектив конструкторов, которому поручалось во вновь организованном ОКБ–2 разработать ракету для нового комплекса. Новое КБ возглавил П.Д. Грушин. В начале 1954 г. тактико–техническое задание на систему было утверждено министром среднего машиностроения, в подчинении которого тогда находилась не только ядерная отрасль, но и организации — разработчики управляемого ракетного оружия. Новая зенитная ракетная система предназначалась для обороны административно–политических и промышленных объектов, войсковых частей и соединений. Она проектировалась без привязки к конкретному объекту обороны с учетом обеспечения мобильности всех ее составляющих: объединенных в полки зенитных ракетных и технических дивизионов, командных пунктов полков, средств радиолокационной разведки, управления и связи. Успешному ходу работ способствовало широкое использование технических решений, отработанных при разработке и создании ЗРС С–25, — как реализованных в ней, так и использованных для формирования научно–технического задела, необходимого для последующих работ.Перечень терминов и их аббревиатурАВС — антенно–волноводная система АДА — автоматический дрейфующий аэростат АПП — автоматический прибор пуска АС — автоматическое сопровождение АСУРК — автоматизированная система управления ракетными комплексами АУС — абонентский узел связи АФУ — антенно–фидерное устройство БТ — боевая трубка БЧ — боевая часть ВДМ — воспламенительно–детонирующий механизм ВИКО — выносной индикатор кругового обзора ДЭС — дизель–электростанция ЖРД — жидкостный реактивный двигатель зрдн — зенитный ракетный дивизион ЗРК — зенитный ракетный комплекс ЗУР — зенитная управляемая ракета ИКО — индикатор кругового обзора КИПС — контрольно–испытательная передвижная станция МИПЧ — механизм изменения передаточного числа МП — маскирующий пост НРЗ — наземный радиолокационный запросчик ПДУ — переднее дозирующее устройство ПИМ — предохранительно–исполнительный механизм ПКЗ — площадка контроля и зачехления ПКУ — передвижная контрольная установка ПРД — пороховой ракетный двигатель ПТП — передвижная трансформаторная подстанция ПУ — пусковая установка РД — радиолокационный дальномер РПК — радиопередатчик команд РС — ручное сопровождение СДЦ — аппаратура селекции движущихся целей СНР — станция наведения ракет СП — стартовая позиция СРЦ — станция разведки и целеуказания ССП — синхронно–следящий привод СУА — система управления антеннами СУС — система управления стартом СЧК — система стабилизации частоты клистрона СЭС — средств электроснабжения тдн — технический дивизион ТЗМ — транспортно–заряжающая машина ТП — техническая позиция ТСТ — технологическая стыковочная тележка УВК — устройство выработки команд УОК — устройство определения координат УСУ — универсальное селектирующее устройство ЦУ — целеуказание Словарь терминов с определениями и комментариямиЗенитный ракетный комплекс (ЗРК) — совокупность функционально и технически связанных боевых и технических средств, обеспечивающих выполнение задач по обстрелу и уничтожению воздушных целей зенитными управляемыми ракетами (ЗУР). Боевые средства ЗРК — конструктивно и функционально законченные изделия, осуществляющие операции по обстрелу и уничтожению воздушных целей ЗУР. Для ЗРК типа С–75 к боевым средствам относятся: • станция наведения ракет (СНР), осуществляющая обнаружение и сопровождение целей, а также обнаружение и сопровождение ЗУР в полете. Кроме того, с СНР осуществляется связь с внешними абонентами, управление другими средствами ЗРК, а также управление ЗУР в полете; • пусковые установки (ПУ), осуществляющие подготовку к старту и старт ЗУР по командам от СНР. Технические средства ЗРК — конструктивно и функционально законченные изделия, осуществляющие подготовку, проверку, заправку и транспортировку ЗУР, заряжание пусковых установок, а также электроснабжение, перевозку, топопривязку, техническое обслуживание и ремонт боевых средств. Базовый комплект ЗРК — обычное количество боевых и технических средств, входящих в состав ЗРК. Для более эффективного выполнения задач ЗРК к его базовому комплекту придаются дополнительные средства. Дополнительные средства ЗРК — конструктивно и функционально законченные изделия, придаваемые ЗРК сверх базового комплекта в вариантах его комплектации. Обычно дополнительные средства представляют собой специфические изделия, повышающие эффективность работы боевых и технических средств ЗРК. Боевой комплект ЗУР — нормированное количество ЗУР, установленное для базовой комплектации ЗРК. Дополнительный комплект ЗУР — ненормированное количество ЗУР, входящее в состав системы сверх базовой комплектации ЗРК. Целевой канал — совокупность радиотехнических устройств, предназначенных для обнаружения, сопровождения и определения текущих координат целей. Ракетный канал — совокупность радиотехнических устройств, предназначенных для пуска, захвата и наведения одной ракеты на цель. Зона поражения (ЗП) ЗРК — часть воздушного пространства, в любой точке которого при определенных условиях стрельбы обеспечивается поражение одной ЗУР одиночной цели определенного типа с вероятностью, не менее заданной. Различают обычные ЗП, реализуемые ЗП и гарантированные ЗП. Кроме того, есть ЗП навстречу цели и ЗП вдогон. Основной характеристикой ЗП является местоположение ее ближней и дальней границ относительно точки стояния ЗРК, а также верхней и нижней границ относительно поверхности земли. Система управления ракетами — совокупность устройств, определяющих положение ракеты и цели и обеспечивающих выработку команд управления и наведения ракеты на цель в течение всего времени полета до встречи с целью. Огневое подразделение — основной элемент противоракетной обороны, решающий задачи огневого поражения воздушных (баллистических) целей. Как правило, огневым подразделением является зенитный ракетный дивизион.Общие сведения о зенитном ракетном комплексе С–75(здесь и далее сохранены орфография, пунктуация, времена и падежи технических описаний, инструкций по эксплуатации, правил стрельбы 1970—1980–х гг.) □ Основные характеристики и принцип действия зенитного ракетного комплекса С–75М. Зенитный ракетный комплекс С–75М является подвижным комплексом средней дальности действия. Он предназначен для уничтожения самолетов, крылатых ракет, автоматических дрейфующих аэростатов и других воздушных целей зенитными управляемыми ракетами. При необходимости комплекс может использоваться для стрельбы по наземным и надводным целям. Комплекс состоит на вооружении зенитного ракетного дивизиона (зрдн). Комплекс может вести огонь по одной цели (одиночной или групповой), обеспечивая одновременное наведение на нее до трех ракет. Поэтому в зависимости от условий цель может быть обстреляна или одной ракетой или очередью из двух–трех ракет. Минимальные интервалы между пусками ракет в очереди — 6 сек. Комплекс может поражать воздушные цели как на встречных курсах, так и вдогон, на активном и пассивном (после прекращения работы двигателя ракеты) участках полета ракеты. Параметры воздушных целей, поражаемых комплексом, приведены в таблице. □ Параметры целей, поражаемых ЗРК С–75М (в скобках указаны значения параметров при стрельбе вдогон) □ □ Эти данные показывают, что по своим возможностям комплекс С–75М обеспечивает уничтожение всех без исключения типов самолетов, находящихся на вооружении ВВС вероятных противников или планируемых ими к принятию на вооружение в ближайшие несколько лет. Следует также иметь в виду, что возможности комплекса непрерывно совершенствуются путем доработок или модернизации отдельных его элементов. Стрельба по наземным и надводным целям возможна на дальностях от 10 до 25 км. Вероятность поражения цели зависит от характера цели, параметров ее движения, условий работы комплекса (в частности от наличия и эффективности создаваемых противником радиопомех), типа боевой части ракет, а также расхода ракет на обстрел цели. По опыту боевого использования комплекса вероятность поражения цели очередью из трех ракет даже в сложных условиях стрельбы (помехи, маневрирующая цель) достаточно высокая. При необходимости и если позволяют условия, может быть произведен повторный обстрел цели. Для ведения боя комплекс располагается на стартовой позиции, оборудованной в инженерном отношении с целью защиты личного состава и боевой техники от оружия массового поражения, обеспечения скрытности расположения и удобства боевой работы подразделений и командного пункта. Общая площадь стартовой позиции — 16 га. □ □ Радиолокационная станция наведения ракет РСН–75В4. Антенный пост — кабина ПВ. Фото: Леонид Якутин □ Подвижность комплекса позволяет в зависимости от обстановки осуществлять маневр частей и подразделений для изменения группировки ЗРВ. Время развертывания комплекса из походного положения в боевое 1—2 часа. Готовность к открытию огня в зависимости от способа питания комплекса электроэнергией (возможности подключения комплекса к промышленной электросети) при ускоренном включении комплекса — 4—5 минут, а с проведением контроля функционирования — не более 5—11 минут. Время свертывания комплекса из боевого положения в походное — примерно 1 час. В комплексе используется командная система радиотелеуправления с радиолокационными каналами визирования цели и ракеты. Система управления имеет один целевой и три ракетных канала. В контур управления ракетой входят наземная станция наведения ракет, бортовая аппаратура ракеты и органы управления ее в полете. В комплексе применяются два метода наведения ракеты на цель: • метод половинного спрямления траектории (основной); • метод трехточки (вспомогательный). Метод трехточки используется в двух случаях: • при стрельбе по целям, летящим с малыми скоростями (Vц<100 м/с); • при стрельбе по целям — постановщикам активных помех. Кроме того, при стрельбе по маловысотным и наземным (надводным) целям в комплексе используется разновидность метода упреждения — метод К). В состав подвижного ЗРК типа С–75М входят станция наведения ракет (СНР), радиолокационный дальномер (РД), зенитные управляемые ракеты (ЗУР), пусковые установки (ПУ), транспортно-заряжающие машины (ТЗМ), средства электроснабжения, средства связи и маскирующий пост (МП) типа «Дублер». Боекомплект комплекса состоит из 12 ракет: 6 ракет располагаются на ПУ в готовности к старту (в каждый канал управления ракетами входит по две ПУ) и 6 ракет — на ТЗМ, с помощью которых производится перезаряжание ПУ ракетами (седьмая ТЗМ — резервная). Как правило, комплексу придается радиолокационная станция разведки и целеуказания (СРЦ) с наземным радиолокационным запросчиком (НРЗ). СРЦ может использоваться в сочетании с радиолокационным высотомером (РВ). □ □ Транспортно–заряжающая машина (ТЗМ) с полуприцепом ПР–11Б и зенитной управляемой ракетой типа 5Я23. Фото: Анатолий Шмыров □ Для централизованного управления боевой работой нескольких (до двенадцати) ЗРК комплекс может сопрягаться с автоматизированной системой управления огнем ракетных комплексов (АСУРК). АСУРК обеспечивает автоматическое целеуказание (передачу данных о координатах цели) и наведение СНР на выбранную цель с командного пункта части или соединения ЗРВ. Боевая работа комплекса начинается с обнаружения цели и наведения СНР на выбранную для поражения цель. СНР наводится на цель по данным СРЦ, которая осуществляет заблаговременный поиск и обнаружение цели или же автоматически с помощью АСУРК. Для повышения помехозащищенности комплекса станция СНР–75В сопрягается с радиодальномером РД–75. Радиодальномер представляет собой импульсную РЛС, предназначенную для измерения одной координаты — дальности цели. Он используется в тех случаях, когда измерение дальности цели с помощью СНР из–за воздействия на нее активных помех становится невозможным (несмотря на наличие у СНР собственных средств помехозащиты). Все устройства радиодальномера скомпонованы в кабине РД. Управление боевой работой РД и наведение его на цель по угловым координатам производится дистанционно с СНР (из кабины УВ). Вращение антенны РД по азимуту и углу места задается с СНР и происходит синфазно с вращением ее антенной системы, а наведение на цель, ее захват и сопровождение по дальности производятся РД совместно с аппаратурой сопровождения цели по дальности, входящей в состав СНР. При этом автоматически учитывается и компенсируется ошибка параллакса по дальности, обусловленная расстоянием между антеннами СНР и РД. Высокая надежность и точность измерения дальности радиодальномером достигаются использованием метода синхронного накопления сигналов за несколько периодов повторения импульсов с целью повышения отношения сигнал/шум, преобразованием и запоминанием информации об измеренной дальности с помощью ЭЦВМ и другими современными методами обработки радиолокационных сигналов и обеспечения помехозащищенности РЛС.

Admin: Станция наведения ракет РСН–75В (В2, В3) □ В комплексе С–75 используется станция наведения ракет СНР–75. Станция включает в себя совмещенную РЛС визирования цели и ракет, вычислительное устройство для выработки команд и наземную часть аппаратуры радиолинии телеуправления. Станция имеет один целевой и три ракетных канала и предназначена для решения следующих основных задач: • поиска и обнаружения цели; • сопровождения выбранной для уничтожения цели; • определения момента пуска ракет; • пуска, захвата и сопровождения ракет; • выработки и передачи на борт ракет команд управления К1, К2 и разовых команд К4, КЗ; • контроля процесса и результата наведения ракет на цель. Станция обеспечивает возможность как ручного сопровождения (PC), так и автоматического сопровождения (АС) цели. Захват и сопровождение ракет, выработка и передача на борт ракет команд управления и разовых команд производятся автоматически. □ □ Полигон Ашулук. Заряжание пусковой установки СМ–90 зенитной управляемой ракетой 5Я23. Фото: Анатолий Шмыров □ Визирование цели и ракет осуществляется импульсным методом (визирование цели — по отраженным, а визирование ракет — по ответным сигналам). Для передачи команд на борт ракет используется многоканальная импульсная радиолиния телеуправления. Дальность обнаружения и устойчивого сопровождения цели зависит от типа цели, высоты ее полета и режима работы СНР. Максимальная дальность обнаружения цели на средних высотах (10—12 км) составляет: • для бомбардировщиков — 110—150 км; • для истребителей — 75—120 км. Устойчивое сопровождение цели на этих высотах обеспечивается: • для бомбардировщиков — с 90—120 км; • для истребителей — с 60—70 км. Сопровождение и наведение ракет на цель обеспечивается станцией на дальности до 60 км. Разрешающая способность станции по дальности ~ 150 м, по угловым координатам ~1°. Срединные ошибки измерения разности одноименных координат цели и ракеты в режиме АС составляют по дальности 4 м, по угловым координатам — около 1 мин. □ □ Станция разведки и целеуказания П–18 с наземным радиолокационным запросчиком. Фото: Леонид Якутин □ Основная аппаратура станции размещена в трех подвижных кабинах (автоприцепах): кабине УВ (управления), кабине ПВ (передающих устройств), кабине АВ (аппаратной). На кабине ПВ смонтирована вся антенная система станции (антенны визирования цели и ракет и антенна радиопередатчика команд). В состав СНР входит также кабина РВ (распределения питания) и кабина ПРМ, в которой расположены ремонтная мастерская и запасные элементы (ЗИП № 1). Кроме того, СНР придается кабина З, в которой размещена аппаратура опознавания своих самолетов (наземный радиолокационный запросчик НРЗ–12). При работе комплекса с системой АСУРК ему придаются еще две кабины: кабина АУС (абонентский узел связи) и кабина 5Х56, в которой размещается аппаратура сопряжения СНР с АСУРК. Кабины на позиции соединяются с помощью кабелей. Связь личного состава кабин осуществляется по автономной громкоговорящей телефонной сети. □ Зенитная управляемая ракета □ В зенитном ракетном комплексе С–75М используется двухступенчатая зенитная управляемая ракета типа В–755 (20Д и ее модификации — 20ДА, 20ДП, 20ДС, 20ДСУ), а также применяются ракеты В–750ВН (13Д и ее модификации) и В–759 (5Я23). Основу первой ступени ракеты составляет стартовый пороховой реактивный двигатель (ПРД), предназначенный для создания больших ускорений, обеспечивающих надежный сход ракеты с пусковой установки и разгон ее на начальном участке полета до скорости 500—600 м/с. □ ■ Графика Юлии Гореловой □ В корпусе второй ступени (маршевой части) ракеты расположены маршевый жидкостной реактивный двигатель (ЖРД), баки с топливом, боевая часть ракеты, бортовая аппаратура, воздушная система и система электропитания. Маршевый двигатель работает на самовоспламеняющемся топливе, состоящем из окислителя и горючего. Он создает реактивную тягу, необходимую для сообщения ракете требуемой скорости на всем участке управляемого полета. Боевая часть осколочно–направленного действия при подрыве ее на расстоянии от цели, не превышающем 100 м, обеспечивает надежное поражение цели. Бортовая аппаратура ракеты включает в себя радиолокационный взрыватель с предохранительно-исполнительным механизмом и комплектом антенн (одна передающая антенна и четыре приемных), автопилот, устройство радиоуправления и радиовизирования. Радиолокационный взрыватель служит для неконтактного подрыва боевой части ракеты в тот момент, когда создаются условия максимального поражения цели. Предохранительно-исполнительный механизм (ПИМ) обеспечивает безопасность личного состава при обращении с ракетой, снаряженной боевой частью, и подрыв боевой части по электрическому сигналу радиовзрывателя. Если цель не попадает в зону действия радиовзрывателя, ПИМ подрывает боевую часть ракеты в установленный момент времени с целью самоликвидации. Радиовзрыватель включается разовой командой КЗ. По этой команде замыкаются цепи анодного питания передатчика и исполнительной схемы. Старт ракеты производится с пусковой установки СМ–90 в наклонном положении, работающей синхронно со станцией РСН–75В. Ракета при своем движении к цели в течение первых 5—6 секунд летит без управления с земли. Траектория ее движения на неуправляемом участке полета определяется аэродинамической схемой ракеты и углом старта, который задается радиолокационной станцией наведения. Через 2 секунды после выхода на режим стартового ускорителя, когда давление потока воздуха в системе приема скоростного напора достигнет 0,7 ати, запускается маршевый жидкостный реактивный двигатель (ЖРД) второй ступени ракеты. Задержка запуска маршевого двигателя относительно запуска ускорителя предусмотрена с целью рационального использования топлива ракеты. После запуска маршевого двигателя его выхлопные газы пережигают находящиеся в струе газов магниевые ленты, которые освобождают замки крепления первой ступени ракеты со второй. Через 3—4 сек после старта пороховой заряд ускорителя сгорает, тяга его падает и под действием тяги ЖРД вторая ступень ракеты отделяется от первой. Спустя 2,5 сек с момента отделения от первой ступени вторая ступень ракеты начинает управляться с наземной радиолокационной станции наведения, совершая при этом полет по кинематической траектории, обусловленной методом наведения и параметрами движения цели и ракеты. Управление второй ступенью ракеты осуществляется при помощи команд, вырабатываемых станцией наведения ракет и посылаемых на борт ракеты. Принятые бортовой аппаратурой команды преобразуются и передаются на исполнительные органы управления (рули, элероны) ракеты. В тот момент, когда ракета оказывается в области наиболее эффективного поражения цели, радиолокационный взрыватель, расположенный на борту ракеты, подрывает боевую часть, осколками которой поражается цель. Если же подрыва не произойдет (ракета пролетит мимо цели на расстоянии, превышающем предельную дальность действия радиовзрывателя), то боевая часть подрывается механизмом самоликвидации ракеты. □ Стартовое оборудование □ Стартовое оборудование комплекса включает в себя систему управления стартом (СУС) и пусковые установки (ПУ). Система управления стартом. Система управления стартом (СУС) предназначена для автоматического дистанционного (из кабины УВ) управления предстартовой подготовкой ракет на ПУ и пуском ракет. Дистанционное управление пусковыми установками осуществляется силовым синхронно-следящим приводом (ССП), управляющая часть которого расположена в кабине УВ, а исполнительная — на ПУ. ССП обеспечивает возможность изменять направление старта ракеты одновременно с изменением направления сектора сканирования радиолуча СНР, причем ПУ вращается с некоторым упреждением, обеспечивающим надежное встреливание ракеты в сектор сканирования. Пусковая установка. Пусковая установка (ПУ) предназначена для наведения на цель и пуска ракеты. Она входит в комплекс оборудования зенитно–ракетного дивизиона системы –75М. На ПУ смонтированы устройства и механизмы, необходимые для установки, предстартовой автоматической проверки, наведения и пуска ракеты. ПУ имеет следящий привод с дистанционным управлением. Ходовые устройства ПУ дают возможность буксировать ее по шоссейным и грунтовым дорогам, а также по бездорожью. □ □ Подвижный радиолокационный высотомер типа ПРВ–13. Фото: Леонид Якутин □ В пусковую установку входят следующие основные части: качающаяся часть, верхний станок, механизм вертикального и горизонтального наведения, уравновешивающий механизм, основание установки, ходовые части, электрооборудование и приборы, газоотражатель. Передняя часть стрелы опускается при сходе ракеты с направляющих полозков. Опускание передней части стрелы, а также восстановление ее первоначального положения производятся при помощи специальных механизмов. Электрооборудование на пусковой установке обеспечивает автоматические циклы подготовки и пуска ракеты. Верхний станок, служащий опорой качающейся части, тоже является местом размещения электрического оборудования, механизма наведения, а также приборов и аппаратуры, входящих в систему синхронно–следящего привода. ПУ наводится электрическими приводами механизмов вертикального и горизонтального наведения с использованием в схеме дистанционного управления электромашинных усилителей. Качающаяся часть уравновешивается пружинным уравновешивающим механизмом тянущего типа. ПУ может находиться в боевом или походном положении. Из походного положения в боевое ПУ переводится непосредственно на огневой позиции, для чего с помощью домкратов она устанавливается основанием на грунт. При этом ходовые части снимаются и убираются на хранение. Для заряжания установки ракета с ТЗМ перекладывается на стрелу пусковой установки. Для обеспечения согласованного положения ТЗМ и качающейся части ПУ ТЗМ устанавливается относительно ПУ в строго определенном положении с помощью подъездных мостиков, на которые въезжает ТЗМ при заряжании ПУ. Для защиты грунта вблизи пусковой установки от разрушения газовой струей ПРД, а также для защиты личного состава и материальной части от поражения пусковая установка снабжена газоотражателем. Газоотражатель представляет собой клинообразную металлическую конструкцию, нижняя часть которой опирается на амортизаторы, установленные на грунте, а верхняя часть подвешивается к ПУ. Для транспортировки ракет, хранения их на стартовой позиции и заряжания пусковых установок в состав наземного оборудования комплекса входят транспортно–заряжающие машины, состоящие из автополуприцепа ПР–11Б и автотягача. ТЗМ используются также для разряжания пусковых установок. Система электропитания комплекса и средства тяги. Электропитание комплекса осуществляется от собственных дизель–электростанций (ДЭС) или от промышленной электрической сети. По боевой тревоге комплекс включается от сети (при наличии последней), так как на запуск и включение под нагрузку ДЭС требуется не менее 5 минут. Затем питание комплекса переводится на ДЭС (из–за уязвимости промышленной электросети). □ Станция разведки и целеуказания □ Станция разведки и целеуказания (СРЦ) предназначена для наблюдения за воздушной обстановкой, обнаружения воздушных целей, определения их координат и целеуказания станции наведения ракет. В сочетании с наземным радиолокационным запросчиком СРЦ служит также для опознавания своих самолетов. В качестве СРЦ в ЗРК С–75М применяется мобильная двухкоординатная радиолокационная станция метрового диапазона волн РЛС П–18 (1РЛ131, «Терек»). Прототип РЛС П–18 – РЛС П–12НП, которая является модернизированным вариантом РЛС дальнего обнаружения самолетов П–12 («Енисей»). Последняя была разработана в 1954—1956 гг. При мощности в импульсе 180 кВт РЛС П–12 обеспечивала обнаружение самолетов на дальности около 200 км, летящих в диапазоне высот до 25 км. П–18 была создана на основе РЛС П–12МП путем перевода ее аппаратуры на новую элементную базу. Одновременно было проведено сопряжение РЛС с созданной к тому времени новой радиолокационной системой опознавания государственной принадлежности самолетов «Кремний–2М». После успешных испытаний новая РЛС П–18 в 1971 г. была принята на вооружение. В отличие от прототипа (РЛС П–12) РЛС П–18 обеспечивает выдачу более точного целеуказания наземным средствам поражения воздушных целей, а также наведение истребительной авиации на самолеты противника. Кроме того, эта станция имеет улучшенную помехозащищенность от радиоэлектронных помех. В 1979 г. в комплект РЛС П–18 был введен новый запросчик, размещенный на самоходной отдельной автомобильной базе. Высокие технические характеристики, удобство эксплуатации, надежность, высокая мобильность обусловили большую известность РЛС П–18 и спрос на нее в войсках и за рубежом. СРЦ имеет индикатор кругового обзора (ИКО), который служит для наблюдения за воздушной обстановкой и определения двух координат цели: наклонной дальности и азимута. Типовое изображение на экране ИКО показано на рисунке. ИКО имеет растровую радиально–круговую развертку электронного луча, которая получается в результате совместного действия быстрой линейной развертки дальности по радиусу (от центра к периферии экрана) и медленной круговой развертки по азимуту. Развертка дальности запускается синхронно с импульсами передатчика. Поэтому центр экрана соответствует точке положения станции. Направление этой развертки соответствует азимуту антенны и изменяется синхронно с вращением антенны по азимуту. Отметки целей получаются путем яркостной индикации и представляют собой яркие дужки, длина которых соответствует углу раствора диаграммы направленности в горизонтальной плоскости. Считывание координат целей облегчается наличием электронных меток дальности (через каждые 10 км) и азимута (через 10° и 30°). ИКО имеет три масштаба дальности: 360 км, 180 км и 90 км. Для увеличения разрешающей способности ИКО по дальности центр радиально–круговой развертки можно смещать на край экрана в нужную сторону. Кроме основного в комплект СРЦ входит также выносной индикатор кругового обзора (ВИКО), который устанавливается в кабине УВ СНР. Это дает возможность наблюдать воздушную обстановку и выбирать цели для уничтожения их комплексом по данным СРЦ непосредственно в кабине УВ СНР. СРЦ П–18 сопрягается с радиовысотомером типа ПРВ–13. В П–18 увеличено в каждом этаже число антенн типа «волновой канал», изменено расстояние между этажами, увеличена мощность передатчика. Этим достигнуто увеличение высоты и дальности обнаружения цели и повышена точность определения азимута цели. Угол места и высота цели определяются радиовысотомером с гораздо большей точностью, чем по индикатору высоты в РЛС П–12М. Вся аппаратура РЛС размещена на самоходной базе двух автомобилей (типа «Урал–375Д»), на одном из которых размещается радиоэлектронная аппаратура с рабочими местами операторов, на втором — антенно–мачтовое устройство (АМУ). Для автономного электропитания используются два агрегата АД–10, размещенные в прицепах. Основные характеристики РЛС П–18: • дальность обнаружения цели типа МиГ–21 (в помехах): на высоте 500 м — до 60 (40) км, на высоте 10 000 м — до 180 (90) км, на высоте 20 000 м — до 260 (170) км; • точность определения координат: по дальности — 1400 м, по азимуту — 47 угл. мин., время развертывания — 45 мин., расчет — 4 чел. □ Наземный радиолокационный запросчик □ Наземный радиозапросчик (НРЗ) предназначен для опознавания своих самолетов, оборудованных ответчиками, и используется совместно с СРЦ. Радиозапросчик вырабатывает серию кодированных радиоимпульсов и излучает их в направлении на самолет, обнаруженный СРЦ. Ответные кодированные радиоимпульсы на соответствующей частоте может вырабатывать только свой самолет. Радиозапросчик принимает ответные импульсы, автоматически декодирует их, формирует выходной сигнал «я свой самолет» и передает его на ИКО и ВИКО. Этот сигнал высвечивается на экране рядом с сигналом, отраженным от самолета. НРЗ может сопрягаться и со станцией наведения ракет. Отметки опознавания в этом случае высвечиваются на экранах индикаторов СНР. Запросчик позволяет также принять, расшифровать и подать на индикатор станции «сигнал бедствия» (сообщение об аварии на самолете).

Admin: Классификация модификаций ЗРК типа С–75 Система средней дальности С–75 создавалась в несколько этапов и включает достаточно большое (около 10) количество модификаций ЗРК. Классифицировать все модификации комплекса можно по следующим параметрам: • типу мобильности (есть подвижные ЗРК на автомобильной базе и возимые ЗРК); • степени модернизации (более поздние модификации ЗРК появлялись как усовершенствованные модернизации ранних модификаций ЗРК); • для отечественного применения или для экспорта. На первом этапе создания ЗРК типа С–75 для прикрытия административно–политических и промышленных объектов, войсковых частей и соединений был разработан подвижный ЗРК на автомобильной базе — ЗРК СА–75 «Двина». С 1956 г. разрабатывался перевозимый вариант комплекса С–75 «Десна», предназначенный для обеспечения ПВО стационарных объектов. □ □ Станция наведения ракет СНР–75В зенитного ракетного комплекса С–75М одного из египетских зенитных ракетных дивизионов. Фото: US DEPARTMENT OF DEFENSE □ Позднее были разработаны перевозимые варианты ЗРК ряда «Волхов»: С–75М (обычно называют «Волхов»), С–75М2 (обычно называют «Волхов–2» или «Волхов–М2»), С–75М3 (обычно называют «Волхов–3» или «Волхов–М3»). На базе ЗРК С–75М, С–75М2, С–75М3, предназначенные для оснащения подразделений МО СССР, были разработаны экспортные варианты ЗРК ряда «Волга». Зенитный ракетный комплекс СА–75 «Двина» — одноканальный по цели и трехканальный по ракете, разрабатывался для прикрытия стационарных административно-политических и промышленных объектов, войсковых частей и соединений. Опытный полигонный вариант комплекса был создан в феврале 1955 г. Первый пуск ракеты В–750 состоялся в апреле 1955 г. К середине 1956 г. был создан экспериментальный образец подвижной станции наведения ракет (СНР). В сентябре-октябре 1957 г. проводились испытания шестикабинного варианта. Все элементы были установлены на автомобильном шасси (фургоны на шасси автомобиля ЗиС–150), артиллерийской повозке КЗУ–16 (антенный пост) или на специальном колесном шасси со съемными ходами (пусковые установки). В декабре 1957 г. комплекс СА–75 был принят на вооружение ПВО страны и ПВО Сухопутных войск и начато его серийное производство. С началом серийного производства и поставок в войска трехкабинного варианта комплекса С–75 «Десна», производство СА–75 было свернуто. Постановление на разработку ЗРК средней дальности С–75 «Десна» вышло в 1956 г., в 1957 г. был создан опытный полигонный образец этого ЗРК. Учитывая недостатки ЗРК СА–75 и другие причины, новый комплекс С–75 проектировался с размещением аппаратурной части в буксируемых кузовах–фургонах, установленных на шасси автомобильного прицепа. Комплекс С–75 «Десна» был принят на вооружение в мае 1959 г. Разработка следующего, более совершенного зенитного ракетного комплекса на базе ЗРК С–75 «Десна» началась в 1958 г. А в мае 1961 г. комплекс под обозначением С–75М «Волхов» был принят на вооружение Войск ПВО страны и начато его серийное производство. В 1962 г. данный комплекс был принят на вооружение ЗРВ ПВО СССР. ЗРК С–75М «Волхов» является базовым вариантом для всех последующих модификаций ЗРК типа С–75. □ Этапы модернизации ЗРК С–75М □ В период с 1961 по 1970 г. проводились исследования, доработки и испытания, направленные на дальнейшее расширение боевых возможностей ЗРК С–75М (I этап модернизации). Модификация ЗРК на основе I этапа модернизации сохранила старое название — ЗРК С–75М. □ □ Экраны индикаторов блока И32В (офицера наведения). ВМ, ГМ — горизонтальные и вертикальные метки. В перекрестии ГМ и ВМ — отметка от цели. На правом экране (дальность–азимут изображен растр РД–75 с отметкой от цели). В нижней части экрана изображены ИЖС — индикация ждущих стробов. Метки прибора пуска АПП–75В: rв — точка встречи, rдп — дальняя граница зоны на пассивном участке, rд — дальняя граница зоны поражения, rб — ближняя граница зоны поражения. Графика Юлии Гореловой Модернизация ЗРК С–75М по II этапу была осуществлена в соответствии с Постановлением ЦК КПСС и СМ СССР № 878–290 от 07 сентября 1967 г. и решением комиссии Президиума СМ СССР по военно–промышленным вопросам № 290 от 19 декабря 1969 г. в период с 1967 по 1970 г. (II этап модернизации). Модернизация зенитной ракетной системы С–75М по II этапу проводилась с целью повышения эффективности стрельбы по высокоскоростным малоразмерным, низколетящим и маневрирующим целям, обеспечения целеуказания во всей зоне поражения комплекса, повышения помехозащищенности станции наведения РСН–75В по каналу визирования ракеты и повышения эксплуатационной надежности систем комплекса. Модернизированная по II этапу модификация С–75М получила новое обозначение — ЗРК С–75М2. Дальнейшая модернизация уже ЗРК С–75M2 по III этапу осуществлена в соответствии с постановлением ЦК КПСС и СМ CССР № 417–146 от 08.07.1970 (III этап модернизации). Модернизация ЗРК С–75М2 по III этапу проводилась с целью дальнейшего повышения помехозащищенности станции наведения ракет РСН–75В2 по каналу визирования цели, расширения дальности стрельбы, обеспечения защиты от снарядов, самонаводящихся на источники радиоизлучения, повышения помехозащищенности и эксплуатационных характеристик. Модернизированная модификация на основе III этапа получила обозначение ЗРК С–75МЗ. □ I этап модернизации ЗРК С–75М □ Доработки ЗРК C–75М, проводимые на I этапе модернизации, были направлены на обеспечение: • поражения автоматических дрейфующих аэростатов (режим «АДА»); • увеличения дальности стрельбы за счет использования пассивного участка полета ракеты; • обстрела низколетящих целей (введение режимов работы «H<5» «Н<1»); • подготовки исходных данных для стрельбы с помощью прибора пуска; • введения в состав комплекса ракеты В–760 со специальной боевой частью; • сопряжения РСН–75В с АСУРК–1MA, с наземным запросчиком HP310M, с радиолокационным дальномером РД–75, с аппаратурой комплексного контроля ракетного дивизиона («Аккорд–75»); • обстрела целей типа A–11 (Vц ≤ 1030 м/с); • нормального функционирования комплекса при обстреле маневрирующих целей; • пуска ракет В–755 по высокоскоростным малоразмерным целям в режиме работы РСН–75В «Пуск в УЗКОМ ЛУЧЕ»; • управления работой универсального селектирующего устройства (УСУ) радиовзрывателя 5E11; • ускоренного свертывания и развертывания РСН–75В; • повышение эксплуатационной надежности отдельных элементов системы. В процессе проведения модернизации системы С–75М по I этапу доработкам подвергались станция наведения ракет РСН–75В, ракета В–755, стартовое и технологическое оборудование, система электроснабжения. □ II этап модернизации — ЗРК С–75М2 □ Модернизация ЗРК С–75М по II этапу проводилась с целью повышения эффективности стрельбы по высокоскоростным малоразмерным, низколетящим и маневрирующим целям, обеспечения целеуказания во всей зоне поражения комплекса, повышения помехозащищенности станции наведения РСН–75В по каналу визирования ракеты и повышения эксплуатационной надежности систем комплекса.. □ □ Экраны индикаторов блока И32В (офицера наведения). В передающих устройствах поднято высокое напряжение, переключатель «антенна–эквивалент» находится в положении «антенна», на экранах отображены отражения от местных предметов и водонасыщенных облаков, в перекрестии ВМ и ГМ — сигнал от цели. Графика Юлии Гореловой □ Модернизация ЗРК С–75М по II этапу предусматривала: • введение в состав ЗРК С–75М ракеты 5Я23 (модернизированный вариант ракеты В–755); • сопряжение станции наведения ракет РСН–75В с автономными средствами целеуказания в составе радиолокационной станции кругового обзора П–18 и радиолокационного высотомера ПРВ–13; • повышение помехозащищенности станции наведения РСН–75В по каналу визирования ракеты; • повышение эксплуатационной надежности ЗРК С–75М. Объем доработок станции наведения ракет РСН–75В. Модернизация станции наведения предусматривает: • доработки, обеспечивающие введение ракеты 5Я23; • доработки систем К–70В и К–80В, направленные на расширение полосы пропускания контура управления; • введение нового закона компенсации динамической ошибки наведения; • обеспечение выдачи разовой команды КЗ для подрыва БЧ ракеты в зависимости от скорости сближения ракеты с целью; • расширение динамического диапазона приемного тракта канала визирования ракеты в режиме работы РСН–75В «Широкий луч» (ШЛ); • повышение устойчивого сопровождения сигнала ответчика ракеты в условиях воздействия активной шумовой помехи; • введение схемы анализа входного сигнала и схемы селекции сигнала ответчика ракеты по плоскостям ε и β; • сопряжение с автономными средствами целеуказания и системой АСУРК–1МА; • повышение надежности аппаратуры РСН–75В путем замены в блоках питания селеновых выпрямителей на кремниевые диоды; • уточнение видов функционального контроля; • улучшение режима «Пуск в УЛ». Для уменьшения динамических ошибок при наведении ракет на маневрирующие цели расширена полоса пропускания контура управления (введены «Широкая полоса» и «Промежуточная полоса» контура управления) и изменены законы компенсации динамической ошибки наведения. С целью повышения эффективности комплекса С–75М при подрыве БЧ ракеты по разовой команде КЗ введена линейная зависимость времени выдачи команды КЗ от скорости сближения ракеты с целью. □ □ Экраны индикаторов блока И32В (офицера наведения). Ведется обстрел цели тремя ракетами. Метки прибора пуска АПП–75В находятся в следующем положении: rв — точка встречи пересекла метку rд (дальняя граница зоны поражения), пущены три ракеты, первая ЗУР в очереди находится за 5 км от цели. Графика Юлии Гореловой □ Боевые возможности комплекса С–75М в условиях применения активных помех по каналу визирования ракеты повышены за счет: • расширения динамического диапазона приемного тракта канала ракеты в режимах «ПТ» и «ШЛ» (введена временная регулировка усиления, расширяется динамический диапазон приемного тракта канала ракеты на этапе захвата на 17 дб); • повышения устойчивости сопровождения сигнала ответчика ракеты при воздействии шумовой помехи; • селекции сигнала ответчика ракеты по плоскостям ε и β; • введения схемы анализа входного сигнала, которая разрешает захват только такого сигнала, который движется в нужном направлении со скоростью, соответствующей скорости движения ракеты. Вышеизложенные доработки позволяют обеспечить захват и устойчивое автоматическое сопровождение ракет в условиях воздействия на канал визирования ракеты шумовых непрерывных помех плотностью 24 Вт/МГц и несинхронно-импульсных помех средней мощности 200—З00 Вт. Для обеспечения обнаружения целей по данным целеуказания РЛС П–18 и ПРВ–13 в кабине УВ устанавливается выносной индикатор кругового обзора (ВИКО) обобщенной обстановки и выносного индикатора угла места (ВИУ). Схема сопряжения станции наведения со средствами целеуказания доработана для обеспечения быстрого переключения цепей управления к автономным средствам (П–18 и ПРВ–13) или к автоматизированным средствам (АСУРК–1МА). Для повышения надежности работы блоков питания произведена замена селеновых выпрямителей на кремниевые диоды. С целью дезинформации противника о моменте пуска ракет в аппаратуре станции РСН–75В предусмотрена возможность выдачи ложных команд управления до осуществления пуска. Выдача ложных команд управления производится автоматически с момента перевода РСН–75В в режим «БР». □ III этап модернизации — ЗРК С–75М3 □ Модернизация ЗРК С–75M2 по III этапу осуществлена в соответствии с постановлением ЦК КПСС и СМ CССР № 417–146 от 08.07.1970 с целью: • повышения помехозащищенности станции наведения ракет РСН–75В2 по каналу визирования цели; • введения в комплекс ракеты В–760В; • обеспечения защиты от снарядов, самонаводящихся на источники радиоизлучения; • обеспечения идентификации постановщиков активных помех; • обеспечения возможности наблюдения за воздушной обстановкой в секторе облучения при сопровождении одной из целей с включенной схемой АРУ; • введения унифицированной и более совершенной системы электроснабжения комплекса. Модернизация зенитной ракетной системы С–75М2 по III этапу проведена по объединенному перечню № 102 в следующем объеме: • в станции наведения РСН–75В2 введена защита комплекса от активных помех угломерным каналам визирования цели (аппаратура двухканального приема — ГШВ); • введена ракета В-760В в состав ЗРК С–75МЗ и доработаны средства технического дивизиона; • введены средства радиозащиты комплекса от снарядов, самонаводящихся на источники радиоизлучения (аппаратура «Дублер»); • введен приемный канал, не охваченный схемой автоматической регулировки усиления (аппаратура «Канал»); • введена аппаратура идентификации постановщиков активных помех (аппаратура «Дискриминатор»); • введена в состав ЗРК С–75МЗ унифицированная система электроснабжения. Аппаратура двухканального приема (шифр «ГШВ»). Аппаратура двухканального приема введена в РСН–75ВЗ с целью повышения помехозащищенности комплекса в условиях автоматического сопровождения одного из постановщиков импульсных дезинформирующих помех, разрешаемых по дальности, а также одиночного постановщика непрерывных шумовых помех, модулированных низкочастотным спектром. □ □ Стартовая позиция египетского зенитного ракетного комплекса С–75. Пусковая установка СМ–90 с ракетой типа В–755. Фото: US DEPARTMENT OF DEFENSE □ Средства радиозащиты комплекса от снарядов, самонаводящихся на источник радиоизлучения. Для защиты комплекса С–75МЗ от снарядов, самонаводящихся на источники радиоизлучения (ПРР), в состав комплекса введена специальная аппаратура «Дублер», которая предусматривает: • установку на расстоянии до 600 м от центра позиции маскирующего поста 5Н78, включающего в себя два выносных передающих устройства (ВПУ), работающих на частотах передатчиков визирования цели, и средства электроснабжения; • переход передающих устройств РСН–75ВЗ в импульсно–пачечный режим (ИПР) работы после взятия цели на сопровождение для уменьшения средней излучаемой мощности (в режиме ИПР излучение происходит в течение 7 мс в режимах «Подсвет» и «Широкий луч», в течение 24 мс — в «Узком луче», что обеспечивает уменьшение средней мощности излучения ∼ в 10 раз). Выносные передающие устройства предназначены для создания отвлекающего излучения во всей зоне возможного подлета ПРР (15°—20° по углу места и 360° по азимуту). Структура сигналов ВПУ такая же, как и передатчиков РСН–75 ВЗ канала визирования цели, и превышает уровень бокового и заднего излучения СНР. □ Выводы по этапам модернизации □ Тактико–технические характеристики комплекса С–75М, модернизированного по I этапу, значительно улучшены по сравнению с ЗРК С–75М, принятого на вооружение в 1961 г.: • дальняя граница зоны поражения увеличена с 40 до 56 км; • ближняя граница уменьшена с 12 до 7 км; • нижняя граница снижена с 3000 до 100 м; • по максимальному курсовому углу встречи зона поражения расширена с ±55° до ±180°. Расширены также возможности ЗРК С–75М: • по скорости поражаемых целей — с 2300 до 3700 км/час; • по минимальной величине эффективной отражающей поверхности — с 1 м2 до 0,3 м2; • по величине перегрузки маневрирующих целей — с 1 до 4. Зенитный ракетный комплекс, модернизированный по II этапу (С–75М2), по сравнению с ЗРК С–75М (I этап модернизации) обладает более высокими боевыми возможностями при борьбе с малоразмерными, низколетящими, маневрирующими и скоростными целями. В результате проведенной модернизации вероятность поражения ЗРК С–75М2 повышена: • низколетящих целей (Н — 100 м) — с 0,01—0,43 до 0,21—0,95; • маневрирующих целей с перегрузками до 6—8 (1–й ракетой) — с 0—0,82 до 0—0,96; • малоразмерных целей с ЭОП 0,3 м2 — с 0—0,76 до 0,46—0,96; • скоростных (Vц — 1030 м/с) — c 0—0,66 до 0,41—0,92. Модернизация ЗРК С–75М по III этапу была направлена на повышение эффективности поражения постановщиков активных помех, групповых целей и защиту ЗРК от противорадиолокационных ракет. Зенитный ракетный комплекс С–75МЗ по сравнению с С–75М, С–75М2 имеет более высокие боевые характеристики: а) зона поражения ракетами с обычной БЧ постановщиков активных помех увеличилась по высоте с 10—12 до 30 км, по дальности с 20—24 до 40 км; б) вероятность поражения постановщиков активных помех ракетами с обычной БЧ увеличилась с 0,1—0,56 до 0,38—0,98; в) вероятность отвлечения ПРР от ЗРК составляет 0,98—0,99.

Admin: Зенитные управляемые ракеты ЗРК С–75М, М2, М3 ЗРК типа С–75 принимались на вооружение с большим типажом зенитных управляемых ракет: 13Д, 13ДА, 20Д (20ДА, 20ДП, 20ДУ, 20ДС, 20ДСУ), 5Я23. Ракета 20Д имеет также шифр В–755, а ракета 5Я23 — шифр В–759. Ракеты 20Д всех модификаций имеют следующие основные особенности по сравнению с ракетами 13Д, 13ДА: • с целью увеличения активного участка полета увеличен запас топлива, что вызвало повышение стартовой массы ракеты, при этом для сохранения необходимой скорости разгона на начальном участке полета увеличен суммарный импульс ускорителя за счет того, что вместо пороха марки НМФ2, используемого в ускорителях ракет 13Д и 13ДА, применен порох РСТ–4К; • на второй ступени ракеты установлен жидкостный реактивный двигатель с регулируемой тягой; • с целью повышения располагаемых перегрузок ракеты увеличены максимальный угол отклонения рулей и уровень ограничения суммарного сигнала от радиокоманды и датчика линейных ускорений; • стабилизация ракеты по крену осуществляется четырьмя рулями–элеронами (вместо двух на ракетах 13Д); • вместо радиовзрывателя «Шмель» установлен импульсный радиовзрыватель 5Е11 («Овод»), имеющий более высокие тактико-технические характеристики; • увеличена мощность ответчика; • применена новая боевая часть В–88М (вместо ДВР–750), которая обеспечивает более высокие начальные скорости разлета, большие плотности поражающих элементов и имеет две точки инициирования. На ракетах 20ДА, 20ДП, 20ДС, 20ДСУ, 13ДА в отличие от ракет 20Д, 13Д проведены доработки, которые обеспечивают возможность подрыва боевой части по команде, выдаваемой с СНР. В ракетах 20ДП, 20ДУ, 20ДС, 20ДСУ в отличие от ракет 20Д, 20ДА увеличены запас воздуха (емкость шар–баллона) с 17,4 до 23,2 л и время самоликвидации с 62±5 до 81±5 сек, что обеспечивает обстрел целей, летящих с Vц ≤ 300 м/с, на пассивном участке полета (дальность стрельбы увеличена с 43 до 55 км). Для сокращения времени подготовки ракет 20ДУ, 20ДСУ к пуску проведена доработка бортовой аппаратуры, в результате указанное время сокращено с 2 мин до 23 сек. Для повышения эффективности стрельбы по низколетящим целям и вдогон разработано универсальное селектирующее устройство (УСУ), позволяющее: • снизить высоту боевого применения комплекса с ракетами 20ДС и 20ДСУ до 100 м путем уменьшения длительности строба радиовзрывателя 5Е11; • улучшить согласование области разлета осколков с областью срабатывания радиовзрывателя при малых относительных скоростях сближения (стрельба вдогон), для чего используется новая комбинация точки инициирования и угла наклона диаграммы направленности радиовзрывателя, которая при стрельбе на встречных курсах не использовалась. Ракеты 20ДП, снабженные УСУ, получили шифр 20ДС, ракеты 20ДУ — 20ДСУ. Ракета 5Я23 имеет следующие особенности по сравнению с ракетами 20Д всех модификаций: 1. С целью повышения эффективности стрельбы в ракете используется новое боевое снаряжение. 2. С целью повышения эффективности стрельбы по маневрирующим целям увеличены располагаемые перегрузки ракеты на малых и средних высотах путем доработок блоков радиоуправления и радиовизирования, автопилота и увеличения прочности корпуса ракеты. 3. Для обеспечения работы двигательной установки ракеты в режиме постоянной тяги при стрельбе по целям, пикирующим с высот 5—6 км с длительностью маневра более 20—25 сек, установлен датчик скоростного напора 2С–3,3 в цепи регулирования тяги ЖРД. □ Характеристики ЗУР 20Д (В–755) и 5Я23 (В–759) □ □ Ракеты всех серийных модификаций имеют нормальную аэродинамическую схему. Цельноповоротные рули для управления по тангажу, рысканию и крену расположены на хвостовом отсеке маршевой ступени, элероны для управления по крену на участке полета со стартовым ускорителем — на стартовом ускорителе в одной плоскости. Для уменьшения продольной статической устойчивости в носовой части ракеты размещены дестабилизаторы трапециевидной формы на ракетах ранних модификаций и треугольной — на ракетах поздних серий. На комплексах С–75М поздних выпусков для увеличения боевых возможностей ракета наводилась на цель и на пассивном участке после выключения маршевого двигателя. Подрыв БЧ осуществлялся по команде от радиовзрывателя или по команде от наземной станции наведения при подлете к цели. Самоликвидация ракеты производилась ограничением времени полета или при промахе независимо от времени полета. Ракеты модернизировались соответственно этапам модернизации самих комплексов. Модернизация ракет системы С–75М по I этапу. В рамках I этапа модернизации ЗРК C–75М были также доработаны ракеты, входящие в состав комплексов С–75 и С–75М. Модификации ракет В–755 (20Д): а) ракета В–755 с маркировкой 20ДА. Доработана цепь подрыва БЧ с целью обеспечения поражения АДА — введен подрыв БЧ по разовой команде КЗ; б) ракета В–755 с маркировкой 20ДП. Обеспечивается возможность управления ракетой на пассивном участке. На ракете проведены следующие доработки: установлен шар–баллон емкостью 23,2 л (вместо 17 л) и изменена конструкция крепления шар-баллона, установлен блок ПМК-60А третьей серии, схема которого обеспечивает остановку программного механизма на 25 с после срабатывания концевого переключателя, установлен доработанный блок ПИМ 5Б76. Время срабатывания механизма самоликвидации на ракете 20ДП установлено равным 81±5 сек.; в) ракета В–755 с маркировкой 20ДУ. Отличается от предыдущих типов ракет введением форсированного режима подготовки к пуску. Для обеспечения форсированного режима подготовки ракеты к пуску осуществлена доработка системы управления стартом, бортовой аппаратуры и электрооборудования ракеты, в результате чего время подготовки ракеты к пуску уменьшилось с 2 мин до 20 сек. С этой целью на ракете установлены автопилот АП–755У, аппаратура радиоуправления и радиовизирования ФР–У с измененными схемами и радиовзрыватель 5Е11У; г) ракета В–755 с маркировкой 20ДСУ (20ДС). Отличается от предыдущих модификаций установкой на ракете универсального селектирующего устройства (УСУ), которое повышает эффективность стрельбы по низколетящим целям и по целям на догонных курсах. Включение требуемого режима работы радиовзрывателей 5E11 и 5Е11У (режимы «НЦ», «НЛЦ», «ПП») производится перед стартом ракеты со станции наведения РСН–75В путем подачи команд на ракету. Модернизация ракет системы С-75М по II этапу — ракета 5Я23. Ракета 5Я23 разработана на базе ракеты В–755 с использованием нового боевого снаряжения: • радиовзрывателя 5X49 с плавной регулировкой угла наклона диаграммы направленности в зависимости от относительной скорости сближения ракеты с целью. РВ 5X49 обладает более высоким по сравнению с РВ 5E11 энергетическим потенциалом и обеспечивает более высокую вероятность срабатывания по заданным типам целей, в том числе и по низколетящим целям; • боевой части 5Ж98 осколочно–фугасного действия с широким углом разлета поражающих элементов. Увеличение угла разлета осколочных элементов БЧ 5Ж98 до 36° и плавное управление областью срабатывания РВ 5X49 обеспечивает лучшее согласование диаграммы радиовзрывателя с БЧ в более широком диапазоне условий встречи, чем у ракеты В–755. Кроме того, на ракете осуществлены некоторые конструктивные и схемные изменения, направленные на увеличение располагаемых перегрузок на малых и средних высотах. С этой целью доработаны блоки радиоуправления и радиовизирования, автопилота, а также увеличена прочность корпуса ракеты. Аэродинамическая компоновка ракеты 5Я23 аналогична компоновке ракеты В–755. На ракете 5Я23 установлен датчик 2С–3.3, который обеспечивает работу ЖРД ракеты в режиме постоянной тяги при стрельбе по маневрирующим целям.Общие принципы построения ЗРК С–75 В состав подвижного огневого комплекса С–75М входят станция наведения ракет СНР–75В, аппаратура опознавания, радиолокационный дальномер типа РД–75, зенитные управляемые ракеты (различных типов), пусковые установки, транспортно–заряжающие машины, средства электроснабжения, средства связи. Для выполнения боевой задачи дивизион С–75М комплектуется помимо ЗРК С–75М средствами боевого обеспечения и комплектом оборудования пункта технического обслуживания ракет. Средства боевого обеспечения включают средства разведки и целеуказания (СРЦ) в составе РЛС П–18 и радиовысотомера ПРВ–13 или РЛС П–12, аппаратуру сопряжения с АСУРК — кабину 5Ф24 или 5Х56, абонентскую радиорелейную станцию, оборудование электроснабжения средств боевого обеспечения. Структура ЗРК С–75М и средств боевого обеспечения представлена на рис. □ Структура ЗРК С–75М и средств боевого обеспечения □ ■ Графика Юлии Гореловой □ ЗРК С-75М могут вести стрельбу следующими типами ЗУР: 13Д, 13ДА, 20Д, 20ДА, 20ДП, 20ДУ, 20ДС, 20ДСУ. □ Принципы построения станции наведения ракет □ Состав и взаимодействие элементов. В станцию входят совмещенная РЛС визирования цели и ракет, вычислительное устройство для выработки команд управления и разовых команд и наземная часть аппаратуры линии радиотелеуправления — шифратор и радиопередатчик команд. Станция одноканальная по цели и трехканальная по ракете. Визирование цели производится по отраженным, а ракет — по ответным сигналам в сантиметровом диапазоне волн импульсным методом. Линия радиотелеуправления работает также в импульсном режиме в дециметровом диапазоне волн. Станция состоит из следующих основных устройств и систем: синхронизатора, передающего устройства каналов визирования, приемного устройства сигналов цели и ракет, антенно-фидерного устройства (АФУ), в которое входит антенно-волноводная система (ABC) каналов визирования и антенно–фидерная система (АФС) РПК, системы управления антеннами (СУА), аппаратуры селекции движущихся целей (СДЦ), индикаторного устройства, устройства определения координат (УОК), устройства выработки команд (УВК), радиопередатчика команд (РПК), автоматического прибора пуска (АПП). Синхронизатор, передающее и приемное устройства, АФУ (кроме АФС РПК), СУА и индикаторное устройство входят в состав совмещенной РЛС визирования цели и ракет. Аппаратура СДЦ предназначена для борьбы с пассивными помехами. Остальные элементы (УОК, УВК, РПК, АПП) являются специфичными для станций наведения ракет в системах командного радиотелеуправления. □ ■ Полигон Ашулук. Пусковая установка СМ–90 и зенитная управляемая ракета 5Я23. Фото: Леонид Якутин □ Устройство определения координат является оконечным устройством РЛС визирования и служит для автоматического измерения текущих координат цели и трех наводимых на нее ракет. Устройство выработки команд представляет собой вычислительное устройство системы управления и служит для автоматической выработки команд управления К1, К2 и разовых команд К4, КЗ для трех ракет. Радиопередатчик команд представляет собой наземную часть аппаратуры радиолинии телеуправления и служит для выработки кодированных командных радиосигналов, передаваемых на борт ракет. В РПК кроме собственно радиопередатчика команд входит также шифратор команд (и контрольно-измерительная аппаратура). В станции СНР–75В по линии телеуправления на ракеты передаются также запросные импульсы. Это позволяет: • обеспечить надежный прием запросных импульсов на борту ракеты при различных ее ракурсах относительно СНР (за счет сравнительно слабой направленности приемных антенн ракеты в дециметровом диапазоне волн); • кодировать наряду с командными также и запросные импульсы для повышения помехозащищенности радиолинии запроса; • иметь на борту ракеты вместо двух приемных устройств (приемника ответчика и приемника команд управления) общее приемное устройство импульсов запроса и команд. Автоматический прибор пуска служит для определения момента пуска ракет. Особенности схемы и взаимодействия элементов станции СНР–75В. РЛС визирования должна одновременно определять текущие координаты цели и трех наводимых на нее ракет. Для решения этой задачи применен метод линейного сканирования диаграмм направленности антенной системы визирования в двух взаимно перпендикулярных плоскостях (β и ε). При использовании такого метода сигналы цели (ракет) на входе приемного устройства представляют собой пачки отраженных (ответных) импульсов, возникающие при пересечении каждого объекта лучами, а благодаря постоянству скорости сканирования измерение угловых координат сводится к измерению соответствующих временных интервалов tβ, tε. В СНР–75В в плоскости β луч сканирует слева направо, а в плоскости ε снизу вверх. Принятый метод определения координат обусловил разделение РЛС визирования на два автономных канала — канал визирования цели и ракет в плоскости β и канал визирования цели и ракет в плоскости ε. Как показано на рисунке, в каждый канал входят своя антенна визирования, ППП, передающее, приемное и индикаторное устройства, аппаратура СДЦ и угловой канал синхронизатора. По существу РЛС визирования состоит из двух независимых РЛС, работа которых синхронизируется лишь по дальности (общим каналом синхронизатора). Такое разделение РЛС визирования объясняется следующим образом. □ ■ Графика Юлии Гореловой □ Луч в каждой плоскости может сканировать только с помощью отдельной антенны, следовательно, необходимы две автономные антенны визирования. В принципе возможно было бы осуществить питание обеих антенн от одного передатчика. Но поскольку на время обратного хода луча в каждой плоскости передатчик должен выключаться (бланкироваться), это потребовало бы точной взаимной синхронизации сканирования лучей (совпадения во времени обратного хода) в обеих плоскостях. Кроме того, при этом возникла бы трудность точного разделения подводимой к антеннам мощности колебаний передатчика на две равные части. И, наконец, при заданной мощности зондирующих импульсов, излучаемых каждой антенной (энергия этих импульсов определяет дальность действия станции), мощность такого передатчика должна быть вдвое больше. Все эти проблемы технически трудноразрешимы. Поэтому каждая антенна питается от своего передающего устройства через автономный волноводный тракт и ППП. Это позволяет несинхронно сканировать лучи в обеих плоскостях и, следовательно, независимо бланкировать передатчики на время обратного хода луча в данной плоскости. Так как по сигналам данной плоскости возможно измерить угловые координаты объектов лишь в этой плоскости, принимаемые сигналы также должны быть разделены. Поэтому необходимо иметь приемное устройство сигналов плоскости ε и приемное устройство сигналов плоскости β, каждое из которых через свой ППП подключается к антенне визирования данной плоскости. Наличие двух автономных каналов приемного устройства в свою очередь потребовало аналогичного разделения аппаратуры СДЦ. Для раздельного измерения угловых координат по сигналам каждой плоскости индикаторное устройство также делится на два канала (аналогичное разделение на два угловых канала можно проследить и в УОК). Для устранения взаимного влияния двух каналов РЛС (оно проявляется главным образом в «просачивании» мощных зондирующих импульсов одного канала в другой) они работают на разных несущих частотах, разнесенных на достаточно большую величину. Ответные сигналы ракеты принимаются обеими антеннами визирования на одной несущей частоте, которая задается ответчиком ракеты, и разделяются по плоскостям β и ε только за счет приема этих сигналов на разные антенны. Для исключения взаимного влияния сигналов цели и ракет несущая частота ответных сигналов выбирается отличной от несущих частот обоих каналов визирования цели и лежит между ними. Применение разных несущих частот сигналов цели по плоскостям β и ε существенно повышает помехозащищенность станции в целом, так как затрудняет противнику одновременную разведку этих частот и создание одинаково эффективных прицельных помех по обоим каналам. Поэтому для измерения дальности могут быть выбраны сигналы той плоскости, канал которой в наименьшей степени «забит» помехами. Запросные радиоимпульсы вырабатываются передатчиком РПК непрерывно (после пуска ракеты) с той же частотой повторения Fи, но опережают зондирующие импульсы на время ретрансляции сигналов в ответчике ракеты tp. Это опережение исключает систематическую ошибку в измерении разности расстояний до цели и ракеты Δr = rц–rр, возникающую из–за дополнительной задержки ответных импульсов на время tp. □ ■ Стрельба зенитными управляемыми ракетами типа 20Д (В–755). Фото: Леонид Якутин □ За время пересечения сканирующими лучами каждого объекта от него на входе приемного устройства раздельно по каждой плоскости возникают пачки отраженных или ответных радиоимпульсов. Эти пачки усиливаются и детектируются в приемном устройстве, на выходе которого получаются соответствующие пачки видеоимпульсов. При наличии пассивных помех усиленные пачки радиоимпульсов цели дополнительно обрабатываются в аппаратуре СДЦ. Пачки видеоимпульсов цели и ракет поступают на оконечные устройства РЛС визирования — индикаторы и УОК. Пачки импульсов каждой плоскости несут в себе информацию о дальности и соответствующей угловой координате объекта. Дальность объектов определяется положением каждого импульса пачки и пропорциональна временным интервалам tr. Азимут и угол места объектов определяются положением центров пачек импульсов соответствующей плоскости и пропорциональны временным интервалам tβ, tε. Информация о текущих координатах цели и ракеты выделяется в УОК путем автоматического измерения указанных временных интервалов и выдается в УВК с помощью так называемых измерительных импульсов. Измерительные импульсы дальности цели rц и ракеты rр совпадают с импульсами пачек соответственно цели и ракеты (любой плоскости). Однако импульсы rц и r вырабатываются и в паузах между пачками. Для этого используется свойство памяти входящих в УОК систем автоматического сопровождения цели и ракет по дальности. Таким образом, информация о дальности объектов вводится в УВК непрерывно с частотой повторения Fи. Измерительные импульсы азимута цели βц и ракеты βр совпадают с центрами соответствующих пачек цели и ракеты плоскости ε. Измерительные импульсы угла места цели εц и ракеты εр совпадают с центрами соответствующих пачек плоскости ε. УВК вырабатывает команды управления ракетами К1, К2 и разовые команды К4, КЗ для трех ракет. Команды К1, К2 вырабатываются в виде медленно меняющихся непрерывных напряжений, а команды К4, КЗ — в виде импульсов определенной длительности. С выхода УВК команды вводятся в РПК. Шифратор РПК преобразует команды в импульсные последовательности (временная импульсная модуляция напряжениями команд управления), распределяет импульсы команд во времени и кодирует импульсы команд и запроса. Кодовые группы видеоимпульсов команд и запросные видеоимпульсы в радиопередатчике команд преобразуются в мощные радиоимпульсы, которые по фидеру подводятся к антенне РПК и излучаются в пространство. Основная аппаратура станции СНР–75В скомпонована в трех кабинах: ПВ, УВ и АВ. В кабине ПВ размещено передающее устройство визирования, антенно–фидерное устройство (антенны визирования и антенна РПК смонтированы на крыше кабины), высокочастотные элементы приемного устройства и исполнительная (силовая) часть СУА. В кабине УВ размещены синхронизатор, главные усилители приемного устройства сигналов цели, индикаторное устройство, АПП и управляющие устройства СУА. В кабине АВ размещены аппаратура СДЦ, главные усилители приемного устройства сигналов ракет, УОК, УВК и РПК. Управление боевой работой станции ведется из кабины УВ офицером наведения и тремя операторами PC (ручного сопровождения) по дальности, азимуту и углу места. □ ■ Опубликовано 1 октября в выпуске № 5 от 2015 года

Admin: ■ ОружиеЗРК С–75 — первый среди равных — часть IIОбщие сведения о кабине УВ Кабина УВ является кабиной управления и входит в состав радиолокационной станции наведения зенитного ракетного дивизиона С–75М. Кабина связана со всеми звеньями дивизиона аппаратурой внутрибатарейной связи и сигнализации, с помощью которой производятся централизованный контроль и управление боевой работой зенитного ракетного дивизиона. □ ■ Графика Юлии Гореловой □ В состав кабины УВ входят: • блоки включения, управления, контроля и синхронизации станции И66В, И64В, Д68В, Д71ВМ–4, ГГС–УВ; • блоки управления аппаратурой идентификации И57В; • блоки управления положением антенн и меткой дальности И61В, И62В, И63В, И65В, И67В, И330ВМ1; • блоки размножения угловых координат Д72В и Д73В; • блоки приемной системы цели И55В, И330ВМ1, И331ДВ; • блоки индикаторов И31ВУ, И31ВД, И32В; • блоки имитационной аппаратуры И301В, И302В, И303В, И304В, И355МВ; • блок определения дальности до точки встречи И87В; • блоки определения зоны поражения И81В, И82В, И88В, И83В; • блоки синхронизатора станции И91В и И64В; • блоки демодуляции помех ГШВ1 и ГШВ2; • блоки управления подготовкой ракет И86ВМ и ОПВ; • блоки питания И130В, И190В, ЦРЩ–УВ, К170АВ, Д170В, ГШВ3; • вспомогательная аппаратура (аппаратура связи); • блоки управления радиодальномером ИР94В, ИР93В, ИР63, ИР65; • преобразователь ВТС–650М; • аппаратура внешнего целеуказания (согласно формуляру на эту аппаратуру при наличии ее в составе станции). □ ■ Шкаф офицера наведения И60В. Фото: Михаил Ходаренок □ Вся аппаратура кабины УВ (кроме блоков РБС, ГГС–УВ, Д68В, И57В, И67В, ПРК–1, И66В, И331ДВ, ЦРЩ–УВ, ЩР, ВТС–650М, ИР94В, ИР93В, ИР63, ИР65 и одного телефонного коммутатора) размещена в восьми шкафах: И60В, И90В, И30АВ, И30БВ, И30ВВ, ГШВ, Д70В–4 и И80В. Блоки расположены: И66В — над шкафом И60В, И331ДВ — на кабельном желобе над шкафом И30АВ, ГГС–УВ — над столом около блока ЦРЩ–УВ, телефонный коммутатор П–193М — на столе около блока ЦРЩ–УВ, И67В — на шкафу ВИКО, ВТС–650М — под кабиной, ИР94В — с правой стороны шкафа И30БВ, ИР63 и ИР65 — между шкафами И30АВ и И30БВ, ИР93В, И57В и Д68 — на стене кабины, около шкафа И60В. В шкафу И60В расположены блоки контроля и синхронизации И64В, индикатора наведения И32В, наведения И62В, синхронизатора И91В, питания И130В. В шкафу И90В расположены блоки имитационной аппаратуры: И301В, И302В, И303В, И304В и питания И190В. В шкафу И30БВ (И30ВВ) расположены блоки управления антенной по азимуту И63В (по углу места И65В), индикации И31ВУ, азимутального (угломестного) приемного канала цели И55В, азимутального (угломестного) канала цели и автоматического подслеживания И330ВМ1 и питания шкафа И130В. В шкафу И30АВ расположены блоки полуавтоматического сопровождения цели по дальности И61В, индикации И31ВД, определения дальности до точки встречи И87В, имитационной аппаратуры И355МВ и питания шкафа И130. В шкафу ГШВ расположены блоки логарифмических усилителей по азимуту ГШВ1 азимут (по углу места ГШВ1 угол), автоматической регулировки усиления и видеоусилителей ГШ2 и питания ГШВ3. □ ■ Шкаф офицера наведения И60В. Фото: Михаил Ходаренок □ В шкафу Д70В–4 расположены блоки формирования синхронизирующих и запускающих импульсов Д71ВМ–4, размножения угловых координат по азимуту Д73В (по углу места Д72В) и питания Д170В. В шкафу И80В расположены три взаимозаменяемых блока управления стартом ОПВ (по числу каналов ракетной батареи), один общий блок приема команд И86ВМ, блоки выработки границ зоны поражения И81В, И82В, И83В и блок питания К170АВ. В шкафу хранится запасной блок ОПВ. Блок И88В находится на стене кабины УВ, над командирским столиком. Система синхронизации. Синхронизатор РСН–75В делится на два функционально законченных узла (блока): • синхронизатор системы дальности (блок И–91В); • синхронизатор угловых систем и УВК (блок И64В). Синхронизатор предназначен для выработки опорных импульсных напряжений по дальности и углам, необходимых для синхронизации работы всех основных элементов РСН–75В. □ □ Блок И31В — индикатор ручного сопровождения. Предназначен для визуального контроля совмещения вертикальной и горизонтальной меток с отметкой цели при ручном сопровождении. Рабочее место оператора ручного сопровождения по углу. Фото: Михаил Ходаренок □ Опорное напряжение дальности представляет собой непрерывный ряд импульсов, частота которых определяет частоту посылок станции. Опорные угловые напряжения представляют собой два ряда бланкирующих импульсов, частота которых равна частоте сканирования двух лучей антенной системы в плоскостях угол и азимут, а длительность равна времени обратного хода лучей. Синхронизатор может работать как от собственного кварцевого генератора, так и от генератора кабины РД–75. □ 01 02 □ 01 — шкаф И80В — рабочее место оператора системы управления стартом и блоки автоматизированного прибора пуска АПП-75В; 02 — шкаф И30ВВ — рабочее место оператора РС по углу места.Фото: Михаил Ходаренок □ Система индикации. С помощью индикаторов производятся следующие операции: • визуальное наблюдение за воздушной обстановкой в секторе обзора станции и радиодальномера; • выбор цели для сопровождения; • грубое и точное наведение антенн на цель; • проверка дальности установки импульсов ждущих стробов по дальности и угловым координатам; • контроль правильности функционирования станции и радиодальномера; • определение момента пуска ракеты; • визуальное наблюдение за полетом и результатом действия ракеты. □ 03 04 □ 03 — шкаф И30АВ — рабочее место оператора РС по дальности; 01 — шкаф И30БВ — рабочее место оператора РС по азимуту. Фото: Михаил Ходаренок □ В состав аппаратуры системы индикации кабины входят: • один блок индикаторов наведения (блок И32В) и три блока индикаторов ручного сопровождения (блок И31ВД и два блока И31ВУ), по одному на каждую координату; • индикаторная система целеуказания на каждую координату при наличии аппаратуры внешнего ЦУ. Состав и работа этой системы указаны в ТО на устанавливаемую аппаратуру; • блок ДПУ дистанционного управления запросчиком и индикатор вращения антенны запросчика (при наличии в составе станции изделия 75Е6). Точное совмещение вертикальной и горизонтальной меток с серединой отметки от цели производится с помощью блоков сопровождения. Все остальные операции осуществляются с помощью блока индикатора наведения. □ □ Шкафы И30ВВ, И30АВ, И30БВ — рабочие места операторов ручного сопровождения по углу места, дальности и азимуту. Фото: Михаил Ходаренок □ Все индикаторы имеют растры телевизионного типа. Размеры растров: 140—170 мм по вертикали, 95—105 мм по горизонтали. Блок И32В состоит из двух индикаторов, на одном из которых обеспечивается наблюдение в системе координат дальность — азимут, на другом — дальность — угол места. Один из индикаторов сопровождения (блок сопровождения по азимуту И31ВУ) обеспечивает наблюдение в системе координат дальность — азимут, второй (блок сопровождения по углу места И31ВУ) — в системе координат дальность — угол, а третий (блок сопровождения по дальности И31ВД) — в любой из этих систем координат в зависимости от положения переключателя угол – азимут, установленного на блоке ручного сопровождения И61В. Все индикаторы РС имеют три масштаба развертки дальности: Д, Д/2 и 5 км. Сектор обзора по углам равен 20 градусам как по плоскости угол, так и по плоскости азимут. Индикаторы наведения имеют четыре масштаба дальности: Д, Д/2, 35 и 5 км. В индикаторах И31В и И32В имеются следующие элементы: • каналы формирования разверток дальности (вертикальных разверток); • каналы формирования угловых разверток (горизонтальных разверток); • каналы формирования вертикальных меток; • каналы формирования горизонтальных меток; • каналы усиления видеосигналов и их смешения с метками; • смесители бланков; • стабилизаторы фокусировки; • высоковольтные выпрямители 8000 В; • прибор для индикации ошибок сопровождения. □ 05 06 □ 05 — шкафы синхронизации и размножения угловых координат Д70В–4 и устройства защиты от помех, уводящих по угловым координатам ГШВ; 06 — шкаф имитационной аппаратуры И90В. Фото: Михаил Ходаренок □ Кроме того, в блоках И31ВУ имеются: • схемы юстировки стробов; • схема точной компенсации ветра. Блоки приемной системы цели. Блоки приемной системы цели предназначены: • для усиления сигналов цели по промежуточной частоте и видеочастоте; • для автоматического поддержания постоянства уровня выходных видеосигналов при изменении сигналов на входе приемной системы в диапазоне до 50 дБ (в режиме АРУ); • для распределения видеосигналов цели на блоки индикаторов кабины УВ, на блоки системы выработки координат кабины АВ, на аппаратуру селекции движущихся целей кабины АВ, на аппаратуру контроля. Приемное устройство состоит из двух одинаковых каналов — азимутального и угломестного. В состав каждого канала входят: • блок И55В (усилитель промежуточной частоты и схемы АРУ, МАРУ, сглаживания, формирования селекторных стробов и • открытого канала); • коммутатор – распределитель видеосигналов в блоке И330ВМ1; • блок И331ДВ (коммутатор сигналов контроля). Конструкция прицепа. Аппаратный прицеп кабины УВ служит для размещения аппаратуры командного пункта и представляет собой закрытый кузов с внешней металлической обшивкой и металлическим сварным каркасом. Внутренняя часть стенок, потолка и дверей обшита толстолистовой фанерой. Утепление стенок, потолка и дверей производится с помощью пакетов из стекловаты. Ходовая часть прицепа двухосная с поворотной передней тележкой. Она снабжена пневматическим тормозным однопроводным устройством, действующим на колеса передней и задней осей, и механическим тормозом колес задней оси, используемым во время стоянки. На ходовой части прицепа смонтированы четыре установочных домкрата. Кабина (кузов) имеет одну двустворчатую и одну одностворчатую двери, одно световое окно, системы кабинной и шкафной вентиляции. Основное оборудование кабины. Основное оборудование кабины состоит из шести шкафов с блоками (И60В, И90В, ИЗ0АВ, ИЗ0БВ, ИЗ0ВВ, И80В), блока ЦРЩ–УВ, панели ЩР, блока ВС, блока И331ДВ, блока ГГС–УВ, блока И66В, блока И67В и планшета. Конструкция шкафов. Шкафы И60В, И90В, ИЗ0АВ, ИЗ0БВ, ИЗ0ВВ с аппаратурой представляют собой типовые шкафы с верхним подключением монтажа, а шкаф И80В — с боковым подключением монтажа. □ □ Блоки управления радиодальномером РД–75 (ИР–93В) и маскирующим постом (Д–68В). Фото: Михаил Ходаренок □ Типовой шкаф состоит из цельнометаллического сварного каркаса и съемных обшивок. Типовой шкаф имеет следующие габариты: высота максимальная с нижними амортизаторами и патрубком — 1550 мм, высота каркаса — 1440 мм, ширина по лицевой части — 700 мм, глубина шкафа — 600 мм, вес шкафа без аппаратуры — около 110 кг. Все шкафы, кроме шкафов И90В и И80В, имеют пять ячеек под выдвигающиеся блоки, шкаф И90В — шесть ячеек, а шкаф И80В — семь ячеек. Ячейки отделены друг от друга перфорированными экранами. В шкафу И80В имеется одна ячейка (сбоку шкафа) для запасного блока ОПВ. Блоки устанавливаются в соответствующие ячейки шкафов, снабженные направляющими угольниками. Каждый блок может выдвигаться из шкафа на 4/5 своей длины до ограничительных упоров. При необходимости извлечения блока из шкафа его следует приподнять, чтобы ограничительные упоры вышли через пазы лицевой части шкафа. Для удобства работы с извлеченным из шкафа блоком в типовом шкафу предусмотрены отверстия для установки съемного столика. В рабочем положении блок крепится четырьмя невыпадающими винтами, расположенными на лицевой панели шкафа и ввинчиваемыми в плавающие гайки на шкафу, а также фиксируется двумя держателями сзади блока. В левой и правой обшивках шкафа имеются вентиляционные кожухи с отверстиями для обдува соответствующих ячеек шкафа воздухом, нагнетаемым вентиляторами. Вентиляционные кожухи в нижней части имеют подвижные патрубки, прижимаемые пружинами к выходным отверстиям воздухопроводов вентиляторов. □ Краткая техническая характеристика прицепа □ □ Воздух из шкафов выходит через окна на боковых и задних стенках шкафов. Выходные окна, соединяющие шкаф с наружным воздухом, расположены в шкафах ИЗ0АВ, ИЗ0БВ, ИЗ0ВВ и И80В в задней обшивке, а в шкафах И60В и И90В — в правой боковой обшивке и имеют обрамление в виде фланца с губчатой резиной для уплотнения. Выходные окна, соединяющие шкаф с кабиной, расположены в левых боковых обшивках шкафов ИЗ0АВ, ИЗ0БВ, ИЗ0ВВ, в задних обшивках шкафов И60В, И90В и в верхней крышке шкафа И80В. Эти окна при работе зимой могут закрываться выдвижной металлической шторкой с фетровым уплотнением. Все блоки питания размещены в нижних ячейках шкафов. Индикаторные блоки И32В, И31В установлены во вторых ячейках шкафов (считая сверху). Индикаторные трубки расположены примерно на уровне глаз оператора (1050—1100 мм от полок кабины). Блоки управления И61В, И62В, И6ЗВ и И65В расположены в третьей ячейке шкафов, а штурвалы управления на них расположены примерно на высоте 600 мм от пола кабины. Блок ЦРЩ–УВ. Блок ЦРЩ–УВ представляет собой небольшой металлический сварной каркас со съемными обшивками и содержит элементы схем включения напряжений освещения, вентиляции, включения питания основной аппаратуры, выпрямитель 26 в и источник переменного напряжения 26 В, 50 Гц. Блок рассчитан на естественную вентиляцию воздухом кабины, для чего боковые обшивки его имеют жалюзи, а верхняя обшивка снабжена перфорационными отверстиями с металлической тканой сеткой. Блок имеет дверцу, закрывающуюся типовым замком. Дверцой пользуются во время монтажа, настройки, проверки шкафа, а также при замене предохранителей электрической печи. Лицевая панель блока выполнена тоже в виде дверцы, но пользование ею в открытом состоянии допустимо только при монтаже, настройке, а также регламентных работах, указанных в Инструкции по эксплуатации. □ □ Блок ЦРЩ–УВ. Предназначен для включения напряжений освещения, обогрева, вентиляции и для выработки постоянного напряжения 26 В. Фото: Михаил Ходаренок □ Размещение и механический монтаж основного оборудования в кабине. Шкафы ИЗ0АВ, ИЗ0БВ, ИЗ0ВВ, И60В, И90В и И80В установлены на металлических сварных рамах, укрепленных на полу кабины. Амортизация шкафов осуществляется резиновыми амортизаторами — по четыре амортизатора между дном каждого шкафа и рамой кабины и по два между задними стенками шкафа и стеной кабины (шкафы ИЗ0В и И80В) или боковой стенкой шкафа и стенкой кабины (шкафы И60В, И90В). Три шкафа ИЗ0АВ, ИЗ0БВ, ИЗ0ВВ установлены в середине кабины вдоль правой по ходу стенки, лицевыми частями шкафы обращены в сторону центрального прохода кабины. Шкафы И60В и И90В расположены против шкафов ИЗ0ВВ и ИЗ0БВ у левой по ходу стенки с промежутками, обеспечивающими нормальную работу операторов, и обращены лицевыми частями в сторону передней части кабины. Блок ЦРЩ–УВ расположен на левой по ходу стенке кабины за шкафом И90В. На этой же стенке за блоком ЦРЩ–УВ крепится на двух кронштейнах блок ГГС–УВ. Шкаф И80В расположен у левой стенки в передней части кабины (низкий отсек). Планшет установлен в правом переднем углу кабины и крепится кронштейнами и винтами к правой стенке и с помощью подкоса и гаек к полу кабины. Во время боевой эксплуатации кабины УВ в ней устанавливается также шкаф ВИКО — выносной индикатор кругового обзора от станции П–12М/П–18. На индикаторный блок шкафа ВИКО устанавливается блок И67В. Общие сведения о кабине АВ Аппаратная кабина (кабина АВ) является составной частью радиолокационной станции наведения РСН–75В. □ ■ Графика Юлии Гореловой □ В кабину АВ входят следующие основные функциональные устройства: • приемное устройство каналов ответчиков ракет (главные усилители промежуточной частоты); • устройство определения координат цели и трех ракет; • устройство выработки команд управления ракетами; • устройство преобразования команд управления и радиопередачи их на борт ракеты; • устройство защиты станции от мешающего действия сигналов местных предметов и искусственных пассивных дипольных помех (аппаратура СДЦ); • устройства для автономной проверки аппаратуры кабины; • устройства питания радиоаппаратуры. На вход кабины АВ из кабины УВ поступают опорные импульсы синхронизатора станции и видеоимпульсы целей. Из кабины ПВ в кабину АВ подаются сигналы ответчиков ракет (сигналы промежуточной частоты). □ 07 08 □ Кабина АВ. 07 — левая половина; 08 — правая половина. Фото: Михаил Ходаренок □ В приемном устройстве канала ракет происходит усиление и детектирование этих сигналов. Видеосигналы ответчиков ракет и цели поступают в устройство определения координат, которое производит слежение за сигналами от цели и ответчиков ракет по дальности и угловым координатам и выдает в виде импульсов СВК данные о положении цели и ракет в устройство выработки команд управления. Устройство выработки команд управления на основании взаимного расположения импульсов СВК и данных об угловых скоростях цели (которые поступают из кабины управления УВ в виде медленно меняющихся напряжений постоянного тока) формирует команды К1 и К2 управления полетом ракет.

Admin: В зависимости от скорости движения поражаемой цели, воздушной обстановки и наличия активной помехи в станции могут быть применены два метода наведения — упреждение и трехточка. Команды управления полетом ракет К1 и К2 в виде медленно меняющихся напряжений постоянного тока поступают в аппаратуру радиопередатчика команд управления (РПК). Кроме того, в эту аппаратуру система выработки команд управления в соответствующие моменты времени выдает команду К4 направленного подрыва ракет в виде положительного импульса, длительность которого определяется скоростью сближения ракеты с целью, и команду КЗ дистанционного взведения радиовзрывателя ракеты в виде отрицательного импульса. Радиопередатчик команд управления является наземной частью радиолинии управления бортовой аппаратурой ракеты. □ 09 10 □ Система СДЦ. Шкаф Ц30АВ. Блоки (сверху вниз): Ц32В, Ц31ВI, Ц31ВII, Ц131, Ц132: 09 — угол; 10 — азимут. Фото: Михаил Ходаренок □ В системе РПК команды преобразуются в импульсные напряжения, которыми модулируется передатчик команд. По радиолинии передаются тройки команд управления движением К1 и К2 (по две на каждую ракету) и тройки разовых команд К4 и КЗ (по одной на каждую ракету), то есть всего двенадцать команд. Кроме того, по радиолинии передаются импульсы запуска бортовых ответчиков, следующие с частотой зондирующих импульсов канала цели, и тройки тактовых импульсов, вырабатываемых системой радиопередатчика, служащих для синхронизации работы бортовой аппаратуры и расшифровки передаваемых команд. Передатчик системы РПК кабины АВ может работать на одной из восьми фиксированных частот. Антенная система РПК конструктивно расположена на кабине ПВ. Приемная часть радиолинии (ФР–15М) размещена на борту управляемой ракеты. При боевой работе в условиях пассивных помех используется система селекции движущихся целей (СДЦ) кабины АВ, основанная на когерентно-импульсном методе. Этот метод основан на различии радиальных скоростей перемещения цели и помехи относительно радиолокатора и на выделении одних сигналов с подавлением других. □ 11 12 □ Система СДЦ. 11 — шкаф Ц30БВ; блоки (сверху вниз): Ц300В, Ц330В, Ц33М (азимут), Ц33М (угол), Ц130, Ц133В; 12 — шкаф Ц50В; блоки (сверху вниз): Ц350В, Ц52М, Ц53М (азимут), Ц53М (угол), Ц150АМ, Ц150В. Фото: Михаил Ходаренок □ Управляют работой аппаратуры кабины АВ в боевом режиме операторы кабины УВ. В состав основной аппаратуры кабины АВ входят специальные контрольно-имитационные устройства, позволяющие контролировать во время регламентных проверок все основные параметры аппаратуры кабины в условиях ее эксплуатации. □ □ Высокочастотная часть радиопередатчика команд. Фото: Михаил Ходаренок □ Аппаратура кабины АВ размещена в пятнадцати шкафах. Эти шкафы имеют следующие шифры и назначение: • К70АВ — шкаф координатных блоков цели; • К70БВI — К70БВIII — шкафы координатных блоков трех каналов ракет; • K80BI — K80BIII — шкафы блоков выработки команд управления I—III ракетами; • Л70АВ — шкаф преобразования и шифрации команд управления; • Л70БВ — шкаф контроля аппаратуры РПК; • Л20АВ и Л20ВВ — шкафы передающего устройства РПК; • ЦЗ0АВI и ЦЗ0АВII — шкафы вычитания по плоскостям и аппаратуры СДЦ; • ЦЗ0БВ — шкаф оконечного видеоустройства и контроля аппаратуры СДЦ; • Ц50ВМ — шкаф фазочувствительного приемника аппаратуры СДЦ. Кроме того, в кабине установлены центральный распределительный щит (блок ЦРЩ–АВ), в котором вырабатывается напряжение +26 В и блок громкоговорящей связи (ГГС). □ Краткая техническая характеристика прицепа □ □ Конструкция прицепа. Аппаратный прицеп кабины АВ служит для размещения шкафов аппаратуры селекции движущихся целей (СДЦ), координатной системы (К), устройства выработки команд (УВК) и радиопередатчика команд (РПК). Прицеп представляет собой установленный на ходовой части закрытый кузов с внешней металлической обшивкой и металлическим сварным каркасом. Внутренняя часть стенок, потолок и двери кузова обшиты толстой фанерой. Стенки потолка и дверей утеплены пакетами из стекловаты с гидроизоляцией из рубероида. Ходовая часть прицепа двухосная с поворотной передней тележкой. Прицеп снабжен пневматическим тормозом однопроводной системы, действующим на колеса передней и задней осей, и механическим стояночным тормозом, действующим только на колеса задней оси. Для разгрузки баллонов и рессор ходовой части служат четыре установочных домкрата, закрепленных шарнирами на раме кузова. На стенках кузова расположены вентиляционные люки. Крышки люков снабжены специальными резиновыми уплотнениями и козырьками из листовой стали. □ 13 14 □ Координатная система. 13 — шкаф К70АВ; блоки (сверху вниз): К370АВ, К75В, К73В (азимут), К71В (дальность), К73В (угол), К170БВ; 14 — шкаф К70БВI; блоки (сверху вниз): К76В, К56М, К74В (азимут), К72В (дальность), К74В (угол), К170БВ. Фото: Михаил Ходаренок □ Основное оборудование кабины состоит из шкафов ЦЗ0АВ, ЦЗ0БВ, Ц50ВМ, К70АВ, К70БВI, К70БВII, К70БВIII, K80BI, K80BII, K80BIII, Л70АВ, Л70БВ, Л20АВ, Л20ВВ, блоков ЦРЩ–АВ и ГГС–МВ. Каркасы шкафов сварные со съемными обшивками типовой конструкции. Назначение и состав аппаратуры устройства определения координат цели и ракеты. Устройство определения координат цели и ракеты (координатное устройство) предназначено для выработки импульсных напряжений, фазы которых относительно синхронизирующих (опорных) напряжений определяют в относительной системе координат станции положение выбранной для поражения цели и трех наводимых на эту цель ракет. Координатами, которыми определяются положения цели и ракет, являются наклонная дальность r и две угловые координаты, измеренные в плоскостях качания лучей двух антенн станции. □ 15 16 □ Координатная система. 15 — шкаф К70БВII; блоки (сверху вниз): К370БД, К56М, К74В (азимут), К72В (дальность), К74В (угол), К170БВ; 16 — шкаф К70БВIII; блоки (сверху вниз): К370БД, К56М, К74В (азимут), К72В (дальность), К74В (угол), К170БВ. Фото: Михаил Ходаренок □ На вход координатного устройства из кабины УВ (блок И55В) поступают видеоимпульсы цели и из блоков К56М кабины АВ — видеоимпульсы ответчиков ракет. Вырабатываемые координатным устройством измерительные импульсные напряжения, характеризующие координаты цели и ракет (импульсы СВК), выдаются на вход устройства выработки команд управления (УВК), которое решает задачу встречи ракеты с целью и формирует команды, управляющие полетом ракет. Работой координатного устройства в боевом режиме управляют операторы из кабины УВ. □ 17 18 □ Система выработки команд. 17 — шкаф К80ВII; блоки (сверху вниз): К86В, К81В, К82В, К83В, К84В, К85В, К180В. Справа — ЦРЩ–АВ; 18 — шкаф К80ВIII; блоки (сверху вниз): К86В, К81В, К82В, К83В, К84В, К85В, К180В. Фото: Михаил Ходаренок □ Станция РСН–75В предназначена для наведения ракет (от одной до трех) на одну выбранную для поражения цель. Поэтому устройство определения координат цели и ракет состоит из одного координатного устройства цели и трех одинаковых координатных устройств ракет. В каждое из этих устройств входят следующие блоки. Координатное устройство цели: блок дальности цели (блок К71В), блок азимута цели (блок К73В), блок угла места цели (блок К73В). □ 19 20 □ 19 — система выработки команд; шкаф К80ВI; блоки (сверху вниз): К86В, К81В, К82В, К83В, К84В, К85В, К180В; 20 — радиопередатчик команд; шкафы Л70БВ (блоки сверху вниз: Л370В, Л373В, Л372В, Л170АВ, Л170БВ, Л170ВВ) и Л70АВ (блоки сверху вниз: Л71В, Л75В, Л72В, Л72В, Л72В, Л73В). Фото: Михаил Ходаренок □ Координатное устройство ракеты: блок дальности ракеты (блок К72В), блок азимута ракеты (блок К74В), блок угла места ракеты (блок К74В). Кроме того, в комплект аппаратуры координатного устройства входят блок формирования опорных напряжений (блок К75В) и блок контроля — имитатор видеосигналов (блок К370АВ). Блоки координатного устройства цели, а также блоки К75В и К370АВ размещены в координатном шкафу цели (шкаф К70АВ), координатные блоки ракеты каждого из трех комплектов расположены в шкафах ракеты (шкафы К70БВI, К70БВII, К70БВIII). Кроме координатных блоков, в шкафах К70АВ и К70БВ размещены блоки питания (блоки К170АВ и К170БВ). В состав каждого шкафа К70БВ входит также блок усилителя промежуточной частоты сигналов ответчика ракеты (блок К56М). В шкафах К70БВII и К70БВIII размещены блоки имитации сигналов промежуточной частоты (К370БД), относящиеся к приемному устройству. □ □ Радиопередатчик команд. Шкафы Л20ВВ (блоки сверху вниз: Л325В, Л23В, Л122БВ, Л126В) и Л20АВ (блоки сверху вниз: Л25В, Л21В, Л22В, Л122АВ). Фото: Михаил Ходаренок □ Назначение и состав аппаратуры приемного устройства канала ответчика ракеты. В приемную систему канала ответчика ракеты входят три блока К56М (блоки УПЧ) и два блока К370БД (блоки имитации и распределения сигналов). Каждый блок К56М состоит из двух одинаковых частей, работающих по сигналам ответчика плоскостей ε и β. Основными функциями блоков являются усиление сигналов промежуточной частоты (ПЧ), регулирование усиления сигналов ПЧ, селекция сигналов ПЧ по дальности, детектирование сигналов ПЧ, усиление видеосигналов дальности плоскостей, усиление угловых видеосигналов плоскостей β и ε. Блоки К370БД предназначены для распределения сигналов ПЧ на блоки К56М, для имитации сигналов ПЧ ответчиков, для коммутации видеосигналов дальности, поступающих с блоков К56M в систему индикации, для коммутации цепей контроля токов детекторов дальности блоков К56М. Назначение и состав аппаратуры устройства питания аппаратуры кабины. Устройство питания аппаратуры кабины состоит из ряда блоков, содержащих стабилизированные выпрямители первичного напряжения 200 В 400 Гц, предназначенные для питания основной аппаратуры. Каждый блок питания имеет панель управления, позволяющую включать выпрямленные напряжения в определенной последовательности. Блоки питания размещены в нижних отсеках каждого из семи шкафов кабины. В шкафу К70АВ размещается блок К170АВ, в шкафах К70БВ — блоки К170БВ, в шкафах К80Д — блоки К180В. Кроме блока питания К170БВ, шкафы К70БВII и К70БВIII имеют в своем составе панели питания блоков К370БД, расположенные непосредственно в этих блоках. □ □ Так выглядели в кабине АВ блоки с аппаратурой. На снимке: один из блоков координатной системы. Фото: Михаил Ходаренок □ В состав устройства питания кабины входит также блок ЦРЩ–АВ, вырабатывающий постоянное напряжение +26 В для питания реле основной аппаратуры кабины и переменное напряжение 26 В, 50 Гц для питания ламп освещения, расположенных в кабине АВ. Первичные напряжения в кабину поступают через коробку выводов (ВК) и через блок ЦРЩ–АВ разводятся по шкафам. ■ Отредактировано 28.04.2016 — Admin

Admin: Общие сведения о кабине ПВ Аппаратура кабины ПВ осуществляет формирование и излучение высокочастотных сигналов в виде радиоимпульсов, прием отраженных от целей сигналов и сигналов ответчиков ракет, их усиление и селекцию по частоте, преобразование в сигналы промежуточной частоты и передачу их на главные усилители, с которых видеосигналы поступают на координатные и индикаторные устройства, расположенные в кабинах УВ и АВ. □ □ В станции РСН–75В аппаратура кабины ПВ выполняет следующие основные функции: • поиск и обнаружение целей в пространстве; • сопровождение выбранной цели и сопровождение наводимых на цель ракет путем слежения за ними антеннами визирования и антенной радиопередатчика команд; • выработку пачек принятых сигналов, обеспечивающих работу координатных систем цели и ракеты по дальности, углу места и азимуту; • излучение сигналов радиопередатчика команд, расположенного в кабине АВ; • обеспечение защиты станции от активных и пассивных помех. □ ■ Графика Юлии Гореловой □ Основной режим станции РСН–75В рассчитан на ее взаимодействие с системой ПВО, то есть с системами дальнего обнаружения и целеуказания с достаточно точной информацией о координатах цели. Кроме того, в станции предусмотрен режим автономной работы вне системы ПВО, который обеспечивает поиск и обнаружение цели с достаточной для выполнения этой функции дальностью действия. Эта задача решается аппаратурой приемно–передающей части станции и антенной системой. Режим поиска и обнаружения обеспечивается обзором пространства в двух взаимно перпендикулярных плоскостях. В кабине ПВ можно менять величину действующего потенциала в соответствии с размерами цели, расстоянием до цели и состоянием атмосферы. Увеличение действующего потенциала станции достигается антеннами узкого луча, снижением частоты следования генерируемых передатчиком импульсов и сужением полосы пропускания приемного устройства. □ Общие технические данные кабины ПВ □ □ Состав аппаратуры. В кабину ПВ входит следующая аппаратура: антенно–фидерная система, передающее устройство, приемное устройство (высокочастотная часть), система управления антеннами, токосъемник, блок питания кабины постоянным напряжением 26 В и щиток распределения, контрольно–измерительная аппаратура, система распределения воздуха. Размещение аппаратуры. Кабина ПВ имеет две компоновки размещения аппаратуры — в боевом и в походном положениях. Внутри кабины размещены аппаратура приемно–передающего тракта, аппаратура контроля и управления. □ ■ Общий вид кабины ПВ. В центре — токосъемник П400В. Фото: Михаил Ходаренок □ Около входа в кабину вдоль левой стенки размещены шкафы П40ВА, П20ВВ и П20АВ, вдоль правой стенки – шкафы П20АВ, П20ВВ и П40ВБ. На шкафах П20ВВ расположены блоки П23В и П19В1. К боковым стенкам кабины (над блоком П23В) прикреплены ящики ЗИП–77, ящик для ВВЛ–6 и карман для укладки эксплуатационной документации. У задней стенки кабины стоит шкаф П20БВ, на котором установлены блоки П327В и ГЧ–10А (ГСС–28М). Над этими блоками на задней стенке кабины закреплен блок ФН100. Шкафы П20АВ имеют в верхнем правом углу уступ. В уступе правого шкафа установлен блок П310В, а в уступе левого шкафа – блок П201БВ. В центре кабины размещен токосъемник — блок П400В, на котором укреплены телефон и аппаратура громкоговорящей связи. Слева от токосъемника П400В под полом установлен азимутальный редуктор П211. Справа от токосъемника в специальном отсеке размещены ящик и сумки с инструментом. □ ■ Шкаф П20БВ — контроля и управления. Фото: Михаил Ходаренок □ Под кабиной снаружи у передней стенки находятся ящики: ЗИП–75. Под полом кабины с доступом через люк расположен блок П213. У задней стенки снаружи (под кабиной) размещен блок П402, на задней стенке снаружи — блок П500. На крыше кабины установлено основание. На его стойках закреплена горизонтальная антенна широкого луча П11В. Перпендикулярно к ней жестко закреплена на одной оси с П11В вертикальная антенна широкого луча П12В. С противоположной стороны к антенне П11В крепится антенна П16В. □ 21 22 □ 21 — шкаф П20АВ (азимут) — модулятор–генератор; 21 — шкаф П40ВА (Б) — высокочастотная часть приемного устройства широкого и узкого луча. Фото: Михаил Ходаренок □ Сверху на антенне П11В кронштейнами установлены антенны узкого луча П13В и П14В. В стойке со стороны антенны П12В укреплен редуктор П212В для перемещения антенн по углу места. На крыше кабины расположены два блока П19 и кабельная коробка. На горизонтальной антенне П11В (на корпусе крепления к средней опоре) имеются специальная площадка с пазом для установки визирного приспособления и подставки под орудийный квадрант для ориентирования кабины на местности. Кабина в боевом положении имеет круговое ограждение, на котором закрепляется противопожарное оборудование. В походном положении с кабины снимаются антенны П11В, П12В, П13В, П14В и П16В, основание, волноводный тракт и транспортируются в специальных крытых прицепах. □ □ □ Шкаф П40ВА (Б) — высокочастотная часть приемного устройства широкого и узкого луча — с открытыми дверцами. Фото: Михаил Ходаренок □ Антенны П12В и П16В укладываются в прицеп П1В, основание и антенна П11В — в прицеп П2В, антенны П13В и П14В — в прицеп ПЗВ. Ограждение и волноводный тракт антенн широкого луча транспортируются в прицепе П1В, волноводный тракт антенн узкого луча — в прицепе ПЗВ. Скорость передвижения: по асфальтовому и бетонированному шоссе — 35 км/ч, по булыжному шоссе и грунтовой дороге — 20 км/ч. Работоспособность в различных климатических условиях. Кабина ПВ надежно защищена от воздействия дождя и снега и работоспособна в этих условиях. Все места выхода волноводов, окна вентиляторов, дверь имеют резиновые уплотнения, не пропускающие влагу внутрь кабины. Окна вентиляторов защищены крышками от дождя. Блоки, расположенные вне кабины (антенны, переключатели П19, вращающиеся и поворотные сочленения, сканеры), конструктивно выполнены герметичными, раскрывы антенн широкого луча П11В и П12В заклеены перкалью и закрашены, а на стыковочные разъемы нанесен специальный герметик. Конструкция кабины ПВ. Кабина ПВ размещена на платформе 52–У–415 (КЗУ–16). Рама кабины в плане имеет форму прямоугольника. Длина рамы — 3900 мм, ширина — 2350 мм. Снизу к средней части рамы приварен стальной квадратный лист со стороной 1500 мм и толщиной 15 мм. Наружный контур этого листа точно совпадает с контуром опорной пяты, на которую устанавливается своим основанием кабина. В центре листа сделано круглое отверстие с фланцем для крепления токосъемника. Кроме того, лист имеет продолговатое фигурное отверстие, которое позволяет устанавливать кабину на лафет без снятия редуктора привода азимута, установленного на опорной плите. Каркас кабины сварен из четырех щитов, образующих боковые стенки кабины. Каждый из щитов сварен из балок коробчатого профиля квадратного сечения. Большинство балок имеет внутри дубовые бруски, увеличивающие прочность балок и упрощающие крепление обшивки. На передней стенке каркаса кабины в центре расположена входная дверь. В верхней части двери имеется застекленное окно, защищенное снаружи решеткой. Окно закрывается изнутри маскировочной шторкой, намотанной на валик. В нижней части двери имеется приточное вентиляционное окно. Доступ воздуха через это окно регулируется крышкой, помещенной на внутренней стороне двери. Дверь кабины имеет блокировочный контакт, автоматически выключающий белый и включающий синий свет в кабине при открывании двери. Рядом с дверью расположено световое табло, сигнализирующее о включении азимутального привода кабины. На правой стенке кабины имеется восемь вентиляционных люков, на левой стенке — семь вентиляционных люков, на передней и задней стенках — по три люка 2. Кроме того, на всех стенках имеется по одному окну 3 для вывода волноводов. На задней стенке кабины находятся приспособления для крепления болтами блока П500–9. □ ■ Модуляторные лампы ГМИ–2Б. Фото: Михаил Ходаренок □ Каркас крыши кабины сварен из балок коробчатого сечения. На нем в средней части имеется горловина для установки вращающегося сочленения антенны П16В. Кроме того, к каркасу крыши приварены четыре пары плит, предназначенные для установки опор фермы. Стенки каркаса кабины обшиты снаружи дюралюминиевыми листами толщиной 1,2 мм, а крыша – стальным листом толщиной 0,8 мм. □ □ Магнетрон Ми–147 (148) — видны подковообразные магниты магнитной системы — и блок АПЧМ (автоподстройки частоты магнетрона). Фото: Михаил Ходаренок □ Внутри кабина обшита фанерой толщиной 6 мм. Пол кабины сделан из досок толщиной 25 мм и покрыт линолеумом, войлочным и резиновым ковриками. Доски пола и обшивка кабины крепятся к раме, каркасу и крыше кабины болтами, винтами и шурупами. В полу кабины размещены семь люков. Средний люк предназначен для доступа к электродвигателю и редуктору П211. Справа от токосъемника расположен люк для укладки ЗИП, а спереди — люк для доступа к блоку П213. Два люка, расположенных справа и слева от среднего люка, предназначены для установки вентиляторов шкафов П20ВВ, а два других люка — для вентиляторов шкафов П40В. Люки закрыты деревянными крышками с металлическим обрамлением. На переднем правом углу рамы с наружной стороны кабины приварен полый кронштейн, предназначенный для ручного поворота кабины. Общие сведения о кабине ПВ. Необходимость обзора пространства в двух взаимно перпендикулярных плоскостях обусловливает наличие в кабине двух идентичных приемно-передающих каналов визирования — азимутального и угломестного. Каждый канал состоит из модулятора–генератора (шкаф П20АВ), высоковольтного выпрямителя (шкаф П20ВВ), ферритового переключателя (блок П23В), высокочастотной части приемного устройства (шкаф П40В), волноводного тракта и антенных систем. Кабина ПВ имеет две антенные системы: антенную систему узкого луча (П13В, П14В) и антенную систему широкого луча (П11В, П12В). □ □ Блок автоподстройки частоты магнетрона (по азимуту) и блок управления приводами П310В. Фото: Михаил Ходаренок □ В соответствии с этим кабина ПВ работает в трех режимах. Режим узкого луча. В этом режиме излучение высокочастотной энергии в пространство и прием отраженных сигналов от целей ведутся антеннами П13В, П14В, лучи которых сканируют в двух взаимно перпендикулярных плоскостях в секторе ±7°. Усиление принятых отраженных сигналов по высокой и промежуточной частоте осуществляется в высокочастотной части приемного устройства (шкаф П40В). Режим подсвета. В этом режиме излучение высокочастотной энергии производится антеннами П13В, П14В, лучи которых неподвижны и направлены по биссектрисам сектора обзора. □ □ Блок П29В — блок автоподстройки частоты магнетрона (по углу) и блок П201БВ (служит для переключения режимов работы приемопередающего устройства: узкий луч — широкий луч — подсвет). Фото: Михаил Ходаренок □ Прием отраженных сигналов от целей и сигналов ответчиков ракет осуществляется антеннами П11В, П12В, лучи которых сканируют в двух взаимно перпендикулярных плоскостях в секторе ±20°. Усиление принятых отраженных сигналов по высокой и промежуточной частоте осуществляется в высокочастотной части приемного устройства (шкаф П40В). Режим широкого луча. В этом режиме излучение и прием ведутся антеннами П11В, П12В, а усиление осуществляется в высокочастотной части приемного устройства (шкаф П40В). Входящая в кабину ПВ антенно-фидерная система канала радиопередачи команд (П16В) функционально с приемно-передающими устройствами каналов визирования не связана и представляет собой обособленную систему. Антенна П16В конструктивно жестко связана с антеннами канала визирования (П11В, П12В, П13В и П14В) для полного согласования всех антенн между собой по положению секторов обзора. Антенны приводятся в действие силовыми приводами. Связь аппаратуры кабины ПВ с кабинами АВ, УВ и РВ производится через токосъемник П400В, входные коробки ПВ BK1, ПВ ВК2 и кабельные линии. Принцип определения координат цели и ракеты. Основной функцией кабины ПВ является выработка электрических сигналов, характеризующих в определенном масштабе положение цели и ракеты относительно места расположения кабины. □ ■ Контрольный осциллограф П327В. Фото: Михаил Ходаренок □ Принцип определения дальности до цели заключается в определении времени прохождения высокочастотного сигнала от антенны кабины до цели и обратно. Принцип определения угла места (азимута) цели состоит в измерении времени между опорным угловым сигналом, создаваемым датчиком, и центром «пачки» отраженных от цели сигналов, формируемой диаграммой направленности антенны угла места (азимута) при сканировании. Принцип определения дальности до ракеты так же, как и принцип определения дальности до цели, заключается в измерении времени между моментом запроса бортового ответчика, происходящего по радиолинии управления, и моментом приема ответного сигнала антенной системой широкого луча. Запрос и ответ производятся на разных частотах. Принцип определения угла места (азимута) ракеты аналогичен принципу определения угла места (азимута) цели, только запрос производится на частоте радиолинии управления, а ответ — на частоте канала визирования ракеты. □ Опубликовано 7 октября в выпуске № 5 от 2015 года

Admin: ■ ОружиеЗРК С–75 — первый среди равных — часть IIIСтруктура технического дивизиона С–75 Технический дивизион (тдн) С–75М предназначается для обеспечения зенитных ракетных дивизионов окончательно снаряженными и готовыми к пуску ракетами. □ ■ Полуприцеп ПР–11Б с габаритно–весовым макетом ракеты типа 20Д. Фото: Михаил Ходаренок □ При подготовке к боевым действиям и при ведении боя технический дивизион выполняет следующие основные задачи: • обеспечивает выгрузку, транспортировку, приемку и хранение ракет, а также комплектующих частей к ним, компонентов ракетного топлива и ЗИП, поступающих с баз снабжения или заводов промышленности; • обеспечивает проведение в установленные сроки входного контроля ракет и комплектующих частей к ним, перевод их в режим длительного хранения (промежуточной готовности) и содержание их в этих режимах; • производит перевод ракет из режима длительного хранения (промежуточной готовности) в транспортное положение; • обеспечивает транспортировку ракет на стартовые позиции зрдн и обратно; • осуществляет систематический контроль за техническим состоянием ракет, находящихся на технической и стартовых позициях; • обеспечивает проведение регламентных работ с оборудованием технического дивизиона, поддерживая его в постоянной боевой готовности; • производит анализ компонентов топлива в установленные сроки; • совместно с личным составом мастерской по ремонту вооружения обеспечивает проведение войскового ремонта ракет и технологического оборудования дивизиона; • обеспечивает проведение работ с аварийными ракетами. Технический дивизион выполняет боевую задачу в составе зенитной ракетной бригады или технической базы и является передвижным подразделением. □ ■ Графика Юлии Гореловой □ Ракеты перевозятся в район позиции технического дивизиона комплектно или отдельными транспортными грузами: • маршевая часть ракеты (II ступень) — в таре № 1; • крылья и стабилизаторы — в таре № 2; • пороховой ракетный двигатель (I ступень) — ПРД с пиросвечами и воспламенителем — в таре № 3; • боевая часть — в таре № 4; • ВДМ (ПИМ 5В84) и пиропатроны — в штатной укупорке; • сменный гетеродин — в специальной таре; • ЗИП — в заводской укупорке. Как правило, ПРД в технический дивизион поставляются снаряженными. При поступлении неснаряженных ПРД (как исключение) снаряжение их производится сразу же по получении комплекта пороховых шашек и воспламенителей. При поступлении в технический дивизион все ракеты, комплектующие их части и ЗИП проходят входной контроль в соответствии с требованиями инструкций по эксплуатации ракет в установленные сроки. □ □ Тара № 1 — в техническом дивизионе в ней хранится маршевая часть ракеты (II ступень). Фото: Михаил Ходаренок □ Для выполнения задач технический дивизион занимает боевой порядок, который включает: а) на стационарной позиции: • пункт управления, • сооружения и площадки технической позиции №№ 1, 2, 3, 4, 4а, 4б, 5, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14, 15, 17, 18, 53, 54, 55 и ПКЗ (площадка контроля и зачехления), • гаражи и навесы №№ 20, 21, 22, 23; б) на полевой позиции: • пункт управления, • площадки технической позиции №№ 1, 2, 3, 4, 4а, 4б, 5, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14, 15, 17, 53, 54, 55 и ПКЗ (площадка контроля и зачехления), • открытые стоянки для автотранспорта. Сооружения и площадки технической позиции располагаются в определенной последовательности, обеспечивающей чередование и выполнение технологических операций при приведении ракет в режим готовности — транспортное положение, и образуют технологический поток. □ Назначение технологических сооружений и площадок □ Сооружение (площадка) № 1 предназначается для разгрузки и длительного хранения ракет (II ступень), комплектов крыльев, стабилизаторов и ЗИП к ракетам в таре или на стеллажах, раскупорки их, расконсервации, перегрузки на технологические тележки и установки крыльев. В сооружении № 1 может быть установлен КИПС и ПКУ для проведения регламентных проверок ракет. □ □ В состав оборудования для стыковки и снаряжения ракет входят автопогрузчики. На снимке: автопогрузчик со специальным такелажным приспособлением 100Е. Фото: Михаил Ходаренок □ Ракеты могут храниться как в сооружении в штабелях по двенадцать ракет в четыре яруса без тары на стеллажах или специальных опорах или по четыре ракеты в два яруса в таре № 1 (допускается три яруса), так и на открытой площадке в таре № 1 в штабелях по четыре ракеты в два яруса, укрытых брезентом на подкладках, изолирующих тару от грунта. На каждой таре должен быть ярлык (при хранении без тары — табличка на стеллажах) с указанием номера ракеты, спецмаркировки, даты изготовления, даты консервации, даты последней проверки и даты следующей проверки, даты окончания гарантийного или эксплуатационного срока хранения. Укладка ракет в сооружении должна обеспечивать выдачу ракет в любой зрдн при выходе из строя одной из кран-балок. Разрешается содержать в сооружении № 1 ракеты (II ступени) на ТСТ с пристыкованными крыльями и установленными на тележках стабилизаторами, готовыми к отправке на технологический поток. Крылья и стабилизаторы, хранящиеся в таре, укладываются на деревянные подкладки в штабели в три яруса. При хранении в помещении крылья и стабилизаторы укладываются на стеллажи или специальные опоры комплектно для каждой ракеты с таблицами, на которых указывается номер ракеты. Расположение автокрана и технологической тележки (ТСТ) на площадке № 1 должно обеспечивать безаварийную перегрузку ракет с накатника на тележку. По пути движения автокрана производится разметка колеи и на площадке отмечаются места стоянок автокрана и ТСТ. □ □ Технологическое оборудование для работы с боевыми частями ЗУР (технологическая тележка 117Е55) и пороховыми ракетными двигателями. Фото: Михаил Ходаренок □ B сооружении (на площадке) производятся вскрытие тары №№ 1 и 2; извлечение ракеты из тары № 1 (стеллажа) и перегрузка на технологическую тележку (ТСТ) с помощью кран–балки или автокрана с соответствующей такелажной балкой; извлечение из тары № 2 (со стеллажа), расконсервация и погрузка на ТСТ вручную комплекта стабилизаторов (при отсутствии доработанных ТСТ на транспортную тележку 117Е или 5X93); расконсервация ракеты (II ступень), установка крыльев, натяжение титановых (магниевых) лент и их контровка; отправка технологических тележек с ракетами и стабилизаторами на площадку № 3; консервация ракет (II ступень), крыльев и стабилизаторов при укладке их в тару или на стеллажи. Сооружение (площадка) № 2 предназначается для проведения регламентных проверок бортовой аппаратуры ракет. Проверка ракет может производиться как в отапливаемом помещении, так и на открытой площадке, в палатке. В сооружении (на площадке) производятся автономные проверки бортовой аппаратуры ракет В–759, В–755, В–750ВН, совмещенные проверки бортовой аппаратуры ракет В–759 и В–755 и комплексные проверки ракет B–750BH. Площадка № 3 предназначена для заправки (дозаправки) ракет воздухом. На площадке размещаются два воздухозаправщика, две компрессорные станции и организуются два рабочих места. В случае двухэтапной заправки дозаправка (стравливание) производится также на площадке № 3. □ □ Пороховой ракетный двигатель ПРД–58 к ракете типа 20Д на технологической тележке. Фото: Михаил Ходаренок □ Площадка № 4а предназначается для стыковки ракет со стартовым ПРД, для чего организуется одно рабочее место. На площадке производятся укладка ПРД на домкраты ТСТ; регулировка натяжения тандеров замков 7 (6) отсека; стыковка II ступени ракеты со стартовым ПРД; проверка вкладышей ПРД (регулировка критического сечения сопла ПРД для ракет В–750ВН); установка снаряженных пиросвечей на стартовый ПРД; отправка ракет на ТСТ в сооружение (на площадку) № 4. Допускается хранение пиросвечей и пиропатронов в специально оборудованном хранилище в 10—15 м от площадки № 4а. Пиросвечи и пиропатроны хранятся на стеллажах (полках) в своей укупорке. Проверка пиропатронов и пиросвечей производится на оборудованном рабочем месте в специальном приспособлении ПП–3. Сооружение (площадка) № 4 предназначено для оборки и снаряжения ракет. В сооружении (на площадке) производятся установка стабилизаторов; установка боевой части; проверка обесточенности электроразъемов БЗ–1, БЗ–2 (В–7); установка ВДМ (боевой трубки); установка ПИМ 5B84 (для ракеты В–759); стыковка злектроразъемов БЗ–1, БЗ–2 (В–7) и пневмотрубок ВДМ; стыковка электроразъема Ш–1 ПИМ (для ракеты В–759); наклейка именной бандероли; подсоединение газопровода, проверка и регулировка газового разъема. При работах с ракетами В–750ВН дополнительно производятся стыковка пневмопровода рулевой машинки стабилизатора; проверка и при необходимости регулировка положения элеронов (рамки). □ ■ Две боевые части к ракетам типа 20Д на технологической тележке 117Е55. Фото: Михаил Ходаренок □ В сооружении (на площадке) производятся также работы по снаряжению (расснаряжению) ПРД порохами. Во время снаряжения ПРД никакие другие работы в сооружении (на площадке) не проводятся. При работах по снаряжению (расснаряжению) ПРД в сооружении (на площадке) разрешается одновременно содержать не более одного комплекта порохов. Площадка № 46 предназначается для перегрузки собранной и снаряженной ракеты с ТСТ на ТЗМ с помощью автопогрузчика или автокрана. Площадка № 5 предназначается для заправки ракет горючим и слива горючего из ракет. На площадке организуются два рабочих места, на которых размещаются два автозаправщика горючего. Для удобства работы на площадке оборудуется специальная эстакада с поворотным кронштейном для закрепления заправочного пистолета. Сооружение (площадка) № 8 предназначается для хранения комплектов снаряженных стартовых ПРД. В сооружении хранение производится в штабелях без тары на подкладках в два-три яруса с устройством смотровых и рабочих проходов. Для перегрузки ПРД в сооружении предусматриваются два электротельфера или ручные тали грузоподъемностью не менее 2 т. Хранение ПРД может производиться также и на открытой площадке в таре № 3 или без тары под брезентом или навесом на подкладках, изолирующих укупорку от грунта, штабелями в два–три яруса. ПРД хранятся с установленными предохранительными крышками. □ □ Автоцистерна ЗАК–21ЦМ. Предназначена для транспортировки окислителя. Фото: Михаил Ходаренок □ Боевые крышки, готовые к установке, укладываются в сооружении на стеллажи у соответствующих ПРД. При хранении ПРД на открытой площадке боевые крышки укладываются в тару № 3 или на специально оборудованном месте. На площадке перед сооружением № 8 производятся замена предохранительных крышек на боевые и расконсервация ПРД. Сооружение (площадка) № 9 предназначается для хранения боевых частей. Боевые части в сооружении хранятся в таре или без тары. При хранении в таре они укладываются на деревянные подкладки в два или три ряда по высоте с деревянными прокладками между рядами, каждая укупорка фиксируется от перекатывания специальными деревянными клиньями. При хранении БЧ без тары они укладываются на деревянные подкладки в один ряд. Допускается хранение боевых частей без тары в три ряда по высоте при укладке их на специальные стеллажи, не передающие давление на нижние ряды. На открытой площадке боевые части хранятся в таре на деревянных подкладках (аналогично содержанию их в сооружениях) под брезентом или навесом, предохраняющим от атмосферных осадков и солнечной радиации. На каждую партию боевых частей при хранении должен быть стеллажный ярлык (табличка), в котором указываются: наименование имущества, номер партии, дата изготовления, завод–изготовитель, время поступления, дата последней проверки, срок очередной проверки, количество. □ ■ Автозаправщик окислителя ЗАК–32М. Фото: Михаил Ходаренок □ Сооружение (площадка) № 10 предназначается для хранения ВДМ (БТ), ПИМ 5B84, пиросвечей и пиропатронов. Пиропатроны хранятся в изолированном отсеке, в герметичной укупорке, отдельно от ВДМ (БТ) и НИМ. Допускается хранение пиропатронов, ВДМ (БТ) и ПИМ в штатной укупорке на открытой площадке под брезентом, навесом или в палатке, предохраняющих от атмосферных осадков и солнечной радиации. Вскрытие укупорки и проверка ВДМ (боевых трубок) производятся в специально оборудованном укрытии (окопе). Номер расчета, проверяющий ВДМ (БТ), также должен находиться в укрытии (сооружении № 18). Вскрытие укупорки, проверка пиропатронов и пиросвечей производятся на оборудованном рабочем месте в районе площадки № 4а. Площадка № 11 предназначается для проведения войскового ремонта ракет. Площадка № 12 предназначается для аварийных работ с ракетами и для безопасности вынесена за пределы территории технологического потока. Площадка № 13 предназначается для раскупорки и хранения двух комплектов БЧ. На площадке производятся вскрытие тары № 4 с БЧ; погрузка БЧ на транспортную тележку при помощи подъемного приспособления 120Е55 (120Е) и отправка ее на площадку № 4; хранение двух готовых комплектов БЧ на транспортной тележке. □ ■ Передвижная компрессорная станция типа УКС–400. Фото: Михаил Ходаренок □ Площадка № 14 предназначается для раскупорки ПРД. Площадка № 15 предназначается для хранения тары от ракет. Площадка № 17 предназначается для заправки баков ракет или полуприцепов окислителем, для слива окислителя, промывки и просушки баков и шлангов, для проверки двигательной установки на герметичность. На площадке размещаются два автозаправщика окислителя и организуются два рабочих места. Для удобства работы на площадке оборудуется специальная эстакада с поворотным кронштейном для закрепления заправочного пистолета. Расстояние от площадки до ближайших объектов должно обеспечить безопасность работы. Площадка контроля и зачехления (ПКЗ) предназначается для проверки готовности ракеты к отправке начальником колонны и зачехления полуприцепа. Площадка оборудуется эстакадой для удобства и быстроты осмотра и зачехления, а также стеллажами для хранения чехлов полуприцепов. Площадка контроля и зачехления оборудуется за площадкой № 17 на выезде с позиции технического дивизиона. Сооружения и площадки с навесом №№ 20, 21, 22, 23 являются гаражами для транспортных и специальных автомобилей, а №№ 25, 27 — местами их технического обслуживания. □ ■ Воздухозаправщик МС–10. Фото: Михаил Ходаренок □ Сооружения №№ 30, 31, 32, 33, 34, 38, 40, 41 предназначаются для охраны технической позиции и размещения личного состава караула. Площадки №№ 54, 55 предназначены для хранения горючего, площадка № 53 — для хранения окислителя. Они, как правило, совмещаются с соответствующими площадками заправки №№ 5, 17. На территории технической позиции, в хранилищах и на открытых площадках, где производятся хранение и работы с ракетами, комплектами снаряжения и ЗИП, необходимо строго соблюдать меры пожарной безопасности. □ Функционирование технического дивизиона □ На технологическом потоке технического дивизиона производятся следующие работы: • работа по переводу ракет из режима длительного хранения или промежуточной готовности в режим окончательной готовности (транспортное положение) для отправки на стартовые позиции зрдн; • регламентные работы с ракетами, находящимися в режиме длительного хранения или промежуточной готовности; • проведение входного контроля ракет, комплектующих частей и анализа компонентов ракетного топлива; • перевод ракет из режима длительного хранения в режим промежуточной готовности; • перевод ракет из транспортного положения в режим длительного хранения (для проведения войскового ремонта, в аварийных случаях или по истечении эксплуатационного срока). Основу функционирования тдн составляет работа по подготовке и отправке ракет, содержащихся в режиме длительного хранения или промежуточной готовности, на стартовые позиции зрдн. Проверка бортовой аппаратуры с помощью КИПС во время боевой работы не производится. Все работы ракетами производятся в соответствии с требованиями инструкций по эксплуатации ракет и технологического оборудования тдн. □ ■ Обмывочно–нейтрализационная машина 8Т311. Фото: Михаил Ходаренок □ Работы по приведению ракет из режима длительного хранения в транспортное положение начинаются в сооружении (на площадке) № 1 расчетом перегрузки и реконсервации, который извлекает ракету (II ступень) из тары (стеллажа), укладывает ее на технологическую тележку ТСТ с помощью кран–балки или автокрана с соответствующей траверс–балкой, производит расконсервацию ракеты, натяжение и контровку титановых (магниевых) лент. Извлекает крылья и стабилизаторы из тары № 2 (со стеллажа), расконсервирует их и устанавливает крылья на ракету. Стабилизаторы устанавливаются на специальные ложементы ТСТ. Для ракеты В–750ВН производятся промывка, стыковка и пломбировка электроразъема стабилизатора № 1. После окончания всех работ ракета перевозится на площадку № 3. При отсутствии доработанных технологических тележек ТСТ комплект стабилизаторов (для ракеты В–750ВН стабилизаторы №№ 2, 3, 4) устанавливается на транспортную тележку 117Е (117Е55, 5X93) и перевозится расчетом транспортировки в сооружение (на площадку) № 4. При хранении в сооружении № 1 подготовленных ракет на тележках ТСТ боевая работа начинается с отправки их на площадку № 3. Вывоз пустой тары № 1 производится вручную с помощью подкатных домкратов. На площадке № 15 с помощью автокрана укладывают тару в штабеля. Работа по укладке тары может производиться после окончания боевой работы. На площадке № 3 производится заправка ракеты и баллонов полуприцепа воздухом из воздухозаправщика 5Л94 (МС–4М, МС–4, 5Л91). При массовой подготовке ракет в боевых условиях заправка производится в один этап до давления 350 ати, дозаправка и стравливание в этом случа е производятся в зрдн при падении давления ниже 260 ати или повышении его выше 350 ати. При подготовке отдельных ракет для постановки на боевое дежурство заправка производится в два этапа: предварительная — до давления 320—350 ати и не менее чем через час, дозаправка или стравливание — до давления, указанного в графике заправки в зависимости от температуры окружающего воздуха и времени года. Работы по заправке выполняются в соответствии с приложениями 17, 18, 19. После заправки ракета перевозится на площадку № 4а. Заправка баллонов воздухозаправщика и других емкостей воздухом производится с помощью компрессорной станции СM–14K (5К62, УКС–400В–131). Влажность заправляемого воздуха должна быть предварительно проверена прибором 8Ш31 (ДДН–1М). □ □ После заправки окислителем автотягач перевозит полуприцеп с ракетой на площадку контроля и зачехления, где производятся осмотр ракеты и ТЗМ, прием сопроводительной документации начальником колонны и зачехление полуприцепа. Фото: Михаил Ходаренок □ Заправка воздухом без проверки его влажности запрещается. В сооружении (на площадке) № 8 работает расчет доставки ПРД. При хранении ЛРД в сооружении № 8 первый и второй номера расчета с помощью ручной тали (электротельфера) и монорельса подают ПРД на площадку перед сооружением, где производят расконсервацию ПРД и замену предохранительной крышки на боевую. Третий номер расчета автопогрузчиком перевозит ПРД на площадку № 4а. При хранении ПРД в таре на открытой площадке работы по извлечению его из тары, замене предохранительной крышки на боевую и расконсервации производятся на площадке № 14. Доставка ПРД с площадки № 8 на площадку № 4а допускается на оборудованном бортовом автомобиле. В этом случае на площадке № 4а должен находиться второй автопогрузчик. Работы по доставке боевых частей, проверке ВДМ и доставке ВДМ и ПИМ 5В84 в сооружение (на площадку) № 4 выполняет расчет доставки БЧ. Первый и второй номера расчета перевозят боевые части в таре из сооружения (с площадки) № 9 на площадку № 13, где совместно вскрывают тару, с помощью подъемного устройства перегружают БЧ на транспортную тележку и перевозят в сооружение (на площадку) № 4. При хранении боевых частей в сооружении № 9 без тары перегрузка их на транспортную тележку производится в сооружении. B сооружении (на площадке) № 4 разрешается при боевой работе содержать не более двух боевых частей. При снаряжении ракеты В–755 третий номер доставляет из хранилища № 10 ВДМ в сооружение № 18 (окоп), производит там вскрытие укупорки и проверку ВДМ, после чего доставляет его в сооружение (на площадку) № 4 и передает третьему номеру расчета сборки и снаряжения.

Admin: При снаряжении ракеты В–759 третий номер доставляет ПИМ в укупорке из хранилища № 10 в сооружение (на площадку) № 4, производит вскрытие укупорки и установку ПИМ на боевую часть. Боевые трубки для снаряжения ракет В–750ВН в режиме длительного хранения проверяются в установленные Инструкцией по эксплуатации сроки и доставляются в лотках третьим номером в сооружение (на площадку) № 4 без проверок, где передаются третьему номеру расчета сборки и снаряжения. На площадке № 4а номера расчета стыковки совместно с механиком автопогрузчика перегружают ПРД на домкраты технологической тележки (ТСТ), регулируют натяжение тандеров замков, стыкуют ПРД с маршевой частью. Третий номер устанавливает снаряженные пиросвечи на ПРД, проверяет соответствие вкладышей ПРД времени года, а на ракете В–750ВН производит регулировку критического сечения сопла. Четвертый номер из хранилища пиросвечей и пиропатронов доставляет их к рабочему месту, оборудованному в районе площадки № 4а, где производит проверку пиропатронов и пиросвечей, после чего передает их третьему номеру расчета стыковки. В сооружении (на площадке) № 4 первый, второй и третий номера расчета сборки и снаряжения подготавливают ракету к снаряжению, устанавливают боевую часть с помощью специальных приспособлений, устанавливают ВДМ (боевые трубки). Четвертый и пятый номера расчета устанавливают стабилизаторы на ПРД (для ракеты В–750ВН производят регулировку элеронов). Пятый номер стыкует газопровод и производит при необходимости регулировку зазора газового разъема (для ракеты B–750BH третий номер устанавливает соединительные трубки пневмо– и газопроводов). По окончании сборки и снаряжения ракеты первый номер заполняет трафарет. Полностью собранная и снаряженная ракета вывозится расчетом перегрузки на площадку № 46. На площадке № 46 расчет перегрузки производит перегрузку ракеты с помощью автопогрузчика или автокрана на полуприцеп ТЗМ. Площадка № 46 должна иметь разметку, обеспечивающую наиболее рациональное перемещение автопогрузчика (места стоянки автокрана, остановок технологических тележек и ТЗМ) при перегрузке ракет. Полуприцеп при необходимости должен быть предварительно заправлен воздухом и окислителем. Водитель ТЗМ перед заездом на площадку № 46 подготавливает полуприцеп к перегрузке, проверяет работу всех механизмов, при необходимости производит регулировку уравновешивающего механизма и ложементов под соответствующий тип ракеты и убеждается в надежности сцепки полуприцепа и состыковки его электро- и пневморазъемов с тягачом. С площадки № 46 тягач перевозит полуприцеп с ракетой на площадку № 5, где производится заправка ракеты горючим. Заправка ракет В–755 и В–759 горючим производится автозаправщиками ЗАК–41А (ЗАК–41В) или 5Л22А, а ракет В–750ВН — только автозаправщиком ЗАК–41А (ЗАК–41В), как правило, из стационарных емкостей. В случае отсутствия стационарных емкостей заправка производится из собственной емкости ЗАК–41А (ЗАК–41В) или автоцистерны ЗАК–21ЦТМ (ЦТ, ЦТВ). Автозаправщики 5Л22 для ускорения развертывания и обеспечения подготовки ракет из режима промежуточной готовности сокращенными боевыми расчетами в установленные сроки могут содержаться с собранной и заполненной заправочной цепочкой шлангов. Автозаправщики ЗАК–41А могут содержаться с собранной, но не заполненной заправочной цепочкой шлангов. При боевой работе развертываются всегда оба автозаправщика. С площадки № 5 тягач перевозит полуприцеп с ракетой на площадку № 17, где производится заправка бака ракеты (полуприцепа) окислителем. Заправка ракет окислителем производится автозаправщиками ЗАК–32М или 5Л62А, как правило, из стационарных емкостей. В случае отсутствия стационарных емкостей заправка окислителем производится из автоцистерны ЗАК–21ЦМ (Ц, ЦВ). Для ускорения развертывания автозаправщиков 5Л62А они могут содержаться с собранными и заполненными заправочными цепочками шлангов. У автозаправщиков ЗАК–32М разрешается содержать шланги собранными с установленными заглушками и пистолетом и уложенными в закрытые короба вдоль автозаправщиков, но не заполненные окислителем. При боевой работе на площадке развертываются оба автозаправщика и обмывочно–нейтрализационная машина. С площадки № 17 автотягач перевозит полуприцеп с ракетой на площадку контроля и зачехления, где производятся осмотр ракеты и ТЗМ, прием сопроводительной документации начальником колонны и зачехление полуприцепа. Зачехление полуприцепов производится личным составом взвода подвоза. После приема ракеты и зачехления полуприцепа автопоезд следует на дорогу (площадку) для формирования колонны. В сооружении (на площадке) № 2 расчетами КИПС производятся все регламентные проверки бортовой аппаратуры ракет. При проведении проверок ракет воздухозаправщик находится на открытой площадке. Механик воздухозаправщика выполняет команды, подаваемые начальником КИПС. КИПС устанавливается внутри сооружения № 2 или около палатки. Проверки ракет производятся в строгом соответствии с требованиями инструкций по эксплуатации соответствующего типа ракет и методического пособия по подготовке номеров и расчетов КИПС. При проведении (регламентных проверок бортовой аппаратуры ракет, находящихся в режиме длительного хранения, ракеты (II ступени) расчетом перегрузки и расконсервации в сооружении (на площадке) № 1 извлекаются из тары (стеллажа), укладываются на технологическую стыковочную тележку (со стабилизатором № 1 для ракеты В–750ВН), расконсервируются в необходимом для работы расчета КИПС объеме и отправляются в сооружение (на площадку) № 2, где производятся необходимые проверки. Разрешается проверки ракет проводить в сооружении № 1. После проведения проверок ракета возвращается в сооружение (на площадку) № 1, где расчет перегрузки и расконсервации производит ее консервацию и укладывает ракету и стабилизатор № 1 для ракеты В–750ВН в свою тару (стеллаж). Снаряжение ПРД производится в сооружении (площадке) № 4. При переводе ракет из транспортного положения в режим длительного хранения они проходят технологический поток в обратном порядке, объем и последовательность работ определяются Инструкцией по эксплуатации соответствующего типа ракет. Слив горючего и окислителя из баков ракеты (полуприцепа), промывка трубопроводов, баков и других емкостей производится на соответствующих технологических площадках. Перед сливом компонентов топлива обязательно стравливается воздух из шар–баллона ракеты.Зоны поражения ЗРК С–75М, С–75М2, С–75М3 При построении зон поражения ЗРК С–75М, ЗРК С–75М2, ЗРК С–75М3 учитывались: small]• потенциальные характеристики станций наведения ракет РСН–75В, РСН–75В2, РСН–75В3 по обнаружению и устойчивому сопровождению различных целей; • баллистические и маневренные характеристики ракет В–755, 5Я23, В–760, В–760В; • ошибки наведения ракет; • вероятность поражения одиночных целей; • зависимость максимальной скорости цели от высоты полета. □ □ Введение аппаратуры защиты от активных помех в РСН–75В3 существенно повысило боевые возможности С–75М3. Фото: Анатолий Шмыров □ При анализе поражения комплексов С–75М, модернизированных по трем этапам, принималось во внимание, что летно-баллистические характеристики ракет 5Я23 и В–755 в результате идентичности их аэродинамической схемы и двигательных установок I и II ступеней практически совпадают. Имеются лишь различия в дальности активного участка полета ракет 5Я23 и В–755 на малых и средних высотах, которые обусловлены различным порядком дросселирования двигательной установки II ступени. Таким образом, в результате сравнения и анализа установлено, что нижняя, верхняя и ближняя границы зоны поражения ЗРК С–75М, С–75М2, С–75М3 при стрельбе ракетами 5Я23 и В–755 по чистым целям, заданным в ТТТ, практически одинаковы. При стрельбе ракетами В–760В и В–760 имеются отличия в величине нижней границы. Для ракеты В–760, исходя из условий безопасности боевого применения, нижняя граница установлена 6 км, для ракеты В–760В нижняя граница установлена 3,5 км для I режима боевого применения и 0,1 км — для II режима. В остальном границы зон поражения при стрельбе ракетами с СБЧ практически одинаковы. □ □ Вертикальное сечение зоны поражения ЗРК С–75М, С–75М2, С–75М3 при стрельбе ракетами В-760, В–760В при отсутствии радиопомех. Метод наведения «Упреждение». Графика Юлии Гореловой □ Размеры зон поражения в ЗРК С–75М3 при стрельбе по целям, прикрытым активными помехами, увеличены в результате применения аппаратуры защиты от активных помех (ГШВ), точность наведения ракет значительно повысилась. □ Зоны поражения при наведении ракет 5Я32 и В–755 по методу «Упреждение» и отсутствии организованных помех □ а) скорость цели до 640 м/с □ Зона поражения ограничивается: small]• ближняя граница — плоскостью, перпендикулярной курсу цели и отстоящей от станции наведения на расстояние 7 км, углом места 60 град.; • верхняя граница — высотой 30 км; • нижняя граница — высотой 0,1 км; • максимальными курсовыми углами: • при Vц<=420 м/сек qmax — ±180 град.; • при 420<Vц<=640 м/сек qmax — ±70 град. для ЗРК С–75М и «УП» ЗРК С–75М2, С–75М3; • qmax — ±50 град. для «ПП», «ШП» ЗРК С–75М2, С–75М3. □ □ Вертикальное сечение зоны поражения ЗРК С–75М, С–75М2, С–75М3 при отсутствии радиопомех. Метод наведения «ТТ». Ракеты В–755, 5Я23. Графика Юлии Гореловой □ Дальняя граница и максимальный параметр, определенные из условий возможности обстрела целей тремя ракетами с темпом 6 сек., приведены в таблице. □ □ При стрельбе вдогон по целям, летящим со скоростью до 420 м/сек, минимальный параметр и ближняя граница зоны поражения для всех модификаций ЗРК С–75М определяются возможностью переброса СНР. В этом случае ближняя граница будет не более 25 км, дальняя граница определяется активной дальностью полета ракеты. Обстрел крупноразмерных целей, летящих на встречных курсах со скоростью до 300 м/сек, можно производить на пассивном участке полета ракеты 5Я23 и В–755 (режим работы контура управления для ЗРК С–75М2, С–75М3 должен быть «УП»). □ □ Вертикальное сечение зоны поражения ЗРК С–75, С–75М, С–75М2, С–75М3 при отсутствии радиопомех. Метод наведения «Упреждение». Ракеты В–755, 5Я23. Графика Юлии Гореловой □ Дальняя граница зоны поражения в зависимости от высоты полета цели определяется наклонной дальностью пассивного участка полета ракеты 5Я23 и В–755. В таблице приведены максимальные наклонные дальности и параметры при стрельбе одной ракетой 5Я23, В-755 зенитным ракетным комплексом С–75М, С–75М2, С–75М3. Значения дальней границы и максимального параметра зоны поражения при стрельбе на пассивном участке полета ракеты (Vц<300 м/с) □ □ Возможности по обстрелу скоростных малоразмерных целей типа КРМ ограничены потенциальными характеристиками РСН–75В, РСН–75В2, РСН–75В3. Максимальная наклонная дальность и высота составляют 33 и 25 км соответственно для всех модификаций ЗРК С–75М. В таблице приведены максимальная дальность и параметр зоны поражения при обстреле КРМ тремя ракетами с темпом 6 сек. Значения дальней границы и максимального параметра зоны поражения КРМ (Vц≤640 м/сек). □ □ б) скорость цели от 835 м/с до 1030 м/с □ Зона поражения ограничивается: small]• ближняя граница на высотах от 0,1 км до 11 км — плоскостью, перпендикулярной курсу цели и удаленной от СНР на расстояние 7 км; на высоте от 11 км до 27,5 км – плоскостью, перпендикулярной курсу цели и удаленной от СНР на расстояние 16 км, углом места 60 град.; • верхняя граница — высотой 30 км для целей типа А–11; 23 км для целей типа МиГ–17; • нижняя граница — высотой 0,1 км; • максимальными курсовыми углами: • при Vц≤835 м/сек qmax — ±55 град.; • при Vц≤1030 м/сек qmax — ±70 град. (H<=11 км); • qmax — ±50 град. (H>11 км); • дальняя граница — активной дальностью полета ракет 5Я23, В–755. □ □ Вертикальное сечение зоны поражения ЗРК С–75М, С–75М2, С–75М3 при отсутствии радиопомех. Метод наведения «Упреждение». Ракеты В–755, 5Я23. Графика Юлии Гореловой □ В таблице приведены максимальные наклонные дальности и параметр при условии обстрела цели тремя ракетами с темпом стрельбы 6 сек. □ □ Зоны поражения при наведении ракет 5Я23 и В–755 по методу «Трехточка» и отсутствии организованных помех □ Зоны поражения ЗРК С–75М (ракета В–755) имеют некоторые отличия по сравнению с зонами поражения ЗРК С–75М2, С–75М3 (ракета 5Я23) только в районе дальней границы, что объясняется различной активной дальностью полета ракет 5Я23 и В–755. Для всех типов целей и заданных скоростей их полета нижняя граница при методе наведения «Трехточка» установлена на высоте 0,5—1 км (в зависимости от дальности стрельбы), дальняя граница определяется дальностью активного участка полета ракет 5Я23 и В–755. □ а) скорость цели до 420 м/сек □ Зона поражения ограничивается: • ближняя граница — сферой радиуса R — 12 км, углом места 60 град.; • верхняя граница — высотой 25 км при стрельбе на встречных курсах и вдогон; • максимальный курсовой угол – qmax — ±180 град. При стрельбе вдогон минимальный параметр цели и ближняя граница определяются возможностью переброса РСН–75В, РСН–75В2, РСН–75В3. В этом случае ближняя граница будет более 12 км. □ □ Вертикальное сечение зоны поражения ЗРК С–75М, С–75М2, С–75М3 при отсутствии радиопомех. Метод наведения «ТТ». Ракеты В–755, 5Я23. Графика Юлии Гореловой □ В таблице приведены максимальные дальности и параметр при условии обстрела цели тремя ракетами с темпом стрельбы 6 сек. Значения максимальной дальности и параметра зоны поражения при Vц<420 м/сек. □ □ б) скорость цели до 420 м/с □ Зона поражения ограничивается: • ближняя граница — плоскостью, перпендикулярной курсу цели и удаленной от СНР на расстояние 12 км, сферой радиуса R — 20 км, конусом относительно вертикальной оси с образующей, проходящей через точки с координатами: X1 — 11,5 км, Y1 — 16,5 км и X2 — 23 км, Y2 — 23 км; • верхняя граница — высотой 23 км; • максимальным курсовым углом — qmax — ±55 град. В таблице приведены максимальные дальности и параметр при условии обстрела цели тремя ракетами с темпом стрельбы 6 сек. Значения максимальной дальности и параметра зоны поражения при Vц<640 м/сек. □ □ в) скорость цели до 835 м/сек □ Зона поражения ограничивается: • ближняя граница — плоскостью, перпендикулярной курсу цели и удаленной от СНР на расстояние 12 км на высотах до 11 км, и плоскостью, отстоящей от СНР на расстояние 23 км на высотах более 11 км; small]• верхняя граница — высотой 16 км. В таблице приведены максимальные дальности и параметр при условии обстрела цели тремя ракетами с темпом стрельбы 6 сек. Значения максимальной дальности и параметра зоны поражения при Vц≤835 м/сек. □ □ Зоны поражения при наведении ракет В–760 и В–760В по методу «Упреждение» и отсутствии организованных помех □ а) скорость цели до 640 м/с □ Зона поражения ограничивается: • ближняя граница для ракеты В–760В — плоскостью, перпендикулярной курсу цели и отстоящей от станции наведения на расстояние 7 км, углом места 60 град.; • ближняя граница для ракеты В–760 — сферой радиуса R — 12 км, углом места 60 град.; верхняя граница — высотой 30 км; • нижняя граница для ракеты В–760В — высотой 0,1 км во II режиме боевого применения и высотой 3,5 км — во II режиме боевого применения; • нижняя граница для ракеты В–760 — высотой 6 км; • максимальным курсовым углом — qмакс — ±70 град; • дальняя граница — дальностью пассивного участка полета ракет В–760В и В–760. □ □ Вертикальное сечение зоны поражения ЗРК С–75М, С–75М2 (ракета В–760), ЗРК С–75М3 (ракета В–760В) при отсутствии радиопомех. Метод наведения «Упреждение». Графика Юлии Гореловой □ В таблице приведены максимальные дальности и параметры при обстреле цели одной ракетой. Значения максимальной дальности и параметра зоны поражения при Vц≤640 м/сек. □ □ б) скорость цели до 1030 м/с □ Зона поражения ограничивается: • ближняя граница — для ракеты В–760В и В–760 — плоскостью, отстоящей от станции наведения на расстояние 12 км, углом места 60 град.; • дальняя граница — активной дальностью полета ракет В–760В и В–760; • нижняя граница — такая же, как и для скорости до 640 м/сек; • верхняя граница — высотой 30 км; • максимальный курсовой угол — qmax — ±55 град; □ □ Вертикальное сечение зоны поражения ЗРК С–75М, С–75М2, С–75М3 при стрельбе ракетами В–760, В–760В по постановщикам радиопомех. Метод наведения «Упреждение». Графика Юлии Гореловой □ В таблице приведены максимальные дальности и параметры при обстреле цели одной ракетой. Значения максимальной дальности и параметра зоны поражения при Vц≤1030 м/сек. □ □ Зоны поражения при наведении ракет 5Я23, В–755, В–760 и В–760В по методу «Упреждение» в условиях наличия радиопомех □ Зенитные ракетные комплексы С–75М, С–75М2 имеют ограниченные возможности ведения боевых действий в условиях применения противником активных помех ввиду низкой помехозащищенности каналов визирования цели РСН–75В, РСН–75В2. Максимальные значения наклонной дальности и высоты зоны поражения для этих комплексов составляют 21 и 11 км соответственно. Введение аппаратуры защиты от активных помех в РСН–75В3 существенно повысило боевые возможности С–75М3. Приемлемая точность наведения всех типов ракет обеспечивается в пределах активного участка полета при стрельбе по постановщику активных ответно–импульсных уводящих по угловым координатам помех, летящему со скоростью до 640 м/сек. В условиях применения противником пассивных помех боевые возможности ЗРК С–75М, С–75М2, С–75М3 одинаковы и определяются в основном возможностями аппаратуры селекции движущихся целей (СДЦ), которая в процессе модернизации ЗРК изменениям не подвергалась. Существующая аппаратура СДЦ позволяет производить обстрел целей типа Ил–28 и Ту–16, летящих со скоростью до 640 м/сек и прикрытых пассивными помехами плотностью 2—3 и 6—8 пачек на 100 м пути соответственно. □ □ Вертикальные сечения зоны поражения при стрельбе ЗРК С–75М, С–75М2, С–75М3 при стрельбе ракетами В–755, 5Я23 по постановщикам радиопомех. Метод наведения «Упреждение». Графика Юлии Гореловой □ Выводы □ 1. Зоны поражения ЗРК С–75М2 и С–75М3 при стрельбе по чистым целям по сравнению с зонами ЗРК С–75М имеют отличия только по величине дальней границы зоны, которая определяется активной дальностью полета ракеты. Для 5Я23 С–75М3 максимальная наклонная дальность на средних и малых высотах на 3—5 км меньше, чем максимальные значения наклонной дальности ракеты В–755 для этих высот. 2. При стрельбе по целям, прикрытым активными помехами, размеры зоны поражения ЗРК С–75М3 значительно выше, чем ЗРК С–75М2 и С–75М. Максимальное значение наклонной дальности зоны поражения для ЗРК С–75М3 равно 40 км, высоты — 30 км. 3. При стрельбе по целям, прикрытым пассивными помехами, зоны поражения ЗРК С–75М всех трех модификаций одинаковы.

Admin: Основы стрельбы по воздушным целям Порядок подготовки дивизиона к стрельбе. Стрельбе дивизиона по воздушным целям предшествует предварительная, а затем непосредственная подготовка стрельбы. Дивизион в зависимости от воздушной обстановки может вести бой или находится в различной степени готовности: готовности № 1, готовности № 2 или готовности № 3. □ □ Как правило, стрельбу ведут очередью ракет. Интервал между пусками ракет равен 12—15 сек при стрельбе по одиночным неманеврирующим целям и 6 сек при стрельбе по одиночным маневрирующим и групповым целям. Фото: Анатолий Шмыров □ В готовности № 1 дивизион способен немедленно вступить в бой полным боевым расчетом. Станция наведения ракет и вспомогательные РЛС включены и проверены на функционирование. СНР работает на эквивалент антенны, а СРЦ производит поиск целей. Дежурные ракеты переведены в боевое положение. В готовности № 2 дивизион несет боевое дежурство. На стартовой позиции находится сокращенный боевой расчет. СНР и вспомогательные РЛС подготовлены к немедленному включению. Ракеты в дежурном положении. Сокращенный боевой расчет способен включить комплекс и вести бой до прибытия на позицию полного боевого расчета. При готовности № 3 на стартовой позиции находится дежурная смена сокращенного боевого расчета, обеспечивающая оповещение номеров полного боевого расчета дивизиона, или дежурная боевая смена, способная подготовить комплекс к стрельбе и вести стрельбу дежурными ракетами. Боевая техника находится в таком же положении, как и при готовности № 2. Предварительная подготовка стрельбы начинается с момента объявления дивизиону готовности № 1 и включает следующие основные операции: • включение и проведение контроля функционирования СНР, СРЦ, радиодальномера, аппаратуры опознавания, средств связи и аппаратуры автоматического управления огнем дивизиона с командного пункта части (контроль функционирования проводится при наличии времени); • изучение и оценку воздушной обстановки (данные о воздушной обстановке могут поступать с командного пункта части, с РЛС ближайших подразделений радиотехнических войск и непосредственно с СРЦ и СНР дивизиона); • перевод ракет из дежурного положения в боевое; • выбор типа ракет и включение их на подготовку. Заканчивается предварительная и начинается непосредственная подготовка стрельбы уяснением командиром дивизиона задачи на уничтожение цели, поставленной с КП части, а при децентрализованном управлении принятием командиром дивизиона решения на обстрел цели. При децентрализованном управлении каждый дивизион самостоятельно ведет бой в назначенном для него секторе без целеуказаний с командного пункта части. □ □ Цель — постановщик активной шумовой помехи средней интенсивности по обеим плоскостям. Графика Юлии Гореловой □ При непосредственной подготовке стрельбы определяются исходные данные для стрельбы (скорость, высота и курсовой параметр цели, дальность до дальней и ближней границы зоны поражения, время пребывания цели в зоне пуска); оценивается помеховая обстановка и возможность применения противником противоракетного маневра и противорадиолокационных снарядов; выбираются режим работы СНР, способ сопровождения цели и подслеживания за целью сектором сканирования, метод наведения ракеты на цель; назначается расход ракет и вид огня; выбирается момент пуска ракеты. Стрельба при отсутствии радиопомех. Воздушные цели могут быть одиночными или групповыми. В свою очередь они могут иметь большую (Vц>700 м/с), среднюю (700 м/с >Vц>420 м/с) или малую (Vц<420 м/с) скорость и лететь в стратосфере (Нц>12 км), на больших (12 км>Нц>5 км), средних (5 км>Нц>1 км), малых (Нц<1 км) или предельно малых (Нц<0,2 км) высотах. Кроме того, цели различаются по величине эффективной отражающей поверхности, по уязвимости, по возможностям к маневрированию и т.д. Все это необходимо учитывать при стрельбе зенитными управляемыми ракетами. Пуск первой ракеты по одиночным целям, обладающим ограниченными маневренными возможностями (стратегические бомбардировщики, высотные и скоростные цели), и по групповым целям производится на дальней границе зоны пуска. По одиночным целям, обладающим высокими маневренными возможностями (истребители–бомбардировщики, палубные штурмовики, тактические самолеты–разведчики), пуск первой ракеты производится в гарантированной зоне пуска, исключающей по возможности противоракетный маневр цели с выходом ее из зоны поражения. Наиболее эффективными видами противоракетного маневра являются вираж и пикирование под максимально возможными углами. Маневр цели курсом и высотой в зоне поражения приводит к увеличению ошибок наведения, особенно при методе «Трехточки». Момент пуска выбирается с помощью автоматизированного прибора пуска или таблиц. Расход ракет устанавливается в каждом отдельном случае с учетом наличия ракет и поставленной дивизиону задачи. Для обеспечения заданной вероятности поражения цели правила стрельбы рекомендуют назначать две ракеты только по одиночной неманеврирующей цели на встречных курсах при автоматическом сопровождении и следующих параметрах полета цели: 1 км<Нц<20 км; Vц<700 м/с и Рц<15 км. Во всех остальных случаях назначаются три ракеты. Как правило, стрельбу ведут очередью ракет. Интервал между пусками ракет равен 12—15 сек при стрельбе по одиночным неманеврирующим целям и 6 сек при стрельбе по одиночным маневрирующим и групповым целям. Интервалы времени между пусками ракет выбираются из следующих соображений. В СНР ракеты селектируются только по дальности, поэтому недопустимо, чтобы ракета, стартовавшая второй или третьей, догоняла в полете предыдущую ракету. Установлено, что разность полетного времени ракет с минимальной и максимальной скоростями до одной и той же точки в зоне поражения не превышает 4,5 сек. К этому времени добавляют разброс времени старта ракет (0,5 сек) и ошибку в определении интервала между пусками (1 сек). Таким образом, для обеспечения надежного сопровождения ракет интервалы между пусками должны быть не менее 6 сек. □ □ Цель — постановщик пассивных помех в заднюю полусферу. Графика Юлии Гореловой □ Но при стрельбе очередью разрыв предыдущей ракеты будет влиять на точность наведения последующих. Облако от разрыва ракеты может вызвать срыв автоматического сопровождения цели. На восстановление АС цели требуется 4—5 сек, а на отработку контуром наведения ракет возмущений, вызванных этим переходом, потребуется еще 8—10 сек. Отсюда вытекает, что влияние предыдущих ракет на точность наведения последующих исключается только при пусках ракет с временным интервалом 12—15 сек. Если не происходит срыв АС цели, контур наведения ракет отрабатывает возмущения, вызванные облаком от разрыва предыдущей ракеты, за 4—5 сек, то есть разрыв предыдущей ракеты и при темпе стрельбы 6 сек не будет существенно влиять на точность наведения последующей ракеты. Особенности стрельбы по скоростным целям (Vц>700 м/с) объясняются малым временем пребывания цели в зоне пуска и зоне поражения. Отсюда вытекает необходимость минимального времени поиска цели станцией наведения и обстрела ее на дальней границе зоны поражения. Пуск ракет осуществляется при масштабе развертки индикатора 150 км и ручном сопровождении цели (к автоматическому сопровождению цели и автоматическому подслеживанию переходят в этом случае после переключения масштаба с 150 км на 75 км). Стрельба ведется только на встречных курсах, на активном участке полета ракеты при наведении ракет по методу половинного спрямления с компенсацией динамической ошибки, соответствующей скорости цели Vц>700 м/с. Стрельба по целям, летящим на малых высотах, осложняется тем, что затрудняется своевременное обнаружение цели и на стрельбу оказывают влияние зеркальные отражения от земли и отражения от местных предметов. Поэтому для поиска низколетящих целей используют все источники информации, а на СНР и СРЦ составляют карты отраженных сигналов от местных предметов, на которые наносят рубежи обнаружения цели, определяемые облетом станций. Стрельбу ведут в режиме Н<5 или Н<1. При условии мешающего действия отражений от местных предметов включают СДЦ. Стрельба по групповым целям из-за неустойчивого автоматического сопровождения, как правило, ведется при ручном сопровождении цели. Автоматические дрейфующие аэростаты (АДА) имеют малую эффективную отражающую поверхность и малую скорость. Обнаружение АДА производится в режиме «Узкий луч», а сопровождение — в режиме «Подсвет». Стрельба по АДА ведется одиночными ракетами в режиме АДА, обеспечивающем подрыв боевой части ракеты от разовой команды КЗ. Для наведения ракет используется метод «Трехточки» с вводом дальности до цели. Зона поражения комплекса по АДА вследствие малой скорости АДА расширяется: Нmax увеличивается до 35 км, qmax до 75°. □ □ Боевой расчет зрдн С–75. Постановочная фотография, поскольку командир зрдн должен во время боевой работы анализировать воздушную обстановку на ВИКО П–18. Фото: Анатолий Шмыров □ Стрельбой вдогон называют такую стрельбу, при которой ракета подходит к цели с задней полусферы. Стрельба вдогон практически начинается при курсовых углах встречи ракеты с целью, больших 70°. Стрельбу вдогон ведут очередью из трех ракет и применяют ее только в тех случаях, когда нет равнозначных целей на встречных курсах. Пассивный участок зоны поражения используется только в тех случаях, если скорость цели меньше 300 м/с и ее нельзя обстрелять на активном участке полета ракеты или по условиям воздушной обстановки необходимо начать обстрел целей на максимальном удалении от дивизиона (в предвидении переноса огня). Стрельбу на пассивном участке ведут ракетами В–755П, В–755У, В–755С и В–755СУ. Наведение ракет осуществляется по методу половинного спрямления, а по низколетящим целям — по методу К. Стрельба в условиях радиопомех. Радиолокационные помехи станции наведения ракет, как правило, снижают действительность стрельбы комплекса. Пассивные помехи вызывают необходимость включения СДЦ, при работе СНР в режиме СДЦ увеличиваются ошибки сопровождения цели и уменьшается дальность обнаружения цели. Активные помехи, как правило, исключают возможность автоматического сопровождения цели по всем координатам, и стрельба возможна только в режиме ручного сопровождения. Ошибки ручного сопровождения по любым воздушным целям значительно превышают ошибки автоматического сопровождения и сильно зависят от подготовленности операторов. Поэтому для увеличения действительности стрельбы по целям — постановщикам радиопомех и целям, летящим под прикрытием радиопомех, стрельбу ведут с использованием только активного участка очередью из трех ракет с темпом 6 сек. Радиопомехи могут быть поставлены и по ракетному каналу. В этом случае применяются ракеты с повышенной мощностью ответных сигналов. Эффективность помехи по ракетному каналу проверяется, если позволяет обстановка, проведением захвата имитированной пачки при наличии помехи следящими системами координатных блоков ракетного канала. Сопровождение по угловым координатам одиночного постановщика активной шумовой радиопомехи (если не удается отстроиться) осуществляется вручную или автоматически с включенными схемами сглаживания. Дальность до цели, необходимая для определения момента пуска ракеты, в этом случае определяется по данным СРЦ или РЛС подразделений войск РТВ. Для наведения ракет используется метод «Трехточки». Наличие радиодальномера, сопряженного с комплексом, позволяет и по постановщикам активной помехи применять наведение ракет методами половинного спрямления и К. □ □ Безопасность наземных объектов при стрельбе ракетами типа 13Д, 20Д и 5Я23 достигается при правильной установке режима работы схемы обеспечения безопасности. Фото: Анатолий Шмыров □ Стрельба в условиях применения противорадиолокационных ракет (ПРР). Противорадиолокационные ракеты (ПРР) применяются самолетами для огневого подавления боевых порядков ПВО, в первую очередь зенитных ракетных дивизионов. ПРС типа «Шрайк» («Харм») наводится головкой самонаведения на радиолокационную станцию как на источник излучения электромагнитной энергии. Признаками возможного применения противником ПРС являются переход самолета с малых высот на средние или полет на средних высотах; выход самолета на параметр, близкий к нулевому; выключение противником передатчиков активных радиопомех. Стрельба в условиях применения противником противорадиолокационных снарядов требует специальных мер защиты и противодействия. Одним из эффективных способов борьбы с ПРС является создание рациональной группировки зенитных ракетных дивизионов, обеспечивающей одновременное воздействие на систему запуска ПРС нескольких СНР. Для своевременного обнаружения ПРС должно быть организовано непрерывное наблюдение за воздушной обстановкой с помощью СРЦ, РЛС подразделений радиотехнических войск и постов визуального наблюдения.

Admin: Боевой опыт показал, что прекращение излучения СНР во время подготовки к запуску и при пуске ПРС полностью исключает попадание снаряда в цель. Выключение передатчиков визирования СНР в момент, когда ПРС находится на дальности, большей 5 км, обеспечивает отклонение снаряда от точки наведения на сотни метров. Стрельба в условиях применения ПРС ведется с учетом вышесказанного. Пуск противником ПРС на дальностях, больших 30 км, позволяет расчету ЗРК выключением передатчиков сорвать самонаведение снаряда, а затем включить передатчики и уничтожить самолет в зоне поражения. Поэтому при сопровождении целей на дальностях, больших 30 км, передатчики не выключаются до обнаружения ПРС. При сопровождении самолета на участке наиболее вероятного пуска ПРС (от 18 до 30 км) работа СНР на излучение чередуется по специальному графику с работой на эквивалент антенны. Причем каждый раз работа на излучение не превышает 5 сек, что не позволяет летчику произвести пуск ПРС. С дальности 18 км СНР, как правило, работает на излучение и производится пуск ЗУР. Если даже пуск ПРС будет произведен одновременно, то благодаря разности скоростей ПРС и ЗУР обеспечивается возможность наведения ракеты на самолет и выключение передатчиков СНР раньше, чем ПРС приблизится к СНР на дальность до 5 км. Если ПРС обнаружен, но его запуск не наблюдался и комплекс произвел пуск ракеты, то наведение ракеты в этом случае продолжается до подлета ПРС к СНР на дальность 5—7 км. Если к этому времени встреча ракеты с целью не произошла, то выключают высокое напряжение передатчиков визирования и наведение продолжают в перекрестие ГМ и ВМ, сохраняя подобранные скорости сопровождения по угловым координатам и дальности. При стрельбе по постановщикам активных шумовых помех в условиях применения ПРС сопровождение цели ведется при выключенном высоком напряжении передатчиков визирования цели (в режиме пассивного приема). Передатчики включаются на излучение только через 15—20 сек после пуска ракеты для надежного наведения ракеты на цель в случае исчезновения помехи. При наличии автоматической системы управления ракетным комплексом с КП части пуск и предварительное наведение ракет по целям, летящим с малой скоростью (Vц<300 м/с) и с малым курсовым параметром (Рц<6 км), производятся по данным АСУРК. СНР в этом случае после обнаружения цели включается в режим отработки целеуказаний, а ее передатчики выключаются. Передатчики включаются через 15 сек после пуска первой ракеты. Стрельба в условиях применения ПРС ведется очередью из двух ракет с темпом 6 сек и только по постановщикам активных шумовых помех очередью из трех ракет. Основы стрельбы по наземным (надводным) целям. Зенитные ракетные комплексы С–75М могут вести стрельбу по наземным и надводным целям, не закрытым местными предметами или рельефом местности, на дальностях от 10 до 25 км. Действительность стрельбы по наземным (надводным) целям зависит от характера цели: наблюдаемости ее на экранах индикаторов СНР, размеров, уязвимости, подвижности и т.д. Правила стрельбы рекомендуют стрельбу по наземным (надводным) целям применять только в исключительных случаях: при самообороне или при отсутствии других средств борьбы. Подготовка стрельбы и стрельба по наземным (надводным) целям имеет свои особенности. Наиболее эффективной является стрельба по наблюдаемым на экранах индикаторов целям. Она мало отличается от стрельбы по воздушным целям. Поиск цели производится в режиме «Земля». Правильность обнаружения проверяется по карте местных предметов, а если цель подвижная, то по перемещению отметки от цели на экранах индикаторов СНР. Малая скорость наземных (надводных) целей позволяет вести стрельбу одиночными ракетами с оценкой результатов разрыва каждой ракеты. Для наведения ракет применяется метод К, обеспечивающий подъем кинематической траектории ракеты. Боевая часть ракеты в районе цели подрывается радиовзрывателем от команды КЗ. Для исключения влияния отражений от земли (воды) применяется бланкирование приемника по углу и используются асимметричные стробы в следящих системах координатных блоков каналов цели и ракеты в угломестной плоскости. Стрельба по наблюдаемым наземным (надводным) целям корректируется только по высоте путем изменения величины подъема кинематической траектории. Стрельба по ненаблюдаемым на экранах индикаторов наземным целям требует точной топографической привязки комплекса и определения координат и высоты радиолокационных ориентиров. Такая стрельба возможна только по неподвижной цели. Исходными данными для стрельбы в этом случае являются дальность до цели, азимут цели и угол места цели. Установка исходных данных на СНР заключается в ориентировании биссектрис секторов сканирования в направлении на цель по рассчитанным азимуту и углу места цели и в установке горизонтальной метки на экране индикатора на дальности до цели. После установки исходных данных на СНР стрельба ведется так же, как и по наблюдаемым на экранах индикаторов целям, но корректируется стрельба по дальности и по азимуту. Ошибки стрельбы определяются по разности координат места разрыва ракеты и центра цели или по отклонениям разрывов от радиолокационного ориентира, выбранного в районе цели. Особенности боевого применения комплексов, модернизированных по первому, второму и третьему этапам. Особенности предварительной подготовки комплексов к стрельбе обусловлены наличием в составе ЗРК С–75МЗ маскирующего поста (МП) и новых, придаваемых комплексам С–75М2(МЗ) автономных средств целеуказания (АСЦ) в составе радиолокационной станции кругового обзора П–18 и радиовысотомера ПРВ–13. При подготовке комплексов С–75М2(МЗ) к стрельбе производятся включение и проверка функционирования АСЦ, а на ЗРК С–75МЗ, кроме того, включается и проверяется на функционирование МП. При подготовке комплекса С–75М к стрельбе включается и проверяется на функционирование станция разведки и целеуказания (СРЦ) П–12МН. Время включения станции П–18 не превышает 4 минут при питании от штатных ДЭС при прогретых агрегатах, 3 минуты — при питании от сети. Время, необходимое для приведения МП в боевую готовность, не превышает 3 минут после подачи электроэнергии и не лимитирует приведение дивизиона в боевую готовность. Для оценки готовности комплекса к стрельбе при нормальном режиме включения производится функциональный контроль (ФК), а при ускоренном режиме включения на комплексе С-75М производятся предстрельбовые проверки, а на комплексах С–75М2(МЗ) — сокращенный функциональный контроль (СФК). Предстрельбовые проверки на комплексе С–75М проводятся в период выхода передатчиков на режим. Порядок проведения предстрельбовых проверок определен Инструкцией по ускоренному приведению в боевую готовность ЗВК С-75М. Время выхода передатчиков кабины ПВ на режим составляет 135±15 сек, время проверки параметров не превышает 2 минут. Время проведения СФК на комплексе С–75М2 составляет 2 мин 40 сек. Время проведения СФК на комплексе С–75МЗ составляет 2 мин. Увеличение времени проведения СФК на комплексе С–75М2 по сравнению со временем выполнения предстрельбовых проверок на комплексе С–75М и временем проведения СФК на комплексе С–75МЗ обусловлено увеличением дальности выставки горизонтальной метки (на дальность 12 км вместо 7 км) при проверке каналов управления в режиме «ЭВ». На комплексах С–75М и С–75МЗ время выполнения указанной проверки составляет не более 50 сек, а на комплексе С–75М2 — 90 сек. Время проведения СФК на ЗРК С–75М2 может быть уменьшено до 2 минут за счет проверки каналов радиоуправления до достижения имитированной ракетной «пачкой» дальности 7 км. В этом случае на комплексах всех этапов модернизации время проведения СФК не будет превышать времени выхода передатчиков на режим. При отражении внезапного налета противника комплексы всех этапов модернизации могут вести стрельбу сразу же после выхода передатчиков на режим. Особенности стрельбы, связанные с введением в состав комплекса ракет 5Я23 и В–760В. Для повышения эффективности стрельбы по скоростным малоразмерным, маневрирующим и низколетящим целям в состав комплексов С–75М2(МЗ) введена ракета 5Я23 (В–759). Проведены доработки станции наведения ракет, направленные на снижение динамических ошибок наведения ракет на маневрирующие цели. С этой целью помимо узкой полосы (УП) были введены широкая полоса (ШП) и промежуточная полоса (ПП) контура управления. Переключение полос производится автоматически на конечном участке полета ракеты (за 10 сек до встречи с целью) в зависимости от высоты полета ракеты. Диапазоны высот применения полос контура управления следующие: широкая полоса — высота полета ракеты менее 10 км, промежуточная полоса — от 10 до 18 км, узкая полоса контура управления — высота более 18 км. Включение схемы переключения полос контура управления производится установкой тумблера «Н>18» на блоке И–64–В в положение «выключено». При установке этого тумблера в положение «включено» переключение полос контура управления не производится. Тумблер «Н>18» устанавливается в положение «выключено» при стрельбе по целям, летящим на высотах менее 18 км со скоростью менее 420 м/с в условиях отсутствия организованных и естественных помех. Ракета 5Я23 может применяться во всем диапазоне условий стрельбы (на пассивном участке полета, вдогон, по АДА, в условиях радиопомех и т.д.). На комплексах С–75М2(МЗ) обеспечена возможность пуска в очереди неоднотипных ракет. При пуске в очереди неоднотипных ракет в первую очередь производится пуск ракет (ракеты) типа 20Д, а затем — 5Я23 в связи с тем, что средняя скорость полета ракет 5Я23 несколько меньше, чем у ракет 20Д. Особенности боевого применения комплекса С–75МЗ с ракетой В–760В обусловлены расширением зоны поражения (по сравнению с комплексами С–75М(М2) с ракетой 15Д) вплоть до предельно малых высот при стрельбе над пустынными (водными) и малонаселенными районами. Применение ракеты В–760В производится только после получения специальной санкции. Для исключения несанкционированного пуска ракеты В–760В в цепи пуска «Готов ПУ» установлена кодовая фишка «РАЗРЕШЕНИЕ–ЗАПРЕТ» на передней панели блока И–62В. При получении санкции с КП полка (бригады) командир дивизиона устанавливает кодовую фишку в положение «Разрешение». Положения переключателя установки зоны поражения в соответствии с выбранным типом ракет на блоке И–83В автоматизированного прибора пуска АПП–75В для комплексов различных модификаций представлены в таблице. □ Положение переключателя на блоке И–83В АПП–75 в зависимости от типа ракет □ □ Примечание. Под 20Д и 15Д понимаются ракеты данного типа всех модификаций □ Особенности сопровождения целей, выбора закона компенсации динамической ошибки и режима безопасности наземных объектов. Способы сопровождения и подслеживания на комплексах С–75М (М2) не имеют отличий. На комплексе С–75МЗ сопровождение цели по угловым координатам может производиться либо по экранам индикаторов PC (способ РСИ), либо по экранам индикаторов PC с самоконтролем точности сопровождения по стрелочным приборам «Сигнал ошибки», установленным перед экранами индикаторов блоков И–31ВУ (способ РСП). Ручное сопровождение с самоконтролем по стрелочному прибору заключается в том, что после пуска ракет (особенно на этапе точного наведения ракет за 25 сек до встречи с целью) операторы PC по угловым координатам контролируют точность сопровождения по шкале прибора, добиваясь минимального значения сигнала ошибки. РСИ применяется при стрельбе по групповой цели, в условиях применения противником радиолокационных ловушек и пассивных помех, а также при стрельбе по низколетящим целям в условиях наличия зеркальных отражений и отражений от местных предметов в районе сопровождаемой цели. В остальных случаях применяется PCП. Стрельба по одиночным целям в условиях отсутствия помех на комплексах всех модификаций ведется при автоматическом сопровождении цели по всем координатам и, как правило, при автоматическом подслеживании (АС–АП). В зависимости от скорости полета цели на ЗРК С–75М применяется один из двух законов выработки сигнала компенсации динамической ошибки. Смена закона производится с помощью тумблера Vц>0,7, установленного на блоке К–83В. Тумблер устанавливается в положение «включено», если скорость цели Vц> 700 м/с. На комплексах С–75М2(МЗ) выработка сигнала компенсации динамической ошибки в зависимости от скорости цели производится по единому закону. Безопасность наземных объектов при стрельбе ракетами типа 13Д, 20Д и 5Я23 достигается при правильной установке режима работы схемы обеспечения безопасности. Схема обеспечения безопасности имеет два режима работы — I и II. Переключение режимов безопасности в зависимости от условий стрельбы производится с помощью переключателя «I и II» на блоке К–85В (на РСН–75В) или с помощью тумблера «Вкл. СЛ» на блоке И–62В (на РСН–75В2 и РСН–75ВЗ). Схема обеспечения безопасности на ЗРК С–75М срабатывает при пролете ракеты дальше цели на 45—60 м. При установке I режима безопасности схемой выдаются максимальные команды «вверх» в течение 71сек, после чего команды обнуляются. Во II режиме выдаются нулевые команды управления. Самоликвидация ракет 20ДП, 20ДУ, 2ДСУ (13Д и 13ДА) в случае неподрыва их в точке встречи происходит на 81 (61) ±5 сек. полета на высотах, безопасных для наземных объектов. На комплексах С–75М2(МЗ) в связи с введением блока самоликвидации на ракете 5Я23 порядок работы схемы обеспечения безопасности изменен. В I режиме при установке тумблера «Вкл. СЛ» на блоке И–62В в положение «выключено» работа схемы обеспечения безопасности не отличается от I режима в ЗРК С–75М. Во II режиме при установке тумблера в положение «Вкл. СЛ» при пролете ракеты дальше цели на расстояние 40—60 м прекращается выдача «троек» команд управления K1 и К2. При этом ракета 5Я23 подрывается через 0,8+0,2 сек. после пропадания команд управления, если на борт ракеты предварительно выдана команда КЗ. В этом режиме ракета 5Я23 может быть ликвидирована в любой момент (после 23 сек полета) путем нажатия кнопки «Возврат» блока И–62В, так как в этом случае происходит выдача команды КЗ и снимаются команды управления. Режим II применяется при стрельбе по целям, летящим на высотах более 5 км, а также при обстреле целей, летящих на высотах менее 5 км в районе ближней границы зоны поражения. В остальных случаях применяется режим I. Для исключения возможности преждевременного срабатывания схемы обеспечения безопасности при установке переключателя «МЕТОД НАВЕДЕНИЯ» в положение ТТ–И87 необходимо на РСН–75В горизонтальную метку выставить на дальность 45—50 км. На РСН–75В2(ВЗ) при установке метода ТТ–И87 схема обеспечения безопасности отключается, поэтому установка горизонтальной метки на дальность 45—50 км не обязательна. Особенности стрельбы комплексов по скоростным малоразмерным и высокоскоростным целям. Стрельба комплекса С–75М по скоростным (420 м/с<Vц<700 м/c) малоразмерным (типа КРМ) целям производится при работе РСН–75В в режиме ПОДСВЕТ. Пуск ракет производится после взятия цели на ручное сопровождение (PC), при условии прохождения меткой Дв метки Дд в глубину зоны поражения на расстояние 4–10 км в зависимости от времени пребывания цели в зоне пуска. Переход на автосопровождение (АС) осуществляется в процессе наведения ракет до достижения первой ракетой в очереди дальности 6 км, а включение автоподслеживания — после начала устойчивого автоматического сопровождения до достижения первой ракетой в очереди дальности 11—13 км, но не позже, чем за 25 сек до встречи с целью. Стрельба по высокоскоростным целям (Vц>700 м/с) производится при работе РСН–75В в режиме ШИРОКИЙ ЛУЧ или ПОДСВЕТ в зависимости от эффективной отражающей поверхности цели. При стрельбе по крупноразмерным целям (самолетам стратегической авиации) рекомендуется применять ШИРОКИЙ ЛУЧ, а по другим целям (самолетам тактической авиации, крылатым ракетам) — ПОДСВЕТ. □ Опубликовано 7 октября в выпуске № 5 от 2015 года

Admin: ■ ОружиеЗРК С–75 — первый среди равных — часть IVБоевое применение ЗРК С–75СА–75М в операции «Лайнбэкер–2» □ Особое место в американо–вьетнамской войне 1964—1973 гг. занимает воздушная операция, проведенная в период с 18 по 30 декабря 1972 г. под кодовым названием «Лайнбэкер–2». Отличительной особенностью воздушной операции явилось то, что в ней в качестве главной ударной и устрашающей силы была использована стратегическая авиация. К участию в операции было привлечено 188 стратегических бомбардировщиков В–52, 48 тактических истребителей–бомбардировщиков F–111A и более 800 самолетов других типов, то есть вся группировка стратегической, тактической и авианосной авиации США, базирующаяся на этом театре военных действий. Воздушная операция продолжалась в течение 12 суток. За это время было совершено 33 массированных удара: 17 — стратегической авиацией, 16 — тактической и авианосной, осуществлено 2814 самолетовылетов, в том числе 594 — стратегическими бомбардировщиками В–52. Операция началась вечером 18 декабря 1972 г. одновременным ударом американской авиации по основным аэродромам базирования авиации ВНА. В результате бомбардировок были выведены из строя почти все взлетно–посадочные полосы. В дальнейшем основные усилия ВВС США были сосредоточены на разрушении важных промышленных объектов, расположенных в районе столицы ДРВ — г. Ханой, главного морского порта Хайфон и основного индустриального района Тхай–Нгуйен. □ □ Схема маршрутов стратегической авиации ВВС США при ударах по объектам на территории ДРВ □ К участию в операции привлекались все 188 стратегических бомбардировщиков В–52, находившихся на авиабазах Андерсен (о. Гуам) и У–Тапао (Таиланд). В отдельные сутки самолеты В–52 совершали до 80—90 самолетовылетов, тогда как в предыдущие годы эта цифра редко превышала 25—30. Причем если ранее стратегические бомбардировщики В–52 участвовали в налетах только по объектам со слабой системой ПВО, то в данной операции они уже применялись массированно по объектам, прикрытым сравнительно сильной системой ПВО. Только по районам городов Ханой и Хайфон самолеты В–52 совершили за эти дни более 350 вылетов (из них собственно по району г. Ханой — более 300). Действия стратегической авиации планировались с особой тщательностью и обеспечивались значительными силами, прежде всего выделением большого числа истребителей для прикрытия ударных групп и блокирования аэродромов, огневым подавлением средств ПВО и прежде всего позиций зенитных ракетных войск (3РB), а также проведением разведки, подавлением радиоэлектронных средств ПВО и постоянным наблюдением за воздушным пространством над территорией ДРВ. Суть основных особенностей боевого использования стратегических бомбардировщиков В–52 в ходе операции сводилась к следующему: массирование сил в ударах; привлечение значительных сил тактической авиации для боевого обеспечения ударов В–52; тщательный выбор объектов и времени нанесения удара, а также маршрутов полета к объектам; массированное использование средств радиоэлектронной борьбы. Нанесение ударов силами стратегической авиации происходило только в ночное время суток. Выбор этого времени суток определялся независимостью эффективности бомбовых ударов самолетами В–52 от метеорологических условий и освещенности объектов удара, а также слабой подготовленностью летного состава истребительной авиации ВНА к действиям ночью, особенно в сложных метеорологических условиях. Как правило, в течение ночи стратегическая авиация наносила два-три массированных удара с интервалами между ними от одного до трех часов. Второй характерной особенностью боевого использования стратегических бомбардировщиков в операции является тщательно продуманное, спланированное и хорошо организованное их боевое обеспечение силами тактической авиации. Боевой порядок авиации в массированных налетах состоял из ударных групп бомбардировщиков В–52, группы постановки пассивных помех и блокирования аэродромов, группы выявления и подавления средств ПВО и группы непосредственного прикрытия самолетов В–52 от вьетнамских истребителей. Рассмотрим подробно тактику действий противника на примере двух массированных налетов, проведенных один —19 декабря, а другой — 26 декабря 1972 г. □ Налет 19 декабря 1972 г. □ В налете 19 декабря принимало непосредственное участие 66 самолетов (24 стратегических бомбардировщика В–52 в составе трех ударных групп (эскадрилий), 16 истребителей-бомбардировщиков F–4 — группы постановки пассивных помех и блокирования аэродромов, 6 истребителей–бомбардировщиков F–105 — группа выявления и подавления средств ПВО и 20 истребителей-бомбардировщиков F–4 — группа непосредственного прикрытия самолетов ударной группы). В это число не вошли самолеты, принимавшие участие в обеспечении налета, но находившиеся за пределами территории ДРВ. К ним относились воздушный командный пункт на самолете ЕС–135, 4 самолета радиоэлектронного противодействия (2 ЕВ–66 и 2 ЕА–6В), самолет дальнего радиолокационного дозора типа ЕС–121Н и самолеты прикрытия — всего 20—22 самолета. □ □ Схема массированного удара стратегической авиации ВВС США на объекты г. Ханой 19 декабря 1972 г. □ Налет начался в 4.32 и продолжался 62 минуты (продолжительностью налета считается время от момента пересечения государственной границы ДРВ первым самолетом ударной группы и до момента выхода последнего самолета В–52 из воздушного пространства ДРВ). В 4.12 передовой радиолокационной ротой радиотехнических войск (РТВ) на дальности 350 км был обнаружен на высоте 10 км первый отряд ударной группы самолетов В–52. В дальнейшем этот отряд был обнаружен и другими подразделениями РТВ. В 4.32 отряд пересек государственную границу над ДРВ курсом на город Вьет–Чи, не долетев до которого, произвел разворот и в 4.42 произвел бомбометание объектов юго–западной части г. Ханой. Через две минуты — второй и еще через четыре минуты — третий отряд ударной группы провели бомбометание объектов этой же части города. Вторая и третья ударные группы осуществляли прорыв системы ПВО г. Ханой с северо–западного направления на высотах 10000—11000 м. Удары наносились по западной части г. Ханой и аэродрому Зеа–Лам. Все стратегические бомбардировщики осуществляли радиоэлектронное противодействие средствам ПВО путем постановки активных и пассивных помех. В 4.20 РТВ ВНА обнаружили над территорией Лаоса группу самолетов на высоте 7000 м в направлении г. Вьет–Чи. Группа состояла из четырех звеньев истребителей–бомбардировщиков F–4 в боевом порядке «колонна звеньев» с интервалами между звеньями 2000—4000 м. В районе Вьет–Чи каждое звено перестроилось в строй «фронт» (интервал — 600—800 м) и произвело постановку пассивных помех на западных и северо–западных подходах к г. Ханою. Затем звенья блокировали аэродромы Кеп, Ной–Бай, Зеа–Лам, Хоа–Лак и Ен–Бай. Блокирование аэродромов осуществлялось звеньями и парами на высотах 2000 и 6000 м. Полет пар в звене производился по замкнутому маршруту маневром «восьмерка» вдоль взлетно–посадочной полосы. Маневр строился таким образом, чтобы пары находились в противоположных концах аэродрома. Через 3—5 минут после завершения бомбометания самолетами В–52 звенья F–4 самостоятельно уходили в сторону Лаоса. Впереди головного отряда В–52 (с временным интервалом в одну минуту) на высоте 4000 м летела первая пара истребителей–бомбардировщиков F–105 из группы выявления и подавления средств ПВО. Имея на вооружении по два ПРС типа «Шрайк» и бомбы, самолеты F–105 должны были подавлять в первую очередь зенитные ракетные дивизионы (зрдн), позиции зенитной артиллерии (ЗА) и РЛС РТВ. В районе объекта удара одна пара отделилась от самолетов ударной группы и стала барражировать в 20—30 км северо–восточнее г. Ханой. Вторая пара самолетов F–105 производила полет с опережением второй эскадрильи В–52 на две минуты с той же задачей, что и первая. Район ее барражирования находился в 30—40 км западнее г. Ханой. Последняя, третья пара F–105 была замыкающей, производила полет на высоте 4500—5000 м и шла за бомбардировщиками с временным интервалом в одну минуту. Она выполняла задачи, аналогичные задачам первой пары. Различие состояло лишь в том, что она не барражировала, а следовала совместно с ударной группой. После выполнения задачи самолетами В–52 через 5—7 минут пары F–105 самостоятельно, очевидно, получив специальный сигнал, ушли на свой аэродром базирования. На всем маршруте полета над ДРВ стратегические бомбардировщики прикрывались специально назначенными истребителями F–4, которые составляли группу самолетов непосредственного прикрытия от истребителей ВНА. Она летела с принижением 1000—2000 м относительно ударной группы. В течение полета над территорией ДРВ самолеты F–4 совершали противозенитный маневр «змейка», а в районе нанесения удара самолетами В–52 отходили от строя на 15—20 км. При обнаружении позиций зрдн, рлр, КП они наносили бомбовые удары по ним, после чего занимали свое место в общем строю. Двусторонняя радиосвязь ВКП с самолетами В–52, а также с F–4 и F–105, участвующими в налете, устанавливалась на подходе их к району встречи. В дальнейшем поддерживалась односторонняя радиосвязь только ВКП с экипажами самолетов В–52 вплоть до завершения выполнения задачи и выхода их за пределы воздушного пространства ДРВ. Истребители непосредственного прикрытия для своего ориентирования использовали навигационные огни стратегических бомбардировщиков. □ Налет 26 декабря 1972 г. □ На заключительном этапе операции наиболее характерным был массированный налет стратегической авиации 26 декабря. В ударе участвовало 147 самолетов, в том числе 63 стратегических бомбардировщика В–52, 54 истребителя–бомбардировщика F–4 — группы непосредственного прикрытия, 20 F–4 — группы постановки пассивных помех и блокирования аэродромов, 10 истребителей–бомбардировщиков F–105 и А–7 — группы выявления и подавления средств ПВО. Кроме этих самолетов, налет обеспечивали, но не входили в воздушное пространство ДРВ 5 самолетов радиоэлектронного противодействия типа ЕВ–66 (ЕА–5В), 2 самолета дальнего радиолокационного дозора типа ЕС–121Н, один ВКП на самолете ЕС–135 и около 20—24 самолетов прикрытия типа F–4. □ □ Схема массированного удара стратегической авиации ВВС США на объекты г. Ханой 26 декабря 1972 г. □ Как и в предыдущих налетах, радиотехнические войска ВНА обнаружили головной отряд В–52 над Лаосом в 21.37 на дальности 350 км под азимутом 190 градусов. Затем на этом же направлении были обнаружены еще 11 отрядов стратегических бомбардировщиков, а в 21.46 были замечены и самолеты В–52, осуществляющие налет со стороны Тонкинского залива. В данном налете одновременным ударам подверглись район г. Ханой (36 В–52), район г. Хайфон (15 В–52), район г. Тхай–Нгуйен (12 В–52). Налет продолжался с 22.15 до 23.23. Прорыв противовоздушной обороны г. Ханой производился с западного, северо–западного и юго–восточного направлений. Первый удар был нанесен по району международного аэропорта Зеа–Лам в 22.25, а последний — по району железнодорожной станции Иен–Виен в 22.50. Кроме того, ударам подверглись западные, южные, юго–восточные районы города и его центральная часть (ул. Кхам–Тхием). Почти одновременно (с 22.35 до 22.49) пять отрядов В–52 нанесли удар по г. Хайфон (судоверфь, цементный завод, старый склад ГСМ). Прорыв ПВО осуществлялся с южного направления на высотах 10000—11000 м на относительно узком участке (примерно 10—15 км). С 23.07 до 23.17 четыре отряда В–52 нанесли удар по металлургическому комбинату и электростанции в районе г. Тхай–Нгуйен. Действия самолетов боевого обеспечения при выполнении ими своих задач принципиально не отличались от действий в предыдущих налетах. Сравнение характера действий авиации США в двух рассмотренных налетах показывает, что тактика ее имела черты шаблонности, которые позволяли войскам ПВО Северного Вьетнама своевременно обнаруживать противника и вести успешные боевые действия. Подробный анализ действий зенитных ракетных войск Северного Вьетнама будет дан в следующих материалах. Однако напомним, что в декабре 1972 г. американцы потеряли только под Ханоем более 30 самолетов, в том числе 25 стратегических бомбардировщиков В–52. Общие же потери американской авиации над ДРВ в операции, по данным командования Вьетнамской народной армии, составили 81 самолет, в том числе 34 бомбардировщика В–52 (около 18% всего самолетного парка стратегической авиации на этом театре военных действий). Военное командование США официально признало потерю 22 самолетов В–52. Даже по этим данным потери стратегической авиации составили свыше 12%. Тем не менее применение самолетов В–52 в качестве главной ударной силы во многом обеспечило американскому командованию решение задач военного плана. □ Боевая работа ЗРВ ПВО ВНА □ На вооружении частей и подразделений родов войск ПВО Вьетнамской народной армии на декабрь 1972 г. в основном находились боевая техника и оружие советского и китайского производства. При этом зенитные ракетные войска были вооружены советскими зенитными ракетными комплексами СА–75М, истребительная авиация — самолетами МиГ–21 и МиГ–17 советского производства и МиГ–19 китайского производства; на вооружении радиолокационных рот (рлр) состояли РЛС: советские типа П–10, П–12, П–15, П–30, П–35, ПРВ–11, китайские типа 406, 513, 514, 843 и венгерские типа П–35. Части зенитной артиллерии (ЗА) имели на вооружении зенитные пушки калибра 37, 57, 85 и 100 мм как советского, так и китайского производства. В течение весны и лета 1972 г. Войска ПВО и ВВС ВНА вели интенсивные боевые действия по отражению налетов американской авиации, которая начала с апреля наносить бомбовые удары по всем жизненно важным объектам Северного Вьетнама. В этот период активно и довольно эффективно использовалась истребительная авиация. Она совершила около 800 боевых вылетов и провела до 200 воздушных боев, в ходе которых было сбито более 80 вражеских самолетов. Значительную роль сыграла зенитная артиллерия: она уничтожила около 150 самолетов противника. Основную роль в отражении налетов американской авиации, как и прежде, играли зенитные ракетные войска ВНА. К началу декабря они сбили около 350 самолетов противника, то есть почти 60% от общего числа самолетов, сбитых в небе ДРВ за 1972 г. □ ■ Группировка ЗРВ ПВО ВНА по состоянию на 18.12.1972 □ В ходе борьбы с американской авиацией в вышеуказанный период Войска ПВО и ВВС понесли значительные утраты. Истребительная авиация потеряла около 50 самолетов и 15 летчиков. Стартовые позиции зенитных ракетных войск более 60 раз подвергались ударам бомб и противорадиолокационных снарядов (ПРС) типа «Шрайк», что приводило порой к одновременному выводу из строя до 50% зенитных ракетных комплексов. На стартовых и технических позициях противником было уничтожено около 200 зенитных ракет. По боевым порядкам РТВ ВНА было совершено 137 пусков ракет типа «Шрайк» и нанесено несколько десятков бомбовых ударов, в результате чего было повреждено более 10 РЛС различных типов. В связи с потерями в боевой технике и подготовленном личном составе уровень боеспособности некоторых частей и подразделений зенитных ракетных войск и истребительной авиации несколько снизился. Перед операцией «Лайнбэкер–2» прикрытие столицы ДРВ — г. Ханой осуществляла дивизия ПВО в составе трех зенитных ракетных и пяти зенитных артиллерийских полков. Эта группировка располагала девятью боеготовыми зенитными ракетными дивизионами (зрдн) и 15 зенитными артиллерийскими батареями и была самой мощной среди всех группировок войск ПВО. Основные усилия ЗРВ и ЗА группировки были сосредоточены на прикрытии северо–западного и западного направлений — наиболее вероятных для действий стратегической авиации противника. В целом группировка носила объектовый характер и прикрывала район г. Ханоя со всех направлений. Для усиления прикрытия столицы формировались новые зенитные ракетные полки, вооруженные ЗРК C–125. Однако к началу операции они не успели развернуться и в боевых действиях участия не принимали. Город и порт Хайфон прикрывала дивизия ПВО в составе двух зенитных ракетных и одного зенитного артиллерийского полков. Она имела семь боеготовых зенитных ракетных дивизионов и пять зенитных артбатарей. Основные усилия группировки были сосредоточены на южном, юго–восточном и восточном направлениях. В 4–й военной зоне (юг ДРВ) сохранялась значительная группировка войск, состоявшая из двух дивизий ПВО, которые имели четыре зенитных ракетных полка в составе 16 зрдн (из них 8 зрдн были небоеготовы из–за неисправности техники) и восемь зенитных артиллерийских полков (48 батарей). Эта группировка прикрывала коммуникации, ведущие в Южный Вьетнам, переправы, склады, материально–технические средства и места сосредоточения войск в провинциях Тхань–Хоа, Нге–Ан и Куанг–Бинь. Истребительное прикрытие объектов в центральных районах ДРВ планировалось осуществлять всеми полками ИА с четырех аэродромов. В истребительных авиационных полках был проведен тщательный отбор наиболее подготовленных летчиков. Их подготовка была организована и проводилась по специальной программе, в которой предусматривались воздушные бои с самолетами В–52 (имитировал самолет Ил–18), взлет с укороченных площадок с помощью ракетных пороховых ускорителей, посадка на необорудованные площадки и т.д. □ □ Примечание. В числителе — стрельбы по самолетам В–52, в знаменателе — по самолетам тактической авиации □ В радиотехнических войсках отрабатывались вопросы более эффективного обеспечения ЗРВ, ИА и ЗА в условиях интенсивных радиопомех с помощью фланговых (опорных) рот. Была уточнена схема радио– и проводной связи. Обеспечивалась прямая двусторонняя связь (в основном по радио) между зрдн и ближайшими радиотехническими подразделениями РТВ. Во всех частях родов войск были проведены регламентные работы различной периодичности, пополнены ЗИП и запасы материально–технических средств на позициях. В ЗРВ на всех СП зенитных ракетных дивизионов Ханойской и Хайфонской группировок было сосредоточено по одному боекомплекту ЗУР (шесть — на ПУ и шесть — на транспортно–заряжающих машинах). В ЗРВ и РТВ были оборудованы дополнительные укрытия для личного состава, усилена защита кабин подручными средствами (бамбук, мешки с землей и т.д.). В ВВС проведено дополнительное рассредоточение истребителей на аэродромах и в укрытиях, расположенных в 15—20 км (а иногда и в 120 км) от аэродромов базирования. Вместе с тем командование Войск ПВО и ВВС, хотя и располагало определенным временем для подготовки войск к отражению массированных налетов американской авиации, не смогло в полной мере реализовать все возможности имеющихся сил и средств ПВО и добиться их полной боеготовности. Так, по состоянию на 18 декабря было боеготовых всего 66% зенитных ракетных дивизионов и 38% боевых самолетов. К боевым действиям ночью было подготовлено всего 18 летчиков, из них на самолетах МиГ–21 — 13 и на самолетах МиГ–17 — 5. В основу ведения боевых действий Войск ПВО и BBC по отражению налетов американской авиации были положены указания руководства ВНА: уничтожать силами ЗРВ в первую очередь стратегические бомбардировщики В–52, силами зенитной артиллерии — самолеты тактической и палубной авиации, истребительной авиации вести бои со стратегической, тактической и авианосной авиацией только дежурными силами. 17 декабря, то есть за сутки до начала воздушной операции, командованию ВНА стало известно о ее проведении. В связи с этим Войска ПВО и ВВС ВНА были приведены в полную боевую готовность. После выполнения мероприятий по переводу все командиры дивизий ПВО, командиры частей и отдельных подразделений были вызваны на ЦКП, где командующий Войсками ПВО и ВВС лично объяснил сложившуюся обстановку и еще раз уточнил поставленные войскам боевые задачи. Командиру дивизии ПВО, прикрывавшей Ханой, было приказано использовать ЗРВ только для уничтожения стратегических бомбардировщиков. Командиры остальных дивизий ПВО получили приказ уничтожать средствами ЗРВ все самолеты, находящиеся на выгодных для стрельбы параметрах, и прежде всего самолеты В–52. Командирам зрп, кроме того, было приказано ограничивать расход ракет. Частям и подразделениям ЗА, входившим в состав дивизий ПВО, было приказано уничтожать пикирующие самолеты и низколетящие цели, особенно истребители-бомбардировщики F–111A, а также прикрывать позиции зрдн и аэродромы базирования истребительной авиации. Командующий ВВС получил приказ дежурными силами ИА уничтожать главным образом стратегические бомбардировщики В–52. На исходе дня 18 декабря командованию Войск ПВО и ВВС стало известно о движении авианосца «Саратога» в северную часть Тонкинского залива. В 18.30 подразделения РТВ, расположенные на границе с Лаосом, обнаружили первые самолеты F–111A на дальности 250 км и высоте 9000 м, летящие к границе ДРВ. Через 15—18 минут были обнаружены группы самолетов F–4, входившие в состав сил первого массированного налета. К 19.50 боевые действия по отражению массированных налетов американской авиации вели уже все рода Войск ПВО и ВВС. Отражая налеты, подразделения противовоздушной обороны страны за ночь провели 35 стрельб ЗУР, сотни стрельб ЗА и два вылета дежурных истребителей, в результате чего было сбито семь самолетов, в том числе три бомбардировщика В–52 и один истребитель F–111A. ЗРВ израсходовали 69 зенитных ракет. □ □ На стартовой позиции зрдн С–75 после бомбо–штурмового удара ВВС противника. Фото: US Department of defence □ Зенитные ракетные войска ПВО и ВВС ВНА к началу воздушной операции имели в своем составе 36 зенитных ракетных дивизионов, вооруженных комплексами СА–75М «Двина» трехкабинного варианта с ракетами В–750М (11Д) и станцией разведки и целеуказания П–12, и 9 технических дивизионов. Организационно они были сведены в 9 зенитных ракетных полков, которые входили в состав четырех дивизий ПВО.

Admin: Основные усилия зенитных ракетных войск были сосредоточены на прикрытии столицы ДРВ — г. Ханой, расположенных в этом районе аэродромов Ной–Бай, Зеа–Лам, Кеп, железнодорожных узлов Донг–Ань и Иен–Вьен, порта и промышленного района г. Хайфон, а также переправ, дорожных коммуникаций, узлов дорог и районов сосредоточения войск в провинциях 4–й военной зоны (Тхань–Хоа и Нге–Ань). Зенитные ракетные войска представляли собой три зенитные ракетные группировки: Ханойскую, Хайфонскую и 4–й военной зоны. Зенитные ракетные дивизионы в этих группировках занимали стартовые позиции, удаленные от прикрываемых объектов на 7—15 км. Интервалы между ними составляли для Ханойской группировки — 8—18 км, Хайфонской — 7—12 км и в 4–й военной зоне — 6—20 км. По состоянию на 18 декабря из 36 зрдн боеготовых было 24, что составляло 66,6%. При этом боеготовность зрдн была в Ханойской и Хайфонской группировках — 75 и 86% соответственно и значительно ниже — в 4–й военной зоне — 50%. За период воздушной операции в зону боевых действий зенитных ракетных войск (главным образом в зоны Ханойской и Хайфонской группировок) входили более 1800 боевых самолетов различных типов, в том числе 390 самолетов В–52, около 1200 самолетов тактической и палубной авиации, до 70 самолетов типа F–111A и около 150 самолетов–разведчиков типа SR–71, 147J, RF–4C и RA–5C. За этот период зенитные ракетные войска участвовали в отражении 25 массированных налетов и провели 181 стрельбу. В результате боев ими было уничтожено 54 самолета, в том числе 31 В–52, 13 F–4, 10 А–6 и А–7. По самолетам В–52 проведено 135 стрельб (74% от общего числа стрельб), израсходовано 244 ракеты. Общая эффективность стрельб по самолетам В–52 в среднем за весь период достигла 0,23. Средний расход на один сбитый самолет составил 7,9 ракеты. По самолетам тактической и палубной авиации проведено 46 стрельб (26% от общего числа стрельб), израсходовано 77 ракет, сбито 23 самолета. Эффективность стрельб составила 0,5 при среднем расходе 3,3 ракеты на каждый сбитый самолет. Из всех боев, которые провели зенитные ракетные войска, наиболее характерными являются два: бой зрдн Ханойской дивизии ПВО 19 декабря (с 4.40 до 5.46) и бой зрдн этой же дивизии 26 декабря (с 22.15 до 23.24). □ 19 декабря 1972 г. □ В массированном налете участвовало 66 самолетов, в том числе 24 самолета В–52. Объектами ударов были аэродром Бать–Май и три района, расположенные в 10—12 км северо-западнее и западнее центра г. Ханой. Налет осуществлялся с северо-западного направления в полосе 20—25 км. Плотность налета ударных групп — 0,6 самолета в минуту. В этом бою участвовало 9 боеготовых зенитных ракетных дивизионов Ханойской дивизии ПВО. Постановка задач дивизионам с КП зрп производилась по данным РТВ. Данные целеуказания передавались в системе координат «азимут–дальность» относительно КП зрп. Пересчет координат целей производился в дивизионах. Для определения координат и параметров движения целей в сложной помеховой обстановке на КП зрп применялся триангуляционный способ, для чего использовались данные двух-трех дивизионов. Отсчеты азимутов производились с темпом 10 сек. Большое количество дивизионов, выдающих информацию, усложняло работу планшетистов и направленцев и в конечном итоге приводило к увеличению ошибок в определении координат и параметров движения целей. При уточнении типа цели на КП зрп использовали информацию КП дивизии ПВО, данные РТВ, доклады из зрдн и данные с постов визуального наблюдения. После уточнения типа, координат и параметров движения целей подтверждалась боевая задача дивизионам, назначался расход ракет, а в некоторых случаях указывалась и дальность пуска. Всего в этом бою зенитными ракетными войсками было проведено 19 стрельб, израсходовано 35 ракет и уничтожен только один самолет В–52. К началу массированных налетов авиации США боевые расчеты КП дивизии, полков и дивизионов еще не имели достаточного опыта ведения боевых действий по отражению столь масштабных ударов стратегической авиации в сложной воздушной и помеховой обстановке. Неуверенно и нечетко работали операторы PC, допуская грубые ошибки в сопровождении целей. Неумело использовались активные и пассивные режимы работы СНР. Около 70% пусков ракет проведено на дальностях от 32 до 40 км, когда сопровождение групповой цели в условиях помех было наиболее сложным. В результате этого не обеспечивалась достаточная точность наведения ракет. При постановке задач полкам не были в полной мере учтены условия стрельбы и запас ракет на СП зрдн. Большинство дивизионов имело на СП только по 7—8 ракет, что ограничивало число стрельб и число ракет в стрельбах. Из 19 стрельб три было проведено одной ракетой, а остальные — двумя. Назначение числа ракет осуществлялось, как правило, с КП зрп, что сковывало инициативу стреляющих офицеров и приводило к снижению эффективности стрельб. В начале боя командир дивизии ставил задачи на уничтожение целей одному зрп и только тогда, когда этот полк израсходовал более 60% запаса ракет, привлек к бою второй зрп. В этом же бою допущены ошибки и в опознавании типа целей, в результате чего пять стрельб проведено при пуске ракет вне гарантированной зоны по самолетам тактической авиации, ошибочно принятым за группу самолетов В–52. □ 26 декабря □ Более успешно вели боевые действия зенитные ракетные войска Ханойской дивизии ПВО по отражению массированного налета 26 декабря в период с 22.15 до 23.24. В этом налете на объекты, находящиеся в зоне Ханойской группировки ПВО, участвовало более 80 самолетов, в том числе 36 самолетов В–52. Ударам подверглись районы аэропорта Зеа–Лам, железнодорожные станции Донг–Ань, Иен–Вьен на северной окраине Ханоя и районы, расположенные в 8—10 км южнее Ханоя. Налет стратегической авиации осуществлялся с трех направлений: с северо–запада полосой 10 км, с запада — 15 км и с юго-востока — 10 км. Продолжительность налета ударных групп — 24 минуты, плотность — до 1,5 самолета в минуту. К началу налета два дивизиона Хайфонской группировки ПВО (71 и 72–й зрдн) были передислоцированы в район Ханоя и два зрдн были введены в строй. Таким образом, всего в составе Ханойской дивизии ПВО было 13 боеготовых дивизионов. Учитывая реальный запас ракет на СП зрдн, зенитные ракетные войска Ханойской группировки ПВО имели возможность уничтожить 6 самолетов, а с учетом перезаряжания ПУ — 8. Фактически в этом бою ЗРВ провели 24 стрельбы, израсходовали 45 ракет и уничтожили 6 самолетов В–52. Таким образом, огневые возможности группировки были реализованы на 75%. Усредненная эффективность стрельб составила 0,25, а средний расход ракет на один сбитый самолет снизился до 7,5. Такой успех был достигнут благодаря возросшей слаженности боевых расчетов КП всех степеней и повышению их боевого опыта. Боевые расчеты КП зрп и зрдн действовали в этом бою более уверенно и решительно, тактически грамотно выбирали цели для обстрела, более полно использовали возможности СНР по обнаружению целей на фоне помех, умело сочетали работу СНР в пассивном и активном режимах. Пуск ракет производился на оптимальных дальностях. Так, 36 из 45 ракет были пущены на дальности 25—35 км. В пяти стрельбах, которые привели к поражению целей, дальность пуска ракет составляла 28—32 км. Вместе с тем и в этом бою был допущен ряд ошибок. Так, два отряда самолетов В–52 были приняты за группы F–4 и оказались необстрелянными. Некоторые дивизионы провели только по одной стрельбе, хотя по условиям воздушной обстановки и запасу ракет на СП они могли провести не менее трех стрельб. По-прежнему нарушались правила при назначении расхода ракет на стрельбу. Например, из 24 стрельб в четырех было пущено по одной ракете, причем две из них — при стрельбе вдогон. Только в одной стрельбе было пущено три ракеты, а в остальных — по две. Одной из характерных особенностей боевых действий зенитных ракетных войск в период отражения массированных налетов стратегической авиации были стрельбы со сосредоточением огня нескольких зрдн по одной цели (группе целей). Стрельбы со сосредоточением огня нескольких дивизионов имели достаточно высокую эффективность. В 23 стрельбах было сбито 13 самолетов В–52, израсходовано 98 ракет. Достигнутая при этом эффективность (0,56) почти в 2,5 раза выше общей эффективности всех стрельб по самолетам стратегической авиации, а средний расход ракет — несколько ниже среднестатистического. Стрельбы со сосредоточением огня более 3 зрдн по одной цели были безрезультатными из-за некачественного управления дивизионами. Боевые позиции зрдн неоднократно подвергались ударам фугасными и шариковыми бомбами и противорадиолокационными снарядами «Шрайк». При этом только девять ударов (8 — фугасными и шариковыми бомбами и один — ПРС «Шрайк») были для противника результативными: временно выведены из строя шесть дивизионов, при этом повреждены и не подлежали восстановлению три антенны ПА–11 и ПА–12, одна кабина ПА, пять ДЭС–75, девять пусковых установок, пятнадцать ракет, один РПК, один тягач АТС–59, в трех дивизионах повреждены кабели. Вывод из строя 73 зрдн противорадиолокационным снарядом «Шрайк» произошел в результате грубого нарушения режима работы СНР: боевой расчет в течение 80 сек. проводил поиск и обнаружение целей в активном режиме работы СНР (с поднятым высоким напряжением). Подрывы ПРС «Шрайк» при ударах по другим зрдн произошли на удалении 2—3 км от стартовых позиций. Одним из условий достаточно высокой живучести зенитных ракетных дивизионов при ударах по ним противорадиолокационных снарядов «Шрайк» являлось строгое регламентирование времени работы СНР на излучение. Боевые расчеты включали высокое напряжение, как правило, на время не более 15—20 с. Кратковременная работа СНР в активном режиме приводила к срыву самонаведения ПРС. Для увеличения надежности обнаружения противорадиолокационных снарядов на экранах СНР сопровождение целей, выбранных для обстрела, осуществлялось методом PC. He исключено, что сложная помеховая обстановка, создаваемая при входе ударных групп В–52 в зону боевых действий ЗРВ, являлась также одной из причин, которая затрудняла самолетам тактической авиации осуществлять прицельные пуски ПРС. В боевых действиях Войск ПВО и ВВС ВНА по отражению массированных налетов авиации США основная тяжесть борьбы легла на зенитные ракетные войска. Достаточно сказать, что каждую ночь они проводили по 10—12 и более стрельб. За 12 дней, в течение которых длилась операция «Лайнбэкер–2», ЗРВ уничтожили 54 самолета (66%), в том числе 31 самолет В–52. Особенно эффективными их действия были вечером 26 декабря, когда после 36–часового рождественского перерыва американская авиация возобновила бомбардировки и 63 самолета В–52 нанесли одновременный удар по гг. Ханой, Хайфон и Тхай–Нгуйен. ЗРВ провели в этом бою 27 стрельб и сбили семь В–52 и два F–4. Истребительная авиация ВНА за время операции совершила 31 самолетовылет и провела 8 воздушных боев, сбив 7 (9% от общего числа сбитых в период операции) самолетов противника, в том числе два бомбардировщика В–52. Для борьбы с бомбардировщиками В–52 самолеты МиГ–21 применялись одиночно. Бои с тактической авиацией велись, как правило, парой истребителей МиГ–21. Другие типы истребителей участия в боях не принимали. Значительную роль в борьбе с самолетами тактической и авианосной авиации, особенно с истребителями–бомбардировщиками F–111A, сыграли части зенитной артиллерии и подразделения ПВО народного ополчения. Они сбили 20 самолетов противника (25% от общего числа уничтоженных в декабре самолетов противника), в том числе пять F–111А. Однако следует отметить, что взаимодействие между силами и средствами Войск ПВО и ВВС ВНА и силами народного ополчения было слабым. Большое число отрядов, состоящих из гражданских лиц (в том числе женщин и стариков), было вооружено карабинами, пулеметами (в том числе и крупнокалиберными) и зенитными пушками. В период налета авиации — от объявления тревоги и до отбоя — эти отряды практически никем не управлялись. Любой самолет, появляющийся в поле зрения, считался американским и по нему открывали огонь. Также слабо был отработан вопрос обеспечения безопасности летчиков, покинувших сбитый или поврежденный самолет. Все опускающиеся на парашютах пилоты считались американскими, по ним велся интенсивный ружейно-пулеметный огонь. В целом, несмотря на господство в воздухе американской авиации и использование наиболее мощных и самых современных самолетов и оружия, Войска ПВО и ВВС ВНА и силы ПВО народного ополчения уничтожили 81 самолет противника, в том числе 34 В–52 и 5 F–111A, чем нанесли ощутимый урон воздушному противнику. □ С–75 в боях на Суэцком канале □ В 1969 г. на Ближнем Востоке израильская авиация возобновила активные боевые действия и нанесла внезапные сосредоточенные удары по группировкам средств ПВО Египта в зоне Суэцкого канала. За господство в воздухе над ним развернулась ожесточенная борьба, основной вклад в которую в 1970 г. внесли зенитные ракетные войска. □ □ Первоначальная группировка ЗРВ в зоне Суэцкого канала и система огня на малых высотах □ Имея незначительную численность населения, Израиль сделал основную ставку на использование ВВС как главной ударной силы при разгроме авиационных и сухопутных группировок противостоящих арабских стран. В конце 1960–х гг. Тель–Авив приобрел во Франции несколько типов самолетов: легкие реактивные бомбардировщики «Вотур», истребители «Мистер IVA» и «Супер Мистер IVB2», а затем и сверхзвуковые «Мираж IIIC», учебно–тренировочные машины МД–450 «Ураган» и СМ–170 «Мажистер» (эти УТС использовались также в качестве истребителей–бомбардировщиков). В США были закуплены истребители-бомбардировщики А–4 «Скайхок», F–4 «Фантом II». «Мираж IIIC» в основном применялся в качестве истребителя ПВО. Вооружение его состояло из двух 30–мм пушек, НУР, бомб различного назначения и УР (французские «Матра» с радиолокационной или инфракрасной ГСН и американские «Сайдвиндер–1A» с инфракрасной ГСН). К моменту возобновления боевых действий в ВВС Израиля насчитывалось более 350 боевых самолетов, из них свыше 170 самых современных в то время «Фантомов», «Миражей» и «Скайхоков». Авиационные части были полностью укомплектованы личным составом. На каждую машину приходилось 1,5—2 экипажа, что позволяло значительно увеличить количество вылетов. Пилоты имели хорошую подготовку для ведения боевых действий в различных условиях. Для базирования своих ВВС Израиль располагал 19 аэродромами, в том числе 9 — с капитальными ВПП длиной 1800 м и более. Их оперативная емкость составляла 225 самолетов (из расчета по 25 машин на аэродром). Для рассредоточения тактической авиации израильское командование использовало еще четыре аэродрома с ВПП длиной 1200—1800 м. Кроме того, после захвата в июне 1967 г. Синайского полуострова израильтяне получили в свое распоряжение еще несколько аэродромов (Мелес, Эль–Сирр, Эль–Ариш, Бир–эль–Темада, Эль–Тор), в результате чего возможности для рассредоточенного базирования и аэродромного маневра еще более расширились. С учетом небольшого удаления израильских авиабаз от основных объектов ударов на территориях арабских стран самолеты могли совершать по четыре (и более) боевых вылета в сутки. □ Тактика ВВС Израиля □ В тактике действий авиации Израиля широко использовался опыт ВВС США во Вьетнаме применительно к местному ТВД, а также с учетом имеющихся средств ПВО и характера объектов Египта. При этом командование военно–воздушных сил Израиля стремилось изыскивать возможности для проведения операций без потерь: тщательно выбирались объекты поражения, определялись последовательность ударов и тактические приемы. Как правило, атакам с воздуха подвергались и прикрывающие средства ПВО. Каждый налет всесторонне подготавливался. В этих целях активно велась разведка объекта удара, изучались прилегающая местность, скрытые подходы к нему и система противовоздушной стороны. Летчики осваивали маршруты полета и способы действий по целям с использованием макета местности. □ □ Схема боевого удара ВВС Израиля по стартовым позициям зрдн ЗРВ ПВО Египта в июле 1969 г. □ Тактика израильской авиации отличалась большой гибкостью и отсутствием шаблонности. Даже в тех случаях, когда успех достигался ценой хотя бы незначительных потерь, немедленно в способах и приемах боевого применения ВВС появлялось что–то новое. Характерные особенности действий ВВС Израиля в тот период: • как правило, полеты парами самолетов на малых и предельно малых высотах (30—50 м) вне видимости РЛС и с использованием маскирующих свойств рельефа местности, чтобы внезапно появиться в зонах поражения огневых средств ПВО Египта; • использование противоракетного маневра с перегрузками до 6—8 ед. с увеличением скорости полета до 400—450 м/с с одновременным изменением курса и пикированием под нижнюю границу зоны поражения ЗРК; • сбрасывание целей–ловушек с истребителей–бомбардировщиков F–4 за 3—5 км до зоны поражения ЗРК (одновременно с разворотом самолета на 180° выбрасывалось до 5 отражателей). Наибольшее разнообразие тактических приемов отмечалось при нанесении ударов по позициям зрдн. В большинстве случаев подход к стартовой позиции дивизиона осуществлялся на предельно малых высотах (30–50 м), за 3—5 км от СП производился набор высоты для преодоления огня средств зенитно–артиллерийского прикрытия и визуального прицеливания, затем самолет пикированием с высоты 1,5—2 тыс. м поражал вооружение и военную технику и уходил на малой высоте. Часто удары по стартовым позициям дивизионов наносились с двух-трех направлений, одновременно группы самолетов или отдельные машины совершали отвлекающие маневры. Израильские самолеты американского производства были оснащены аппаратурой предупреждения об облучении СНР зенитных ракетных комплексов СА–75МК и С–125, СРЦ, о пуске и выходе ЗУР на траекторию наведения и др. Это позволило с еще большей эффективностью осуществлять противоракетный маневр и избегать зачастую поражения зенитными управляемыми ракетами. Противоракетный маневр, совершаемый израильскими летчиками, в основном был аналогичен маневру, применяемому американскими пилотами во Вьетнаме. Но при этом были и некоторые особенности. Например, вывод самолета из зоны поражения ЗРК за время полета ракеты производился разворотом на 90—180° с увеличением скорости (с 250 до 450 м/с) за счет включения форсажа (перегрузки достигали 8 ед.). При этом резко уменьшалась высота полета. Особенно характерен был противоракетный маневр с большими перегрузками для самолетов «огневой» разведки. В состав этих групп выделялись скоростные машины, бомбовая нагрузка которых снижалась до минимума, а пилоты имели высокую выучку и были подготовлены для совершения маневра в зонах поражения ЗРВ. Группы «огневой» разведки входили в зону действия зенитных ракетных частей на средних высотах, вызывали огонь зрдн на себя и после обнаружения СП дивизионов производили энергичный противоракетный маневр с выходом из зоны поражения. После этого они наводили на зрдн ударные группы, действовавшие на малых высотах, а при благоприятных условиях поражали стартовые позиции сами. Для примера можно привести налет на группировку египетских ЗРВ 3 августа1970 г., когда израильские самолеты действовали именно таким образом. Аналогичную тактику израильские летчики использовали и в других налетах на зрдн. В период с 30 июля по 03 августа 1970 г. было произведено 45% налетов с участием групп «огневой» разведки, в которых участвовало 32% от общего количества самолетов. Все стрельбы зенитных ракетных войск, проведенные по целям, совершающим резкий маневр с перегрузками до 8 ед., оказались безрезультатными. При нанесении ударов по объектам, ведении воздушных боев и воздушной разведки ВВС Израиля интенсивно применяли активные шумовые помехи. Они ставились в широком диапазоне частот радиолокационным станциям П–30, П–35, П–12, П–15, СНР–75 и СОН–9. В качестве постановщиков помех использовались вертолеты, транспортные поршневые самолеты, легкие реактивные бомбардировщики типа «Вотур», которые находились в зонах барражирования в 20—40 км восточнее Суэцкого канала на высоте 3—5 тыс. м. Барражирование, как правило, осуществлялось на маршрутах, параллельных каналу (на участке Порт–Саид–Суэц). Кроме того, помехи создавались наземным постановщиком, расположенным в 35 км от канала (на высоте порядка 600 м над уровнем моря). С появлением на вооружении ВВС Израиля самолетов типа «Фантом» постановка помех производилась этими истребителями-бомбардировщиками из состава ударных групп. Зачастую при этом одновременно помехи ставили машины из зон барражирования, что существенно затрудняло работу РЛС. Всего с июля 1969 г. по август 1970 г. авиация Израиля совершила более 10 тыс. вылетов: для нанесения ударов — 86,8%, на воздушную разведку — 11,5%, для ведения воздушных боев — 1,7%. □ Разгром группировки ЗРВ ПВО Египта в июле 1969 г. □ Основу противовоздушной обороны Египта к 1969 г. фактически составляли зенитные ракетные войска. Первоначально на вооружении частей ЗРВ ОАР (Объединенной Арабской Республики — так тогда назывался Египет) находились ЗРК СА–75МК «Двина», а с середины 1970 г. — также комплексы С–75 «Десна» и С–125 «Печора». Зенитная ракетная бригада ПВО ОАР состояла из четырех — восьми зенитных ракетных и одного–двух технических дивизионов. Организационно зрбр входили в состав дивизий ПВО. В 1969 г. на Суэцком канале для прикрытия сухопутных войск и военных объектов в районах городов Порт–Саид, Исмаилия и Суэц были развернуты две зенитные ракетные бригады СА–75М (7 дивизионов). С июля 1969 по март 1970 г. зенитные ракетные дивизионы провели 36 стрельб и сбили 8 израильских самолетов (эффективность — 0,22, средний расход — по 9,1 ракеты на один сбитый самолет). Стрельбы проводились отдельными дивизионами по самолетам, совершающим налеты на стартовые позиции зрдн в условиях заградительных помех. В данный период египетские ЗРВ своей задачи не выполнили. Причины этого были следующие. Стремление прикрыть большое число объектов ограниченными силами и средствами ЗРВ привело к их распылению и не позволило организовать где–либо надежную оборону. Зенитные ракетные дивизионы в центре зональной группировки располагались с интервалом в 25—30 км, а фланговые дивизионы — на расстояниях 65—75 км. При таком построении не обеспечивалось взаимное прикрытие на малых высотах, а фланговые дивизионы вообще не имели огневого взаимодействия с центральной группой зрдн. Кроме того, у четырех южных зрдн, расположенных в гористой местности, были резко ограничены огневые возможности на малых высотах из–за больших углов закрытия. Инженерное оборудование позиций не обеспечивало защиту боевой техники и личного состава. Зенитные ракетные дивизионы занимали СП полевого типа с обваловкой кабин и ПУ. Маскировка позиций отсутствовала. Непосредственное прикрытие зрдн осуществлялось взводами зенитных пулеметов и только в двух дивизионах эту задачу выполняли зенитно–артиллерийские батареи, вооруженные 57–мм орудиями. Оповещение и целеуказание для зрдн осуществлялось по схеме ЦКП — КП дивизии — КП зрбр — КП зрдн. У последних прямых связей с соседними радиолокационными ротами, как правило, не было. В дивизионах свои СРЦ отсутствовали. В результате поступление информации о воздушной обстановке запаздывало. Степени боевой готовности зрдн не соответствовали подлетному времени целей на малых высотах. Таким образом, группировка египетских ЗРВ на Суэцком канале в 1969 г. не была готова к отражению массированных ударов авиации Израиля, так как не учитывала возможность подхода самолетов противника на малых высотах с разных направлений и высокую плотность налетов. Соединения зенитных ракетных войск Египта не только не могли решить задачу прикрытия объектов, но даже оказались неспособны к самообороне. Группировка сама требовала прикрытия и прежде всего от атак с малых высот. Вследствие отсутствия должной маскировки и длительного пребывания дивизионов на одних и тех же позициях командованию ВВС Израиля удалось вскрыть построение зенитной ракетной обороны египтян, определить ее слабые места и затем разгромить стартовые позиции зрдн. В течение пяти дней (с 20 по 24 июля 1969 г.) противник поразил СП шести зенитных ракетных дивизионов. После этого группировка ЗРВ Египта в зоне канала фактически была уничтожена. Зенитные пулеметные установки ЗПУ–2 и ДШК, имевшиеся в зрдн, эффективного прикрытия дивизионов не обеспечили, поскольку огонь открывался, как правило, с опозданием. Всего за период с июля 1969 по март 1970 г. ВВС Израиля вывели из строя 18 зенитных ракетных дивизионов.

Admin: Ответные меры □ Однако египетское командование из июльского разгрома 1969 г. все же сделало соответствующие выводы. В апреле—июне 1970 г. в ОАР была проведена реорганизация противовоздушной обороны с учетом опыта предыдущих боев, возможностей и тактики действий авиации противника. В основу осуществленных мероприятий легли следующие принципы: ЗРВ действительно являются основой ПВО страны; для обеспечения помехозащищенности, всевысотности и живучести в состав зенитной ракетной группировки должны включаться ЗРК различных типов; группировка ЗРВ обязана иметь сплошную многослойную систему огня и обладать высокой живучестью. Планами предусматривалось проведение перестройки организационно–штатной структуры ПВО, создание сети командных пунктов, организация войскового и среднего ремонта боевой техники, проведение доработок ЗРК, увеличение количества ЗРК, обучение и переподготовка личного состава. В первой половине 1970 г., когда численность ЗРК еще не позволяла создать в зоне Суэцкого канала сильную зенитную ракетную группировку, зрдн здесь применялись для действий из засад. Формировались маневренные группы из трех-четырех дивизионов, которые располагались на сокращенных интервалах между собой (7—9 км), обеспечивая тем самым многослойность огня и взаимное прикрытие. Непосредственную защиту от атак зрдн с воздуха осуществляли зенитная артиллерия и ПЗРК «Стрела–2». В задачу таких групп входили периодические внезапные обстрелы самолетов и вертолетов противника, вторгшихся в зону боевого поражения ЗРК, и накопление боевого опыта личным составом. Выдвижение зрдн производилось в ночное время. При этом особое внимание обращалось на обеспечение полной скрытности и секретности подготовки засады. После занятия СП в течение ночи проводились регламентные и маскировочные работы. К рассвету дивизионы приводились в полную боевую готовность к немедленному пуску ракет. Управление зрдн осуществлялось с подвижного командного пункта (ПКП), оборудованного на автомашине. Связь между зрдн и КП была телефонная. Данные о воздушной обстановке командные пункты и дивизионы получали от близлежащих радиолокационных рот РТВ и постов визуального наблюдения. Благодаря внезапности действий эффективность поражения целей резко возросла. В частности, только в мае-июне 1970 г. египетские ЗРВ провели шесть стрельб из засад и сбили три самолета противника. При этом потерь в материальной части и личном составе «засадные» группы не понесли. По мере количественного и качественного роста огневых средств и средств обеспечения на прикрытии главных объектов ОАР стали создаваться крупные смешанные зенитные ракетные группировки, состоящие из ЗРК СА–75, С–75, С–125. В них обязательно включались подразделения и части зенитной артиллерии малого калибра и комплексы «Стрела–2». В ходе организации ПВО некоторых объектов использовались малоразмерные аэростаты заграждения. Кроме того, были пересмотрены рубежи удаления стартовых позиций от объектов прикрытия и интервалы между зрдн. К вновь сформированным группировкам предъявлялись требования: успешно вести боевые действия в сложной воздушной обстановке, отражать одновременные удары воздушного противника с разных направлений и на всех высотах (плотность налета на главном направлении — до 10—12, а на второстепенных – до 6—8 самолетов в минуту). К концу июня 1970 г. в центральной зоне Суэцкого канала располагалась группировка ЗРВ смешанного состава, включавшая 16 зрдн. Боевые порядки занимали по фронту 45 км и в глубину 25 км. Интервалы между дивизионами равнялись 6—12 км (на флангах группировки — более уплотненные боевые порядки). На каждый зрдн были подготовлены одна–две запасные позиции. Некоторые стартовые позиции оборудовались как ложные с использованием макетов и кочующих СРЦ П–12. Каждый зрдн имел средства непосредственного прикрытия (МЗА, ЗСУ–23–4). Для совместных действий с зенитными ракетными дивизионами было выделено восемь полков ЗА различного калибра, два батальона (20 взводов) ПЗРК «Стрела–2», двенадцать установок ЗСУ–23–4 «Шилка», шестнадцать зенитных пулеметных рот. Эта группировка ЗРВ 30 июня 1970 г. провела два боя с израильской авиацией, в ходе которых последняя потеряла семь самолетов, из них пять сбили зенитные ракетные комплексы и два — ПЗРК «Стрела–2». В ЗРВ было выведено из строя два дивизиона. В ходе боя 03 июля 1970 г. группировка ЗРВ и средства ее прикрытия уничтожили три израильских самолета, и ВВС противника не выполнили поставленную перед ними задачу. Тем самым впервые с начала боевых действий египетские зенитные ракетные войска полностью справились со своей задачей, отразив налеты вражеской авиации. □ Итог □ Всего с 30 июня по 3 августа 1970 г. зенитными ракетными войсками и средствами их непосредственного прикрытия в зоне Суэцкого канала было сбито 25 израильских самолетов. В июне—июле 1970 г. в составе группировки ЗРВ в зоне Суэцкого канала зрдн СА–75М провели 65 стрельб, уничтожили 11 самолетов при среднем расходе 12,9 ракеты на одну сбитую машину (эффективность — 0,17). В этот же период зрдн С–125 провели 16 стрельб, уничтожили 9 самолетов при среднем расходе 3,6 ракеты на каждый (эффективность — 0,56). Достаточно высокие показатели в борьбе с современной тогда авиацией показал ЗРК С–125. В частности, с 30 июня по 03 августа 1970 г. в зоне Суэцкого канала только по маневрирующим целям зрдн С–125 провели 9 стрельб (56% от общего количества), израсходовали при этом 19 ракет и уничтожили 5 самолетов. Из четырех неудачных стрельб одна велась по цели, применяющей резкий маневр, одна — на границе зоны поражения (после пуска ракет цель за счет разворота и включения форсажа вышла из зоны поражения). Две стрельбы были проведены на границе зоны поражения в целях прикрытия соседних зрдн (после маневра цели вышли из зоны поражения, не выполнив боевой задачи). Таким образом, решающей фазой в сражениях за господство в воздухе в 1970 г. явилось противоборство зенитных ракетных группировок Египта, выдвинутых в район Суэцкого канала, с израильской авиацией, использовавшей все имеющиеся в ее распоряжении средства, чтобы воспрепятствовать этому. В результате боев ВВС Израиля не решили стоящих перед ними задач. Политический итог «битвы на канале» был таков — в августе 1970 г. израильское военно-политическое руководство пошло на заключение перемирия. В целом в 1969—1971 гг. зенитные ракетные войска ПВО Египта выполнили 124 стрельбы, поразили 32 цели и израсходовали 264 ракеты. Средний расход на одну цель составил 8,3, а показатель эффективности стрельб — 0,26. □ СА-75 против SR-71 □ В ходе локальных войн во Вьетнаме и на Ближнем Востоке командованием вооруженных сил США и Израиля уделялось самое пристальное внимание ведению воздушной разведки. Она осуществлялась с помощью стратегических разведчиков, беспилотных самолетов–разведчиков, истребителей, истребителей–бомбардировщиков и штурмовиков тактической и палубной авиации. Вниманию читателей «ВКО» предлагается статья, раскрывающая некоторые особенности как ведения воздушной разведки в тот период, так и боевой работы зенитных ракетных войск при стрельбе по разведывательным летательным аппаратам. □ □ Стратегический сверхзвуковой разведчик ВВС США Lockheed SR–71. Неофициально был назван Blackbird («Черный дрозд», «Черная птица»). Особенностями данного самолета являются высокая скорость и высота полета, благодаря которым основным маневром уклонения от ракет было ускорение и набор высоты Фото: US Department of defence □ К 1967 г. в Южном Вьетнаме и Таиланде базировалось девять эскадрилий тактических разведчиков RF–1, RC–47, RF–101 и до десяти самолетов стратегической разведки SR–71, U–2, RB–47 ВВС США. Они стремились держать под контролем обстановку практически на всем Индокитайском полуострове, но прежде всего на территории ДРВ. Здесь американцы старались в первую очередь выявить объекты для нанесения ударов: вскрывать места сосредоточения войск и боевой техники (особенно в приграничных с Южным Вьетнамом и Лаосом районах); группировку ЗРВ ВНА, одновременно осуществляя контроль за ее изменениями; осуществлять наблюдение за коммуникациями ДРВ и перебросками по ним войск и других военных грузов; устанавливать пути подвоза и точки разгрузки техники и вооружения; определять местонахождение баз хранения и снабжения войск боевой техникой. Особый интерес с точки зрения особенностей боевой работы зенитных ракетных войск в локальных войнах 1960–1970-х гг. представляют стрельбы по беспилотным самолетам-разведчикам (БСР) и стратегическим самолетам-разведчикам SR–71. □ Стрельбы по БСР □ Для ведения аэрофотографической разведки первоначально (1965—1966 гг.) во Вьетнаме применялись беспилотные самолеты-разведчики PQM–34A, которые осуществляли полеты на высотах 15–21 тыс. м. Несмотря на то, что эффективная отражающая поверхность у этих БСР была мала (всего 0,3 кв. м), зенитные ракетные комплексы успешно уничтожали их, используя для обстрела глубину зоны поражения. Огонь по PQM–34A в 87% случаев велся при автоматическом сопровождении целей со средним расходом 1,6 ракеты на стрельбу. Эффективность при этом составила 0,81. Значительные потери самолетов PQM–34A вынудили американское командование сократить их применение и перейти к ведению радио– и аэрофоторазведки с малых высот, используя теперь БСР типа 147. □ □ Маршруты полетов самолетов-разведчиков SR–71 в операции «Лайнбэкер–2». Аналогичным образом Blackbird действовал в ходе всей вьетнамской войны □ Это были модификации 147J, 147С, 147SC, различающиеся между собой составом аппаратуры и программой полета. Запуск БСР осуществлялся как с самолетов-носителей С–130, так и с корабельных (или наземных) установок. В зоне действия ЗРВ разведчики типа 147 работали на высотах менее 400—500 м и таким образом имели все характерные признаки малоразмерной низколетящей цели. К особенностям борьбы ЗРВ с маловысотными беспилотными разведчиками этого типа можно отнести небольшие дальности обнаружения и устойчивого автоматического сопровождения, влияние отражений от местных предметов и зеркальных сигналов на устойчивость АС и ошибки сопровождения, зависимость надежного срабатывания радиовзрывателя ЗУР по малоразмерной цели от точности наведения ракеты на цель. Для своевременного обнаружения БСР, кроме СРЦ, в зенитных ракетных войсках ПВО ВНА, как правило, привлекались станции наведения ракет. Была разработана и широко применялась методика проведения группового поиска низколетящих целей. Таким способом обеспечивалось обнаружение БСР на дальностях, позволяющих производить их обстрел на встречных курсах. Наиболее эффективным способом сопровождения БСР являлось автоматическое или смешанное сопровождение, так как в этом случае даже при влиянии отражений от местных предметов и зеркальных сигналов ошибки наведения были меньше, чем при ручном сопровождении. Вероятность поражения маловысотных БСР увеличивалась с уменьшением дальности до точки встречи ракеты с целью, поскольку вследствие увеличения угла места цели уменьшалось влияние отражений от местных предметов и зеркальных отражений от земли. Кроме того, при уменьшении дальности до цели при одних и тех же угловых ошибках наведения ЗУР линейные ошибки уменьшались пропорционально дальности до точки встречи ракеты с целью. Исходя из этих соображений обстрел БСР производился в основном в глубине зоны поражения, на дальностях, обеспечивающих встречу назначенных для обстрела ЗУР с целью до ближней границы зоны поражения. Применение для прикрытия полетов БСР активных шумовых помех с постановщиков из зон барражирования при возможности выделения отметки цели и сопровождении в АС существенно не повлияло на эффективность стрельбы. В 1968—1969 гг. при интенсивных полетах беспилотных воздушных разведчиков эффективность стрельб по БСР составляла 0,26 при среднем расходе на один сбитый самолет 5,4 ракеты. □ □ Главными причинами неудач в ходе стрельб по БСР являлись ведение огня при ручном сопровождении цели или вдогон (все пуски ЗУР оказались безрезультатными из–за отсутствия согласования области срабатывания РВ и области разлета осколков по малоразмерной цели), ограничение расхода ракет на стрельбу, неправильный выбор метода наведения, способа подрыва БЧ. С высокой эффективностью БСР уничтожались при сосредоточении огня двух дивизионов по одной цели. Всего было проведено пять таких стрельб, сбито пять самолетов при среднем расходе 2,6 ракеты на каждый. Основными особенностями и преимуществами сосредоточения огня в ЗРВ ПВО ВНА являлись увеличение вероятности сочетания наиболее благоприятных условий стрельбы для отдельных зрдн, увеличение количества возможных воздействий при оптимальных условиях, расширение возможности сочетания различных способов сопровождения, методов наведения и способов подрыва боевой части ракет. Вместе с тем предъявлялись повышенные требования к боевому управлению. В период Октябрьской войны 1973 г. (войны «Судного дня») вооруженные силы Израиля применяли для воздушной разведки высотные БСР типа PQM–34A и 147F, малоразмерные БСР MQM–74A. Беспилотный разведчик MQM–74A в начальный период боевых действий использовался как самолет-ловушка для усложнения воздушной обстановки, а также для отвлечения ЗРВ арабов и имитации пусков противорадиолокационных снарядов. В этом случае БСР стартовал с самолета-носителя. После прекращения боев на всех фронтах с помощью MQM–74A осуществлялась воздушная и радиотехническая разведка. Запуск этих беспилотников производился с наземных ПУ, которые располагались в непосредственной близости от линии прекращения огня, что в значительной мере затрудняло своевременное их обнаружение и обстрел. Эффективная отражающая поверхность MQM–74A была мала и составляла всего 0,1–0,3 кв. м. Тем не менее при своевременном обнаружении и обстреле в глубине зоны поражения на встречном курсе 3РК С–75М и С–125 могли успешно вести борьбу с БСР такого типа. □ Стрельбы по SR–71 □ В период войны во Вьетнаме самолеты U–2 и RB–47 вели воздушную разведку с высот 14—20 тыс. м, а SR–71 — с высот 23—24 тыс. м. Стратегические разведчики SR–71 действовали только в светлое время суток при ясной и солнечной погоде. При этом скорость их полета над ДРВ находилась в пределах от 2800 до 3200 км/час. Основные маршруты рейдов «Блэкбердов» («Черных дроздов») приводятся на карте-схеме (высота целей показана в гектометрах). □ □ В 1960—1970–х гг. зафиксированы следующие основные способы боевого использования разведчиков SR–71: полет одиночными самолетами (в большинстве случаев); полет двумя–тремя самолетами в одном районе (с интервалом между ними от 1 до 20 минут); полет двумя–тремя самолетами в одном районе, но в разное время (с интервалом от 2 до 5 часов); полет одновременно двумя-тремя самолетами в разных районах и в разное время. Особенности стрельб зенитных ракетных войск по SR–71 в первую очередь связаны с его большими высотами полета (22—24 км) и скоростью до 3700 км/час. Высокие тактико–технические и летные характеристики «Черного дрозда» в сочетании с наличием на борту аппаратуры предупреждения об облучении РЛС и пуске ЗУР, а также аппаратуры постановки активных помех обеспечивали эффективное применение машины и малую вероятность ее уничтожения огнем ЗРК, использовавшихся в ту пору во Вьетнаме и на Ближнем Востоке. При таких параметрах движения SR–71 для ЗРК СА–75М глубина зоны поражения ограничивалась всего 5—9 км при предельном параметре цели, равном 14—18 км. Необходимая дальность пуска для обеспечения встречи ракеты с самолетом на дальней границе зоны поражения составляла 75—76 км. В этих условиях была возможна стрельба только при отсутствии помех и наведении ЗУР по методу «половинного спрямления» («ПС»). Для своевременного открытия огня по «Черному дрозду» дальность его обнаружения должна была составлять не менее 100—105 км при подготовке данных с помощью автоматизированного прибора пуска ЗРК СА–75. Фактически средняя дальность обнаружения SR–71 (по опыту работы вьетнамских расчетов) составляла всего 70—75 км. Это в принципе позволяло производить стрельбу по заранее рассчитанным исходным данным, однако наличие аппаратуры разведки и постановки активных помех давало возможность экипажам «Блэкбердов» своевременно принимать эффективные ответные действия. Так, через 4—5 с. после переключения радиопередатчика команд управления ракетой (РПК) ЗРК СА-75М на антенну (как при старте ЗУР, так и проведении так называемого ложного пуска) на SR–71 включалась аппаратура постановки активных шумовых помех. При этом зенитные ракетные дивизионы, для которых параметр цели был в пределах до 10 км, отметку от самолета на фоне интенсивных помех не наблюдали и могли в этом случае осуществлять наведение ЗУР только по методу «трех точек» («ТТ»). Дивизионы, для которых параметр воздушного разведчика составлял 10—15 км, наблюдали SR–71 на фоне помех только с дальности 30—40 км, то есть возможность перехода на метод «половинного спрямления» была у них только перед встречей ракеты с целью. Цель на фоне помех наблюдалась на всем маршруте полета дивизионами, для которых параметр составлял более 38–40 км, то есть существенно больше предельного параметра, допустимого для СА–75М. В 1968—1969 гг. зенитные ракетные войска ПВО ДРВ провели 22 стрельбы по стратегическим самолетам-разведчикам SR–71, израсходовав при этом 29 ЗУР В–750 различных модификаций. Все стрельбы оказались неудачными. При этом в 50% случаев огонь велся в условиях, не обеспечивающих встречу ракеты с целью в пределах зоны поражения (из-за несвоевременных пусков и проведения стрельб при параметре цели больше предельного). Семь стрельб (31,8%) были проведены при наведении ракет методом «ТТ» либо с переходом с метода «ПС» на метод «ТТ» при постановке помех. Но и тогда SR–71 поразить не удалось, так как при скорости более 700 м/с и высоте, равной 24 км, зона поражения при наведении ракет методом «ТТ» в ЗРК СА–75М не реализуется. Основными причинами неудач являются несвоевременное обнаружение цели, не обеспечивающее обстрел самолета SR–71 в зоне поражения; применение противником АШП после пуска ракет, что вынуждало производить изменение метода наведения (подобные переключения вносили дополнительные возмущения в контур управления ЗРК); невозможность обстрела стратегического разведчика при наведении ракет методом «ТТ» из-за отсутствия при таких параметрах цели зоны поражения; большие ошибки сопровождения при РС столь скоростной и высотной машины. В период боевых действий на Ближнем Востоке в октябре 1973 г., а также и после их прекращения SR–71 совершили несколько разведывательных рейдов над территорией Египта и Сирии, действуя с континентальной части США. Полет в район разведки проходил без промежуточных посадок с пятью-шестью дозаправками в воздухе. Общая протяженность маршрута составляла около 23 тыс. км, полетное время — более 10 часов. В воздушном пространстве над разведываемой территорией ОАР, CAP, Иордании и Ливана самолеты SR–71 находились от 35 до 55 минут, высота полета в районе разведки составляла 20—22 тыс. м, скорость – свыше 3000 км/час. Зенитные ракетные войска Сирии и Египта стрельб по SR–71 не проводили, так как практически не были обеспечены своевременной радиолокационной информацией, необходимой для приведения зрдн в готовность к пускам ЗУР. □ Выводы □ Воздушная разведка была основным средством получения оперативной информации о противнике на протяжении всего периода боевых действий во Вьетнаме и на Ближнем Востоке. Ее эффективность по сравнению с другими видами разведки определялась большим объемом, полнотой, достоверностью и быстротой доставки сведений. В частности, на ведение воздушной разведки американское командование в ходе войны во Вьетнаме планировало от 10 до 30% общего количества самолетовылетов. А на завершающем периоде противоборства их доля помесячно находилась в пределах от 26 до 45% от общего количества самолетовылетов над территорией ДРВ. Распределение самолетовылетов по типам самолетов–разведчиков за периоды 1969—1970 и 1971—1972 гг. показано в таблице. Значительный расход сил и большое внимание воздушной разведке со стороны как американского, так и израильского военного командования и в периоды относительного затишья, и в ходе активных боевых действий позволяли правильно определять условия и характер нанесения ударов по объектам. Зенитные ракетные войска показали свою достаточно высокую эффективность как средство борьбы с пилотируемыми и беспилотными средствами воздушной разведки. Не обошлось и без неудач, однако по большей части они были связаны с конструктивными особенностями ЗРС того времени. В частности, стратегические разведчики SR–71 осуществляли полеты со скоростями 2800—3200 км/час, в то время как комплекс СА–75М обеспечивал стрельбу по целям, имеющим скорость до 2000 км/час. После необходимых доработок и усовершенствований боевые возможности ЗРК существенно возросли и позволили им поражать скоростные и высотные цели с подобными характеристиками.

Admin: Противовоздушные бои в Египте □ После боя 30 июня 1970 г. египетское командование предприняло ряд мер, направленных на улучшение системы огня группировки ПВО, повышение ее боеготовности и живучести. Выведенные из строя 9 и 11–й зенитные ракетные дивизионы должны были сменить два других зрдн, происходила передислокация средств прикрытия (ЗА и ПЗРК «Стрела–2») для усиления флангов. Кроме того, к исходу 01 июля 1970 г. удалось полностью подготовить оборудование для развертывания макетов ЗРК на ложных позициях. Несмотря на потери, понесенные 30 июня, израильская авиация уже через день вновь совершила налет на западный берег Суэцкого канала. □ 2 июля □ Между 16.30 и 16.43 группа из восьми самолетов «Фантом» и «Скайхок» на высоте 30—50 м промчалась над Манзальскими озерами и с северо-западного направления атаковала группировку египетских ЗРВ. Правда, расположенный в 70 км от нее наблюдательный пост заметил израильские истребители-бомбардировщики и штурмовики, хотя это, к сожалению, не помогло... В то же самое время к группировке ЗРВ с восточного направления под прикрытием активных шумовых помех вышла вторая группа в составе четырех «Фантомов». 3–й зрдн засек их и произвел пуск трех ракет. Но тут шесть самолетов первой группы, набрав «горку» до высоты 600—800 м, обрушились на стартовую позицию дивизиона и вывели его из строя. Причем машины противника были обнаружены в оптическом режиме 7–м зрдн и по ним произвели пуск одной ракеты. Однако операторы–оптики потеряли цель в момент пикирования, и ЗУР самоликвидировалась. □ □ Между тем неприятельская шестерка нанесла затем удар по строящейся стартовой позиции, а два других «Фантома» из той же группы, резко взмыв до высоты 2,5—3 км, попытались уничтожить СП 2–го дивизиона. Последний выручили 13–й зрдн и зенитно–артиллерийское прикрытие: они своевременно открыли огонь, вследствие чего противник практически не смог выполнить своей задачи. Так, высокая плотность налета (в зону ЗРВ одновременно вошли 12 самолетов), применение активных шумовых помех большой интенсивности (в результате дивизионы были вынуждены вести стрельбу без сопровождения цели по дальности), выход к атакуемому объекту с разных направлений на предельно малых высотах позволили израильской авиации разгромить 3–й зрдн и возводимую СП, не понеся потерь. При этом из 12 машин шесть произвели прицельное бомбометание. Группировка же ЗРВ, в том числе три зенитных ракетных дивизиона первого эшелона, не сумела своевременно выявить самолеты противника, идущие на предельно малых высотах с северо–западного направления. Из восьми зрдн, которые могли обнаружить и обстрелять цели, сделать это удалось только трем. Да и они не добились особого успеха. □ 3 июля □ Неудача вынудила египетское командование прибегнуть к маневру: дабы обеспечить ведение активной обороны, два зенитных ракетных дивизиона (2 и 4–й) были выдвинуты на север в зеленую зону без потери огневой связи с группировкой ЗРВ и развернуты на вероятных маршрутах полета израильской авиации. Перед зрдн была поставлена задача поразить самолеты противника внезапными «кинжальными» пусками и прикрыть ряд строящихся позиций на канале в районе Исмаилии. На оставленных СП разместили макеты ЗРК, что ввело неприятеля в заблуждение. Примерно в полдень 03 июля он предпринял новый налет, на этот раз на центральную часть группировки. Израильские истребители–бомбардировщики и штурмовики летели под прикрытием активных шумовых помех. Их постановкой занимались шесть самолетов, которые барражировали по маршруту п. Суэц — Эль–Кантара в 30—40 км за Суэцким каналом на высоте 2—6 км. Помехи средней и сильной интенсивности наблюдались на РЛС П–12, П–30 и П–35 как в период, предшествовавший атаке противника (с 10.52 до 10.58), так и во время нее (11.51—11.58). В момент налета были поставлены помехи средней интенсивности зенитным ракетным комплексам СА–75М (по обеим плоскостям). Израильская авиация действовала двумя группами. Они одновременно вошли в зону огня ЗРВ с северо-восточного направления. В отражении удара приняли участие четыре дивизиона первого эшелона. 7–й зрдн обнаружил и в 11.52 обстрелял четыре «Скайхока», летевшие на высоте 3 км. Боевой строй штурмовиков был нарушен, они резко изменили курс и, снизившись на малые высоты, продолжили полет, следуя на юг вдоль группировки. В 11.54—11.55 два самолета из состава этой группы были обстреляны 10–м зрдн (высота — 300 м). После этого они, как говорится, не солоно хлебавши ушли за Суэцкий канал. По 2–й группе (четыре «Фантома»), следовавшей на высоте менее 1 км, в 11.53 открыл огонь 5–й зрдн. Один «Фантом» был сбит. В момент обстрела группа разделилась на две пары. По двум самолетам, которые развернулись на север, в 11.54 произвел пуски ракет вдогон 8–й зрдн. Помимо ЗРВ в отражении налета активное участие принимали расчеты трех взводов ПЗРК «Стрела–2» и шесть полков зенитной артиллерии. Они уничтожили два штурмовика «Скайхок». В этом бою из пяти зенитных ракетных дивизионов, которые могли участвовать в стрельбе, огонь вели четыре, причем все из состава первого эшелона. Именно эта характерная для 03 июля 1970 г. особенность — организованное огневое воздействие первого эшелона группировки ЗРВ на израильские самолеты (в результате чего все входившие в состав ударных групп машины были обстреляны), а также активные действия средств прикрытия предопределили исход боя: противник не выполнил боевой задачи и потерял три самолета. Впервые с начала боевых действий группировка ЗРВ полностью выполнила боевую задачу, отразив налет авиации противника. Вместе с тем нельзя не отметить низкую эффективность боевых стрельб. Тем не менее этот бой явился переломным этапом в ходе дальнейшей борьбы группировки ЗРВ с израильскими ВВС. Он в известной мере повлиял и на моральный дух пилотов противника. В их действиях начала отмечаться неуверенность, а порой следовал и отказ от выполнения боевой задачи. В тех случаях, когда обстреливался ведущий самолет ударной группы или замечался старт зенитных ракет, летчики бесприцельно сбрасывали бомбы, совершали резкий маневр и уходили за Суэцкий канал. Вот текст одного из радиоперехватов, который говорит о многом. Первый самолет: «Второй! Видишь?» (Речь идет об объекте удара.) Второй самолет: «Вижу! Понятно!». Пункт управления: «Первый! Заходи! Второй! Заходи!». Второй самолет: «Первый подбит!». Пункт управления: «Второй! Возвращайся немедленно! Первый! Иди на низкой высоте. Первый! Что у тебя?». □ 5 июля □ В этот день первый налет израильская авиация предприняла с восточного направления в период 15.00–15.15 с целью нанесения ударов по северной части группировки ЗРВ. В данной фазе боя участвовало 14 самолетов, часть из которых производила отвлекающие полеты. Ударная группа была обстреляна 5 и 6–м дивизионами СА–75М, 16–м дивизионом С–125 и зенитной артиллерией. При этом 6 и 16–й зрдн сбили две машины противника, еще примерно около 10 самолетов, беспорядочно сбросив бомбы, ушли к себе. Однако два израильских экипажа все же смогли нанести удар по СП 8–го зрдн, и дивизион был выведен из строя. Не минуло и часа, а противник в 16.00—16.10 произвел второй авианалет: две группы в составе десяти самолетов с северо–восточного и восточного направлений попытались атаковать стартовые позиции 2 и 4–го дивизионов, находящихся в засаде. Обе группы вошли в зону поражения этих зрдн одновременно, но встреченные организованным огнем 2 и 4–го зрдн и зенитно–артиллерийского прикрытия, поставленную задачу не решили. Один «Фантом» был сбит 4–м зрдн. Анализируя результаты боя 05 июля, необходимо отметить, что из семи дивизионов, которые могли обстрелять израильские самолеты при отражении первого налета, огонь по ним вели три. Причем из пяти зрдн, расположенных в первой линии, пуски ракет провели только два. Вот почему противник смог обрушиться на 8–й дивизион. Правда, этот успех оказался единственным, хотя в налетах был задействован вдвое–втрое больший наряд сил, чем 2—4 июля, — 24 самолета. □ «Разведка боем» □ Так можно назвать действия авиации противника 7–15 июля 1970 г. Не отказавшись от попытки подавления зенитной ракетной группировки, командование ВВС Израиля после 05 июля предпринимает ряд мероприятий для уточнения ее боевых порядков: под прикрытием сильных активных шумовых помех проводятся разведывательные авиарейды, а также имитирующие налеты демонстрационные действия, для того чтобы вызвать стрельбу зрдн и выявить их дислокацию. □ □ Наибольшую активность противник проявил 7—8 июля (с восточного направления прилетели 8 самолетов) и 13 июля (10 самолетов объявились с северного и северо–восточного направлений). В основном он использовал следующий прием. Машины входили в зону действия ЗРВ на средних высотах и, как правило, с большими параметрами. В момент пуска ракет дивизионами пилоты совершали резкий маневр по курсу и высоте, включали форсаж и успевали выйти из зоны поражения ЗРК. Своевременное совершение подобного маневра да еще с перегрузкой, превышающей 5—6 единиц, свидетельствовало как о наличии на самолетах аппаратуры, фиксирующей старт ракет, так и об отсутствии бомбовой нагрузки. В нескольких случаях на этапе разворота сбрасывались уголковые отражатели–«ловушки», которые первоначально воспринимались расчетами КП зрдн за цель. Месторасположение стрелявших дивизионов противник фиксировал с помощью радиотехнических и визуальных средств. Особо надо отметить, что сильные активные шумовые помехи затрудняли, а порой и полностью исключали возможность задействования радиолокационного режима работы зенитного ракетного комплекса СА–75М. Поэтому большинство пусков ЗУР дивизионы осуществляли с использованием оптического канала визирования цели при ее ручном сопровождении. В таких условиях эффективность стрельб была очень низкой. Рейды авиации Израиля египетское командование оценило как подготовительный этап к новым ударам по зрдн. Поэтому было принято решение о проведении маневра, особенно стрелявшими дивизионами. С 13 по 17 июля одиннадцать зрдн сменили стартовые позиции, а три (2, 6 и 17–й) из них были выдвинуты в зеленую зону севернее группировки, чтобы внезапно вступать в бой из «засад». Оставленные СП оборудовались макетами зенитных ракетных комплексов. Для повышения помехозащищенности и усиления северной части группировки были выдвинуты во второй эшелон 14, 15 и 16–й дивизионы С–125. Возросло количество зенитно-артиллерийских средств и ПЗРК «Стрела–2», прикрывающих зрдн. Как вскоре выяснилось, все эти меры оказались весьма своевременными. □ Кульминация □ Противник в этот день предпринял решительную попытку подавить или нанести значительные потери зенитной ракетной группировке и тем самым вернуть себе безраздельное господство в воздухе над зоной Суэцкого канала. В бой были брошены наиболее подготовленные летчики ВВС Израиля. Налет был совершен в 13.34—13.45 с трех направлений одновременно. С севера позиции ЗРВ атаковали восемь «Фантомов», с востока — еще четыре таких же истребителя–бомбардировщика. Обе эти группы действовали на предельно малых и малых высотах. Третья — в составе четырех самолетов «Мираж» — летела на средних высотах с северо–западного направления. Цели всех ударных групп явно размещались в северной части группировки ЗРВ. Кроме того, во время налета на высотах 15—16 км и на удалении 25—30 км от стартовых позиций зрдн совершали полеты две отвлекающие группы: первая (четыре «Фантома») — с севера на юг, вторая (два «Фантома») — с юга на север. К сожалению, три дивизиона (2, 6 и 17–й), находившихся в «засаде», и три дивизиона первого эшелона группировки (1, 4, 20–й) израильские самолеты не обнаружили и стрельб не проводили. Это позволило противнику нанести прицельные удары. Однако обрушились они… на шесть ложных позиций, на макеты ЗРК. Между тем события развивались стремительно. 13.39. 16–й зенитный ракетный дивизион С–125, находящийся во втором эшелоне, обнаружил и сбил первый «Фантом» из состава 2–й ударной группы. После этого в 13.40 зрдн перенес огонь на второй самолет, уничтожив и его. 13.41. По машинам 1–й ударной группы открыли огонь 15–й зенитный ракетный дивизион С–125 и 18–й зенитный ракетный дивизион СА–75М. Но боевой расчет 18–го зрдн после пуска ракет потерял цель из–за резкого возрастания активных шумовых помех, зато 15–й двумя ЗУР «завалил» самолет противника и обеспечил тем самым прикрытие 4–го дивизиона, располагавшегося в первом эшелоне. 13.42. По 1 и 2–й ударным группам провели стрельбу еще три дивизиона (13, 14 и 18–й) из второго эшелона. 14–й зрдн С–125 и 13–й зрдн СА–75М сбили по одному «Фантому» (18–й опять промазал). Но несмотря на это, два самолета противника из 2–й группы сумели-таки отбомбиться по 16–му зенитному ракетному дивизиону С–125 и вывели его из строя. В конце налета не повезло и 1–му зрдн. В первой стрельбе дивизион сбил один «Фантом» из состава 1-й ударной группы, но в момент второй стрельбы по нему был нанесен точный удар… И все же израильская авиация 18 июля 1970 г. проиграла бой, который имел ряд характерных особенностей, отличающих его от предыдущих. На сей раз противник создал высокую плотность налета за счет одновременного выхода в зону действия ЗРВ всех трех ударных групп, действовавших с разных направлений и применявших активные шумовые помехи. Необходимо отметить упорство израильских летчиков, стремившихся выполнить боевую задачу, не считаясь с потерями. При этом самолеты наносили одиночные удары без сосредоточения усилий на одном объекте. По–видимому, перед ними стояла задача разгромить как можно больше дивизионов, стартовые позиции которых были выявлены 7—15 июля. Но благодаря своевременному маневру из восьми атак шесть пришлись по ложным СП. Оценивая действия группировки ЗРВ, следует обратить внимание на то, что из двенадцати дивизионов, которые должны были участвовать в отражении налета, пуски ЗУР осуществили шесть, причем только один зрдн из первого эшелона, то есть основное участие в бою приняли ракетчики второго эшелона группировки. Особенно активно действовали три зрдн С–125, которые провели четыре стрельбы и уничтожили четыре самолета. Еще две сбитые машины на счету дивизионов СА–75М. Способствовал успеху боя и огонь, который вели ЗСУ «Шилка», ПЗРК «Стрела–2», зенитная артиллерия. Неудивительно, что после 18 июля налеты ударных групп израильских самолетов на группировку ЗРВ прекратились. Только 20 июля и 02 августа были предприняты такие же разведывательные рейды, как в период 7—15 июля. □ Малоизвестные подробности □ В ходе боя 18 июля сильно пострадал зенитный ракетный дивизион подполковника В. Толоконникова. Израильские самолеты смогли поразить антенный пост и одну из пусковых установок ЗРК в момент ее перезаряжания. В результате взрыва ракеты погибли лейтенант С. Сумин и пусковой расчет в составе сержанта А. Мамедова, ефрейтора А. Забуги, рядовых братьев-близнецов И. и Н. Довганюк, Г. Величко, Н. Добижи, Е. Диденко и И. Наку. По одним данным, пилот одного из сбитых в июле 1970 г. F–4 Phantom II ВВС Израиля капитан Шамуэль Хец (ранее участвовавший в войне во Вьетнаме) попал в плен. Штурман самолета Менахем Эйни погиб. Упавший в пески самолет получил незначительные повреждения. Вскоре боевая машина и пилот были отправлены в Москву. Однако другие источники утверждают, что ситуация складывалась несколько иначе. Эйни неудачно катапультировался и с многочисленными переломами в бессознательном состоянии был подобран египтянами. Его отправили в каирскую тюрьму «Аль–Аббасия» и в 1973 г. освободили из плена в составе группы из шести израильских летчиков. Что касается капитана Хеца, то он якобы решил дотянуть на горящем «Фантоме» до израильской территории, однако сорвался в штопор и разбился в районе Исмаилии. Точное место падения до сих пор не установлено. Пилот считается пропавшим без вести. Кстати, приблизительно в этот период четверо израильских пилотов оказались и в сирийском плену. Их обменяли на пятерых офицеров Генштаба ВС Сирии, специально похищенных на ливанской территории группой спецназа, в которую входил будущий премьер–министр Израиля лейтенант Эхуд Барак.

Admin: Статистика боевых стрельб ЗРВ □ Анализ результатов и условий выполнения пусков ЗУР дает возможность проследить эволюцию развития средств воздушного нападения противника и тактических приемов их использования и в то же время рассмотреть характерные особенности совершенствования боевого применения ЗРВ. □ 1965—1968 гг. □ Зенитные ракетные войска Вьетнама в описываемый период боевых действий (1965—1973 гг.) имели на вооружении ЗРК СА–75М, а ЗРВ Египта и Сирии использовали ЗРК СА–75МК, С–75, С–75М и С–125. В числе уничтоженных ЗРВ самолетов 76% приходилось на современные по тем временам образцы боевых машин США и Израиля (F–111, F–4, А–4, А–7 и др.). Общие результаты боевых стрельб ЗРВ во Вьетнаме и на Ближнем Востоке приведены в табл. 1. □ Таблица 1 □ □ В начале применение зенитных ракетных войск ввиду их малочисленности осуществлялось в целях нанесения противнику внезапных ударов в основном из «засад». При этом стрельбы проводились в том случае, когда обстановка обеспечивала наивыгоднейшие условия стрельбы. В этот период американская авиация не смогла противопоставить ЗРВ существенных контрмер и несла значительные потери. Результаты первых боев, сложившиеся не в пользу ВВС США, послужили толчком к перемене взглядов американского командования на боевое применение авиации. В дальнейшем условия боевых стрельб усложнялись по следующим направлениям: увеличение плотности налета; использование малых и предельно малых высот; применение радиопротиводействия; применение маневра против управления и стрельбы; организация подавления ЗРК ракетно–бомбовыми ударами. Анализ результатов стрельб показывает: эффективность стрельбы в простых условиях практически оставалась неизменной в течение всего периода; влияние маневра против стрельбы существенно сказалось только на начальном этапе его применения (1966 г.); существенно снижалась эффективность стрельбы по мере наращивания радиопротиводействия, а также применения маневра против стрельбы в условиях радиопротиводействия; снижение эффективности стрельбы по беспилотным самолетам-разведчикам (БСР) объясняется главным образом переходом от использования БСР типа РQM–34 к применению БСР типа 147 j, с, f. Снижение эффективности стрельбы в конце периода явилось также следствием усиления огневого воздействия по стартовым и техническим позициям ЗРВ. При проведении массированных ударов для подавления ЗРК выделялись специальные группы самолетов, осуществляющие удары по СП с помощью противорадиолокационных ракет (ПРР), а также НУРС и бомбами. В некоторых случаях запуски ПРР вынуждали расчеты зрдн прекращать стрельбу после пуска ракет. Усложнение условий стрельбы внесло особенности в боевую работу расчетов зрдн. Основным способом сопровождения цели в условиях РЭП стало ручное сопровождение. В 1965 г. в PC было проведено 29% стрельб, в 1968 г. — 85% стрельб. Результаты стрельб при ручном сопровождении во многом зависели от субъективных ошибок операторов и от уровня их подготовки. Применение противником маневра против стрельбы практически привело к безрезультатности стрельб на дальней границе зоны поражения, так как после обнаружения пуска ракет цель успевала произвести маневр с выходом из зоны поражения. Выход при маневре цели на малые высоты вызвал необходимость изменения режимов работы СНР в ходе наведения ракеты. При этом возникали дополнительные трудности в поиске, сопровождении и обстреле цели на малых высотах. Применение противником ПРР потребовало жесткой регламентации работы станций наведения ракет с излучением высокочастотной энергии в пространство. Это в значительной мере затрудняло определение исходных данных для стрельбы, а также вызвало необходимость сопровождения цели в режиме ручного сопровождения. Групповой маневр, а также применение АШП сильной интенсивности с различных самолетов в значительной мере усложняли выбор цели для обстрела. Применение сильного радиопротиводействия в значительной мере затруднило определение начала противоракетного маневра, а также момента запуска ПРР. Усложнение воздушной и помеховой обстановки потребовало проведения комплекса технических и тактических мероприятий в целях расширения огневых возможностей ЗРК и разработки новых приемов борьбы, а также наложило дополнительные требования к уровню подготовки боевых расчетов. Для повышения эффективности стрельбы были разработаны и нашли широкое применение следующие приемы ведения боя. Стрельба по маневрирующим целям осуществлялась в гарантированной зоне пуска, обеспечивающей встречу ракеты с целью в границах зоны поражения независимо от вида применяемого ею противоракетного маневра. Применялись наиболее целесообразные комбинации методов наведения ракет и способов подрыва в очереди в зависимости от вида и условий маневра. Выделение сигнала цели на фоне ложных отметок ответно–импульсных помех осуществлялось благодаря техническим приемам изменения режимов работы СНР. При стрельбе в условиях АШП применялся метод наведения «трех точек» при ручном сопровождении полосы помехи по угловым координатам, а также стрельба с применением оптического канала визирования. В целях защиты от ПРР была введена жесткая регламентация излучения РЭС ЗРВ. Кроме того, широкое применение нашли разнообразные приемы идентификации цели в условиях радиопротиводействия и группового маневра. Применение противником малых высот, а также стрельба в условиях ПРР потребовали значительного сокращения работного времени, сделали противовоздушный бой скоротечным. В этих условиях особое значение приобрели навыки в обнаружении цели на фоне отражений от местных предметов, принятии решения на обстрел цели при неполной подготовке исходных данных, выборе оптимальных режимов работы — способа сопровождения, метода наведения, способа подрыва, умения предусматривать ответные действия противника. Переход в сложных условиях к ручному сопровождению как основному способу сопровождения потребовал высокой выучки операторов ручного сопровождения. Отсутствие возможности в ходе боевых действий во Вьетнаме организовать подготовку операторов в значительной мере отражалось на результатах стрельбы.Существенное влияние на эффективность стрельбы в первом периоде оказал заниженный расход ракет на стрельбу. Несмотря на усложнение условий, он практически оставался неизменным и составлял 1,7, т.е. 1—2 ракеты за стрельбу. На результаты стрельбы повлияли также факторы, связанные с эксплуатацией материальной части ЗРК и ракет и ошибками в работе расчетов: стрельбы с неподготовленной материальной частью и неисправными ракетами; нарушение требований Правил стрельбы; неполное использование огневых возможностей. Нарастание сложности условий компенсировалось проводимыми контрмероприятиями, что обеспечивало ведение успешных боевых действий. Однако сравнительно низкая помехозащищенность ЗРК СА–75М не позволила полностью решить задачи уничтожения воздушного противника и защиты объектов от ударов при сильном радиопротиводействии. Результаты боевых стрельб в первом периоде и их зависимость от условий выполнения приведены в табл. 2. □ Таблица 2 □ □ 1969—1971 гг. □ Активизация действий авиации Израиля в зоне Суэцкого канала положила начало боевому применению ЗРВ Египта. Эффективность стрельбы по сравнению с предыдущим периодом изменилась мало. Некоторое ее снижение объясняется преобладанием стрельб по беспилотным самолетам–разведчикам. Новым в тактике боевых действий ЗРВ в этом периоде явилось применение сосредоточения огня нескольких дивизионов по одной цели. При этом были достигнуты сравнительно высокие результаты. Так, по БСР было проведено пять стрельб со сосредоточением огня двух дивизионов. Все пять целей были уничтожены, при этом средний расход ракет на один сбитый самолет составил 2,6. По самолетам тактической авиации было проведено шесть стрельб со сосредоточением огня двух–трех дивизионов. Было уничтожено семь самолетов при среднем расходе четыре ракеты на один сбитый самолет. Результаты стрельб со сосредоточением огня нескольких дивизионов по одной цели выявили целый ряд преимуществ такого вида стрельбы. Характерными из них являются практическая невозможность равнозначного подавления работающих с разных направлений СНР помехами; при одновременном наведении на цель нескольких ракет резко снижалась эффективность противоракетного маневра; применение ПРР практически не приводило к прекращению стрельбы, так как из–за различной дальности от цели всегда для отдельных дивизионов баланс времени будет положительным. В то же время проведение стрельб со сосредоточением огня требует высокого уровня управления и достаточного числа дивизионов в группировках. Анализ причин неудачных стрельб во втором периоде показывает следующее распределение: большие промахи из–за ошибок сопровождения — 40%, нарушение требований правил стрельбы — 19%, стрельбы с неподготовленной материальной частью или неисправными ракетами — 18%, срыв стрельбы ответными действиями противника — 16%, причины не установлены — 7%. По–прежнему имел место недорасход ракет на стрельбу. По БСР в среднем за стрельбу расходовалось 1,3 ракеты, по самолетам тактической и палубной авиации — 1,7 ракеты. Имевшие место недостатки в подготовке расчетов зрдн продолжали значительно влиять на результативность боевых действий. В целом стрельбы проводились в условиях, характерных для конца первого периода войны во Вьетнаме, так как применялись отработанные приемы нанесения ударов, радиопротиводействия, подавления ЗРВ, противоракетный маневр, действия на малых и предельно малых высотах. С июля 1969 по март 1970 г. зенитные ракетные дивизионы провели 36 стрельб, сбили 8 самолетов с эффективностью 0,22 и средним расходом по 9,1 ракеты на один сбитый самолет. Стрельбы проводились отдельными дивизионами по самолетам, совершающим налеты на стартовые позиции зрдн, в условиях заградительных помех. В этот период ЗРВ своей задачи не выполнили. Ударами по СП было выведено из строя 18 зрдн. В мае–июне 1970 г. ЗРВ провели шесть стрельб из «засад» и сбили три самолета противника. В июне–июле 1970 г. в составе группировки ЗРВ в зоне Суэцкого канала зрдн СА–75М провели 65 стрельб, уничтожили 11 самолетов при среднем расходе 12,9 ракеты на один сбитый самолет с эффективностью 0,17. В этот же период зрдн С–125 провели 16 стрельб, сбили 9 самолетов при среднем расходе 3,6 ракеты на один сбитый самолет с эффективностью 0,56. □ Таблица 3 □ □ В целом результаты боевых стрельб ЗРВ Вьетнама и Египта во втором периоде приведены в таблице 3. Результаты стрельб в зависимости от условий выполнения отображены в таблице 4. Стрельбы зрдн С–125 проведены при автоматическом сопровождении целей, применение АШП и маневра против стрельбы влияния на результаты не оказало, так как использование ЗРК С–125 для противника оказалось неожиданным. □ Таблица 4 □ □ Анализ причин 72 неудачных стрельб показывает: в 46 случаях (63,8%) цели не были поражены из–за недостатков в работе расчетов, к основным из которых относятся нарушения правил стрельбы, большие ошибки операторов PC, обстрел ложных целей и т.д.; в 13 случаях после применения маневра с перегрузками до 8 ед. самолеты выходили из зоны поражения; в двух случаях стрельба сорвана ударом по СП зрдн; в одном случае произошел отказ в СНР; в 10 случаях причины не установлены. □ 1972 г. □ Зенитные ракетные войска в этот период решали задачу нанесения противнику максимально возможных потерь путем проведения стрельб по самолетам ударных групп и в первую очередь по стратегическим бомбардировщикам В–52. Эффективность стрельбы по В–52 являлась невысокой, так как практически все стрельбы проведены в условиях сильного радиопротиводействия при ручном сопровождении полос АШП и методе наведения «трех точек». Наиболее сложными были стрельбы в условиях комбинированных и активно–шумовых помех, проведенные при наведении ракет методом «трех точек» и введением радиовзрывателя от временного механизма. □ Таблица 5 □ □ Тактическая и палубная авиация широко применяла противоракетный маневр в сочетании с применением радиопротиводействии. Результаты стрельб по маневрирующим целям приведены в таблице 6. Стрельбы по маневрирующим целям в условиях помех сильной интенсивности являлись наиболее сложными. Боевые расчеты, как правило, затруднялись в обнаружении начала маневра. При определении момента пуска по автоматизированному прибору пуска не всегда была возможность ввода значения высоты. В результате имели место случаи обстрела цели вне зоны поражения, а также преждевременные пуски (вне гарантированной зоны). Это позволяло противнику успешно осуществлять противоракетный маневр. □ Таблица 6 □ □ Лучшие результаты при стрельбе по маневрирующим целям получены при использовании метода наведения «К», так как эффективный маневр на малых высотах практически исключается. В значительной мере на эффективность стрельб повлияли ошибки операторов ручного сопровождения. Из общего числа проведенных стрельб 81,6% приходится на стрельбы при ручном сопровождении. Результаты стрельб в зависимости от способа сопровождения приведены в таблице 7. □ Таблица 7 □ □ В условиях сильного радиопротиводействия широкое распространение при стрельбе по постановщикам активных шумовых помех получило ручное сопровождение полос помех при пассивном режиме работы СНР. Применение этого режима работы практически устраняло возможность поражения комплекса ПРР. Однако в случае выключения передатчика помех существовала возможность срыва стрельбы из-за потери цели. Когда позволяла обстановка, для коррекции сопровождения и идентификации по плоскостям постановщиков активных шумовых помех использовался оптический канал визирования. Стрельбы при ручном сопровождении с помощью оптического визира широкого применения не нашли. Как и раньше, существенное влияние на результаты стрельб оказал недорасход ракет. Зависимость результатов стрельбы от расхода ракет показана в таблице 8. □ Таблица 8 □ □ Сравнительно редко в этом периоде применялись стрельбы с сосредоточением огня двух–трех дивизионов по одной цели, хотя такой вид стрельб показал высокую эффективность. Объясняется это в первую очередь сложностью воздушной и помеховой обстановки, при которой практически исключалась возможность централизованного управления. Анализ причин неудачных стрельб в этом периоде показывает, что основной причиной невыполнения задачи являются большие промахи при наведении, которые главным образом зависят от точности сопровождения цели операторами ручного сопровождения, а также от качества подготовки техники. Имели место случаи нарушения требований правил стрельбы, что выражалось в неправильном выборе метода наведения, способа подрыва БЧ и взведения радиовзрывателя. При стрельбе по целям в условиях комбинированных помех методом «трех точек» с взведением радиовзрывателя от временного механизма на 11,5 сек. наблюдались случаи срабатывания РВ от пассивных помех. В целом результаты стрельб ЗРВ по различным типам самолетов приведены в таблице 5. □ Сентябрь 1973 г. □ В составе смешанных группировок ЗРВ действовали зрдн, вооруженные зенитными ракетными комплексами СА–75МК, С–75М, С–75 и С–125. Основное количество стрельб было проведено по современным образцам тактической авиации (F–4, А–4, «Мираж» и др.). При осуществлении налетов израильская авиация широко применяла тактические приемы, отработанные американской авиацией во Вьетнаме. Однако по сложности условий боевые стрельбы ЗРВ Египта и Cирии имели некоторые особенности по сравнению со стрельбами предыдущего периода во Вьетнаме. Израильская авиация создавала помехи слабой и средней интенсивности. Существенно они на боевую работу не повлияли. Более эффективно на результаты стрельб действовал противоракетный маневр, проводимый израильскими летчиками с большими перегрузками (до 8 ед.). В этом случае даже при стрельбе по цели в гарантированной зоне резко возрастали ошибки наведения ракет. □ Таблица 9 □ □ Большое число стрельб было проведено по внезапно появляющимся целям, действующим на малых и предельно малых высотах с использованием рельефа местности при выходе к объекту удара. Впервые зрдн проводили боевые стрельбы в условиях применения противником радиолокационных ловушек перед маневром против стрельбы. В некоторых случаях это приводило к перезахвату и обстрелу ловушек. Результаты стрельб ЗРВ Египта и Cирии по типам ЗРК приведены в таблице 9. Как видно из таблицы, лучшие результаты ЗРВ Египта были достигнуты в стрельбах зрдн, вооруженных ЗРК СА–75М, что объясняется в первую очередь более полным использованием его огневых возможностей, как лучше изученного. Зенитные ракетные комплексы С–75М, С–125, С–75, несмотря на их более высокие тактико–технические данные, были недостаточно освоены арабскими расчетами, особенно с точки зрения использования их преимуществ при стрельбе в условиях сложной воздушной и помеховой обстановки. Основными причинами неудачных стрельб четвертого периода являются недостаточная подготовка расчетов командных пунктов зрдн, допускающих нарушения требований Правил стрельбы, а также ошибки в боевой работе; отсутствие навыков у операторов ручного сопровождения в сопровождении маневрирующих целей, целей в условиях помех и отражений от местных предметов, что приводило к большим ошибкам сопровождения, а в некоторых случаях к перезахвату и обстрелу «местников» и ложных целей — радиолокационных ловушек; низкая техническая подготовка арабских расчетов, не обеспечившая постоянного поддержания техники в боеготовом состоянии; неполное использование огневых возможностей ЗРК С–75М, С–125, С–75, особенно при стрельбе в сложных условиях. Так, совершенно не применялся телеоптический визир на ЗРК С–125 при стрельбе по целям в условиях активно–шумовых помех, не использовалась система селекции движущихся целей при работе по маловысотным целям на фоне местных предметов, проведение пусков ракет без захвата цели — по «кресту» в направлении на цель. Боевые действия во Вьетнаме и на Ближнем Востоке подтвердили возросшую роль зенитных ракетных войск в системе противовоздушной обороны как основного средства борьбы с авиацией противника. Зенитная ракетная техника показала надежную работу в различных климатических условиях и высокую эффективность борьбы с современными по тем временам средствами воздушного нападения. Своевременно проводимые модернизации техники и совершенствование тактических приемов ее боевого применения практически не допустили существенного снижения эффективности стрельбы по мере усложнения противником воздушной и помеховой обстановки. Важен был и человеческий фактор – эффективность стрельб в сложных условиях во многом зависела от уровня подготовки боевых расчетов зрдн и командных пунктов зрбр (зрп). □ Заключение □ В 1960 г. за создание зенитного ракетного комплекса С–75 Б.В. Бункину и П.Д. Грушину присвоено звание Героя Социалистического Труда. Ленинской премии были удостоены разработчики наземных средств системы — А.А. Расплетин, К.С. Альперович, Ю.Н. Афанасьев, Г.Ф. Добровольский, Е.Г. Зелкин, Б.С. Коробов, В.Н. Кузьмин, Ф.В. Лукин, А.В. Пивоваров, Н.В. Семаков, В.Е. Черномордик и разработчики ракеты Г.Е. Болотов, Р.С. Буданов, Е.С. Иофинов, А.М. Исаев, П.М. Кириллов, Ю.Ф. Касантович, Ф.С. Кулешов, А.Н. Садеков, Н.И. Степанов, Б.А. Челышев. □ □ Для своего времени зенитный ракетный комплекс С–75 был весьма эффективным оружием. Фото: Леонид Якутин □ Зенитные ракетные комплексы семейства С–75 сыграли исключительную роль в развитии зенитных ракетных войск ПВО СССР. Именно их применение в локальных конфликтах позволило правильно оценить реальные возможности зенитного ракетного оружия, его значимость как нового фактора, по сути дела поставившего под вопрос само понятие господства в воздухе. Даже при превосходстве в численности авиации на порядок и более американские летчики не могли чувствовать себя в безопасности в небе Вьетнама и уверенно решать поставленные перед ними задачи по поражению наземных объектов. Но время неумолимо. Зенитные ракетные комплексы семейства С–75 уступили свое место как станового хребта отечественных зенитных ракетных войск более совершенному оружию. Тем не менее распространенность этого «старого, но грозного оружия» в различных частях света, его продолжающееся производство в самой населенной стране мира предопределяют то, что его история не закончена и скорее всего будет пополнена новыми интересными страницами. □ Опубликовано 12 октября в выпуске № 5 от 2015 года

Franta02: Admin, Зенитный ракетный комплекс С–75, неправилность с фотографиями шкафов С-75 в части система СДЦ: Фото 11 это дубликат фото 10 - шкаф Ц30АВII. Фото 11 надо удалить. Фото 12 перенумеровать на номер фото 11 и переместить на позицию старого фото 11. Фотографии с описанием «Высокочастотная часть радиопередатчика команд. Фото: Михаил Ходаренок» присвоить номер 12 и переместить на позицию старого фото 12. Описание «Высокочастотная часть радиопередатчика команд. Фото: Михаил Ходаренок» удалить. После коррекции это мое замечание пожалуйста удалить. ■ Franta02, представленные Вами замечания приняты к рассмотрению — Admin

Admin: ■ Уважаемый Franta02, представленные Вами 24.11.2015 замечания по моему сообщению от 18.10.2015 № 3397 были мной рассмотрены и признаны обоснованными. В связи с этим, необходимая редакторская правка этого сообщения была выполнена 28.04.2016.

SA-5: Здравствуйте, У меня такой вопрос. Знает ли кто откуда С-75 называли изделие 10100.

Admin: ■ № 1 (3) 2018ЗРК С–75: ушел непобежденнымВ. Астрахов, ведущий научный сотрудник НИЦ (г. Тверь) ЦНИИ ВВКО Минобороны России, кандидат технических наук, старший научный сотрудник □ □ □ □



полная версия страницы